архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 2

Толкование на Евангелие от Луки в неделю двадцать вторую (Лк.16:19–31)

Тертуллиан и святые: Ириней Лугдунский, и Амвросий Медиоланский, и Григорий Римлянин, называемый Диалог, и другие за историю почитали нынешнее Евангельское повествование; божественный же Златоуст, и иже во святых Кирилл Александрийский и Феофилакт Болгарский и другие притчею сие повествование называли2. И истинно, если посмотришь на видимую малость переношений и инознаменательностей, на образец исторического повествования, на лице именно Лазаря, – мало усомнишься, что повествование сие есть история. Если же паки разберешь, сколько находится переношений и инознаменательностей, и богатого введенного без имени так: «человек некий», еще же и сие, что прежде суда представляет Лазаря на лоне Авраамли, богатого же во аде: не усомнишься, что притчею говорил Богочеловек ныне чтенные слова. Но сомнение сие довольно решили отысканные древние Евангельские рукописания, в которых прежде сего: «человек некий бе богат», сии находятся слова: «рече же и другую притчу: человек некий бе богат», и проч.3 Конец же сей притчи есть представление мщения любострастных и немилосердых богачей и славы тех, кои великодушно переносят убожество и болезнь. Кто с верою и со вниманием послушает сего небесного учения, если богат, будет воздержен и милостив; если же убог и немощен, будет мужествен и терпелив.

Лк.16:19. «Рече Господь: человек некий бе богат, и облачашеся в порфиру и виссон, веселяся на вся дни светло.»

Украшали в древние времена краскою, из раковин растворенною, одеяние, и называли таковое порфирами, от багряного цвета; виссоном же называли индийские льняные одеяния. Было же в те времена таковое одеяние весьма в великой цене. Сей убо богатый, – который означает всякого любострастного и жестокосердого богача, – одевался одеянием багряным и виссонным, и веселился не некогда, но во всякий день светло, то есть, великолепно и довольно и богато, столь имея, многими и различными пищами и напитками исполненный, и музыку, и пения, и пляски, и игры и другое сему подобное, – что доныне видим во дворцах любострастных и тщеславных богачей, боготворящих чрево и работающих удовольствиям плоти своей.

Лк.16:20–21. «Нищь же бе некто, именем Лазарь, иже лежаше пред враты его гноен. И желаше насытитися от крупиц, падающих от трапезы богатаго: но и пси приходяще облизаху гной его»

По какой причине умолчал о имени богатого, показал же имя бедного? Да явит недостойными Божия напоминовения имена нечестивых людей, каковым был богач притчи сея, достойны же Божеского напоминовения имена праведников, каковым был нищий Лазарь. Грешников имена в сей жизни токмо помнятся и пишутся на гробах их: «нарекоша имена своя на землях» (Пс.48:12); праведников же «написана суть на небесех» (Лк.10:20) и в книге жизни (Флп.4:3). Злочестивых имена ниже достойными судил устного произношения Пророко-царь Давид: «ни помяну имен их устнама моима» (Пс.15:4), благих же имена достойными памяти и чести пред Богом назвал: и «хвально имя» их пред Ним (Пс.112:3). Смотри же, как в лице Лазаря многие и великие соединяет болезни, в лице же богатого – богатство и ежедневные удовольствия, да терпение убогого и жестокосердие богатого видя, великодушному поревнуем, жестокосердого же отвратимся. Нищ Лазарь, настолько нищ, что желал крупиц, падающих от трапезы богатого; нищ и убог так, что не имея ни дома, ниже прибежища, лежал близ врат двора богатого; нищ и немощен, не токмо же немощен, но и гноем пораженный и недвижимый, так что псы, приходя, облизывали раны его. Столько же терпя, ниже хулил, ниже роптал на Божественный промысл, ниже поносил богатого жестокосердие, но так как другой Иов, великодушно и мужественно перенес. Сие же явствует из сего: ибо если бы он таковым не был, то бы Ангелы не относили душу его на лоно Авраамово. Богатый же, порфирою и виссоном одевающийся и роскошными столами увеселяясь, видя Лазаря страждущего толико жалостными болезнями, ниже ввел его в дом свой, ниже снабдил его когда одеянием или пищею, ниже мало сострадал о болезни его.

Лк.16:22. «Бысть же умрети нищему, и несену быти Ангелы на лоно Авраамле: умре же и богатый, и погребоша его.»

Умер нищий, умер и богатый. Нищего, взяв Ангелы, отнесли на лоно Авраамово, богатый же был погребен. Но что же значит лоно Авраамово? и почему не сказал и о бедном также – погребен был, так как и о богатом? Лоно Авраамово означает места благих, «яже уготова Бог любящим Его» (1Кор.2:9). Лоном же сии назвал, поколику как корабль, ко брегу приставший, безопасен от возмущения многоволнуемого моря: так и праведный, достиг до возлюбленных Господа селений, покоится от бури многобедственной жизни. Авраамовым же лоном называется Божественное блаженство, поколику крестная жертва тела Иисуса Христа отверзла вход в оное праведным, ибо тело Господа Иисуса есть от семени Авраамова, то есть, от Святой Девы: «не от Ангел бо когда приемлет, но от семене Авраамова приемлет» (Евр.2:16). Сие же, «погребоша его», сказал о богатом, а не о бедном, поколику по смерти душа богатого сошла во ад, коего изображение есть гроб, так как место подземное и мрачное и темное: бедного же не прешла во ад, но в лоно Авраамово, которое означает немерцающий свет и Божественное блаженство. Из сих слов научаемся, что по смерти праведных души принимают святые Ангелы и преносят их на место покоя, так как Лазаря; души же грешников нисходят на место мучения, так как богатого. Знай же, что ниже лоно Авраамово означает совершенство Божественной славы, ниже ад – совершенство мучения: ибо после второго токмо Господня пришествия и всемирного суда и Господнего ответа праведные удостоятся совершенного Божественного блаженства, грешники же конечного мучения, – тогда, то есть, когда Господь сии слова скажет праведным: «приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» (Мф.25:34), грешникам же речет: «отъидите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его» (Мф.25:41). Послушаем же теперь, что делается с несчастным богачом, находящимся во аде.

Лк.16:23–24. «И во аде, возвед очи свои, сый в муках, узре Авраама издалеча, и Лазаря на лоне его. И той возглаш, рече: отче Аврааме, помилуй мя, и посли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде, и устудит язык мой, яко стражду во пламени сем.»

Богач, адовыми муками обдержимый, возвед очи свои горе, видит Авраама, далеко от него сущего, видит же и Лазаря на лонех Авраамлих: и Авраама видит, так как мужа странноприимного, Лазаря же, яко нищего, им непомилованного, да видение каждого умножит стыд и мучение жестокосердого его сердца. Что же означает возглашение богатого, и просьба милости, и жажда? Чрезмерную и несносную муку мучимых. Того для и не много воды требовал, но каплю, да обнаружится неудобосносимость страдания; ибо когда чрезмерно страждем, и малейшее утешение великим почитается. Из сего же научаемся, что чрезмерная и великая есть казнь мучимых, и что они видят и познают праведных, не только знаемых, но и незнаемых, видят же и тех, которые ими были обижены, только издалеча; ибо весьма далеко отстоят от наслаждения вечного царствия и славы. Видит посему немилосердый богач и Авраама странноприимца, и Лазаря непомилованного им: любодейная же Египтянка и Сусанну целомудренную и Иосифа, которого прельщала и оклеветала; и неправедная Иезавель и Илию праведного и Навуфея, которого обидела; и Нерон мучитель как Константина равноапостольного, так Петра и Павла и прочих святых, им умерщвленных. Подтверждает сию истину слово Господне: «воззрят нань, егоже прободоша» (Ин.19:37). Яснее же изобразил сие премудрый Соломон, говоря: «тогда станет в дерзновении мнозе праведник пред лицем оскорбивших Его и отметающих труды Его. Видящии смятутся страхом тяжким, и ужаснутся о преславном спасении Его» (Прем.5:1–2). Но, по бедственных возглашениях и прошениях, удостоился ли мучимый богач просимого им малейшего утешения? Никак. Послушайте, что ему ответствовал Авраам.

Лк.16:25. «Рече же Авраам: чадо, помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем, и Лазарь такожде злая: ныне же зде утешается, ты же страждеши.»

Чадом назвал Авраам богатого, хотя по жестокости своего сердца недостоин был такового названия, для того, чтобы показать, что и по смерти любовь и милосердие водворяются в душе праведных; понеже любы «николиже отпадает» (1Кор.13:8). Почему не негодуют, ниже ненавидят они грешников, но соболезнуют о них и скорбят. Сие же показывают сии кротчайшие и сострадательные слова: «чадо, помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем, и Лазарь такожде злая»; почему достойно ныне Лазарь веселится, ты же страждешь. Сему же негде и Спаситель наш научил, говоря: «блажени плачущии, яко тии утешатся» (Мф.5:4); также: «горе вам смеющимся ныне, яко возрыдаете и восплачете» (Лк.6:25). Но ужели все наслаждающиеся земными благими будут мучимы в будущую жизнь, и все такожде страждущие в мире будут прославлены на небеси? Никак. Те только богатые и счастливые будут мучимы, кои, так как богач нынешнего Евангелия, присвояя себе только данные благие и нимало не разделяя с бедными, иждивают сии на собственные прихоти и удовольствия. Сие же показал, ибо не сказал: восприял благая, но – «восприял еси благая твоя»; те, то есть, которые ты, так как собственные и так как тебе одному данные, издержал, и ничего убогим не давал. Подобным образом те только бедные и немощные прославятся на небесех, которые как Лазарь великодушно и терпеливо ради любви Божией и бедность и болезнь переносят. Сими же словами показав, что прошение богача не есть праведное, присовокупляет сие, что и исполнение сего есть дело невозможное, говоря:

Лк.16:26. «И над всеми сими, между нами и вами пропасть велика утвердися, яко да хотящии прейти отсюду к вам, не возмогут, ни иже оттуду к нам преходят.»

Кроме же всего сего, говорит праведно, и другая причина есть, которая препятствует исполнению прошения твоего. Великая пропасть, то есть, великое и глубочайшее пустое расстояние, твердо утвержденное, есть между нами, сущими в Божественной славе, и вами, сущими в муках. Сие же для того, чтобы ни блаженные не могли, хотя бы хотели, прейти на место осужденных, ниже осужденные на место блаженных. Знать же надобно во-первых, что чрез сию притчу говорил Господь о имеющем быть после конечного сего всемирного суда и решения, так как о настоящих вещах; во-вторых же знай, что сказав сие, «яко да хотящии», и умолчав о сем: ежели восхощет Бог, – подал случай всякому уразуметь, что по собственному произволению не может никто из места осуждения прейти в место блаженства: но если Бог восхощет, учинив, чрез оставление грехов, достойным недостойного блаженства, творит такое пременение. Сие даже до дня судного не есть противно правосудию Его, но благоутробию Его и свойственно. Доныне еще ни Сын Божий не сшел с небесе судить живым и мертвым, ниже мертвые воскресли, ниже телеса, посредством коих творили добродетель или злобу, с своими соединились душами, ниже суд был, ниже определение последовало: но Агнец Божий, вземляй грех мира, закалается ежедневно на жертвенниках православных, дондеже придет, то есть, до второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа. Сия убо жертва, которая, на кресте будучи принесенною, примирила человека с Богом, беспрестанно даже до кончины приносимая, приклоняет Многоблагоутробного на милость к грешникам умершим. На сей же вере и уповании основываясь, христиане, имея также пример Маккавеев, приносят о умерших сродниках и друзьях жертвы и приношения: святая же Божия Церковь, Апостольским последуя преданиям, простирает руки свои, неусыпно молясь, и именно и безъименно, о всех почивших православных христианах, и сию же приносит бескровную жертву для отдаления Божеского гнева к умершим грешникам. Обратимся же паки к предложению и послушаем, что в ответ сказал немилосердый богач, услышав то, что ему сказал Авраам.

Лк.16:27–28. «Рече же: молю тя убо отче, да послеши его в дом отца моего. Имам бо пять братия, яко да засвидетельствует им, да не и тии приидут на место сие мучения.»

Что сие? Немилосердый является милосердым; сожалеет и печется о братиях своих, не помиловав души своей и не постарався о спасении своем? Так. Просит Авраама, чтобы из мертвых воскресил Лазаря и послал его в дом отца его, да засвидетельствует братиям его, какое осуждение и муку причиняет грех, какое блаженство и славу добродетель. Но таковое пременение немилосердого богача означает чрезмерную жестокость муки. Такова мука, что могущественною явилась сотворить милосердым немилосердого и попечительным о других непопечительного о своей душе! Но какой конец имеет притча, вводящая богатого, просящего от Авраама таковых требований? Конец есть, чтобы обличить неверующих Божественным Писаниям, но требующих чудес. Сие же явствует из нижеследующего.

Лк.16:29. «Глагола ему Авраам: имут Моисеа и Пророки, да послушают их.»

Нет, говорит, никакой нужды в послании Лазаря в дом отца твоего. Имеют книги Моисейские и Пророческие: пусть слушают учения их, которое их ведет к творению всякой добродетели. Истинно же и Пророк Моисей о всякой добродетели писал, наипаче же и о сострадании к бедным возвестил, говоря: «отверзая отверзи руце твои брату твоему нищему, и просящему на земли твоей» (Втор.15:11). Да и все Пророки то же проповедывали учение, наипаче Пророк Исаия, который изобличая Иудеев, уповающих на единые свои посты, говорил: «раздробляй алчущим хлеб твой, и нищия безкровныя введи в дом твой: Аще видиши нага, одей, и от свойственных племене твоего не презри» (Ис.58:7). Что же на сие сказал богач?

Лк.16:30. «Он же рече: ни, отче Аврааме, но Аще кто от мертвых идет к ним, покаются.»

Богач сей, когда услышал о словах Божественного Писания, не удовольствовался. Почему, собою и других измеряя, сказал Аврааму: нет, отче Аврааме, ни учением Пророческим убедятся: но если бы кто из мертвых воскрес и, пришед к ним, проповедал покаяние, тогда бы отвратились от грехов своих. Но Авраам на сие ответствует таким образом.

Лк.16:31. «Рече же ему: Аще Моисеа и Пророки не послушают, ни Аще кто от мертвых воскреснет, не имут веры.»

Кто не верует, ниже убеждается словами Божественного Писания, таковый не поверит, ниже убедится, хотя бы кто и от мертвых воскрес. Таковый есть ответ Авраама на вторичное прошение богатого. Есть же сей ответ истина известная и опытами доказанная. Ибо и Лазарь, Марфы и Марии брат, воскрес из мертвых; но однако Архиереи ниже поверили, ниже покаялись, но совещались убить и Лазаря. «И многа телеса усопших святых восташа» во время спасительного страдания Христова, «и изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем» (Мф.27:52–53): но однако Иудеи ниже поверили, ни покаялись, но гнали и умертвили Апостолов, учеников Иисуса Христа. Воскрес из мертвых и Сам начальник спасения, Иисус Христос, «и постави Себе жива по страдании Своем, во мнозех истинных знамениих деньми четыредесятьми являяся им, и глаголя яже о царствии Божии» (Деян.1:3); но однако Архиереи и священники Иудейские ниже поверили, ниже покаялись, но «довольны сребреники даша воином, глаголюще: рцыте, яко ученицы Его нощию пришедше украдоша Его, нам спящим» (Мф.28:13). И если бы и ныне кто из мертвых воскрес, то же бы было по заключению. Какие бы сомнения, какие бы следствия! Сколько бы было лжесвидетельств, сколько бы запутанностей: не есть ли притворник и лжец говорящий, что он воскрес из мертвых, или не есть ли привидение (Ин.20:25)? Ибо и из самых Апостолов, когда во-первых узрели Иисуса Христа воскресшего, иные не верили, иные сомневались, иные же мнили дух видети (Мф.28:17; Лк.24:37). Сверх сего, если бы когда воскрес кто из мертвых, диавол, который творил мечтательные чудеса во время Фараоново, дерзнул бы учинить и ложные мертвых воскресения, и чрез то научая воли своей, многих совратил бы с истинного пути. Следовательно, напрасно требуется мертвых воскресение для подтверждения имеющих веровать и исправления грешников. Слово Божественных Писаний есть убедительнее свидетельства воскресения от мертвых, ибо есть вероятнее и самых чувств наших, так как премудро доказал Богоглаголивый Петр, который хотя все видел чудеса Иисуса Христа, хотя видел преображение Его, и слышал с небеси глас глаголющий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих: Того послушайте» (Мф.17:5); однако сказал: «и сей глас мы слышахом с небесе сшедш, с Ним суще на горе святей: и имамы известнейшее Пророческое слово» (2Пет.1:18–19).

Знать же надобно, что притча сия не только показала, что мучимые видят и признают праведников, но и с противной стороны, то есть, что праведные видят и познают осужденных. Но первое имеет известную причину. Ибо мука осужденных умножится, когда узрят славу праведников. Второе же сомнению предлежит: ибо если праведные увидят и познают осужденных, последует то, что они будут скорбеть, будучи милосердыми и человеколюбивыми, скорбь же уменьшает совершенство радости блаженства их. Два решения имеются для сего сомнения. Се первое: праведные совершенно не узрят во аде грешников; сказано же сие для связи приточного слова, хотя не клонится к концу притчи, так как и некоторые слова других притчей не клонятся к приточному предмету, как негде говорили. Се и второе: притча говорит о случившихся прежде второго пришествия и решения Божеского, в которое время ни святые не получают совершенного блаженства, ни грешные совершенного мучения. Ибо соболезнование праведных означает несовершенное наслаждение Божественной славы. Сие же только до дня судного: и соболезнуют дотоле только, видя и познавая мучимых, да ходатайственно о спасении и избавлении оных попекутся4.

Беседа о утверждающих, якобы милостыня не есть непременная обязанность

Страх и трепет объемлет горестную душу мою, когда представляю в уме несчастного богача, в нынешнем Евангелии описуемого! Какие грехи его, за которые он на толь страшное мучение осужден? Он ни идолопоклонник, ни клятвопреступник, ни нарушитель праздников, ниже непочтитель родителей, ни блудник, ни вор, ни убийца, ни лжесвидетель, ниже чужих вещей присвоитель. «Облачашеся», говорит священное Евангелие, «в порфиру и виссон», в светлое и драгоценное одеяние. Но почему же такое осуждение? «Веселился», говорит, «во вся дни светло», то есть, ел, пил, гулял, пел, смеялся. Но почему же такая мука? Поистине ради сего. Ибо ежедневно к сему прилеплялся, на сие иждивая богатство свое, заключив утробу свою, не помиловал и нищего Лазаря, который, немощным будучи и гнойным, лежал во дворе его, псами облизываемый.

Горе убо мне! Коликочастно я одевался в светлое и дорогое одеяние, имея же и другое в кладовых моих, встречаюсь с Лазарем нагим и от стужи стенающим и дрожащим, также отвращаю лице мое от него, и изглаждаю из памяти моей мысль о наготе такового! Коликочастно я сижу за столом, многими и разными исполненным пищами и напитками, и ем и пью, и веселюсь, видя же Лазаря алчущего и жаждущего, и ниже от остающихся и падающих от трапезы моей крупиц подаю ему! Коликочастно приходит Лазарь ко вратам дома моего, нагой, немощный, гнойный, и стучится в дверь, и прося ожидает милости моей, вместо же отрады находит оскорбление! Облизывают раны его псы мои, то есть, презирают и гонят его рабы дома моего. Велики суть сии грехи, и достойны страшной муки: однако никто почти не почитает оных за грехи! Все почти погрешают, думая, что ежели помилуют нищего, добродетель сотворят, и ежели не помилуют его, ни мало не погрешают. И хотя нынешнее Евангелие явно показывает, что богач осужден есть во огнь за то, что один пользуясь богатством своим и издерживая оное ежедневно на прихоти свои, никогда не миловал нищего, однако погрешность сия доныне имеет место. Нужно убо есть, чтобы вникнуть, на чем таковой грех основывается: а из сего познаем и то, почему весьма важно погрешает тот, кто не соболезнует о убогих.

Милостыня бедным, говорят некоторые, не есть обязанность, поколику не содержится в заповедях десятословия; следовательно, кто не милует бедных, ни мало тот не грешит. Сие есть ложь. Ибо вторая заповедь, великая и равная первой, повелевает давать милостыню убогим. «Возлюбиши», говорит, «ближняго твоего якоже сам себе» (Мф.22:39). Каким же образом любить нам должно ближнего изъясняет Божественный Иоанн, говоря: «чадца моя, не любим словом ниже языком, но делом и истиною» (1Ин.3:18). Не думай убо, будто бы, говоря словом и языком твоим: я люблю ближнего моего, исполнил заповедь; ибо, чтобы исполнить сию, должно любить его делом и истиною; ниже ласкайся, что когда ни коварствуешь, ни нападаешь, ни ненавидишь ближнего твоего, исполнил ты тогда заповедь. Ибо, чтобы исполнить сию, нужно есть делом и истиною любить ближнего твоего так, как самого себя. Ты не только не коварствуешь, ни нападаешь, ниже ненавидишь самого себя, но и питаешь, и одеваешь, и всячески стараешься. Тогда убо только исполняешь заповедь, когда, имея две ризы, подаешь одну неимущему, и когда, имея пищу, то же творишь, и когда, имея имение, делаешь то же, что Закхей, который разделил половину имения своего нищим (Лк.3:11, 19:8). Сколько, следовательно, обязаны мы исполнять вторую заповедь десятословия, столько и милостыню: из сего же явствует, что жестокосердые и немилостивые нарушают вторую, великую и подобную первой, Божию заповедь.

Но, скажет кто, Бог сколько ни даровал мне, соделал меня господином сего и владыкою: дарования же Божии суть неотъемлемы. Поколику убо поставил меня господином и владыкою имения моего, – не будет меня мучить, если не уделю от сего бедным, ибо сие не есть свойственно правосудию Его. Кто тебя научил сему зловредному учению? Истинно Бог богатит человека (1Цар.2:7); но обогащает его не для того, чтобы погубил богатство, и издержал оное на прихоти свои, или скрыл и запер оное, ничего никому не дав: но для того, чтобы уделял от сего бедным, и отверзал руки свои, и передавал тем, которые нужду имеют. Бог, обогащая человека, поставил его домостроителем и управителем данных ему благ, чтобы в нужное время уделял от сих требующим взаимно для нужды их. Послушай, что говорит о сем Бог: «кто убо есть верный строитель и мудрый, егоже поставит Господь над челядию Своею, даяти во время житомерие» (Лк.12:42)? Слышишь ли? Строителем называет богатого. Слышишь ли и причину, для чего тебя Бог соделал богатым? "Даяти", говорит, «во время житомерие». Да творишь житомерие: то есть, да уделяешь убогим по мере богатства твоего и надобности их. И кто, прияв богатство, устрояет оное по хотению Господа своего, такового и похваляет Бог яко верного и мудрого строителя, и награждает за доброе его распоряжение. "Блажен", говорит, «раб той, егоже пришед господин его обрящет творяща тако» (Лк.12:43). Кто же, получив богатство, присвояет оное яко свое, и ест и пьет, роскошествует, бедных совершенно презирая, такового обличает яко неверного и, отлучая его из числа верных, осуждает с неверными. «И растешет», говорит, «его, и часть его с неверными положит» (Лк.12:46). Если бы Бог одного обогатил, да, будучи господином и владыкою данных ему благ, творил бы так, по словам твоим, как хочет, ничего не житомеря бедным, другого же бы нищим сотворил, да страждет и мучится, нимало не участвуя во благих богатого, – неправду бы Бог творил: ибо явную означает неправду таковое неравенство в людях, сущих равным Его творением. Но Бог одного сотворил богатым, другого же бедным, да каждого спасет: богатого за верность и мудрость в строении, то есть, за раздаяние нищим; нищего же за послушное и безропотное терпение и великодушие.

Видите убо, на чем основывается тех погрешность, которые думают, что милостыня не есть исполнение обязанности, но добродетельное дело. Сия погрешность, братие моя, начало свое ведет не от правильной причины, но от жестокосердия. Жестокосердие есть бесовский ее корень. Жестокосердый богач ни мало не чувствует ни бывающей от жажды скорби, ни от наготы несносности, ни от болезни тяжести, ни от убожества досады, каковую терпит убогий; почему, что бы ему ты ни говорил, ниже смягчается, ниже склоняется на милость и сожаление, слыша же обвиняемым себя в числе немилосердых, и видя награды тех, которые милуют, желая себя самого оправдать, предлагает вышесказанные безумные слова.

Быть милостивыми побуждает нас и заповедь Божия, и страх мучения, и чаяние воздаяния, но более всего сострадание. Сердобольный, когда видит человека бедствующего и страждущего, столько трогается сердце его, что кажется как бы сам бедствовавшим и страдавшим, почему и плачет с плачущими, и скорбит с скорбящими. Почему когда видит кого в нуждах и скорбях, не по заповеди, ни от страха, ни чаянием воздаяния влекомый, но своим благоутробием побуждаемый милует того: исполняя же убогого нужду, купно и скорбь свою прогоняет, каковую имел ради его, от чего после даяния милостыни радуется и восхищается, оказав милости более, нежели сколько тот требовал. Тако признают и чувствуют добросердые! Милостыня же таковая, от добросердия происходящая, есть милостыня истинная, святая, приятная благоутробному Богу. Почему премудрый Апостол Павел, пиша к Коринфянам о милостыни, заповедывал, да творят милостыню «кийждо якоже изволение имать сердцем» (2Кор.9:7), то есть от добросердия своего, не ради чувствования, каковое рождает страх чрез представление мучения, ни ради ожидания воздаяния имеющего последовать: «не от скорби или нужды, доброхотна бо дателя любит Бог» (2Кор.9:7). Но кто есть доброхотный датель? Тот ли, который боится мучения за недаяние, и для того творит милостыню? Нет. Ибо боящийся не есть доброхотный, но принужденный. Кто есть доброхотный датель? Тот ли, который для того дает, да воздаяние получит? Никак. Ибо мздоимец не есть доброхотный, но подстрекаемый прибылию. Датель доброхотный есть тот только, который умилосердясь, с радостию и удовольствием подает милостыню.

Но на сие скажешь, говоря: если недобросердие делает человека немилостивым, благосердие же милостивым: следовательно немилостивый ни мало не грешит, ибо недобросердие и благосердие суть естественные характеры. Если естество расположило нервы чувствия моего жестокими и неудобопреклонными к милости в рассуждении бывающих скорбных случаев; если по естественному темпераменту моему несострадателен я и нечувствителен: чем виновен, или чем я грешен? Мы не отрицаем, что естественно иной скоро трогается несчастием другого, а иной не скоро. Не спорим, что иные по естеству имеют мягкое сердце, а другие жестокое, так как иные естественно суть целомудренны, о коих Господь сказал: «суть бо скопцы, иже из чрева матерня родишася тако» (Мф.19:12); а иные похотливые, так как Соломон, о коем пишется: «и царь Соломон бе женолюбив» (3Цар.11:1): но утверждаем, что естество, если мы захочем, повинуется благодати. Закхей жестокосердый стал быть сострадательнейшим и милостивейшим для нищих. Похотливая блудница омыла ноги Иисуса Христа слезами, и стала быть воздержною. Самаряныня, которая имела пять мужей и наложника шестого, уцеломудрилась, и проповедала Иисуса Христа пред мучителями.

И так, о человече! ты извиняешься, что, Поелику естественно находишься немилосердым, никакого греха не творишь, если не милуешь нищего. Но Поелику семена добродетели суть посеяны в человеческом естестве, и благодать Божия готова на помощь тебе: если хочешь, можешь быть сострадательным и милосердым так, как, если захочешь, быть воздержным и целомудренным. Потому следовательно грешишь, что не хочешь.

Но похотливый, скажешь, имеет различные средства, посредством коих погашает пламень плотский и укрощает наглость похоти: молитвою, постом, бдением, жестоким воспитанием умерщвляя тело и порабощая, бывает победителем и торжествователем (1Кор.9:27). – Не мы, но благодать Божия побеждает, и возлагает на главу нашу венец победы. Мы сами по себе не есмы довольны к таковым преуспеяниям. Мы только доброе расположение показываем, хотение наше изъявляем, по силе то творим, но Бог делает нас довольными к преуспеянию. «Надеяние же таково имамы Христом к Богу: не яко довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога» (2Кор.3:4–5).

Послушай средства, могущего тебя сотворить милосердым. Когда встречаешься с убогим, не отвращай лица твоего от него: но утверди очи твои на нем и, узрев бедственное его состояние, вникни в стенание и скорбь сердца его. Когда видишь дом нищего и убогой вдовицы, не мимо иди; но вшед в оный, посмотри на слезы ее, когда окружают сию малые сироты ее, нагие и плачущие, и жалостным воплем просящие от нее насущного хлеба. Когда приближаешься к дому, в котором живет немощный нищий, не мимо иди; но вниди и посмотри, что там нет ни врача, ни врачевства, ни служителя, ни пищи, ни человека могущего оросить жажду его. Не уклоняйся немедленно, но помедли там, и посмотри на него, лежащего на земли; посмотри на раны его, расспроси, какая болезнь. Помедли там и послушай жестоких стенаний, рождающихся от недугов болезни его. Когда зришь нищего, протязающего руку и просящего от тебя милостыни, не буди гневен, ни являй негодование; но радуйся и веселись, представляя себе, что тот, который руку протязает, есть Господь и Спаситель твой, и требует от тебя ключа, да отверзет тебе райские двери. Когда таким образом будешь творить, и доброе твое расположение тогда изъявишь и по силе твоей окажешь благодеяние, – и сердце твое приуготовишь к приятию Божией благодати; почему тогда благодать будет содействовать с тобою и, преодолев естество, умягчит жестокость сердца твоего. И сделавшись тогда сострадательным и мягкосердым, как чрез сострадание с другими, так и с радостию протязая руку на помощь убогим и неимущим, явишься милосердым, так как и Отец твой небесный милосерд есть: следовательно и наследником будешь вечного царствия Его, во Христе Иисусе Господе нашем. Ему слава и честь и поклонение во веки веков. Аминь.

* * *

2

Терт. о душ. гл. 7. Ирин. кн. 4, гл. 4. Амвр. кн. 8, на Лук. Григ. Бесед. 4. Злат. о бог. и Лаз. Кир. в бесед. на Евангел. от Луки.

3

Смотр. год 1711, в Амв. Нов. Зав.

4

Смот. Толк. на Евангелие от Матф. в нед. 15.



Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 2. / Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г. Сочинено на Еллино-Греческом языке Преосвященным Никифором, бывшим Архиепископом Астраханским и Ставропольским.

Комментарии для сайта Cackle