протоиерей Сергий Дергалев

Духовное осмысление трагедии 1917 года

Аннотация: В данной статье анализируются события, которые привели к трагедии 1917 г. Последовательно рассматриваются состояние различных слоев российского общества, а также состояние Церкви. Приводятся пророческие предсказания святых Русской Церкви, а также различные авторитетные мнения известных людей того времени писателей, философов. Трагические события прошлого привели к появлению множества святых, которые, несмотря на все гонения, оказались твердыми в своей Православной вере.

Народ, не осознавший причин бывших своих бедствий, не избегнет и будущих.

А.И. Осипов

В наступившем 2017 г. исполняется 100 лет со дня события, перевернувшего весь ход истории России. Попытаюсь осмыслить причины, приведшие к Революции 1917 года. Эта тема достойна отдельного глубокого исследования, в этой статье я лишь кратко коснусь некоторых вопросов.

Сегодня многие видят основные причины февральской революции и последующего октябрьского переворота в «масонском заговоре», «кознях германской контрразведки», «пломбированном вагоне» и прочем. Но это лишь внешние события. Какова духовная причина катастрофы? Какие нестроения существовали в Российской Империи до 1917 года?

Общество нашего государства в то время делилось на сословия: дворянство, духовенство, купечество, мещанство и крестьянство. Во главе Империи стоял царь.

Так сложились обстоятельства, что авторитет царя был во многом подорван. Как известно из истории, Николай II не готовился стать наследником трона, т.к. у него был старший брат. Поэтому его образование больше акцентировалось на военных науках. Видимо, и таланты его, как личности, были далеки от того, чтобы блестяще управлять страной. Неудачи в Русско-японской войне и в ряде других политических кампаний создали ему славу слабого руководителя. К этому присовокуплялись еще и проблемы в жизни императорской семьи. Неизлечимая болезнь единственного сына, наследника трона, привела царицу Александру к общению с человеком, личность которого оказала огромное негативное влияние на ход государственной и церковной жизни России. Многие люди из ближайшего окружения царской семьи пытались оградить их от этого влияния, святая преподобномученица Елизавета Федоровна, родная сестра императрицы, называла Г. Распутина «ужасным человеком» [26]. Но измученная болезнью любимого сына мать не слышала этих предостережений.

Царица Александра Федоровна Романова была воодушевлена идеей: «Государство не может погибнуть, если его повелитель направляется Божьим человеком» [8]. А «Божьим человеком» она считала именно Г. Распутина.

Таким образом, Распутин сильно влиял на царя через царицу.

Здесь невозможно, казалось бы, осуждать царицу, потому что она верила «Божьему человеку», единственному, кто мог помочь больному царевичу. Но отношения с Распутиным приводили ее к осуждению всех несогласных с ним.

Высказанные здесь факты и мысли не говорят о том, что есть сомнение в святости царственных страстотерпцев. Нам важно знать, что они были обычными людьми и, как и мы, ошибались. А значит и у нас есть возможность, несмотря на наши недостатки, стремиться к святости.

Никто не может упрекнуть царскую чету, потому что они свои неправильные действия омыли мученической кровью. Но, несомненно, связь с Распутиным сильно подрывала авторитет царской семьи и царской власти.

Авторитет царя не поддерживали и его ближайшие помощники в деле управления государством – аристократия, элита дворянства. В каком состоянии находился правящий класс дворянства накануне 1917 г.? До Петра I русская аристократия мало чем отличалась от народа. Но первый российский император, Петр I, так изменил ситуацию, что за 200 с лишком лет аристократию разложили и оторвали от народа. С начала XVIII века русская аристократия воспитывалась и обучалась иностранными воспитателями и учителями, что привело к полному перерождению русских по происхождению дворян во французов и немцев с русскими фамилиями. Они даже думали на иностранных языках, презирали народ, страну и даже самого Царя, которого должны были защищать до последней капли крови. Вместо этого дворяне в феврале 1917 г. надели красные банты и кричали хором «долой самодержавие» [9].

Во вторую очередь, обратим внимание на состояние Церкви.

Церковь в России:

1) находилась под защитой православной императорской власти;

2) имела лучшую из всех поместных православных Церквей систему образования и самое образованное духовенство;

3) насчитывала самое большое среди православного мира количество монашествующих;

4) располагала значительными финансовыми ресурсами.

Как получилось, что в Церкви в период с 1914 по 1939 гг. действующие приходы уменьшились с 41270 [31, c.27] до 100 [30, c.107]?

Обратимся к мнению людей, через которых говорит Святой Дух, к святым Русской Церкви.

Преподобный Серафим Саровский (+1833) в беседе с Мотовиловым говорит: «Мы в настоящее время, по нашей почти всеобщей холодности к святой вере в Господа нашего Иисуса Христа и по невнимательности нашей к действиям Его Божественного о нас Промысла и общения человека с Богом, до того дошли, что, можно сказать, почти вовсе удалились от истинно христианской жизни...» [5].

И далее преподобный продолжает: «Это все произошло от того, что, мало-помалу удаляясь от простоты христианского ведения, мы под предлогом просвещения зашли в такую тьму неведения...» [5].

Известный старец преподобный Макарий Оптинский (+1860), живший несколько позже, пишет: «Сердце обливается кровию при рассуждении вашем о нашем любезном отечестве России, нашей матушке. Куда она мчится? Чего ищет? Чего ожидает? Просвещение возвышается, но мнимое. Оно обманывает себя в своей надежде. Юное поколение питается не млеком учения Святой нашей православной Церкви, а каким-то иноземным мутным, ядовитым заражается духом. И долго ли это продолжится?» [21].

Святитель Игнатий Брянчанинов (+1867) в 1856 г. в одном из своих писем говорит: «...в наше время, в которое страсть к деньгам прокралась во все сословия и саны, заглушила и подавила все благие побуждения и все священнейшие обязанности» [11]. В связи с этим высказыванием невозможно не упомянуть и купечество самое патриархальное и устойчивое сословие России, которое свято хранило традиции, в том числе и религиозные. В начале XX века в купечестве произошло разделение на поколение старшее, ходившее в традиционной одежде, строившее храмы, занимавшееся меценатством и т.п., и младшее, тратившее огромные деньги на заграничные наряды, развлечения и презиравшее веру отцов. По слову святителя Игнатия Брянчанинова, страсть к деньгам поглотила и это сословие.

В другом своем письме уже в 1866 г. святитель Игнатий Брянчанинов пророчествует: «Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется уже давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостоять» [12].

Видя страшные надвигающиеся события, святитель Феофан Затворник (+1894), как и святитель Игнатий, предсказывает: «Сколько знамений показал Господь над Россией, избавляя ее от врагов сильнейших и покоряя ей народы! Сколько даровал ей постоянных сокровищниц, источающих непрестанные знамения, в св. мощах и чудотворных иконах, рассеянных по всей России! И, однако, во дни наши россияне начинают уклоняться от веры: одна часть совсем и всесторонне падает в неверие, другая отпадает в протестантство, третья тайком сплетает свои верования, в которых думает совместить и спиритизм и теологические бредни с Божественным Откровением. Зло растет, зловерие и неверие поднимают голову, вера и Православие слабеют. Неужели же мы не образумимся?.. И будет, наконец, то же и у нас, что, например, у французов и других... Спаси и помилуй Русь православную от праведного Твоего и належащего прещения!» [27, с.82].

В одном из его писем находим похожую мысль: «Что у нас?! У нас материалистические воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства выражается свободно. Выходит, что и мы на пути к революции» [28].

Итак, упомянутые святые предвидели и предсказывали надвигающуюся бурю.

Недостатки были и в сфере церковного управления. Протопресвитер Георгий Шавельский, который был постоянным членом Священного Синода, писал: «Таким образом, русское синодальное управление нельзя было признать безупречным. Оно нуждалось в исправлениях:

1) в ограничении всевластия обер-прокурора;

2) в изменении порядка назначения членов Синода, чтобы последний мог представлять всю Церковь;

3) в предоставлении председательских прав первенствующему. Огромным недочетом являлось и то, что в Русской Церкви с давнего времени не созывались соборы, которые требуются канонами и заменить кои Священный Синод ни в коем случае не мог» [31, с.65].

Он же свидетельствует о существенных недостатках в консисторном управлении епархиями: «Еще митрополит Филарет указывал в качестве существенного недостатка консисторий тройственность власти: епископской, Св. Синода и обер-прокурора. Епископу была подчинена консистория, Св. Синод назначал и увольнял членов консистории, оберпрокурор назначал и увольнял секретаря» [31, с.177].

Таким образом, неправильно было организовано и требовало реформ и общецерковное управление, и епархиальное.

Святые, свидетели начала ХХ века, часто упрекают епископат и духовенство в отсутствии должной ревности в деле исполнения своих непосредственных обязанностей.

К примеру, святой праведный Иоанн Кронштадтский обличает духовенство такими словами: «Правители-пастыри, что вы сделали из своего стада? Взыщет Господь овец Своих от рук Ваших!.. Он преимущественно надзирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою... Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина» [15].

Священномученик Серафим (Чичагов) в письме от 14 ноября 1910 года рисует ужасающую картину нравов духовенства: «Пред глазами ежедневно картина разложения нашего духовенства. Никакой надежды, чтобы оно опомнилось, поняло свое положение! Все то же пьянство, разврат, сутяжничество, вымогательство, светские увлечения! Последние верующие содрогаются от развращения или бесчувствия духовенства, и еще немного, сектантство возьмет верх... Никого и нет, кто бы мог понять наконец, на каком краю гибели Церковь, и отдать себе отчет в происходящем. Время благоприятное пропущено, болезнь духа охватила весь государственный организм, перелома болезни больше не может случиться и духовенство катится в пропасть, без сопротивления и сил для противодействия. Еще год и не будет даже простого народа около нас, все восстанет, все откажется от таких безумных и отвратительных руководителей. Что же может быть с государством? Оно погибнет вместе с нами! Теперь уже безразлично, какой Синод, какие Прокуроры, какие Семинарии и Академии; все охвачено агонией, и смерть наша приближается» [20].

Обличения, а точнее пророчества, святого праведного Иоанна Кронштадтского и священномученика Серафима (Чичагова) поражают уверенностью в неизбежности крушения государства и Церкви. Вероятно, что состояние духовенства пересекло ту невидимую черту, после которой возврат к нормальному состоянию без радикальных событий невозможен.

В упадке находились и монастыри. Еще в середине XIX века святитель Игнатий (Брянчанинов) писал о монашестве, которое является основанием Церкви, следующее: «Состарившееся изветшавшее древо нередко бывает покрыто и украшено густым покровом зеленых листьев, еще выражает объемистым стволом крепость и здравие; но внутренность его уже истлела: первая буря сломит его» [10, c.494].

А, к примеру, в начале XX века владыка Антоний (Храповицкий) наблюдал следующее: «Влияние бюрократически-экономического направления духовенства отразилось и на монастырях. Современные монастыри, не говоря об их чисто нравственных несовершенствах, ими вполне сознаваемых, даже в области своих положительных проявлений приближаются к тому, чтобы сделаться чем-то вроде вольно-экономических обществ, объединяющих людей на почве имущественных отношений, обладания капиталом, получения доходов с него, расходования его на предприятия экономического характера и пр. Административный взгляд на монастыри как на экономические учреждения сказывается даже в подборах начальников этих монастырей людей, обладающих хозяйственными и вообще экономическими способностями; с подобной же точки зрения и настоятели ценят своих подчиненных. Если оказывается честь инокам с дарованиями духовными, то все-таки по тем же имущественным видам: на них смотрят как на источник доходной статьи. Конечно, среди монастырей есть и исключения (монастыри: Валаамский, Соловецкий; пустыни: Оптина, Глинская), но и туда имущественное начало проникает все сильнее и сильнее, а по мере развития этого грустного явления наблюдается и другое охлаждение к ним христианского народа» [32, с.89].

Богословие того времени, духовные школы академии и семинарии, также не избежали духовного упадка, о чем свидетельствуют слова святителя Игнатия Брянчанинова: «Сбывается Слово Христово: в последние времена обрящет ли Сын Божий веру на земле! Науки есть, академии есть, есть кандидаты, магистры, доктора богословия (право смех, да и только), эти степени даются людям. [...] Случись с этим «богословом» какая напасть и оказывается, что у него даже веры нет, не только богословия. Я встречал таких доктор богословия, а сомневается, был ли на земле Христос, не выдумка ли это, не быль ли, подобная мифологической! Какого света ожидать от этой тьмы?!» [13].

Преподобный Варсонофий Оптинский (+1913) говорил одному из учеников: «Смотрите: в семинариях, академиях духовных какое неверие, нигилизм, себеумие. Революция в России произошла из семинарии... Семинаристу странно, непонятно пойти в церковь одному, встать в сторонке, поплакать, умилиться, ему это дико. С гимназистом такая вещь возможна, но не с семинаристом» [20].

А вот наблюдения профессора Московской духовной академии, священномученника архиепископа Илариона (Троицкого) (+1929): «Десятый год наблюдая академическую жизнь, я невольно с грустью и печалью, иногда с негодованием, замечал, что студенты академии слишком мало занимаются богословием и еще меньше богословием интересуются. Получается крайне ненормальное явление: студент духовной академии, оканчивая курс, имеет некоторые взгляды философские, исторические, даже политические, но не имеет определенных взглядов богословских. Чисто богословские вопросы его не волнуют; он будто даже и не понимает, как это богословский вопрос может задевать за самую сердцевину души, ломать и переворачивать всю жизнь человека, заставлять его ввергаться в огонь и в воду» [20].

Один из ректоров МДА, владыка Антоний (Храповицкий) (+1936), отмечает: «Школа не развивает ни христианского настроения, ни пастырского духа; она не умеет поставить богословскую науку так, чтобы раскрывать в ней жизненную силу нашей религии, ни дело воспитания направить таким образом, чтобы оно содействовало расширению души учащегося, сливало бы его душу с религиею, с душою всей Церкви» [14, c.328].

Протопресвитер Г. Шавельский приводит наблюдения относительно семинарского образования: «Начнем с того, что назначение семинарии быть духовными рассадниками, в сильной степени парализовалось другим их назначением: служить сословным интересам духовенства быть школами для детей духовенства. Самое низкое ремесло требует любви и влечения к нему, как и специальных способностей от всякого принимающегося за него. Тем более требует всего этого пастырское дело. В семинарии же священники, диаконы и псаломщики отдавали своих детей, совершенно не рассуждая и не разбираясь, пригоден ли или не пригоден их сын к пастырскому служению. Для огромного большинства детей духовенства светская школа была недоступной, и выбирать не приходилось. Кадры семинаристов, вследствие этого, составлялись не из отборных, отмеченных печатью подлинного призвания, а из случайных, совершенно различных по настроению, душевному складу и влечению юношей. Среди них немало встречалось совершенно равнодушных к тем высоким идеалам, которые должен был усвоить будущий служитель Церкви. Встречались и еще худшего рода типы. Пребывание тех и других в семинарии не могло быть иным, как только гибельным» [31, c.264].

Известнейший русский богослов протоиерей Георгий Флоровский (+1979), анализируя состояние богословия в России, пишет следующее: «Богословская наука была принесена в Россию с Запада. Слишком долго она и оставалась в России чужестранкой, даже упорствовала говорить на своем особенном и чужом языке (и не на языке житейском, и не на языке молитв). Она оставалась каким-то инославным включением в церковно-органическую ткань. Богословская наука развивалась в России в искусственной и слишком отчужденной среде, становилась и оставалась школьной наукой. Превращалась в предмет преподавания, переставала быть разысканием истины или исповеданием веры. Богословская мысль отвыкала прислушиваться к биению Церковного сердца. И теряла доступ к этому сердцу. Она не привлекала внимания или сочувствия в более широких кругах церковного общества и народа. В лучшем случае она казалась ненужной. Но часто непонимание осложнялось и мнительным недоверием, и прямым недоброжелательством. И у многих верующих создавалась опасная привычка обходиться без всякого богословия вообще, заменяя его кто чем Книгой правил, или Типиконом, или преданием старины, бытовым обрядом, или лирикой души... Душа вовлекается в игру мнимостей и настроений» [29,с.503].

Известный философ Н.А. Бердяев (+1948) был недалек от истины, когда писал: «Русское школьное богословие, схоластическое по духу, в сущности не было... православным, не выражало религиозного опыта православного Востока» [1].

Таково было состояние богословия и духовных школ, а что же происходило с простым народом и с образованной интеллигенцией?

Святой праведный Иоанн Кронштадтский так описывает состояние интеллигенции: «Интеллигенция наша просто глупа. Несмысленные, поглупевшие люди! Россия, в лице интеллигенции и части народа, сделалась неверною Господу, забыла все Его благодеяния, отпала от него, сделалась хуже всякой иноплеменной, даже языческой народности. Вы забыли Бога и оставили Его, и Он оставил вас Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки необузданного, дикого произвола. Христиане, которые не веруют в Бога, которые с евреями действуют заодно, которым все равно, какая вера: с евреями они евреи, с поляками они поляки, те не христиане, и погибнут, если не раскаются.» [18].

Похожие мысли значительно позже высказывает философ Н.А. Бердяев: «Я потом начал сознавать, что ответственность за духоборческий, враждебный духовной культуре характер русской революции лежит на деятелях русского ренессанса начала XX века» [2, с.231].

Священномученик Онуфрий (Гагалюк) делится воспоминаниями о настроениях простого народа из ссылки в 200-х километрах от г. Перми: «Уже второй месяц живу в селе Кудымкар. Несколько раз заходили ко мне в келью для духовной беседы люди. Между ними были крестьянки соседней деревушки Мария и Екатерина, обе весьма религиозные, еще не пожилые. Рассказывали они нам о вере в Бога в деревне их. Твердых в вере борцов религиозных против неверия в деревне их только двое. Когда три года тому назад учительница собрала женщин-матерей этой деревушки... и предложила, чтобы дети их поснимали с шеи свои крестики, все, до двадцати женщин, приняли это предложение; лишь они двое Мария и Екатерина энергично протестовали, и стало по их желанию: детей пока оставили в покое» [7]. Далее владыка Онуфрий продолжает рассказ: «Мои собеседницы-христианки из деревушки этой говорили: «Никто из деревни в церковь не ходит (церковь православная в версте). Смеются над нами! Даже старики уговаривают детишек не слушать нас, матерей, когда мы зовем ребят своих в храм Божий» [7].

Состояние самой образованной части общества интеллигенции явно неудовлетворительное, налицо полное отступление от Бога. Но даже в простом народе, который отличался более высоким уровнем религиозности, вероотступничество становится выбором большинства. Верит не более 10 % населения. Здесь уместно привести еще один факт, подтверждающий данную статистику. Когда Временное Правительство отменило обязательное причащение в армии, то причащаться стало только 10 % военнослужащих [4].

Современный специалист в вопросах канонизации новомучеников прот. Георгий Митрофанов описывает впечатления по этому поводу так: «А я, как историк, как человек, 20 лет работавший в синодальной комиссии по канонизации святых, получил очень серьезную, я бы даже сказал, психологическую травму после того, как в контексте исследования материала по канонизации передо мной разверзлась бездна человеческого предательства и отступничества» [23]. Далее отец Георгий Митрофанов рисует еще более неприглядную картину отступления от веры: «Тем более что у нас за плечами жуткий опыт ХХ века, когда прихожане предавали и даже убивали своих священников. И, что интересно, не столько плохих, сколько хороших. И делали они это часто не по злой воле своей, а потому что просто боялись неучастием во зле превратиться в жертву этого зла и предпочитали становиться палачами, чтобы просто остаться в живых» [23].

Интересно, что известный писатель Н.В. Гоголь в книге «Выбранные места из переписки с друзьями» пишет примерно в середине XIX века следующие строки: «Лучше ли мы других народов? Ближе ли жизнью ко Христу, чем они? Никого мы не лучше, а жизнь еще неустроенней и беспорядочней всех их. “Хуже мы всех прочих” вот что мы должны всегда говорить о себе. Но есть в нашей природе то, что нам пророчит это. Уже самое неустройство наше нам это пророчит. Мы еще растопленный металл, не отлившийся в свою национальную форму; еще нам возможно выбросить, оттолкнуть от себя нам неприличное и внести в себя все, что уже невозможно другим народам, получившим форму и закалившимся в ней» [6].

К сожалению, этому пророчеству пока не суждено сбыться. Размышляя над духовным наследием Н.В. Гоголя, Д.С. Мережковский, известный писатель и литературный критик, приходит к следующим выводам: «Он (т.е. Н.В. Гоголь авт.) почувствовал до смертной боли и смертного ужаса, что христианство для современного человечества все еще остается чем-то сказанным, но не сделанным, обещанным и неисполненным. Христианство не входит в жизнь, и жизнь не входит в христианство; они разошлись и с каждым днем, все дальше расходятся» [22].

Н.А. Бердяев повторяет слово в слово выводы Д.С. Мережковского: «И более всего, может быть, ответственность лежит на историческом христианстве, на христианах, не исполнивших своего долга. Я понял коммунизм как напоминание о неисполненном христианском долге. Именно христиане должны были осуществить правду коммунизма, и тогда не восторжествовала бы ложь коммунизма» [2, с.231].

Н.А. Бердяев пытается также указать и на Главное действующее Лицо в событиях 1917 г.: «Но революция большого масштаба может иметь религиозный смысл, в ней можно искать знаки Промысла Божьего, «судьбины Божьей приговор». Этот смысл и эти знаки вижу я и в самой антирелигиозной из всех революций, в революции русской. Революция есть свыше ниспосланная кара за грехи прошлого, роковое последствие старого зла» [3].

Подводя итог приведенным мыслям и фактам, можно вполне согласиться с выводами, сделанными в «Итоговом документе XXV Международных Рождественских образовательных чтений», которые проходили в январе 2017 г. по теме «1917–2017: уроки столетия»: «Глубинной причиной нескольких революций, приведших к захвату власти радикальными политическими силами, братоубийственной Гражданской войне, репрессиям в отношении отдельных лиц и социальных групп, страданиям людей и многочисленным жертвам, следует признать утрату обществом живой и искренней веры в Бога, порожденное этими утратами и оказиями способность критически воспринимать привнесенные извне философские и политические идеи, отказ от сохранившихся в религиозной традиции нравственных норм» [17].

Каково здесь участие Божие? Ведь, как мы знаем, Бог есть любовь! Преподобный Исаак Сирин пишет: «Он ничего не делает ради возмездия, но взирает на пользу, которая должна произойти от Его действий» [16].

В чем же польза от событий, произошедших в 1917 г. и далее? В том, что тысячи верующих православных людей остались верными Христу несмотря ни на что.

В «Итоговом документе XXV Международных Рождественских образовательных чтений» мы находим следующие слова: «Подвиг

новомучеников и исповедников Церкви Русской, кровью засвидетельствовавших верность Христу и Божественной правде, стал подлинно евангельским ответом на беспрецедентные гонения на Русскую Церковь в нашей стране, разрушение храмов, глумление над святынями, над религиозными чувствами и убеждениями людей. Во многом благодаря именно их подвигу стало возможным возрождение веры и церковной жизни в странах канонической ответственности Московского Патриархата» [17].

Канонизация святых Новомучеников и Исповедников Российских, которая состоялась на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ в 2000 г., несомненно стала важнейшим духовным событием в истории нашей Церкви, свидетельствующем о непрекращающемся действии Духа Святого в Церкви Христовой, о единстве во Христе ныне живущих православных христиан со святыми предшественниками.

Своим подвигом новомученики говорят об истине православной веры, силе благодати Божией, преображающей человека, об истине Воскресения Христова. Мученики и исповедники веры проходят путем страданий Христовых. Уподобляясь в этом Спасителю, достигают совершенства веры. Добровольно принимая испытания и смерть, обретают радость единения с Богом. Поэтому трагическая история нашей Церкви в минувшем веке одновременно есть и ее славная история, в которой запечатлелось чудо Божие и исполнение слов Спасителя о том, что врата ада не одолеют Его Церкви (Мф.16:18).

Чтобы события начала XX века вновь не повторились, нельзя забывать подвиг новомучеников и исповедников Российских. Не менее опасна ошибка превозношения их заслугами, ведь для нас это был пример подвига веры.

Современному христианину чрезвычайно важно читать жития новомучеников и исповедников Российских, тем более что сегодня издаются книги, описывающие их подвиги и жизненный путь. Вот как об этом пишет известный подвижник преподобный Паисий Святогорец: «Чтение жития святого дня и вообще житий святых очень помогает потому, что согревает душу и побуждает к подражанию святым. Тогда человек отбрасывает в сторону все боязни, страхи и малодушие и мужественно идет вперед. Жития помогают воспитанию душевного мужества, даже до мученичества» [24, с.95]. В сети интернет на сайте «Память мучеников и исповедников РПЦ» [25] опубликованы все составленные на сегодняшний момент жития новомучеников.

Именно память о новомучениках и молитвенное общение с ними способны сообщить каждому недостающее мужество жить по заповедям Христовым в полном зла мире и выходить из схватки со грехом победителем.

Подводя итог, можно сказать, что Революция 1917 года не внезапное спонтанное явление, а результат серьезных нарушений в духовной жизни русского народа. Нелегко оглядываться назад и анализировать чужие ошибки, узнавая в них и болезни нашего времени. Но это единственный путь к исправлению в настоящем. Правильное осмысление прошлого гарант от повторения подобных ошибок в будущем. Главное помнить всякое внешнее событие имеет глубокие духовные причины. А конкретно каждому человеку не обязательно пытаться глобально изменить мир. Достаточно посмотреть внутрь себя. И увидеть в себе причины мирового зла. Покаяться и стремиться к исправлению с помощью Божьей, в лоне Церкви. Здесь уместно будет привести слова философа-славянофила И. Киреевского: «Каждая нравственная победа в тайне одной христианской души есть уже духовное торжество для всего Христианского мира» [19].

Библиография

1. Бердяев Н. А., С. Хомяков [Электронный ресурс] / Н.А. Бердяев Режим доступа: http://www.vehi.net/berdyaev/khomyakov/03.html

2. Бердяев, Н.А. Самопознание [Текст] / Н.А. Бердяев. М.: Книга, 1991. 448 с.

3. Бердяев, Н.А. Философия неравенства [Электронный ресурс] / Н.А. Бердяев – Режим доступа: http://www.odinblago.ru/philosofy_neravenstva#heading1

4. Вениамин (Новак), игум. Искушения святого Ерма [Электронный ресурс] / Вениамин (Новак), игум. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/continent/2004/120/nov19.html

5. Вениамин (Федченков), митр. Всемирный светильник Преподобный Серафим Саровский [Электронный ресурс] / Вениамин (Федченков), митр. – Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Veniamin_Fedchenkov/vsemirnyj-svetilnik-prepodobnyj-serafim-sarovskij/8

6. Гоголь, Н.В. Выбранные места из переписки с друзьями

[Электронный ресурс] / Н.В. Гоголь – Режим доступа:

https://azbyka.ru/fiction/vybrannye-mesta-iz-perepiski-s-druzyami/

7. Дамаскин (Орловский), игум. Священномученик Онуфрий [Электронный ресурс] / Дамаскин (Орловский), игум. Режим доступа: http://www.fond.ru/userfiles/person/424/1294674635.pdf

8. Днепровой, А. Наш друг... [Электронный ресурс] / А. Днепровой Режим доступа: http://sator.ucoz.ru/index/0–98

9. Запольскис, А. Февраль 17-го: когда душа страны ушла [Электронный ресурс] / А. Запольскис Режим доступа: http://www.enews.su/in-russia/157455-fevral-17-go-kogda-dusha-strany-ushla-aleksandrzapolskis.html

10. Игнатий Брянчанинов, свт. Аскетические опыты [Текст] / Игнатий Брянчанинов свт. М.: Правило веры, 1993. Т.1. 574 с.

11. Игнатий Брянчанинов, свт. Избранные письма. Письмо №453 [Электронный ресурс] / Игнатий Брянчанинов, свт. Режим доступа:

http://xn--80abexxbbim5e6d.xn--p1ai/tom7/453.shtml

12. Игнатий Брянчанинов, свт. Избранные письма. Письмо №561 [Электронный ресурс] / Игнатий Брянчанинов, свт. Режим доступа:

http://xn--80abexxbbim5e6d.xn--p1ai/tom7/561.shtml

13. Игнатий Брянчанинов, свт. Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) [Электронный ресурс] / Игнатий Брянчанинов, свт. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/simfonija-po-pismam-svjatitelja-ignatija-brjanchaninova/10

14. Иларион (Алфеев), митр. Православное богословие на рубеже эпох [Текст] / Иларион (Алфеев), митр. 2-е изд., доп. Киев: Дух i вера, 2002. 536 с.

15. Иоанн Кронштадтский, прав. Предсказания Святого Праведного Иоанна Кронштадтского о возрождении России [Электронный ресурс] / Иоанн Кронштадтский, прав. Режим доступа: http://www.pokaianie.ru/article/prophecy/read/9294

16. Исаак Сирин, прп. О божественных тайнах и о духовной жизни [Электронный ресурс] / Исаак Сирин, прп. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Isaak_Sirin/o-bozhestvennyh-tajnah-i-o-duhovnoj- zhizni/39

17. Итоговый документ XXV Международных Рождественских образовательных чтений [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/4792900.html

18. Каплан, В. Святой Иоанн Кронштадтский: пророк ХХ века. Урок для интеллигенции [Электронный ресурс] / В. Каплан Режим доступа: http://rossiyanavsegda.ru/read/1608/

19. Кириевский, И.В. Отрывки [Электронный ресурс] / И.В. Кириевский –Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Ivan_Kireevskij/ otryvki/

20. Кураев, А., дьяк. Перестройка и Церковь [Электронный ресурс] / А. Кураев, дьяк. Режим доступа: http://predanie.ru/kuraev-andrey- protodiakon/book/80093-perestroyka-v-cerkov/#toc14

21. Макарий Оптинский, прп. Полное житие преподобного Макария Оптинского [Электронный ресурс] Режим доступа: https://azbyka.ru/days/sv-makarij-optinskij

22. Мережковский, Д.С. Гоголь и Россия [Электронный ресурс] / Д.С. Мережковский Режим доступа: http://merezhkovskiy.litinfo.ru/merezhkovskiy/kritika-mer/lica/gogol-i-rossiya.htm

23. Митрофанов, Г., прот. Мы упустили созидание нашей Церкви [Электронный ресурс] / Г. Митрофанов, прот. Режим доступа:

http://www.pravmir.ru/protoierey-georgiy-mitrofanov-myi-upustili-sozidanie- nashey-tserkvi/

24. Паисий Святогорец (Езнепидис), прп. Слова. Т. 6: О молитве. [Текст] / Паисий Святогорец (Езнепидис), прп.; пер. с греч. Доримедонта (Сухинина), иером. М.: Святая гора, 2013. 288 с.

25. Региональный общественный фонд «Память мучеников и

исповедников Русской Православной Церкви» [Электронный ресурс] –

Режим доступа: http://www.fond.ru/

26. Семёнова, Е.В. Свет негасимый. Великая Княгиня Елизавета

Фёдоровна [Электронный ресурс] / Е.В. Семёнова Режим доступа:

http://www.pokaianie.ru/article/romanovs_family/read/25217

27. Феофан Затворник, свт. Мысли на каждый день года: по церковным чтениям из Слова Божия [Текст] / Феофан Затворник, свт. М.: Реклама, 1991. 200 с.

28. Феофан Затворник, свт. Письма [Электронный ресурс]/ Феофан

Затворник свт. – Режим доступа: http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/feof_zatv/pisma7/txt06.html

29. Флоровский, Г., прот. Пути русского богословия [Текст] / Флоровский Г., прот. репр. изд. К.: Путь к истине, 1991. 600 с.

30. Цыпин, В., прот. История Русской Православной Церкви: 1917­1990: учебник для православных духовных семинарий [Текст] / Цыпин В., прот.;М.: Московская Патриархия, Издательский дом Хроника, 1994. – 256 с.

31. Шавельский, Г., протопр. Русская Церковь пред революцией [Текст] / Шавельский Г., протопр. М.: Артос-Медиа, 2005. 512 с.

32. Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское богословие [Текст] / Антоний (Храповицкий), митр. Псков: Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. 326 с.


Источник: Дергалев С.М. Духовное осмысление трагедии 1917 года // Труды Белгородской духовной семинарии. 2019. С. 20-32.

Комментарии для сайта Cackle