протоиерей Василий Жмакин

Митрополит Даниил и его сочинения

Содержание

Обзор литературы предмета

Введение

Часть первая. Жизнь и деятельность митрополита Даниила Отдел первый. История направлений Иосифа Волоцкого и Нила Сорского до эпохи митрополита Даниила Глава I. Характеристика направлений Иосифа Волоцкого и Нила Сорского Глава II. Борьба между направлениями Иосифа Волоцкого и Нила Сорского до эпохи митрополита Даниила Отдел второй. Жизнь и деятельность митрополита Даниила Глава I. Даниил в сане игумена Волоколамского монастыря Глава II. Даниил в сане митрополита Глава III. Борьба м. Даниила с Заволжцами Глава IV. Святительство Даниила после падения заволжцев до его низложения Часть вторая. Обозрение сочинений митрополита Даниила Библиография сочинений митрополита Даниила Форма сочинений митрополита Даниила Русская проповедь в первой половине XVI века. Разделение сочинений митрополита Дaниилa Отдел первый Глава I. Слова с догматическим содержанием I. Пятое слово о воплощении, написанное против Вассиана Косого II. Седьмое слово, написанное против догматических заблуждений жидовствующих III Шестое слово, написанное против их же жидовствующих IV. Одиннадцатое слово о промысле Божием и о младенцах умирающих Глава II. Слова митрополита Даниила с нравственным содержанием I. Первое слово II. Осьмое слово Глава III. Слова, излагающие учение о сохранении священного предания и обрядов церкви I. Третье слово II. Четвертое слово Заключение отдела Отдел второй Глава I Глава II Глава III Глава IV Глава V Заключение отдела Отдел третий Глава I-я. Обозрение посланий, имеющих главным своим предметом учение о монашестве и о правилах иноческой жизни I II III IV V VI Общее замечание о рассмотренных посланиях Глава II Обозрение посланий, имеющих главным своим предметом учение о сохранении целомудрия и чистоты I II III IV V Глава III. Обозрение разнородных посланий I. Послание о страхе Божием II. Послание о страшном суде III. Послание о ничтожестве земных благ и скоротечности человеческой жизни IV–V. Два послания к неизвестному епископу VI. Послание к Дмитровскому князю Юрию Ивановичу VII О Кормчей митрополита Даниила Предполагаемая духовная м. Даниила Значение сочинений митрополита Даниила для своего и ближайшего к нему времени. Уважение их в расколе Отдел приложений I. Наказание в҃ (второе) II. Первая часть третьяго слова III. Наказание є҃ (пятое) IV. Наказание ꙁ҃ (седьмое) V. Наказание і҃ (десятое) VI. Первая часть двънадцатаго слова VII. Наказание в҃і VIII. Наказание г҃і IX. Наказание д҃і X. Наказание є҃і XI. Наказание ѕ҃і слова XII. Первое послание м. Даниила XIII. Второе послание м. Даниила XIV. Четвертое послание м. Даниила XV. Двенадцатое послание м. Даниила XVI. Четырнадцатое послание м. Даниила XVII. Послание Даниила игумена XVIII. Послание митрополита Даниила XIX. Послание Волоколамских иноков XX. Послание Новгородскаго архиепископа Макария митрополиту Даниилу XXI. Слово к верным, иже христианя словом нарицаются, Богови же супротивящеся коварствы, и в сем на ся греха не возлагают. Благослови отче XXII. Слово к благохотящим царем, правительницам и землемериемъ XXIII. Выписки из слова о разсужении любви, и правде, и о побеждении вражде и лже XXIV. Лета 7060 (1552 г.) Апрель XXV. Выписки из статьи «правило с Богом починаем св. апостол и святых отец седьми собор о епископех, и о ереох, и о мнихох, и о людех мирских заповеди всякия» XXVI. Выписки из статьи «заповеди святых отец от правил вкратце противу согрешением всем православным христианом» XXVII. Послание Максима Грека к Иоанну Васильевичу о брадобритии XXVIII. Поучение митрополита Макария против разговаривающийх в церкви XXIX. Поучение о глаголющих и смеющихся в церкви  

 
Обзор литературы предмета

При историческом изучении личности митрополита Даниила самое существенное значение несомненно имеют его сочинения. На эту сторону деятельности Даниила обратил внимание еще преосвященный митрополит Евгений Болховитинов и в своем историческом Словаре сделал указание на существование тринадцати посланий митрополита Даниила.1

Профессор Казанский, излагая результаты своего знакомства с библиотекою Волоколамского монастыря, указывает между прочим на четыре послания и одно поучение митрополита Даниила, которые он встретил в некоторых рукописных сборниках, хранившихся в богатой Волоколамской библиотеке.2

Преосвященный Филарет Черниговский, в своем «Обзоре русской духовной литературы», делает более обстоятельный перечень сочинений митр. Даниила, указывая на его соборник, состоящий из шестнадцати слов, осмнадцать его посланий в одно поучение.3 В последующем, новом, издании своего Обзора преосвященный Филарет преимущественно останавливается на соборнике Даниила и кратко передает содержание всех его слов, восполняя тем первое свое издание, где находилось одно только голословное указание на существование Данииловского соборника.4

Указание и некоторые выдержки из посланий митр. Даниила мы находим у историка Соловьева.5 Почтенный историк, сославшись на существование многих посланий м. Даниила, для ознакомления с духом и языком их, помещает у себя два отрывка: один из послания Даниила к Пафнутию игумену Никольского монастыря на Волосове, другой из послания его к старцу Дионисию Звенигородскому. Замечательно при этом то, что историк приписывает Даниилу и составление «Ответов агарянам». В последующих изданиях своей истории Соловьев внес капитальные изменения в тех местах, в которых он рассуждает о литературных произведениях Даниила. Он вовсе опускает здесь рассуждения о его посланиях, в представляет взамен того несколько выдержек из соборника м. Даниила, касающихся его взгляда на отношение к еретикам и некоторых нравственных недостатков современного ему общества6. Об административной деятельности Даниила в сане митрополита Соловьев кратко замечает, что он был верен преданию своего монастыря, которое состояло в беспредельной приверженности к великому князю Василию.7

Более сделал для характеристики Даниила, как писателя и проповедника, Беляев8. В своей необширной статье, или, как он называет ее, «записке» под названием: «Даниил митрополит Московский», Беляев прежде всего рассматривает, жизнь и административную деятельность. Даниила, как митрополита. Здесь, он старается оправдать его от возводимых, на него обвинений в несправедливости по отношению к Максиму Греку и Вассиану Косому, равным образом он старается оправдать Даниила и по делу о разводе, допущенном митрополитом в отношении к великому князю в противность церковным канонам, мотивируя поступок, Даниила государственными интересами. При обозрении проповеднической деятельности м. Даниила Беляев, ограничившись голословным указанием на существование многих посланий митрополита, обращается к обозрению содержания Данииловского соборника. Учительская деятельность митрополита рассматривается им с двух сторон. С одной стороны Даниил является у него самым горячим борцом, настойчиво и со всею строгостью преследовавшим вольнодумство и непокорность церковным правилам, которыми сильно заражено было современное ему общество. Другая сторона проповеднической деятельности Даниила, по Беляеву, состоит в том, что он не оставлял без внимания и других вопросов, на которые вызывало его современное общество своею жизнью, и особенно сильно вооружался против современных ему общественных пороков. Для характеристики Даниила как в том, так и в другом отношении, автор дает несколько буквальных выдержек из его сочинений. В заключение своей исторической записки о Данииле Беляев представляет алфавитный список замечательных с точки зрения особенностей языка, слов и выражений, встречающихся в поучениях митрополита.

Ученые составители описания рукописей Московской Синодальной библиотеки при описании Данииловского соборника9 характеризуют слова Даниила отличающимися обширным знакомством с отеческими писаниями, причем перечисляют имена большей части отцов, из творений которых находятся выписки у Даниила. Кроме того они поместили на страницах своего описания немало буквальных выдержек из слов Даниила, особенно важных для характеристики нравственного состояния современного ему русского общества. В частности Невоструев10 старается снять обвинения, возводимые на Даниила по поводу некоторых действий его как митрополита, оправдывает допущенный им развод, и в заключение называет его красноречивым проповедником.

В 1868 году в одном из ученых периодических изданий священником П. Ф. Николаевским была напечатана капитальная статья под названием: «Русская проповедь в XV и XVI веках. В ней, между прочим, отведено место рассуждениям и о проповеднической деятельности м. Даниила. Автор главным образом останавливается на посланиях Даниила, которыми он пользовался в рукописных сборниках Новгородской Софийской библиотеки. Статья о. Николаевского важна в том отношении, что она познакомила ученый мир с содержанием и характером многих таких посланий Даниила, которые до того времени были известны только по названию. Автор статьи в самых общих чертах передает содержание посланий Даниила, трактующих о целомудрии и чистоте, о монашеской жизни, а также посланий адресованных к неизвестному епископу и друг., при чем он отмечает и общую черту посланий Даниила, который в своих пастырских советах отличается, по его словам, практическим взглядом на жизнь, так что, по мнению автора указанной статьи, многие из его советов вошли потом в содержание Домостроя.11

Самое обстоятельное обозрение жизни и литературной деятельности митрополита Даниила сделано преосв. Макарием.12 При обследовании жизни Даниила преосв. Макарий старается, подобно Беляеву, уничтожать все обвинения, возводившиеся и возводимые на нравственные качества его характера и в этом отношении почтенный историк идет далее Беляева. Он напр. по делу о разводе великого князя старается оправдать митрополита Даниила с точки зрения не одной только государственной пользы, как это делает Беляев, а и вообще с нравственной точки зрения.

Преосв. Макарий собрал все известные ему сочинения Даниила, содержание которых и представлено им в своей истории. Содержание слов и посланий Даниила, находящееся у преосв. Макария, очень подробно, а в некоторых местах оно составляет простое воспроизведение текста слов Даниила, почему труд преосвященного вышел очень объемистым. Сначала преосв. Макарий передает содержание шестнадцати слов Данииловского соборника, а затем тринадцати посланий, составляющих один сборник, и наконец рассматривает содержание таких поучений и посланий числом шести, которые рассеянны по разным рукописным сборникам. В заключение своего исторического обозрения литературной деятельности митрополита Даниила преосв. Макарий делает об нем общий отзыв и характеризует особенности его литературного и проповеднического таланта. В своем отзыве в некоторых частностях преосв. Макарий очень метко схватывает особенности проповеднической деятельности митрополита Даниила. Общий взгляд митр. Макария на Даниила, как писателя и проповедника, очень высокий. Он ставит его самым просвещеннейшим архипастырем в ряду митрополитов собственно Московской митрополии, начиная с митр. Ионы и до патриарха Иова, делая здесь исключение для одного только митрополита Макария.

В одном епархиальном органе13 священником Глебовым помещена была небольшая статья под заглавием «Даниил, Московский митрополит, как проповедник», которая по своему характеру скорее всего должна бы занимать место в каком-нибудь учебнике по истории русского проповедничества. В ней автором метко схвачены три особенности в литературной деятельности Даниила. Автор видит в ней ученую проповедь древней России и в самом Данииле ученого богослова древнерусской церкви. Два недостатка указываются в проповедях Даниила: это по местам бессвязное изложение мыслей и наполнение их цитатами из отеческих творений. Общий взгляд автора на личность Даниила тот, что он по нему не только сам отличался церковною начитанностью и ревностью к просвещению, но и хотел вдохнуть горячую любовь к письменным произведениям в своих слушателях.

Порфирьев во втором издании своей Истории русской словесности14 дал место рассуждению и о проповеднической деятельности митрополита Даниила. Историком сделан перечень сочинений митрополита – слов соборника по Описанию Горского и Невоструева, а посланий по истории преосв. Макария. Затем г. Порфирьев охарактеризовал Даниила, как строгого поклонника идей Иосифа Волоцкого, а по литературной деятельности как писателя, обнаружившего обширное знакомство с отеческими писаниями.

Неизвестный автор исторического очерка «Русского проповедничества» во многих местах своего обширнейшего труда касается различных сторон проповеднической и вообще литературной деятельности м. Даниила. Он передает кратко содержание большей части слов и посланий Даниила, пользуясь при этом трудами преосв. Макария и Беляева. Передача содержания состоит чаще всего в простом указании общей идеи слова, заключающейся в его оглавлении. В очерке излагается содержание посланий Даниила об иноческой жизни, посланий к епископу, посланий, трактующих о сохранении целомудрия и чистоты. Из слов Данииловского соборника, в Очерке первые восемь признаются написанными против жидовствующих. В Очерк буквально внесены из слов Даниила места рельефно характеризующие с какой-либо стороны современные ему нравы: здесь помещены обличения Даниила, направленные против роскоши, щегольства, корыстолюбия, расточительности и других недостатков современников. Общий характер содержания сочинений Даниила определяется в очерке отнесением их к разряду сочинений с направлением нравственно–аскетическим. Форму сочинений Даниила, выразившуюся в чисто механическом делении слов на части, равно как и вообще во всем построении слов и посланий, отличающихся тем же характером неупорядоченности, исследователь древнерусского проповедничества считает по тому самому неудовлетворительною. Заслуживают внимания общие взгляды и суждения автора о Данииле. Как по форме, так и по содержанию сочинения Даниила признаются за последнее выражение всего древнерусского проповедничества, которыми был подведен итог древней проповеди. Как об ораторе и проповеднике автор Очерка отзывается о Данииле прекрасно, называя его величайшим начетчиком древности, лучшим витиею и особенно выставляя на вид общую черту его проповедей – всестороннюю наблюдательность, выразившуюся в разнообразных обличениях, в которых изображаются недостатки современного общества. Автор хочет восстановить даже личные черты характера проповедника, когда он говорит о его внешней представительности, живости его характера, сообщительности в плодовитости в слове.15

П. Строев, известный своими трудами по русской библиографии, не раз останавливается на литературных трудах митрополита Даниила. В его хронологическом указании материалов отечественной истории и литературы16 находится упоминание о соборнике м. Даниила, его поучительных посланиях, которых Строев насчитывает до двадцати, хотя в то же время он не делает никаких более подробных указаний по этому предмету. Библиологический словарь Строева17 содержит в себе более обстоятельные библиографические данные, относящиеся до литературных трудов митрополита Даниила. Кроме упоминания о соборнике и одном отдельном поучении в словаре делается перечень шестнадцати посланиям митрополита Даниила. Несмотря на свое обширное знакомство автор библиологического словаря почему то прошел молчанием целых три послания Даниила.18 Соборник м. Даниила Строев не без основания называет «священной энциклопедией» и о Данииле как писателе отзывается, что он писал в духе своего учителя Иосифа Волоцкого, но с умеренностью.

В недавно вышедшем в свет исследовании Д. Н. Дубакина под заглавием «Влияние Христианства на семейный быт русского общества в период до времени появления Домостроя»19 автор его касается, между прочим, и взглядов м. Даниила относительно семейной жизни. Г. Дубакин признает взгляды Даниила на брак и безбрачие тождественными со взглядами на этот предмет Иосифа Волоцкого. Он находит во взглядах Даниила только лишь некоторые дополнения, которые состоят в том, что Даниил, по его мнению, считает брак терпимым, как только средство против разврата и как средство размножения человеческого рода, и что он признает необходимость брака с практической стороны именно только для тех, которые не могут устоять против искушений плотской природы. Дубакин верно изложил взгляды Даниила с точки зрения тех источников, которыми он пользовался в данном случае. Под его руками находилась только одна группа сочинений митрополита Даниила – его послания. Ему вовсе не был известен Данииловский соборник, который для характеристики взглядов Даниила имеет все права на предпочтение. Соборник написан и предназначался для всех, в нем автор высказывался имея в виду не частные исключительные нравственные нужды того или другого лица, а нужды целой массы, или по крайней мере большинства, тогда как в посланиях, преследуя нравственную пользу одного лица, он мог, применяясь к особенностям его нравственного состояния, или поступиться или наоборот расширить те или другие нравственные требования, которые он признавал в известных случаях и при известных обстоятельствах самыми целесообразными. Поэтому верная в общем характеристика взглядов митрополита Даниила на семейную жизнь, находящаяся в исследовании Дубакина, тем не менее нуждается в частных дополнениях в разъяснениях, какие может представить Данииловский соборник.

До сих пор, рассматривались такого рода труды ученых, которые главным образом сосредоточиваются на литературной деятельности митрополита Даниила, Но можно указать на некоторых ученых историков, которые рассматривают Даниила, как административного деятеля на престоле всероссийской митрополии. Это делают В. Иконников и А. Павлов.

Профессор Иконников20 дает некоторый черты для характеристики нравственной личности Даниила, называя его гордым и мстительным, и человеком преданным удовольствиям и роскоши, и за тем, под настоящим углом зрения, рассматривает его деятельность на митрополичьей кафедре. Как политический деятель, митрополит Даниил является у Иконникова вполне верным проводником государственных воззрений своего учителя – Иосифа Волоцкого и всегда покорным слугою светской власти, даже до открытого нарушения церковных канонов. И как церковного деятеля Иконников изображает Даниила, как поклонника идей Иосифа, имея в виду его отношение к вопросу о вотчинном праве монастырей и его борьбу с Вассианом Косым и Максимом Греком.

Профессор Павлов21 рассматривает, сообразно цели своего исследования, только ту сторону деятельности митрополита Даниила, которою он соприкасается с вопросом о вотчинном праве монастырей. Подобно Иконникову и Павлов в Данииле, как защитнике земельных прав церкви, видит верного проводника идей Иосифа Волоцкого, а при общем суждении о нем он возводит его даже в типическую личность иерарха-иосифлянина.

Как нравственную личность, митрополита Даниила строго осудил еще Карамзин. Он называет Даниила с одной стороны гордым, с другой – снисходительным, уклончивым, внимательным более к миру, нежели к духу и вообще характеризует его названием придворного раболюбца и честолюбца.22 Нравственный суд Карамзина над Даниилом в сущности повторяет и преосвященный Филарет Черниговский,23 когда отзывается о Данииле в таком виде, что он, по его словам, любил не столько заниматься делами веры, сколько интригами тщеславия.

Введение

Названными трудами историков, касающихся личности митрополита Даниила, не исключается возможность нового специального исследования о Данииле в виду тех именно более или менее частных сторон, с которых в них рассматривается этот исторический деятель первой половины XVI в. Одни из историков изучают Даниила, как государственного деятеля, другие, – как представителя церкви и продолжателя известного направления по одному какому-нибудь современному общественному вопросу, третьи делают перечень его сочинений и дают только краткие замечания о них, четвертые останавливаются исключительно на одном каком-либо отделе его творений, наконец, хотя некоторые и исследуют разные стороны деятельности митрополита Даниила – государственной, церковной и литературной, но, преследуя в своих трудах более широкие исторические задачи, в интересах чисто научных, не могут долго останавливаться на одной личности и специально обследовать ее предпочтительно пред другими изучаемыми историческими деятелями.

Предмет настоящего исследования обозначается самым его названием, которое отличает в нем две самостоятельный части, это изучение жизни и деятельности м. Даниила и изучение его сочинений. Задачею первой части исследования служит изучение Даниила, как церковного и государственного деятеля. Исторически беспристрастное выяснение и определение личности м. Даниила является затруднительным более чем выяснение какой-либо другой личности. Митрополит Даниил принадлежит к числу личностей не вполне светлых в истории. Действительно и некоторые исторические обстоятельства его времени, и некоторые личные черты его характера так сложились для него неблагоприятно, что создали для него не совсем завидную репутацию в истории. Но при оценке нравственного характера Даниила нужно постоянно помнить, что большая часть его жизни протекла в борьбе; а в борьбе, и особенно запальчивой и ожесточенной, какою действительно и была в некоторых своих эпизодах борьба, веденная Даниилом, иногда и прекрасные сами по себе характеры, и те не выдерживают, ломаются и блекнут в своих достойных чертах. Незаконный развод в. князя, борьба с Вассианом Косым и особенно не вполне справедливый суд и осуждение невинного Максима Грека легли черным пятном на личность Даниила. Из ученых историков нашлось несколько защитников нравственного характера Даниила, но из них насчитывается еще более его противников и строгих судей. Историкам первой категории при проведении своего взгляда на личность Даниила приходится не столько основываться на исторических данных, говорящих в его пользу, сколько приходится пролагать себе путь, выясняя и подыскивая всевозможные извинения фактам исторической деятельности Даниила, идущим в разрез с защищаемым ими взглядом. Вообще полная защита Даниила, как нравственной личности, задача очень трудная и даже едва ли возможная, по крайней мере, при имеющихся в настоящее время научных исторических данных. С другой стороны становиться в положение строгого судьи нравственного характера Даниила значит также избирать очень скользкий путь с постоянным риском оказаться несправедливым. Важно то, что некоторые исторические факты, говорящее не в пользу нравственных достоинств митрополита, представляют ход дела только с одной стороны, игнорируя другого рода факты, которые бы могли дать более выгодные понятия о деятельности Даниила. Настоящее исследование не поставляет своею задачею ни защищать во что бы то ни стало Даниила, ни обвинять его, задача исследования состоит в том, чтобы представить нравственный характер Даниила как он есть, т. е. каким его изображают исторические данные, относящиеся к его деятельности, выяснить его из особенностей склада его личного темперамента, влияния школы и собственных воззрений, сформировавшихся на его почве, и сделать это в таком виде, с точки зрения которого могла бы быть понята вся его деятельность, которая должна выступать пред читателем гармоническим целым.

В определении характера каждого исторического лица первую роль играют его воззрения. Рассматриваемый с точки зрения происхождения воззрений, которых он держался, Даниил является личностью не самобытною, не самостоятельною, которой не принадлежит всецело все то, что проводилось ею в ее разнородной деятельности. По воззрениям, которые разделял Даниил, он есть человек особого, отчетливо и ясно обрисовавшегося в его время направления, которое в свою очередь столкнулось с другим современным и противоположным ему по своему характеру направлением. Притом Даниил, как исторический деятель, выступает на историческую сцену тогда уже, когда столкновение двух современных направлений в умственной жизни русского общества перешло в борьбу в настоящем ее смысле и когда он самыми историческими обстоятельствами своего времени поставлен был в положение продолжателя начатого его предшественниками по направлению дела ведения борьбы. Отсюда становятся ясным, что для исторического уяснения воззрений, проводимых в своей деятельности Даниилом, необходимо дать характеристику того направления, к которому он принадлежал. Только общая характеристика данного направления в состоянии открыть, что в проводимых воззрениях Даниила составляет плод его собственного ума, его специфических способностей и дарований, и что принадлежит самой школе, его воспитавшей. С другой стороны, так как начало исторической деятельности Даниила совпало с борьбою двух направлений, то для того, чтобы определять место, занимаемое им здесь, и указать настоящую и действительную роль, принадлежащую Даниилу в этой борьбе, необходимо указать прежде всего условия, способствовавшие возникновению взаимного антагонизма, ближайшие причины и обстоятельства, вызвавшие его, что в свою очередь необходимо предполагает предварительное знакомство с общим характером направления противоположного. Наконец, так как Даниил является в своей деятельности продолжателем еще ранее его начавшейся борьбы, это обстоятельство само собою вынуждает, в целях более полного и всестороннего изучения личности Даниила, сделать очерк исторического хода борьбы, обрисовать положение враждующих сторон в период времени, непосредственно предшествовавший выступлению Даниила на общественную деятельность.

Таким образом, выполнение задачи первой части исследования, состоящей в историческом изучении Даниила, как государственного и церковного деятеля, обуславливается выполнением более частных задач, на которые оно распадается. Первая часть исследования должна дать предварительно характеристику двух противоположных направлений, к одному из которых принадлежал Даниил, и которыми почти исчерпывался умственный кругозор и интеллектуальные интересы того времени, затем представить историю борьбы между ними до митр. Даниила и наконец уже исторически излагать самую его деятельность на поприще государственном и церковном.

Составляя самостоятельную часть исследования, изучение церковной и государственной деятельности м. Даниила получает еще особое и весьма важное для настоящего труда значение, как заключающее в себе исторические данные, выясняющие собою многие стороны сочинений названного митрополита. Вторая и самая существенная задача настоящего исследования, – изучение сочинений митр. Даниила, также имеет свои подразделения, обуславливающиеся историческими обстоятельствами их происхождения, характером их содержания и тою средою, для которой они прежде всего предназначались. Более точное определение частных задач, какие должны быть выполнены во второй части исследования, сделано будет при самом изучении сочинений митр. Даниила.

* * *

1

Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. Ч. I. СПБ. 1818 г. 114–115.

2

Чтения в Общ. Ист. и Древн. Росс. 1847 г. № 7. Опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря, 7–9.

3

Ученые записки второго отд. Импер. Академии наук. Книга III. СПБ. 1856 г. Обзор русской духовной литературы, стр. 131–132.

4

Чернигов. Епарх. Ведом. 1864 г. Часть неоф. стр. 79–81.

5

История России, т. V, по первому изданию, 486–488.

6

История России, т. V, изд. третье, 507–509; изд. четвертое, 445–446. Примечание 446.

7

История России, т. V, изд. четвертое, 361.

8

Историч. чтения о языке и словесности в заседаниях II отд. Импер. Акад. наук 1856–1857 г. 96–118. Известия Импер. Акад. наук по отделению русского языка и словесности, т. V, 1856 г. 194–209. Оригинал статьи Беляева о Митрополите Данииле в связи с некоторыми материалами, находится в Московском Публичном Музее.

9

Горский и Невоструев. Описание рукописей Моск. Синод. библиотеки, отд. II, кн. III. Москва. 1862 г. № 237, 147–164.

10

Рассмотрение книги Хрущова: «Исследование о сочинениях Иосифа Санина, игумена Волоцкаго», 67–71.

11

Журнал Министерства Народного Просвещения, 1868 г., части: CXXXVII–CXXXVIII. 299–389. 92–177.

12

История русской церкви, т. VI. СПБ. 1870 г. и т. VII. 1874. Преосв. Maкарий еще раньше выпуска в свет седьмого тома своей Истории Русской церкви напечатал специальную статью о сочинениях митр. Даниила, помещенную им в Христиан. Чтения за 1872 год, ч. III, 181–275, под заглавием: «Сочинения Московскаго митрополита Даниила». Разбор сочинения Maкapия см. Вестник Европы 1870 г. т. II, апрель 892–903, в статье под заглавием: «Русская церковь в XV и XVI веках», написанной по поводу выхода в свет VI т. Истории преосв. Макария. Статьею преосв. Макария о митрополите Данииле, напечатанною в Христ. Чтении, воспользовался всецело м. Катаев для своего «Очерка истории русской церковной проповеди». Одесса, 1874 г. 90–101. Трудами Преосвящ. Maкapия воспользовался также и о. Поторжицкий. Истор. Хрестоматия для изучения русской церковной проповеди. Киев, 1879. 138–151.

13

Рязанская Епарх. Ведомости за 1874 г. № 6. Прибавления к Рязанским Ведомостям. 132–139.

14

История Русской словесности ч. I, изд. 2-е исправленное и дополненное. Казань, 1876 г. 511–516.

15

Исторический очерк русского проповедничества. Т. 1. СПБ. 1878 г.

16

Журн. Минист. Народ. Просвещ. 1834 г. Т. I, отд. II, 166–167.

17

Благодаря просвещенному участию ко мне хранителя рукописей Импер. Публ. библиотеки А. Ф. Бычкова и имел возможность пользоваться словарем Строева в рукописи. В настоящее время словарь готовится к изданию А. Ф. Бычковым.

18

'К князю Юрию Ивановичу, о блудных помыслах и ответ на вопрос о его здравии.

19

Исследование Дубакина сначала печаталось в виде отдельных статей в Христианском Чтении за настоящий 1880 год (март-апрель, май-июнь, июль-август), а затем вышло в свет в виде отдельной книги.

20

Опыт исследования о культурном значении Византии в Русской истории. Киев 1869 г. 352–359, 439–441.

21

Исторический очерк секуляризации церковных земель в России, т. 1. Попытка к обращению в государственную собственность неземельных владений Русской церкви в XVI в. Одесса 1871 г. 82–97.

22

Истор. Государ. Росс. т. VII, изд. 2. Слениных. 179, 136–137; т. VII 50. Этим изданием истории Карамзина и пользуюсь и в других местах своего исследования.

23

В статье о Максиме Греке, напечатанной в Москвитянине 1842 г, № 11, 45–96.


Источник: Издание Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете. Москва. В Университетской типографии (М. Катков), на Страстном бульваре. 1881. Чтения В Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете 1881 г. кн. 1-я и 2-я.

Вам может быть интересно:

1. Творения отцов церкви в древнерусской письменности: извлечения из рукописей и опыты историко-литературных изучений. Том 4 профессор Александр Семёнович Архангельский

2. Сборник для любителей духовного чтения. Часть 3 архимандрит Григорий (Воинов)

3. Профессор Никандр Иванович Глориантов профессор Александр Иванович Садов

4. Творения. Том X преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

5. Преподобный Феодор Студит и его время епископ Можайский Василий (Преображенский)

6. Сочинение Факунда, епископа Гермианского. В защиту трех глав профессор Александр Павлович Доброклонский

7. "Мы не должны бояться никаких страданий…". Творения. Том II священномученик Аркадий (Остальский)

8. Собрание сочинений. Том 1 профессор Афанасий Прокофьевич Щапов

9. Мысли об изучении святоотеческих творений Владимир Александрович Кожевников

10. Литературные труды Максима Грека митрополит Макарий (Булгаков)

Комментарии для сайта Cackle