профессор Юлиан Андреевич Кулаковский

История Византии. Том III: 602–717 годы1

Ираклий

Первое десятилетие правления Ираклия. Избрание на царство. Династический принцип верховной власти. Общее состояние государства и правительства

Казнь Фоки была заключительным моментом переворота. Его счастливый противник был первым кандидатом на освободившийся престол римского императора. Но Ираклий от имени своего отца заявил, что целью его похода было низвержение тирана, и предложил синклиту избрать на царство достойного, указав на Приска, а сам заявлял готовность вернуться к своему отцу. 85 Приск, скомпрометировавший себя изменой своему тестю, не мог явиться соперником сокрушителю тирана, и «в десятом часу» того же дня, когда был казнен Фока, патриарх Сергий, являвшийся единственным законным представителем пребывавшего в состоянии анархии государства, совершил венчание Ираклия на царство. Церемония состоялась внутри дворца в храме св. Стефана. 86

Одновременно с венчанием на царство патриарх совершил бракосочетание Ираклия с его невестой Фабией, которая приняла при этом царское имя Евдокии. Она была также увенчана царским венцом и приняла титул августы. На третий день нового царствования император справлял в первый раз игры на ипподроме, и завершение победы было ознаменовано особым зрелищем, характеризующим нравы того времени: голова Леонтия, труп которого был сожжен вместе с истерзанными останками Фоки на площади Тавра, была принесена на ипподром и сожжена на костре. На тот же костер брошена была статуя Фоки, которая некогда была водворена на ипподроме с подобающей торжественностью, а также и знамя дима венетов, которые являлись партией Фоки после его разрыва с прасинами. 87

По старой традиции Ираклий принял консульство на ближайший год. Но этот консулат был только титулярный и обошелся без торжественного выезда и без раздачи подарков чинам двора, синклиту и народу. 88 Очевидно, состояние государственного казначейства не позволяло обставить это торжество подобающей пышностью.

Облекшись царской властью, Ираклий с первых годов своего правления придал своему положению династический характер. Οт брака с Евдокией он имел дочь Евдокию, родившуюся 7 июля 611 года, и сына Константина – 3 мая 612. 4 октября 612 года он отправил церемонию венчания царским венцом своей дочери. Это торжество совершилось в церкви св. Стефана и закончилось выездом в колеснице в храм св. Софии. Царевну держали на руках два сановника: кубикуларий и хартуларий Филарет и кастриций Синет. 21 декабря того же года совершилось венчание на царство младенца Константина. Обряд возложения венца совершил сам император во дворце, вероятно, в том же храме св. Стефана; затем последовал высочайший выход на ипподром, где младенца-августа приветствовали члены синклита и славословили димы. Торжество закончилось выездом в храм св. Софии, которое младенец совершил на руках того же Филарета. Эти события жизни царского дома широко оглашались в империи, и автор Пасхальной Хроники занес их с точными деталями в свои записи. 89 В водворении чуждого по существу идее римского императора принципа династии Ираклий пошел дальше Маврикия и приобщал на государственных актах имя своего сына своему, как соправителя. Одновременно с венчанием на царство восьмимесячный август был помолвлен с малолетней дочерью двоюродного брата императора, Никиты, Григорией, а 17 лет спустя совершилось бракосочетание.

Надежда Ираклия создать династию осуществилась, и его род правил в течение столетия. Но сам Ираклий создал большие и тяжкие по своим последствиям затруднения своим вторым браком. Императрица Евдокия была подвержена эпилепсии и умерла в год рождения сына (13 августа); а через год после того Ираклий вступил в брак с дочерью своей сестры Марии, Мартиной, от первого ее мужа, Мартина. Брак с такой близкой родственницей был запрещен церковными канонами. Патриарх Сергий заявил протест, но вынужден был уступить и покориться воле государя; население столицы выражало на играх на ипподроме резкое осуждение императору, но партия прасинов отстаивала своего сочлена от нападок противников. 90 Мартина была увенчана царским венцом, получила титул августы и приняла имя Анастасия-Мартина. 91 От этого брака у Ираклия было девять детей. Современники видели гнев Божий в том, что первый сын от Мартины, носивший имя Флавия, имел врожденный недостаток: его расслабленная шея не держала головы; второй, Феодосий, был глухонемой. Первый жил недолго, второй был жив еще в 629 году. Два сына и две дочери умерли в младенческом возрасте. Пережило отца пятеро: две дочери и три сына. Старший из них получил при крещении имя Константина, но остался в истории с уменьшительным именем Ираклона. 92 Он родился в Лазике в 626 году, в 638 был венчан царским венцом и объявлен соправителем отца и единокровного брата Константина, сына Евдокии. Обе дочери были венчаны царским венцом и носили титул август. Кровосмесительный брак с Мартиной принес тяжкие осложнения, омрачившие последние годы жизни Ираклия, и вызвал после его смерти кровавый переворот.

Принимая в свои руки судьбы империи, Ираклий не мог не сознавать трудности предстоявшей ему задачи. После восьми лет несчастного и позорного правления Фоки, империя была в полном упадке. Персы отвоевали все армянские области, как те, которые входили в состав империи издавна, так и приобретенные вновь при Маврикии по договору с Хосровом. С отвоеванием Армении под власть персов вновь перешла Иверия, также уступленная Хосровом в 591 году. Походы Шахрбараза утвердили власть персидского царя во всей Месопотамии, и восточная граница переместилась на линию Евфрата. В западных областях, ближайших к столице, невозбранно утверждались славяне под верховной властью аварского хана, и города побережья поддерживали морем сношения со столицей империи. Военные силы империи были в полном расстройстве. Часть старых полков из Фракии была переведена Фокою на восток, где и подверглась разгрому в несчастных битвах с персами. Когда Ираклий вскоре после вступления на престол сделал расследование с целью выяснить имена военных людей, принимавших участие в бунте против Маврикия в 602 году, то во всем составе армии таких оказалось только два человека. 93 Утрата богатых и культурных стран за Евфратом и Армении должна была тяжко отразиться на состоянии государственного бюджета, а расстройство торговли с востоком, являвшееся неизбежным последствием войны, подрывало ресурсы государственной казны. Если можно дать веру сообщению Иоанна Никиуского, то Ираклий нашел казну совершенно пустой, так как Фока с Леонтием в последний час утопили в море все царские сокровища. 94

Свидетельством о тех финансовых затруднениях, которые испытывал Ираклий в первые годы своего правления, является изданный в 612 году указ о числе клириков «Великой церкви» (т. е. храм св. Софии) и «святой Богородицы во Влахернах почитаемой», а также штаты служб патриархии. Точно определяя цифры разных категорий клириков и служащих, император запрещает всякие отступления от этих норм, а также прием в штаты сверх комплекта по проискам заинтересованных лиц. 95 Придворная знать за время правления Фоки еще более развратилась, и всякого рода произвол властных людей царил даже в ближайшем окружении двора. Развращение общественных отношений в первые годы правления Ираклия рисует один эпизод, сохраненный Никифором. – Некто Вутилин, принадлежавший по рангу к кандидатам, как назывался особый разряд придворных чинов военного звания, обладал большими земельными угодьями вблизи столицы и обижал своих соседей в пограничных спорах. В числе его соседей была одна вдова. По приказанию Вутилина, его люди пошли войной на соседей, и в схватке был убит сын вдовы. С окровавленной одеждой сына вдова поспешила в столицу искать правды на суде императора. Она его увидала, когда он садился на коня, и, схватив за узду и показывая одежду сына, накликала на императора такую же беду, если он не отомстит за ее обиду. Ираклий успокоил несчастную мать и обещал наказать Вутилина. Кара, однако, замедлилась. Зная за собою незаконные поступки, Вутилин не являлся в столицу. Однажды во время ристаний на ипподроме император заметил Вутилина в рядах публики и приказал префекту города арестовать его. Вызвав затем вдову, он выдал ей Вутилина, предоставив ей осуществить свое право мести. И Вутилин погиб таким же родом смерти, как и сын вдовы. 96

Дикий произвол и кровавые казни Фоки расстроили ряды служилой знати, окружавшей двор, и общая измена Фоке в роковые для него дни водворила полную анархию. Ираклию предстояла задача организовать правительство. Как он справился с нею, о том наше предание сохранило лишь самые скудные сведения. Следуя примеру предшественников, он старался, по-видимому, окружить себя родственниками. Его брат Феодор занял пост куропалата, а Никита сохранил завоеванное им положение правителя Египта. 97 Эти два человека стояли ближе всех к новому трону. Что касается Приска, который был связан с Ираклием соучастием в перевороте, то за ним было сохранено звание комита экскувитов, но Ираклий не оставил его при себе в столице, а поручил ему командование войском на восточной границе.

Успехи персов в войне с империей. Завоевание Сирии и Палестины. Судьба Иерусалима. Посольство к Хосрову от сената. Деятельность Никиты в Египте. Завоевание Египта персами

Перемена на троне императоров не оказала никакого воздействия на отношение Хосрова к империи. По старому этикету дипломатических сношений новый государь оповещал специальным посольством об этом событии дружественные дворы. Но в сношениях с Персией действовало правило об испрошении предварительного согласия на принятие посольства. Война устраняла возможность предварительного запроса, и в византийских источниках нет сведений о том, чтобы Ираклий делал попытку известить Хосрова о совершившейся перемене. 98 Полководец Шахин, закончивший отвоевание Армении, занял еще в правление Фоки город Кесарию в Каппадокии и утвердился в ней. Приск, приняв командование на восточной границе империи, обложил город и осадил его. Весною следующего года, когда земля покрылась травой и Шахин мог надеяться прокормить свою конницу, он вышел из города, поджег его, пробился через посты осаждавших и начал обратный путь в Армению. Приск его не преследовал и водворился в пострадавшем от персов городе. 99 Весною того же 611 года Шахрбараз, переходивший через Евфрат еще в 610 году, opraнизовал поход для завоевания Сирии. Войска, стоявшие в Антиохии, выступили против него, но понесли тяжкое поражение, и в мае месяце Шахрбараз овладел столицей Востока. Он взял затем города Апамею и Эмессу. 100

Хосров вызвал Шахина из Двина, где он имел свою стоянку, ко двору и приказал ему двинуться на поддержку Шахрбараза. В исполнении этого повеления Шахин прошел на Евфрат и овладел городом Мелитеной (612 г.). 101 Приск не проявлял никакой инициативы в отражении неприятеля, и это вызвало подозрение в отношении к нему со стороны Ираклия. Покинув столицу, он решил повидаться с Приском в Кесарии, чтобы обсудить план военных действий. Никифор, наш единственный источник в данном случае, выставляет дело так, что Приск притворился больным и не устроил императору подобающей встречи; а когда Ираклий посетил его на дому, оскорбил его замечанием, что император не должен покидать столицы. Заподозрив Приска в злых умыслах, Ираклий скрыл обиду и обставил самым почетным образом приглашение Приска в столицу, а именно: предложил ему быть восприемником первенца-сына от святой купели. На это торжественное придворное событие прибыл в Константинополь и Никита из Александрии. Приск явился с подобающей его положению военной свитой. Устроив заседание синклита, Ираклий обличил его в злых умыслах и, бросив ему в лицо изобличавшие его документы, постриг его в монахи и заключил в монастыре, носившем имя Хора. 102 Дружине Приска он объявил о его пострижении и зачислил ее в свои доместики. Событие это произошло 5 декабря 612 года. 103 Состояние Приска было конфисковано и разделено между Феодором и Никитой. Пост комита экскувитов занял Никита, но его не исправлял, так как вскоре отбыл в Египет. 104

Устранив Приска, Ираклий искал в среде оскудевшей знати человека, опытного в военном деле, и остановил свой выбор на Филиппике, зяте имп. Маврикия, который в 603 г. принял пострижение в связи со следствием о первом заговоре против Фоки и проживал в своем монастыре в Хрисополе. Филиппик принял предложение и, сложив духовный сан, отправился в Кесарию, где и вступил в командование армией.

В 612 году Сирия подверглась нашествию арабов, о чем сохранил краткую заметку Феофан, 105 а в 613 г. Ираклий сделал попытку задержать наступательные действия персов. Ираклий приказал Филиппику совершить поход в персидскую Армению, а сам, вместе с братом Феодором, став во главе военных сил, выступил на отвоевание Сирии. Так как Шахин увел из Армении свои войска на соединение с Шахрбаразом, то Филиппику удалось вторгнуться в персидскую Армению. Он вступил в провинцию Арарат и достиг реки Аракса в области города Валаршапата (Эчмиадзин). Шахин, по приказанию Хосрова, быстро сделал обратный поход и, дойдя до Аракса, разбил свой лагерь поблизости от римских позиций. Хотя персы были страшно ослаблены быстрым походом, но Филиппик не чувствовал себя достаточно сильным для встречи с ним. Он покинул свои стоянки в области Ниг и, пройдя через области Ширак и Вананд, прошел на Феодосиополь и вернулся в Кесарию. Персы не могли его преследовать ввиду истощения лошадей от большого похода и заняли свои прежние стоянки в Армении. 106

Попытка самого Ираклия дать отпор персам в Сирии окончилась полной неудачей. Его противником был Рахзад, с которым он встретился много лет спустя при более счастливых обстоятельствах. 107 В области Антиохии произошло кровопролитное сражение, окончившееся победой персов. Ираклий отступил к Киликийским воротам. Здесь произошла вторая битва, в которой победа досталась Ираклию; но персы получили подкрепление, и войска Ираклия бежали. Киликия была открыта, и персы заняли Тарс. 108 По-видимому, еще раньше этих военных действий Шахрбараз овладел Дамаском. 109

После этого нового удара Ираклий попытался вступить в переговоры с Хосровом и отправил к нему посольство; но послы не были приняты. Таково сообщение Феофана. 110

Утвердившись в Дамаске, Шахрбараз двинулся на запад, на завоевание Палестины, и, быть может, в конце того же 613 года, или в начале следующего, занял главную крепость Палестины, Кесарию, а также порт Арсуф. По-видимому, персы не встречали в Палестине никакого отпора. Военные силы империи были в полном расстройстве, а местное иудейское население видело в персах избавителей от того гнета, который оно терпело в империи, и охотно признавало персидскую власть над собой. Овладев приморьем, Шахрбараз начал поход в направлении Иерусалима. Путь его лежал через город Диосполь (Лидда). Когда среди монахов, ютившихся во множестве в окрестностях Иерусалима, распространилась весть о приближении персидского войска, началась паника. Покидая свои монастыри и пещеры, они бежали в Аравию. 111 Хотя Иерусалим был окружен мощными стенами, над сооружением которых много потрудилась в свое время императрица Евдокия, имел весьма большие размеры и очень многолюдное население, умножившееся бежавшими перед нашествием персов христианами, но патриарх Захария не имел надежды отстоять город от персов; и когда Шахрбараз вступил с ним в переговоры и предложил сдать город без сопротивления, то патриарх, во избежание кровопролития, склонился к этой мысли. По сообщению Себеоса, сдача состоялась, и в город вступил отряд персидского войска. Но христианское население обвинило патриарха в предательстве и измене, и он, опасаясь за свою жизнь, прервал сношения с Шахрбаразом. Персидский отряд был перебит, и в городе началось жестокое избиение иудеев. Те из них, кому удалось спастись, бежали к персам. 112 В новооткрытом источнике, цветистой и риторически украшенной повести Антиоха Стратига «Пленение Иерусалима персами», также рассказывается о миролюбивом настроении патриарха Захарии и его готовности сдать город персам; но нет упоминания ни о вступлении в Иерусалим персидского отряда, ни о резне в среде иерусалимского населения. По словам Антиоха, сдача города была предупреждена взрывом народной ярости против патриарха, который вынужден был уступить и отправить настоятеля монастыря Феодосия, по имени Модест, в Иерихон, чтобы вызвать оттуда войска на защиту города. Персы предупредили приход войска и немедленно обложили Иерусалим. Арабы, союзники персов, грабили страну и избивали или брали в плен монахов. 15 апреля началась осада, которая продолжалась 20 дней. Таково точное показание Антиоха Стратига, пережившего ее. 113 Осадные башни, сооруженные персами, и их стенобитные орудия сделали свое дело, и город был взят. Началось беспощадное избиение всех, кому не удалось убежать или укрыться, а также и обычный, по тогдашним военным нравам, грабеж. В истреблении христиан приняли непосредственное участие иудеи, мстившие за прежние обиды. О живом участии иудеев в этом кровавом деле единогласно свидетельствуют монах Софроний (впоследствии патриарх Иерусалима) в своих элегиях, 114 Антиох Стратиг, Себеос и сирийские летописцы. 115 Число убитых у Себеоса указано в количестве 17 тысяч, Антиох Стратиг дает гораздо большую цифру – 66509 человек, причем убитые перечислены по местонахождению трупов с точным указанием места. 116 Христианские святыни Иерусалима были не только ограблены, но и подверглись разрушению от местных иудеев. В огне погиб храм Воскресения, сооружение Елены, матери Константина Великого, с его великолепным мраморным убранством и мозаиками. 117

Когда был дан сигнал прекратить убийство, и победители стали вызывать скрывшихся из убежищ, обещая сохранить им жизнь, пленные были собраны в одно место и, по Себеосу, их оказалось 35 тысяч. Шахрбараз распорядился вызвать из этой толпы мастеров разных ремесел с целью отправить их в Персию. В числе отосланных пленных был и патриарх Захария. Церковные сокровища, доставшиеся победителям, были вместе с пленными отосланы Хосрову. Шахрбараз знал, какое значение придавали христиане Кресту Господню, и эта святыня также была отправлена в Персию. 118 Сирийский летописец сохранил сказание о том, как Захария старался укрыть Крест от врага, закопав его в саду и засеяв это место огородными овощами. Легенда эта перешла и в «Историю Сасанидов» Табари. 119 Антиох Стратиг рассказывает, что Крест сопутствовал пленным в пути и был впоследствии отдан, с разрешения Хосрова, его любимой жене, христианке Ширине, которая поставила его «запечатанным» в своем дворце. 120

Множество христиан бежало в Египет, в числе бежавших были и раненые. Патриарх Иоанн самым щедрым образом проявил в отношении к ним свое милосердие, разместил беглецов в странноприимницах и больницах и щедро расходовал церковные средства на их содержание. 121 Из числа святых предметов, хранившихся вместе с Крестом в Иерусалиме, два, а именно: копье и губка, были спасены и доставлены Никите, который препроводил их в столицу. 122

Не ограничивая своей благотворительной деятельности помощью беглецам, патриарх Иоанн оказывал щедрую помощь и пострадавшему от персов населению Палестины. На средства своей церкви он снарядил большой караван со съестными припасами и отправил его в Иерусалим. Заботу о выкупе пленных он поручил трем епископам: Амафунта (на Кипре), Синая и Ринокоруры, снабдив их значительными суммами для этой благой цели. 123 Власть в разгромленном Иерусалиме была предоставлена Шахрбаразом, который вскоре покинул город, монаху Модесту, и он оставался в течение долгих лет заместителем патриаршего престола. Опорным пунктом персидской власти в стране была Кесария.

Бесчинства, совершенные иудеями во время взятия города, не остались без возмездия со стороны персидской власти. Йездин, начальник финансового управления в Персии, пользовавшийся большим расположением Хосрова, 124 осведомившись о злодействах иудеев, исходатайствовал указ, по которому иудеям было воспрещено проживать в Иерусалиме. 125 Тот же Йездин исходатайствовал у Хосрова разрешение на отстройку христианских храмов, пострадавших во время взятия города, и сам посылал щедрые пожертвования на это дело. Армянская церковь, поддерживавшая издавна сношения с Иерусалимом, также оказывала существенную помощь Модесту в его строительной деятельности, и Себеос сохранил переписку по этому делу между Модестом католикосом Комитасом. 126 Энергичный и предприимчивый Модест, пользуясь помощью отовсюду, в скором времени отстроил все пострадавшие храмы и святые места города. 127

На следующий год после завоевания Палестины персидская армия под начальством Шахина прошла через всю Малую Азию и достигла Босфора. Халкидон был взят и войско стало лагерем близ Хрисополя. 128 Ираклий в сознании своего полного бессилия в борьбе с персами достиг щедрыми дарами того, что Шахин согласился вступить в переговоры. Между ними состоялось свидание в гавани Халкидона, причем император не сходил на сушу, а переговаривался с лодки. 129 Ираклий просил посредничества Шахина в том, чтобы склонить Хосрова прекратить войну и вступить в переговоры о заключении мира. Дело закончилось тем, что Шахин согласился ходатайствовать перед Хосровом о разрешении прислать посольство. После получения благоприятного ответа было снаряжено посольство из трех лиц: патриция Олимпия, консулара Леонтия и эконома храма св. Софии Анастасия. Послы везли Хосрову грамоту, составленную от имени сената, а не императора. Вероятно, этот характер грамоты следует объяснить тем, что Хосров не признавал Ираклия и не принял от него посольства. Полный текст этого документа сохранен в Пасхальной Хронике.

«Бог, который все сотворил и держит все своим могуществом, дал роду человеческому дар, достойный его благости, – промысл царской власти, благодаря которой мы обретаем обеспечение жизни в мире и находим исцеление в случае каких-либо бедствий. Уповая на этот Божий дар – разумеем царскую власть – и на Ваше чрезвычайное милосердие, мы молим даровать нам прощение за то, что мы осмелились в противность прежде действовавшим отношениям обратиться с мольбой к вашей державе. Мы знаем обычай, соблюдавшийся в предшествующее время, по которому было принято разрешать раздоры, возникавшие между обеими державами, непосредственными заявлениями самих государей. Но этот обычай нарушил Фока, похититель римского царства. Взбунтовав римское войско во Фракии, он внезапно напал на царствующий град и казнил Маврикия, милостиво правившего нами, его жену, детей его и родственников, а также немалое число сановников. Не ограничившись этими великими злодействами, он не воздал чести, подобающей вашему чрезвычайному милосердию, вследствие чего вы, разгневавшись на наши прегрешения, привели в такое умаление дело римского государства. Благочестиво царствующий ныне государь и его приснопамятный отец, узнав о том, что творит этот злодей, решили поднять римское государство из такого крайнего положения и совершили это, найдя его надломленным вашим могуществом. После смерти тирана, наш теперешний царь хотел вернуться со своими родственниками в Африку к своему отцу и предложить нам избрать кого нам угодно в цари; но склонившись на наши мольбы, принял царство. Тревоги, одолевшие обе державы, и внутренние волнения не дозволили ему исполнить то, что надлежало, а именно: воздать должную честь через послов чрезвычайному могуществу вашей кроткости. И вот мы, ничтожные людишки, решили соблюсти обычай, о котором было упомянуто, обратиться с мольбами к вашему царскому величеству, царю царей, и отправить некоторых из нашей среды, чтобы они удостоились припасть к вашим стопам. Но вследствие случившихся в ту пору событий, мы не дерзнули исполнить этого до сих пор. Когда же Саин, знатнейший Бабманздаго, 130 командир персидского войска, явился в пределы Халкидона, то, вступив в сношение с нашим благочестивейшим царем и нами, был упрошен всеми вступить в переговоры о мире. Он заявил, что не имеет на это полномочия, но что он будет о том просить ваше человеколюбие. А теперь он прислал нам ответ через Спададуара, объявив нам клятвенно, что ваше чрезвычайное могущество примет, как подобает, наших послов и отпустит их назад невредимыми. Он присовокупил, что он получил приказ от вашего человеколюбия сделать это. Полагаясь на эти обещания и уповая на Бога и ваше величество, мы отправили к вам ваших рабов, знатнейшего консулара Олимпия, патриция и префекта претория, Леонтия, знатнейшего консулара и префекта города, и Анастасия, боголюбезного пресвитера и синкелла. Мы молим ваше величество принять их, как подобает, и в скором времени отослать их к нам с миром, любезным Богу и приятным вашему величеству. Умоляем ваше величество считать нашего благочестивейшего царя Ираклия родным сыном, который готов нести всякую службу вашему милосердию. Соизволяя на это, вы доставите себе двойную славу, как в воинской доблести, так и в даровании мира. Мы будем наслаждаться спокойствием, как вашим приснопамятным даром, и будем возносить молитвы к Богу за ваше долголетие, памятуя ваши благодеяния во веки веков римской державы». 131

Приниженный тон этого послания дает живое и непосредственное свидетельство о беспомощности империи в эту тяжкую пору ее истории, а самый документ является единственным в своем роде образцом дипломатического языка того времени.

Смирение, проявленное правительством империи, не принесло ей пользы. Хотя посольство было снаряжено с разрешения Хосрова, как ясно это из текста, но опьяненный успехом своей завоевательной политики Хосров успел переменить свои мысли, не начал никаких переговоров, заточил послов и продержал их долгие годы в заключении. Никифор в своем повествовании об этом событии рассказывает, что Шахин сам заключил послов в оковы, как только вышел из пределов империи и вызвал против себя тем не менее гнев своего повелителя. Последний будто бы ожидал, что он привезет к нему в качестве пленника самого императора, и за неисполнение этой его воли предал его жестокой смерти: приказал с живого содрать кожу. 132 Так как Шахин оставался полководцем в войнах с Ираклием до самой своей смерти в 626 году, то свидетельство Никифора о его казни является ложным. 133 Но можно дать веру показанию Никифора о гневе Хосрова на Шахина в том смысле, что поход этот не имел ровно никаких результатов. По-видимому, в это время Хосров задумал организовать военные действия против империи на море и быть может именно для этой цели направлял Шахина на Босфор, чтобы создать сухопутную базу для поддержки действий на море. Византийское предание не сохранило никаких свидетельств о морских предприятиях персов; но мы имеем показание Себеоса, который, вслед за рассказом о сношениях Ираклия с Шахином, дает краткое сообщение о морском походе персов против Византии. Так как персы владели в ту пору побережьем Киликии и Сирии, то им была подвластна значительная линия берега Средиземного моря с привычным к морю населением. – «Снарядив корабли, персы приготовились к морской битве с Византией. Против них вышли морские войска. Произошла битва на море, но персидские воины позорно обратились в бегство. Погибло 4 тысячи человек вместе с кораблями». Таково сообщение Себеоса. 134 Хотя оно не подтверждается свидетельствами других источников, но оно вполне правдоподобно и находит себе подтверждение в том, что в 623 году персы сделали морской набег на остров Родос, о чем придется упомянуть в другой связи.

Отвоевание Сирии и Палестины, совершившееся так быстро, потребовало от персидского правительства немало забот и времени на приведение обширной территории в прочную зависимость от центра государства. Особого внимания требовали и церковные дела. В Ктесифоне состоялся собор, в котором принимал участие и патриарх Захария. Он имел, между прочим, своим последствием усиление монофизитской церкви в Персии, которая дотоле занимала приниженное положение по сравнению с несторианской. 135 Но завоевательные планы Хосрова в отношении империи шли дальше отвоевания Сирии, и предприимчивый и счастливый в своих предприятиях Шахрбараз нанес новый удар империи: начал завоевание Египта, житницы Константинополя и наиболее доходной провинции государства.

Под мудрым управлением Никиты, остававшегося бессменно на своем посту со времен переворота, положившего конец правлению Фоки, Египет не переживал никаких тревог. Популярности Никиты в стране много содействовало изменение в направлении церковной политики. В первый же год своего водворения в Египте Никита выказал не только терпимость к монофизитской церкви, но и содействие в том важном для монофизитов событии, каким явилось устранение церковного раскола между Сирией и Египтом. Раскол этот произошел вследствие разногласия в богословских вопросах между антиохийским патриархом Петром, преемником Павла (580–590), и александрийским – Дамианом (578–606). 136 Преемник Дамиана Анастасий (606–616) желал устранить раскол: но нетерпимый режим, который поддерживал в церковных вопросах Фока, лишал его возможности приступить к этому делу. 137 После кратковременного преемника Петра на антиохийском престоле, епископа Юлиана, патриархом сирийских монофизитов стал Афанасий (595–631). Когда Египет отпал от Фоки и находился под управлением Никиты, между патриархами Египта и Сирии начались сношения, которые завершились приездом в Александрию Афанасия. В личном общении в течение целого месяца патриархи устранили пункты старого разномыслия своих предшественников в вопросах христианской догмы, пришли к полному единодушию и возвестили о состоявшемся воссоединении своим паствам. Михаил Сириец сохранил несколько относящихся к этой унии документов, в которых с благодарностью упомянуто доброе и благожелательное отношение Никиты к делу церковного мира. 138 Событие это относится к 610 году. 139 Кафедра православного патриарха в Александрии не была замещена после гибели в 609 году ставленника Фоки Феодора, и лишь в 611 году ее занял с соизволения Ираклия уроженец острова Кипра Иоанн, оставшийся в истории с эпитетом милостивого. Чуждый нетерпимости, отдававшийся делам милосердия и благотворения, Иоанн жил в добром согласии с Никитой и не создавал ему никаких затруднений в его примирительном отношении к монофизитам. 140

Шахрбараз начал свой победоносный поход в Египет, по-видимому, в 617 году. Это столь тяжкое по своим последствиям событие крайне скудно засвидетельствовано в нашем предании. По всему вероятию, Иоанн Никиуский описал эту войну с той же подробностью, как войну Никиты и позднейшее завоевание Египта арабами, но в том тексте, который дошел до нас, эта часть его труда не уцелела. В Пасхальной Хронике под 618 годом есть лишь упоминание об отражении этого события в жизни Константинополя, а Феофан под 615 годом занес лишь краткую заметку о покорении Египта и Ливии с искажением действительных событий. 141 Несколько живых сведений о взятии Александрии сохранил анонимный сирийский летописец второй половины VII века. 142

Единственный путь, по которому персы могли проникнуть в Египет, шел по побережью из Газы, и первая крепость на египетской территории была Ринокорура, а следующая – Пелузий, закрывавший доступ к дельте Нила. Пелузий был взят персами после продолжительной осады, о чем сохранил сведение один арабский источник. 143 Овладев этим ключом дельты, персы двинулись по правому берегу восточного рукава Нила на юг к Вавилону, крепости, расположенной в верховьях дельты, и, овладев ею, взяли затем Мемфис. Дальнейшее движение армии должно было иметь своим объектом важные в военном отношении пункты: Менуф и Никиус. Взятие Никиуса открывало путь на Александрию. 144 Как шли военные события, об этом гадать было бы излишне ввиду полного отсутствия сведений в сохранившемся предании. Осада Александрии началась, по всей вероятности, в 618 году. Так как персы не имели флота, то Александрия с ее мощными стенами и свободой морских сообщений могла долго отстаивать себя. Неизвестно, по каким причинам Никита отчаялся в возможности отстоять столицу Египта и, покинув свой пост, бежал в Константинополь. Вместе с ним уехал и патриарх Иоанн. На пути в Родос корабль выдержал страшную бурю и был в опасности крушения. Патриарх Иоанн, предчувствовавший близость кончины, отказался ехать в Константинополь и, покинув своего спутника, вернулся на родину в Кипр, где вскоре скончался в городе Амафунте. Его память празднуется 12 ноября. 145

Бегство Никиты не убавило одушевления защитников. Город храбро оборонялся. О взятии Александрии близкий по времени сирийский летописец сохранил такой рассказ. – Один молодой человек, родом из северо-восточной Аравии, по имени Петр, проживавший в Александрии для получения образования, явился к Шахрбаразу и сообщил ему вычитанное им в одной книге предсказание, что город может быть взят только с западной стороны, с моря. Воспользовавшись этим указанием, персы захватили много рыбацких лодок и, посадив на них воинов, смешались на рассвете с множеством таких же лодок, направлявшихся каждое утро в город со своим уловом. Проникнув таким образом незаметно до западных ворот, персидские воины перебили стражу и, взобравшись на стены, возгласили победу Хосрова. Появление неприятеля с той стороны, где никто его не ожидал, вызвало страшную панику, и город оказался во власти персов. Среди ужасов паники и кровопролития началось бегство. Церковные сокровища и имущество граждан грузились на лодки в надежде увезти их в море. Но ветер был неблагоприятен для беглецов, и целая флотилия лодок досталась персам. Огромные богатства от грабежа Александрии и ключи от городских ворот были отосланы в Ктесифон к царю Хосрову. Умевший угождать своему повелителю Йездин заказал золотые ключи по образцу железных и поднес их царю в знак его победы. 146 Овладев Александрией, Шахрбараз совершил поход на юг, покорил средний Египет до пределов Эфиопии и, распространяя свою власть на запад, овладел Пентаполем и Ливией. 147

Подобно тому, как в Палестине верховным начальником туземного населения оказался под персидским господством заместитель Ицхарии Модест, так и в Египте власть над туземцами была предоставлена монофизитскому патриарху Андронику, который являлся ответственным лицом за исправность платежа налогов в пользу победителя. По смерти Андроника (3 января 623 года) его заменил Вениамин.

Утрата Египта была страшным ударом для империи. Финансовые затруднения начались еще раньше, и уже в 615 г. вес серебряной монеты был понижен наполовину и соответственно этому уменьшены оклады всех служащих. 148 Теперь империя потеряла самую доходную провинцию, а столица – житницу. В Пасхальной Хронике под 618 годом есть заметка о том, что в этот год было сделано экстренное обложение всех лиц, имевших право на получение хлеба, по 3 золотых за каждый хлеб. Деньги были собраны, но правительство не было в состоянии управиться со своим обязательством, и в августе месяце раздача хлеба была полностью прекращена. 149 В довершение бедствий в Константинополе началась жестокая эпидемия, уносившая множество жертв. Ираклий пал духом, и у него появилась мысль бежать в Карфаген. Царские сокровища были погружены на корабли и отправлены в Африку. Намерение императора покинуть столицу огласилось и усилило общую тревогу. Патриарх Сергий и ближайшие к особе императора сановники заставили его отказаться от бегства, и патриарх потребовал от него публичной клятвы в храме св. Софии в том, что он ни при каких обстоятельствах не покинет столицы. Неудачи преследовали Ираклия: эскадра с царскими сокровищами была разбита бурей у берегов Африки и погибла в волнах. 150

Дела в Испании и Италии

Одновременно с тем, как персы отторгали целые области на востоке, империя теряла свои владения на дальнем западе, в Испании. Переход Рекадера в православие из арианства, совершившийся при папе Григории Великом, устранил ту преграду, которая существовала до того времени между туземным населением и готами. После утрат, понесенных в Испании при Юстине II, владения империи представляли две разобщенные территории: округ Нового Карфагена с прилежащими землями и юго-западный угол полуострова, омываемый океаном. Царь Гунтимир, вступивший на трон в один год с Ираклием, продолжал наступательную в отношении империи политику своих предшественников, причинял беспокойства имперским гарнизонам, но не имел особого успеха. Положение стало менее благоприятным для империи при его энергичном преемнике Сисебуте (612–616). Войска Сисебута под начальством вождя Свинтилы отвоевали округ Карфагена, и Сисебут проявил свое великодушие тем, что выкупил на свободу у своего войска пленных солдат императора. 151 Ираклий примирился с этой утратой и заключил с Сисебутом мирный договор. То раздражение, которое вызвали против себя иудеи своим предательством во время завоевания Палестины персами, имело своим последствием воздействие со стороны императора на Сисебута в смысле побуждения начать преследование иудеев. Сисебут начал гонения на проживавших в его царстве иудеев и силою обращал их в христианство. 152 За империей остался только небольшой округ испанской земли на юго-западе полуострова. После краткого правления малолетнего сына Сисебута, царем вестготов сделался Свинтила. Он отвоевал и эти последние владения империи на крайнем западе (624 г.). Так при Ираклии закончилось непосредственное отношение империи к далекому придатку латинской земли, на который простер свои виды Юстиниан в своих гордых мечтах восстановления империи в ее величии. 153 В обладании империи остались только острова Майорка и Минорка. 154

Немало тяжких забот создавала Ираклию и Италия. В первые годы его правления в отношении лангобардов продолжалась та политика, которая установилась при Фоке, и целью экзархов было лишь удержать то, что еще не было завоевано лангобардами. Затруднения создались на другой почве. При преемнике Смарагда, Иоанне, мятежный дух охватил армию и разыгралось восстание, жертвою которого был Иоанн, убитый своими солдатами в Равенне. Прибывший с войсками новый экзарх, евнух Елевферий, овладел Равенной и покарал виновников бунта. Ему удалось также справиться с “тираном” Иоанном из Комисы, который создал себе самостоятельное положение в Неаполе. В связи с подавлением бунта Елевферий вел войну с лангобардами, потерпел поражение и купил мир обязательством со стороны империи ежегодной уплаты 500 фунтов золота. Вскоре, однако, тот же Елевферий затеял государственный переворот и вознамерился отторгнуть Италию от империи. Он облекся в пурпур в Равенне и направился в Рим, чтобы там венчаться царским венцом. Предприятие это не удалось, вследствие мятежного настроения в рядах его воинства. По дороге в Рим он был убит в Луцеолах своими солдатами, и его голова была отослана в Константинополь (619 год). 155

Утраты в Испании, тревоги в Италии, требования внимания, забот и расходов со стороны правительства, меркли в своем значении перед тем грозным бедствием, каким являлось персидское завоевание, наносившее империи удар за ударом, и о событиях, совершавшихся на западе, нет никаких свидетельств в византийском предании тех времен.

Водворение славян на балканском полуострове. Авары. Эпизод 617 года. Мир с аварским ханом

Одновременно с тем, как персы отвоевывали целые страны в восточных пределах империи, на запад от столицы в ближайших к ней областях невозбранно продолжался процесс, коренным образом изменявший этнические условия Балканского полуострова. Славяне, проникавшие в пределы империи в огромной массе еще в правление Юстина II, прочно утверждались на новых местах жительства, продвигаясь к морю в двух направлениях: на юг и на запад. Уже в 598 г. экзарху Каллинику пришлось отражать славян, вторгавшихся в Истрию. 156 В 600 году папа Григорий выражал епископу Салоны соболезнование по поводу той опасности, которой грозили славяне своими захватами в пределах его паствы. 157 По свидетельству Павла Диакона, лангобарды вступили в союз с аварами в 602 году, и последствием этого было нашествие на Истрию, совершенное соединенными силами лангобардов, аваров и славян. Под 611 годом тот же историк отметил страшное опустошение Истрии славянами. 158 Одновременно с тем славяне продвигались к Эгейскому морю, на берегах которого они оказались еще в конце правления Маврикия, когда впервые подверглись осаде от них Фессалоники. 159 Мирный договор аварского хана с Фокой не прекратил водворения новых полчищ славян в беззащитных областях, и значительная часть уцелевшего туземного населения попадала по-прежнему в плен к аварскому хану, который переселял пленников в Паннонию. 160 Старая область Иллирика постепенно сокращалась в узкую береговую полосу с греческим населением в Македонии и латинским в Далмации.

Придвинувшись к морю, славяне расширили свое знакомство c водной стихией. Издавна привычные к воде по условиям занятых ими земель на север от Дуная, они служили службу аварскому хану на своих однодеревках, μονόξυλα, как называли византийцы их суда, и хан старался поднять их искусство кораблестроения, вызывая из Италии корабельных мастеров, которых ему присылал вступивший с ним в союз царь Агилюльф. 161 Утвердившись на морском побережье, славяне стали предпринимать грабительские набеги на острова Эгейского моря. Датированные свидетельства об этом имеются от 20-х годов VII века, но весьма вероятно, что дело началось много раньше. В хронике Исидора, севильского епископа († 636 г.), под 16 годом правления Ираклия есть сообщение о том, что славяне отняли у римлян Грецию, персы – Сирию и Египет и многие провинции. 162 Это свидетельство с очевидностью доказывает, что даже в далекую Испанию доходили слухи о водворении славян в недрах империи. Скудное византийское предание не содержит никаких указаний на те беды, которые причиняли империи славяне и их верховный повелитель, аварский хан, в первое десятилетие правления Ираклия. Но некоторые заключения общего характера позволяет сделать Георгий Писида, прославивший впоследствии великое дело Ираклия в его борьбе с персами. Он сравнивает положение Ираклия до начала войны с персами с состоянием между Сциллой и Харибдой, разумея под этими мифическими образами Хосрова с одной стороны и аварского хана с другой. Наличие опасности с двух сторон парализовала волю Ираклия. По словам Георгия, Ираклий признавал в персах более опасного врага – Πηγήν γάρ ᾒδεις κακῶν την Περσίδα (ты знал, что источник бедствий – Персия), как звучит один из стихов «Ираклиады» (2, 107); но угроза той опасности, которую представлял аварский хан, не позволяла ему выйти из бездействия.

Беспомощность империи в отношении аваров рисует один эпизод, кратко упомянутый у Феофана под 619 годом, подробно рассказанным в Пасхальной Хронике под 623 г. и без указания даты – у Никифора. 163 Проницательной критике английского ученого Бейнза удалось установить точную хронологию этого события, а именно 617 год. Самый день события – 5 июня, воскресенье – точно указан в Пасхальной Хронике, а в святцах Константинопольской церкви установлен на все времена крестный ход на Военное поле 5 июня в память об избавлении от нашествия варваров. 164 В 619 году, под которым поместил это событие Феофан, 5 июня приходилось на вторник, в 623 г., под которым сохранен рассказ о событии в Пасхальной Хронике, Ираклий покинул столицу еще 25 марта и вернулся только через шесть с половиной лет, осенью 629 года. Так как показание хроники о воскресенье, как о дне события, не могло быть присочинено, то остается принять, как его дату, 617 год, когда 5 июня приходилось также на воскресенье. 165

В гомилии Феодора Синкелла на чудесное спасение столицы от аварского нашествия в 626 году есть указание, что событие 617 года стояло в связи с переменой на троне аварских ханов. От старшего сына хана Баяна, основателя аварской державы, власть перешла к другому его сыну. По почину нового хана к нему было отправлено посольство. Его исправляли сановники высокого ранга: патриций Анастасий и квестор двора Козьма, 166 которые привезли ему богатые дары. Хан находился в ту пору не в Сирмии на Дунае, центре своей державы, а в имперских областях неподалеку от столицы. Прибыл ли хан в те места для сношений с императором, или же его орда была в такой близости от столицы вследствие грабительского похода, совершенного его умершим братом или им самим, это не поддается объяснению на основании имеющихся источников. Переговоры пришли к благополучному концу, мир был заключен, и договорный акт скреплен клятвами с обеих сторон, как то соблюдалось и прежде в сношениях с аварами. 167 Для упрочения добрых отношений решено было скрепить заключение мира личным свиданием императора с ханом и отпраздновать это событие играми в присутствии хана. Местом для свидания и игр была избрана Гераклея, где и должны были состояться игры 5 июня, в воскресенье. Император прибыл за три дня до того в Силимврию, последний город по сю сторону Долгой стены. 168 Императора сопровождали придворные чины, члены клира и синклита, а также и димы. Привезено было все богатое снаряжение для ристаний и других увеселений, обычных на играх. Предстоявшее роскошное зрелище привлекло в Гераклею множество народа из столицы. 169 В день, назначенный для ристаний, император собирался выступить из Силимврии. Хан со своей ордой находился по ту сторону Долгой стены. Местность эта холмиста и покрыта лесами. Когда хан получил известие о выступлении императора, он дал сигнал своей нагайкой, и по этому условленному знаку его всадники ринулись на стену и скоро показались на другой ее стороне. В Пасхальной Хронике дано и время этого события: 4-й час дня, т. е. ок. 10 часов утра. Сам хан остался со свитой по ту сторону стены. Ираклий понял злой умысел хана и спас свою жизнь бегством. Сбросив царское одеяние, он надел костюм простого селянина, подвязал свой венец к локтю и ускакал. Началось всеобщее бегство. Авары захватили все богатое снаряжение ристаний и множество пленных.

Вслед за императором, которому удалось избегнуть погони, конные отряды аваров понеслись к столице и к вечеру захватили Евдом, показались перед Золотыми воротами и стали грабить окрестности, что продолжалось, по всему вероятию, не один день. Во Влахернах была ограблена церковь Козьмы и Дамиана. Авары перешли мост на реке Варвиссе, впадающей в Золотой Рог, и разбойничали в Пере. В церкви Архангела Михаила, в предместье, носившем имя Промота, была унесена вся ценная утварь, и самый престол оказался изломанным. Так как во Влахернском храме Богоматери хранилась со времени императора Льва весьма почитаемая святыня – риза Богородицы, а Влахерны не были в ту пору окружены стеной, то какие-то военные люди, по чьему-то распоряжению, взломали ковчег, заключавший ризу, и доставили ее в храм св. Софии, где она и хранилась затем в течение некоторого времени и лишь 2 июля была возвращена во Влахерны в торжественной процессии.

Этим набегом ограничилась непосредственная опасность, и вскоре хан отступил от столицы, уводя с собой множество пленных и увозя богатую добычу. Никифор в своем рассказе дает огромную цифру пленных – 270 тысяч человек, 170 Георгий, монах, сокращает ее на 70 тысяч, а современник, Феодор Синкелл, не определяя цифры, говорит лишь о множестве попавших тогда в плен людей. 171

День 5 июня был закреплен в святцах, как о том уже сказано; а вместе с ним и другой, 2 июля, в воспоминание о возвращении ризы Богородицы на прежнее ее место хранения во Влахернском храме. 172 Торжественное слово на это событие, составленное, по весьма вероятной догадке Васильевского, Феодором Синкеллом, дошло до нас. Исторические обстоятельства затемнены в нем богословской риторикой, что и было причиной неправильного его толкования. 173

Наглый поступок аварского хана остался неотомщенным, и вслед затем Ираклию пришлось пережить страшный удар по империи, каким было завоевание Египта Шахрбаразом. Мера бедствий, выпавших на долю Ираклия, была преисполнена. А персы в сознании бессилия империи продолжали войну: Феофан сохранил под 620 годом заметку о захвате города Анкира в Галатии, являвшемся центром сообщений малоазиатского материка. 174 Но, очевидно, захват этого города имел такой же временный характер, как и занятие Халкидона Шахином в 615 году, 175 так как из позднейших событий не видно, чтобы этот важный центральный пункт сообщений в стране был в руках персов.

Перенесенное императором унижение не явилось препятствием для восстановления добрых отношений с ханом. В 620 году, по записи Феофана, к нему было снаряжено посольство, имевшее целью подновление мирного договора в обеспечение столицы от нашествия.

Мир был заключен, и послы вернулись в столицу. 176 Это было делом необходимости ввиду решения Ираклия начать войну с Персией.

Первая кампания Ираклия против персов

Приготовление Ираклия к походу. Переезд в Пилы. Подготовка армии. Встреча с персами. Отъезд в столицу. Возвращение к армии. Вторжение в Атропатену. Отступление в Албанию. характер войны в течение 624 года. Вытеснение Ираклия в малую азию

Для организации войны нужны были прежде всего деньги. 177 Утрата богатых культурных областей и расстройство торговых сношений с востоком легли тяжким бременем на государственный бюджет, и уже в 615 году вес серебряной монеты был понижен наполовину и соответственно этому уменьшены все оклады служащих. Потеря житницы Константинополя вызвала страшный кризис и полное оскудение казны. Денег не было и негде было их добыть. Патриотизм патриарха Сергия открыл новый источник: то были церковные драгоценности, сосуды, предметы культа из драгоценных металлов, щедрые дары и пожертвования императоров и частных лиц, оставшиеся от старых добрых времен. Все драгоценности из церквей столицы, а вероятно также и других городов, переплавлялись на металл, из которого чеканили деньги. 178 Жертва, принесенная церковью, имела характер займа, так как император обещал возместить церкви взятые у нее драгоценности, и счастливая судьба позволила ему исполнить это обязательство. В связи с необходимостью водворить экономию в расходах на содержание клира столичных церквей и патриархии были изданы около этого времени два указа, дошедшие до нас. Первый, от 619 года, является по существу повторением указа, изданного в 612 году, в котором точно определено число клира со штатным содержанием в храме св. Софии и Влахернском храме Богородицы. Второй, относящийся, вероятно, к 620 году, заключает в себе подробно мотивированный запрет членам провинциальных клиров являться в столицу с целью пристроиться здесь и обеспечить себе средства существования. 179

Когда деньги нашлись, явилась возможность заняться организацией военных сил государства. Скудное предание не сохранило никаких известий о формировании новых полков и вербовке солдат. Но у Феофана есть заметка под 621 годом, что Ираклий переправлял на малоазиатский материк «европейские полки» (τα στρατεύματα τῆς Ευρῶπης). 180 Бессилие империи перед аварами и нашествием славян в течение почти 20 лет, протекших со времени воцарения Фоки, не позволяет предполагать, что заключение мирного договора с аварами дало возможность извлечь из западных областей значительное число полков из той гарнизонной армии, какая существовала при Маврикии и создавала возможность экспедиций Приска и Петра за Дунай. Но самый факт переселения в Азию европейских полков не подлежит сомнению и доказывается тем, что впоследствии в юго-западной части Малой Азии существовала фема фракийцев, τῶν Θρςίκησίων. Старые полки во времена Ираклия не представляли боевых и тактических частей, а являлись лишь кадрами для комплектования экспедиционной армии. Таким образом, и перевод полков из одной страны в другую представлялся переселением военных людей с их семействами и домашним скарбом, что требовало, помимо больших расходов на переселение, забот об устройстве переселенцев на местах нового расквартирования. Каково было количество людей, переселенных Ираклием из европейских провинций, на это нет никаких указаний. Во всяком случае «европейские полки» составляли лишь незначительную часть тех контингентов, которые представляли малоазиатские провинции с их населением, малопострадавших от персидских вторжений. По всей вероятности, в армии, расположенной в гарнизонах по городам Малой Азии, шла подготовка людей к службе с гораздо большей интенсивностью, чем то бывало, когда не предстояло никакой войны и люди военного звания занимались в течение зимы торговлей, ремеслами и другими своими работами, на что жаловался еще Юстиниан и о чем упоминает автор «Стратегикона Маврикия».

Обязанности главнокомандующего взял на себя император. Но это случилось не без протеста и борьбы. Более чем двухсотлетняя традиция византийского двора была за то, чтобы император лишь направлял ход государственной жизни из центра империи, и когда Маврикий захотел в 592 году, по памяти о своем боевом прошлом, стать во главе армии, то это его решение вызвало живейший протест при дворе, который поддержал и патриарх. 181 Старого воззрения на роль императора в государственной жизни держались многие и в кругу воевавших сановников, и Георгий Писида сообщает, что по этому поводу шли совещания, в которых обнаружилось резкое разногласие, парализовавшее и самую решимость Ираклия. 182 После долгих колебаний Ираклий отстоял свое мнение и начал готовиться к трудным обязанностям главнокомандующего для предстоявшего похода против персов. Он покинул столицу и зиму 621–622 года провел в самом строгом отчуждении от великосветской жизни двора, связанной старым, давно сложившимся этикетом, обязательным для императора. Он поселился во дворце в Иерии на азиатской стороне Босфора. Подготавливая себя к роли главнокомандующего, он изучал теорию военного дела по научным сочинениям и составлял план кампании, который ему удалось впоследствии блистательно выполнить. Кто были его помощники в этом трудном деле, об этом предание не сохранило сведений, и Георгий Писида, прославляя Ираклия, говорит только о нем одном. По тяжким условиям того времени служилая знать оскудела опытными в военном деле людьми, и в первые годы правления Ираклию импонировал даже Филиппик, который не выказал никаких военных талантов при Маврикии. Теперь и его не было в живых. С течением времени выдались способные люди, в числе их был брат Ираклия Феодор и несколько членов армянской знати.

Первым предварительным условием возможности начать войну с персами было обеспечение мира с аварским ханом, и Ираклий достиг этого дорогой ценой. Ежегодная дань была увеличена до 200 тысяч номизм и в обеспечение уплаты ему были выданы заложники. Это были Иоанн, он же Аларих, незаконный сын императора, Стефан, сын его сестры Марии и брат его жены, Мартины, и Иоанн, побочный сын патриция Вона. 183 В письменных сношениях с ханом император называл его своим сыном, а тот его – отцом и благодетелем. В письмах к хану перед отъездом Ираклий поручил ему опеку над своим сыном и царством. 184 Обеспечив себя с этой стороны, Ираклий мог выступить в поход. Заместителем трона он оставил своего старшего сына Константина, который получил титул августа на первом году жизни и считался его соправителем; а ввиду его малолетства опека над ним и регентство на время отсутствия Ираклия были предоставлены патриарху Сергию и магистру Вону.

Отъезд в армию был назначен на второй день праздника Пасхи, т. е. 5 апреля (622 года). Прощание с двором и столицей было обставлено весьма торжественно, о чем сохранил несколько подробностей Георгий Писида, сопровождавший Ираклия в этом походе. – После церковного служения в храме св. Софии, где произошло затем прощание с двором, император вышел к народу со знаменем в руках, на котором был образ Нерукотворного Спаса. 185 Прощаясь с народом, Ираклий дал клятву сражаться с врагом до смерти и заботиться о своих подданных, как о родных детях. Готовая к отплытию эскадра ждала императора в гавани, и он вступил на свой корабль. Плаванье продолжалось один день. Конечным пунктом его была гавань Пилы на берегу Астаканского залива Пропонтиды, лежавшая южнее Никомедии. 186 Переезд был не вполне благополучен. Дул сильный встречный ветер, и близ Герейского мыса императорский корабль сел на риф. Дружными усилиями матросов, в которых Ираклий принял личное участие и разбил в кровь руку, опасность была предупреждена, и дальнейшее плаванье обошлось благополучно. 187

Хотя поэтическое описание Георгия Писиды совершенно ясно, но так как первый издатель этого произведения, Кверчи, отождествил Пилы с Киликийскими воротами, то отсюда получилось совершенно превратное представление о первой кампании Ираклия, какое и дал Гиббон в своем классическом труде. Уже в 1852 году Тафель указал на ошибку; но авторитет Гиббона был так силен, что искаженное представление много раз повторялось повествователями судеб Византии, и в недавнее время вновь воспроизведено в весьма основательном труде Батлера. 188

Ираклий ехал в Малую Азию не с готовой для похода армией, а с тем, чтобы ее собрать, сформировать, обучить и приготовить для далекого похода, в исполнение выработанного им самим плана. Георгий Писида в подробном, цветистом и панегирическом описании действий Ираклия в первый год кампании говорит лишь о передвижениях Ираклия, не называя при этом ни одного топографического имени, и только уже в описании столкновений с армией Шахрбараза можно скорее угадать, чем узнать от него территорию. Феофан, который для своего описания событий пользовался поэмой Георгия (быть может, через чужое посредство), ведет Ираклия из Пил «в местности фем». Он пользуется здесь термином, который в ту пору не обозначал собою территории, как было впоследствии, а употреблялся в смысле общего обозначения воинской части. Старый смысл слова известен и самому Феофану, который употребляет выражение ἐν πᾶσι τοις ϑεμασιν (p. 302, 28) в смысле – всех воинских частей, всех полков. Так как за год до этого Ираклий отправил в Малую Азию европейские полки, то, быть может, именно к этим войскам он и направился.

По условиям военных отношений, действовавших уже при Маврикии, формирование армии для похода было непосредственной обязанностью главнокомандующего. 189 Числящиеся в полках люди имели свою оседлость на месте расквартирования и жили со своими семействами. Полки представляли собою кадры, из которых по вызову главнокомандующего собирались отряды различной численности и разного боевого достоинства. Формирование из них строевых частей, имеющих тактическое значение, лежало на обязанности главнокомандующего. Экспедиционные армии делились на меры, которые слагались из турм, а турмы в свою очередь из тагм, которые являлись наименьшей тактической единицей. Командиров боевых частей назначал главнокомандующий как из тех, которые прибывали на сборный пункт со своими людьми, так и из своей личной дружины. 190

В разных городах малоазиатских провинций были расквартированы старые полки, и Ираклий вызывал к себе отряды из них. 191 Сборы армии и ее комплектование Ираклий производил, постепенно продвигаясь с запада на восток; но каким путем он двигался, на это нет указаний в наших источниках. Армию нужно было не только собрать, но и сформировать и обучить. Это можно было сделать не в походе, а во время более или менее продолжительных остановок. По свидетельству Георгия, Ираклий нашел войска в полном расстройстве и в рассеянии по всей стране. Постепенный рост военной силы Георгий сравнивает с тем, как потоки, впадая один за другим в реку, усиливают и расширяют ее русло. 192 Формируя боевые части, Ираклий обучал их военному строю и водворял дисциплину военного времени, давал людям военную выправку и устраивал учебные сражения. Он старался также поднять дух солдат в речах к ним и приказах, в которых выставлял беды, причиненные персами разорением городов и целых областей, а также пленением Креста Господня. Эти речи, по свидетельству Георгия, который их слышал и отчасти воспроизвел, имели большой успех: армия исполнилась бранного духа, привязалась к своему вождю, получила уверенность в своей силе и готовности к встрече с неприятелем, врагом Христа, похитителем Честного Древа.

В подготовке армии к встрече с врагом прошло все лето, и лишь осенью, когда Ираклий вступил в Каппадокию, он оказался поблизости от месторасположения персидского войска, состоявшего под началом Шахрбараза. Предупреждая возможность вторжения в отвоеванные от империи области, персы заняли проходы и укрепились на сильных позициях. 193 Продвигаясь непрерывно вперед, Ираклий высылал конные отряды на разведку, и один из них встретился с передовым отрядом персидской армии, состоявшем из арабов и имевшим целью, как это позднее выяснилось, тревожить наступавшую армию противника. Арабы попали в засаду, были разбиты, вождь их и много людей попали в плен. Ираклий милостиво обошелся с пленными, возвратил им свободу и принял на свою службу. 194 Так как арабы, признававшие власть императора, были уже давно отторгнуты от империи, то, по-видимому, именно эти пленники и составили тот арабский отряд, который затем в течение нескольких лет верно служил императору и участвовал в его последнем походе в Персию осенью 627 года.

Так как персы занимали сильные позиции и преграждали возможность дальнейшего движения на восток, то Ираклий составил искусный план действий с целью заставить неприятеля очистить проходы. Главные силы своей армии он направил к северу в обход персидских позиций, а сам сделал нападение с фронта и вызвал против себя персидского вождя. Он сумел уклониться от битвы, соединился с ушедшими вперед частями своих войск и, оказавшись в тылу персидской армии, занял проходы. 195 Шахрбараз был поставлен этими искусными маневрами противника в затруднение и, не располагая, быть может, достаточными силами для борьбы с противником, перешел на юг в Киликию, совершив трудный переход через горный хребет. 196 Он надеялся заставить Ираклия вернуться назад угрозой вторжения в малоазиатские области. Но Ираклий остался на занятых им позициях и продвигался вперед. Тогда Шахрбараз воротился назад и шел за Ираклием, «как пес на цепи», по выражению Георгия Писиды. 197 Обе армии находились на близком расстоянии друг от друга и между отдельными отрядами нередко происходили стычки. Наступившие зимние холода преградили возможность быстрых передвижений, и обе армии заняли позиции на зимовку. Шахрбараз собирался сделать ночное нападение на неприятельский лагерь, пользуясь полнолунием. Но солнечное затмение, случившееся 22 января, задержало исполнение этого плана. 198 Спустя две недели после того Шахрбараз хотел дать битву; но его военный план был выдан Ираклию, и дело окончилось решительным поражением персидской армии. Лагерь персов достался победителям, и остатки персидского войска рассеялись. 199 После поражения войска Шахрбараза Ираклий обратился к Хосрову с письмом, в котором предлагал ему заключить мир и в противном случае грозил вторгнуться в Персию. 200 Свои войска он отвел в Понт на зимовку, а сам поспешил в Константинополь ввиду тревожных известий о враждебных предприятиях хана. 201

Источники оставляют нас в полном неведении о том, что предпринимал хан, и как удалось Ираклию восстановить добрые отношения с ним. 202 В столице Ираклий пробыл очень недолго и 25 марта выехал с женой и детьми в Никомедию, где отпраздновал Пасху (27 марта). 203 Здесь был получен ответ от Хосрова. Текст этого ответа сохранил Себеос. 204 – «Любимый богами господин и царь всей земли, рождение великого Ормузда, Хосров – Ираклу, несмышленому и негодному рабу нашему. Не желая отправлять мне рабскую службу, ты называешь себя господином и царем; ты расточаешь мои сокровища, находящиеся у тебя, и подкупаешь моих рабов. 205 Собрав разбойничьи войска, ты не даешь мне покоя. Разве я не истребил греков? Ты говоришь, что уповаешь на своего Бога. Почему он не спас Кесарии, Иерусалима и великой Александрии из рук моих? Неужели ты и теперь не знаешь, что я подчинил себе море и сушу? Разве я теперь не могу подкопать Константинополя? Но я отпускаю тебе все твои преступления. Возьми жену свою и детей и приди сюда. Я дам тебе поля, сады и оливковые деревья, с которых ты можешь жить, а я буду относиться к тебе благосклонно. Да не обманет вас тщетная надежда ваша – Христос, который не мог спасти себя от иудеев, и они убили его, распяв на кресте. Как же он избавит тебя от рук моих? Если ты сойдешь в бездны моря, я протяну руку и схвачу тебя, 206 и тогда ты увидишь меня таким, каким бы не желал видеть». – Это оскорбительное послание с богохульствами против Спасителя содействовало еще большему ожесточению царя и войска против врага Христова. – В византийском предании нет упоминания об этом письме. Но у Феофана вслед за сообщением о вторичном посольстве к Хосрову, которое он помещает под 8 годом правления Ираклия, приведены, в виде цитаты, такие слова Хосрова: «Я не окажу вам пощады, пока вы не отречетесь от распятого, которого вы называете вашим Богом, и пока не поклонитесь солнцу». 207

Отправив назад в столицу детей, Ираклий вместе с Мартиной снарядился в путь и 20 апреля выехал в Кесарию Каппадокийскую, где был центр расположения готовой к походу армии. 208 О численности ее византийские источники не дают никаких указаний, а Себеос определяет ее в 120 тысяч человек, цифра слишком высокая по тогдашним условиям войны. 209 Так как целью похода была далекая Персия, то Ираклий должен был оставить значительные силы в тылу, чтобы обеспечить себе сообщение с базой, каковой он, по-видимому, хотел сделать Великую Армению, оторванную от империи еще при Фоке. По всему вероятию, Ираклий нашел возможность еще до начала похода оживить те связи византийского двора с армянской знатью, которые действовали с давних пор. Дело облегчалось тем, что род Ираклия был армянского происхождения. Но наше скудное предание не дает никакого материала для выяснения подготовки к войне в этом отношении. Несомненно лишь то, что Ираклий не встретил никакого сопротивления в Великой Армении. Очевидно, туземное население встретило его, как законного повелителя, восстановлявшего старые отношения, насильственно прерванные персидским завоеванием. Некоторые свидетельства, относящиеся к последующему времени, позволяют утверждать, что Ираклий имел остановку в Феодосиополе, причем в кругозор его политики вошли тогда же церковные вопросы.

Из Феодосиополя Ираклий двинулся в пределы персидской Армении. Центр персидской власти в стране, город Двин, оказал сопротивление. Он был взят и потерпел жестокое разрушение. 210 Такая же судьба постигла и город Нахчаван. В июне месяце Ираклий перешел Аракс и вторгся в персидскую область Атропатену. 211 Так как целью войны была прежде всего месть Хосрову за те бедствия, которые претерпела империя, то стремительный набег войск Ираклия имел характер беспощадного истребления. Города и селения, жители и скот, поскольку ими нельзя было воспользоваться, предавались огню и мечу.

Так как Хосров не допускал, по-видимому, возможности, что Ираклий посмеет осуществить свою угрозу начать с ним войну, то никаких приготовлений в предупреждение вторжения сделано не было, и Ираклий не встречал противодействия в своем стремительном движении на юг. 212 Персидские цари по старому придворному этикету проводили весну в Мидии, и это, очевидно, было известно Ираклию. Здесь была первая резиденция основателя династии Сасанидов, Ардашира, и в ней – главное святилище огня, сооруженное, по преданию, основателем религии персов Зороастром. Византийские хронисты называют этот город Ганзаком, Георгий Писида дает ему имя Δαράστασις. 213 Город лежал на пограничье между областями Атропатеной и Мидией. 214 Туда и направил свой поход Ираклий. Передовые отряды его войска, состоявшие из арабов, разбили отряд персидских войск, стоявший на охране города, и весть об этом заставила Хосрова бежать от грозного врага. Любимой его резиденцией был сооруженный им в начале царствования дворец Дастагерд в Ассирии, к северу от Ктесифона. Спешно собравшись в путь, Хосров покинул Ганзак на произвол судьбы и уехал в Дастагерд, для чего он должен был совершить переход через горную цепь, отделяющую Атропатену от Ассирии (Загрош). Старая резиденция Ардашира со святилищем огня досталась после штурма в руки победителя. Ираклий подверг город разгрому, разрушил святилище и потушил священный огонь. То была месть за разрушение Иерусалима. Узнав от пленных о бегстве Хосрова, Ираклий не последовал за ним, а продолжал грабить и разорять окрестную страну. 215 Хосров после бегства из Ганзака отдал приказ Шахрбаразу и Шахину вести войска из Сирии на борьбу с Ираклием. Но как большое расстояние, так и необходимость организовать охрану завоеванных областей замедлили прибытие обеих армий в Персию. Время шло, приближалась осень. До Ираклия дошли слухи, что Шахрбараз прибыл уже с войсками в Нисибин. 216 Ираклий обсуждал с вождями план дальнейших действий. Мнения разделились: одни были за то, чтобы вернуться на зимовку на север, другие считали возможным идти дальше и преследовать Хосрова. Высокое религиозное одушевление, которым был согрет Ираклий и которое он умел передать своей армии, сказалось в той форме, какая была придумана для решения вопроса о дальнейшем направлении похода. Ираклий отдал приказ по армии держать пост в течение трех дней, а затем, собрав войска и выступив перед ними, приказал принести себе Евангелие. Раскрыв его наудачу, он прочел в нем одно место и так как в нем было найдено указание на обратный путь, то и был отдан приказ к отступлению. 217

С богатой добычей и большим числом пленных – 50 тысяч по сообщению Феофана – армия начала отступление на север, направляясь в Албанию, находившуюся под верховной властью персидского царя. Путь лежал через горные местности, где рано выпал снег, что весьма затрудняло передвижение. Население оправилось от той паники, которую нагнала стремительность вторжения, и Ираклию пришлось выдержать не одно нападение от персидских войск. Армия потеряла всех своих пленных, и Феофан выставляет это обстоятельство, как проявление великодушия и милосердия императора. 218

На зимние квартиры Ираклий встал в Албании, захватив город Партав, на реке Тертер, южном притоке Куры в ее нижнем течении. Армия провела зиму в области Ути и кормилась грабежом окрестной страны. Население разбежалось и искало убежища в горных ущельях. 219

Вступив в сношения с кавказскими христианскими народами, Ираклий надеялся усилить свою армию и повторить на следующий год вторжение в Персию; но действительность обманула его надежды, и ему удалось это только через три года после первого успеха. Весь следующий год прошел в маневрах на территории областей восточной Армении. Хосров направил против Ираклия три армии, одну за другой. Подробное и последовательное, хотя в то же время неясное, описание военных действий дает Феофан, сообщения которого существенно дополняет Себеос. – Первым поспел вождь Шахраплакан (Сараблангас у Феофана). Он не отважился напасть на Ираклия, но занял горные проходы с целью отрезать для него возможность вторжения в персидские пределы. Дождавшись подкреплений от лазов, абазгов и иверов, 220 Ираклий сделал обход на запад и затем направился на юг по изобильным припасами местностям. 221 Его противник, желая предотвратить вторжение, был обречен двигаться по трудным горным дорогам, что ослабляло силы его конницы. Скоро, однако, в армии Ираклия началось неудовольствие против вождя за рискованность его плана, в особенности когда стало известно, что Шахрбараз с большими силами вступил в Армению. Ираклий был вынужден приостановить свое движение на юг, обратился против Шахраплакана, разбил его в нескольких стычках и, оставив оба войска персов у себя в тылу, продолжал поход на юг. 222 Между тем, персидские вожди получили известие, что против Ираклия направляется третья армия под начальством Шахина. Рассчитывая разбить его своими силами и не желая делиться славой победы с Шахином, персидские вожди перешли в наступление, нагнали Ираклия и стали лагерем вблизи места его расположения. Ираклий ночью ушел от этого соседства и занял удобную позицию в лесистой местности. Перебежчики внушили персам представление, что Ираклий боится битвы и бежит от них. В уверенности, что Ираклий уклоняется от битвы в сознании своей слабости, персы стали его преследовать, но он отразил нападавших, обратил их в бегство, и во время отступления пал вождь Шахраплакан. В эту пору в театр военных действий подоспел Шахин со своей армией. Ираклий находился в это время близ города, который наше предание называет «второй Тигранокерт», в области Гардман в провинции Ути. 223 С одной стороны от места расположения его армии стояли войска Шахрбараза, а с другой – Шахина. Не дав им соединиться, Ираклий напал на Шахина, разбил его и овладел его лагерем.

Этот успех не обеспечил, однако, положения Ираклия, и когда Шахрбараз и Шахин соединили свои силы, Ираклий отступил и направился в горные местности, заселенные гуннами, 224 т. е. в сторону Кавказских гор. Персы следовали за ним. В армии Ираклия началось брожение, и лазы с абазгами, которые оказались теперь близко от родины, покинули своего союзника и ушли в свои земли. Армия Ираклия была в критическом положении, и в речах, которыми он старался подбодрить настроение своих соратников, он говорил уже о венцах мученичества. Был момент, когда враги встретились как бы для битвы, но простояли друг против друга целый день, не начав боя. Ираклий стал уходить на запад, чтобы выйти из пределов персидской Армении, где положение его противника было лучше ввиду поддержки со стороны местного населения. 225 Персы следовали за ним. В этих маневрах прошло лето и настали холода. Значительным эпизодом военных действий этого года была победа Ираклия над Шахрбаразом. Была уже зима и войска располагались на зимние стоянки. Шахрбараз находился в городе Арчеше (на северном берегу озера Ван). Отобрав лучших всадников из своего войска, Ираклий уничтожил передовой охранный отряд и, напав ночью на город, поджег его со всех сторон. Шахрбараз бежал, вскочив на первого попавшегося коня, и оставил в руках победителя все свое личное имущество и в числе его богатое золотое оружие. 226 Войска Шахрбараза были расквартированы в области Агиовит, куда он и направился. 227

Военные действия Ираклия в кампанию 624 года выставлены, в изложении Феофана, как ряд побед; но даже из его повествования ясно, что Ираклий только удачно маневрировал, отбивался от персов, был оттеснен от персидской границы, покинут кавказскими союзниками и вынужден отступить. Перезимовав в армянских областях к северу от озера Ван, он поспешил начать поход раньше, чем Шахрбараз мог оказать ему противодействие. Путь на запад к Евфрату был для него открыт в двух направлениях: через Таруберан, «более короткий и удобный», и другой, который выходил на верхнее течение Тигра. Хотя этот последний являлся более трудным, но местности, по которым он пролегал, были надежнее в смысле возможности прокормиться, и Ираклий избрал это направление. Сняв войска с зимних стоянок, он выступил в поход 1 марта. С большими затруднениями, пробиваясь через снега, армия в 7 дней прошла через горный хребет и вышла на Мартирополь, откуда прошла в Амиду. Здесь Ираклий сделал остановку и послал оттуда в столицу отчет о своих военных успехах. 228 Шахрбараз, собрав свои войска с зимних стоянок, двинулся вдогонку Ираклию. Чтобы предупредить возможность нападения, Ираклий занял горные проходы и сам с лучшими силами пошел навстречу Шахрбаразу к востоку от своих позиций. 229 Но Шахрбараз уклонился от встречи с противником и, обойдя стоянки Ираклия, прошел на Евфрат, чтобы занять переправу и уничтожить мосты. Осведомленный о действиях противника, Ираклий перешел через реку Нимфий, вышел на Евфрат, переправился через него вброд, достиг города Самосаты и двинулся дальше на Германикею. Шахрбараз восстановил переправы на Евфрате, перевел свои войска на правый берег и следовал за Ираклием. Из Германикеи Ираклий направился в Киликию и, пройдя город Адану, 230 перешел через реку Сар и укрепил свой лагерь на правом берегу этой реки поблизости от моста, на котором выставил охрану и поставил башни. Шахрбараз занял левый берег Сара. Близость неприятеля соблазняла воинов Ираклия: они переходили через мост, делали наезды на персов и причиняли им большой урон. Император запрещал эти наезды, опасаясь, что, в случае неудачи, мост может оказаться в руках неприятеля. Но солдаты не слушались и продолжали свои вылазки. Этим воспользовался Шахрбараз. Устроив засаду, он выманил храбрецов притворным бегством и, увлекши их в преследование, сделал обычный маневр неожиданного поворота лицом к неприятелю, разбил и рассеял противника. Персы бросились на передовые посты, стоявшие на охране башен моста, смяли их и были уже на самом мосту. В этот критический момент Ираклий сам бросился на защиту моста. Он сбил с коня и сбросил в реку огромного человека, который попался ему навстречу, выехал на другой берег с храбрым отрядом, долго бился, осыпаемый тучей стрел, и своей храбростью привел в восторг Шахрбараза. Его похвалу слышал один перебежчик по имени Козьма. Битва длилась до заката солнца. Ираклий получил много ран, но ни одной опасной для жизни. В ту же ночь Шахрбараз покинул свои позиции, а Ираклий вскоре двинулся в Севастию и, перейдя реку Галис, остался в тех местах на всю зиму. 231

Наш единственный источник, сохранивший последовательный рассказ о военных событиях в течение 624 и 625 годов, Феофан, держит в своем повествовании тон прославления успехов Ираклия. 232 Но конечный результат, т. е. отступление Ираклия в припонтийские области, выставляет дело в ином свете. Ираклию не только не удалось повторить своего вторжения в Персию, но он был вытеснен из областей, отвоеванных персами от империи. Такой исход смелого предприятия Ираклия персы могли рассматривать как блестящую победу над ним. За ними остались все завоевания, сделанные Шахрбаразом и Шахином, и эти области успели войти в более тесную связь с персидским царством, так как монофизитская церковь, освободившись от того гнета, который она раньше терпела от господствующей православной, нашла в персидском правительстве поддержку и невозбранно господствовала по всем областям Месопотамии и Сирии. В сознание достигнутых успехов Хосров простер свои завоевательные замыслы на столицу империи. Война с Ираклием, которую вел в течение двух лет Шахрбараз, была поручена Шахину, под начальство которого была поставлена вновь сформированная армия с присоединением к ней 40 тысяч из войск Шахрбараза. Сам Шахрбараз должен был идти на Босфор, чтобы там, завязав сношения с аварским ханом, разгромить при его помощи Константинополь. – Таково сообщение Феофана. 233

Смелый замысел Хосрова не остался тайной для Ираклия, который находился в ту пору в приморских местностях области Понта. После трехлетней кампании его армия нуждалась в пополнении. Этим важным делом он должен был заняться со второй половины 625 года. Поддерживая живые сношения с магистром Воном, Ираклий давал ему, по свидетельству Георгия Писиды, свои указания относительно мер для усиления обороны столицы на случай нашествия аварского хана, и нашел возможность отправить в столицу значительный отряд армян для усиления гарнизона. 234 Преследуя выполнение своего военного плана, выработанного в Иерии еще в 622 году, Ираклий предоставил войну с Шахином своему брату Феодору, под начальство которого были поставлены достаточные силы, а сам с испытанными в боях сподвижниками, вероятно, еще летом 626 года, отправился морем в Лазику, или Колхиду, область течения реки Физида (Рион). Сухопутный путь в Лазику представлял немалые затруднения даже при прежних отношениях, тем более теперь, когда персы отвоевали армянские области. По всему вероятию, Ираклий совершил переезд из Трапезунта. Никифор, который в своем кратком описании военных событий опустил предшествующие четыре года кампании, начинает свой рассказ о походе против Хосрова с прибытия Ираклия в Лазику и ведет его туда морем. 235 Это сведение заслуживает доверия.

Осада Константинополя аварами. Поражение Шахина. Ослабление аварской державы

Весной 626 года Шахрбараз прошел с войсками через Малую Азию до самого Босфора, взял Халкидон и расположил свой лагерь на побережье. Этот поход был предпринят по предварительному соглашению с аварским ханом, которое, по тогдашним условиям, могло состояться не иначе, как при посредстве славян и благодаря тому, что персы владели в ту пору значительной линией морского побережья и имели под своей властью опытное в морском деле население покоренных восточных провинций и Египта. Персы не сумели использовать эти благоприятные условия, как позднее сделали это арабы; но в нашем предании есть след того, что персы предпринимали морские походы. Помимо сообщения Себеоса, приведенного выше, мы имеем свидетельство сирийского летописца с точным указанием даты события, а именно: в 623 году персы сделали морской набег на остров Родос, причем было увезено в плен много людей и в числе их местный стратиг. 236 Что касается славян, то они, придвинувшись к морю в первые десятилетия седьмого века, совершали на своих однодеревках грабительские набеги на побережье и острова Эгейского моря. Под тем же 623 годом у того же сирийского летописца записано сообщение об ограблении славянами острова Крита. Полная достоверность этого события подтверждается сообщением, что в числе погибших от славян на Крите было 20 монахов из города Кеннешрина близ Евфрата. 237 Если славяне в 623 году могли покушаться на такой далекий остров, то несомненно, что они уже в течение многих лет развивали свою привычку к морю в грабеже и разорении побережья и более близких к материку островов. Византийское летописное предание не сохранило никаких свидетельств об этом тяжком бедствии западных областей империи. Но в агиографическом материале есть один памятник, а именно: «Чудеса св. Димитрия», патрона города Фессалоники. Автор этого произведения дает живые картины тех тревог и опасностей, какие приходилось переживать населению от нашествия славян и аварского хана. Описанию двух осад, которые город претерпел после той, которая случилась еще в правление Маврикия, 238 автор предпосылает скорбное сообщение о том, что славяне в своих морских набегах грабят и разоряют «всю Фессалию, расположенные около нее острова, а также Киклады, всю Ахайю, Эпир, большую часть Иллирика, часть Азии». 239 Точно также и Феодор Синкелл в своем «Слове на избавление Константинополя от аваров» в 626 году свидетельствует, что хан после отъезда Ираклия на восток «наполнил море и сушу дикими племенами, для которых жизнь – война», собирал дружины славян и направлял их на разные предприятия на суше и море, строил осадные машины разных типов и умножал свою военную силу. 240

Так как персы в то время не чуждались моря, а славяне, под эгидой хана, свободно хозяйничали на море, то весьма вероятно, что Шахрбараз мог завязать через славян сношения с аварским ханом для совместного похода на столицу империи. Хан принял вызов и стал готовиться к походу, имевшему целью захват столицы. По слухам о его военных приготовлениях, к нему был отправлен послом патриций Афанасий.

В письменных сношениях с магистром Воном Ираклий давал указания касательно усиления оборонительных средств города, и Георгий Писида в своей поэме Bellum Avaricum перечисляет меры, которые рекомендовал император: расчистка доступов к городской стене, углубление рвов, устройство палисадов, сооружение метательных орудий, заготовка снарядов, снаряжение военных кораблей и, наконец, сооружение новой стены. 241 По-видимому, это последнее относится к храму Богоматери во Влахернах. Хотя Влахерны издавна входили в черту города и составляли 14-й регион, но они оставались открытым предместьем, и стена Феодосия оставляла их вне

города. Так как из описания осады видно, что Влахернский храм Богоматери не подвергался опасности во время осады, то, очевидно, что возведение этой стены было предпринято именно в это время ожидания нашествия хана. Сооружение было сделано наскоро, и через год после того укрепления были усилены, о чем и сохранилась запись в Пасхальной Хронике. 242 Ираклий нашел возможность прислать отряд армянских войск для усиления гарнизона столицы, а также мастеров для сооружения машин и других специальных работ. Под руководством Вона спешно шли работы при единодушной помощи со стороны населения.

Город жил в напряженном ожидании нашествия. Большое многолюдство, вызванное экстренными работами, а быть может и другие неизвестные нам причины, вызвали в мае месяце повышение цены на хлеб. Вина этого бедствия была приписана заведовавшему хлебной казной Иоанну Схиму. 243 И вот 14 мая схоларии и толпа народа ворвались в храм св. Софии, нарушили громкими криками течение церковной службы и требовали смещения виновного сановника. Патриарху удалось удалить толпу и закончить богослужение. На следующий день повторились те же беспорядки в еще более резкой форме. Патриарх и высшие чины обращались к толпе с амвона с увещанием, и префект претория взял на себя обязательство восстановить прежнюю цену на хлеб. 244

Время шло в тревожном ожидании предстоящих бедствий. Патриарх Сергий поднимал религиозное настроение населения всенародными молениями и ночными бдениями. На всех воротах сухопутных стен, по его приказанию, был написан образ Богоматери с предвечным Младенцем на руках. 245

Сначала, по-видимому, около середины июня, появились персы на азиатской стороне Босфора. Захватив Халкидон, они заняли берег своими военными силами и подвергли жестокому опустошению окрестности, жгли селения, дворцы, храмы и монастыри. 246 В день Петра и Павла (29 июня) передовой отряд хана, числом до 30 тысяч человек, подошел к Долгой стене, и хан сам известил столицу через посланного, что он займет как саму стену, так и местности внутри нее. Конные отряды византийской армии, стоявшие на передовых постах, в тот же день стянулись в город (то было воскресенье). Передовой отряд аваров, перейдя Долгую стену, расположился в селении Мелентиады (поблизости от города Афиры, ныне Буюк-Чекмедже) на пути к Силимврии. Аварские дозоры рыскали по окрестностям, появлялись перед городской стеной и навели такой страх, что никто не выходил из города. Так прошло десять дней. Аварские разъезды перестали появляться в виду города. Воспользовавшись этим затишьем, конюхи солдат под охраной конного отряда с присоединившимися к ним селянами, вышли за десять миль от города собрать жатву в одном имении. Отряд наткнулся на неприятеля и выдержал с ним серьезную стычку, защищая конюхов и селян. Вскоре после того отряд аваров в тысячу человек выехал на высоты по ту сторону Золотого Рога и, встав поблизости от церкви Маккавеев, сигнализировал огнем персам. Те ответили на сигнал таким же способом из Хрисополя (Скутари). 247

Около того времени в Константинополь вернулся отпущенный ханом из Адрианополя Афанасий, исправлявший посольство к нему по поручению регентов. Хан прислал его с поручением узнать, за какую сумму город готов откупиться от его нашествия. Но Афанасий застал город в полной готовности дать отпор хану, видел на смотре 12 тысяч конного войска и убедился в бодром настроении населения.

Он отправился к хану с ответом, что по существующим в договоре обязательствам хан не имеет права приближаться к городу. Хан не принял Афанасия и грозился завоевать город.

29 июля, во вторник, население Константинополя увидело со стен несметные полчища хана, которые заполнили все пространство от моря до моря. По словам Феодора Синкелла, хан хотел этим зрелищем лишь навести ужас на город грозным видом своего воинства. 248 Огромная рать хана состояла, кроме аваров, из болгар, гепидов и в огромном большинстве – из славян. Последние делились по вооружению на два разряда: легковооруженных и панцирных. Патриарх Сергий старался ободрить население, внушая надежду на помощь свыше. Он совершил крестный ход вдоль стены с иконами Богоматери и Нерукотворного Спаса в сопутствии огромного числа членов клира и монахов. Такие же крестные ходы он продолжал и в следующие дни, когда началась осада.

30 июля воинство хана начало распределяться на позициях по всей линии стены города от Золотого Рога до Пропонтиды. Несмотря на свой явно враждебный образ действий, хан потребовал от города присылки провианта, и это требование было исполнено от имени молодого императора в виде личной любезности хану. 249 Ему было доставлено вино и разные пряности.

Самое высокое место по линии стены и спуск в долину Лика от ворот Полиандра (Харизия) до ворот Романа (Τοῦ Πέμπτου) занял сам хан с лучшими своими силами. 250 Дальше к югу до Пропонтиды расположились славяне. Вечером третьего дня началась установка метательных орудий, продолжавшаяся и весь следующий день. Орудия, как то было принято, прикрывались сырыми кожами в предупреждение возможности поджога. На своих позициях хан установил 12 осадных башен, которые высотой сравнялись с зубцами городской стены. На третий день, 31 июля, шла усиленная перестрелка со стены с целью помешать неприятелю в его приготовлениях (если можно так понять не вполне ясный текст Феодора). Тогда же произошла упорная битва близ храма Богородицы у Источника, неподалеку от Золотых Ворот, в которой славяне понесли большие потери. 251

Пользуясь знакомством славян с морем, хан задумал осаду не только с суши, но и с моря. В обозе, сопровождавшем воинство, привезено было множество лодок, и хан распорядился спустить их на реку Варвисс, впадавшую в Золотой Рог, и в мелких местах северной части Рога, куда не могли проникнуть глубоко сидевшие военные суда имперского флота. Эскадра имперских судов вошла в Золотой Рог, вытянувшись в линию от Влахерн до предместья, носившего имя «Источник» (Пиги), и церкви св. Конона, к западу от нынешней Галаты. Ханские отряды заняли также побережье Босфора к югу от Сосфения и захватили гавань Хелы, имея ввиду устроить оттуда сообщение с персами. В приготовлениях к штурму города и спуске лодок прошли еще два дня, пятница и суббота.

Вечером в субботу, 2 августа, хан потребовал прислать к нему посольство для переговоров, что и было исполнено. Посольство исправляли четыре патриция, с Георгием во главе, и синкелл Софийского храма Феодор, описавший впоследствии эту осаду в патетическом Слове, которое дошло до нас. Прием посольства имел для него унизительный характер. Хан восседал на троне, рядом с ним сидели три знатных перса в шелковых одеждах, а послы императора должны были стоять перед ними. В гордой речи хан заявил послам о своем союзе с персами и, указывая на грозящую столице гибель, требовал безусловной сдачи. Он предлагал жителям выйти, сохраняя на себе лишь рубашку и верхнее платье: «Вы не можете, – говорил он, – обратиться ни в рыб, чтобы спастись в море, ни в птиц, чтобы улететь в небо». Послы выражали готовность вести переговоры о размере выкупа, но хан твердо стоял на требовании безусловной сдачи города и отпустил послов ни с чем. 252

В ту же ночь персидские послы были отправлены назад в Хрисополь на двух лодках из гавани Хелы. Но обе лодки были захвачены, и одна из них – вследствие предательства рулевого. Голову одного из послов подбросили на следующий день в персидский лагерь с письмом, извещавшим Шахрбараза, будто хан заключил с императором мир и выдал послов. Другого перса с отрубленными руками и подвязанной головой третьего отослали в стан хана. 253

В воскресенье, 3 августа, хан, еще не зная о гибели послов, выехал из Хелы, чтобы наблюдать за спуском лодок, которые должны были перевезти вспомогательный отряд персов из Хрисополя. Корабли имперского флота держали охрану пролива, но ночная темнота позволила славянам обмануть бдительность сторожевых судов и переправиться на азиатский берег. 254

В течение трех последующих дней шли, по свидетельству Феодора, непрерывная перестрелка и попытки штурма по всей линии обложения города, а также и с моря на подплывавших лодках славян. Осаждавшие страдали при этом в гораздо большей степени, чем защитники, и кучи варварских трупов оставались на местах, где шел штурм. Защитники не терпели существенных потерь, хотя и среди них было немало раненых. 255 Хан, окруженный панцирными всадниками, сигналил с высокого места на северном берегу Рога персам. С особенным ожесточением штурм шел по всей линии в девятый день и не прекратился и ночью.

На 7 августа, в четверг, десятый день осады, хан назначил общий штурм города с суши и с моря. В глубине Золотого Рога было собрано множество судов и лодок, на которые были посажены панцирные воины. Большинство составляли славяне, но были также и болгары. 256 Вся эта флотилия должна была двинуться к городу по сигналу с мыса близ Влахерн, называвшегося «Крыло» (Πτερόν), сделать приступ со стороны Золотого Рога и оказать тем поддержку штурму с суши по всей линии стены. План хана был выдан Вону, и он принял свои меры. Вдоль обоих берегов Золотого Рога у Влахерн были расставлены готовые к бою диеры и триеры. Когда все было готово, был дан сигнал огнем с условленного места. Флотилия, принимая этот огонь за условный сигнал хана, двинулась всей своей массой к Влахернам. Византийские военные корабли атаковали врага с двух сторон, громили его из орудий на палубах, опрокидывали лодки, топили людей, и в короткое время кили опрокинутых славянских судов и плавающие трупы погибших представляли, по словам очевидца, зрелище суши на волнах Золотого Рога. 257 Армянский отряд вышел из Влахерн и поджег ограду церкви св. Николая. Спасшиеся от крушения, плававшие во множестве среди трупов и разбитых лодок, приняли этот огонь за условный сигнал хана и устремились к этому месту берега. 258 Но их встречали воины армянского отряда и нещадно избивали. Некоторые подплывали к подножью того холма, с которого хан наблюдал картину крушения славянского флота. В бешенстве за постигшую его неудачу, хан приказал избивать тех, кому удавалось выбраться на берег. Спаслись лишь те немногие, которые выплывали на другой берег Золотого Рога и, выбираясь из воды, укрывались в поросших лесом возвышенностях. 259 Весть о полном разгроме флота облетела город, подняла настроение защитников, дошла до осаждавших, и славяне не только приостановили штурм, но и стали покидать окопы. Защитники открыли ворота, сами перешли в наступление, преследуя отступавших. К воинам присоединились женщины и дети. 260

Хан не имел уже возможности восстановить порядок в своем расстроенном воинстве, понесшем столько потерь. Выставив сторожевой отряд аваров, он в ту же ночь отдал приказ снять кожи с орудий, откатить их от стен, разобрать палисады, разрушить башни и сжечь весь этот огромный материал. Странное зарево осветило весь город. Пожар длился всю ночь, и дым разносило по всему городу. Персы, видевшие зарево над городом, полагали, что город взят, и радовались успеху своего союзника, который справился и без их помощи. 261

Несмотря на полную очевидность своего поражения, хан начал переговоры. Но магистр Вон ответил, что он не уполномочен вести их, так как из Азии идет с войском брат императора Феодор, который вскоре переправится через пролив и будет преследовать хана до границ его владений. Хан заявил, что он вынужден отступить ввиду затруднений продовольствовать свое воинство и грозил вернуться опять с новыми силами, чтобы отомстить за свою неудачу. Началось отступление под охраной арьергарда, который, раньше чем покинуть свои стоянки, жег и уничтожал все уцелевшие постройки в окрестностях города. Из городских зданий в огне погибли две церкви: св. св. Козьмы и Дамиана и св. Николая. 262 В отступавшем воинстве хана было множество раненых и свирепствовала большая смертность, как стало то вскоре известно от перебежчиков. 263 В течение многих дней вытягивали на берег лодки славян и трупы утонувших и сжигали. При этом выяснилось, что у славян женщины принимали участие в войне вместе с мужьями, так как оказалось много женских трупов. 264

Когда для персов выяснилась истина о полной неудаче хана и его отступлении с разбитыми остатками его воинства, Шахрбараз покинул свои стоянки и увел войска в Сирию. 265

Население столицы торжествовало свою победу, и общий голос приписывал спасение от страшной опасности защите свыше. Пресвятая Богородица сама спасла свой город. Современник, описавший это событие в Пасхальной Хронике, занес в свой рассказ сообщение, будто аварский хан еще во время осады говорил, что он сам видел, как какая-то женщина в великолепном одеянии ходила одна по стене города. 266 Феодор Синкелл в своем восторженном «Слове» приписывает победу на море самой Богородице: грозный вид варварского флота привел моряков в смятение и они готовы были отступить под напором неприятеля, но сама Богородица «проявила свою мощь и силу, не как Моисей жезлом раздвинул и затем сомкнул Чермное (Красное) море, но мановением и единым хотением повергла в море колесницы Фараона и его силу и покрыла волнами всех». 267 В память чудесного спасения столицы был установлен обычай читать 8 августа в церквях «Краткую историю о нашествии персов и аваров». Таково свидетельство древнейшего пергаменного синаксария месяца августа, хранящегося в Венской Королевской Библиотеке. В патмосском синаксарии, рукописи IX века, под 7 днем августа читается следующее: «Справляется лития во Влахернах против варваров. И память о нашествии варваров, когда они молитвами Пресвятой Богородицы были потоплены в заливе (ἐν τῷ λάκκῳ)». 268 Во всех изложениях истории Византии со спасением столицы от нашествия аваров связывается возникновение великолепного вдохновенного гимна во славу Пресвятой Богородицы, носящего название Акафиста, который положено читать в пятницу шестой недели Великого Поста. Этот обычай перешел к нам на Русь, и Акафист Богородицы послужил образцом для многих подобных гимнов последующего времени. В поисках автора Акафиста Богородице многие видные ученые останавливались на патриархе Сергии, хотя в предании нет на то указаний. 269 Но в недавнее время появились два исследования, которые дали новое решение старому вопросу. Известный византинист Попандопуло-Керамевс на основании точного анализа свидетельств предания об Акафисте Богородицы доказал, что нет никаких оснований возводить обычай чтения Акафиста в указанный день ко времени Ираклия. Чтение Акафиста было связано с воспоминанием о нескольких осадах Константинополя, а именно: при Ираклии, Константине IV и Льве Исавре. Самый день чтения был сначала передвижной и закреплен лишь при патриархе Фотии. По мнению П. Керамевса, самое поминовение осады было установлением Фотия в связи с пережитой в его патриаршество осады Константинополя русскими в 860 году. П. Керамевс готов признать автором Акафиста Фотия. Крыпякевич, остановившись в своем исследовании на содержании и характере самого текста Акафиста, сделал весьма вероятным положение, что Акафист был творением величайшего христианского поэта и гимнографа – Романа Сладкопевца, с добавлением к первоначальному тексту кондака «Взбранной воеводе». Это добавление было вызвано новым назначением Акафиста, не имевшего вовсе цели благодарения за спасение столицы империи от пережитых ею опасностей. 270

Счастливый исход осады Константинополя аварами не был единственным успехом во внешних отношениях империи за 626 год. В том же году одержал блестящую победу над персами брат императора Феодор. К сожалению, сведения об этом событии, сохраненные преданием, исчерпываются скудной заметкой в хронике Феофана, который не отметил даже и места, где была одержана эта победа. Хосров поручил, как было уже указано, войну с Ираклием Шахину. Ираклий предоставил командование в пределах Малой Азии Феодору, а сам со своей армией удалился в Лазику. Где и как произошла встреча персов с войсками Феодора, остается неизвестным. Феофан упоминает лишь о блестящей победе, которая была одержана при особых обстоятельствах: над персами разразилась гроза, а над войсками Феодора сияло солнце. О Шахине он сообщает, будто тот от огорчения впал в болезнь и вскоре умер; а Хосров проявил свою жестокость тем, что потребовал присылки к нему трупа умершего, и подверг его всякому бесчестью. 271

В ту пору, когда столица империи ликовала о своем спасении, император находился в далекой кавказской области и готовил новый удар Хосрову. Патриций Вон, благополучно справивший свой тяжкий подвиг управления государством в отсутствие государя, недолго пережил свою победу над ханом. 11 мая следующего 627 года он скончался и был погребен в храме Иоанна Предтечи в Студийском монастыре. 272 За его смертью регентство при малолетнем императоре осталось в руках одного патриарха Сергия.

Осада Константинополя была для аварского хана последним крупным предприятием. Неудачный исход ее имел своим последствием ослабление его власти над подчиненными ему племенами. Процесс разложения созданной аварами державы начался еще раньше 626 года. За три года до того в пределах нынешней Чехии возникло первое славянское государство, сумевшее отвоевать себе свободу от аваров и организоваться самостоятельно. Во главе этого движения против насильников стоял Само, которому наше предание приписывает франкское происхождение. Отбившись от аваров и изгнав их из пределов племен, которые он сумел объединить под своей властью, Само удачно справился и с франками, столкновение с которыми было вызвано обидами купцам, являвшимся к славянам из державы Дагобера. К сожалению, наши сведения о судьбе Само и его царства исчерпываются скудными данными, сохраненными франкским летописцем Фредегаром. 273

Через несколько лет после того, как Ираклий был на высоте своей славы и водворял Крест в Иерусалиме, у аваров была тяжкая междоусобная война со славянами. Сведение об этом сохранил певец славы Ираклия, Георгий Писида, в своей поэме на торжество возвращения Креста из персидского плена. – «Скиф убивает славянина и сам погибает, и окровавленные взаимным истреблением сходятся они лицом к лицу в битве. А ты, с венцом на голове и со скипетром в руках, молчишь, как судья на состязании среди борцов, сам потрудившись в борьбе со многими, а теперь прекратив борьбу. Твоего мановения ждут пребывающие в состязании... и ты смеешься на позорище варваров, видя в унижении прежних гонителей». 274 Поэма написана под живым впечатлением вестей из Иерусалима о водворении Креста на Голгофе и относится, таким образом, к первой половине 630 года. Георгий не делает никакого намека на место события в обширной аварской державе. Но быть может правильно будет угадать, что он разумеет события в Далмации. В путаном и недостоверном в своем целом повествовании Константина Багрянородного о сербах и хорватах есть, однако, некоторые свидетельства, не возбуждающие сомнения относительно своей недостоверности. Таково показание царственного автора, что хорваты выгнали аваров из Далмации и отвоевали себе самостоятельность. 275 Изрезанная горными хребтами страна представляла большие удобства для обороны осевшего в ней земледельческого населения против кочевников, какими оставались и в ту пору авары. Освобождение хорватов путем кровавой борьбы могло послужить сигналом для восстания и в среде других племен на широком пространстве занятых ими областей. Повествование автора «Чудес св. Димитрия Фессалоникийского» о Кубере 276 и его попытке захватить Фессалоники (событие, относящееся к концу VII века) позволяет заключить, что славяне, утвердившиеся в Македонии поблизости от Фессалоник, стояли в определенных отношениях к городу и не находились уже под властью хана, имевшего своей столицей город Сирмий. 277

Вскоре после войны со славянами, окончившейся неблагополучно для аваров, хан скончался, и вопрос о его преемнике вызвал новую междоусобную войну, и на этот раз – между аварами и подчиненными им болгарами в самых недрах аварской державы в Паннонии. Свидетельство об этом сохранил с точным указанием даты историк франков Фредегар. 278 По его сообщению, в 9-й год правления Дагобера (т. е. 631–632) одного претендента на ханский трон поддерживали авары, другого – болгары. Авары одолели своих противников. Побежденная болгарская орда принуждена была выселиться и искала убежища во владениях франков. 279 Дагобер разрешил болгарам перейти в Баварию; но когда они водворились в этой области, он приказал баварцам перебить пришельцев. Из целой орды спаслось только 700 человек, которые со своим ханом Альциоком (Alciocus), как называет его Фредегар, нашли убежище у славян. Но они там не ужились, и через 30 лет после того, завязав сношения с царем лангобардов Гримвальдом, перешли к нему и были поселены в пределах Беневентского герцогства. Павел Диакон дает болгарскому хану имя Альцеко и замечает, что в его времена (IX век) эти болгары говорили на латыни, но не забывали также и своего языка. 280 Выход целой болгарской орды являлся существенным ослаблением сил хана.

Вскоре после этой междоусобной войны в Паннонии, и быть может не без связи с нею, совершилось освобождение от верховной власти аварского хана всех гуннских племен Черноморского побережья. Во главе мятежного движения стал Кубрат, хан унногундуров, как называет Никифор его улус. 281 То был человек небезызвестный в столице. По сообщению Иоанна Никиуского, Кубрат прожил годы своего детства при дворе, будучи, вероятно, отдан в заложники, получил христианское воспитание и был лично предан Ираклию и его семье. 282 Около 636 года он изгнал гарнизоны аваров из пределов своих кочевий, вступил в соглашение с императором, заключил с ним союз и отвоевал свободу своих соплеменников от аваров. Император со своей стороны щедро его одарил и предоставил ему звание патриция. Таково сообщение Никифора. 283 Тот же автор сохранил свидетельство, что уже дядя Кубрата, по имени Органá, являлся в Константинополь ок. 619 года, принял крещение, был удостоен звания патриция и с щедрыми дарами отослан на родину. 284 В сообщениях о позднейших событиях Кубрат является родоначальником всех ханов пяти орд болгарского племени. Это свидетельство не может претендовать на историческую достоверность, но позволяет предположить, что Кубрату удалось подчинить себе всех своих соплеменников и отстоять их независимость от аваров. Таким образом, в конце правления Ираклия авары не представляли уже никакой опасности для империи и держава их сократилась до земель Паннонии, где имел пребывание хан со своей ордой и множеством переселенных на север от р. Савы пленников из задунайских областей. Скудность предания не позволяет выяснить, в какой мере это ослабление аваров было делом дипломатии византийского двора и самого императора.

Вторая экспедиция Ираклия против персов

Хазары. ВТОРЖЕНИЕ ИраклиЯ В Ассирию. Битва при Ниневии и дальнейшие успехи Ираклия. Заговор против Хосрова и его низвержение. Широе и его сношения с Ираклием. Шахрбараз и его измена Хосрову. Свидание в Арависсе и его последствия. Возвращение ираклия в Константинополь

Переправившись с войсками в Лазику, Ираклий имел совершенно определенный план военных действий. Он хотел повторить поход в недра персидского царства. Его расчеты на поддержку христианских кавказских народов в первую его кампанию не оправдались. Хотя после успешного набега на Атропатену в 623 году к нему явились вспомогательные отряды лазов, абазгов и иверов, но существенного значения эта помощь не имела, а военное искусство и отвага персидских вождей не дали ему возможности повторить в 624 году вторжение в персидские пределы. Покинутый своими союзниками, он был вынужден отступить, что и выполнил довольно успешно. Сформировав вновь армию в местностях с армянским населением, Ираклий не чувствовал себя достаточно сильным для осуществления своего военного плана и задумал привлечь в союз с империей против персов далеких турок. Турецкая волна, нахлынувшая при Юстине II в своем поступательном движении на запад в приволжские и придонские степи, вскоре отхлынула под воздействием внутренних междоусобиц, и лишь в 598 году великий повелитель турок, победив всех своих соперников и утвердив свою державу в великом море турецких племен, известил об этом имп. Маврикия письмом, текст которого сохранил Феофилакт Симокатта. 285 По-видимому, это обращение великого хана к императору не вызвало ответного посольства из Византии и не имело вообще никаких последствий. Тяжкие бедствия империи, причиненные ей успешными предприятиями вождей Хосрова, и ее бессилие во время правления Фоки и первого десятилетия Ираклия не могли не отразиться на ослаблении ее престижа и сокращении политического горизонта византийской дипломатии. Но события, совершавшиеся на севере, и слагавшиеся там политические отношения не оставались неизвестными членам армянской знати, состоявшим в непосредственных сношениях с персидским двором. Себеос упоминает также о непосредственных сношениях некоторых армянских князей с повелителем турок и переходе их к нему на службу. 286 Весьма вероятно, что уже во время первого своего пребывания в Феодосиополе Ираклий был осведомлен о политических отношениях северных стран.

Держава турок, обнимавшая огромное пространство от Монголии и до приволжских степей, разделилась на две части, восточную и западную. Центр западной державы передвинулся на нижнюю Волгу, и верховный ее повелитель, являясь по рангу вторым лицом после великого хана восточных турок, носил по прежнему титул Jabgu-kagan. Джебухан, как передавали его армяне, Ζιέβηλ, как исказил по Феофан. 287 Армяне называли западных турок хазарами, и от них усвоили это имя византийцы. Из Лазики, откуда в прежнее время шли непосредственные сношения с закавказскими народами, Ираклий снарядил посольство к Джебухану и поручил его исполнение одному из своих приближенных, имя которого, Андрей, сохранил армянский историк X века, Моисей Каганкатваци. 288 Щедрыми дарами царскому послу удалось склонить хана к союзу против персов, и он обещал оказать свою помощь. Событие это относится к 626 году. На следующий год хан с одним из подчиненных ему шадов, как назывались у турок удельные князья, прошел Дербентский проход, опустошил находившиеся под верховной властью персидского царя земли агван и иверов и осадил город Тифлис. Ираклий прошел со своими войсками из Лазики в Иверию, и под стенами осажденного города произошла встреча новых союзников. 289 Подробный рассказ об этой встрече сохранил Никифор. Союз был скреплен щедрыми подарками со стороны Ираклия хану и его близким, причем хану была подарена вся роскошная обстановка царского пира, которым чествовал его император. 290 Осада Тифлиса длилась два месяца. Оборону вел персидский вождь и царь Иверии Стефан из рода Багратидов. 291 Не доведя дело до конца, союзники отступили от Тифлиса. 292 Хан ушел на север, оставив Ираклию своего шада с 40 тысячами конного войска.

Так как лето ушло на осаду Тифлиса, то свой поход в Персию Ираклий начал уже осенью. Довольно определенные указания на маршрут армии Ираклия сохранил Себеос. 293 Из Иверии Ираклий направился на юг через область Ширак в провинции Арарат по течению реки Акурсана (Арпа-чай). Переправа через Аракс произошла, вероятно, близ Валаршапата (Эчмиадзин); затем Ираклий вступил в область Коговит и продолжал путь через земли Гер и Зареванд, к западу от озера Урмии. Поход среди враждебного населения в горной стране был настолько труден, что хазары стали покидать своего союзника. Сначала они уходили небольшими отрядами, а затем покинули его всей массой. Это ослабление военных сил не поколебало решимости Ираклия. Он умел владеть настроением своих людей и, лишившись поддержки варваров, имел с собою лишь христианское воинство, единодушное с ним в ненависти к врагу. Феофан сохранил отрывок из его обращения к армии – «Знайте, братья, что никто не хочет оказать нам содействия в войне и помощь пошлет нам один Бог и бессеменно родившая Его матерь, чтобы явить свое владычество, так как не во множестве воинов и оружия покоится спасение, но Он посылает свою помощь надеющимся на милость Его». 294

Покинутый союзниками Ираклий перешел через горные хребты, отделяющие Мидию от Ассирии, носившие тогда имя Зарасп, и спустился 9 октября в область Хнайту (Χαμαηϑᾶ Феофана) на верховьях реки Большого Заба. После быстрого и весьма трудного перехода он дал своей армии отдых в течение семи дней.

Что касается численности армии Ираклия, то византийские источники не дают никаких указаний. Позднейший арабский историк Табари определяет ее в 70 тысяч человек, цифра, которая по тогдашним военным условиям является чрезмерно высокой. 295 Войско Ираклия было конным, как необходимо заключить это по всем указаниям нашего предания. Покидая Хнайту 17 октября, Ираклий отправил в Константинополь подробный отчет о своих первых успехах. 296 Борьбу с Ираклием Хосров поручил вождю Рахзаду (Râh-Zâdh, ‘Ραζάτης). Из изложения Себеоса можно вывести заключение, что Рахзад находился в Армении и после отступления Ираклия от Тифлиса, не ожидая, что он предпримет вторжение в Персию, упустил время. Когда же до него дошла весть, что Ираклий вторгся в Атропатену, он двинулся вслед за ним из Нахчвана. 297 Возможно предположить, что он зашел в Ганзак (откуда его ведет Феофан), где были собраны новые силы на подкрепление к его войскам. Пройдя через горы Зараспа, он оказался в весьма затруднительном положении. Ираклий подвергал местности, которые он проходил, страшному опустошению, и конница Рахзада не имела подножного корма, от чего гибли лошади. Воспроизводя, по-видимому, стих Георгия Писиды, Феофан характеризует положение Рахзада такими словами: «как голодный пес, он едва кормился крохами с его стола». 298

О действиях Ираклия с 17 октября, когда он покинул Хнайту, до 1 декабря нет сведений в нашем предании. Весьма вероятно, что в это время он опустошал ближайшую область к югу, носившую название Марга (ныне Кой-Санджак 299 ). Рахзад посылал Хосрову сообщения о трудности своего положения и просил подкреплений; но получил от царя гордый ответ, что если он не может победить, то может умереть. 300

1 декабря Ираклий перешел реку Большой Заб и разбил свой лагерь на равнине неподалеку от развалин Ниневии. Не покидая доверенного ему трудного дела, Рахзад совершил переправу вслед за Ираклием и расположился в трех римских милях от его лагеря. Стратилат Ваан с отборным отрядом напал на передовой отряд Рахзада, и в происшедшей схватке пали его предводитель и большая часть его людей. 26 человек и в их числе телохранитель Рахзада попали в плен. От пленных Ираклий узнал, что Рахзад, согласно приказанию Хосрова, намеревается дать битву и что он ждет подкреплений в количестве трех тысяч человек. Чтобы предупредить усиление противника, Ираклий решил ускорить битву. Выслав вперед свой обоз, он нашел широкую равнину близ развалин Ниневии и разбил на ней лагерь. Рахзад не уклонился от встречи с противником, и 12 декабря, в субботу, произошло сражение по всем правилам тогдашней тактики с разделением боевых сил на три колонны. Битва началась на рассвете, была очень упорна и продолжалась до 11 часов дня. Себеос сохранил сведение, что утром того дня стоял густой туман, который помог Ираклию напасть на персов раньше, чем они заметили его приближение. Ираклий на своем коне Дерконе сражался в первых рядах и сам водил своих людей в атаку. Три раза он сходился лицом к лицу с вождями врагов, и каждый раз оказывался победителем; в третьей схватке он был ранен в губу. 301 В битве пали Рахзад, три вождя трех колонн персидского войска и почти все офицеры. Разбитые персы не рассеялись, но, уступив врагу поле битвы, собрались опять и стали на расстоянии двух полетов стрелы от неприятеля. Потери Ираклия были весьма незначительны: 40 убитых и 10 умерших из числа раненых, которых было много. 302 В битве было взято 26 знамен. До позднего часа ночи персы стояли на месте, пока шел грабеж убитых. Набрано было много золотого оружия, золотых поясов и запястий, драгоценных камней, в числе добычи был также золотой щит и золотые доспехи Рахзада. Поздно ночью персы отошли в свой лагерь и, покинув его, заняли крепкую позицию на поросшем лесом холме. В числе взятых в плен был знатный ибер, по имени Барсамусис. 303

Остатки армии Рахзада не представляли опасности, и Ираклий двинулся дальше по течению реки Заба. 23 декабря он получил донесение от разведчиков, что персы дождались подкреплений и идут следом за ним. Перейдя вторично реку Заб, Ираклий выслал вперед турмарха Георгия с тысячью всадников, поручив ему захватить мосты на Малом Забе. Пройдя в одну ночь 48 миль (около 75 верст), Георгий захватил четыре моста и взял в плен охранявшие их отряды персидского войска. 23 декабря вся армия перешла через Малый Заб, и Ираклий сделал остановку в богатых владениях недавно умершего Йездина, начальника финансового управления персидского царства. Здесь он отпраздновал день Рождества Христова. Когда Хосров, находившийся в своей любимой резиденции Дастагерд, узнал о том, что Ираклий овладел переправами на Малом Забе, он отдал приказ войску, следовавшему за Ираклием, спешить на защиту столицы. Переправившись через Малый Заб «в других местах», персы обошли Ираклия и направились на юг.

В стране, которая теперь лежала беззащитной перед Ираклием, находилось много роскошных резиденций персидского царя, и на своем дальнейшем пути Ираклий захватил и предал огню одну из них, которая у Феофана носит имя Дезеридан. Между тем персидское войско перешло реку Торна 304 и стало лагерем на другом берегу. Ираклий захватил и разорил другую резиденцию шаха, Руса. 305 Персы не задержались на Торне, и Ираклий беспрепятственно прошел ее по мосту. 1 января он вошел в замок Беклал, где был между прочим ипподром, отстроенный по обычному в империи типу. 306 Здесь явились к императору проживавшие в Персии армяне и сообщали ему, что Хосров, покинув Дастагерд, устроил военный лагерь в пяти милях оттуда, в местности Барасроф, куда и приказал стянуться всем своим войскам. Они прибавляли, что река труднопроходима, мост узок и позиция укреплена. 307 Ираклий держал совет о плане дальнейших действий с вождями своей армии в царском дворце. Большие стада страусов, оленей, съедобных диких ослов (онагры), фазанов, рогатого скота, баранов и свиней, содержавшиеся здесь для царского стола, Ираклий подарил своему войску.

Сообщенные армянами сведения оказались, однако, не вполне точными. От царских пастухов Ираклий получил более точные известия о Хосрове, чем от армян. Хосров покинул Дастагерд 23 декабря, увезя с собой на слонах и верблюдах свои сокровища, и приказал войскам Рахзада разыскать и доставить остальное в столицу. 308 Ираклий немедленно послал часть своего войска захватить Дастагерд, а сам, взяв другое направление, захватил и предал огню замок Бебдарх. По свидетельству автора Жития Анастасия Перса, войска Ираклия появились в Дастагерде 1 января. 309 Дастагерд был любимой резиденцией Хосрова и в течение всего своего правления он копил здесь свои сокровища. 310 Сам Ираклий прибыл в Дастагерд 3 января и здесь отпраздновал праздник Богоявления. Хотя Хосров вывез оттуда большинство ценного имущества, но на долю Ираклия досталась огромная добыча. Здесь было найдено 300 римских знамен, взятых в войнах прежнего времени. Огромные запасы алоэ, перца, сахара, имбиря и других припасов, а также множество шелка-сырца и шелковых одежд, походные палатки Хосрова, расшитые ткани и ковры были сожжены за невозможностью увезти это богатство. Много было всякой живности: страусов, оленей, онагров, а также диких зверей, тигров и львов. Ираклий предал огню весь роскошный дворец Хосрова. В Дастагерде явилось к императору множество пленников, уведенных персами из Александрии и Эдессы. От некоторых чинов двора, захваченных в Дастагерде, Ираклий узнал подробности о бегстве Хосрова из Дастагерда, а также и о том, что Хосров не остался в Ктесифоне, а перенес свою резиденцию в город Селевкию (по-персидски – Гундешир) на правом берегу Тигра. Из своего многочисленного семейства он удержал при себе свою любимую жену Ширин, с ее детьми, и трех жен, которые были его дочерьми. Остальные жены и их дети были отправлены в укрепленный город в 40 милях от Ктесифона к востоку. Из Дастагерда Ираклий обратился к Хосрову с письмом такого содержания: «Преследуя тебя, я стремлюсь к миру. Не по доброй воле я разоряю и жгу Персию, но будучи вынужден к тому тобою. Бросим оружие и заключим мир! Потушим огонь раньше, чем все погибнет в пламени». 311 Хосров не внял этому совету, не дал ответа Ираклию и принимал чрезвычайные меры защиты. Весь штат слуг его самого, его жен и придворной знати был поставлен под оружие и усилил армию Рахзада. Укрепленная позиция была выбрана на берегу реки Нахравана (Ναρβᾶς у Феофана) и в подкрепление к войску туда было собрано 200 боевых слонов. 312 Укрепившись на избранном месте, персы разрушили мосты.

7 января Ираклий выступил из Дастагерда и после трехдневного перехода сделал остановку на расстоянии 12 рим. миль от Нахравана. Отсюда он выслал на рекогносцировку турмарха армянских войск Георгия. Обследовав местность, Георгий донес, что мосты разрушены и переправа невозможна ввиду глубины реки и обрывистых ее берегов. Ираклий прекратил преследование и отступил в направлении на северо-восток по течению реки Диалы. 313 Пройдя провинцию Бет-герма, он занял город Шахразур (Сиазур у Феофана) на верхнем течении реки. 314 На этой стоянке Ираклий оставался до 24 февраля, рассылая во все стороны грабительские отряды, которые продолжали разорение и опустошение страны. 24 февраля Ираклий начал переход через горный перевал и преодолел на пути немало трудностей под непрерывно падавшим снегом. Достигнув города Барзы, он сделал остановку на семь дней. 315 Здесь Ираклий получил определенное известие о важном событии, которое готовилось в Персии.

Жестокий режим, который держал Хосров, его алчность в собрании сокровищ и те тяжкие бедствия, которые причинил Ираклий своим вторжением в самое сердце государства, подняли волну недовольства в среде персидской знати. Малодушие, которое проявил Хосров во время своего бегства из Дастагерда, произвело глубокое впечатление на современников и сохранено в памяти потомства в точных записях у летописцев и историков. Но ближайшим поводом к заговору послужило то, что, находясь уже в Селевкии, он задумал обеспечить преемство власти по своему усмотрению и наметил своим преемником старшего сына своей любимой жены Ширин Мердасана, как передавали византийцы персидское имя Мердан-шах. Среди многочисленных сыновей Хосрова, которых он держал в большой строгости и которые могли по его смерти ждать печальной участи истребления, как нередко бывало в судьбах дома Сасанидов, проявилась энергия сопротивления, и старший сын Хосрова, Широе, он же Кавад, решился сделать попытку устроить переворот в свою пользу. Он вступил в сношения с тысяченачальником гвардии Хосрова, по имени Аспад-Гушнасп, который раньше был офицером в армии Шахрбараза. Сношения велись в глубокой тайне через молочного брата Широе. Изменив Хосрову, Аспад-Гушнасп подействовал на настроение других и скоро к нему примкнуло 24 офицера («комита») и много солдат.

Замыслы Широе нашли отклик в среде представителей персидской знати, из которых многие имели основания питать к Хосрову враждебные чувства. Таковы были сыновья Йездина, до смерти копившего сокровища для своего повелителя в звании заведующего управлением финансов. По смерти Йездина Хосров конфисковал его имущество и подверг пыткам его жену. Таков был Нагормизд (Mihrhormisd), сын падоспана (главнокомандующего) юга (Nimrôz), который верно служил Хосрову и тем не менее был казнен за 2 года до того по подозрениям, возбужденным предсказаниями астрологов. 316 К заговору примкнули и два сына Шахрбараза и много других членов знатных фамилий. Дело было слажено, и заговорщики предполагали осуществить переворот 23 марта. Желая обеспечить себе помощь Ираклия в случае неудачи, Широе отправил к нему посольство.

Во время остановки Ираклия в Барзе, Мезезий, один из армянских командиров армии Ираклия, настоящее имя которого было Мжеж Гнуни, был послан на разведку. Персидское посольство встретилось с ним и было препровождено к Ираклию. Главой посольства был Аспад-Гушнасп (Γουσδανάσπας – в письме Ираклия к синклиту), тысяченачальник армии Шахрбараза. Его сопровождали два гражданских сановника и три офицера в ранге комитов. Посольство имело целью вступить в личный договор с императором от имени Широе, восставшего против своего отца. Широе давал императору обещание немедленно по воцарении заключить мир и восстановить старые границы, отказавшись от всех завоеваний Хосрова. Ираклий, который, быть может, и раньше имел сведения о подготовлявшемся перевороте, принял любезно послов Широе и, удержав при себе главу посольства Аспад-Гушнаспа, отправил обратно остальных его членов с письмом, в котором давал совет открыть тюрьмы, выпустить узников и воспользоваться римскими пленниками, как военной силой. 317

8 марта Ираклий двинулся из Барзы через хребет Зарасп и 11 числа подошел к Ганзаку. Население и представители власти бежали из города и оставили его пустым. Разбив свой лагерь поблизости от города, Ираклий отдал приказ, чтобы его люди, оставив при себе по одному коню, разместили остальных в домах опустевшего города. Непрерывный снегопад, начавшийся 24 февраля, продолжался до 15 марта. В этот день Ираклий отправил в Константинополь подробный отчет о своих блестящих успехах и сообщил о готовящемся в Персии перевороте. 318

Переворот совершился раньше, чем предполагали заговорщики. 25 февраля Широе перешел мост на Тигре, гвардия изменила Хосрову, и Селевкия огласилась кликами в честь Широе. Застигнутый врасплох Хосров сделал попытку бежать, но был схвачен и под военной охраной водворен в частном доме. Принявшая участие в заговоре придворная знать потребовала от Широе казни Хосрова, и Широе дал согласие. Палачами были Шамта, сын Йездина, в Нагормизд. Шамта не решился нанести удар, но Нагормизд сделал дело. Орудием убийства была секира. 319 Казнь совершилась 29 февраля 628 года, и прах Хосрова был погребен в царской усыпальнице. По свидетельству Феофана, раньше убийства на глазах отца были зарезаны его дети от Ширин.

Шамта не удовлетворился смертью Хосрова, и по его инициативе от Широе было вырвано разрешение истребить все мужское потомство Хосрова (40 членов по свидетельству Себеоса и Феофана и 17 – Табари). Это кровавое дело обратилось скоро на голову Шамты. Он был заподозрен в стремлении совершить переворот в свою пользу, бежал к арабам в Хиру, но там был схвачен и доставлен ко двору. По приказанию Широе ему отрубили правую руку и заточили в тюрьму. 320

Из лагеря под Ганзаком Ираклий посылал разведчиков на обе горные дороги, по которым шло сообщение между Атропатеной и персидской столицей – в Шахразур и на Малый Заб. 321 25 марта разведчики доставили к нему двух человек, перса и армянина, с письмами от секретаря персидского двора, Хиздаи (он же Файяк), в котором он сообщал, что везет собственноручное письмо к императору от царя Широе, но вынужден был сделать остановку в Армане, 322 откуда и послал к нему своих людей с просьбой дать ему охрану на дальнейший путь. Ираклий немедленно послал магистра армии Илию Барсока и друнгария Феодора с отборным отрядом и 20 запасными лошадьми. К отряду присоединился Аспад-Гушнасп, остававшийся в лагере императора. Илии не удалось исполнить возложенное на него поручение, так как его отряд застрял в снегах. Известие об этом Ираклий получил 30 марта и тогда же обратился за помощью к местному персидскому начальнику, который, покинув Ганзак, находился в соседнем укреплении. Поручение императора передал ему перс, посланник царского секретаря. Извещая начальника области о происшедшем перевороте и воцарении Широе, Ираклий просил его принять меры к тому, чтобы выручить царское посольство. По словам самого Ираклия в его послании к синклиту (или «приказе», как он выражался) весть о низвержении Хосрова была встречена персами радостными криками в честь нового царя и самого Ираклия, и правитель немедленно выслал людей навстречу посольству.

Рано утром 3 апреля посольство явилось в лагерь императора. Широе извещал Ираклия о вступлении на престол отцов и в весьма почтительном тоне выражал желание заключить мир с императором и поддерживать затем дружественные отношения; согласно обычаю, посольство привезло богатые дары императору. Любезно приняв послов и обсудив условия мира, Ираклий отправил 8 апреля посольство в обратный путь и присоединил к нему табулария Евстафия с собственноручным письмом к царю. 323 Он заявлял о своем искреннем желании прекратить войну и полной готовности заключить мир, если бы даже был жив Хосров и предстояло с ним вести переговоры. 324 В том же письме он требовал возвращения Креста Господня, плененного в 614 году. Титулуя Широе своим сыном, он послал ему, по обычаю, щедрые подарки. Подробное описание хода событий с 15 марта Ираклий отослал в Константинополь 8 апреля и в тот же день покинул Ганзак и начал свой поход в Армению.

Письмо Ираклия сохранено в подлиннике в Пасхальной Хронике и является живым свидетельством того восторженного настроения, в котором находился тогда император в радостном сознании своей победы. 325

«Ликуйте Богу вся земля, служите Господу в радости, выходите в сретение Его в веселии и знайте, что Бог есть сам владыко. Он нас сотворил, а не мы сами. Мы Его народ и овцы Его стада. Входите в сени Его с песнями и исповедуйтесь Ему. Хвалите имя Его! Во веки милость Его и в роды (родов) истина Его. Да возрадуются небеса, да торжествует земля, да возрадуется и море, и все, что в них. И все мы, христиане, вознесем хвалу, славословие и благодарение Единому Богу, радуясь великой радостью о Его святом имени. Пал высокомерный богоборец Хосров! Пал и низвергся в недра земные и истреблена с земли память его! Надменный и глаголавший неправду в гордыне и уничижении против Господа нашего Иисуса Христа, Бога истинного, и пречистой матери Его, благословенной владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии, погиб, нечестивец, с шумом. Труд его пал на главу его и неправда его взошла на макушку его»... (Далее следует изложение событий со ссылкой на предшествующее письмо императора в столицу.)

Вслед за письмом Ираклия в Пасхальной Хронике было помещено письмо царя Широе; но от него уцелело полностью лишь самое начало, а от дальнейшего текста лишь левая половина, 18 строк. На последнем листе Хроники сохранился отрывок из письма Ираклия к Широе в ответ на первое его обращение с извещением о приеме его посла и приветствием по поводу вступления на отчий трон. Из одного места отрывка первого текста видно, что Широе предлагал Ираклию выбрать место для съезда послов (очевидно, для выработки условий мирного договора) и изъявлял готовность исполнить все его требования. 326

Дипломатические сношения с персидским двором имели издавна строго выработанный этикет, и составление мирного договора было обставлено множеством формальностей, которые нам отчасти известны из отрывков Менандра о заключении мира 562 года. 327 Поездка Евстафия к персидскому двору могла иметь характер лишь предварительного акта. О его пребывании в персидской столице сохранил свидетельство Себеос. По его сообщению, Широе принял посла с большим почетом, «вторично утвердил условия мира и клятвенно подтвердил размежевание границ». Себеос прибавляет, что Широе в присутствии посла приказал написать Шахрбаразу, чтобы тот перешел на персидскую территорию и очистил греческие пределы. 328 Требование Ираклия возвратить Крест Господень не было исполнено. Широе, как сообщает Никифор, оправдывался тем, что неизвестно, где находится Крест, и обещал прислать, когда его разыщут. 329

Ответное послание Широе на посольство Евстафия Ираклий получил уже в Армении и, по-видимому, в Феодосиополе, имевшем издавна значение административного центра области, носившей некогда название Великой Армении. 330 Широе отослал Ираклию всех римских пленных, томившихся в персидских тюрьмах от долгих годов войны. Тогда же выяснилась судьба послов, увезенных в Персию Шахином в 615 году. Леонтий скончался естественною смертью, а два другие его товарища были казнены, когда Хосров получил известие о вторжении Ираклия в Ассирию. 331 Получив пленных, Ираклий со своей стороны отослал царю персидских пленных с посольством, которое исправлял его брат Феодор. По сообщению Феофана, это посольство имело целью выработать условия эвакуации персидскими войсками занятых ими областей и обеспечить мирное их поведение в отношении к туземному населению во время возвращения в Персию. 332 Армянские области на верхнем течении Тигра не были, по-видимому, заняты персами, и Ираклий вступил в обладание ими немедленно. Зиму 628–629 года он провел в Амиде 333 и ознаменовал свое пребывание в этом городе закладкой большого храма. 334

Продолжительное, длившееся почти два десятилетия, отчуждение Армении от империи имело своим последствием возвращение всех ее областей в отношении управления и гражданской жизни к тем порядкам, какие действовали до времен императора Зенона в заевфратских землях, т. е. так называемый нахарарский строй, приближавшийся в общих чертах к средневековому западно-европейскому феодализму. 335 Отдельные знатные роды осуществляли прерогативы верховной власти на определенных территориях, имели свое войско, творили суд и расправу. Единство национальности поддерживалось принадлежностью к церкви св. Григория. Верховным руководителем церковной жизни был католикос, в избрании которого принимали участие, кроме епископов, также члены знатных родов всей Армении. Восстановляя свою верховную власть в Армении, Ираклий, по необходимости, должен был примириться с современным положением дела. Существовавшее в прежнее время административное деление страны не было восстановлено. Великая Армения с городом Феодосиополем осталась в церковной юрисдикции католикоса, имевшего свою резиденцию в Двине, а те области, которые при Юстиниане составляли «Четвертую Армению», были разделены на две провинции: северо-западную и юго-восточную. Последняя называлась теперь Верхней Месопотамией и имела свой центр в Амиде. В ее пределы включена была Арзанена, уступленная Хосровом Маврикию в 590 году и вновь возвращенная по договору с Широе. 336

Если возвращение армянских областей совершилось беспрепятственно и быстро, то относительно других земель Месопотамии, Сирии и Египта, дело возвращения их под власть императора затруднилось вопреки распоряжениям Широе. Возможность исполнения принятых на себя персидским двором обязательств зависела от Шахрбараза, в руках которого находилась власть над завоеванными им областями. Так как во время переворота сыновья Шахрбараза и один из видных его офицеров были на стороне Широе, то можно предполагать, что Шахрбараз сочувствовал мятежному движению против Хосрова. Но переворот имел своим последствием истребление всего мужского потомства Хосрова и выдвинул на первое место при новом дворе лиц, с которыми у него были свои счеты. 337 Раньше, чем успело выясниться его отношение к новому двору, Широе впал в тяжкую болезнь и умер во время пребывания в Дастагерде, процарствовав около восьми месяцев. 338 На смертном одре он обращался к Ираклию с просьбой охранить трон его малолетнего сына Ардашира. Никифор сохранил выдержку из этого письма такого содержания: «Как ваш Бог был вручен старцу Симеону, так я отдаю в твои руки раба твоего, моего сына. Пусть Бог, которому ты поклоняешься, будет свидетелем того, как ты с ним поступишь». 339

Сплотившаяся вокруг Широе персидская знать обеспечила переход власти к Ардаширу. Первым по влиянию лицом при малолетнем царе оказался сановник по имени Мех-Адар Гушнасп. Отношения между новым двором и Шахрбаразом приняли характер взаимного недоверия, и дело окончилось изменой Шахрбараза своему государю. Как византийские, так и восточные источники единогласно свидетельствуют об измене Шахрбараза и притом относят ее еще ко времени правления Хосрова. Изъяснение причин измены варьируется в различных версиях. Наиболее простой, но и маловероятный вариант сохранен Никифором. – Когда Ираклий с хазарами вторгся в Персию, Хосров отправил приказ Шахрбаразу спешить ему на помощь. Письмо Хосрова попало в руки Ираклия, и он подменил его другим, в котором было написано, что Хосров справился с врагами и повелевает ему остаться в Халкидоне. Снятая с подлинного письма печать была наложена на подложное, и Шахрбараз не тронулся на помощь своему государю. 340 – Эта догадка дает лишь объяснение того, почему Шахрбараз остался на западе во время последнего похода Ираклия и не возлагает на него вины в измене. Тот же самый мотив имеет у Феофана иную форму.

По наговору некоторых придворных Хосров заподозрил Шахрбараза в злых умыслах против него и в соглашении с Ираклием. Он отправил приказ второму после него лицу в армии Кардаригану убить Шахрбараза и идти с войсками к нему на помощь. Посланный с этим письмом попал в Галатии в плен и был доставлен в Константинополь молодому императору Константину. Ознакомившись с содержанием письма Хосрова и посоветовавшись с патриархом Сергием, Константин вызвал Шахрбараза на свидание и передал ему письмо Хосрова. Шахрбараз заключил договор с императором и патриархом. Вернувшись к своим войскам, он прочел в собрании офицеров поддельное письмо Хосрова с приказанием казнить его самого и 40 человек из числа офицеров и спросил своего помощника, готов ли тот исполнить приказ. Всеобщее негодование повело к тому, что вся армия отложилась от Хосрова, вступила в соглашение с константинопольским двором и, покинув Халкидон, ушла на родину. 341 Обе изложенные версии предполагают, что Шахрбараз в 627 году находился в Халкидоне, чему противоречат показания Феодора Синкелла, очевидца осады Константинополя аварами, а именно: что Шахрбараз покинул Халкидон, когда выяснилась неудача хана. 342

Михаил Сириец дает версию, весьма близкую к Феофану, с тем различием, что свидание происходит между Ираклием и Шахбаразом, причем Шахрбараз, изменив Хосрову, отдает Ираклию в заложники своего сына. Измена Шахрбараза в рассказе Михаила Сирийца предшествует сношениям Ираклия с хазарами и помещена в 15 год правления Ираклия и 35 – Хосрова. 343 Арабский источник, Табари, пользовавшийся сирийскими источниками, дает среднюю версию, в которой Шахрбараз является в раздвоении на двух братьев: Шахрбараза и Феррухана. Заподозрив Феррухана в желании занять персидский трон, Хосров послал приказ Шахрбаразу убить его. Повеление было прочитано в присутствии Шахрбараза. Тогда последний представил три письма Хосрова с повелением убить Феррухана. В результате – соглашение с императором, свидание с ним, союзный договор. 344

Таким образом, византийские и восточные источники единогласны в том, что Шахрбараз изменил Хосрову и вступил в соглашение с византийским двором еще до кровавого переворота, отдавшего трон Широе.

При огромных размерах той территории, которую занимали персы, от Эдессы до Александрии и Тарса, сама подготовка эвакуации, даже при полной готовности персидского двора осуществить принятое на себя обязательство, требовала немало времени, и в краткое правление Широе дело осталось в стадии предварительных переговоров. А то обстоятельство, что Шахрбараз являлся представителем власти персидского царя во всех отвоеванных им областях империи, создавало для Ираклия необходимость вступить в личные с ним сношения, которые завершились свиданием в городе Арависсе Триречном. 345 В хронике Фомы Пресвитера записано такое свидетельство: 346

«В том же году (940 эры Александра) в тамузе (июле) встретились друг с другом Ираклий, император ромеев, и Шахрбараз, патриций, в одной клисуре на севере – имя ее Арависс Триречный, и говорили там друг с другом о мире. Было решено между ними, чтобы границей был Евфрат. Так они заключили мир друг с другом. И поставили там церковь и нарекли ей имя Ирины» (Είρήνη – мир).

Так как тот же самый летописец занес в свою хронику известие, что персидские гарнизоны вышли из городов Сирии и Египта еще в июне месяце 629 года, то свидание в Арависсе является завершением этого важного дела. Свидетельство о том, будто Ираклий согласился считать границей Евфрат, т. е. отказывался от Месопотамии, невероятно, и его следует понимать в том смысле, что в ту пору города Месопотамии еще были заняты персидскими войсками. Уступчивость Ираклия тем менее вероятна, что Шахрбараз нуждался в поддержке с его стороны для достижения своих личных целей. Заключенный в Арависсе договор содержал, очевидно, и другие статьи, о которых не знал летописец. Шахрбараз видел в Мех-Адар Гушнаспе своего личного врага и хотел властно вмешаться в сложившиеся при дворе малолетнего шаха Ардашира отношения. Это вмешательство должно было принять вид военного похода. Он нуждался в военной поддержке со стороны императора, и Ираклий не отказал ему в ней. В одном новоизданном армянском источнике названы имена вождей, сподвижников Ираклия в его последнем походе в Персию, которые пошли в поход вместе с Шахрбаразом. То были: Георгий, Ваан, Давид и Сумбат. 347

В числе пунктов договора было обязательство со стороны Шахрбараза возвратить Крест Господень, увезенный им из Иерусалима в 614 году. Добрые отношения новых союзников были скреплены личной связью: сын Шахрбараза Никита получил сан патриция, а дочь, по имени Ника, была помолвлена с сыном Ираклия от Мартины Феодосием. 348 Обеспечив мир союзом с Шахрбаразом, Ираклий предоставил своему брату Феодосию командование над армией, а сам направился в столицу. Себеос в рассказе о союзе Ираклия с Шахрбаразом выставляет дело так, что Ираклий выдал Ардашира Шахрбаразу и предоставил персидский престол ему и его детям. 349 По-видимому, дело обстояло не совсем так, и Шахрбараз не замышлял тогда переворота, который позднее осуществил.

О      действиях Шахрбараза в Персии сохранил весьма подробный рассказ Табари. – Когда Шахрбараз вступил в Персию во главе своего войска, Мех-Адар Гушнасп, не располагая военной силой для борьбы с ним, усилил оборонительные средства Ктесифона и ждал прибытия врага. Так как у Шахрбараза было только 6000 воинов, то он не мог пытаться взять Ктесифон силой и завязал сношения с начальником гвардии Ардашира и Надар-Гушнаспом (сыном его бывшего офицера Адар-Гушнаспа), который занимал пост спахбада южных областей. По соглашению с ним Шахрбараз проник в город и расправился с ним, как завоеватель: предал смерти своих врагов из персидской знати, конфисковал их имущество, а его солдаты совершали насилия над жителями. 350 Жестокая судьба постигла Шамту. Он был извлечен из заточения и распят перед воротами церкви Бет-Наркос. Причиной такой жестокой казни сирийский летописец второй половины VII века выставляет оскорбление, нанесенное им дочери Шахрбараза. 351 Но по всему вероятию, были другие причины. Шахрбаразу было выгодно выставить себя мстителем за смерть Хосрова, а Шамта, кроме того, был убийцей Хосрова, главным виновником истребления всего его мужского потомства. По-видимому, несторианцы, представителем которых был дом Йездина, участвуя в революции, низвергшей Хосрова, имели свои политические виды, которые шли вразрез с планами Шахрбараза.

Население столицы с восторгом ожидало своего повелителя, поправшего врага Христа, сокрушившего персидскую державу и покрывшего славой побед римское оружие после стольких лет бесчестия и позора. Встреча счастливого победителя персов после шестилетнего отсутствия произошла с чрезвычайной торжественностью. Патриарх Сергий, сын Ираклия и его соправитель Константин, клир, синклит и народ встретили его на азиатском берегу Босфора, в Иерии, где он готовился некогда к тяжкой войне и куда вернулся в ореоле героя, воодушевлявшего свои войска личным примером доблести в боях. Его встретили с ветвями маслины – символ мира, зажженными светильниками, с кликами победы, благодарственными песнопениями Господу Богу за победу над врагом Христа и великие дела, им совершенные. Константин, приблизившись к отцу, пал ему в ноги, и оба они «оросили землю слезами», как записал летописец в своем повествовании об этом дне торжества.

Через несколько дней после того Ираклий переправился через Босфор и, объехав столицу с севера, вступил с триумфом в город через Золотые ворота. Его победную колесницу несли четыре слона, которые затем увеселяли народ на ипподроме. На играх в празднование победы над персами Ираклий раздавал народу щедрые подарки из персидской добычи. 352 Ираклий был на высоте своей славы. Его бранные труды, длившиеся шесть лет, были сравнены с шестью днями творения, и это прославление, нашедшее себе, вероятно, место в каком-либо торжественном похвальном слове тогдашнего витии, сохранилось для нас в хронике Феофана: «Царь... вернулся в Константинополь, выполнив некую мистическую феорию (ϑεωρίαν). Совершив в шесть дней создание мира, Бог нарек седьмой – днем покоя. Так и он, совершив многие труды в шесть лет, предался покою на седьмой, вернувшись в город с миром и радостью». 353

Огромные денежные средства, которые привез Ираклий из похода в Персию, позволили ему тогда же возместить церкви тот заем, который он сделал во время приготовления к войне. Никифор сообщает, что это было сделано в виде обязательства, возложенного на государственную казну выдавать клиру ежегодно определенную сумму. 354 В лексиконе Свиды сохранена другая версия, по которой император прислал патриарху Сергию «много денег, золота, серебра и драгоценных камней» в возмещение сделанного займа. 355

В течение зимы Ираклий отпраздновал бракосочетание своего первенца и соправителя с дочерью Никиты Григорией, которая была обручена с ним еще в младенчестве. Невеста прибыла из Пентаполя в Африке, где она проживала после смерти своего отца, скончавшегося на посту экзарха Африки, т. е. области Карфагена и прилегающих земель побережья, оставшихся под властью императора после утраты Египта. 356

От брака Константина с Григорией 8 ноября 630 года родился сын. Крещение его совершилось лишь через год, 3 ноября 631 года во Влахернском храме Богоматери. Его совершил патриарх Сергий и нарек младенцу имя Ираклий. Обряд крещения был замедлен вследствие династических соображений. Восприемником от купели был присланный для этого торжественного в царской семье события малолетний сын Ираклия от Мартины, родившийся в 626 году в Лазике. 357 При крещении он получил имя Ираклия, слыл в кругу семьи под уменьшительным именем Ираклона и с ним остался в памяти истории. Делая его восприемником внука и устанавливая духовное родство между единокровными братьями, Ираклий, в обеспечение династических интересов, намечал Ираклона в соправители Константина. На следующий год был объявлен консулат Константина, и на торжественном выходе в день 1 января 632 года Константин, очевидно, по воле отца, возвел пятилетнего Ираклона в звание кесаря, давая ему, таким образом, преимущество перед своим сыном. 358 В тот самый день, когда в Константинополе родился внук Ираклия, родился также и сын от Мартины, получивший при крещении имя Давида.

Возвращение Креста Господня в Иерусалим. Дела в Персии

Проведя зиму в Константинополе, Ираклий в конце февраля 630 года уехал на восток вместе с Мартиной, которая была верной спутницей в его походах с весны 623 года и до самого конца войны. Ему предстояла трудная задача воссоединить с империей области, пребывавшие так долго под персидской властью. Кроме этой общей задачи, спешный отъезд Ираклия на восток имел еще другую причину: заботу о возвращении Креста Господня из персидского плена. По всему вероятию, Шахрбараз поддерживал сношения с императором, и Ираклий был своевременно оповещен об отправке Креста из Ктесифона. Его привезли с собой возвратившиеся из Персии войска, которыми Ираклий снабдил Шахрбараза. По свидетельству, сохраненному Михаилом Сирийцем, Крест был доставлен в Иераполь, куда, вероятно, и прибыл за ним император. 359 Дальнейший путь его лежал на Берою, Эмессу, Дамаск и Тивериаду.

Правителем Дамаска состоял некто Мансур, сын Сергия. Он был утвержден в этом звании еще императором Маврикием и удержал его за собой во время господства персов в Сирии. Ираклий потребовал от него взноса податей за два года; но Мансур отказал, оправдываясь тем, что он отсылал подати Хосрову. Ираклий удовольствовался требованием выдачи ста тысяч золотых и оставил его на прежнем посту. 360 В Тивериаде прием императору устроил иудейский вельможа Вениамин. Но местные христиане принесли жалобу на те обиды, какие они от него терпели, и Ираклий наказал его тем, что на следующей остановке в Неаполе (Сихем), где прием был сделан христианином Евстафием, заставил Вениамина креститься. Таково сообщение Феофана. 361 У патриарха Евтихия (писавшего в X веке на арабском языке) сохранен такой рассказ. – Навстречу Ираклию из Тивериады вышли представители города и депутации от иудеев всех городов Галилеи. Они поднесли ему богатые дары и просили предать забвению их вины в прошлом, а в обеспечение от мести христиан выдать им грамоту. Ираклий внял их просьбам и выдал грамоту, скрепив ее печатью и клятвой. 362

Точная дата вступления Ираклия в Иерусалим могла быть установлена лишь в самое недавнее время на основании свидетельства повести «О пленении Иерусалима персами» Антиоха Стратига. В кратком эпилоге этого творения имеется запись, что император прибыл в Святой город вместе со своей супругой Мартиной 21 марта. 363 Событие это должно было иметь весьма торжественный характер, так как доселе ни один император не посещал Иерусалима, и блеск этого торжества увеличивался еще и тем, что Ираклий возвращал Иерусалиму драгоценную святыню, украшавшую его в течение трех столетий.

Поэма, написанная во славу этого события Георгием Писидой, начинается такими стихами:

Ω Γολγοϑά σκίρτησοῦ ᾔ κτίας πάλιν

ὃλη σε τιμᾶ καί καλέί ϑεηδόχοῦ

έκ Περσίδος γάρ ὀ βασιλεύς άϕιγμένος

τον σταυρόν έν σοί δεικνύει πεπηγμένχοῦ

(т. е. Торжествуй, Голгофа! Вся тварь тебя опять чтит и называет богоприимницей, ибо царь, вернувшийся из Персии, показывает Крест, на тебе утвержденный).

К сожалению, Георгий Писида не обладал искусством повествователя и превращал свой стих в риторические амплификации. Он говорит о пальмовых ветвях, молениях, слезах, бдениях, но не дает никакого описания самого торжества встречи и водворения Креста на его старом месте на Голгофе. Не лишено значения случайное указание в тексте поэмы на то, что весть о водворении Креста в Иерусалим пришла в Константинополь в Лазареву Субботу, которая приходилась в тот год на 30 марта. 364 Из других свидетельств нашего предания об этом событии полнее других согретый теплым чувством краткий рассказ Себеоса: «В день вступления в Иерусалим немало происходило там ликования. Раздавался голос плача и печали, лились слезы умиленного сердца у царя и знати, всех войск и жителей города. И никто не мог петь Господних песен от плачевного умиления царя и всей толпы. Царь водрузил Крест на своем месте, всю церковную утварь расположил по своим местам и роздал всем церквам и жителям города подарки и деньги на ладонь». 365 Патриарха Захария не было уже в живых. Императора встретил заместитель его трона, монах Модест, сумевший в короткое время отстроить и украсить все пострадавшие в 614 году храмы и святыни города. Ираклий в признание его заслуг предоставил ему патриарший трон. Но Модест лишь в течение девяти месяцев занимал престол и 17 декабря того же года скончался в городе Созусе в Палестине на пути к вызвавшему его по какому-то делу императору. 366

По свидетельству патриарха Евтихия, пребывание Ираклия в Иерусалиме ознаменовалось тяжкими репрессиями иудеев. Христиане ознакомили императора со всеми злодействами, какие себе позволяли иудеи во время взятия Иерусалима, и просили его позволить им отомстить за прошлое. Но император был связан клятвою, которую дал в Тивериаде. Тогда монахи предложили отмолить грех нарушения клятвы установлением поста в течение недели перед четыредесятницей. Ираклий согласился, и христиане перебили множество иудеев как в Иерусалиме, так и во всех городах Галилеи. Успевшие спастись от смерти иудеи бежали в Египет и к арабам. Свой обет монахи в Палестине держали до самой смерти Ираклия, а затем считали себя уже свободными от этого обязательства. Но в коптской церкви пост этот сохранился и при патриархе Евтихии (т. е. в X веке). 367 Феофан не упоминает о репрессиях, но и он занес в свою хронику заметку о том, что Ираклий воспретил иудеям проживать в Иерусалиме и в 3 милях от него. 368

Во время пребывания Ираклия в Иерусалиме к нему являлся с письмом от католикоса персидских несториан епископ, имевший также поручение и к Модесту. Сведение об этом сохранил современник, который имел с ним общение и сопровождал его в объезде монастырей, а затем вместе с ним совершил путешествие в Персию. 369 То был автор Жития мученика Анастасия Перса, свидетель его кончины, вернувшийся с войсками Ираклия из Персии. В чем состояло поручение, возложенное католикосом на епископа, об этом нет сведений в нашем предании. Но возможно предположить, что его обращение к императору стояло в связи с жестокой судьбой Шамты, сына Йездина, который был виновником избиения мужского потомства Хосрова. Ослабление династии Сасанидов не могло не заключать в себе политических мотивов, не чуждых Шамте, как представителю самого видного и богатого рода, являвшегося столпом несторианской церкви в Персии. Весьма вероятно, что иесториане не оставались в стороне от тех тяжких политических интриг, которые разбивали на партии персидскую знать, оберегавшую судьбы отечества, и католикос искал в чем-то поддержки у Ираклия.

Сколько времени пробыл Ираклий в Иерусалиме, на это нет никаких указаний в нашем предании. По единогласному свидетельству источников, он направился из Палестины в Месопотамию, которая еще не была в ту пору оставлена персами. Его путь лежал на Иераполь, обычное место переправы через Евфрат. В этом городе Ираклий получил известие о новом перевороте, происшедшем в Персии. 370 Шахрбараз не удовольствовался положением властного вершителя судьбы отечества при малолетнем государе: Ардашир был убит, и Шахрбараз возложил на себя тиару Сасанидов. День гибели Ардашира – 27 апреля 630 года. 371 Но в среде персидской знати было живо чувство преданности дому Сасанидов, и Шахрбараз, устранивший убийством законного царя, являлся узурпатором в глазах тех, кто не был с ним связан личными интересами. Заговор против него быстро созрел, и на сороковой день после восшествия на трон Шахрбараз был убит во время выезда на дворцовый парад. Надругавшись над его трупом, заговорщики перебили соучастников убийства Ардашира и приверженцев Шахрбараза из числа членов знати. Так как представителей дома Сасанидов мужского пола не оказалось, то на престол была возведена женщина, дочь Хосрова и жена Широе, Боран. Убийца Шахрбараза занял первое место при новом дворе. Вступая на трон предков, царица дала торжественное обещание блюсти правду и справедливость, сложила недоимки за прошлое время и в своих обращениях к народу выражала горячее стремление уврачевать беды, постигшие Персию. 372

Церковные дела

Усиление монофизитской церкви на Востоке под владычеством персов. Начало монофелитства. Политические и церковные отношения в Армении. Попытка унии, осуществленная Ираклием в Сирии. ДЕла в Персии и посольство Ишояба. Собор в Феодосиополе. Уния в Египте. Софроний. Издание Эктесиса. Дела в Риме. Протест папы Иоанна против Эктесиса

Продолжительное господство персов в восточных областях империи отразилось самым существенным образом на церковных отношениях в их пределах. Монофизитская церковь, имевшая свою иерархию еще со времен Юстиниана и деятельности Якова Барадея, нередко терпела насилия со стороны представителей господствующего православия. Когда Месопотамия, а за нею и Сирия подпали под власть персов, представители туземной церкви, опиравшиеся на многочисленное и фанатичное монашество, а также и сочувствие народных масс, сумели использовать новое положение. По свидетельству, сохраненному Михаилом Сирийцем, все епископы, находившиеся в изгнании в Египте от преследований Домициана в последние годы правления Маврикия, вернулись в Сирию, а все православные епископы подверглись изгнанию; все церкви и монастыри, отнятые некогда от яковитов, были им возвращены, и «память халкидонитов была истреблена от Евфрата и до Востока». 373 Последним православным патриархом Антиохии был Анастасий, погибший жестокой смертью во время народного бунта в последний год правления Фоки (610 г.), а последовавшие затем тревожные события не дали возможности византийскому правительству заместить этот престол. 374 Таким образом, Афанасий остался единым главой сирийского патриархата. Первым крупным успехом его было устранение раскола с монофизитами Египта, как о том уже упомянуто выше. Позднее, в 619 году, ему удалось воссоединить с господствующим монофизитством приверженцев партии Конона и Евгения, отколовшихся на почве тритеитских споров, о чем сохранил свидетельство современный летописец. 375 Этим не ограничились его успехи. Существовавшее некогда церковное общение между христианской церковью в Персии с иерархами, находившимися под властью императора, было резко нарушено еще в правление Пероза, современника имп. Зенона. Видную роль в этом деле сыграл знаменитый ученый того времени Барсаума, достигший торжества несторианских идей в среде персидских христиан. На соборе в Бет-Лапате в 484 году несторианское исповедание было объявлено господствующим. В связи с этим событием стояло закрытие знаменитой школы в Эдессе и возникновение нового просветительского центра в Нисибине. 376 Оспаривавшее истину христианского учения против несториан монофизитство не исчезло в Персии после собора в Бет-Лапате, но несторианство пользовалось преимущественным покровительством верховной власти, которая видела в этом способ оградить Персию от воздействия империи на своих подданных. 377

Хосров, благодаря тому, что его любимая жена Ширин исповедовала монофизитство, оказывал покровительство этой церкви и она выросла в своем значении. Себеос сохранил свидетельство о многолюдном соборе в Ктесифоне с участием патриарха Захарии, на котором монофизиты успешно состязались со своими противниками и достигли затем положения покровительствуемой царем церкви. 378 Когда Месопотамия и Сирия подпали под власть персидского царя, патриарх Афанасий в интересах борьбы с «халкидонитами» пользовался поддержкой представителей власти Хосрова в Сирии. Теперь не было преграды для общения персидских монофизитов с сирийскими, и престиж антиохийской кафедры содействовал взаимному сближению. Хосров посылал из Персии епископов на кафедры в Месопотамию. В начале это вызывало протест со стороны туземцев, 379 но тем не менее в пору восстановления власти императора в Месопотамии кафедра в Эдессе была занята прибывшим из Персии епископом Исайей, который был признан в своем сане Афанасием. Патриарх состоял в сношениях с персидским двором, и Михаил Сириец сохранил свидетельство о поездке его синкелла Иоанна ко двору младенца Ардашира. Устроив дела при дворе, Иоанн заехал на обратном пути в монастырь Мар-Маттаи. Случилось так, что там находился местный митрополит Христофор. Встреча его с синкеллом Афанасия имела своим последствием то, что Христофор с тремя монахами отправился к Афанасию в Антиохию, и патриарх посвятил всех трех монахов в епископы, предоставив им три митрополии в пределах Персии. В послании к архимандриту монастыря Мар-Маттаи, патриарх воздавал хвалу монахам за строгое соблюдение устава, о чем ему сообщил синкелл, давал монастырю привилегию первенства перед всеми монастырями Персии, извещал о возведении побывавших у него монахов в митрополиты трех епархий и с радостью свидетельствовал о восстановлении своих патриарших прав в пределах персидской державы. Событие это относится к 629 году, с середины которого антиохийский патриарх стал вновь подданным императора и должен был почувствовать умаление того значения, каким он пользовался под властью персидского царя. 380

Патриарх Сергий, сириец по происхождению, понимал опасность для будущего в отъединении монофизитской церкви от империи. Не теряя надежды на политическое воссоединение Сирии с империей, он искал еще задолго до блестящих побед Ираклия над персами нового пути для устранения раскола с Востоком. Он усмотрел его в одном догматическом вопросе, который не был еще определенно решен в богословских спорах и не поднимался еще на вселенских соборах. Вопрос этот был возбужден около 600 года египетскими богословами. Развивая определение Кирилла μία ϕύσις τοῦ ϑεοῦ Λόγου σεσαρκωμενη (единая природа Бога-Слова воплощенная), египетские богословы выставили положение о единстве энергии (ενέργεια) во Христе. Патриарх Евлогий, современник папы Григория (580–607), обратил внимание на это новое развитие догмата о природе Богочеловека и отнесся к нему с полным осуждением. 381 Около 616 года патриарх Сергий поднял этот вопрос, считая его неразъясненным в святоотческих писаниях, и завел сношения по этому поводу с некоторыми восточными епископами. Через Сергия Макарона, епископа Арсинои в Египте, он обратился с запросом к епископу Фарана в Аравии (на Синайском полуострове) Павлу. О том же он писал к некоему Георгию, по прозвищу Арса, прося его привести свидетельства в доказательство единства энергии во Христе. Об этих сношениях патриарха узнал Иоанн Милостивый и, получив от Георгия его письмо, хотел предать анафеме Сергия. Нашествие персов в Египет лишило возможности Иоанна заняться этим делом и определенно высказаться по существу вопроса. – В таком виде предстает начало монофелитства в изложении Максима Исповедника. 382

Сергий продолжал свои поиски за доказательствами учения о единой энергии во Христе и в свои богословские искания посвятил императора, когда тот готовился в поход против персов. Успех великого замысла Ираклия перенести войну в Персию зависел прежде всего от отношения к нему армян, так как он мог проникнуть в Персию только через Армению. После походов Шахина при Фоке Армения была насильственно объединена под властью персидского царя и вместе с тем исчезло державшееся прежде разделение армянской церкви между двумя патриархами, имевшими свои кафедры: один – в Двине, другой – в Феодосиополе. Патриарх феодосиопольский, Иоанн, после взятия города персами в 609 году, был уведен вместе с представителями местной знати в Персию, где вскоре скончался. Прах его был привезен на родину и упокоен в созданной им церкви. Около того же времени скончался и двинский патриарх Авраам, а католикосом Армении стал Комитас, имевший свою кафедру в Двине. 383 Комитас оживил вражду к Халкидонскому собору в своих многочисленных писаниях и тем содействовал отъединению армян от империи. 384 Хотя, таким образом, обстоятельства слагались в противность интересам империи, но персидское владычество не пользовалось популярностью в Великой Армении, издавна стоявшей под властью императора. По всему, вероятно, местная знать сохраняла свои старые связи с византийским двором. Церковный раскол мог, однако, явиться существенной преградой в восстановлении прежних отношений после того, как осуществилось церковное объединение армянского народа под властью одного патриарха. Очевидно, патриарх Сергий подготовил императора к предстоящей ему задаче, и уже во время первого своего пребывания в Феодосиополе в 623 году Ираклий имел совещание с каким-то представителем правоверных монофизитов, «севериан», по имени Павел, и вел с ним переговоры о соединении церквей, о чем и уведомил патриарха. 385 Переговоры с Павлом имели своим последствием то, что Ираклий издал указ на имя Аркадия, епископа Кипра, с воспрещением учения о двух энергиях во Христе. 386 Так как на Кипре была со времен имп. Тиверия колония армян, выселенных Маврикием из Арзанены, 387 то возможно предположить, что там вышли какие-то недоразумения между православным епископом и армянами, не потерявшими старых связей со своей родиной.

В 626 году, во время пребывания в Лазике, Ираклий имел совещание по вопросу об энергиях во Христе с епископом Фазиды Киром. По инициативе императора, между Киром и патриархом Сергием началась переписка по существу вопроса. Сергий препроводил Киру в качестве материала обращение патриарха Мины к папе Вигилию во время его пребывания в Констатинополе, 388 и между Киром и патриархом установилось полное единомыслие, которое имело важные последствия.

По окончании войны с персами Ираклий более года пробыл в армянских областях и за это время упрочил свою власть в стране в тех границах, какие были установлены при Маврикии по договору с Хосровом. Широе назначил правителем Армении Вараз-Тироца, сына Сумбата Багратуни. 389 Около того же времени скончался католикос Комитас (628 г.) и на кафедру был избран Христофор. Своим строптивым характером он вызвал против себя раздражение в среде армянской знати и был низложен после двухлетнего управления церковью св. Григория. На вакантный престол был избран Езр, состоявший при Комитасе ключарем храма св. Григория. 390 Ираклий поручил верховные полномочия в римской Армении своему храброму сподвижнику в войне с персами, Мжежу-Гнуни (Мезезий у Феофана). Так как Армения была объединена в одном патриаршестве, то Мжеж потребовал от Езра, чтобы тот вступил в церковное общение с императором, грозя ему в противном случае поставить для римской Армении другого патриарха, как то было раньше. Угроза подействовала, и Езр обратился к императору с просьбой представить ему исповедание веры. Ираклий исполнил его просьбу. В этом исповедании был предан анафеме Несторий и другие еретики, но не было отречения от Халкидонского собора. Тогда Езр отправился в Месопотамию для личного свидания с императором. Сомнения Езра насчет правоверия императора были утрачены, и он причастился с ним из одной чаши. Ираклий вознаградил Езра предоставлением ему по его просьбе соляных копей в Кульпи. 391 Таким образом, церковные отношения с Арменией устроились на время благополучно.

Свиданию Езра с императором предшествовали другие события, которые раскрыли Ираклию трудность его положения в отвоеванном им антиохийском патриархате. Когда он прибыл в Константину, брат его Феодор стоял под стенами Эдессы. Персидский гарнизон, занимавший город, вопреки приказанию, полученному им от персидского двора, не покинул своей стоянки. Такое поведение персов наше предание объясняет противодействием иудеев, которые составляли влиятельную часть населения этого города. Феодор подступил к Эдессе во главе своих сил и грозил осадой. Персы не стали упорствовать и очистили город. Заняв Эдессу, Феодор намеревался покарать иудеев за их предательство. Но одному из видных представителей иудейской общины, по имени Иосифу, удалось тайком уйти из города, спустившись ночью со стены. Он отправился в Константину, где тогда находился Ираклий, и вымолил прощение иудеям, о чем и поспешил принести известие Феодору. 392 Себеос сохранил несколько отклоняющуюся версию. Не поминая вовсе о сопротивлении персов, он сообщает, что «в Эдессу собрались 12 племен из всех колен Израиля». По уходе персов, иудеи заперли ворота, укрепились в городе и хотели защищаться. Когда же Ираклий приказал начать осаду, иудеи смирились и вышли ему навстречу с просьбой о пощаде. «Ираклий приказал им удалиться, и они ушли к сынам Измаила и звали их к себе на помощь, доказывая им из Священного Писания свою единоплеменность». 393 В этом варианте мятежное поведение иудеев приведено в связи с теми событиями, которые вскоре имели место в Палестине.

Подчинение Эдессы завершило собою политическое воссоединение Месопотамии с империей. Ираклий прибыл в этот город в конце 630 года. Епископ Исайя устроил ему торжественную встречу. Ираклий милостиво обошелся с населением и сделал щедрые пожертвования на храмы. Но в день Рождества Христова случилось знаменательное событие. Присутствовавший на богослужении император пожелал причаститься св. Тайн; но Исайя не допустил его к причастию, потребовав предварительно, чтобы он анафематствовал Халкидонский собор. Разгневанный император низложил епископа и передал главный храм города халкидонитам. Исайя покинул Эдессу, а вместе с ним удалились многие члены местной знати, поддерживавшие церковь своими щедрыми пожертвованиями. 394 Краткость сообщения об этом событии лишает нас возможности гадать о том, поднимался ли вопрос об унии в Эдессе. По-видимому, дело имело вид резкого столкновения, не подготовленного предшествующими переговорами. Из Эдессы Ираклий вступил в сношения с патриархом Афанасием и отправил к нему свое исповедание веры, которое было обращено ко всем, «различающим» διακρινόμενοι, термин, которым обозначали монофизитов при Юстиниане. Михаил Сириец сохранил текст этого интересного документа. Начав со скромного заявления о своей малой компетентности в трактовке догматических вопросов, император дает краткое изложение веры с указанием на признание двух природ во Христе, но единой энергии и заканчивает признанием четыре соборов. 395 – По всему вероятию, это вероопределение было составлено патриархом Сергием в Константинополе перед отъездом императора на Восток.

Халкидонский собор был искони камнем преткновения во всех попытках унии за предшествующее время. Сам Ираклий вряд ли был искушен в тонкостях богословских споров и в своем окружении не имел специалистов-богословов, которые могли бы вести дебаты с монофизитскими епископами. Он надеялся решить дело проще, прямым соглашением с патриархом Афанасием. Свидание состоялось в Иераполе (Маббуге), куда в начале 631 года прибыл император из Эдессы. Афанасий явился в сопровождении 12 епископов своей паствы, в числе которых находился и низложенный императором Исайя. Патриарх представил императору исповедание веры с подробным изложением старого вопроса о том, что препятствует монофизитам признать Халкидонский собор. В течение 12 дней шли совещания, которые не смогли, конечно, привести ни к какому соглашению. Император предлагал Афанасию признание за ним его сана на условии принятия Халкидонского собора. По сообщению сирийских источников, Афанасий и его епископы отказались вступить в церковное соглашение с императором, признав его веру единомышленной с Несторием. Оскорбленный император ответил на это указом, по которому повелевал резать носы и уши тем, кто не признает Халкидонского собора, и подвергать их имущество конфискации. В результате начавшихся репрессий монахи монастырей Иераполя, Эмессы и южной части Сирии признали Халкидонский собор, изменили вере отцов, за что и были вознаграждены предоставлением им церквей и монастырей, отнятых от упорствующих. 396 Патриарх Афанасий не принял унии и 26 июля того же года скончался. 397 На его престол Ираклий не пытался поставить заместителя, а монофизитская церковь в Сирии признала своим главой Иоанна, который был посвящен в Амиде митрополитом Нисибина Авраамом. 398

О      том, как развивались церковные отношения после собора в Иераполе, 399 в нашем предании нет точных указаний. По-видимому, Ираклий провел довольно долгое время в Сирии, посетил важнейшие города, не миновал, конечно, и столицы Востока, Антиохии. По всему вероятию, именно к этому времени относится посещение им монастыря Марона, находившегося поблизости от города Эмессы, о чем сохранил память патриарх Евтихий. По его словам, монахи устроили императору торжественную встречу и за свой прием были щедро вознаграждены предоставлением больших земельных владений, которые богато обеспечивали благосостояние этого монастыря в последующее время. 400 О том, что монахи Эмессы приняли унию, записал в свою летопись и Михаил Сириец. 401

К 631 году, и быть может к первым его месяцам, относится прием Ираклием посольства от царицы Боран в городе Берое. Наиболее подробное описание этого события сохранено у Фомы Маргского. 402 Посольство исправлял католикос Ишояб с несколькими епископами. Император принял посольство с чрезвычайной любезностью и исполнил все желания царицы. Переговоры с послами царицы не ограничились политическими вопросами, речь шла также и о вере. Ираклий нашел веру Ишояба истинной и выразил свое признание тем, что причастился с ним из одной чаши. По возвращению посольства в Персию дело огласилось, и ревнители чистоты веры заявили протест против католикоса за общение с еретиком. Ишояб должен был оправдываться, и близкие отношения ко двору помогли ему отстоять себя от нападок противников. 403 Посольство побывало, вероятно, вместе с императором, в Антиохии, и здесь Ишояб похитил мощи, которые и привез затем на родину. 404 Два епископа из свиты католикоса побывали в городе Апамее на Оронте. Здесь они встретились с неким Иоанном, епископом несториан, проживавшим в области Дамаска, и путешествовали вместе с ним. В одном монастыре они занялись миссионерской деятельностью. Монахи обратились к старцу, имевшему репутацию великой учености, для диспута с ними. Иоанн и Ишояб (который был впоследствии католикосом после своего соименника) уклонились от диспута; но епископ Сахдохн вступил в состязание, которое имело для него роковые последствия, так как он убедился доводами противника-халкидонита. По возвращении в Персию он открыто стал пропагандировать халкидонскую веру, за что и был отрешен от кафедры и удалился в Эдессу, где принял имя Мартирия. 405

Вскоре по возвращении посольства в Персию царица Боран погибла насильственной смертью, и персидский престол был предоставлен далекому родственнику Хосрова. Через несколько месяцев он был смещен, и на трон Сасанидов была возведена другая дочь Хосрова, по имени Азармидохт, которая слыла самой красивой женщиной. Через шесть месяцев она погибла в новом перевороте. Продолжались прежние смуты и смена царей до тех пор, пока правитель Хорасана не отстоял прав на трон малолетнего внука Хосрова Йездигерда, который явился последним царем Персии и рода Сасанидов. 406

Долго ли пробыл Ираклий в Сирии, этого не позволяют выяснить скудные известия нашего предания; но в 633 году он опять проживал в Эдессе. К этому году относится важное событие в судьбах армянской церкви. Личное соглашение, которое состоялось между патриархом Езром и императором на свидании в Месопотамии (630 или 631 год), оказалось недостаточным для успеха унии в Армении. Агитацию против унии вел Иоанн, выдвинувшийся еще при патриархе Комитасе и намечавшийся тогда в преемники ему. Чтобы упрочить достигнутое соглашение и устранить агитацию, Ираклий предложил патриарху Езру собрать собор в Феодосиополе. По армянским сведениям, собор собрался в 23 году правления Ираклия, т. е. в 633 году, и продолжался в течение месяца. 407 Главным предметом обсуждения было отношение к Халкидонскому собору. После продолжительного обмена мнениями и разъяснений догмата о двух природах во Христе были составлены соборные определения, в которых армянская церковь приняла обязательство не продолжать более споров о Халкидонском соборе. 408 По окончании собора Езр вернулся в свою резиденцию – Двин. Агитация, однако, не прекратилась, так как на собор не явились два епископа, имевших репутацию лучших богословов своего времени, Стефан и Мафусал. Иоанн продолжал обличать Езра и принявших унию епископов в предательстве веры за подачки императора, но уже не имел такого успеха. Езр правил армянской церковью до смерти, последовавшей в 640 году, а его преемник Нарзес обличил Иоанна на соборе и, подвергнув его позорному наказанию, отправил в ссылку. 409

Наибольший успех имела уния в Египте, хотя, как показали позднейшие события, успех был только видимый. И здесь, как и в Сирии, монофизитская церковь под персидским владычеством усилилась в своем значении и стала господствующей. Монофизитский патриарх являлся посредником между персидской верховной властью и туземным населением. Андроник, при котором произошло завоевание Египта персами, скончался 3 января 623 года и кафедру занял Вениамин, пользовавшийся большим авторитетом и популярностью во всей стране. После того как Иоанн Милостивый бежал из Александрии вместе с Никитой и скончался на острове Кипре, кафедра православного патриарха не была замещена в течение нескольких лет, и лишь в 621 году ее занял Георгий. Но это замещение было долго лишь титулярным, так как он проживал в Константинополе до оставления Египта персами в 629 году. 410

Через два года после восстановления власти императора в Египте Георгий скончался, и летом 631 года Ираклий предоставил престол св. Марка Киру, бывшему дотоле епископом лазов. 411 Местные отношения, как они сложились к тому времени в Египте, под воздействием господства персов, а также и возложенная на Кира миссия, имели своим последствием то, что новый патриарх был облечен не только полномочиями церковной власти, но получил в пределах своей паствы также полномочия правителя страны. В ознаменование двойственного характера своей власти Кир носил один красный, другой черный сапог.

Вениамин в предвидении предстоящих насилий покинул Александрию. О своем удалении он оповестил всех епископов и убеждал их стоять за веру до конца. Монофизитское предание объясняет такой образ действий Вениамина внушением свыше. 412 Переходя из монастыря в монастырь, Вениамин провел в безвестном для Кира отсутствии десять лет и только уже после арабского завоевания появился опять и вступил в управление церковью. Безвестное отсутствие популярного патриарха облегчало положение Кира, но в то же время грозило сделать мнимыми все его успехи. Облеченный всей полнотою власти в стране и опираясь на местную военную силу, Кир немедленно приступил к выполнению взятого на себя поручения. Его усилия направлены были главным образом на то, чтобы воздействовать на численно преобладавшую в Египте церковь феодосиан. Кир не останавливался ни перед какими мерами насилия. Брат патриарха Вениамина, по имени Мина, был схвачен, подвергнут жестоким мучениям, и так как он остался непреклонным в своем отношении к Халкидонскому собору, то был казнен утоплением в море. 413 Монахи многочисленных монастырей разбегались в пустыни, чтобы избежать грозивших им насилий. Кир действовал также мерами убеждения, соблазна и прельщения. Монофизитское предание сохранило имена лишь двух епископов, которые склонились на сторону унии. То были епископ Файюма Виктор и Никиуса – Кир. После долгих усилий Киру удалось оформить богословскую сторону унии на соборе в Александрии (лето 633 года). Униональный акт был облечен в старую форму кратких положений, заканчивавшихся анафематствованием непризнающих истины данной формулы. Всего пунктов (κεϕάλαια) было девять и наибольшее значение имел седьмой, в котором утверждалось единство энергии во Христе. Принятие на соборе этих положений было завершено торжественной литургией 3 июня в главном храме Александрии, на которой из рук Кира причастились «все клирики феодосиан города Александрии, вместе со всеми гражданскими и военными сановниками и многими тысячами народа». Таково показание самого Кира. 414 О своем успехе он известил императора, находившегося тогда в Эдессе, через своего диакона Иоанна, а письмо к патриарху Сергию повез в Константинополь знаменитый палестинский монах Софроний, находившийся в Александрии во время осуществления унии Киром. Софроний самым решительным образом восставал против учения о единстве энергии в Богочеловеке, но его протест не воздействовал на Кира. Патриарх Сергий смотрел на дело иначе и, признавая огромное политическое значение за унией с египетскими феодосианами, которую провел Кир, старался переубедить Софрония, но не успокоил его сомнений. В своем ответе Киру Сергий внушал ему обходить вопрос о двух или одной энергии во Христе и советовал стоять лишь на том, что Христос, Бог Слово, – един. 415 Софроний отправился из Константинополя на родину в Палестину. Патриарший престол в Иерусалиме не был замещен со смерти Модеста, последовавшей в декабре 630 года, и авторитет Софрония, известного своей ученостью и блестящим ораторским талантом, открыл ему путь к патриаршей кафедре, которую он занял в самом конце 633 или начале 634 года.

Ввиду успеха, достигнутого Киром в строптивом Египте, патриарх Сергий счел своевременным укрепить дело, над которым он сам так давно трудился, одобрением со стороны римского патриаршего престола, который тогда занимал папа Гонорий. Свое послание Сергий составил в чрезвычайно осторожных выражениях и, излагая историю возникновения учения о единой энергии во Христе, выставлял на первый план инициативу императора. Отзываясь с похвалой о богословских познаниях Ираклия, он сообщал о встрече его в Армении с Павлом Северианином, об указе Аркадию Кипрскому, о сношениях с Киром в Фазиде и о своей переписке с последним. Он указывал на послание патриарха Мины к папе Вигилию и сослался на авторитет самого папы Льва, в словах которого в знаменитом «Томосе» можно было видеть как бы подтверждение нового догмата. 416 Сергий счел нужным помянуть о протесте Софрония (которого знали в Риме), своем с ним объяснении, а также и о том, что вопрос об одной энергии вызвал споры и разногласия в Константинополе. Упоминая о Софронии, он отметил, что тот занял уже патриарший престол в Иерусалиме, но не прислал ему своей синодальной грамоты.

Папа отнесся благосклонно к совершившемуся в Египте воссоединению феодосиан, одобрял усилия Сергия и Кира к восстановлению церковного единства и, не высказываясь вполне определенно по существу нового догмата, признавал праздными и опасными споры о вопросах вероучения, которые не были разрешены на вселенских соборах, предоставляя прения об изъяснении смысла слов и терминов грамматикам. 417

Сочувственный ответ папы мог бы, казалось, побудить Сергия довести дело до конца, но этого не случилось, быть может ввиду опасений протеста со стороны патриарха Софрония. Его синодальная грамота была составлена не позднее начала 634 года. Такое заключение позволяет сделать то обстоятельство, что о нашествии арабов он говорит как о преходящем бедствии и с полной уверенностью высказывает надежду на то, что меч сарацинов обратится на них самих. По своему содержанию синодальное послание Софрония представляет обстоятельный богословский трактат, в котором предстает в полном блеске богословская ученость автора и сила его диалектики. Анафематствуя всех еретиков, Софроний резко отгораживается от монофизитов, назвав при этом недавно умершего Афанасия и упомянув о его «нечестивом союзе» с Анастасием Александрийским. 418 Софроний не мог не знать о попытке провести унию, которую делал император в Сирии, но он, очевидно, знал о ее неуспехе и считал эту затею безнадежной.

Патриарх Сергий во время заминки с делом о новом пункте вероучения изменил первоначальную его формулировку, с которой император выступал в Сирии на соборе с Афанасием и Кир в Александрии. Изменение состояло в том, что он отстранял решение вопроса об одной или двух энергиях и лишь утверждал единство воли, ϑέλημα. Эта новая формулировка вошла в текст императорского указа, который был издан во второй половине 638 года и получил название «изложения», “Εκϑεσις. 419 Около этого времени умер папа Гонорий (12 октября) и на престол св. Петра был избран Северин. В конце года был отправлен к тогдашнему экзарху Италии Исаакию магистриан Евстафий с текстом эктесиса. По пути в Италию он должен был заехать в Александрию и доставить Киру текст эктесиса. Патриарх Сергий отправил при этом Киру великолепный золотой крест с частицей Креста Господня. Ответное послание Кира не застало Сергия в живых. Он скончался 9 декабря 638 года. 420 Из текста послания Кира видно, что он знал об избрании Северина в Риме, не сомневался, что он примет эктесис и выражал надежды на светлое будущее империи и церкви. 421

20 декабря на вакантный константинопольский престол был посвящен Пирр. Не ожидая соглашения с избранным, но еще не утвержденным папой Северином, он принял меры к тому, чтобы все епископы его паствы подтвердили своей подписью принятие эктесиса. 422 В Константинополе находились в это время апокрисиарии папы Северина. Им был предъявлен текст эктесиса и требование, чтобы папа его принял. Но они не считали себя вправе принять на себя какие-либо обязательства за папу и выражали лишь готовность доставить папе указ императора. 423 Дело об утверждении папы в его сане затянулось надолго, и он вступил на кафедру лишь в апреле 640 года. Воспользовавшись неопределенным положением папского престола, хартуларий Маврикий поднял в Риме бунт против папского правительства. Он подступил к Латеранскому дворцу с войском, опечатал папскую казну и дал знать об этом в Равенну экзарху Исаакию. Очевидно, он действовал по указаниям экзарха. Исаакий прибыл в Рим, выслал из города влиятельных членов папского двора, окружил Латеран военной стражей и произвел конфискацию сокровищ папской казны. Этот насильственный образ действий был, по всему вероятию, предписан из Константинополя, так как Ираклий в ту пору страшно нуждался в деньгах как для войны с арабами, так и для устройства своих семейных дел. Задержка с утверждением папы Северина была, очевидно, вызвана его несогласием принять эктесис. В апреле 640 года он был утвержден, но его правление продолжалось только четыре месяца и 23 дня. Вопрос об эктесисе не поднимался за это время. 424 24 декабря на престол св. Петра вступил папа Иоанн. В его лице римская церковь определила свое отношение к новому догмату в формулировке эктесиса. На соборе в Риме папа выступил с резким осуждением новшества и признал в нем ересь. Ираклий был в ту пору уже на одре смерти, а поэтому весьма сомнительным является сообщение Максима Исповедника о том, будто Ираклий в своем ответе папе Иоанну отрекался от авторства эктесиса и возлагал всю ответственность на почившего патриарха Сергия. 425 Возгоревшаяся между Римом и Константинополем борьба перешла в наследие сыновьям Ираклия и патриарху Пирру.

АРАБЫ И ИХ ЗАВОЕВАНИЯ

АРАБЫ ДО МУХАММАДА. ИСЛАМ. ВТОРЖЕНИЕ АРАБОВ В СИРИЮ. ИраклиЙ В ЭДЕССЕ. УКАЗ О КРЕЩЕНИИ ИУДЕЕВ. БИТВЫ ПРИ ГАБИФЕ И НА ЯРМУКЕ. ДАЛЬНЕЙШИЕ УСПЕXI АРАБОВ. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРСИИ. ВТОРЖЕНИЕ АРАБОВ В ЕГИПЕТ И ЕГО ПОКОРЕНИЕ

Напряженные усилия Ираклия упрочить политическое воссоединение с империей восточных областей путем устранения раскола между православной и монофизитской церквами встретили непреодолимое препятствие в противодействии как клира и монашества, так и народных масс. Могущественную поддержку этому протесту оказала внешняя сила, появившаяся в это именно время на арене мировой истории. То были арабы. Разбитые на множество племен по самим условиям природы той страны, которой они дали свое имя, арабы в течение долгих столетий не создали никаких форм для объединения в смысле государственного союза. 426 Зарождение культурной жизни на юго-западной окраине полуострова, как результат торгового обмена между Египтом и далекой Индией, выразилось в возникновении Минейского царства и сменявших его Сабейского, а затем Химьярского. За много веков своего существования до покорения персами при Хосрове, сыне Кавада, это царство не оказало воздействия на множество арабских племен, занимавших обширные территории к северу от него. Отдельные племена, занимавшие оазисы сирийской пустыни, издавна приходили в соприкосновение с обеими великими державами, Персией на востоке и Римской империей на западе. Свободные и недоступные на своих оазисах, отделенных пустынями друг от друга и от областей, заселенных земледельческим населением, участвовавшим в сложении государственных образований, арабы являлись для них постоянной внешней угрозой, но также и подчинялись их воздействию ради тех культурных благ, какие доставляло общение с ними. В течение веков обе державы сумели подчинить своему авторитету ближайшие к своим границам племена и в мирных договорах V и VI веков взаимно обязывались не нарушать сложившихся отношений зависимости. Так возникло царство Лахмидов с центром в Хире на пограничье с пустыней на нижнем течении Евфрата, признававшее зависимость от персов, а на западе – царство Гассанидов с центром в области, носившей имя Джолан, лежавшей к югу от Дамаска. Эти царства находились во взаимной вражде, которая нередко вызывала обострения в отношениях Персии и империи. Сирийские арабы жили вне всякого общения со своими соплеменниками, занимавшими аравийский полуостров, хотя род Гассанидов вел свое происхождение из земли химьяритов. Христианство рано проникло в царство Гассанидов, а затем и Лахмидов и явилось мощным фактором связи кочевников с культурным миром.

В первой четверти VII века в той полосе по восточному берегу Красного моря, где издавна пролегал караванный путь для торгового обмена между Индией и странами Азии и Европы, в Мекке с ее святилищем, которое с течением времени стало религиозным центром для ближайших арабских племен, принимавших участие в этом торговом движении, явился человек, выступивший с проповедью новой религии. В ту пору религия арабов представляла собою смешение тотемизма, фетишизма и идолопоклонства с неясными воспоминаниями о представлениях и наименованиях божеств древневавилонских и древнеизраильских (Мюллер). Близкие по расе к арабам, иудеи, жившие среди них в значительном числе, оказывали воздействие на их религиозные представления, и предание об общем происхождении от Авраама пользовалось всеобщей верой. Мухаммад, родившийся около 570 года, уже в зрелые годы своей жизни уверовал в призвание свыше очистить религию своих соплеменников и выступил с проповедью новой религии, основным положением которой являлось изречение: «нет Бога кроме единого Бога, и Мухаммад пророк Его». В течение долгого времени проповедь Мухаммада не встречала отклика и ставила его нередко в трудное и опасное положение. Но мало-помалу тесный круг людей, уверовавших в него, как в пророка, расширился. Он сам верил и заставил уверовать других, что архангел Гавриил является посредником между ним и Богом. Припадки эпилепсии, которым он был подвержен, понимались, как моменты наития. В судьбе нововозвещенной веры, именовавшейся исламом, огромное значение имело бегство пророка из родной ему Мекки в город Ятриб (Медина), когда жизнь его подверглась опасности от корейшитов, господствовавших в Мекке. Событие это случилось в сентябре 622 года, и эта дата явилась началом новой эры, которая живет и поныне в мусульманском мире. Авторитетный исследователь ислама Гольдциер определяет значение совершившегося переворота в таких словах: «Только в Медине ислам сложился в определенное учение и притом – в организацию воинствующую, трубный глас которой звучит на протяжении всей истории позднейшего ислама. Покорный смиренник вчерашнего дня, проповедовавший маленькой кучке своих приверженцев, находившихся в презрении у мекканских патрициев, терпеливую покорность воле Божьей, затевает военные предприятия; человек, отвергавший всякую собственность, приступает к упорядочению раздела добычи, к установлению законов, регламентировавших права наследства и имущественные отношения. Впрочем, и в последнее время Мухаммад не переставал поучать об отвержении всего земного».

Будучи признан в Ятрибе пророком единого Бога, избравшего его орудием откровения, Мухаммад прочно утвердил свое господство и создал новую форму объединения для пребывавших дотоле в непрестанной вражде и взаимной борьбе арабских племен. Это объединение получило характер политического союза с теократической идеей в своей основе. Оно совершалось путем кровавой междоусобной борьбы, в которой пророк всегда оставался победителем. В 626 году Мухаммад был уже настолько силен, что совершил поход на Мекку и, подчинив ее себе, дал ее древнему святилищу, из которого он удалил всех идолов, значение центра новой религии. По позднейшим арабским сведениям (современных свидетельств не сохранилось), Мухаммад в 627 году обратился с требованием принять ислам к правительствам областей Аравии: Йемена, Бахрейна и других, к персидскому царю Хосрову, шейху сирийских арабов Аль-Харису, правителю Египта Георгию (?), царю Аксума (Абессинии) и императору Ираклию. Правитель Бахрейна подчинился пророку и принял ислам. Правитель Йемена ответил резким отказом, но вынужден был покориться и принял ислам; царь Аксума дал благоприятный ответ, а Хосров разорвал в мелкие куски письмо пророка и приказал своему наместнику в Химьяре прислать ему голову самозванца. Узнав об этом, Мухаммад предсказал ему крушение его царства. Правитель Египта оказал самый внимательный прием послу, обещал рассмотреть предложение и отправил посольство в обратный путь с щедрыми подарками. В числе их были две рабыни из Сирии. Одну из них, Марию по имени, пророк взял себе в жены и имел от нее сына. Что до Ираклия, то он будто бы обещал принять ислам. Свидетельство об этих посольствах не может, конечно, претендовать на полную историческую достоверность и, быть может, является обобщением событий разного времени. Наиболее сомнительным представляется свидетельство о посольстве к Ираклию, который в ту пору готовился в свой последний поход против Хосрова в далеких областях севера, неведомого тогда арабам.

В то время, когда Мухаммад предлагал соседним державам принять ислам, все северные племена арабов, разобщенные со своими соплеменниками, стояли вне всяких отношений к событиям, совершавшимся внутри полуострова. К одному из шейхов дома Гассанидов, носившему имя Шурахбил Ибн Амр, 427 Мухаммад послал в Бостру требование принять ислам. Но тот убил посла пророка. Дело требовало мщения, и в 8 году хиджры (с 1 мая 629 г. по 19 апреля 630) Мухаммад послал своего любимца и названного сына, по имени Зайда, отомстить за убийство посла. Зайд с тремя тысячами войска направился в область, лежавшую к востоку от Мертвого моря, которую арабы называли Аль-Белька, и прошел до города Муты. Власть императора в этих областях была лишь недавно восстановлена после оставлении их персами. Викарий Феодор получил известие о вторжении от одного араба из племени кодаитов (Κονδαβά у Феофана), кочевавших к югу от крепости Петры. Собрав наличные силы, Феодор напал на Зайда в тот самый день, когда тот готовился напасть на своих соплеменников. Битва была чрезвычайно упорна и окончилась полным разгромом арабов. Зайд и еще два вождя пали в битве, спастись удалось немногим, и в числе их был Халид ибн Валид, прославившийся позднее и получивший прозвание «меча Божия». 428 Это событие не произвело тогда особого впечатления и не привлекло к себе должного внимания римской власти, так как тревоги на пограничье с пустыней издавна были обычным явлением.

Ближайшие к границам империи арабские племена составляли некогда могущественное царство Гассанидов. Близорукая политика Маврикия в самом начале его правления содействовала ослаблению этого заслона со стороны пустыни, вызвала разделение среди арабов и переход племен под верховную власть персидского царя. 429 Нашествие персов и утверждение их власти в Сирии оказало воздействие в том же самом направлении, так как арабы, разделенные между двумя державами, находились в исконной взаимной вражде, и персидское завоевание надолго оставило следы разорения в цветущих некогда оазисах. 430 В интересах империи было восстановить добрые отношения с арабами и обеспечить старую охранную службу их на границах. По свидетельству Никифора, арабы получали 30 фунтов золота за охрану торговых караванов, направлявшихся по старым торговым путям к морю из пустыни и обратно. 431 Ираклий был, по-видимому, мало знаком с этим прошлым и не имел времени заняться лично делами Сирии. Побывав в Иерусалиме, он поспешил в Месопотамию. Дукс Палестины Сергий вместо того, чтобы привлечь арабов на старую охранную службу, оттолкнул их от империи своим высокомерным отношением к их шейхам. Свидетельство об этом сохранил Феофан. Когда царский евнух прибыл с деньгами за границу для уплаты жалованья пограничным войскам, к нему явились арабские шейхи в надежде получить, как и прежде, полагавшиеся дары. Но евнух (вероятно, это был Феодор Трифирий, сакелларий Ираклия) отказал им в очень резкой фразе, заявив, что «у царя едва хватает денег уплачивать жалованье солдатам и он не будет платить этим псам». 432 Оскорбленные таким отношением, арабы вступили в соглашение со своими соплеменниками, принявшими ислам, и послужили им впоследствии проводниками по знакомым им дорогам пустыни в их нападениях на империю. Последующие события позволяют, однако, утверждать, что среди арабских племен были и такие, которые восстановили свои старые отношения с империей и держали ее сторону и впоследствии во время тяжких войн, отторгших Сирию от империи.

Получив известие о гибели Зайда и его отряда, Мухаммад в октябре того же года назначил нового начальника на охрану сирийской границы и стал, по-видимому, замышлять поход в Сирию с большими силами. В следующем году во главе большого войска он двинулся из Медины на север, но дошел только до Табука (на полпути от Медины до Муты). Этот поход имел своим последствием признание верховной власти Мухаммада на побережье Акабского залива. Главный город – Эйлат и соседние поселения, имевшие преимущественно иудейское население – покорились пророку и обязались платить ему дань. Весною следующего года Мухаммад совершил паломничество в Мекку и по возвращении оттуда в Медину назначил командиром воинства, собранного для похода в Сирию, Осаму, сына павшего при Муте Зайда. Но раньше чем войска могли выступить в поход, Мухаммад захворал и 8 июня 632 года скончался. Его преемником стал Абу-Бекр. Во исполнение воли почившего пророка он приказал собравшемуся в путь войску сделать поход на север; дело ограничилось, впрочем, набегом на арабов южной части Сирии, не принявших еще ислама.

Вступление Абу-Бекра в наследование того чрезвычайного положения, которое создал себе Мухаммад, сопровождалось восстаниями во многих местах, которые были подавлены кровавыми репрессиями. Большие заслуги имел при этом Халид, получивший именно за это свое прозвище «меч Божий». Утвердившись во власти, Абу-Бекр стал рассылать воззвания к арабским шейхам с требованием поставки людей на войну с неверными, и скоро в Медину стали стекаться отряды от всех племен, принявших ислам. Свои завоевания арабы начали в двух направлениях: в 633 году они начали завоевание Ирака, а в 634 – Сирии. Армия, отправленная на покорение Сирии, состояла первоначально из трех отрядов по 3 тысячи человек каждый. Во главе их стояли вожди Йазид, сын Абу-Суфьяна, Шурахбил и Амр ибн Аси. По сведениям арабских источников, описавших эти события лишь через столетие и больше, Омар сопровождал свое воинство при его выступлении и, расставаясь с ним, преподал вождям наставление, как вести себя в подлежащих завоеванию землях. Предостерегая от излишней жестокости, он внушал им принципы справедливости и милосердия к покоренным. Иазид и Шурахбил направились по старой дороге из Медины на Табук, чтобы сделать вторжение в южную Сирию. Путь Амра лежал на город Эйлат на северной оконечности Акабского залива и оттуда через синайские пустыни на крайний южный приморский пункт Палестины, старую крепость Газу. Вторжение Амра в область Газы совершилось в самом начале 634 года. Дукс Палестины Сергий, получив известие о вторжении арабов и разорении страны, выступил из Кесарии с наскоро собранными силами, состоявшими в большинстве из самаритян. По свидетельству, сохраненному одним сирийским летописцем, битва произошла в 12 милях к востоку от Газы 4 февраля. 433 Арабы разгромили самаритян, и Сергий бежал с поля битвы с небольшим отрядом воинов; во время преследования он был настигнут и убит. 434 Арабы рассеялись по стране, подвергли ее страшному опустошению и с богатой добычей и множеством пленных отступили в свои пустыни. В арабских источниках место первой битвы носит имя Датина. 435 Одновременно с вторжением Амра Йазид и Шурахбил успешно действовали в землях к востоку от Мертвого моря и течения реки Иордана. К ним присоединился третий вождь Абу-Убайда с новыми силами из Медины. Вожди требовали от Омара подкреплений, и он отправил гонца к Халиду, «мечу Божию», который в течение 633 года успешно действовал против персов в Ираке, как называли персы землю между Тигром и Евфратом. Халид прошел через пустыню на запад, в день Пасхи (или Троицы) разгромил по пути одного из шейхов рода Гассанидов и еще весной 634 года присоединился к вождям, действовавшим в Заиордании. 436 Усиленные его приходом арабы двинулись на Бостру, и этот старый опорный пункт римской власти в стране сдался победителям.

В то время как дела в Палестине принимали такой тревожный характер, Ираклий находился в Месопотамии и имел свою резиденцию в Эдессе. 437 Здесь в 633 году он получил известие от патриарха Кира об успехе унии в Александрии, сюда писал ему патриарх Сергий в ответ на его запросы богословского характера. После продолжительного господства персов в восточных областях империи Ираклию пришлось заняться организацией пограничных военных сил и восстановлением старых крепостей. Главная из них, Дара, лежала в развалинах после взятия ее Хосровом в 604 году, и Ираклий отстроил ее заново. 438 Юго-восточная часть Четвертой Армении с присоединением Арзанены получила название Верхней Месопотамии, и все ее поселения, перечисленные в «Описании римской империи» Георгия Кипрского, названы не городами, а укреплениями, κάστρα. 439 Наряду с этими заботами Ираклий прилагал все усилия к водворению унии в Месопотамии и Сирии, и протест туземного населения вызывал его на меры насилия, память о которых сохранило сирийское церковное предание. 440 К тому же времени относится новое начинание Ираклия в сфере религиозной политики: он издал указ о насильственном крещении иудеев по всей империи. Дату этого события сохранил Михаил Сириец, который отметил издание этого указа вслед за изложением событий 634 года. 441 По сообщению одного египетского писателя конца VII века, поводом к изданию этого указа послужил вещий сон, в котором Ираклию было открыто, что образованный народ одержит над ним победу и овладеет его царством. 442 Другая версия проникла на далекий запад и сохранена для нас Фредегаром. Ираклий был человек глубоко сведущий в науках, а также в астрологии. Благодаря этим познаниям, он открыл тайну будущего об опасности, которая грозит империи со стороны обрезанного народа и понял эту угрозу, как указание на иудеев, а поэтому издал указ о насильственном крещении их по всей империи. В своих сношениях с царем франков Дагобертом Ираклий склонял его к такому же образу действий в его царстве, и Дагоберт внял внушениям императора и старался искоренить иудейство в пределах своей державы в Галлии. 443

Действие указа о насильственном крещении иудеев распространялось на всю империю, но предание сохранило нам сведения о его применении лишь в одном месте, а именно: в Карфагене. Новооткрытый в греческом подлиннике памятник «Учение новокрещенца Якова», в котором описаны события, относящиеся к первой половине 634 года, начинается с рассказа о том, как новоприбывший префект Африки, Георгий, немедленно произвел насильственное крещение представителей местной иудейской общины и продолжал затем применять новый закон даже в отношении к иудеям, случайно прибывшим в Карфаген по торговым делам. К числу последних принадлежал некто Яков, образованный иудейский «учитель», который после насильственного крещения глубоко воспринял истину христианства и примирил с ним своих соплеменников, крещенных раньше него. В числе последних был Иосиф, автор названного сочинения. 444 Насилия над иудеями усилили солидарность между ними и арабами, которая существовала еще ранее. По словам Иосифа, гибель Сергия в Палестине вызвала всеобщую радость иудеев в Кесарии и других городах Палестины, так как уже тогда были люди, которых Иосиф называет «смешавшимися с арабами» (μιγέντες μετά τῶν Σαρακηνῶν 445 ). После издания указа о насильственном крещении множество иудеев бежало к арабам. 446

После гибели Сергия Ираклий поручил руководство военными действиями против арабов своему брату Феодору. Главным военным центром Палестины была приморская крепость Кесария. Сформировав здесь армию, Феодор выступил против арабов, прошел в Заиорданье и дошел до города, который назван у Феофана именем Γαβιϑᾶ (Джабия). 447 Соединенные силы арабских вождей превосходили войско Феодора как числом, так и воодушевлением, и Феодор понес страшное поражение. В числе павших было много офицеров высшего ранга. Феодор спасся бегством и вернулся к Ираклию в Эдессу. 448 Битва произошла летом 634 года, и весть об этом успехе была получена в Медине еще при жизни Абу-Бекра, который скончался 22 августа 634 года.

Арабские хронисты, сохранившие немало точных и не вызывающих сомнения относительно своей достоверности сведений, хотя их литературная деятельность отделена от времени этих событий промежутком в сто и более лет, резко расходятся в определении места битвы с указанной выше локализацией ее в Заиорданье. Они локализуют ее близ города, которому дают имя Аджнадейн. Де-Гуэ в своем исследовании о покорении Сирии по арабским источникам определяет место этого города на узловом пункте дороги из Иерусалима в Газу, неподалеку от города Елевферополя. Проф. Медников в своей «Истории Палестины» изъяснил и самое имя Аджнадейн, как искажение имени Джаннаба, какое носили два поселения в бассейне реки Вади-с-Самт, и приложил карту этого места. 449 Отдавая должное блестящей критике Де-Гуэ и предложенной им комбинации данных, сохраненных арабами, мы считаем заслуживающей предпочтения ту локализацию битвы, которую сохранил Феофан. 450 С его показанием сходится свидетельство одного отрывка сирийской хроники, изданного проф. Нёльдеке, 451 а также и Себеоса, который локализует эту битву в Раббат-Моабе, в пределах колена Рувимова, т. е. в южной части Заиорданья. Тот же историк сообщает, будто после этой битвы все сыны Израиля соединились с арабами и составившееся таким образом огромное воинство предъявило Ираклию требование предоставить потомству Авраама, какими признавали себя и арабы, обетованную землю. 452

Поражение Феодора имело тяжкие последствия в личной жизни Ираклия. В нашествии арабов Феодор видел кару Божию за грех брата, а именно: его кровосмесительный брак. На этой почве между братьями вышло резкое столкновение, которое кончилось тем, что Ираклий не только лишил Феодора командования, но отдал его под стражу и отослал в столицу, приказав своему сыну и соправителю Константину заточить его. 453

Войну против арабов Ираклий поручил своему боевому сподвижнику, армянину Ваану, и доверенному лицу, своему сакелларию, евнуху Феодору Трифирию. По-видимому, командование войсками было возложено на Ваана, а Феодор должен был сформировать новую армию и привести ее на театр военных действий. Раньше, чем Ваан и Феодор могли исполнить возложенное на них поручение, арабы использовали свою победу.

Опорный пункт римской власти на юге Палестины, старая крепость Газа, сдалась арабам, которые рассыпались в своих грабительских набегах по всей стране. В Иерусалимской церкви был обычай совершать в праздник Рождества Христова паломничество в Вифлеем. Но бродившие по Иудее грабительские шайки не позволили патриарху Софронию соблюсти старый обычай. В день праздника он держал к своей пастве великолепное слово, в котором упоминал о тревогах настоящего и увлекал мысли своих слушателей в горний мир изъяснением тайны нашего спасения через Богочеловека. 454

По арабским сведениям, после битвы при Аджнадейне вожди арабов разделились. Амр направился в земли самаритян и покорял города в этой области, Халид прошел в Галилею. Близ Скифополя он выдержал битву с имперскими войсками и затем нанес им тяжкое поражение близ Пеллы (23 января 635 года). В руки арабов перешел город Тивериада. Предоставив покорение Галилеи Шурахбилю, Халид направился к Дамаску, а из Гаурана высылал летучие отряды на север.

В январе месяце 635 года, по свидетельству сирийского летописца, город Эмесса, испытав страшное опустошение своей области, вступил в переговоры с арабским вождем и сдался ему. 455 Но вскоре, 25 февраля, отряд арабов под начальством соименника «меча Божия», другого Халида, наткнулся на византийское войско и был истреблен; в битве пал вождь, и смерть его увековечена в арабской народной поэзии. По свидетельству, сохраненному Феофаном, Ваан отогнал арабов до Дамаска, перешел через реку Варданисий, на которой стоит Дамаск, и разбил свой лагерь вблизи арабского стана. 456 Его силы были, однако, недостаточны, и когда арабы дождались подкреплений, Ваан отступил к Эмессе. Арабы продолжали осаду Дамаска. Гарнизон потерял надежду отстоять город и бежал с большими затруднениями за десять дней до сдачи. Переговоры о сдаче вел Мансур, имя которого осталось в памяти с клеймом предателя. 457 Наступление арабов в Дамаск совершилось одновременно из двух противоположных ворот (20 августа 635 года). 458

Ираклий проживал в то время, по всему вероятию, в Антиохии и, по-видимому, не принимал личного участия в организации армии для борьбы с арабами. Приготовления к решительному удару затянулись надолго, и только летом 636 года армия была готова к выступлению. Численность военных сил, находившихся под начальством Ваана и Феодора Трифирия, Феофан определяет в 40 тысяч человек, и эту цифру можно признать вероятной. 459 По военным условиям того времени, то была огромная армия. В ее составе было 12 тысяч христианских арабов под начальством Гассанида, носившего имя Джабала бен аль Айхам. При грозном наступлении этой сильной армии арабы очистили Дамаск и стянули свои силы в Заиорданье. Враждебные армии встретились в горных местностях по течению реки Ирмука, левого притока Иордана. Первая битва произошла 23 июля во вторник. Войско Феодора потерпело жестокое поражение, но военные действия продолжались затем в течение целого месяца. Роковому для империи исходу этой компании содействовали раздоры и разногласия между Вааном и Феодором, которые окончились тем, что войско Ваана, изменив Ираклию, провозгласило своего вождя императором. Феодор с той частью армии, которая сохранила верность Ираклию, отделился от изменников. Этим воспользовались арабы, и 20 августа произошла битва на берегах Ярмука, в которой арабы разгромили войска обоих вождей. По сообщению, сохраненному Феофаном, разгрому содействовало то обстоятельство, что в день битвы сильный южный ветер нес тучи пыли в лицо византийцам, которые не видели противника и не могли обороняться от нападения. Оттесненные на берега реки имперские войска попадали на крутизны и гибли здесь во множестве. Армия была уничтожена, в битве погибли как Ваан, так и Феодор. 460 В арабских источниках сохранено сведение об измене в день битвы Джабалы с 12 тысячами соплеменников. Но Джабала не ужился с халифом, вернулся в Сирию, и, сохраняя верность императору и своему христианскому вероисповеданию, после утверждения арабов в Сирии переселился со своими людьми в Каппадокию.

После разгрома при Ярмуке Ираклий потерял надежду отстоять Сирию от арабов. Иудеи и самаритяне открыто переходили на сторону победителей, а туземное монофизитское население, озлобленное насильственным воссоединением с халкидонской церковью, видело в арабах освободителей от ига империи. Ираклий покинул Антиохию со скорбным возгласом: Σωζου Συρία, т. е. Прощай, Сирия! – как записал его слова по-гречески в свой текст сирийский летописец. Одновременно с отъездом императора в столицу, был увезен из Иерусалима Крест Господень. По сообщению Себеоса, это случилось, когда арабы перешли Иордан и встали лагерем в Иерихоне. Приближение неприятеля вызвало страшную панику в Иерусалиме, и ее последствием было спасение Креста от нового плена. 461

Михаил Сириец, пользовавшийся монофизитскими источниками, в дополнение к сообщению о бегстве Ираклия прибавляет замечание, будто отказавшийся от защиты Сирии, он отдал приказ войскам грабить и разорять города и селения, прежде чем их покинуть. 462 По военным нравам того времени поведение солдат нередко получало такой характер даже вопреки приказам вождей. Достоверно то, что отъезд Ираклия не был сигналом к отступлению военных сил, стоявших в гарнизонах в разных городах Сирии, и окончательное завоевание страны потребовало еще нескольких лет непрерывных военных действий. Но в этом свидетельстве сказывается глубокое раздражение туземных христиан против императорской власти, сливавшейся в представлении тогдашних поколений с халкидонской верой, которую император тщетно пытался насадить в Сирии.

После битвы при Ярмуке арабы в течение нескольких месяцев вторично осаждали Дамаск, который и был взят ими в конце 636 года. Затем последовало завоевание Палестины. Амр основался в области самаритян с городами Севастией и Неаполем. То обстоятельство, что самаритяне в течение нескольких лет не были обложены никакой данью в пользу победителя, свидетельствует о добровольном подчинении их новым властям. Абу-Убайда осадил Иерусалим. Огромный город с его мощными стенами, над возведением которых трудилась в свое время императрица Евдокия, не мог быть взят арабами силою, так как они в то время не владели еще умением вести осаду по тогдашним правилам военного искусства.

В конце 637 года халиф предпринял путешествие в Сирию, чтобы принять под свою власть новые завоевания. Он основался в Джабии, старой резиденции Гассанидов, которая в течение некоторого времени имела значение центрального пункта завоеванных у империи областей. Патриарх Софроний вступил с ним в переговоры и сдал ему город, выговорив свободу христианского исповедания для населения. Омар, который в своем высоком сане преемника пророка и достигнутом под его руководством могуществе сохранял первобытную простоту бедуина, произвел глубокое впечатление как на патриарха, так и на жителей Иерусалима. Он въехал на верблюде, которого не желал заменить конем, в грубой, потертой шерстяной одежде. Вид халифа вызвал скорбное восклицание патриарха: «Воистину это мерзость запустения, предреченная пророком Даниилом, водворившаяся на месте святе». Он просил Омара принять льняную одежду и рубашку; но тот согласился воспользоваться этим лишь на то время, пока его одежда будет вымыта, после чего и возвратил патриарху его дар. 463 Христианам была дана полная свобода сохранить свою религию с обязательством относиться с уважением к исламу. Омар вернулся в Медину, а весной того же 638 года патриарх Софроний скончался. 464 Арабы продолжали свои завоевания к северу от Эдессы, и в том же 638 году их власть признала над собой столица Востока, Антиохия.

В 639 году Омар опять собрался посетить свои новые владения. Но в городе Эммаусе началась чума, распространившаяся оттуда на всю Палестину и Сирию, уносившая повсюду множество жертв. Получив известие об этом еще в пути, Омар вернулся в Медину. Позднейшие арабские писатели определяют число жертв своих соплеменников в 25 тысяч. В числе умерших от чумы были заслуженные вожди Абу-Убайда и Шурахбиль. Правителем Сирии вместо Абу-Убайды был назначен Йазид; когда же и он умер от чумы, то его преемником стал его брат Муавия, достигший впоследствии сана халифа. В ту пору еще держался последний опорный пункт римской власти в Сирии – Кесария в Палестине. Приморское положение города давало ему возможность получать подкрепления и провиант, а невладевшие инженерным искусством арабы были беспомощны в своей осаде. Ее начал в 639 году Амр ибн Аси; но не желая оставаться под начальством человека, который был раньше его подчиненным, он сдал командование и, с разрешения Омара, начал другое предприятие. Осада Кесарии продолжалась, и город был взят уже по смерти Ираклия. 465

Во время второго посещения Сирии Омаром, прерванного чумой, решена была судьба Месопотамии. Абу-Убайда предлагал поручить распространение владычества арабов за Евфрат Йазиду, но Омар оставил Йазида в Палестине и поручил дело вождю Ийаду. Вновь назначенный Ираклием правитель Осроены, Иоанн Катея, вступил с Ийадом в переговоры и предложил ему, в предупреждение похода арабов за Евфрат, дань в размере 100 тысяч золотых в год. Заключив договор, Иоанн собрал деньги и отослал их Ийаду в Халкиду. Когда Ираклий получил об этом известие, он сместил Иоанна и отправил его в ссылку, а на его место прислал стратилата Птолемея. Не получив дани на следующий год, Ийад перешел Евфрат и начал покорение страны. Так как Ираклий за время своего пребывания в Эдессе изгонял монофизитских епископов, не принимавших унии, и предоставлял церкви халкидонитам, то появление арабов в стране являлось для туземцев освобождением от гнета чуждой им церкви. Когда Ийад появился под стенами Эдессы, к нему вышло посольство из представителей городского населения и отдало город под власть арабов на условии уплаты дани. Примеру главного города области последовали Карры и остальные города Месопотамии. Лишь старые крепости Константина (Телла) и Дара, куда собрались покидавшие свои стоянки гарнизоны, пытались отстоять себя от арабов, но были взяты силой. 466

С водворением власти арабов все халкидониты подверглись и инанию и находившиеся в ссылке местные епископы вернулись и иступили в свои прежние права. Не везде, однако, водворение арабов проходило благополучно для туземцев. Михаил Сириец сохранил свидетельство о бедствиях, которые постигли монахов двух монастырей, расположенных между городами Марды и Решайна. Приняв их за персидских шпионов, арабы перебили значительное число их. Успевшие спастись основались на новых местах к западу от старых: одни в пустыне на реке Балихе, другие близ Каллиника на Евфрате. Этот последний монастырь получил название «монастыря колонны», так как перед церковью, которая там существовала, стояла колонна, сооружение которой приписывалось императрице Феодоре. 467

Все завоеванные арабами земли были признаны государственной собственностью. Прежние собственники сохранили свое имущество, но их право из собственности превратилось в пользование. Верховная власть халифа выразилась в обложении всего населения данью, которая носила имя «харадж». Кроме этой дани, все жители, не принявшие ислама, обложены были поголовным сбором, термином для которого было слово «джизия». В ознаменование завоевания Сирии и Месопотамии Омар приказал в 640 году произвести перепись как населения, так и имущества жителей. 468

За год раньше вторжения в Сирию, арабы начали наступательную войну с персидской державой. Ослабленная войной с Ираклием Персия не могла оправиться вследствие непрерывных перемен на троне Сасанидов. Персидская знать разбилась на партии, и после гибели царицы Азармидохт одновременно были выдвинуты два претендента, оба малолетние, Хосров, а по другим известиям Пероз, и Йездигерд, первый в Ктесифоне, второй в Атропатене. Приверженцы последнего оказались сильнее и водворили его в столице Персии, устранив его соперника. Йездигерду было тогда 8 лет, и власть перешла в руки сомкнувшихся для его поддержки членов персидской знати. 469 Сын и преемник правителя Хорасана Ферруха-Гормизды, убитого в краткое правление Азармидохт, Рустем, выдвинулся на первое место в раздираемом смутами царстве. Правление Йездигерда началось в конце 632 года.

Войну с Персией начал вождь Мусана ибн Харис. Уже в начале 633 года он приблизился к южным границам Персии, течению Шат-эль-Араба. Решив начать завоевание Персии, Абу-Бекр поставил во главе военных сил храброго Халида и приказал ему начать вторжение в Ирак, или Севад, как называли арабы область реки Тигра и Евфрата. Одновременно с тем другой вождь, по имени Ийад, был послан через пустыню к Хире, чтобы подчинить исламу соплеменников, давно и тесно связанных с персидской державой. Гормизда, наместник южных областей Персии, в ожидании арабского вторжения стянул войска на юг близ города Казимы, в двух днях пути от позднейшей Басры. Здесь произошла битва, персы потерпели поражение, и в бою пал Гормизда (март 633 года). Арабы перешли через Евфрат и стали грабить южную часть междуречья. Война шла с большой жестокостью: арабы убивали всех взрослых, брали в плен жен и детей и отсылали пленных в Медину. Близ города Мазара арабы встретили войска, посланные против них из Ктесифона, разбили и рассеяли неприятеля и продолжили свое дело грабежа. В этом походе арабы дошли до рукава, соединяющего Евфрат с Тигром. Здесь произошла битва, после которой арабы отступили. В мае месяце на правом берегу Евфрата собрались арабы, признававшие власть царя, и соединились с войском персов в местности Уллейс на Евфрате. Халид перешел Евфрат, напал на неприятеля и одержал новую победу. Путь на Хиру был открыт, и Халид взял город, овладел затем крепостью Анбаром на левом берегу Евфрата и Айн-Темром на северо-восточной границе пустыни. 470 Ийад, действовавший против арабов, занимавших оазисы к западу от Евфрата, успел только с помощью Халида справиться со своей задачей. Так, к началу 634 года оба берега Евфрата оказались во власти арабов. 471 Но в это время Абу-Бекр отозвал Халида на запад. Халид совершил свой прославленный потомками поход через пустыню и присоединился к Абу-Убайде и Йазиду для руководства военными действиями против войск императора в Сирии. Во главе арабского войска, воевавшего на Евфрате, остался Мусанна, которому арабское предание приписывает блестящую победу близ развалин Вавилона. Сознавая трудность своего положения, Мусанна летом 634 года отправился в Медину, но застал Абу-Бекра на смертном одре. Его преемник Омар послал на Евфрат нового главнокомандующего Абу-Убайду. Арабское предание сохранило память о битве на левом берегу Евфрата, в которой погиб Абу-Убайда: он был схвачен и растоптан слонами (ноябрь 634 года). Но как эту битву, так и другую, в следующем году, в местности неподалеку от Хиры арабское предание выставляет как блестящие успехи своего оружия. Счастливый для арабов исход последней битвы является вероятным, так как к этому году (635) относится основание ими на Шат-эль-Арабе нового города, получившего имя Басра.

Дальнейшие успехи арабов в их войне с персами связаны с именем близкого друга Мухаммада Саада ибн Абу-Вакасса. Битва, решившая судьбу Персии, произошла в 637 г. при Кадесии неподалеку от Хиры. Персидское войско под начальством Рустема билось четыре дня с противником и потерпело поражение. Рустем пал в бою. 472 Заменивший Рустема Хорох-Азат поспешил в Ктесифон. Двор покинул столицу, и малолетний царь был перевезен в крепкий город Хульван на верховьях реки Диалы. Арабы вступили в Ктесифон. Там им досталась огромная добыча, о дележе которой в Медине ходили впоследствии легенды.

В упрочение своей власти в Ираке арабы основали свой второй город, имевший характер укрепленного лагеря. Место для него было выбрано на западном побережье Евфрата на полпути между течением реки и старой столицей лахмидов Хирой. Он получил имя Куфа. Через несколько лет сюда были переселены иудеи, изгнанные халифом из Неджрана в Йемене. 473

Утвердившись в Ираке, арабы распространяли свои завоевания в южной области персидского царства, Сузиане (Хузистан). Когда завоевание этой обширной страны было закончено, Хульван оказался в опасности, и персидский двор с малолетним царем переселился в Мидию. Вскоре арабы проникли в Мидию с юга, и в Нехавенде к югу от Экбатаны произошла битва, в которой персидское царство сделало последнюю попытку отстоять свою самостоятельность. Военное счастье было на стороне арабов. 474 Двор бежал в Атропатену, но в 644 году арабы овладели главными городами этой области, и Йездигерд бежал в город Истарх (Персеполь). В 648 году была завоевана и эта крепость, и царь искал убежища в Хорасане. Измена правителя этой области заставила его бежать в Маргиану к туркам, но турки его убили. Это событие относится в 31 году хиджры (24 авг. 651 – 12 авг. 652 г.) Царская тиара была отослана в Медину и хранилась в Мекке, в храме Кааба, главной святыне ислама 475 . В лице Йездигерда окончила свое существование династия Сасанидов, державшая в своих руках судьбы Персии более 400 лет. В горных областях северо-восточной части персидской державы арабы встретили большие затруднения, которые, однако, не помешали им продвинуть свои завоевания до реки Окса в области бывшего там некогда царства ефталитов, или кушан, как называли их армяне.

Завоевание Сирии не было завершено, когда арабы начали новое смелое предприятие: двинулись на покорение Египта. Хлебородный Египет, житница империи, не имел со времен Юстиниана общего военного управления. В это время он был разделен на десять провинций, правители которых имели своей главной обязанностью сбор податей с населения. 476 По отдельным городам стояли гарнизоны, носившие имя полков (αριϑμοί, numeri) весьма незначительного состава, вряд ли превышающего число 300, которые пополнялись из местного населения. По исчислению Масперо, вся военная сила Египта в то время не превышала 23 тысячи человек. Эта столь незначительная армия имела своей задачей обслуживать территории отдельных провинций под общим начальством правителя каждой из них в отдельности. Патриарх Кир, облеченный высшей властью в стране, пользовался своими полномочиями для водворения церковной унии и своими насилиями содействовал вящему отчуждению туземного населения от чуждой ему по языку и исповеданию империи. Внешний мир, которым пользовался Египет после восстановления верховной власти императора в стране в 629 году, имел своим последствием ослабление местной военной силы, которая имела характер военной полиции, а не армии, готовой для встречи с внешним врагом. Нашествие арабов с гениальным полководцем во главе явилось неожиданностью для центрального управления и застало военную силу Египта в полном расстройстве. 477

Инициатива и блестящее выполнение смелого предприятия были делом Амра, выказавшего в этой войне свои блестящие дарования полководца. С соизволения Омара во время его второго путешествия в Сирию Амр с отрядом в 4 тысячи человек начал в конце 639 года поход из Палестины и справил национальный арабский праздник, приходившийся по нашему календарю на 12 декабря, уже на египетской территории в городе Ринокоруре, который у арабов получил название Аль-Ариш. Хотя судьба Сирии должна была явиться угрозой Египту, но, очевидно, никаких мер к усилению охраны страны не было своевременно принято, и первый укрепленный город на старом пути из Газы в Египет, Ринокорура, достался арабам без боя. Вторым пунктом, преграждавшим путь Амра, была старая крепость Пелузий. Амр подступил к городу со своими ничтожными силами, и хотя Пелузий мог получить подкрепление с моря, он был взят после осады, длившейся один месяц. Первый решительный успех Амра привлек под его знамена бедуинов ближайших пустынь, которые примкнули к своим соплеменникам в надежде на богатую добычу. Усиленный этой помощью Амр направил свой путь вдоль пустыни через холмистую местность Вади Тумилат и подступил к городу Бильбаису. На этом пути арабы благополучно отбили ночное нападение неприятеля под начальством вождя, которому арабское предание дает имя Артабуна – искажение имени Аретиона, как назывался военачальник, бежавший из Иерусалима раньше сдачи города в Египет.

Дельту Нила с юга закрывала сильная крепость Вавилон, на правом берегу реки. 478 Выше этого места был мост и близ него большая гавань со множеством судов, обслуживавших сообщения по рукавам Нила в дельте. Арабские источники дают этому месту название Умм-Дунайн, которое по догадке Батлера, является искажением имени Тендуниас, сохраненного в эфиопском переводе хроники Иоанна Никиуского.

Общее руководство военными действиями против арабов принадлежало Феодору, которого Ионанн Никиуский называет главнокомандующим. Его стараниями из провинций Египта Второго, обеих Августамник и Аркадии были стянуты войска в крепость Вавилон. Феодор не имел авторитета в глазах подчиненных ему военачальников, между которыми были свои личные счеты. Слабая попытка сопротивления была организована вождем Иоанном, которого Ираклий прислал недавно из столицы для защиты Египта. В то время как Феодор, находясь в дельте Нила, стягивал войска для предстоящей борьбы с вторгающимися насильниками, Иоанн с небольшим отрядом войска следил за движениями арабов на левом берегу Нила и, отбивая у них добычу, преграждал путь в Файюм. Амру удалось захватить город Бахнесу, где он произвел страшное кровопролитие, а затем напасть на противника и истребить весь его отряд. Труп Иоанна был брошен в реку. Получив известие об этом поражении, Феодор озаботился разыскать труп Иоанна, который затем отослал в столицу. Меж тем Амр беспрепятственно совершил обратную переправу через Нил. Он ожидал прибытия подкрепления из Медины, о котором просил халифа. Подкрепление пришло под начальством одного из ближайших к почившему пророку советников, по имени Аз-Зубайр. В области города Илиополя произошло соединение. Когда стянувшиеся в Вавилон войска вышли из крепости, чтобы общими силами раздавить неприятеля, Амр разделил свое войско на три отряда, окружил противника, вызвал панику в его рядах и одержал блестящую победу. Жалкие остатки разбитой армии бежали в Вавилон, а укрепленная переправа на Ниле с ее гаванью и· судами досталась победителю. Отряд в 300 человек, остававшийся на ее охране, бежал в Никиус. Эта роковая для империи битва произошла в июле 640 года. Доменциан, которому была поручена охрана Файюма, прослышав об этом разгроме, бежал ночью из города и направился в Никиус.

Овладев переправой, Амр соорудил мост на Ниле и тем прекратил возможность сношений между дельтой и южными областями Египта. На юге он занял оазис Файюм, на севере овладел крепостями Атрибом и Менуфом и в сентябре обложил Вавилон. Занятие арабами городов и селений сопровождалось грабежами и жестоким кровопролитием. Страшная паника охватила население дельты, началось бегство в Александрию, а одновременно с тем и добровольное подчинение арабам туземцев во избежание меча и насилия. Феодор с другими начальниками отправился в Александрию, оставив Доменциана командиром крепости Никиус и поручив охрану реки командиру гарнизона города Себеннита. 479

В сознании полного бессилия и невозможности бороться с арабами Кир вступил в переговоры с Амром и заключил перемирие. Амр требовал принятия ислама или уплаты дани. Полномочий на заключение мира Кир не имел и, возвратившись из Вавилона, откуда он вел переговоры, известил императора о положении дел в Египте. Ираклий заподозрил Кира в измене и приказал доставить его в столицу, где над Киром был произведен суд, который проходил публично перед большой толпой любопытных. Император уличал его в измене, а Кир, оправдывая себя, набрасывал подозрение на других и ручался императору, что дань арабам не уменьшит доходов, какие казна получала доселе с Египта. По сообщению Никифора, Ираклий честил Кира язычником (ἔλλην), грозил ему казнью, приказал префекту города подвергнуть его пытке и затем сослать в заточение далеко от столицы. 480 Событие это относится к поздней осени или зиме 640 года, a ll февраля 641 года Ираклий скончался, и судьба Египта была решена уже по его смерти в правление его сыновей.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ ИраклиЯ И ЕГО КОНЧИНА

Тяжкие неудачи, постигшие Ираклия в отвоеванной им Сирии, сломили его энергию и отразились на его здоровье. Храбрый воин, не раз принимавший личное участие в боях, опытный полководец, он не нашел в себе сил встать во главе воинства и поручил дело другим. Бедствия империи в войне с арабами лишили его того обаяния, какое он производил некогда в пору своих славных подвигов. Связанные с ним борьбой с персами армяне, составлявшие, по-видимому, главную силу его некогда победоносной армии, отложились от него на поле битвы с арабами в Заиорданье и провозгласили императором своего вождя. Самая возможность такого события, когда армия была лицом к лицу с врагом, указывает на то, что в ее глазах император не был окружен подобающим ему ореолом его высокого положения и боевых заслуг. Религиозное разномыслие императора с населением Сирии и его усилия заставить туземцев воссоединиться с халкидонитами не могли остаться без воздействия на дух и настроение армии, поскольку она состояла из туземцев. Его кровосмесительный и осуждаемый церковью брак был источником многих осложнений в ближайшем его окружении. Его брат и сподвижник в бранных трудах, резко разошелся с ним и подвергся опале. Скудость государственной казны вследствие утраты Сирии и расстройство торговли не могли не отражаться на общественном настроении.

Отказавшись от руководства обороны государства от арабов, Ираклий, после возвращения из Сирии, проживал во дворце в Иерии, где он некогда готовился к борьбе с Хосровом, и, живя в кругу своей многочисленной семьи, был озабочен устройством дел своей династии. Долгое время он вовсе не являлся в столицу и свое представительство в обязательных для императора по придворному этикету церемониях, как церковных, так и происходивших на ипподроме, он поручал своим сыновьям, проживавшим вместе с ним в Иерии. Так прошел весь 637 год. Темные интриги и личные интересы в среде придворной знати повели к тому, что назрел заговор на жизнь императора. Но заговорщиков выдал один соучастник, занимавший пост куратора одного из дворцов. По сообщению Себеоса, который является наиболее полным свидетелем об этом событии, заговорщики решили убить Ираклия и возвести на трон его незаконного сына Алариха, который был отдан в заложники к хану в 623 году и недавно выкуплен, как и другие его товарищи. 481 К заговору примкнуло много лиц высокого положения и в числе их племянник императора, Феодор, сын опального брата Ираклия, занимавший пост магистра, а также члены армянской знати, пользовавшиеся доверием императора и имевшие придворные звания. Таковы были Ваган Хорхоруни и Вараз-Тироц. Воспитывавшийся при дворе Хосрова и взысканный его милостями в юные годы, Вараз-Тироц был сын заслуженного полководца Сумбата Багратуни, оказавшего большие услуги персидскому царству в войнах на севере. 482 Широе назначил его правителем персидской Армении. Гордый и властолюбивый, он не признавал над собою власти правителя Атропатены Гормизды и вступил с ним во вражду. Мжеж-Гнуни (Мезезий у Феофана), назначенный правителем римской Армении, также оказался во вражде с ним и доносил на него Гормизду. Враги покушались схватить его. Предупрежденный об опасности, он бежал к Ираклию, когда тот находился в Месопотамии. Ираклий отнесся к нему весьма любезно и обещал помочь ему вернуться на родину. Ему был предоставлен дворец в Константинополе, в котором он и проживал в роскоши, соответственно своему положению. Хотя он и примкнул к заговору, но, как выяснилось на следствии, соглашался лишь на низложение Ираклия и был против убийства «наместника Божия» и его детей. Участником заговора в самой Армении оказался Давид Сааруни, которого Мжеж-Гнуни арестовал и отослал в столицу. Причастность к делу армян позволяет предположить, что этот заговор имел отношение к тому, что произошло в Палестине во время военных действий на Ярмуке. Когда заговор был раскрыт и вина его участников была выяснена, Ираклий приказал отрезать носы и правые руки виновным и отправил их в ссылку на острова. Для Вараз-Тироца кара ограничилась ссылкой ввиду его протеста против убийства императора. Давид Сааруни избежал ответственности за соучастие. Он убил своих провожатых, вернулся в Армению, начал войну с Мжежем-Гнуни и убил его. Завоеванное им положение и популярность в среде туземной знати имели своим последствием то, что Ираклий признал его правителем римской Армении и дал ему высокое придворное звание куропалата. 483

Желание Ираклия обеспечить участие в верховной власти Мартины и детей от нее создало необходимость переезда в столицу. Но страх моря был непреодолим, и переезд был обставлен очень сложно. Был сооружен мост на судах через Босфор, по которому Ираклий переехал верхом на европейский берег пролива и затем через мост на реке Варвиссе вступил кружным путем в Константинополь. 484 Событие это относится, по-видимому, к лету 638 года. 4 июля в церкви св. Стефана во дворце совершилась блестящая церемония. Патриарх Сергий после обычных молитв венчал царским венцом Ираклона, которому было тогда 12 лет. 485 Одновременно с тем малолетний Давид, родившийся 7 ноября 630 г., 486 был провозглашен кесарем, звание, которое раньше носил Ираклон. Вслед за тем все три императора и новый кесарь принимали приветствия от высших чинов двора. По окончанию этой церемонии приносили свои приветствия полки, схолы и димы. Среди радостных кликов шествие направилось в храм св. Софии и там, согласно этикету, совершилась своя церемония. 487

Улаживание династического вопроса при непосредственном участии патриарха стояло, по-видимому, в связи с официальным завершением дорогого патриарху вопроса об окончательном и формальном признании нового догмата о единой воле во Христе, в котором он видел способ устранить раскол с монофизитами. Неуспех Ираклия в Сирии, по-видимому, охладил его ревность к этому вопросу, и составленный задолго перед тем патриархом Сергием текст императорского указа о вере не был опубликован, хотя было уже достигнуто согласие папы Гонория. В конце того же 638 года указ был подписан императором и выставлен на стенах храма св. Софии. Красноречивый и авторитетный противник нового догмата, патриарх Софроний, скончался еще весной того же года, и патриарх Сергий, так долго подготавливавший это дело, имел утешение видеть завершение своих долгих трудов и стараний. Сирия была уже утрачена, но Месопотамия еще оставалась под римской властью, и кафедры занимали епископы, поставленные Ираклием. Невозбранно и неоспоримо власть императора действовала в Египте, и патриарх Кир, являвшийся его наместником в этой стране, осуществил на основе нового догмата церковную унию с египетской церковью. По-видимому, в столице не были достаточно осведомлены о действительном положении церковных дел в Египте и верили тому, что сообщал сам Кир.

Начало следующего 639 года ознаменовалось двумя блестящими торжествами. 1 января был торжественный выход из внутренних покоев дворца в храм св. Софии. Во главе шествия был Ираклий, с ним шли Константин, облеченный в хланидий и, опираясь на его руку, Ираклон в претексте, как несовершеннолетний. Пять ближайших ко двору патрициев были облечены в тоги. То были: Никита, сын Шахрбараза, Иоанн, Кортак, сын Йездина, Дометай и магистр Евстафий. Остальные патриции были облечены в белые шелковые одежды (χλανίδια όλοσήρικα) и некоторые, имевшие консульский сан, были в лорах. Вступив в храм, возжигали свечи «и все совершилось по обычаю и имело блестящий вид». 4 января состоялся прием в Августее чинов, имевших на то право, а перед тем как предстояло идти на ипподром, император вновь принимал в том же зале всех чинов. Рядом с Ираклием стояла Мартина. Перед ними стояли две дочери, Августина и Анастасия. Тут же стоял патриарх. Направо от императора стояли его сыновья, налево – кубикуларии. Прокричав три раза возглас: Ευτυχῶς τῆ πολιτεία (благополучие царству), сановники возглашали старый клич τοὐβικας (tu vincas, твоя победа) последовательно всем членам императорского дома: Ираклию, Анастасии-Мартине, Константину, Ираклию, Августине и Анастасии, именуя их августами, Давида – кесарем и младенца Мартину – нобилиссимусом. 488 Вслед затем шествие тронулось на ипподром. Описание этих блестящих торжеств сохранено в документах дворцового архива, которыми пользовался император Константин Багрянородный в сочинении «Об обрядах императорского двора». 489

Блеск придворных торжеств, которые правил Ираклий после долгого перерыва, вряд ли смягчает впечатление тяжких вестей, приходивших из Сирии и Египта. Сознание собственного бессилия в борьбе с арабами не помешало ему, однако, признать измену в поведении Иоанна Катея в Месопотамии и Кира – в Александрии. Он покарал обоих ссылкой. Нужда в деньгах заставила его одобрить грабеж папской казны в Риме. Число недовольных в ближайшем окружении императора росло, и его настойчивость в обеспечении права на трон своим детям от кровосмесительного брака усиливала недовольство и вызывала интриги в среде придворной знати. Как выяснили последующие события, Ираклий не имел вблизи себя верных и преданных людей в тяжкое для него время. Ближе других был к нему патриарх Пирр, которого он вовлек в свои семейные интересы. Хотя Анастасия-Мартина была облечена саном августы и старший ее сын был провозглашен августом и соправителем своего отца и брата, но Ираклий предвидел возможность, что верная спутница его жизни будет вытеснена из того положения, каким она пользовалась и какое он хотел обеспечить за нею по своей смерти. Это опасение сказалось в том, что он доверил Пирру большую сумму денег на случай, если Мартине придется покинуть дворец. 490 Надломленный физически и морально, Ираклий впал в тяжкую болезнь, которая имела своим последствием водянку. Некоторые проявления его телесной немощи были истолкованы зложелателями, как явное проявление кары от Господа Бога за кровосмесительный брак. 491 С тяжелым сознанием разбитых надежд и в тревоге за дорогих ему людей Ираклий скончался 11 февраля 611 года, в возрасте 66 лет, процарствовав 30 лет, 4 месяца и 6 дней.

Погребение совершилось с обычной торжественностью по давно установленному придворному чину. Согласно выраженному им при жизни желанию, гроб его в храме св. Апостолов оставался три дня открытым под охраной дежуривших при нем придворных евнухов. 492 Он был погребен в мраморном саркофаге и с головы его не был снят царский венец, богато украшенный драгоценными камнями, который оценивался в 70 фунтов золота. По приказанию Константина, эта оплошность была исправлена: через несколько дней гроб был вскрыт и венец снят с разложившегося уже трупа. 493

Так среди тяжких разочарований и разбитых надежд закончил Ираклий свой жизненный подвиг. В расцвете сил и энергии он принял в свои руки верховную власть в империи, которая пришла в полное расстройство в правление его недостойного предшественника. Вступив на царство с ясным сознанием династического принципа, он сумел упрочить свое положение в столице, но был бессилен уврачевать нанесенные империи раны и в течение десяти лет переживал одни лишь утраты, все более и более ослаблявшие силы государства. Последовательный и планомерный ход персидских завоеваний сопровождался угрозой самому существованию Константинополя, которую представляло варварское нашествие из-за Дуная, захватившее все северные области Балканского полуострова и вытеснявшее старое культурное наследие на морское побережье. Ираклий правильно оценил соотношение Сциллы и Харибды, по выражению современника, и патриотизм верховного представителя церкви, патриарха Сергия, открыл ему возможность начать борьбу с персами. Шесть лет непрерывной войны, которая велась по его собственному плану, под его личным руководством и при непосредственном участии в военных действиях, покрыли его имя неувядаемой славой сокрушителя персидской державы. Но ему не дано было использовать плоды своих побед. Его усилия привести отвоеванные у персов области к единению с империей путем устранения застарелого церковного раскола оказались тщетными, и судьба поставила его лицом к лицу с новым врагом, выступившим в ту пору на арену мировой истории, арабами с их исламом, – превратившим их из диких кочевников в грозную завоевательную державу. Надломленный физически и нравственно, Ираклий пережил утрату Сирии, а в последний год жизни видел перед собой угрозу окончательной потери Египта, житницы империи. Горькая ирония судьбы повторила ему вопрос, который он некогда задал низверженному Фоке: «Так то ты управил государство?

С утратой Сирии и Египта империя вступила в новую фазу своей истории и из мировой римской империи превратилась в национальное греческое государство с латинским придатком северного побережья Африки и частей полуострова Италии с ее островами. Умаленному в своих силах и пределах государству предстояла тяжкая борьба за существование с мощным противником в его завоевательном движении на запад. Это будущее было сокрыто от взоров Ираклия. Он скончался в тревожном опасении за последствия созданных им семейных отношений. Он хотел оставить царство в наследие двум сыновьям-соправителям и своей супруге; но уже при жизни он имел достаточно поводов опасаться за то, что его желание не осуществится и по его смерти не останется в силе задуманная им новая форма организации верховной власти в старой империи, имевшей свои сложившиеся с давних пор традиции.

* * *

1

В нашем издании все дополнительные примечания внесены в текст как подстрочные. (Прим. Издателя).

85

Правильность этого сообщения Никифора (5, 10–13) подтверждается свидетельством письма сената к Хосрову от 615 года. С hr оп. Pasch. 708, 5–9.

86

Ib. 701, 11–13. Место венчания указано неверно: Великая церковь, т. е. св. София. Иоанн Никиуский (стр. 552) и  Феофан (299, 1б) называют Церковь св. Стефана.

87

Chron. Pasch. 701, 13–18.

88

Ib. 702 εἰ γάρ καί μή προσὲλϑεν έπὶ δίϕρου άλλ’ ούν έκριϑη λογισϑεναι εἰς ύπατείαν. Консулат Ираклия считался с 14 января.

89

Ch r оп. Pasch.702, 10–13; 703, 3–8, 17–704, 2; Theoph. 299, 18–20; 300, 7–10 14–16.

90

Theoph.300, 25–28; Nicep h . 14, 11–15, 2.

91

Constan. Porphyrog.De cer. II, 19, p. 630. Описание выхода на ипподром 4 января 639 года.

92

Theoph.301, 6.

93

Theoph. Sim.8, 12, 12; Theoph. 300, 4–6. Это расследование, по правдоподобной догадке Бейнза , случилось в 613 году.

94

Jean de Nik.с. 110, p. 552. О потоплении сокровищ знали и на далеком Западе, как видно из заметки по этому поводу у Фредегара , Hist. Franc. 4, 63 (потопление сокровищ упомянуто, как свидетельство безумства Фоки, за что и восстало против него население).

95

Zachariae von Lingenthal.Jus Graeco-Romanum. III, 33–38.

96

Niceph. 7,28–8, 28.

97

Свидетельство одного папируса позволяет утверждать, что Никита не носил титула августала, а именовался патрицием и его имя, наряду с именем императора, стояло в тексте присяги. Cantarelli. Bull, de la Soc. Arch. d'Alex., 1912. 14 – Byz. Zeits. XX, 267.

98

Себеос.гл. 24, стр. 87, упоминает о посольстве Ираклия к Хосрову в первый год правления, приводит надменный ответ Хосрова и сообщает, что, приняв дары, Хосров казнил послов. То же сведение воспроизведено у Михаила Сирийца, XI, 1, р. 400.

99

Себеос.гл. 24, стр. 88.

100

Theoph. 299,14–18. Себеос, гл. 23, стр. 85, свидетельствует о добровольной сдаче Антиохии самим населением. О взятии Эмессы «Liber Calipharum». Chron. min (S c r. Syri, t. IV), 113.

101

Себеос.гл. 24. стр. 88.

102

По преданию, сохраненному в источнике позднем и далеко не всегда достоверном, Приск украсил, обогатил и увеличил монастырь, в котором ему пришлось закончить свою жизнь. Patria Const. § 184, p. 273 – Praeger.

103

Chro n . Pasch.703. 9–12.

104

Niceph.5, 16–7, 2.

105

Theoph.300, 17–18.

106

Себеос. гл.24, стр. 88–89.

107

Имя вождя сохранил Феофилакт Симокатта в кратком упоминании об этих событиях. Theoph. Sim. 8, 12, 12.

108

О военных действиях 613 года нашим единственным источником является Себеос. гл. 24, стр. 89–90.

109

Theoph.300, 20. – Бейнз в своем исследовании The military operations of the Emperor Heraclius, стр. 26 – считает возможным утверждать, что дальнейшие успехи Шахрбараза в этом году были задержаны Никитой, выступившим против него из Египта. Основанием для этого предположения служит весьма путаное свидетельство в хронике продолжателя Исидора СевильскогоMommsen. Chr. min. II 335: Niceta magister militae per heremi deserta cum nimio labore Aegyptum pervenit ac nimia virtute et strenuitate adgressus Persis acie caesis Aegyptum, Syriam, Arabiam, Iudaeam et Mesopotamiam provincias optima dimicatione imperii (sic) restauravit. – Позволяю себе думать, что все это свидетельство есть лишь амплификация похода Никиты в Египет, о котором сохранилось повествование Иоанна Никиуского. Перечисление Сирии, Аравии, Иудеи и Месопотамии, как областей, в которых Никита будто бы восстановил власть императора, выдает фантастический характер самого свидетельства. Никита имел слишком много дел в Египте и слишком мало военных сил, чтобы действовать против Шахрбараза. Поход Филиппика в Армению я отнес к 613 году, как сделал это Перниче  и  Бейнз. Такая датировка этого события находится в противоречии с показаниями современника, автора жития Анастасия Перса, который кратко упоминает об этом походе. Он не приводит точной даты, как в других случаях, но связывает это событие с походом Шахина в Халкидон, который приходится отнести, на основании показания Пасх. Хрон., к 615 году. Рассказывая о том, как Анастасий стал христианином, он дает такое сведение. – «Блаженный, имея брата во плоти воином, оказался в войске, которым предводительствовал Шахин, и дошел до Халки- дона. Когда же Шахин узнал, что блаженной памяти (έν άγίοις) Филиппик предупредил его и вступил в Персию, то он повернул назад. Так случилось, что раб Божий Анастасий прошел с персидским войском до областей Востока. Уйдя из войска и покинув брата, он прибыл в Иераполь. Там он задержался у какого-то перса-христианина, серебряника по ремеслу». Изучив это ремесло, Анастасий прожил некоторое время в Иераполе, работая имеете со своим хозяином. Уверовав в Христа, Анастасий отправился в Иерусалим, где и был крещен, «в восьмой индикт, десятый год правления Ираклия», т. е. в 620 году. – Таким образом, поход Филиппика здесь выставлен как причина отступления Шахина из Халкидона, и отнесен тем самым к 615 году. В изложении Себеоса связь событий иная, и погоня Шахина за Филиппиком не связана с его походом в Халкидон. Хотя автор «Жития» современник, но мы вправе отвергнуть его свидетельство. Он знал Анастасия уже в более позднюю пору, и связь отступления Шахина с походом Филиппика есть его собственный домысел. Это видно из того, что, по его словам, Филиппик вторгся в Персию, а от Себеоса мы знаем, что Филиппик ходил в Армению, на Араке, куда за ним поспешил Шахин. Если Шахин шел через Иераполь, то он направлялся к царю Хосрову прямым путем, как ведет его в своем рассказе и Никифор.

110

Ib. 300, 21–25.

111

Vita s. Gorgii Chozebitae. Anal. Boll., VII (1888), с . 31, p. 129–130.

112

Себеос.29, стр. 90–91.

113

Антиох Стратиг.стр. 9–15 рус. перев.

114

Элегии Софрония напечатаны по рукописи Парижской Национальной Библиотеки в журнале Rev. de l'Orient Chrétien. II (1897), 123–125. Софроний находился в пору взятия Иерусалима в Египте и не был поэтому свидетелем события.

115

С hr . min.1, 20, 13–24; 23, 11–28. Себеос в письме патриарха Комитаса, гл. 25, стр. 97.

116

Антиох Стратиг. 59–63. В арабском тексте, изданном      в Rev. D'O. Ch. I., цифра      иная: 62455 (стр. 163), у Мих. Сир. XI, 1, р. 400 число убитых 90 тысяч.

117

Anon. Guidi. С hr. min. Scr. Syri. t. IV, p. 23, 10–14.

118

Антиох Стратиг. 16–20; 36.

119

Anon. Guidi.22, 21–28; Nöldeke. Tabari, 291.

120

Антиох Стратиг. 52, 25 (р. перев.)

121

Gelzer. Leontios von Neapel, Vita Iohannis. с. 7, p. 13–15.

122

Губка      была выставлена на поклонение в храме св. Софии 14 сентября 614 года. Копье прибыло в столицу 26 октября. Оно было доставлено уже из плена одним из людей Шахрбараза. Chr. Pasch. 705, 3–14.

123

Gelzer.Vita Johan., Anhang 2, p. 112; Eutych. Annales, Patr. Gr. 11, p. 1084.

124

Сирийский летописец второй половины VIII века, Anonymus Guidi, дает такое свидетельство о Йездине ( Chr. min. 1, p. 21, 8–15). Nobilis erat eo tempore in aula regia Yazdin, Karkha Garamaeorum oriundus; erat hie ecclesiae defensor ut Constantinus et Theodosius, atque aedes sacras et monasteria ubicunque exstruxit, exempla Hierosolymae caelestis. Qui tam dilectus fuit Chozroi quam Iosephus Pharaoni et amplius, adeo ut propter hanc rem celeber esset in utroque regno, Persarum videlicet et Romanorum. Ferunt Yazdin hunc quotidie a mane ad posterum mane mille stateres mittere solitum ad regem.

125

Себеос.гл. 24, стр. 91; 25, стр. 93 письмо Модеста к католикосу Комитасу.

126

Ib. гл. 25, стр. 92–97.

127

Перечисление восстановленных Модестом храмов сохранил современник. См . Epistola Antiochi monachi Laurae Sabae ad Eusebium, praepositum monasterii Attalinae. Patr. Gr . 89, p. 1428.

128

Chr. Pasch.706, 9–13; Niceph. 9, 19. Завоевание Египта Никифор приписывает Шахину и этот поход помещает после этого события. Себеос , гл. 24, стр. 99–100 приписывает этот поход Хореяму, т. е. Шархбаразу. Феофан в своей заметке о завоевании Египта, занесенной под 615 годом (р. 301), сообщает, что персы подступили к Карфагену, не смогли его взять и, оставив под стенами города войско, ушли назад, а под 616 годом записал, что персы овладели Карфагеном. О взятии Халкидона и переговорах Ираклия с Шахином Феофан не сохранил никакой заметки. De Boor отстаивал историческую достоверность занятия Карфагена в статье: Zur Chronologie des Theophanes, Hermes , XXV (1890), 301–307. С ним согласился Gelzer в статье: Chalkedon oder Karchedon, Rhein. Mus. N. F. (1893), 161–174. Доводы обоих ученых неубедительны, и в тексте Феофана следует оба раза принять другое чтение и вместо имени Καρχηδών поставить Χαλκηδών. Господство персов в Африке не выходило на запад далее Александрии. Нашествие персов на Халкидон вызвало большую панику и бегство его жителей в столицу, причем была увезена местная святыня, мощи св. Евфимии из храма ее имени, где заседал в свое время Четвертый Вселенский собор. В числе драгоценностей, увезенных персами, когда они покидали Халкидон, была статуя Гелиоса (солнце), называвшаяся также Кроносом. Память об этом сохранена в сочинении Σύντομοι Χρονικαί, S c r. orig. Const. § 5 с, p. 22 Praeger. Роскошные окрестности Халкидона тяжко пострадали от этого нашествия. Между прочим в Брохтах сгорел храм св. Фомы, в котором покоились останки знаменитой диакониссы Олимпиады, друга св. Иоанна Златоуста. В Константинополе поблизости от храма св. Софии был монастырь, основанный Олимпиадой, который был заново отстроен Юстинианом после пожара во время бунта Ника и освящен 25 декабря 537 года. В числе братии, проживавшей в нем во время нашествия персов, была монахиня, по имени Сергия. Узнав о разорении храма св. Фомы, она отправилась в Брохты, собрала кости Олимпиады, плававшие в воде (вероятно, от тушения пожара), и привезла их в Константинополь. При участии патриарха Сергия, который поручил это дело одному из пресвитеров, останки Олимпиады были водворены в храме основанного ею монастыря. Событие это описано самим Сергием. Analecta Bollandiana, XVI (1897), 44–51: Narratio Sergiae de translatione Sanctae Olympiadis.

129

Niceph.9, 25.

130

N öldeke.Tabari, 291, η. 2 Wahumanzadh agan сын из рода Wahuman.

131

Ch ron . Pasch. 707–709.

132

Niceph.11, 11–30.

133

Весьма странно, что ему дал веру акад. Успенский. Ист. Виз. Имп., т. I.

134

Себеос.гл. 26, стр. 100.

135

Ib. гл. 33, стр. 134–136. Ср. Marqua r t. Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge, 400, прим. Подробное изложение Себеоса о соборе в Ктесифоне, который состоялся по приказанию Хосрова, вызывает некоторое затруднение насчет хронологии события. В числе участников оно называет Сумбата Багратуни, заслуженного полководца Хосрова, который скончался в 617 году, а также «множество других мудрых людей, взятых в плен из города Александрии». Но взятие Александрии случилось не ранее 619 года.

136

Mich. Syr. X, 22. p. 364–371 ( из Дионисия Тельмарского ).

137

Pa t r. Orient.I, 480–483.

138

Mich. Syr.X, 26–27, p. 381–399 текст синодики с изложением вероучения, подписанный обоими патриархами, энциклика Афанасия к епископам Востока, послание Анастасия к Афанасию и его же послание к Кириллу Амидскому.

139

Так датирует это событие Михаил Сириец , иначе Barhebraeus, I, р. 270 – 616 год. Barhebraeus, S. I, р. 270, дата унии 616 год, 927 эры Александра, т. е. последний год жизни Анастасия. Но так как преемник Анастасия Вениамин, по вступлении на престол, подновил унию своей синодальной грамотой Mich. Syr., XI, 3, 411, то, быть может, дата его грамоты была причиной ошибочной датировки у Барэбрея. Дату Барэбрея принимал Gutschmid. KI. Schr. II, 499. Butler. The Arab Conquest of Egypt, 69, относит посещение патр. Афанасием Александрии и унию к осени 615 года.

140

Vita Johannis.ed. Gelzer. Более полная биография у Метафраста. Patr. Gr. 114.

141

Theoph.301, 9–11.

142

Anon. Guidi. 22, 29–23, 10 . ( Sсr. Syri. Chr. min. I ).

143

Abu Salich,привлеченный Butler’oM. The Arab Conquest of Egypte. Oxford. 1902, стр. 71, прим. 2.

144

В тексте св. Спиридона Кипрского Usener. Kleine Schriften, III, 78, принадлежащем перу автора середины VII века, отмечен эпизод бегства из Александрии на Кипр в ту пору, когда персы заняли Вавилон и Никиус.

145

Leontios von Neapel.v. Joh. с. 14, p. 91. Gelzer. Но день его смерти 11 ноября, когда празднуется память св. Мины. Во избежание совпадения чествование памяти Иоанна передвинуто на один день. Что касается Никиты, то он не остался в столице, а занял пост экзарха Африки, на котором и скончался раньше 629 года.

146

Anon. Guidi. 22–23.

147

Данные летописного византийского предания о завоевании Египта персами так скудны и неопределенны, что по ним нельзя установить года взятия Александрии Шахрбаразом. Сама продолжительность войны также не поддается определению. В капитальных трудах по хронологии, разумею Muralt’a  и  Clinton' а, взятие Александрии персами приурочено – к 615 у первого и 616 у второго. Gutschmid. Kl. Sch. II, 474, – всегда такой тонкий и проницательный исследователь в установлении хронологических дат, отнес вторжение персов в Египет к августу 616 года, а взятие Александрии к 617. Gelzer в своей статье: Chalkedon oder Karchedon, Rheinisches Museum, 48 (1893), стр. 161–171 и в примечаниях к Житию Иоанна Милостивого (Leontios von Byzanz, стр. 151–152) отстаивал, как дату взятия Александрии, – 619 г. С ним согласился покойный Болотов. Виз. Врем. XIV, 73, прим. 2. Butler, в своем капитальном труде: The Arab Conquest of Egypt, отнес начало похода к осени 616, взятие Вавилона – к весне 617, Александрии – к концу 617, а подчинение всего Египта – к 618 (стр. 504). P ernice, в своей монографии об Ираклии, стр. 80, приурочил взятие Александрии к 618 году. В недавнее время появился новый материал – папирусы. Документы об уплате податей имеют определенную форму датировки и содержат клятву именем императора. Английский ученый Bell собрал эти данные в статье: A dating Clause under Heraclius ( Byz . Zeitsch . XXII, 1913, стр. 395–405). В числе формул имеются даты с именем Ираклия из Арсинои за 618 год, а именно: от 25 марта, 9 июня и 21 июля. Если Арсиноя летом 618 года находилась под властью императора и исправно платила подати, то, значит, в ту пору персы еще не успели овладеть Египтом и взятие Александрии нельзя относить к 618 году, а следует приурочить к 619 Такая датировка подтверждается свидетельством сирийского летописца, Chronica minora . I, p. 113, 22: Eo anno (930=619) mense haziran (июнь) ripugnata est Alexandria.

148

Chron. Pasch.706, 9–11.

149

Ib 711, 11–15.

150

Niceph.12, 10–19. Pernice. Ук. соч. 98–99, считает это сообщение вымыслом, не приводя, однако, никаких доказательств.

151

Isid.Hist. Got. 61 ( Chr. min. II, 291).

152

Ib. с. 60.

153

Материал по истории византийских владений в Испании собран в статье Gorres'a. Die byzantinichen Besitzungen an den Küsten des Spanisch west-gothischen Reiches. Byz. Zeits. XIII (1907), 529–532.

154

Georg. Cypr.Descr. orbis Rom., p. 34.

155

Paul. Diac. 4, 32; Liber Pontificalis . p. 319 Duchesne;      Consularia Italica ( Chron. min . I, 339). – Главным источником сведений об этих событиях является Liber Pontifi c . Подавление бунта Елевферием относится ко времени папы Деусдедиты, т. е. 615–618 годы. Восстание Елевферия и его гибель относятся ко времени ante dies ordinationis папы Бонифация, т. е. к 619 году.

156

Gregorii Epp. X, 15.

157

Ib. X, 36.

158

Paul. Diac.4, 24; 40.

159

См. т. II.

160

Свидетельство об этом переселении дает эпизод с Кубером, относящийся к более позднему времени и сохраненный в повествовании о «Чудесах св. Димитрия».

161

См. т. II.

162

Isidori Chronicon ; Chr. min. II, 479.

163

Chr. Pasch.712, 12–713, 14; Theoph. 301, 26–302, 4; Niceph. 12, 29–14, 10.

164

Дмитриевский.Описание литург. рукописей, т. I, стр. 78–79., ’Έλευσις τῶν βαρβάρον καί λιτή έν τῷ Κάμπῳ.

165

Кроме изложенных здесь соображений, Бейнз привел и другие, см. eго статью: The date of the Avar surprice. Byz. Zeitsch. XXI (1912), 110–128.

166

Niceph.13, 1–4.

167

Teodorihomilía, о перемене на троне 5, 20–28, о подарках 5, 27, о клятве 6, 5. Изд. Sternbach' а.

168

К западу от города на недалеком расстоянии упиралась в море Долгая стена. План места см. В статье Schuchardt' a. Die Anastasius-Mauer bei Constantinopel. – Jahrburch d. d. Arch. Inst. XVI (1901) 107–122.

169

Chr. Pasch.712, 13–21.

170

Niceph.12, 27–14, 10; Theoph. 301, 26–302, 4.

171

Theod.Hom. 5, 35: ὅσον ψυχῶν πλήϑος ὲξ ἀδοκήτου κακίας αιχμάλωτον ήρπασεν.

172

Дмитриевский.Уκ. соч. p. 86.

173

Лопарев.Старое известие о Положении ризы Богородицы во Влахернах в новом истолковании, применительно к нашествию русских на Византию в 860 году. Виз. Врем., II (1895), 581–628. На эту статью ответил и опроверг ее выводы и толкования акад. Васильевский в статье: «Авары, а не русские; Феодор, а не Георгий». Ib. III (1896), 83–124.

174

Theoph.302, 15–21.

175

Ложное представление, будто Халкидон оставался со времени занятия его Шахином в руках персов, ввел в науку Гиббон. Его повторил акад. Успенский. Ук. соч. 686.

176

Theoph.320, 15–21; Mich. Syr. IX, 3, p. 408.

177

Подробный критический разбор свидетельств предания о войне Ираклия с персами представил Gerland в своей статье: Die persischen Feldzüge des Kaisers Heracleios, помещенной в 3 томе Byzantinische Zeitschrift, 350–373. Придав безусловную веру хронологической схеме, как она дана в Пасхальной Хронике, он допускал в компании Ираклия перерыв на 623–624 гг., вопреки той последовательности, какую имеют события у Феофана. Аргументация Герланда покорила и такого проницательного и глубокого критика, каким был покойный проф. В. В. Болотов. В своей неоконченной работе по хронологическим вопросам времен Ираклия, которая увидела свет уже после смерти автора на страницах Византийского Временника: К истории императора Ираклия (XIV, 68–124), Болотов во всем согласился с Герландом, кроме одного пункта, который Герланд считал ясным без детального рассмотрения, а именно: дата возвращения Ираклия в Константинополь. Pernice в своей монографии Imperatore Eraclio, переработав самостоятельно материал, отверг построения Герланда  и признал правильной последовательность событий, как она дана у Феофана. Свои возражения он изложил в специальном экскурсе в конце книги (Appendix II, 310– 316). Английский ученый Norman Baynes в специальном этюде: The date of the Avar surprise, Byz. Zeitsch., XXI, 110–128, блистательно доказал, что в тексте рукописи Пасхальной Хроники, по которому сделано Боннское издание, произошла перестановка листов, благодаря чему эпизод с нашествием аваров на Константинополь попал не в тот год, в каком он на самом деле совершился, и лишь по ошибке занесен под 623 годом, вытеснив другое содержание. В своей новой работе: The military operations of the Emperor Heraclius, он представил последовательность событий по схеме Феофана с самым детальным анализом всех свидетельств и с точным выяснением географических условий походов.

178

Theoph.302, 24–303, 3.

179

Zachari a е von Lingenthal.Jus Graeco-romanum, III, 38–44.

180

Theoph.302, 28–29.

181

См. т. II.

182

Georg. Pis.Exped. Pers. 1, 104–131.

183

Niceph.17, 16–24.

184

Theodorihomilía, p. 6, 9–20. δόξας αύτῷ... Παῖδας καταπιστεῦσαι καὶ τὰ βασίλεια... οτε τον ευεργέτην και πατέρα... έκδημησαντα έγνω τής πόλεως...

185

Georg. Pis.Exped. persica, 1, 139 и след.

186

Georg. Pis.Exped. Pers. 2, 10

αύτάῖς ἐπέστης ταις καλούμεναις πυλαις ελϑών απροσδόκητος ήμεροδρόμος.

Позднее Пилы были обычным местом высадки в императорском маршруте на пути в Малую Азию. Const. Porphyr. De cerim. p. 474.

187

Ib. 1, 170 и сл.

188

Tafel.Theophanis Chronographia (Sitz. Ber. d. W. A. d. W. В. IX) p. 21– 172; Butler. The Arab Conquest of Egypte, p. 124.

189

По поводу состава армии Ираклия не можем не отметить тех соображений, которые привел акад. Успенский в своей «Истории Византийской империи», т. I. Он пишет так: «Путем соглашений со славянскими старшинами начата была колонизация Малой Азии, прежде всего Вифинии, позволявшая провести новую административную и земельную систему, с которой стоят в связи военные успехи Ираклия». Далее читаем: «Не подлежит сомнению, что главная часть новобранцев происходила из славян, которые к этому времени наводнили Балканский полуостров и содействовали к (sic) образованию фемного устройства Малой Азии, давая из себя значительное число охотников для колонизации Вифинии». Своих утверждений автор не подкрепил ни одной ссылкой на источники, чего он, впрочем, и не мог сделать, так как его рассуждения противоречат тому, что дают источники. Ираклий не мог вербовать славян, так как не имел с ними никаких сношений. Находясь под властью аварского хана, славяне делали захваты на территории Балканского полуострова и расселялись на ней, не встречая отпора и не вступая ни в какие отношения к правительству. Первые попытки селить славян в Вифинии относятся ко времени Юстиниана II, последнего потомка Ираклия на троне императоров, и тогда славяне, как должно быть известно акад. Успенскому , оказались совсем ненадежными помощниками в борьбе с арабами. Ираклий вел армию против врага Христа, похитителя Креста Господня; его речи к солдатам слышал Георгий Писида и рассказал нам о их действии на настроение армии. Армия Ираклия была «христолюбивое воинство», соблюдавшее посты, послушное гаданиям по тексту Евангелия. Какое же место могли иметь в ней славяне варвары и язычники в то время? Хазары, как дикие конные хищники, могли быть ему полезны и то лишь в виде союзной силы. Но и они его оставили.

190

MauríciiStrategicon. I. 4, p. 30: 5, p. 32–33.

191

Georg. Pis.Exped. Pers. 2, 55 сл.

192

Ib. 2, 66–69; 163–202.

193

Ib. 2, 256, 58.

194

Georg. Pis.Exped. Pers. 2, 217–238.

195

Ib. 2, 271–273.

καὶ πρῶτος εύϑύς εύρέϑης ό δεύτερος

οϋτω νομίζων ευτυχῶς προεκτρέχειν

έκ σοῦ σκιλισϑεις δυστυχῶς υποστρέϕει

300–302... ήλιον... έν τῆ παρατάξει τῆς μάχης εναντίον.

196

Ib. 2, 340–345.

197

Ib. 2, 357–358.

198

Георгий Писидаговорит только о затмении, не указывая даты (2, 368); но она вычислена; Oppolzer. Canon der Finsternisse, стр. 353.

199

Georg. Pis.ib. 3, 30–31; 150 и след.; 210 и след.; 310–312.

200

Theoph.306, 23–26.

201

Georg. Pis.ib. 3, 339–340.

202

Pernice,о. с. р. 121, приурочивает увеличение дани и выдачу заложников к этому именно времени. Позволю себе высказать предположение, что к этому времени относится осада славянами Фессалоники, о которой сохранился подробный рассказ в «Чудесах св. Димитрия». – Acta Sanct. апреляis, IV.

203

Дата отъезда Ираклия дана у Феофана (306, 18) – 15 марта индикта 11; в Пасхальной Хронике – 25 марта индикта 12, с замечанием, что Пасху император встретил в Никомедии. 12-й индикт соответствует 624 году, а Пасха приходилась на 27 марта в 623. Это противоречие объясняется погрешностью в нашем тексте Пасхальной Хроники насчет даты аварского набега на Константинополь, который переставлен на 623 г. вместо 617, как доказал это Бейнз. Очевидно, автор хроники в согласии с Феофаном помещал выезд Ираклия на 623 год.

204

Себеос,гл. 26, стр. 101.

205

Быть может, намек на измену арабов, которые перешли на службу к Ираклию.

206

Реминисценция из Псалма 139.

207

Theoph.301., 23–24. – С 6 до 9 года правления Ираклия хронология у Феофана спутана и одно событие передвинуто на целый индикт.

208

Pernice,о. с. р. 122 – заставляет Ираклия ехать морем в Трапезунт. Веские возражения против морского пути сделаны в статье Gerland' a. Byz. Zeitsch. III, 345.

209

Себеос.гл. 26, стр. 102.

210

Georg. Pis.Heraclias, 2, 163.

211

Географический термин «Мидия» обнимал всю горную область к востоку от горных цепей Эльбруса и Загроша до течения реки Аракса. Северо-западная часть этой страны называлась Мидия-Атропатена от фамильного имени Atropates, которое носил один род Ахеменидов, владевший этой страной при Селевкидах. – Ср. Kiepert. Lehrbuch der alten Geographie, § 73, стр. 71.

212

Georg. Pis.Heracl. 2, 167–230. – Быстроту набега поэт сравнивает с молнией: άλλ’ αύτός έλϑών ώσπερ αστραπῆς τάχος (v. 204).

213

Raw li nson.On the Site of the Atropatenian Ecbatana, Jour, of the R. Ceorg. Soc. 1841, p. 86, – читает это имя Dar Artesis, т. e. дом Ардашира. – У персидских царей было в обычае давать свое имя как местам, так и людям в виде отличия.

214

Роулинсону принадлежит честь открытия грандиозных развалин в месте, которое носит имя Tacht-i-Suleiman, т. е. трон Сулеймана, со следами огромного храма. По его определению, здесь был город Экбатана Атропатенская, в отличие от древней Экбатаны, столицы Мидии (Hamadan). Этот город носил позднее у туземцев имя Шиз, а византийцы называли его το Γαζακόν, τά Γαζακά (у Феофана), Κανζάκα – в письме Ираклия ( Chr. Pasch. 730, 12). Reclus. Nouvelle Geographie universelle, t. IX (1884), дает на стр. 254 план этих развалин. Географическое положение этого места: 46°9' долготы и 37°22' – широты (от Гринвича). Форма имени «Ганзака» засвидетельствована очень недавно одним вновь открытым эпиграфическим памятником, а именно: греческая надпись с датой 225 года Селевка, т. е. 88 до Р.Х., найденная в Авромане, где, между прочим, читается следующее: ...της ουσης εν κ[ωμ]η Κωπανει την επαναζομενην Γανζακην. Об этой находке кембриджский ученый Миннс делал доклад в одном английском научном обществе и был так любезен сообщить мне дешифрованный им текст и факсимиле надписи.

215

Изложение Феофана – 307, 31–308, 10 – искажено непоправимым образом. Храм огня, разрушенный Ираклием, он помещает в город Θηβαρμαίς и ведет в него Ираклия в походе, имевшем целью преследование Хосрова. Феофан отделяет Ганзак от святилища огня, как далеко отстоящие местности, и помещает последний в область Θηβαρμάίς, куда он ведет Ираклия по следам Хосрова. По его сообщению, Ираклий преследовал Хосрова и во время этого преследования разрушил много городов. Hoffmann. Auszüge aus syr. Acten pers. Martyrer (Leipzig. 1880), стр. 252, указал на путаницу в тексте Феофана , как он сохранился. Θηβαρμαίζ он поправляет на Βηϑαρμαίζ, Beith-Armaje, т. е. провинция к западу от Загроша; но Ираклий в этот свой поход туда не ходил.

216

Эту последнюю подробность сообщает Себеос. гл. 26, стр. 102.

217

Моисей Каганкатваци.Ист. Агван, гл. 10, стр. 102. «Иракл направил свои набеги по стране атропаканской до места, называемого Гайшаван, в местах укрепленных, тепличных, где персидские государи проводили лето для здоровья, на границах Мидии».

218

Theoph.308, 22–25.

219

«Войско греческое в несметном количестве пришло и расположилось в области Ути, близ потока, на границах села Каганкайтук. Оно попрало и опустошило прекрасные сады и поля, через которые проходило. Выступив оттуда, они расположились у потока Трту близ деревни Дютакаия». – Моисей Каганкатваци. История Агван, пер. Патканова, стр. 102–103. Автор, писавший в X веке, был родом из селения Каганкайтук, откуда и его название.

220

Что касается иверов, то помощь с их стороны является несколько сомнительной. Хотя по договору с Маврикием Хосров предоставил Иверию императору, но во время войны, которую он начал против Фоки, Иверия вновь подчинилась персам. Царь Стефан I, утвержденный в своем сане императором, верно служил Хосрову и был казнен хазарами после взятия ими Тифлиса в 628 году. См. Brosset. Hist, de la Géorgie, I, 224. – Ср. Пахомов. Монеты Грузии. Зап. Нум. Отд. Р. Арх. Общ., I., вып. 4, стр. 28; Marquait, Streifzüge, 400–401, прим.

221

Theop.312, 20–25.

222

Феофан.309, 29 – ведет Ираклия «против Хосрова», т. е. на юг. Более вероятно, что Ираклий потерял уже тогда надежду пробиться в Персию и направился на север.

223

Maclerв прим. к своему переводу Себеоса. стр. 82, прим. 1 – «близ Иверии, называлась также Aparner».

224

Герландв своем весьма тщательном этюде о войне Ираклия с персами допускает возможность, что Ираклий ушел на север в страну сабиров, стр. 354, прим. 4. Предположение совершенно недопустимое. Наиболее простым и вероятным изъяснением свидетельства Феофана является предположение, что это была область Сакашен, или Шакашен в пределах провинции Ути, в северной ее части. Имя этой области объясняется тем, что она была заселена переселенцами с севера, саками, старый термин, обозначавший кочевые племена, вторгшиеся на юг. Война шла на территории Армении и с участием армян, и местные условия не могли оставаться неизвестными Ираклию. Термин «гунны» обнимал для византийцев всех степных кочевников, как некогда термин «скифы». О насильственном водворении гуннов-сабиров в пределах римской власти сохранил свидетельство Менандр fr. 44, р. 242 b (Müller) в рассказе о событиях 576 года и сношениях Тиверия с сабирами и албанцами. Но та территория, где были поселены сабиры, указана на правом берегу реки Куры. Вряд ли можно предполагать, что Ираклий доходил до тех мест. Область Сакашен соответствует местностям округа нынешнего города Елисаветполя. Где бы ни жили те гунны, в землю которых вступил Ираклий, остается совершенно недопустимым, чтобы он переходил через Кавказский хребет. К крайнему своему изумлению я увидел, перечитывая интересную и остроумную статью Маркварта о Чаталарской надписи ( Изв. рус. арх. Инст. в К-поле, XV), что почтенный исследователь готов, как и  Герланд, вести Ираклия через горы в северный Дагестан. Непонятно мне и то, почему Маркварт называет кавказских гуннов эфталитами и отдает их властителю город Варачан. Эфталиты (кушаны-армяне) жили в соседстве с северо-восточными областями персидской державы и никакого отношения к Кавказу не имели.

225

Себеос.гл. 26, стр. 103 намечает путь Ираклия, называя области Нахчаван, Багреванд, Апагуник.

226

Theoph.312, 1–3; Себеос. гл. 26, стр. 103–104. – Имя города дано у Себеоса; Феофан называет его τό χωρίον Σαλβανῶν.

227

Себеосопускает описание военных действий с этого момента и дальнейший рассказ ведет уже о походе осенью 627 года.

228

Theoph.312, 30.

229

Изложение Феофана является путаным вследствие неясности представлений автора о географических условиях страны, в которой происходили военные действия. Особенно сомнительным является вторичный переход через реку Нимфий, так как Ираклий был уже в Амиде, т. е. много западнее Мартирополя, расположенного на притоке Нимфия (ныне Батман-су), который носил у греков название Νικηϕόριος (ныне Фаркин-су).

230

Рамзай.Geogr. of Asia Minor, 278, n. §, предлагал изменить имя Адана на Адата (Hadath); но эту поправку справедливо отверг Бейнз. The date of the Avar surprise. Byz. Zeitsch. XXI, 116.

231

Theoph.312, 19–31, 23.

232

Моисей Каганкатвацидает верное представление об этих событиях: – «Хотя персидские войска потерпели сильные поражения, однако, отразили преследователя и загнали его, завладев его городами, которые насильно отняли от него» (стр. 103).

233

Theoph.315, 2–6.

234

Georg. Pis.Bel. Avar. 266.

235

Niceph.15, 12. – Среди совершенно нелепых и путаных подробностей о походе Ираклия в Персию патриарх Евтихий сохранил свидетельство об организации этого похода из Трапезунта. P. G. 11, 1087 (231).

236

Chr. min.(S c r. Syri.IV), 113; Mich. Syr. XI, 3, 408 (первый год геджры). – В летописи Ильи Нисибинского это событие отнесено к 6 году геджры, 938 г. «греков», т. е. 627 г. Scr. Syri. VII 62, 20.

237

Chr. min. ib.

238

См. т. II.

239

Míracula S. Demetrii, Acta Sanct. апреляis, IV, p. 162.

240

Theodoríhom. 6, 17–27.

241

Georg. Pis.Bel. Avar. 269–276; 280; Theod. hom. 7, 10–8, 1 – Τείχη γάρ ώχύρου καί πάντα τά προς πολεμικήν χρείαν έξήρτυε (Bonus).

242

Chron. Pasch.726, 14–15. – Позднейшие сооружения, особенно от времени Мануила Комнина, охватили гораздо более широкое пространство, и стена Ираклия может быть лишь намечена в одном месте к северу от храма. См. van. Millingen. Byz. Const. 164 сл. Никифор, 18, 9, упоминает προτείχισμα Βλαχερνών, – значит, была и стена, τείχος.

243

Когда и как была восстановлена хлебная раздача после кризиса 618 г., об       этом нет известий.

244

Chr. Pasch.715, 9–716, 8.

245

Theod .hom. 7, 14–32.

246

Ib. р. 8. 31 – πρῶτος δε τοῦ πορπολεῖν ό έκ ανατολῶν άπήρξαιο βάρβαρος, ό τῆ γείτωνι πόλει τῆ Καλχηδόνι πανστρατιά προςκαϑήμενος. Chr. Pasch. 716.

247

Этот древний способ сигнализации, упомянутый в трагедии Эсхила «Персы», оставался в употреблении в армии времени Юстиниана. Анонимный автор Стратегики, Griechische Kriegsschriftsteller, Köchly und Rüstow, II, отводит целую главу этому важному по тем временам способу осведомления о наступлении неприятеля: VIII, р. 62–64. Позднее, в пору непрерывной войны с арабами и ежегодных вторжений в пределы империи их конных ополчений в определенные сроки зимы и лета, на линии от Тарса до Константинополя было восемь пунктов, сигнальные огни которых немедленно оповещали столицу о выступлении арабов. – См. Const. Porphyr. De cerim. p. 492, где дано точное перечисление сторожевых пунктов.

248

Theodorihorn. 9, 20–28. Ср. Georg. Pis. b. Av. 177 сл.

249

Ib. 9, 30–36.

250

Ворота Харизия называются ныне Эдирне-капусси, т. е. Адрианопольские.

251

Ib. 9, 32–10, 12. Ср. позднейшие описания этой осады. – Patr. Gr. 92, 1349; 1357.

252

Подробный рассказ о посольстве с приведением речей – С hr оп. Pasch. 721, 3–722, 15.

253

Chron. Pasch.722, 14–723, 15.

254

Ib. 724, 8 – с этого места в тексте хроники есть пропуск, соответствующий событиям 5, б и 7 августа, отмеченный впервые Васильевским. Виз. Врем. III (1896), стр. 71, прим.

255

Theod.hom. 12, 22–27.

256

Эта подробность сохранена Георгием Писидой. Bel. Av. 409.

257

Theodorihom. 15, 35–37.

258

Chr. Pasch.724, 11–15.

259

Theodorihom. 15, 39–40.

260

Ib. 16, 7–18.

261

Ib. 17, 14–20.

262

Chr. Pasch.725, 18–20.

263

Theod.hom. 16, 5–8.

264

Niceph.18, 22.

265

Theod.hom. 17, 22–27. – Таково свидетельство очевидца. У Феофана (316, 26) Шахрбараз остается на зимовку в Халкидоне, грабит и разоряет окрестности. – Интересно отметить, что в сирийских источниках осада Константинополя аварами превратилась в осаду его персами. Mich. Syr. XI 3, 408–409. Вожди Шахрбараз и Кардариган переправили войска во Фракию и в течение целого года безуспешно вели осаду. В изложении патриарха Евтихия Annales, P. G. 111, 1086 (227), – сам Хосров в течение шести лет держит Константинополь в осаде.

266

Chron. Pasch.725, 9–11.

267

Theod.hom. 15, 17–35. – Ср. 9, 37–10, 12.

268

Пападопуло-Керамевс.Акафист Божьей Матери, Виз. Врем. X (1903) 269. Ср. Дмитриевский. Описание литург. рукоп. 1, 101 – с указанием даты: κατά τούς καιρούς' Ηρακλείου τοῦ βασιλέως καί Σέργίον πατριάρχον.

269

Krumbacher.Gesch. der. byz. Literatur, 2-te Aufl. 671–672.

270

Krypiakewicz.De hymni Acathisti auctore. Byz. Zeitsch. XVIII (1909), 356– 382. – Вопрос об Акафисте Пресвятой Богородице имеет чрезвычайно большую литературу, которая сведена в указанной статье Крыпякевича. Относительно авторства Акафиста в таком же смысле, как делает это Крыпякевич, высказывался архимандрит Амфилохий: Кондакарий в греческом подлиннике XII-XIII в., стр. 16. Но в русской богословской литературе это решение вопроса встретило немало возражений. См. исследование Алексия Попова. Православные русские акафисты, изданные с благословения Святейшего Синода. Казань. 1903, стр. 26–28.

271

Theoph.315, 16–26.

272

Chron. Pasch.726, 16–727, 2.

273

Fredeg.H. F. 4, 48; 68, р. 144; 154. Ср. Успенский. Первые славянские монархии, стр. 17.

274

Sternbach.Georgii Pisidae carmina inedita ( Wiener Studien, XIII, 1891). Стихи 78–91.

275

Const. Porph.De adm. imp., с. 30.

276

Акад. Успенский в своей статье «О вновь открытых мозаиках в церкви св. Димитрия в Солуни», помещенной в Изв. рус. арх. Инст. в К-поле, XIV (1909), сделал попытку смешать в одном лице болгарского хана Кубрата, вступившего в союз с Ираклием ок. 638 года, с Кубером, о котором сохранил свидетельство автор «Чудес св. Димитрия». См. стр. 51–59. – Затрудняюсь понять, что могло навести почтенного академика на эту странную мысль, которая вносит лишь путаницу в исторически ясный образ Кубрата.

277

Acta Sanctorum Octobris,IV, 179–184 (§§ 195–207).

278

Fredegar.H. F. с. 72.

279

Фредегардает цифру 9 тысяч, но вероятнее – десять тысяч, так как эта цифра имела у кочевников типичное значение улуса.

280

Paul. Diac.H. L. 5, 29.

281

Имя унногундуры – ούνογ ουνδοῦροι – как транскрибирует его Marqua r t – принадлежало улусу, который выдвинулся после разгрома оногуров и кутургуров аварами, о чем сообщает Агафия. Agap. 5, 11. – Диакон Агафон, современник выдворения болгар за Дунаем и нашествия Тербела в 712 году во Фракию, называет болгар двойным именем: Ουννογοῦροι Βούλγαρον. – Mansi, XII, 193 В.

282

Chron. de Jean de Nik. с. 120, p. 580.

283

Niceph.24, 9–15.

284

Niceph.12. 20–29. – Cp. J. Marqua r t. Die altbulgarischen Ausdriicke in der Inschrift von Catalar. Изв. Рус. Арх. Инст. в Константинополе, XV (1911).

285

См т. II.

286

Себеос.гл. 19, стр. 76.

287

См. т. II.

288

Моисей Каганкатваци.История Агван, перев. Патканова, гл. 10, стр. 110.– О посольстве, не называя имени посла, упоминает Никифор. Brev. 15, 20–22.

289

В изложении о союзе Ираклия с хазарским ханом я намеренно опустил одну подробность, которую дает в своем рассказе Моисей Каганкатваци , а именно: ответное посольство от хана к Ираклию. Моисей рассказывает об птом так – «Тогда он отправил с тем вельможей (Андреем) для утверждения условий 1000 всадников, отборных, мужественных и искусных стрелков, которые, внезапно устремившись на проход Джора, не обратили внимания на гарнизон, стражу городскую и войска персидского царя, назначенные для защиты ворот; как орлы устремились к великой реке Кур, не щадя никого из встречавшихся, и направив путь по стране иверцев, егерцев, перешли море и достигли царской резиденции. Они предстали пред лицом великого императора, утвердили друг с другом клятвы по законам обоюдным, и взяли от него пропуск, чтобы не быть никем подозреваемы». – Это событие отнесено к 36 году правления Хосрова, т. е. к 626 г.

Я считаю это сообщение простым вымыслом автора в целях придать своему изложению большую связность и цельность. Так как Ираклий завязал сношения с хазарами из Лазики, т. е. устроил дело при посредстве алан, как бывало то не раз в течение VI века, то одно уже упоминание о том, что послы хана явились к нему в Константинополь, в достаточной степени подрывает достоверность этого сообщения. Такой же характер вымысла имеет и дальнейший рассказ о вторжении шада в 37 году правления Хосрова в Агванию и Атропатену, посольстве его к Хосрову и ответ Хосрова (гл. 12, стр. 110–112). В этот год хан вместе с шадом совершил поход и осадил Тифлис, где и произошла встреча Ираклия с хазарами, красноречиво расписанная в источнике Феофана  и  Никифора. О встрече Ираклия с ханом под стенами Тифлиса Моисей не рассказывает, а равно ничего не говорит о союзном отряде хазар, который покинул Ираклия еще в пределах Армении. Таким образом, в изложении этого автора, союз, заключенный в столице и утвержденный взаимными клятвами, оказывается совершенно праздным и не имевшим никаких важных последствий. Тем более ценно сведение Моисея Каг. о посольстве Андрея, для которого он имел, очевидно, какой-нибудь письменный источник. Что же до хазарского посольства к императору в столицу, то оно есть чистый вымысел, амплификация свидетельства о посольстве Андрея к хазарам, вызванное тем соображением, что заключение союза обыкновенно обставлялось ответным посольством.

Я бы вовсе не считал нужным останавливаться на этом фальшивом известии Моисея Каганкатваци, если бы это свидетельство не встретило веры у такого тонкого и проницательного критика, каким нельзя не признать Маркварта. В своем исследовании Die altbulgarischen Ausdrücke etc. он приводит это известие Моисея Каганкатваци, как достоверный факт, и заканчивает замечанием: «Посольство (хазар) не выбрало бы такого опасного пути, если бы был открыт старый путь, по которому совершались в прежние времена сношения с турками через гавани Крыма» (стр. 19). Точно также дал веру этому свидетельству и  Норман Бейнз в своем этюде The military operations of the Emp. Heraclius, стр. 63. Вместо того, чтобы отвергнуть это свидетельство, он считает нужным его подправить и вместо Константинополя, как места свидания хазарского посольства с Ираклием, ставит Трапезунт. Но Ираклий в ту пору не мог быть в Трапезуйте, а находился, очевидно, уже в Лазике, где он пробыл довольно долгое время, как следует заключить из того обстоятельства, что его сношения с епископом Фазида Киром завершились перепиской между Киром и патриархом Сергием. С таким же доверием Бейнз относится и к сообщению Моисея о сношениях шада с Хосровом, которое также следует признать литературным вымыслом.

290

Niceph.15, 20–16, 20; Theoph. 316, 2–15.

291

Marqua r t.Osteurop. u. ostas. Streifzüge, стр. 394.

292

На следующий год хан повторил свой набег, взял Тифлис и покарал храбрых вождей, оборонявших город. Им выкололи глаза, предали смерти в страшных истязаниях, сняли кожу и, набив ее сеном, вывесили наверху стены взятого города. То была казнь за издевательство над ханом за год до того: они вывесили тыкву, прорезав на ней глаза, нос и рот и кричали, что это образ хана. Моисей Каганкатваци. Ук. соч. гл. 14, стр. 108–109; 120. В изданном г. Токайшвили переводе сочинения Сумбата, сына Давида, «Жизнь и известие о Багратидах» – «Сборник материалов для описания племен и местностей Кавказа», вып. XXVIII (1900) – есть рассказ об осаде Тифлиса Ираклием, причем хазарский хан превращен в «эристава Джибгу», которого Ираклий оставил осаждать Тифлис, а сам отправился в Персию. Издевательство над ханом в рассказе Моисея Каганкатваци перенесено на Ираклия. Начальник крепости кричал ему со стены: «У тебя борода козла и шея злого козла». На что Ираклий ответил угрозой: «Пришел козел с запада и сокрушил рога восточного овна». Казнь над виновными совершал Джибгу. Ираклию приписано сооружение храмов в Грузии и заботы о распространении христианства (стр. 124–134).

293

Себеос.гл. 26, стр. 104. – Рассказ о последнем походе Ираклия в Персию Себеос дает вслед за изложением о событиях войны 624 г., закончившихся эпизодом в Арчеше. Отсюда получается некоторая неясность. Место переправы через Аракс он указывает так: «при местечке Варданакерте». Но местоположение этого города неизвестно, а путь из Ширака в Коговит шел на Валаршапат, как ясно это на карте. – О Хнайте см. Raw l inson. The Atropatenian Ecbatana. The Journal of the Royal Geographical Society, X, 1841, p. 73. Cp. Hoffmann. Auszüge, 216. Местом переправы Ираклия через Аракс Себеос называет «местечко Варданакерт» (стр. 104 перев. Патканова). В примечании к переводу Гевонда Патканов определяет местоположение этого города: «село на левом берегу Аракса, насупротив села Уго» (прим. 85, стр. 139), а о последнем дает такое сведение: «Угаео – местечко на Араксе, к югу от села Акури, у подошвы Арарата. Это то же, что Угэ или Угьяц, в области Масьяцотне (подножье Масиса) в араратской провинции (прим. 82)». Хотя я не могу ни по какой карте проверить свидетельство авторитетного знатока армянской истории, но я бы не позволил себе заменить Варданакерта Валаршапатом, если бы раньше ознакомился с примечаниями к Гевонду.

294

Theoph.317, 17–21.

295

N ö l deke, Tabari,295 Агапий Маббугский дает цифру 310 тысяч, стр. 203.

296

Chr. Pasch.729.

297

Себеос.гл. 27, стр. 104.

298

Theoph.317, 30.

299

Rawlinson.Atropatenian Ecbatana, p. 91.

300

Моисей Каганкатваци.Ист. Агв. о. с. гл. 12, стр. 112–113. – Ср. Nöldeke, Tabari , 295 .

301

Себеос.гл. 27, стр. 105; Моисей Каганкатваци. гл. 12, стр. 112–113.

302

Niceph.Вг. 19. – В путаном рассказе об этой битве он упоминает о ране императора в губу и о том, что он собственной рукой сразил Рахзада и отрубил ему голову. По сообщению Табари, стр. 296, персов пало 6 тысяч.

303

Marqua r t.Streífziige, 401, реконструирует его имя так: Варhаm-Ашушай.

304

Роулинсонотождествляет Торну с северными рукавом канала, носившего имя Naharvan, который слывет у арабских географов под именем Катур, в 80 анг. милях от Малого Заба.

305

Роулинсонпереставляет слоги и видит в Русе – Sori или Bet Sori сирийцев.

306

По Роулинсону имя Беклал – искажение сирийского названия Bet Germá.

307

Беразруд – у арабов, канал, отведенный от реки Диалы.

308

Theoph.321, 14 – ошибочно названа река Торна вм. Заба. Эту ошибку заметил Pernice, о. с. 162, прим. 4.

309

В тексте жития по изданию Usener'a стр. 12, а, 8 – названо первое февраля. Ошибку разъяснил Nöldeke, Tabari, 296, p. 1. Имя Kenun у сирийцев носили два месяца: декабрь и январь, и автор неверно приурочил мученическую кончину Анастасия к 22 января, тогда как следовало отнести ее к 22 декабря.

310

Дастагерд локализуется на месте развалин, известных под именем Эски- Багдад. Rawlinson. о. с. 93 и сл.

311

Theoph.324, 17–20.

312

Ritter.Erdkunde, 9, 505, – признавал в Нахраване нижнее течение реки Диалы и сообщает, что имя Narwa живет и доселе у туземцев. Rawlinson в своем исследовании, основанном на непосредственном знакомстве с местностью, сделал весьма существенную поправку. По его словам (о. с. р. 93) имя Nahrawan принадлежит южной части большого канала, отведенного от Тигра по восточному его берегу. Южная часть его, отклоняющаяся к юго- востоку от реки Диалы, называлась Nahrawan и составляла преграду на пути к Ктесифону с севера.

313

Перничев своей монографии об Ираклии, стр. 164, выразил недоумение по поводу того, что Ираклий отступил из Ассирии, не покончив с Хосровом, и высказывал несколько предположений, между прочим опасение Ираклия, что на театр войны явится Шахрбараз. Считая последнее соображение вполне неосновательным, позволяю себе указать на следующий мотив, весьма существенный и, конечно, не отмеченный нашим преданием. Ираклий награбил огромные богатства в Ассирии, которые позволили ему вскоре покрыть заем, сделанный перед войной из церковных сокровищ, и имел в обозе много пленных. Награбленное богатство нельзя было подвергать риску. Путь отступления лежал в горах Заразна. Сезон был поздний, и приближалось время, когда снега могли сделать невозможным переход через горы. Хотя Ираклий вел войну со страшной жестокостью, жег селения, избивал жителей, но он все-таки набрал много людей в плен. Добыча и пленники требовали забот о себе, и те жестокости, которые он позволял себе уже при отступлении (о чем он сам упоминает в письме, насчитывая три тысячи убитых по пути) имели, очевидно, целью обеспечение своего огромного обоза с богатой, обильной добычей.

314

Rawlinsonлокализует этот город на развалинах, носящих имя Jasin- Toppeh.

315

Berozeh в области Baneh – по Роулинсону.

316

См. подробный рассказ у Табари. Nöldeke, стр. 379–381.

317

Theoph.326, 20–23; об освобождении заключенных в «крепости забвения» знает Моисей Каганкатваци (стр. 114).

318

Это письмо не дошло до нас, но, очевидно, его данные лежат в основе повествования Феофана.

319

Tabari.361–382; Anon. Guidi. 25, 2–5; Моисей Каганкатваци. гл. 13. 114–117. Очень подробный рассказ о низвержении Хосрова см. Nöldeke, Tabari, 361–383. Он разукрашен длинной вставкой речи Адар-Гушнаспа Хосрову с изобличением его в разных неправдах и обидах, какие он причинял подданным и своим сыновьям. В длинной ответной речи Хосров дает по пунктам отчет о состоянии государства и казны с весьма интересными подробностями, характеризующими как состояние Персии в то время, так и идеал восточного деспота.

320

Chron. min. ( Scr. Syri) 25, 11–18.

321

Hoffmann,о. с. 262–267.

322

По догадке Бейнза – высоты Авроман поблизости от Шахразура.

323

В 639 году Евстафий занимал пост магистра оффиций. – Const. Porphyr. De сег. II, с. 28, 629.

324

Цитата из письма Ираклия у Никифора. 20, 8–14.

325

Chr on . Pasch.727–734.

326

Chron. Pasch.736, 22–23. – περί τόπου[ὄπου μέλλει γενεσ]ϑαι ειρήνη καί... οῖαν άῖτησιν ἔχετε... ημᾶς.

Дополнения принадлежат Болотову. Виз. Врем. XIV, 77 прим. 1.

327

См. т. II.

328

Себеос.гл. 27; стр. 107.

329

Niceph.20, 14–16.

330

Сведение о том, что Ираклий направился из Ганзака в Армению, сохранил автор повествования о мученической кончине Анастасия Перса (22 декабря 622 года), свидетелем которой он был. К армии Ираклия он присоединился в Дастагерде и с нею совершил путь в Армению, откуда затем и прибыл в свой монастырь в Палестине. – Acta mart. Anast. Persae. ed. Usener. 12, b. 1.

331

Niceph.20, 16–20.

332

Theoph.327, 19–24.

333

Agap. Menb. Patr. Or. VII, 465 (205). Интересно отметить, что Агапий ведет Ираклия из Ганзака не в Феодосиополь, а в селение Фомакин, место остановки Ноева ковчега.

334

Den. de Tell-Mahr. ed. Chabot, p. 5.

335

См. Адонц . Армения в эпоху Юстиниана. Петербург, 1908; Джавахов. Государственный строй древней Грузии и древней Армении, П-брг. 1905.

336

Georgii Cyprii. Descriptio orbis Romani, ed. Gelzer . 1890, p. 46.

337

Nöldeke, Tabari. 386. – Хосров и Широе запрашивали по всем важным вопросам мнение Шахрбараза, а знать, выдвинувшая Ардашира, обошлась без него.

338

По догадке Nöldeke , смерть Широе последовала 15 сентября 628 г. Tabari . 385, п. 6. Новооткрытый источник, Антиох Стратиг , подтвердил эту догадку, стр. 64, 23.

339

Niceph. 20, 26–21, 1.

340

Niceph. 17.

341

Theoph.323, 22–324, 16.

342

Ib. hom. 17, 25.

343

Mich. Syr.XI, 3, 408–409. Ср. Agap. Menb. 201–203.

344

N ö ldeke , Tabari,300–303. – Та же версия с некоторыми отступлениями в подробностях сохранена у Агапия Маббугского, пер. Васильева, 461–462 (201–202). Измену Шахрбараза Агапий относит ко времени до сношений Ираклия с хазарами.

345

Город Арависс лежал на старой военной дороге из Германикеи на Кесарию (Mazaca) и затем Анкиру в Галатии. Ramsay, о. с. 311, локализует его в современном Ярпузе и видит в самом имени искажение старого. То же самое имя Ярпуз принадлежит и другому городу на юге Киликии.

346

Chr. min.(Lib. Caliph.), 108 и 114. – Ср. свидетельство Себеоса. гл. 28, стр. 109.

347

Марр.Антиох Стратиг. Предисловие, § 23, стр. 57.

348

Niceph.21, 19–20. Феодосий умер во младенческом возрасте. – Патриций Никита упомянут в описании царского выхода 1 января 639 г. Const. Porphyr. De cerim. p. 629. – В рассказе Табари о свидании в Арависсе Шахрбараз выдает Ираклию своего сына заложником, что, по тогдашним нравам, весьма вероятно.

349

Себеос.гл. 28, стр. 109.

350

Nöoldeke. Tabari, 387–388.

351

Chr. min.1, 25, 30–33.

352

Niceph.22, 18–23. – Drapeyron. о. с. 277 – совершенно неосновательно поместил это событие на 14 сентября 628 года и нарисовал фантастическую картину триумфа Ираклия. За ним последовал и  Pernice, о. с. 177–179.

353

Theoph.327, 25–328, 2. – Предположение насчет похвального слова принадлежит Болотову.

354

Niceph.22, 23–26.

355

SuidaeLex. 1, 2; p. 882.

356

Niceph.21, 21–24.

357

Или, может быть, в Трапезунте.

358

В хронике Феофана , р. 301, 17 – это событие, как и консулат Константина, ошибочно помещены в 616 г., на что указал и что исправил Болотов. Виз. Врем. XIV, 73–76.

359

Mich. Syr.XI, p. 427.

360

Eutych. Ann.P. G. III, 1089 (240).

361

Theoph.328, 15–23.

362

Eutych. Ann.P. G. III,. ib.

363

M a pp.Антиох Стратиг, стр. 65 перевода.

364

Заслуга издания этой поэмы принадлежит Штернбаху – Georgii Pisidae carmina inedita. Wiener Studien. XIII (1891).

365

Себеос.гл. 29, стр. 111. Патканов перевел – «благословение и деньги на ладонь», очевидно, не зная значения слова εύλογία – дар.

366

Феофан.328, 24 – приписывает Ираклию возвращение Захарии в Иерусалим. Но гораздо вероятнее, что Захария умер еще в Персии. Кекелидзе. Иерусалимский Канонар, стр. 52; Антиох Стратиг. стр. 65; Eutych. Ann. 1083 (215), 1089 (241–243), 1091 (248).

367

Eutych. Ann.P. G. III, 1089–1090.

368

Theoph.328, 27.

369

Acta mart. Anast. ed. Usener , p. 12, b, 30–13, a, 11.

370

Theoph.329, 1–6.

371

Правление Ардашира продолжалось год и 8 месяцев. См. Nöldeke. Tabari. 386–388; S c r. Syri. Chr. min. p. 25, 37–38; Mich. Syr. XI, 3, 410. Но во всех этих кратких изложениях возвращение Шахрбараза в Персию и гибель Ардашира представляются в виде одного события. Но это было не так. Армянский историк Моисей Каганкатваци дает полное основание раздвинуть эти события довольно значительным промежутком. Он рассказывает о вторжении хазар во второй год правления Ардашира в Агванию и Армению. Шахрбараз снарядил войско для борьбы с насильниками, которое, однако, потерпело поражение. В связи со снаряжением армии Шахрбараз начал открыто агитировать за низвержение младенца, представителя дома Сасанидов, и предоставление ему верховной власти в Персии. Ист. Агван. гл. 16, стр. 131–134. О вторжении хазар в Персию знал в 630 году Георгий Писида, помянувший об этом в своем гимне на возвращение Креста.

372

N öldeke. Tabari. 391.

373

Mich. Syr.X, 25, p. 379, b: 25, p. 381, b.

374

См. выше, стр. 13–14.

375

Chron. min. (Scr. Syri) р. 113, 24.

376

См. т. I.

377

Labourt.Le Christianisme dans l’Empire Perse, p. 131–154.

378

Себеос.гл. 33, 134–136.

379

Mich. Syr.X, 26, 380, b.

380

Mich. Syr.XI, 4, 414–417.

381

В недавнее время был опубликован текст сочинения Евлогия по этому вопросу в журнале Theologische Quartalschrift за 1896 год: Bardehower. Eulogios von Alexandrien über Trinitat und Incarnation. – За указание на эту работу приношу благодарность проф. Епифановичу, но я не имел возможности ознакомиться с нею.

382

Maximi opera. P. G. 91, 333.

383

Себеос .гл. 23; стр. 86.

384

Isaaci Armeniae catholici.Narratio de rebus Armeniae. P. G. 132, 1249–1252.

385

Hefele.Conciliengeschichte, III, p. 133 – видит в Павле главу армянской колонии на Кипре; Owsepian в своем интересном этюде: Die Entstehungsgeschichte des Monothelismus (Leipzig. 1897), стр. 56, не считает это вероятным ввиду того, что армянская церковь считала севериан еретиками.

386

Упоминание об этом указе сохранено также в послании Сергия, преемника Аркадия. Mansi. X, 913.

387

См. т. II.

388

Письмо Сергия к Киру – Mansi. XI, 525, 27; и письмо Кира – ib. 560–61. – Подлинность сообщения Мины к Вигилию была подвергнута сомнению на Шестом Вселенском соборе, ib. 528, D. Текст послания Мины был известен Иоанну Никиускому. Chron. р. 520.

389

Себеос.гл. 18, стр. 70.

390

Ib. гл. 28, стр. 108–109.

391

Ib. гл. 29, стр. 112. – Орбели. Багаванская надпись 639 г. и другие армянские ктиторские надписи VII века. Христ. Восток. II (1913), стр. 113, доказывает, что под церковью св. Григория следует разуметь храм в Багаванде, а не в Двине. На месте этого храма Езр построил в 631–639 г. великолепный храм, и надпись ктитора сохранилась и доселе. Орбели считает возможным предположить, что «сооружение величественного храма на месте, освященном преданием, должно было служить к утверждению халкидонитского течения, в противовес настроениям Двинской кафедры» (стр. 115).

392

Mich. Syr.XI, 3, p. 470; Agap. Menb. 205–206.

393

Себеос.гл. 30, стр. 116.

394

Mich. Syr.XI, 3, p. 411–412. – У Агапия Маббугского этот эпизод искажен. См. стр. 467 (207), перевод проф. Васильева. – Об отнятии церкви от «Несториан» в Эдессе сохранил заметку и  Феофан , 328, 28; 329, 1.

395

Ib. XI, 1, р. 402–03.

396

Mich. Syr.XI, 3, p. 412–413; Barhebr. I, 273–274.

397

Ib. XI, 5, p. 419; Chron. min. (Scr. Syri) 112, 8: mortuus est anno 942 (631), ind. IV, mense tamuz, die 26.

398

Barhebr.I, 276. – Иоанн скончался в 649 г. – Ib. 280.

399

В полном противоречии со свидетельствами сирийских источников о соборе в Иераполе стоит версия, занесенная Феофаном в свою летопись (329, 21– 330, 8), по которой инициатива догмата о единстве воли во Христе приписана патриарху Афанасию. Та же версия дана и в житии Максима Исповедника, P. G. 90, с. 8, р. 76–77. Это неправильное представление об истории возникновения монофелитства явилось, быть может, результатом стремлений оградить память Сергия, имевшего большие государственные заслуги в тяжкие времена невзгод империи.

400

Eutych. Ann. P. G.III, 1089 (240). – Евтихий помещает посещение монастыря в другое время, а именно: путешествие Ираклия в Иерусалим.

401

Mich. Syr.XI, 3, 412.

402

The Book of Governors, ed. Budge.II, 124–127. Он относит это посольство ко времени Широе. – Правильная датировка дана в анониме Гвиди – Chron. min., 26, 3–10. Имена спутников Ишояба: Cyriacus nisibenus. Gabriel urbis Karkha Garamaeorum et Marutha urbis Gustra.

403

Barhebr.II, 116.

404

Book of Governors. II, 127–128.

405

Ib. 128–130.

406

l deke.Tabari, 393–397; Eutych. Ann. 1092.

407

Hefele.Conciliengeschichte, III 1333 – пришел к выводу, что Каринский собор был в 622 году, и заявлял, что такая датировка устраняет все затруднения. Но этому противоречит то обстоятельство, что Ираклий только в 628 мог встретиться с Павлом Северианином. Проф. Болотов в своем неоконченном этюде по хронологии Ираклия пришел к выводу, что собор в Карине состоялся в 629 году и притом в его начале. Виз. Врем. XIV (1907), стр. 89. Эта датировка столь же неприемлема, как и 622 год. – Owsepian в своем этюде о начале монофелитства приходит к правильному выводу, но его аргументация искажена хронологическими ошибками вследствие малого знакомства с ходом событий того времени и неустановленности многих важных дат правления Ираклия.

408

Isaaci Catholici.Narratio de rebus Armeniae, P. G. 132, 1251. – 23-й год правления Ираклия уравнен с четвертым по смерти Хосрова, что не вполне точно. – В общем очерке политической и церковной истории армян, Rev. de l’Orient Chrétien, 1902–1903 гг., дата Каринского собора оставлена под сомнением, но автор (стр. 208) склоняется к 629 году. За 629 год высказывался Болотов в своем неоконченном этюде, которому дано заглавие в посмертном издании: «К истории имп. Ираклия». Виз. Врем. XIV (1909), стр. 89. Эту датировку позволяю себе считать ошибочной. К правильной датировке Каринского собора пришел Owsepian в названном выше издании, несмотря на целый ряд хронологических ошибок, допущенных им вследствие неосведомленности с общим ходом исторических событий того времени и неправильных утверждений Гиббона и Драпейрона, не располагавших тем материалом, который имеется в настоящее время.

409

Ib. р. 1253.

410

G u tschmid.Kl. Sch. II, 475.

411

Ib. II, 477. – Между 9 апреля и 4 октября 631 года.

412

Severus ibn Mukaffa.History of the Patriarchs. – Patr. Orient. I, 490.

413

Ib. 491–492.

414

Mansi.XI, 561–564.

415

Ib. 537 А.

416

Mansi.XI, 529–537. Слова папы Льва: agit enim utraque forma cum alterius communione, quodproprium est. Mansi. V, 1375.

417

Ib. 538–543.

418

Sophronii.Epistola Synodica, P. G. 87, 3, 3148–3200 ( Mansi. XI, 831–853, латинский перевод).

419

Mansi.X, 992–997.

420

Погребение Сергия совершилось 13 декабря. Документ об этом событии сохранен Константином Багрянородным. De cerim. II, с. 30, р. 630.

421

Mansi.X, 1004 Е-1005 С.

422

Ib. 1001–1004.

423

Ib. 677–678. Письмо Максима Исповедника к авве Талассию, читанное на Шестом Вселенском соборе.

424

Lib. Pontif. 328–329.

425

Mansi.XI, 9 В.

426

См. т. II. Общий очерк древнейшей истории южной Аравии дан недавно в русской ученой литературе Крымским. Старинная история южной Аравии. Древн. Вост. Моск. Археол. Общ., т. IV, Москва. 1913, стр. 1–30.

427

Nöldeke.Die Ghassanischen Fürsten. Abh. der Ber l . Akad. 1887, p. 44.

428

Theoph.335, 14–23. В летописи Илии Нисибинского гибель Зайда отнесена к 8 году геджры (с 1 мая 629 по 19 апреля 630); поражение приписано лично Ираклию с огромной армией в 200 тысяч человек, что указывает на арабский характер источника.

429

См. т. II.

430

Nöldeke.Tabari, 299.

431

Niceph.23, 17–21.

432

Theoph.335, 23–336, 3.

433

Chron. min.(Scr. Syri. t. IV) p. 112.

434

Theoph.336, 14–20; Mich. Syr. XI, 4, p. 413. О мучительной казни, которой подвергли арабы взятого в плен Сергия, ходили слухи, записанные Никифором. 23, 13–17. Он был зашит в шкуру верблюда. Причиной этой жестокости было то, что он считался виновником отказа арабам в уплате даров. Очевидно, что в рядах армии Амра были арабы, признававшие раньше власть императора. Де-Гуэ в своем исследовании о завоевании Сирии не дает веры Феофану в его свидетельстве о гибели Сергия в этой именно битве на том основании, что в деяниях Шестого Вселенского собора сохранилось письмо патриарха Софрония к патриарху Сергию с выражением уверенности в победе над арабами, а начало патриаршества Софрония он относит не к самому началу 634 года, так как принимает неверное свидетельство о том, что Модест скончался в 634 году. Но Софроний занял кафедру после продолжительного перерыва, и Модест скончался в конце 630 года. Таким образом, нет оснований сомневаться, что Софроний писал свою синодику в самом начале года и своего патриаршества в пору сборов дукса Сергия на войну с арабами, которые тогда вовсе не казались столь грозными, какими были в действительности.

435

De-Goeje.Mémoire sur la conquête de la Syrie, 2-de éd., p. 32.

436

Маршрут Халида см. De Goeje. о. с. 37–50 и  Медников. Палестина etc., стр. 43 и сл.

437

Agap. Меп b .р. 207. Ираклий пробыл в Эдессе целый год.

438

Через несколько лет Дара оказалась последним укрепленным пунктом, который был взят арабами при завоевании Месопотамии. Theoph. 340, 25.

439

Georg. Сур r . 46–48.

440

Mich. Syr.XI, 3, p. 412–413.

441

Ib. XI, 4, p. 414.

442

Severus ibn Mukaffa.History of the Patriarchs. – Patr. Orient. I, 492.

443

Fredegarii.H. F. c. 65.

444

Bonwetsch.Doctrina Jacobi nuper baptizati.

445

Ib. p. 88, 4.

446

Михаил Сириец,XI, 4, 415, вслед за рассказом о поражении Феодора, землетрясении и комете, предвещавшей нашествие арабов, что он относит к 945 году эпохи Александра, т. е. 634 г. по P. X., дает такое сообщение: «В это время Ираклий предписал, чтобы все иудеи, которые проживали в землях римской империи, сделались христианами. Вследствие этого иудеи бежали из земель римлян; они пришли сначала в Эдессу; но, испытав новые насилия в этом месте, бежали в Персию. Большое число их приняли крещение и стали христианами». Таким образом, даты «Учения Якова»  и  Михаила Сирийца совпадают, и так как события, сообщенные в первом памятнике, не могут не вызывать к себе полного доверия, то остается принять за вполне достоверный факт издание эдикта Ираклием о насильственном крещении иудеев. В журнале « Христианский Восток» , III, вып. II (1914), появилась статья г. Блейна: «Об отношениях евреев к правительству Восточной Римской империи в 602–634 гг. по P. X.» Автор сопоставил материал главным образом из Doctrina Jacobi nuper baptizati и попутно задел другие вопросы. Полное отсутствие исторической перспекивы и незнакомство с такими элементарными вопросами, как димы в столице и других городах империи, лишают научного значения эту работу. Могу дополнить свое изложение о насильственном крещении иудеев в Африке в 634 г. свидетельством другого современника, помимо новокрещенца Якова, а именно: Максима Исповедника. Я обязан им проф. С. Л. Епифановичу, который для своего исследования о св. Максиме собирал материал по рукописям из разных библиотек западной Европы. В тексте одного письма Максима к Софронию, будущему Иерусалимскому патриарху, по фотографическому снимку с рукописи Ватиканской Библиотеки, читается между прочим следующее (привожу текст перевода): «Благословенный и истинный раб Господа Бога, преславный эпарх, достигший по божественной благодати цели согласно изволению благочестивейших царей, вернулся (к нам), блистая благодатью. Духа Святого, и в день святаго Воскресения Христова сделал сразу христианами всех живущих по всей Африке иудеев и самаритян, туземцев и пришельцев, числом во много десятков тысяч душ, с женами, детьми и слугами».

447

Город Джабия, Γαβιθά у Феофана, по определению Михаила Сирийца , XI, 6,20, был расположен – dans la region de Bostra, qu’ils appelent Gabitha, sur le fleuve nomme Yarmouka. Nöldeke. Z. d. M. G., 29, (1876), стр. 79; 430, помещает его в оазисе Голан, центре царства Гассанидов. Город этот имел большое значение, и его имя носили ворота Дамаска, обращенные в ту сторону пути к нему. По замечанию Нöльдеке, в первые годы своего господства в Сирии арабы рассматривали старую резиденцию Гассанидов, как главный город своих новых завоеваний. Здесь побывал Омар во время своего путешествия в Сирию и здесь он на совещании с Амром дал тому разрешение на поход в Египет.

448

Theoph.337, 1–3; Scr. Syri. VII, 63, 26–27.

449

De-Goeje. о .с. 63; Медников . Палестина etc., стр. 422, где дана и карта.

450

Ср. Pernice, о. с. Арр. IV. Rabbath Moab о Agnadein, стр. 321–322.

451

ldeke.Zur Gesch. d. Araber ( ZdDMG , XXIX, p. 76, 579). Текст переиздан в латинском переводе. Chr. min. ( S c r. Syri. IV). p. 60.

452

Себеос.гл. 30, стр. 117.

453

Niceph.23, 6–11.

454

Латинский перевод этой проповеди (неполный) издан Минем. P. G. 87, 3, 3201–3212. Подлинный полный текст был издан Usenеr' ом. Kleine Schriften, IV, 162–177.

455

Nöldeke.Zur Gesch. d. Araber. ZdDMG, XXIX (1876) 76 и сл. Chron. min, (Scr. Syri.) p. 60.

456

Theoph. 337, 5–8.

457

Eutych. Ann. 1097–1098.

458

Феофан.– 338, 10 и  Михаил Сириец. XI, 6, 421 относят сдачу Дамаска ко времени после битвы при Ярмуке, но тогда арабы взяли его во второй раз.

459

Во фрагменте Сирийской хроники – 50 тысяч, Михаил Сириец дает цифру 40 тысяч, но видит в ней число павших в битве. Себеос. гл. 30, стр. 118 – армия – 70 тысяч, число павших – 2 тысячи, но разгром полный.

460

Theoph.338; Себеос. гл. 30, стр. 117–118. Описание битвы у Себеоса носит характер живых рассказов участников боя, но относится к одному эпизоду, когда погибло 2 тысячи человек. Mich. Syr. XI, G. p. 420–421. Точная дата битвы сохранена в отрывке сирийской хроники, изданной Nöldeke. ZdDMG, XXIX, 79. Eutych. Ann. p. 1097 сохранил другую версию о судьбе Ваана: он бежал на Синай и стал монахом под именем Анастасия.

461

Себеос.гл. 30, стр. 118. Проф. Бьюри (И, 266) повторяет вслед за другими ни на чем не основанное утверждение, будто сам Ираклий заезжал в Иерусалим.

462

Mich. Syr.XI, 7, 421. Михаил Сириец (XI, 6, 421) сохранил память об участии в войне с арабами одного из сыновей Шахрбараза. Он был в числе вождей армии Ваана, участвовал в битве при Ярмуке, спасся и подчинившись арабам проживал в Эмессе. Он обратился с предложением к Омару дать ему войско для покорения Персии арабам. Омар готов был согласиться на это, но дочери Хосрова, находившиеся в плену у арабов, рассказали об измене Шахрбараза Хосрову и об убийстве Ардашира и выставили его предложение, как желание завоевать себе царство. Омар приказал распять его в Эмессе. Другой сын Шахрбараза, Никита, не был втянут ни в какую катастрофу и в 639 году состоял при византийском дворе в сане патриция.

463

Theoph.339, 15–28; Eutych. 1099. Подробный рассказ эпизода об одежде халифа дает Михаил Сириец – XI, 7, 425–426. Илия Нисибинский. Scr , Syri. VII, 64 – помещает посещение Омаром Иерусалима в 17 год геджры – с 23 января до 11 декабря 638 года. Омар пробыл в Иерусалиме 10 дней.

464

Его память празднуется 11 марта.

465

Mich. Syr.XI, 8, 430; Theoph. 341, 23, De-Goeje. о. с. 167. – Феофан помещает взятие арабами Кесарии в 641 год (р. 341, 21–23); Михаил Сириец в более подробном сообщении об этом событии (XI, 8, 430–31) относит его к маю 951 года эры Александра, т. е. 640. Де-Гуэ в своем исследовании о покорении Сирии (изд. 2, стр. 167–168), разбираясь в арабских свидетельствах, принимает 641 год. Проф. Медников в своей Истории Палестины (стр. 633), после тщательного сопоставления тех же арабских свидетельств, высказывается зà 19 год геджры, который начался 24 сентября 639 года и окончился 12 сентября 640. Мюллер. Ист. Ислама, т. I, стр. 289, принимает дату – октябрь 640 года. Не принятый во внимание исследователями источник, Иоанн Никиуский, выставляет взятие Вавилона в Египте и Кесарии в Палестине как события одновременные. Дата взятия Вавилона точно установлена – 8 апреля 641 года. Таким образом, взятие Кесарии произошло в мае 641 года.

466

Theoph.399, 33–340, 10; 340, 20–26; Mich. Syr. XI, 7, 126; S с r. Syri. VII, 64; Eutych. Ann. P. G. Ill, 1101, D: Beladhori, франц. перевод – Jour. Asiatique, 1892, т. 19, 55–58.

467

Theoph.341, 8–10; Mich. Syr. XI, 5, 419. – Река Балиха – Belius у Амм. Mapg., II, 161 (23, 3, 7), ныне Белих, приток Евфрата.

468

Mich . Syr .XI, 7, 426; Theoph . 341, 7–10.

469

Подробное изложение судьбы последних представителей рода Сасанидов см. N ö ldeke . Tabari, 390–399.

470

«Айн-Темр лежал по середине узкой полосы, простирающейся между Евфратом и пустыней, от оконечности Персидского залива до большой излучины реки». Мюллер. I, стр. 279.

471

Позволяю себе сослаться на изложение этих событий Мюллером. История ислама, т. I, 251–257.

472

В персидской армии были армянские войска под начальством Мушега Мамиконьяна и Григория Сиунийского. Себеос. гл. 30, стр. 119.

473

В летописи Илии Нисибинского основание Куфы отнесено к 16 году геджры (со 2 февраля 637 г. по 22 января 638), а переселение иудеев к 20 году (с 21 декабря 640 г. по 9 декабря 641).

474

Себеос.гл. 32, стр. 124; Mich. Syr. X, 7, 424.

475

Mich. Syr.XI, 8, 430 «где она хранится и досель».

476

Политическая география Египта того времени представлена в описании римского мира Георгия Кипрского. Georg. Сур r . ed Gelzer, 35–41.

477

Maspero.Organisation militaire de l’Egypte Byzantine. Paris, 1912.

478

На месте нынешнего Каира.

479

Jean de Nik. 555–560.

480

Niceph.26, 15–27, 3.

481

Niceph.24, 3–8.

482

Себеос.гл. 14–19, стр. 64–76. Он умер в Персии в 28 год правления Хосрова (617–618), занимая при дворе пост третьего лица по рангу.

483

Себеос.гл. 29, стр. 113–115; Niceph. 25, 17–26. Местом ссылки Вараз-Тироца была Африка, о чем сохранил сведение тот же Себеос в другой связи. Правление Давида в Армении продолжалось три года. Против него взбунтовалось войско и он был изгнан.

484

Niceph.27, 17–28, 9.

485

Он родился в 626 году. Niceph. 15, 18–20.

486

Theoph.335, 1–2.

487

Официальное и точное описание этого события сохранил Константин Багрянородный. De Cerim. II, с. 27, р. 627–628.

488

Титул nobilissimus существовал в придворном обиходе уже в третьем веке и применялся к особе цезаря, т. е. наследника ( Mommsen. R. Staatsrecht, II, 1141 3-е изд.). В начале V века Константин, принявший провозглашение императором в Британнии, объявил старшего сына цезарем, а младшего нобилиссимусом ( Olymp. fr. 12). Титул нобилиссимуса носил Валентиниан, сын Плацидии, до провозглашения его цезарем. Одна новелла времени Тиверия свидетельствует о применении этого титула в конце VI века ( Zachariae von Liugenthal. Jus Graeco-romanum, III, p. 30). Cp. Bury. The imperial Administrative System in the Ninth Century. London. 1911, p.35.

489

De Cerim.II, c. 28, 29, p. 628–630. Имя сына Йездина не названо, но его сохранил автор Жития Анастасия Перса, стр. 9, а, 13.

490

Niceph.28, 12–17.

491

Ib. 27, 3, 13.

492

Niceph.27, 19–22.

493

Ib. 29, 10–13.


Комментарии для сайта Cackle