епископ Виссарион (Нечаев)

Паримии из 1-го соборного послания святого Апостола Петра, читаемая на вечернях во дни памяти Апостолов Петра и Павла, Филиппа, Матфея, Андрея Первозванного и Варфаломея.

Самая значительная по размеру паримия из 1-го послания Петрова заключает в себе 1-ю главу этого послания (1–25) и начало 2-й (1–6). В сей паримии Апостол, после приветсвия верующим, благославляет Бога за благодать возрождения и спасения во Христе Иисусе (1–12), затем предлагает им увещание вести свято, любить друг друга (13–25) и преуспевать в духовной жизни (2:1–6).

Гл. 1, стт.1, 2. Петр, Апостол Иисуса Христа, избранным пришельцем разсеяния Понта, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, по прозрению Бога Отца, во святыни Духа, в послушание и кропление крови Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится.

Свое послание Апостол начинает благожелательным приветствием. Какого же блага Апостол желает тем лицам, для которых предназначено послание? Он желает им «да умножится в них благодать и мир». Под благодатью разумеется сила Божия, служащая к нашему просвещению, к очищению, к освящению и спасению. Под миром разумеется свышний мир, или духовная радость, присущая причастникам благодати. Благодать и мир усвояются через веру. Желать верующим умножения благодати и мира значит желать, чтобы они, при помощи благодати Божией, более и более преуспевали в жизни духовной, более и более просвещались и освящались и чтобы вследствие сего живее ощущали духовную радость. Верующих, к которым Апостол обращается этими благожеланиями, он называет пришельцами разсеяния. Это название применяемо было обыкновенно к израильтянам, обитавшим вне отечества в чужих странах, где они были разсеяны в пленение Ассирийское и Вавилонское (Иак. 1:1. Ин. 7:35). Но Апостол пишет послание к верующим не из одних иудеев, но также из язычников, как ясно видно из указания в самом послании (2:10; 4:3). Посему наименование пришельцев разсеяния употреблено здесь не в собственном, а в переносном смысле: все верующие во Христа, где бы ни жили, на родине ли, или в чужих краях, должны взирать на земную жизнь, как на время странствования к небесному отечеству; должны исповедовать:«не имамы зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем» (Евр. 13:14); должны помнить, что настоящее «жительство их на небесах» (Флп. 3:20), и сим памятованием удерживать себя от пристрастия к месту временного своего пребывания и к земным благам. – Уже во дни Апостолов христианская вера распространилась повсюду не только в пределах обширной Римской империи, но и за её пределами, так что Апостол Павел без преувеличения мог приложить к проповедникам Евангелия Апостолам слова Псалмопевца о небесах, поведающих славу Божию: «во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Рим. 10:18). Но апостол Петр в послании своем обращается не ко всем, повсюду разсеянным христианам, но к христианам малоазийским, называя их пришельцами, разсеянными (разсеяны) в Понте (северо-восточная область в Малой Азии, прилегающая к Евксинскому понту, или Черному морю), в Галатии (на запад от Понта), в Каппадокии (на юг от Понта), в Асии (так называлась проконсульская Азия, обнимающая все западное побережье малоазиатского полуострова), в Вифании (северо-западная провинция Малой Азии). – В каком смысле христиан из иудеев и язычников Апостол называет избранными? В Ветхом завете избранным народом были израильтяне. Они были выделены из среды всех народов для хранения истинного богопочтения и составляли удел Божий, особое достояние Божие. В Новом Завете это преимущество даровано верующим во Христа, к какой бы народности они по своему происхождению ни принадлежали. Именуя их избранными, Апостол указывает далее на участие в их избрании всех лиц святыя Троицы. Они избраны по прозрению Великого Отца, Который от века предусмотрел и предопределил их ко спасению (Рим. 8:29–30). Во времени это избрание совершилось во святыни Духа, т.е, благодатию Св. Духа, освятившего нас для новой жизни в таинстве крещения. Словами: «в послушание и кропление крове Иисуса Христа», указывается на вступление избранных по прозрению Бога Отца и благодати Св. Духа в Новый Завет с Богом во Христе Иисусе, подобно тому, как евреи избраны были для вступления в Ветхий Завет. Вступление евреев в завет с Богом состояло в том, что они на другой день по выслушании заповедей, данных на Синае, обязались к послушанию воле Божией, выраженной в них. Они сказали: «вся, елика глагола Господь, сотворим и послушаем» (Исх. 24,7). Это обязательство было условием завета с Богом с их стороны. Господь принял это обязательство, как залог верности Ему, и со своей стороны запечатлел Свой завет с ними окроплением их жертвенною кровью, которую назвал кровью завета (8). Подобное совершается при вступлении христиан в Новый Завет. Оно совершается в таинстве крещения. Крещаемый дает обязательство разорвать союз с диаволом, под властью которого находятся все некрещенные, быть в неразрывном союзе со Христом и сохранять верность Ему, яко Царю и Богу. Это и есть послушание, как необходимое условие вступления в Новый Завет. Затем, в соответствие орошению жертвенною кровью ветхозаветных людей, и христианин погружается в Кровь Христову, т.е. в купель крещения освященною водою, которая имеет значение, в сем случае, крови, ибо «елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть Его креститеся, спогребохомся Ему крещением в смерть» (Рим. 6:3–4). Сопоставление Нового Завета с Ветхим, указание на соответствие новозаветных отношений Господа к людям с ветхозаветными усматривается во всем послании Петровом. В следующих ближайших стихах это соответствие Апостол представляет в следующем виде:

Стт. 3. 4. 5. Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, иже по мнозей Своей милости порождей нас во упование живо воскресением Иисуса Христа от мертвых, в наследие нетленно и нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех вас ради, иже силою Божиею соблюдаеми есте чрез веру во спасение, готовое явитися во время последнее.

Апостол благославляет Бога и Отца Господа Иисуса Христа за милость к новозаветным верующим, давая им воможность судить о величиии этой милости по сравнению с милостями к ветхозаветным верующим. В отношении к последним Господь является Отцем. Он их родил и воспитал: сыны родих и возвысих, – рек Он им, обличая их неблагодарность. «Сынове есте Господа Бога вашего» (Втор. 14:2), – сказал им Моисей, предостерегая их от подражания язычникам. Господь о всех людях отечески печется; но народ Израильский был предметом Его особеннаго попечения. В ряду народов Израиль занимал первое место в очах Господа. «Сын Мой первенец Израиль» (Исх. 4:22), говорил Сам Господь Фараону. Счастливы были Израильтяне, имея Отцем Господа, но не меньше счастливы и новозаветные верующие. Бог, Отец Господа Иисуса Христа, предвечно родивший Его, есть вместе отец верующих во Христа. Он, по великой Своей милости, родил их даровал им новую духовную жизнь в таинстве крещения. Получившие благодать духовнаго рождения в сем таинстве получили право называться чадами Божиими, которыя «не от крови, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася» (Ин. 1:12–13). – С усыновлением от Бога соединяется право наследия. Ветхозаветным верующим, в лице родоначальника их Авраама, дано обетование наследовать землю Ханаанскую, и это обетование в свое время исполнилось. Обетование наследия дано и новозаветным верующим, как сынам Божиим по благодати. Бог породил их «во упование живо воскресением Иисуса Христа от мертвых». Под упованием живым разумеется здесь то, что составляет предмет упования, именно, как далее говорится, наследие небесных благ. Как сыны Божии по благодати духовного возрождения, верующие во Христа одушевлены живым упованием на получение этого обетованнаго им наследия. Живость, или ничем непоколебимая живучесть этого упования условливается воскресением Христовым. Христос воскресением Своим положил основание нашему воскресению: «Христос воста от мертвых, начаток умерших бысть» (1Кор. 15:20). Христос воскрес во славе и вознесся на небеса с прославленным телом. Участие в сей славе предстоит и всем истинно верующим во Христа. Воскресением Своим Он обновил им восход на небеса (Воскресная стихира 4 гласа) для того, чтобы приять им на небесах обещанное наследие вечной славы и блаженства в общении с Христом (Рим. 8:17). И это наследие несравненно драгоценнее, чем наследие земных обетований, данное людям ветхозаветным. Ибо, в противоположность последнему, оно есть наследие нетленное, потому что вечно; – нескверное – чистое, потому что на небесах нет греха, тогда как земля обетованная, доставшаяся в наследство избранному народу, оскверняема была всякими грехами; – оно неувядаемо, потому что блаженство на небесах не будет оскудевать, никогда ничем не будет помрачаемо, будет неизсякаемым источником радости. Это поистине «неувядаемый славы венец», как выражается тот же апостол в том же послании (5:4). Земное наследие, прежде чем получить его, может погибнуть от разных причин, – от воровства, от пожара, от недобросоветности опекунов. Ничего подобного не может случиться с наследием на небесах, обещанным сынам Божиим: оно в целости и невредимо, без всякой опасности утраты, соблюдается для тех, которые «силою Божиею соблюдаются чрез веру во спасение, готовое явится во время последнее». Неизвестно, когда наступитъ последнее время, время окончания царства благодати и открытия царства славы; но то несомненно, что рано или поздно спасение и блаженство не по душе только, но и по телу должно открыться в это именно последнее время для сынов Божиих, ждущих обетованного им наследия. Они соблюдаются для сего наследия силою Божиею. На пути к сей цели для них неизбежна встреча со многими препятствиями, со многими искушениями, особенно со стороны главного врага спасения – диавола. Но они не должны малодушествовать. Вера в силу Божию не должна покидать их ни на одну минуту, ибо сила Божия совершается в немощи и ищущих в ней опоры охраняет от всякого зла и напасти.

Ст. 6. О немже радуйтеся, мало ныне, аще лепо есть, прискорбни бывше в различных напастех .

Надежда на спасение, имеющее открыться в последнее время, о чем сказано пред сим, должна возбуждать радость (о нем же , т.е. о спасении, радуйтеся), не смущаемую скорбями, происходящими от различных напастей, точнее – искушений. Под искушениями разумеются здесь преимущественно гонения за веру, каким чаще всего подвергались христиане апостольского времени. Тяжело было переносить эти гонения и скорби; но если и надлежало (аще лепо есть) подвергнуться этим скорбям, не надобно было забывать, что они кратковременны (мало ныне прискорбни бывше) в сравнении с вечным спасением.

Ст. 7. Да искушение вашея веры многочестнейше злата гибнуща, огнем искушена, обрящется в похвалу и честь и славу, во откровении Иисус Христове.

Благость Божия к верующим и терпящим скорби за веру открывается не только в том, что эти скорби кратковременны в сравнении с вечною радостью спасения, но еще в том, что скорбями за веру возвышается достоинство веры подобно тому, как чрез огонь возвышается достоинство золота. Золото в огне очищается от сторонних примесей и в чистом виде является драгоценным металлом. Но несравненно драгоценнее вера, сохранившаяся целою и непоколебимою в огне искушений скорбями, восторжествовавшая над суровостью гонителей, презревшая их угрозы, обольщения и пытки. Впрочем о достоинстве веры, уцелевшей среди скорбных испытаний (искушение веры) и укрепленной ими, дает слабое понятие сравнение ея с очищенным чрез огонь металлом. Чистое золото почитается драгоценнейшим из всех металлов, но все же оно, как и всякое вещество, есть гибнущий металл. Будет время, когда «земля и вся, яже на ней дела, сгорят» (2Пет. 3:10). Тогда потеряет цену и золото, ибо сгорит. Это время есть день второго пришествия Христова, день откровения, или славного Его явления. Он явится тогда для произведения всемирного суда, – и перед судом Его вера в Него, выдержавшая испытание (искушение веры), «обрящетеся драгоценнее золота». Он увенчает ее похвалою, честью и славою. Для сей-то цели Он и посылает ей испытание скорбями.

Стт. 8, 9. егоже не видевше любите, и на Негоже ныне не зряще, верующе же, радуетеся радостию неизглаголанною и прославленною, приемлюще кончину вере вашей, спасение душам

Христос, праведный Судья и Мздовоздаятель, достойно и праведно в день славного явления Своего почтит похвалою, честью и славою тех, которые, хотя непосредственно телесными очами не видели Его во время земной Его жизни, любят Его. Любить Его побуждает вера в Него, как Сына Божия Единородного и Искупителя. Благо тем, которые имеют такую веру, хотя не зрят Христа по плоти. Таковых Сам Христос ублажает: «Блажени не видевшии, но веровавшии» (Ин. 20:29). Блаженство их состоит в духовной радости, «неизреченной и преславной», – самой возвышенной, которую они ощущают еще в настоящей жизни, достигая спасения душ, служащего целью веры (кончину веры). Велика эта радость, но она есть только предвкушение несравненно большей радости, ожидающей их в царстве славы, когда общение их со Христом будет еще теснее, и они будут наслаждаться сим общением не верою, но видением, ибо узрят Его лицом к лицу.

Стт. 10, 11, 12. О нем же спасении взыскаша и испыташа пророцы, иже о вашей (назначенной вам) благодати прорекоша, испытающе, в каково или в кое время являше (на которое или на какое время указывал) в них (сущий) Дух Христов, прежде свидетельствуя о Христовых страстех, и о славах, яже по сих: имже открыся, яко не им самем , но нам служаху сия, яже ныне возвестишася вам благовествовавшими вам Духом святым посланным с небесе, в няже желают Ангели приникнути.

Спасение душ, достигаемое верою во Христа Иисуса пришедшего, есть столь великое благо, что обладающие им несравненно счастливее ветхозаветных людей, веровавших во Христа Иисуса грядущего. Сие спасение, дарованное уверовавшим во Христа благодатию Божиею, было предметом изыскания и исследования пророков. Им открыто было Духом Святым, Который еще в Ветхом завете действовал в союзе с единосущным Ему Христом (Духом Христовым), – что спасение имеет совершиться чрез Христа, что для спасения Христос пострадает и затем прославится чрез воскресение, вознесение и распространение повсюду Его Церкви (прежде свидетельствуя о Христовых страстех и о славах, яже по сих). Получая откровение о сих событиях, пророки желали вместе с сим знать, когда именно они совершатся.

Им желательно было не только созерцать их в будущем, но и дожить до них, быть свидетелями их. И как они были бы счастливы, если бы желание их исполнилось (Мф.13:17), если бы они своими очами увидели Христа, своими ушами услышали из уст Его слово жизни и спасения! Но им не дано было это счастье. Им открыто было, что предсказанные ими события должны случиться в отдаленном будущем, до которого они не доживут, что не им самим, а нам служило то, что ими предвозвещено, как будущее, а нам проповедано, как совершившееся. Эту проповедь, эту благую весть о спасении принес на землю сам Христос Спаситель; но со времени сошествия Св. Духа на Апостолов она разнеслась по всей земле: Апостолы, благовествовавшие Духом Святым, посланным на них с небес, благовестили о Христе повсюду. Для самих Ангелов это благовестие составляет предмет напряженнейшего внимания (в няже желают Ангели приникнути). Их приводит в благоговейное удивление глубина богатства, премудрости и разума Божия, открывшаяся в деле спасения людей распятым и прославленным Христом. Если наше спасение так дорого Ангелам, не наипаче ли оно должно быть дорого для нас спасаемых?

Ст. 13. Темже, возлюбленнии, препоясавше чресла помышления вашего, трезвящеся, совершенне уповайте на приносимую вам благодать откровением (явлением) Иисус Христовым.

Если спасение, предреченное пророками, сделалось достоянием уверовавших в Иисуса Христа, то им ничего больше не остается делать, как стараться удержать за собой это достояние. Пусть никто из них не думает, что достаточно посредством веры вступить на путь спасения, чтобы явиться в числе спасенных в день откровения, то есть славного явления Иисуса Христа на суде. Уповать на получение сей благодати или милости могут только те, которые всю жизнь проводят в подвигах богоугождения, – «препоясавше чресла помышления, трезвящеся». Препоясывать чресла, то есть стягивать поясом вокруг чресл длинную и широкую одежду, принято было у древних, особенно у восточных жителей, для свободы движений во время работы, ходьбы, борьбы. Напоминая христианам, чтобы они «препоясывали чресла помышления», Апостол этим образным выражением дает им знать, чтобы они, как странники, идущие к небесному отечеству, не предавались беспечности, но ревностно упражнялись в подвигах богоугождения, все помышления устремляли к делу спасения души, сосредоточивали их на едином на потребу, не давая им отвлекаться в сторону. С сим сродни значение слова: трезвящеся. Идет речь о духовном трезвении, или духовной бдительности, потребной христианам, как духовным воинам, призванным вести непрерывную брань с врагами спасения-плотью, миром и особенно дьяволом, готовым воспользоваться нашей беспечностью, чтобы напасть на нас и сделать своею добычею. «Трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит , иский кого поглотити» – говорит Апостол в том же послании (5, 8). Опасность попасть в сети дьявола грозит особенно тем, которые, в надежде на милосердие Божие, думают, что безнаказанно могут предаваться духовной беспечности в деле спасения. Нет, предостерегает Апостол таковых, совершенно уповайте на благодать Божию, или на милость Его в день страшного суда, но в тоже время не ослабевайте в ревности к подвигам христианской жизни, и бдительно наблюдайте, не подкрадывается ли к вам враг спасения со своими кознями, и отражайте их с мужеством воина, всегда готового встретить врага и дать отпор ему.

Стт. 14, 15, 16. Яко чада послушания, не преобразующеся первыми неведения вашего похотении (не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашием), но по звавшему вы Святому, и сами святи во всем житии будите. Зане писано есть: святи будите, яко Аз свят есмь.

Продолжая речь об условиях, необходимых для того, чтобы упование на будущее блаженство не было тщетно, Апостол увещевает христиан проводить жизнь свято. Противоположная святости жизнь свойственна язычникам. Такую жизнь и проводили христиане до своего обращения к вере во Христа. Они предавались похотениям, то есть увлекались греховными чувственными желаниями, желаниями плотских чувственных удовольствий, в противоположность воздержанию, трезвости, целомудрию, и благо жизни поставляли в удовлетворении этих желаний. Таковую жизнь они вели в неведении, то есть потому, что не были просвещены светом истины и в самих богах своих находили пример грубой чувственности. Для обращенных ко Христу из язычества время этого неведения прошло. Бывшие рабами греха и слугами диавола сделались чадами Отца небесного по благодати возрождения, и, как детям свойственно слушаться отца, сделались чадами послушания, обязались во всем исполнять волю Отца небесного. Чего же требует от них воля Его? Требует, чтобы они «не сообразовались с прежними похотями, бывшими в неведении», не возвращались к прежнему образу жизни, но «по примеру призвавшего их Святого и сами были святы». Господь близок к миру, наполняет его Своим вездеприсутствием; но Он не оскверняется ничем нечистым в мире, как лучи солнца не оскверняются, проходя сквозь нечистые места. Господь не только Сам чужд нравственной нечистоты, греха, но Он ненавидит грех в других, даже «мерзок Ему помысел неправедный» (Притч. 15:26). Подобно сему и верующие во Христа должны быть святыми не только по внешнему поведению, но и по внутреннему духовному настроению. Церковь Христова есть царство не от мира сего, и потому принадлежащие к ней, хотя живут в мире, должны блюсти себя чистыми от всякой мирской скверны, должны вести себя так, чтобы видно было, что у них нет ничего общего между светом и тьмою, Христом и Велиаром, правдою и беззаконием. Заповедь: «Святы будете, яко Аз свят есмь», – Господь неоднократно чрез Моисея повторял избранному народу (Лев. 11:44, 19:2, 20:7, 26). Если ту же заповедь Апостол признает обязательною для христиан, это значит, что христиане суть такой же избранный народ, как все ветхозаветные верующие. Будучи народом избранным, они также были почтены от Господа названием народа святого, то есть священного (Исх. 19:6. Втор. 7:6), или посвященнаго на служение Ему. Это же достоинство принадлежит, по слову Апостола, новозаветным верующим (I Пет. 2:9). Посему и Церковь Христова именуется святою, то есть обществом людей, освященных благодатью для служения Господу. Сему достоинству должна соответствовать и жизнь принадлежащих к Христовой Церкви. Жить по церковному значит жить свято, не увлекаясь мирскими, противными святости обычаями.

Ст. 17. И аще Отца называете нелицемерно (нелицеприятно) судяща комуждо по делу, со страхом жития (странствования) вашего время жительствуйте.

К святости жизни побуждает страх пред судом Божиим. Христиане должны помнить, что имея в Боге Отца и взывая к Нему в молитве: Отче наш, они имеют в Нем также Судью, Который каждому по правде, нелицеприятно воздаст по делам его. Посему надежда на Его отеческую милость должна соединяться с опасением прогневать Его нерадением о преуспеянии в святости. Время настоящей жизни есть время странствования к небесному отечеству. Нерадящий о святости находится в опасности сбиться с пути, ведущего к сему отечеству.

Стт. 18, 19. Ведяще, яко не нетленным сребром или златом избавистеся от суетнаго вашего жития, отцы преданнаго, но честною кровию, яко агнца непорочна и пречиста Христа.

Строгий суд, угрожающий беспечным грешникам, совершенно справедлив, ибо их беспечность, их нерадение о святой жизни тем не извинительнее, чем выше цена жертвы Христовой, принесенной за наши грехи. До принесения этой жертвы люди проводили суетную жизнь, преданную отцами, то есть жили без надежды спасения, унаследовав путем естественного рождения древнее осуждение за преступление заповеди Божией в раю и умножая сие наследие личными грехами. Потребная была для умилостивления Бога такая жертва, которая вполне могла бы удовлетворить правосудию Божию, осудившему грешника на суетную, на бесплодную для спасения жизнь. В ветхозаветное время для умилостивления Господа приносимые были в жертву агнцы непорочные, без телесных недостатков. Но эти жертвы имели значение только потому, что служили предизображением умилостивительной жертвы Христа, пролившего за нас кровь Свою на кресте. Только эта жертвенная кровь вполне достаточна была для искупления нас, ибо проливший ее есть Агнец непорочный и пречистый. Все люди порочны и нечисты в нравственном отношении. Никто из них не только за других, но и за себя не мог дать цену избавления. Один Христос, яко безгрешный, мог Своею кровью искупить грешников, приняв на Себя вину их. Цена этой крови в очах Божиих настолько превышает цену серебра и золота, насколько вечность превышает время, нетление превосходит все тленные вещи, к числу которых относятся драгоценные металлы, имеющие вместе с землею погибнуть (ст. 18). Слава беспредельному милосердию Господа к грешникам, искупленным столь дорогою ценою; но горе тем, которые, хотя ведают (ведяще) величие жертвы Христовой, пренебрегают сие милосердие, продолжая проводить жизнь суетную, достойную вечного осуждения. Кровь Христова, пролитая за них, вопиет против них и требует отмщения, как кровь Авеля, ибо нельзя безнаказанно костенеть в грехах, за которые принесена столь драгоценная жертва.

Стт. 20, 21. Предуведена убо прежде сложения мира, явльшася же в последние лета вас ради, иже Его ради веруете в Бога, воздвигшаго Его из мертвых и славу Ему давша, яко да вера ваша и упование будет на Бога.

Христос еще прежде создания мира, еще прежде, чем явился в мире грех, предназначен был в жертву за грехи, как агнец непорочный. Долго ожидало человечество явления Его в мир; наконец Он явился в последние лета, чрез 5508 лет, в конце ветхозаветного домостроительства спасения. В этом заключается новое сильнейшее побуждение к святости для тех, которые дождались до этих последних лет. Ибо в сем отношении они имеют великое преимущество пред ветхозаветными. Последние знали Христа только по обетованиям о Нем, пророчествам и прообразованиям, и веровали во Христа грядущего. Но теперь эти обетования, пророчества и прообразования исполнились. Тот, Кто был предметом их, уже явился вас ради и Своим явлением укрепил веру в Бога в тех, которые и прежде веровали в Него. Вера в Бога, пока Он не явился во Христе Иисусе, воскресшем силою Его из мертвых, не была полна. Теперь же, когда в воскресении Христа из мертвых и в прославлении Его по самому человечеству открылась сила Божия к нашему спасению, нам дана возможность укрепиться не только в вере в Бога, но и в уповании на Него, ибо воскресение Христово и дальнейшее прославление Его есть залог нашего воскресения и прославления в будущем веке.

Стт. 22, 23. Души ваша очистивше в послушании истины Духом, в братолюбие нелицемерно, от чиста сердца друг друга любите прилежно, порождени не от семене истленна, но неистленна, словом живаго Бога и пребывающа во веки (чрез слово Божие живое и пребывающее во век).

С верою и упованием на Бога, о чем речь была пред сим, должна соединяться любовь к ближнему, нелицемерное, от чистого сердца братолюбие. Христианское братолюбие может иметь место только в душах очищенных (очистивше души ваша) от самолюбия чрез послушание истины, т.е. Евангельскому учению, повелевающему взирать на ближних, как на братьев и любить как себя самих. Успех в усвоении этого учения достигается при содействии благодати Св. Духа, ибо любовь к ближнему есть плод Св. Духа (Гал. 5:22). Почему мы должны взирать на ближних, как на братьев? Потому, что все люди имеют общего для всех Отца Бога. Особенно это должно сказать о христианах, которые духовно порождены от Бога. Рождение от людей, от истленного семени служит основанием братства людей по плоти, физического; но духовное, благодатное рождение от Бога есть основание духовного братства. Это рождение совершается «чрез слово Бога живое и пребывающее во веки». Оно, в силу присущей ему благодати, есть семя духовной жизни, когда воспринимается верующею душею. Ибо «вера от слуха, слух же глаголом Божиим» (Рим. 10:17).

Стт. 24, 25. Зане всяка плоть яко трава, и всяка слава человеча яко цвет травный: изсше трава, и цвет ея отпаде: глагол же Господень пребывает во веки. Се же есть глагол благовествованный в вас.

Сказав пред сим, что глагол Господень, служащий проводником благодати, возрождающей к духовной жизни и чрез то делающей возрожденных чадами Господними и братьями, есть глагол или слово Божие живое и пребывающее во век, Апостол подтверждает это положение ссылкою на слова пророка Исайи (Ис. 40:6 и д.). Речь у Пророка собственно о Господних обетованиях. Эти обетования не преложны в противоположность словам человеческих обещаний. Человек может надавать много обещаний, но не всегда в силах исполнить их. Пока он жив, он еще может, и то не всегда, что-нибудь сделать согласно своему обещанию; но жизнь всякого человека скоротечна, и всякая слава его непрочна, оканчивается с жизнью в том смысле, что смерть равняет всех – славных и худородных, богатых и нищих. С ними происходит то же, что с травою и цветом на ней. Трава не долго зеленеет, скоро засыхает. Цвет, восхищавший зрителя красотою и великолепием, отпадает. В виду скоротечности человеческой жизни и непрочности земной славы, нельзя положиться на человеческие обещания. Что готов был человек сделать для вас вчера, того не может он сделать сегодня, смерть лишает его этой возможности. Не таков глагол Господень. Как Сам Господь присносущ и не изменяем, так и глаголы, или слова обетования Его непреложны: если не в сей, то в будущей жизни непременно исполнятся. «Се же есть глагол, благовествовав в вас», – заключает Апостол. Семя духовной жизни, посеянное словом Господним, непременно даст плод в свое время, если только упадет на добрую почву. Если же не будет от него плода, вечного блаженства, то не слово Божие, вечно жизненное и пребывающее, виною тому, а сам человек, «ибо не изнеможет у Бога всяк глагол» (у Бога не останется бессильным никакое слово) (Лк. 1:37).

Гл. 2, стт. 1, 2, 3. Отложше убо всяку злобу и всяку лесть (коварство) и лицемерие и зависть и вся клеветы, яко новорождени младенцы, словесное и нелестное (чистое) млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во спасение, понеже вкусисте, яко благ Господь.

Начало этого отделения имеет необходимую связь с наставлением о братолюбии в 22-м стихе предшествующей главы. Продолжая это наставление, Апостол увещевает христиан отложить противоположные братолюбию грехи – всякую злобу, то есть все виды недоброжелательства и вражды к ближнему, – коварство – злоумышление, – лицемерие – отсутствие чистосердечия и искренности в обращении с ближними, – зависть и клеветы. А для утверждения себя в братолюбии Апостол заповедует христианам «возлюбить словесное и чистое млеко», то есть слово Божие, питающее души усладительным и чистым учением истины. Нельзя не приметить, что, говоря о словесном млеке, Апостол имеет в виду соответствие новозаветных верующих с ветхозаветным избранным народом. Обетованная земля, данная ему в удел, «кипела медом и млеком». Подобно сему и новозаветная Церковь обилует духовною пищей, заключающеюся в слове Божием, сладостном и питательном для души, как молоко для тела. Заповедь о братолюбии имеет ту связь с заповедью о любви к слову Божию, что христиане возрождены словом Божиим и, как возрожденные, сделались сынами Божиими по благодати, следственно и братьями. Но как младенцы, получившие жизнь от матери, питаются молоком её, без чего они не могут благополучно расти, так и порожденные словом Божиим могут возрастать в духовной жизни для спасения не иначе, как под условием питания тем же словом Божиим, которое породило их. Оно есть не только семя, послужившее началом их духовной жизни, но вместе пища для поддержания её и дальнейшего преуспеяния в ней. Христиане, вкушающие эту пищу и ощущающие сладость её, уже по собственному опыту могут судить, как благ Господь (Пс. 33:9), подающий им эту пищу.

Стт. 4, 5. К немуже приходяще, камени живу, от человек убо уничижену, от Бога же избрану, честну, и сами яко камение живо зиждитеся во храм духовен, святительство (священство) свято, возносити жертвы духовны, благоприятны Богови Иисус Христом.

С любовью к слову Божию верующие во Христа должны соединять ревность об угождении Богу посредством духовного служения Ему. Духовное служение Господу требовалось и от ветхозаветных верующих. «Жертва Богу дух сокрушен» (Пс. 50:19). «Милости хочу, а не (одной вещественной) жертвы" (Ос. 6:6). Тем паче духовное служение обязательно для новозаветных верующих. «Бог есть Дух, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися» (Ин. 4:24), рек Господь Иисус. Посему и ап. Петр увещевает верующих «возносити жертвы духовны, благоприятны Богови Иисус Христом», т.е. молитвы, также дела благотворения и общения любви, «таковыми бо жертвами благоугождается Бог» (Евр. 13:16).

Принесение вещественных жертв и совершение общественного богослужения возложено было в Ветхом завете на священнический чин. Равно и в новозаветной Церкви поставляются особые священнослужители для совершения церковных служб. Но как в ветхом завете помимо богоустановленного священства все члены избранного народа предназначены быть «царственным священством и народом святым» (Исх. 19:6), т.е. с дерзновением возносить духовные жертвы к Царю небесному, так в том же смысле и новозаветные верующие призваны к тому, чтобы быть священством святым (святительство свято). – В ветхом завете вещественные жертвы приносимы были в храме; равно и внешнее новозаветное богослужение совершается в храмах. Но как помимо вещественнаго храма в ветхом завете весь народ избранный был местом селения Бога Израилева или церковью Его в духовном смысле (Лев. 26:12; 2Кор. 6:16), так и новозаветные верующие призываются Апостолом Петром устроять из себя дом духовный («зиждитеся в храм духовен»). Подобное говорит о них Апостол Павел: «не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор. 3:16). – Вещественный храм созидается из бездушных камней: верующие во Христа, в совокупности своей образующие храм Божий, суть живые камни этого храма, одушевленные верою во Христа и сею верою соединенные между собою так же тесно, как плотно соединены в вещественном здании камни. – Главным основанием вещественного храма служат краеугольные камни. Основанием духовного храма, образуемого обществом верующих во Христа, служит Сам Христос, камень живый, Который Сам в Себе есть жизнь и есть источник духовной жизни для верующих (Ин. 1:4; 5:26; 15:4). Он, по слову псалмопевца, уничижен зиждущими, т.е. вождями Иудейского народа, отвергнут ими; но Он сделался главою угла, краеугольным камнем основанной им Церкви. Эти слова псалмопевца Иисус Христос прилагает к Себе (Мф. 21:42). К Нему же относит их Апостол (Деян. 4:11). Основанная на сем камне Церковь (Еф. 2:10) так крепка, что будет сохраняться до скончания века, неодолимая вратами ада (Мф. 16:18). Это поистине камень «избранный и многоценный» (честен), как говорится в следующем стихе на основании ветхозаветного писания.

Ст. 6. Зане писано есть в писании: се, полагаю в Сионе камень краеуголен, избран, честен (драгоценный): и веруяй в Онь не постыдится.

Пророк Исайя, из книги которого взяты сии слова (Ис. 28:16), сказал их от лица Господа для возбуждения в Иудеях надежды на Него в бедах и напастях. Иудеям грозила опасность от нашествия Сеннахирима. Иудеи не боялись этой опасности, – они надеялись на помощь Египтян и на свои военные крепости. Исайя разрушает их надежды и говорит, что помощи надо ждать от Единого Господа, живущего в Иерусалиме, во святом храме. Его всемогущая сила есть несокрушимый камень, и верующие в эту силу, возлагающие упование на нее, не постыдятся. Таковым благонадежным камнем действительно явил Себя Господь во время осады Иерусалима войсками Сеннахирима. Езекия прибегнул к Господу с молитвою о спасении. Иерусалим спасен был: войска Сеннахирима погибли под стенами его. Но Иерусалим земной был образом новозаветного Иерусалима, Христовой Церкви. В отношении к ней Христос, Божия присносущная Сила, является тем же, чем был Господь для земного Иерусалима,– спасительною силою для всех верующих в Него и уповающих на Него. По истине Он есть камень избранный, отборный, достойный предпочтения пред всеми человеческими силами, и потому многоценный для основанной на нем Церкви. Как Он Сам непоколебим, так непоколебима и не преоборима Церковь, состоящая из живых камней, – верующих душ.

В подлежащей рассмотрению паримии содержится увещание христианам о неукоризненном поведении среди язычников, о покорности подданных властям, рабов – господам (1Пет. 2:11–20).

Гл. 2, ст. 11. Возлюбленнии, молю яко пришельцев и странников, огребатися (удаляться) от плотских похотей, яже воюют на душу.

Если христиане должны взирать на себя, как на пришельцев и странников, т.е. смотреть на земную свою жизнь, как на время странствования к небесному отечеству, если посему они не должны забывать, что земная жизнь дана им для приготовления к вечности, то нет сомнения, что паче всего они должны заботиться о спасении души. Для временных обитателей земли спасение души дороже всего на свете. Ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16:26). Что же нужно для спасения души, для достижения вечного блаженства? Нужно «удаляться от плотских похотей», то есть от чревоугодия, любострастия, любостяжания, гневливости (Гал. 5:19–20). Горе христианину, увлекающемуся этими похотями! Они грозят погубить душу, ибо воюют на нее. Душа по своей природе, как сотворенная по образу и подобию Божию, стремится к Богу, к общению с Ним верою, надеждою и любовью. Плотские похоти подавляют это стремление, ведут против него войну и, одерживая победу, уподобляют человека скотам несмысленным. Примером преобладания и пагубного для души действия плотских похотей служили язычники. Непросвещенные учением истины, они дальше земной жизни не простирали взора, цель ея поставляли в удовлетворении одних чувственных потребностей и прихотей, и потому всячески старались извлекать из неё все, что она могла дать приятнаго для чувственности. В самих богах своих они видели пример потворства чувственности. Христиане, живя среди язычников, должны быть далеки от подражания им, должны мудрствовать горняя, а не земная, если не хотят лишиться спасения и угождением плоти погубить на веки душу.

Ст. 12. Житие ваше имуще добро во языцех, да о немже клевещут вас аки злодеев, от добрых дел видевше, прославят Бога в день посещения.

Удаление христиан от плотских похотей возбуждало ненависть к ним со стороны предававшихся плотоугодию язычников. «Всяк бо делаяй злая ненавидит света и не приходит к свету, да не обличается дела его, яко лукава суть» (Ин. 3:20). Ненависть язычников к христианам обнаруживалась в клеветах на них. Язычники обвиняли их в возмутительных преступлениях и злословили их как злодеев, как врагов общественного порядка. Так христиане не принимали участия в общественных увеселениях, зараженных духом идолопоклонства, и за то слыли ненавистниками человеческого рода. Христиане отказывались именовать языческого императора Господом и Богом, клясться его именем, воскурять фимиам пред его статуей: их обвиняли в оскорблении величества. Христиане, для безопасности от язычников, собирались на богослужение по ночам в потаенные места: их за это называли заговорщиками и крамольниками. Римское государство опустошали неурожаи, моровыя язвы, нападения варваров: вину всех этих бедствий слагали на христиан, – это они прогневали богов. Христиане, одушевляемые братскою любовью друг к другу, соединялись в общественных собраниях за одною общею трапезою: за эту духовную любовь их обвиняли в невоздержании и разврате. Они благоговейно причащались тела и крови Христовой: на них за то возводили клеветы в людоедстве, в заклании младенцев для употребления в пищу. Словом, не было ни одного злаго глагола, которого не распускали бы о христианах враги их. – Что надлежало делать христианам, чтобы рассеять предубеждения и клеветы против них со стороны язычников? Апостол заповедует им «житие иметь добро во языцех», то есть вести себя хорошо, неукоризненно в сношениях с язычниками, именно – добросовестно исполнять гражданские обязанности, не противные вере, честно заниматься делами торговыми и промышленными, покорствовать властям, принимать живое участие в нуждах отечества, не уклоняться от военной службы. Постоянство христиан в таком образе действия не может остаться без добрых последствий. Многие из язычников будут называть лицемерием неукоризненное внешнее поведение христиан; но найдутся между язычниками и такие, которых оно заставит усомниться в справедливости возводимых на христиан обвинений, войти в точное исследование, действительно ли христиане виноваты в том, в чем их обвиняют, и действительно ли тайные собрания христиан имеют преступный характер. И если такие обвинения не подтвердятся, если путем дознания выяснится, что христиане неукоризненно себя ведут не только в сношениях с язычниками, но и в тайных своих собраниях, то, «видя их добрые дела» беспристрастные язычники не только перестанут враждовать против христиан, но еще «прославлять Бога в день посещения», то есть раскаются в своей вине против христиан и в тот самый день, когда Господь посетит их Своею милостью, просветит их духовные очи, омраченные предубеждением, за сию милость прославят Бога. И нет сомнения, что это прославление Бога, эта благодарность Ему за вразумление претворит их из врагов христианской веры в исповедников её.

Стт. 13, 14. Повинитеся убо всякому человечу созданию Господа ради: аще царю, яко преобладающу, аще ли же князем, яко от него посланным, во отмщение убо злодеем, в похвалу же благотворцем.

Так как христиан подозревали в злоумышлении против государства и правительства, то для отклонения этих подозрений Апостол заповедует им повиноваться всякому человеческому начальству. Помните, как бы так говорит им, что вы – члены не только церковного общества, но и гражданского. Посему не позволяйте себе ничего такого, за что вас можно было бы укорить в презрении гражданских установлений: «повинитеся всякому человеческому созданию», т.е. всем представителям гражданской власти. Человеческим, т.е. гражданским созданием, или установлением, они называются в противоположность церковным установлениям, а отнюдь не потому, чтобы они не зависели от Бога, ибо «несть власть, аще не от Бога, сущие же власти от Бога учинены суть» (Рим. 13:1). Как члены гражданского общества, христиане должны помнить, что они обязаны гражданским властям благами общежития, – охранением своих прав – личности, чести, собственности. Если они дорожат этими правами, то свято должны исполнять обязанности в отношении к лицам, призванным охранять их права. Прежде всего они должны повиноваться царю, как носителю верховной власти («яко преобладающу»), затем другим властям, посылаемым от него для управления тою или другою областью, облеченным полномочием карать злодеев и покровительствовать своим одобрением добрым гражданам («в похвалу благотворцем»). При исполнении долга покорности гражданским властям не надобно стесняться тем, что эти власти – языческие. «Повинитеся Господа ради», т.е. из угождения Господу Иисусу Христу, Который заповедал: «воздадите кесарева кесареви, и Божия Богови» (Мф. 22:21), и Сам был верным подданным Римского кесаря. Притом и потому должно повиноваться языческим начальникам Господа ради, что они суть слуги Божии, противиться которым значит противится Божию повелению (Рим. 13:2). Сами по себе в своей личной жизни они могут быть не хороши; но законы, которыми они руководствуются в своих распоряжениях, и самые распоряжения, за исключением законов и распоряжений, направленных против христианской веры, хороши и благотворны. Нерон, Тиберий, Калигула были нечестивые и беззаконные государи; но в их царствование издаваемы были полезные узаконения и от лица их приводимы были в исполнение строгие судебные приговоры против преступников.

Ст. 15. Яко тако есть воля Божия, благотворящим обуздовати безумных человек невежество.

Увещание, чтобы христиане повиновались языческим властям для отклонения обвинений в злоумышлениях, Апостол подкрепляет указанием на волю Божию: Господу угодно, чтобы вы благотворяще, добросовестным исполнеием гражданских обязанностей «обуздовали безумных человек невежество», т.е. заграждали уста людей невежествующих, – тех, которые клевещут на вас (ст. 12), приписывая вам дурные намерения по грубому неразумению или непониманию цели ваших тайных собраний, толкуя в дурном смысле совершаемыя в них действия.

Ст. 16. Яко свободни, а не яко прикровение имуще злобы свободу, но яко раби Божии.

Не думайте, будто с повиновением языческим властям несовместна христианская свобода. Пусть так думают еретики-гностики, которые, под предлогом (прикровением) христианской свободы, ложно понимаемой ими, презирают начальство и ведут распутную жизнь (Иуд. 1:4, 8). Христианская свобода состоит в свободном служении Богу, свойственном чадам Божиим по благодати возрождения. Как чада Божии, христиане суть вместе чада послушания Господу (1Пет. 1:14), обязанные исполнять волю Его с сыновнею любовью и вместе с беспрекословною рабскою покорностью. Итак, если свобода христианская немыслима без рабской покорности воле Божией, то всякому понятно, как грешно уклоняться от исполнения требуемых волею Божиею нравственных обязанностей и в частности – обязанности повиноваться властям, хотя бы и языческим.

Ст. 17. Всех почитайте, братство возлюбите, Бога бойтеся, царя чтите.

Все люди, кто бы они ни были, верные или неверные, знатные или незнатные, богатые или бедные, образованные, или необразованные, – достойны почтения, ибо все созданы по образу Божию. В лице их должно чтить достоинство богоподобной духовной природы, хотя бы и не все вели себя, как свойственно богоподобным. – «Братство возлюбите». Должно любить всех людей, как ближних наших по общему происхождению от Бога Творца; – но преимущественно должны быть близки нашему сердцу братья по благодати возрождения, т. е. члены христианского общества. – «Бога бойтеся», – опасайтесь оскорблять Его грехами, ибо Он есть существо всеведущее, от которого нельзя утаить ни одного греха, существо всесвятое, которое ненавидит грех, существо правосудное, которое нельзя безнаказанно прогневать коснением в грехе.– «Царя чтите»: он есть орудие Божеского промышления о людях, «слуга Божий, отмститель в наказание делающему зло» (Рим. 13:4).

Ст. 18. Раби, повинуйтеся во всяком страсе владыкам, не токмо благим и кротким, но и строптивым.

Христиане не должны почитать унижением своего христианского достоинства повиноваться не только общественным властям языческим, но и частным владельцам язычникам, если находятся в рабстве у них. Сие повиновение должно соединяться со страхом, – с опасением, не сделать бы чего против их воли, если только это не противно христианской совести. В последнем случае лучше повиноваться Богу, чем людям. Легко повиноваться господам добрым и кротким, человеколюбивым и снисходительным; – напротив не легко угодить на строптивых, суровых и жестоких; но и последним надобно служить усердно, боясь не столько гнева их, сколько недобросовестности в исполнении обязанности в отношении к ним.

Стт. 19, 20. Се бо есть угодно пред Богом, аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. Кая бо похвала, аще согрешающе мучими терпите? Но аще добро творяще и страждуще терпите: сие угодно пред Богом.

От господ суровых и жестоких приходилось рабам христианам терпеть многообразные скорби. Тяжело было подвергаться этим скорбям; но если кто подвергался им незаслуженно (без правды) и переносил их с помышлением о Боге (совести ради Божия), т.е. никому не жаловался, а только пред одним Богом возвещал печаль свою, от Него единого ожидая утешения и помощи, то он мог быть уверен, что такое душевное настроение угодно Богу. Что же касается до тех рабов, которые были мучимы за преступления (согрешающе мучимы), терпели побои заслуженно, то здесь не было ничего такого, за что следовало бы им ожидать благоволения Божия, похвалы от Бога. В сем случае господа, обращаясь с ними сурово, поступали справедливо. Само собою впрочем понятно, что здесь имеется в виду терпение озлоблений от господ без смирения и покаяния пред Господом. Господу всегда угодно, если кто терпит заслуженное наказание со смирением, самоосуждением и раскаянием. Особенно же угодно Ему, если добротворящие и страждущие терпят, то есть, если терпеливо переносят суровое обращение господ при всей добросовестности в исполнении рабской службы. Причиною суровости и несправедливости господ язычников в отношении к рабам христианам бывала нередко ненависть к их вере. Рабы подвергались гонениям не за службу, которую исполняли исправно, а за веру, которую твердо исповедывали.


Источник: Толкование на паремии / еп. Виссариона. - Изд. 2-е, вновь пересмотренное. : в 3 томах. - Санкт-Петербург : Изд. книгопродавца И. Л. Тузова, 1894-1896. (Синодальная тип.). / Т. 3: Паримии из новозаветных книг. - 1896. - 605, V с.

Комментарии для сайта Cackle