архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 1

 Толкование 5Толкование 6Толкование 7 

Толкование на Евангелие от Иоанна в неделю Слепого (Ин.9:1–38)

Две чудные вещи заключает в себе нынешнее Евангелие: прозрение слепорожденного от матерней утробы и ужасное завистливых Фарисеев умоослепление. Первое есть чудо великое, удивительное и превышающее естественную силу; второе есть суд ума развратнейший, и противный умственной и рассудительной способности. Чудо произвела сила Богочеловека, а умоослепление – страсть зависти. Богочеловек просветил слепого; зависть ослепила зрящих. Богочеловек слепорожденному отверз очи; зависть отверстые закрыла. Благословенные Христиане! вперите ум в слышание толкования нынешнего Евангелия, да узрите, что сколько Бог просвещает, столько страсти помрачают человека: купно и научитесь, что некие в мире страждут для того, да прославится Бог.

Ин.9:1. Во время оно, мимоидый Иисус виде человека слепа от рождества.

Вышел Иисус Христос из церкви, ибо Иудеи искали Его камением побить; проходя же путем, видел человека, слепорожденного от матерней утробы. Какую же слепоту имел тот слепой? Вежди ли (веки) его были отверсты, а повреждены очные зеницы? или совсем были закрыты вежди, а зеницы неповрежденны? или и веждей не имел он и зениц, и даже и признака очей, так как один древний толкователь написал? (Воин. Егип.) Говорит ниже Евангелист: «и отверзе очи его»; из чего видно, что слепой имел глаза, но только вежди его были закрыты. Сие самое подтверждает нижеследующее: «како ти отверзостеся очи?» (Ин.9:10) Также и сие: «отверзе очи твои» (Ин.9:17). Евангелист о сем, како был слепой ослеплен, умолчал; поелику и сие едино, «от рождения слепый», составляет величество чуда. Ученицы же Господни, увидев сего слепого, тогда же предложили Ему вопрос:

Ин.9:2. И вопросиша Его ученицы Его, глаголюще: Равви, кто согреши, сей ли, или родителя его, да слеп родися?

Учителю! вопрошают: – кто согрешил, сей ли, то есть слепой, или родители его, яко слеп родился? Вопрос сей неудобопонятен: ибо ежели сей слепой от матерней утробы родился слеп, то когда он согрешил, чтоб вместо наказания за грех его родиться ему слепым? Когда не родился, тогда и не был; следовательно и согрешить не мог. И сие: «или родители его?» также кажется несогласным с словами Апостольскими; ибо они сами научены были от Божественного Писания, что Бог за грех своих родителей никого не наказывает, но каждого за свои беззакония. «Душа, сказано, яже согрешит, та умрет» (Иез.18:4). Нет сомнения, что Апостолы предложили такой вопрос по учению мнения Фарисейского и обносящейся у Иудеев притчи. Фарисеи принимали перехождение душ, то есть признавали, что по смерти душа человеческая входила в другое тело для очищения грехов своих10. По сему убо погрешительному мнению и мнили, что и сей слепой не был ли при первом рождении зрячим; согрешив же в первом своем теле, не родился ли во второй раз слепым, вместо наказания и для очищения прежних своих грехов? Притча же обносимая у них была сия: «отцы ядоша терпкое, и зубом чад их оскомины быша» (Иез.18:2). Сию притчу многие из Иудеев не разумея принимали, хотя Бог чрез Пророка Иезекииля с клятвою утверждал, что никогда не узрят события оной. «Живу Аз, глаголет Адонаи Господь, аще будет еще глаголема притча сия во Израили» (Иез.18:3). Из сего ж и видим, откуда ученики Спасителевы заемля, предлагали сей вопрос: кто согрешил, сей ли, или родители его? Но вот каким образом на сие ответствуя, сказал Богочеловек:

Ин.9:3. Отвеща Иисус: ни сей согреши, ни родителя его: но да явится дела Божия на нем.

Кратко Всемудрейший ответом Своим как Еллинскую с Фарисейскою отверг погрешительность, так и Иудейское разрушил неправильное мнение. «Ни сей, говорит, согреши, ни родителя его, но да явятся дела Божия на нем». Какие же дела Божия явились на слепом? Явилось на нем всемогущество Божие, которое тьму слепого превратило в свет; явилась Творческая сила, которая брением и плюновением сотворила светлыми очеса. Но неужели такое несчастие слепому определено для того только, да явятся на нем дела Божия? Но что за несчастие, скажи мне, сие есть? Кто был слепым и никогда не понимал пользы зрения, несравненно меньшие чувствует прискорбности пред тем, который прежде зрел, но потом лишился света. Был он слепым, но после получилось и воздаяние за сие малое и почти нечувствительное прискорбие. Ибо сугубые получил очеса: то есть, телесные, коими увидел сущее в мире, и душевные, коими узнал Создателя мира; следовательно слепота очес его телесных была причиною просвещения душевных его очес. Если же здраво рассудишь, ужели усомнишься, что имеющие очеса и неуверовавшие, гораздо несчастливее были, нежели слепой, просвещенный после и уверовавший? Решив же таким образом Богочеловек Апостольское сомнение Своим ответом, продолжает и далее:

Ин.9:4. Мне подобает делати дела Пославшаго Мя, дондеже день есть: приидет нощь, егда никтоже может делати.

Чтобы понять предложенные нашего Спасителя слова, знай, что чрез день разумеет Он течение дней в мире жизни Своей, так как когда Он сказал: «Авраам отец ваш рад бы был, да видит день Мой» (Ин.8:56). Чрез ночь же разумеет телесную Свою смерть, и от мира сего человеческое Его отлучение, что самое и сими словами Он подтвердил, говоря: «еще мало время свет в вас есть: ходите, дондеже свет имате, да тьма вас не имет» (Ин.12:35). То же самое, что Он сказал о Себе Самом, и ко всякому человеку относиться может. Днем, то есть, называется течение дней жизни каждого человека; ночью же конец жизни и смерть его. Я, говорил Богочеловек, доколе текут дни в мире жизни Моей, за нужное ставлю творить дела Отца Моего, пославшего Меня в мир, как-то: благовествование веры и благотворительные чудодеяния. Приидет ночь, – то есть, приидет смерть, – и тогда никто не может творить дел добродетели. Приметь, что не сказал, что когда Я не могу творить; но что никто не может творити: ибо Он и по телесной смерти Своей, и воскресении из мертвых, и до ныне даже творит к Отцу Своему молитвы и прошения о нас, так же не отъемлет ни благоутробия, ни правосудия, ни утверждения благовествования веры, ни бываемых чудес. Но из человек никто не может творити по смерти: ибо вера престает, покаяние пресекается, старания о добродетели остаются недействительными, но каковыми обрящемся в час смерти, таковыми уже и пребываем. Поелику же Божие дело, каковое Он хотел тогда сотворить, было просвещение слепого, для того Он и коснулся света, говоря:

Ин.9:5. Егда в мире есмь, свет есмь миру.

Не только по Божеству всегда есть свет миру, воссиявающий солнце и звезды в мире, дающий зрение человекам и животным в мире и невидимо всякого человека просвещающий, грядущего в мир; но и по человечеству, когда походил в мире, был пресветлым светом добродетели. Был свет чудный чудодеяниями, свет, просвещающий слепых очеса, свет святой веры, многих просветивший и освятивший. Научая же словом, что Он есть свет миру, показывает и делом, что Он есть светотворец и светоподатель, дарствующий свет человекам.

Ин.9:6. Сия рек, плюну на землю, и сотвори брение от плюновения, и помаза очи брением слепому.

Но ужели Богочеловек не мог единым словом просветить сего слепого, так как Вартимея, сказав ему: «вера твоя спасе тя»? (Мк.10:52) Мог, по всемогуществу Своему: никто из верующих о сем не сомневается. Для чего же творит брение от плюновения и пыли, и помазует очи слепого? Для того, чтобы показать, что Он есть Творец и Создатель человека. Ибо как во время творения, взяв персть от земли, создал человеческую плоть: так и во время светоподаяния, взяв брение, сотворил очеса слепому. Тогда, дунув в персть, даровал человеку душу и жизнь; и ныне, плюнув на брение, ниспослал слепому благодать и силу освещательную. Там персть, здесь брение; там вдохновение, здесь плюновение; там сотворение человека, здесь просвещение слепого. Для сего убо плюнул и сотворил брение, да чрез сходство дел покажет Себя Творцом и человека, и света. Может же быть, сей слепой от рождения совсем не имел зениц, и потому Христос, чтобы не сотворить их из не сущего, сотворил брение и силою плюновения Своего пременил оное в зеницы; потом же плюнул, чтоб показать, что плюновение Его имело целительную силу так, как и руки, и края риз Его. Помазав же очи слепого,

Ин.9:7. И рече ему: иди, умыйся в купели Силоамсте, еже сказается, послан. Иде же, и умыся, и прииде видя.

Источник Силоамский был на восточной стране стен Иерусалимских. Воды сего источника принимала величайшая купель, для пользы там живущих, и называлась купелию Силоамскою. В сию купель послал Господь слепого умыться. Но какая нужда была в сем умовении? Вода купельная могла ли отверсть очи слепого? Для чего же послал его к купели? Да сотворит чудо пред всеми ясным, известным и несомнительным. Ибо на пути бывшие видели слепого идущего и имеющего очи, обмазанные брением, и при купели сущие: потом того же оттуда возвращающегося и исцелевшего. Послал же его в купели и для того, чтобы испытать его и веру и послушание. Нееман Сириянин не поверил и не согласился, когда повелено было ему Елисеем умыться во Иордане, едва же только многими советами рабов своих был уговорен; но сей слепой вдруг и послушался повеления Господня, и уверовал, что получит прозрение чрез умовение. Заключает же в себе сие послание и другую, духовную и таинственную причину. Купель Силоам, значащая «послан», знаменовала Иисуса Христа; ибо Он есть посланный от Бога Отца. Почему и говорил «якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы» (Ин.20:21). В сходственность чего и Посланником называется: «разумейте Посланника и Святителя исповедания нашего Иисуса Христа» (Евр.3:1). Слепой знаменовал все человеческое естество, которое чрез грех сделавшись чуждым духовного просвещения и, как ослепшее, поработився твари паче, нежели Создавшему, просветилось благодатию Христовою. Почему и Пророк в лице Его вещает: «благовестити нищим посла Мя, исцелити сокрушенныя сердцем, проповедати пленником отпущение, и слепым прозрение» (Ис.61:1). Воды купели Силоамской прообразовали воду святого Крещения; поелику как слепой, омывшись в тех, чуждым стал слепоты и получил зрение: так и крещаемые в воде святого Крещения совлекаются греха, и облекаются светом Божественной благодати. Почему и просвещением называется святое Крещение. Умылся убо слепой в купели – и возвратился уже не слепым, но здравым и видящим.

Ин.9:8–9. Соседи же и иже бяху видели его прежде, яко слеп бе, глаголаху: не сей ли есть седяй и просяй? Овии глаголаху, яко сей есть: инии же глаголаху, яко подобен ему есть. Он же глаголаше, яко аз есмь.

И соседи слепого, и все видевшие и знавшие его слепым, узрев его имеющим очи и зрящим, удивились, один у другого спрашивали: тот ли есть этот слепой, который сидел и прашивал милостыни? Иные говорили, что тот есть; другие же, что другой ему подобный; но он сам о себе свидетельствуя, взывал: я есмь, прежде бывший слепой. Приметь, что Божественный Евангелист чрез сие показал: «седяй, и просяй»: то есть, что сей слепой столько был беден и убог, что сидя на пути, просил милостыни, чтобы доказать неизреченное человеколюбие Господа нашего Иисуса Христа, призирающего не на богатейших людей, но паче на таковых благоутробно и отечески, чтобы также и нас научить являть бедным и отчаянным щедролюбие и милость. Уверившись же соседи слепого и знающие его, что он есть без сомнения тот бывший слепой, вопрошали его: как он исцелился?

Ин.9:10. Глаголаху же ему: како ти отверзостеся очи?

Закрыты были, как видно, вежди очей слепого; посему и говорили ему: «како ти отверзостеся очи?» Или сие значит то: как ты начал видеть? Каким образом исцелилась болезнь твоих очей? Как зришь, бывши прежде слепым?

Ин.9:11. Отвеща он, и рече: человек, нарицаемый Иисус, брение сотвори, и помаза очи мои, и рече ми: иди в купель Силоамлю, и умыйся. Шед же и умывся, прозрех.

С великим дерзновением, краткостию и ясностию показал и врача, и средство, как исцелил его, истолковал.

Ин.9:12. Реша же ему: кто Той есть? Глагола: не вем.

Презрительный вопрос! Не спрашивают, где есть Тот чудотворный человек? или где есть Тот, Который отверз твои очи? или хотя бы: где есть Иисус? а только – кто есть Тот? Из чего видно, что они не с добрым намерением, но с злобою спрашивали, чтобы, узнав того Врача, судить Его так, как нарушителя субботы. Подтверждает сие то самое, что они повели слепого к Фарисеям.

Ин.9:13. Ведоша же его к Фарисеом, иже бе иногда слеп.

Повели прежде бывшего слепца, и поставили его пред Фарисеями с тем, чтобы те разведали и обвинили как чудо, так и Чудотворца; ибо чудо было сделано в день субботы.

Ин.9:14. Бе же суббота, егда сотвори брение Иисус, и отверзе ему очи.

Означил Евангелист и день тот самый, в который брение сотворил Иисус, чтобы чрез сие объяснить, что Иудеи потому свирепствовали и негодовали на Него, поелику в день субботы сотворил и брение, и очи слепого помазал, и посылал его умыться в купели Силоамстей. Для чего же Богочеловек в день субботы не только сего от рождения слепого исцелил, но и мужа, сухую руку имевшего (Мф.12:13), еще жену, не могшую восклонитися (Лк.13:13), имущего водяный труд, в доме Фарисейском (Лк.14:4), и расслабленного во Овчей купели? (Ин.5:9) Чтобы таким образом погрешительные мнения Иудеев о субботе исправить и показать, что Он есть Господь и Владыка как закона, так и субботы. Почему, когда Иудеи соблазнялись, видя учеников рвущих класы в день субботний, обличал их, так говоря: «суббота человека ради бысть, а не человек субботы ради» (Мк.2:27); подобно на другом месте: «Господь бо есть и субботы Сын человеческий» (Мф.12:8). И так Фарисеи, когда привели слепого к ним, спрашивали его:

Ин.9:15. Паки же вопрошаху Его и Фарисее: како прозре? Он же рече им: брение положи мне на очи, и умыхся, и вижу.

Прежде слепого спрашивали соседи и знающие, как он исцелился; потом паки вопрошали его Фарисеи: слепой же без страха и боязни то ж, что и прежде говорил, паки, кратчае только, повторил. Умолчал о имени Иисусовом, также о сем: «взял брение, и сказал мне: иди в купель Силоамлю и умыйся». Вероятно, так он поступил для того, чтобы Фарисеям не подать вящей причины к обвинению Иисуса Христа, так как творившего и повелевшего делать в день субботы. Может быть, слепой кратчае ответствовал для того, поелику слышал, что ведущие его к Фарисеям рассказали уже им, как он им свидетельствовал; или, может быть, для того, что Евангелист, описав обстоятельный слепого к своим соседом ответ, включительно здесь описывает оный к Фарисеям. Смотрите же, что на сие ответствовали Фарисеи:

Ин.9:16. Глаголаху же от Фарисей нецыи: несть Сей от Бога человек, яко субботу не хранит. Овии глаголаху: како может человек грешен сицева знамения творити? И распря бе в них.

Нецыи от Фарисеев, то есть злонравные, завистливые и суеверные, говорили, что Иисус Христос, поелику не хранит субботы, не есть человек посланный от Бога; иные же, мягкосерднейшие и мудрейшие, говорили: как человек презритель закона и грешник может творить толь чудные дела? Почему распря была и несогласие между ими. До того же довела их безрассудность и злоба, что будучи учителями и закон имущими в руках своих, не устыдились спрашивать слепого, неученого и нищего, что он скажет о Иисусе Христе и кем он Его назовет.

Ин.9:17. Глаголаху убо слепцу паки: ты что глаголеши о Нем, яко отверзе очи твои? Он же рече: яко Пророк есть.

Спрашивали слепого не потому, что желали от него слышать, кто есть Сей Христос, но поелику прежде сказали, что человек Сей несть от Бога, яко разоряет субботы, о чем и слепой слышал; итак вопрошают его, думая, что и он осудит Иисуса Христа, так как нарушителя закона, а следовательно утаится и в забвении останется чудо. Однако слепой пребыл непременен и, ничего не страшась, смело ответствовал: я говорю, что Тот, Который даровал свет моим очам, Пророк есть. Христос слепому таковым казался по сходственности, ибо и Пророки имели благодать чудотворения.

Ин.9:18. Не яша убо веры Иудее о нем, яко слеп бе и прозре, дондеже возгласиша родителя того прозревшаго.

Не поверили, пишет Евангелист, Иудеи, пока не возгласили его родители. Что ж потом? Уверовали ли после того, то есть, призвав и уверившись родителями слепого? Никак; ибо и после того паки пребывали неверными, как видно из нижеследующих Евангельских слов. Речение же сие: дондеже, до, доколе – не всегда в Священном Писании значит определенное время и конец имеющее, но берется и за беспредельное и неокончаемое. Доказывает сие сказанное о вране: «изшед не возвратися, дондеже изсяче вода от земли» (Быт.8:7); также: «седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих» (Пс.109:1); и еще: «и не знаяше ея, дондеже роди Сына своего первенца» (Мф.1:25); также: «се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Мф.28:20). Ибо вран никогда уже не возвращался в ковчег; также и Сын Божий всегда седит одесную славы и величествия в вышних; и пресвятая Богородица всегда и вечно пребывает Девою; и Господь наш Иисус Христос не только есть до скончания мира с Апостолами и праведными, но и после того будет во веки веков нескончаемых. Призвали же родителей слепого Фарисеи, думая, что те, устрашась власти их, умолчат о чуде.

Ин.9:19. И вопросиша я, глаголюще: сей ли есть сын ваю, егоже вы глаголете, яко слеп родися? како убо ныне видит?

С лукавством вопрошают, имея намерение устрашить родителей слепого, да таким образом они отрекутся от истины. «Егоже вы глаголете»: вы ли, то есть, родители его, говорите, что он слеп родился, когда ни мы, ниже кто другой сему не верит? Но обманулись окаянные, ибо истина чем более разведывается, тем паче обнаруживается. Они чаяли, что исследыванием своим обрящут случай скрыть чудо; но чем более разведывали, тем паче истиннейшим и чуднейшим оное показывалось.

Ин.9:20–21. Отвещаста же има родителя его, и реста: вемы, яко сей есть сын наю, и яко слеп родися: Како же ныне видит, не вемы: или кто отверзе ему очи, мы не вемы. Сам возраст имать, самого вопросите: сам о себе да глаголет.

Исповедуют родители слепого, что сей есть сын их, и что слепым родился; о том же, как и кто его исцелил, – сказали, – не вемы: сам сын наш, прежде бывший слепым, имеет довольные лета возраста, его о сем и вопросите. Но ужели самым делом не знали они, как и кто исцелил сына их? Без сомнения ведали, но сказали, не знаем; ибо боялись Иудеев.

Ин.9:22–23. Сия рекоста родителя его, яко боястася жидов: уже бо бяху сложилися жидове, да, аще кто Его исповесть Христа, отлучен сонмища да будет. Сего ради родителя его рекоста, яко возраст имать, самаго вопросите.

Вот как страх от уст человеческих изженяет истину и выводит ложь! Боялись родители слепого Иудеев, поелику они сделали приговор, что кто будет исповедывать, что Иисус Христос есть чаемый Мессия, то тогда же да отлучится от сонмища их. Видя же Фарисеи, что намерение свое не могли исполнить ни чрез слепого, ни чрез родителей его, паки бывшего слепого призывают.

Ин.9:24. Возгласиша же вторицею человека, иже бе слеп, и реша ему: даждь славу Богу: мы вемы, яко человек Сей грешен есть.

Поелику видели, что не успели скрыть чуда, другое средство притворное и коварное приемлют. Не горят слепому въявь и без стыда: отрекись, что Христос тебя исцелил; но притворно, под видом благочестивым стараются убедить его, что Иисус Христос, как нарушитель закона, есть человек грешный. Прослави, повелевают, Бога, ибо Он дал тебе свет; Христос же ничего не сотворил, не Он излечил тебя. Мы знаем, что Он есть человек грешен; ибо нарушает субботу. Видишь ли слепоту и обезумление? Повелевают слепому, чтобы он за соделанное чудо прославил Бога, Иисуса же Христа, сотворшего чудо, обвинил так, как нарушителя закона и грешника.

Ин.9:25. Отвеща же он, и рече: аще грешен есть, не вем: едино вем, яко слеп бех, ныне же вижу.

Ужели сомневался слепой, или от страха сие сказал: «аще грешник есть, не вем»? Никак. Ибо он пред Фарисеями исповедал, что Христос есть Пророк, и Самому Христу сказал: «верую, Господи! и поклонися Ему» (Ин.9:38). Но поелику те были законоучители, он же неученый; то исповедав таким образом: не вем, грешник ли есть Иисус Христос, или праведный, распрю состоящую в словах решил, и доказал чрез подтверждение о бывшем на нем преславном чуде, что Христос есть Всемогущий. Грешник ли, говорит, есть Христос, или праведник, не вем: сие же знаю, что Он даровал мне свет. Сей ответ столько посрамил Фарисеев, что паки начали его вопрошать: что сотворил Иисус, и как отверз очи ему?

Ин.9:26. Реша же ему паки: что сотвори тебе? како отверзе очи твои?

Добро есть тщательное и усугубляемое изыскивание, когда конец оного добр; поелику объясняет искомую истину. Но Фарисеи с коварством предлагали те же запросы, думая, что слепой или забудет что-либо из представленных им прежде обстоятельств, и так потеряет силу его доказательство, или паки упомянет о сотворении брения, о помазании, и о умывании, и таким образом они, представя на среду нарушение субботы, обвинят Иисуса, как нарушителя субботы. Но послушай, как мудро слепой ответствует, вторичный их вопрос в добром приемля смысле.

Ин.9:27. Отвеща им: рекох вам уже, и не слышасте: что паки хощете слышати? еда и вы ученицы Его хощете быти?

Объявил я вам прежде, говорит, как Он отверз очи мои, и вы не хотели слушать; почто паки вопрошаете, и о том же хочете слушать? Не для того ли вы паки вопрошаете, что желаете и вы, так как и я, быть Его учениками?

Ин.9:28. Они же укориша Его, и реша ему: ты ученик еси Того, мы же Моисеовы есмы ученицы.

Укоряют они, не имея ни ответа, ни причины. «Укориша слепого»: ты, говорили, ученик Того, мы же есмы ученики Моисеовы. Приметь во-первых, что они имели против Христа такую ненависть, что даже ни о имени Его хотели упоминать, но прежде говорили: «Сей человек», потом: «ты что глаголеши о Нем»; еще ж: «ты ученик еси Того» (Ин.9:16–17). Во-вторых, что они напрасно хвалились, будто суть ученики Моисеевы; ибо если бы слушали они и понимали Моисеево учение, то повинулись бы Христу и Его были бы учениками. Поколику Моисей ясно о Христе засвидетельствовал, говоря: «Пророка от братии твоея, якоже мене, возставит тебе Господь Бог твой: Того послушайте. И человек той, иже не послушает словес Его, елика возглаголет Пророк Оный во имя Мое, аз отмщу от него» (Втор.18:15, 19). В сходственность сего и Господь наш научал Иудеев: «есть, иже на вы глаголет, Моисей, наньже вы уповаете. О Мне бо той писа» (Ин.5:45–46). Но посмотрим и далее на злобу фарисейскую.

Ин.9:29. Мы вемы, яко Моисеови глагола Бог: Сего же не вемы, откуду есть.

Как ни изъяснишь сие слово «откуду», увидишь, что Иудеи лгут, говоря: «не вемы, откуду есть». Ибо ежели сие «откуду» относится к родителям и сродникам, то они знали их, посему и говорили: «не Сей ли есть Сын тектонов? И мати Его называется Мариам, и братия Его Иаков, и Осиа, и Симон и Иуда? И сестры Его не вся ли в нас суть?» (Мф.13:55–56) Если же значит отечество, то и отечество Иисуса им не было скрыто, почему и говорили: «и ты был еси со Иисусом Галилейским» (Мф.26:69). Если же «откуду» означает: «откуда приходит» или «откуда посылается», то паки лгут. Ибо из чего они о том знали, что Бог Моисеови глагола? Конечно, из Писания; но Писание научает, откуда и Христос: и к сему ж и предтеча Иоанн, и Сам Иисус проповедывал, что Он с неба пришел, и от Бога Отца послан в мир. Притом видели они и великие чудеса, о сем свидетельствующие. Смотри же, как на сии лжесловия Фарисейские ответствует слепой.

Ин.9:30. Отвеща человек, и рече им: о сем бо дивно есть, яко вы не весте, откуду есть, и отверзе очи мои.

Се, како Бог умудряет и немудрых! Се исполнения слова Пророка Давида: «Господь умудряет слепцы»! (Пс.145:8) Обличает неученый слепец мнящихся мудрыми быти Фарисеев, и обличая, показывает святость и могущество Иисуса Христа. Удивления достойна, говорит, сия чудная вещь: что вы, будучи учители, поучающиеся в законе Божии и являющие святую жизнь, не знаете, откуда приходит Сей чудотворный человек; и однако Сей, вами незнаемый, отверз очи мои. Сие сказав, предлагает и доказательства власти и благодати Иисус Христовой, говоря:

Ин.9:31. Вем же, яко грешники Бог не послушает: но аще кто Богочтец есть, и волю Его творит, того послушает.

И самое Писание учит сему, что грешников Бог не послушает. «Неправду аще узрех в сердце моем, да не услышит мене Господь» (Пс.65:18). «Егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи Мои от вас, и аще умножите моление, не услышу вас: руки бо ваша исполнены крове» (Ис.1:15). И многое сему подобное обрящешь в Священном Писании. Знать же надобно, что Бог сие говорит о нераскаянных, то есть, о тех, которые в грехе закосневают, и не думают покаяться и исправиться; кои же прибегают к покаянию, таковых моление Бог тогда же принимает. Услышал моление разбойника: «помяни мя, Господи» (Лк.23:42); также и сие: «Боже, милостив буди мне грешнику» (Лк.18:13); еще же слезы блудничи. Сам Бог повелел, да просим оставления грехов наших, говоря: «остави нам долги наша» (Мф.6:12). Но то еще удивительнее, что иногда Бог грешникам и самую благодать чудотворения ниспосылает для их исправления, и для других спасения. «Мнози, говорит, рекут Мне во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отъидите от Мене вси делающии беззаконие» (Мф.7:22–23). Почему не надобно понимать, чтоб изречение: «грешников Бог не послушает», было неизменяемо и общее для всякого обстоятельства. Сие же следующее: «аще кто Богочтец есть, и волю Его творит, того послушает», есть непременяющееся и всеобщее. Ибо всех Его чтущих, и хранящих заповеди Его, моление о спасении слышит, так как Дух Святой научает устами Пророка, свидетельствуя: «близ Господь всем призывающим Его во истине. Волю боящихся Его сотворит, и молитву их услышит» (Пс.144:18–19). Потом слепой увеличивает величество чуда, говоря:

Ин.9:32–33. От века несть слышано, яко кто отверзе очи слепу рождену. Аще не бы был Сей от Бога, не могл бы творити ничесоже.

От сотворения мира, говорит, не слышно было, чтобы человек отверз очи такому человеку, который от утробы матерней родился слепым. И поистине никто, ниже из праведников прежде закона, ниже из сущих под законом святых Пророк, ниже кто-либо в благодати из Апостолов и учеников Христовых соделал таковое славное чудо. Если бы Христос, продолжает слепец, не был человек, посланный от Бога; то ничего, то есть, никакого бы дела толико славного, учинить не мог. Неоспоримо слепого доказательство: но смотри, что на сие ему ответствуют Фарисеи.

Ин.9:34. Отвещаша и реша ему: во гресех ты родился еси весь, и ты ли ны учиши? и изгнаша его вон.

«Се бо, сказал пророк Давид, в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя» (Пс.50:7), – разумевая грех прародительский, с коим все рождаемся. Посему убо справедливо, что слепой весь во грехах родился; однако Фарисеи не с сим говорили сии слова (ибо таковое обвинение есть общее всякому человеку: поелику каждый человек родился весь во грехах), но понимали они так, как вопрошали самые Апостолы, говоря: «Учителю, кто согреши, сей ли, или родителя его, яко слеп родися?» (Ин.9:2) То есть, думали Фарисеи, что и душа слепого еще с первым, иным телом своим согрешила, прежде нежели перешла в ее тело настоящее; еще же и родители его были таковые грешники. Ты ли убо, говорили, таковым будучи грешником, учишь нас, непорочных и святых? Сие же сказав, изгнали его из церкви.

Ин.9:35. Услыша Иисус, яко изгнаша его вон, и обрете его рече ему: ты веруеши ли в Сына Божия?

Презирается слепой от человек, но призирается Богом. Изгнан из церкве, но обрел Владыку оной. Отлучен от человек, но соединился с Богом. Но на сем, «услыша Иисус», остановиться должно. Сие означает то, что когда мы, ради любве Его, притесняемы бываем и гонимы, Он знает сие, и видит таковые гонения: посему Сам приходит утешать и защищать нас. Вопросил же Богочеловек слепого: «веруеши ли?» не для того, будто бы Он о сем не знал, но желая показать ему, что Он есть «Сын Божий», и услышать из уст его веры исповедание.

Ин.9:36. Отвеща он и рече: и кто есть, Господи, да верую в Него?

Явствует убо, что слепой не знал, что Иисус Христос есть Сын Божий. Называл же Его только Пророком и святым мужем, почему спрашивает у Него: кто есть Сын Божий, да верую в Него?

Ин.9:37. Рече же ему Иисус: и видел еси Его, и глаголяй с тобою, Той есть.

Почему же Христос не ответствовал прямо: Я есмь, но косвенно: «и видел еси Его, и глаголяй с тобою, Той есть»? Дабы напомнить о чуде чрез сие: «и видел еси Его», – то есть, недавно видел, получа свет, силу Его и чудодеяние, – и дабы показать, что Сын Божий не есть Слово бесплотное, но воплотившийся Христос. Сей, говорит, Человек, которого видишь и слышишь говорящего с тобою, сей есть Сын Божий.

Ин.9:38. Он же рече: верую, Господи: и поклонися Ему.

Не только исповедал в тот же час, что он верует во Иисуса Христа Сына Божия, но еще и служебным поклонением Ему пожертвовал.

Беседа о временном грешников наказании

Неизвестность, почему слепой родился слеп от роду, решил Богочеловек Иисус, говоря, что он родился слепым, да прославится о нем Бог. Однако наказания, коими и доныне видим многих наказуемых человеков, в толикую бездну погружают неразумия нездравомыслящих и надменных, что дерзают порицать всепремудрейший промысл Бога, могуществом беспредельного. И праведников видим мы наказуемых, и грешников; и праведных спокойно и счастливо умирающих, и грешников равно же. Воистину «судеб Господних бездна многа: неиспытани судове Его и неизследовани путие Его»! (Пс.35:7; Рим.11:33) Посему «кто когда может уразумети ум Господень? или кто бысть Ему советник?» (Рим.11:34) Однако ж разум наш, который дал Бог всякому человеку, просвещаемый светом Божественного Писания, хотя некоторую может представить причину сих наказаний, коими Бог в мире сем наказует некоторых человеков.

Мы читаем Священное Писание, и даже видим, что Бог иных грешников наказывает, а иные наказания избегают и благоденствуют. Наказует Бог Фараона, Надава, Авиуда, Саула, Авессалома, Ахава, Навуходоносора и других бесчисленных; Ровоам, Авия, Амврий – люди, злобы и нечестия преисполненные – мирно покоятся и с своими опочивают отцами. То же самое и в наши примечаем времена: иные из грешников наказуются, а иные спокойно умирают. Какая бо сему причина? Та, что ежели бы Бог в сем веке наказывал всякого грешника, то добродетель бы содеваема была по принуждению, а не по произволению; тогда всяк держался бы добродетели не по собственному своему избранию, яко вещи полезной и душеспасительной, но по нужде, боясь скорого и неизбежного наказания. Посему добродетель лишилась бы тогда своего свойства или характера – быть любезною самой по себе, а Бог, по законам правосудия Своего, не мог бы увенчивать добродетельных, понеже люди тогда бы не ради любви к Нему, ни ради усердия к добру, ни ради наслаждения вечного Царствия, ниже для избежания нескончаемой муки, но ради страха чувственной и временной казни, держались добродетели. Добродетель тогда, говорю, не заслуживала бы никакого достоинства, никакой мзды, для того, что тогда человек покорялся бы законам подобным образом, и обуздывался бы как конь уздою, или вол ярмом, из коих первый боится бича, а второй стегала. Если бы Бог всех грешников наказывал в настоящей жизни, то бы будущий суд был излишен: люди же, видя воздаяние по делом во временной сей жизни, почли бы себя всетленными, и душою умирающими. Поелику же мы веруем, что Бог есть правосуднейший: то, видя некоторых грешников наказуемых в настоящей жизни, удостовериться должны, что есть и другая будущая жизнь, и что приидет день, в который Бог накажет тех беззаконников, кои пребыли ненаказанными. Но что некоторых нарушителей Божественного закона и здесь наказывает, то для того сие делает, чтобы укротить и устрашить злых и распутных, также доказать, что Он не не промышляет о всех, и не не видит дел человеческих. Ибо если бы все до одного делающие беззаконие оставались ненаказанными, то преумножился бы грех, без всякого страха: люди предались бы злым делам и промысл всемогущего Бога отвергли бы.

Но каких же грешников Бог наказывает в сей жизни, и каких оставляет ненаказанными? Иные утверждают, что Бог тех во временной наказует жизни, которых премного за премногие их злодеяния возненавидел, и премного на них прогневался: а тех оставляет ненаказанными, кои мало и не чрезвычайно согрешили. Но мы однако противное видим сему в Святом Писании. Ибо вот как свидетельствует Святой Дух о наказуемых грешниках: «егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякаго сына, егоже приемлет» (Притч.3:12). А о тех, кои без наказания остаются, так пишется: «не присещу на дщери ваша, егда соблудят, и на невесты ваша, егда возлюбодеют, яко и тии со блудницами смесишася, и со блудниками требы жряху» (Ос.4:14). А из сего кто не видит, что грешников наказуемых в настоящей жизни, поелику мало согрешили, Бог еще любит, но наказанием ведет их к покаянию, и когда раскаются, приемлет их в сыны свои; а те, кои паки грешат и нимало не наказываются, суть неприсещаемые за тяжесть их беззаконий, и Богом оставленные? И поистине так: ибо наказуемые или раскаиваются и, приемля конечное грехов оставление, избавляются вечной муки; или, хотя и не исправляются, то по крайней мере за претерпенные ими здесь мучения уменьшается ожидающая их грядущая казнь. Сие Сам Бог утверждает: Бию, Я, говорит, жезлом грешников за их беззакония, и поражаю их ради неправд их; однако таковое наказание есть Мое присещение; ибо чрез сие изливаю на них милость Мою. «Посещу жезлом беззакония их, и ранами неправды их: милость же Мою не разорю от них» (Пс.88:33–34). Но тем грешникам, которые никогда в сей жизни не наказываются и никогда не раскаиваются, отложена в будущем веце всякая мука: «хранится же нечестивый на день зол» (Притч.16:9). Посему некто из древних мудрых сказал: каждый человек, который знает, что он согрешил, да просит Бога, чтобы его наказал. Ибо благо нам не творити дел достойных муки: если же и сотворили что таковое, то лучше тако да накажемся, чтобы восприяв в сем мире достойное нам наказание, упокоились после в лоне Авраамовом. «Всяк убо, признающийся во грехе, да молится быти наказан. Добро бо нам не творящим достойного дела казни: аще же что мы сотворили достойное мщения, да и наказуемся тако, да зде пострадав, упокоимся по сем на лоне Авраамли». (Ориг. 776, т. 1, в бесед.).

Но мы видим, что с самыми праведными то ж самое случается. Иные, то есть, благоденствуют в настоящей жизни и славимы суть: иные же страждут и гонимы бывают. Иосиф седит на царской колеснице, но Иов – на гноищи, пораженный; Давид на престоле царском высится, Иеремия в тинный ров ввергается; Даниил Навуходоносором почитается, но Михей Седекием заушается. Сим, братие, нимало не соблазняйтесь. Ибо Богом прославляются в мире некоторые из праведников для того, чтобы люди, видя таковых, почитали добродетель, любили оную и утверждались в ней; а страждут некоторые из святых для того, чтобы искушено было великодушие их, да просветится в мире свет добродетели их, да удостоятся сугубых почестей и венцев, и терпением их да прославится Бог, Который тех праведников искушает чрез страдания, коих знает быти мужественными во страданиях, твердыми во благочестии и превосходящими прочих преуспеянием в добродетели. Тако Иова чрез многие искусил поражения. Послушайте же, что о нем свидетельствует: «внял ли еси мыслию твоею на раба Моего Иова? Зане несть, яко он, на земли человек непорочен, истинен, богочестив, удаляяйся от всякия лукавыя вещи» (Иов.1:8).

Но почему ж древле и за один только грех грешник тогда же наказывался, ныне же за то же, или еще гораздо важнейшее законопреступление, никакого не получает мщения? Некто бедный человек собирает мало дров в субботу, – и Бог за таковое его преступление повелел, да побиют его камением: «смертию да умрет человек сей, да побиете его камением весь сонм вне полка» (Чис.15:35). Ныне же коль многие, в сей самый день делая то же преступление, презирают праздники Божии? Сколько, говорю, не только собирают, рубят и носят дрова во дни святых праздников, но и сеют, и жнут, и покупают, и продают и всякое творят рукоделие? Коль многие иждивают праздничные дни не на молитву, но на пьянство, не на славословие Божие, но на празднословие, не на хождение в Церковь, но в театры, в питейные домы, в соблазнительные виталища? Коль многие ожидают праздников не для того, да исправят душу, но да развяжут узду целомудрия и да творят греховное и беззаконное деяние, однако ни камением не побиваются, ниже умирают? Мариам с Аароном, осуждая брата своего Моисея, что взял жену Ефиоплянку, два только укорительных слова сказали: «еда Моисею единому глагола Господь? еда и нам не глаголаше?» (Чис.12:2, 10) – и се абие последовала казнь: проказа по всему телу Мариамы, бела яко снег. Сколько же ныне, в сей самый день, находится таких, кои седя пред лицем многих, не только осуждают брата своего, но и клевещут, «и полагают соблазн на сына матере своея»? (Пс.49:20) Коль многие и на самых священных мужей, яко бритву, изощряют языки свои, – однако на них и знака не бывает проказы? Оза, поелику дерзнул простерть руку свою на кивот, «поражен был, и умре там, у кивота Господня пред Богом» (2Цар.6:7); коль же многие ныне дерзостно простирают руки свои не на кивот Божий, но к самому Всесвятейшему Божественной Евхаристии таинству, – однако ниже смерть следует за таковыми, ниже какая-либо казнь? Иные, наподобие Ахара, похищают и крадут церковные Богопосвященные вещи; иные от зависти снедаются и злобствуют на братий своих паче, нежели Саул на Давида; иные же сребролюбствуют и лгут паче, нежели Гиезий; одни грешат, как во дни Ноевы, другие святотатствуют, как Анания и Сапфира; другие презирают священных особ, как Павла – архиерей Анания: однако сии не наказываются так, как те наказаны.

Бог, христиане, сый всемудрейший и правосуднейший, когда люди жили и по правам естественного закона, и под законом, и под явлением благодати, для того обнаруживал различные образы казней, чтобы уверить, что Он мстит за грех и казнит согрешающих, также – да утвердит истину законов, да устрашит грешников и таким образом да отвратит от греха; но ныне, поелику довольно уже показал примеров мщения за всякое законопреступление, «всякое же преступление за ослушание праведное прият мздовоздаяние» (Евр.2:2), – долготерпит и не наказывает более всякого в настоящей жизни, вскоре по грехе, да не принудится силою своепроизвольство человеческое, но да пребудет оно свободно в избрании добродетели. Дал Он законы, определяющие казнь грешникам; утвердил оные мстительными примерами; научил, что настоящее время не есть время воздаяния: но грядет день, в оньже кийждо приимет воздаяние по делом своим. Упразднил убо Бог частые и временные наказания примеры, да пребудет человек беспринужден и да получит праведно или вечный за добродетели венец, или вечную за грех муку.

Наказываются и ныне грешники, хотя не все, ни столь часто, ниже вскоре по учинении греха, как прежде: но мы, или яко глухие, не слышим, или яко слепые, не видим чувственных наказаний. Охладела горячность к вере; почему, и затыкая уши и сжимая очи, думаем, что видимые или слышимые казни не от Бога бывают посылаемы, но или по случаю, или по действию естественному. Но когда отверзем очи веры, то узрим и доныне и грешников наказуемых, как и праведников страждущих. Наказывает Бог доселе, яко Отец чадолюбивый, грешников, да обратит их к покаянию, и да уменьшит им будущую казнь, а праведников – да искусит их терпение, и соплетет им вящие венцы славы.

Итак, христианине! если ты бедствуешь, или немощствуешь, или инако страждешь, радуйся; сноси великодушно и прославляй бесконечно благоутробнейшего и всемилостивейшего Бога. Ибо если ты грешник, то наказание есть бальзам на раны греха твоего: «посещу жезлом беззакония их» (Пс.88:33). Несчастия твои суть доказательством любви Божией: «егоже бо любит Господь, наказует» (Притч.3:12). Несчастие твое есть глас Божий, призывающий тебя на покаяние: «биет же сына, егоже приемлет». Страдания таковые освобождают тебя от вечной муки: «милость же Мою не разорю от них» (Пс.88:34). Если же праведен, – страдания твои соплетают тебе венец, скорби твои уготовляют тебе радость неизглаголанную, и бедствия твои – славу вечную. Привременные страдания, сравниваемые с неизреченною славою и радостию, тебя ожидающею, ничтоже суть: «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас» (Рим.8:18). Тогда же только скорби и сетуй, когда видишь, что ежедневно грешишь, и провождаешь дни твои в богатстве и удовольствиях, никакого не испытуя несчастия. Тогда-то плачь неутешно, тогда-то изливай реки слез. Ибо за беззакония твои оставил тебя Бог: хранится же тебе казнь твоя в страшный день суда. «Хранится же нечестивый на день зол» (Прит.16:9).

* * *

10

Смот. Иосиф. кн. 2, 21, 12. Также 28, 2, 21, 18. о Арх. и Фил. о Гигант. и Ориг. глава 5, на Иоан.


 Толкование 5Толкование 6Толкование 7 


Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 1. Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г