архим. Сильвестр (Стойчев)

Тема VIII. Свойства Божии

Ты бо еси Бог неизреченен, недоведом, невидим, непостижим, присно сый, такожде сый...

Литургия свт. Иоанна Златоуста

§17 Апофатический и катафатический способы богопознания

В ходе споров о богопознании святыми отцами неоднократно поднимался вопрос о способах богопознания. По сути, у большинства христианских авторов практически с первых веков присутствует учение о путях богопознания. Своеобразного апогея эта тема достигла в Corpus93 Areopagiticum94, а завершена была в сочинениях свт. Григория Паламы в его дискуссии с оппонентами. Таким образом, было сформулировано учение об апофатическом (отрицательном) и катафатическом (утвердительном) способах богопознания95.

В принципе, подобного рода методологию можно встретить и вне христианского богословия: у античных философов, в некоторых философских системах Индии, в средневековой исламской и иудейской философии. Поэтому следует дифференцировать собственно апофатику и катафатику как дискурсивный метод, имеющий место практически во всех религиозных учениях мира в целом и в православном богословии в частности.

В первом случае катафатический метод сведен к признанию за Божественным утвердительных наименований, а апофатический – к отрицанию за Божественным всех тварных категорий, всех ограничений. По сути, в данном случае, это метод чисто интеллектуальный. Причем апофатика и катафатика находятся в диалектическом взаимоотношении, корректируя друг друга. В церковном предании хотя и присутствует подобный интеллектуалистский подход у некоторых авторов, например, у Климента Александрийского, однако в целом эти методы, и прежде всего, апофатический, носят аскетико–мистическое содержание: «В сфере аскетики и молитвенной практики апофатизм выступает как призыв к непрестанному восхождению, очищению, «безвидности» ума»96.

Это различие методов имеет свое основание в Самом Боге: в Его Божественной сущности и Его Божественных энергиях. Бог по сущности непознаваем, а значит и неописуем. Следовательно, нельзя узнать, какова есть Божественная сущность, но можно сказать, чем не есть Божественная сущность. Очевидно, что Бог, будучи совершенным, не может быть ничем ограничен, соответственно, Его сущность может быть «описана» в категориях отсутствия ограничений: вечный (отсутствие ограниченности во времени), вездесущий (отсутствие ограниченности в пространстве) и т. п.

Однако Бог открывает Себя миру, нисходит до человека, и в этом нисхождении Он как бы облачается в слова и образы, которые делают Его «видимым», «воспринимаемым», имманентным миру, познаваемым в Своих действиях, – таков катафатический способ богопознания97. В этом процессе Бог открывается как «Творец», «Добрый», «Справедливый», «Благой» и т. п.98 Но при познаваемости в Своих действиях Бог остается непознаваемым по природе, отсюда известная антиномичность библейских текстов (есть выражения, говорящие о познаваемости Бога, а есть отрицающие таковую)99. Полученная через катафатику возможность богопознания есть только начало пути, поднимаясь по которому все катафатические (утвердительные) наименования должны быть признаны недостаточными и оставлены позади. Благодаря сочинению свт. Григория Нисского «О жизни Моисея Законодателя» этот путь восхождения нашел яркое сравнение в пути Моисея на гору Синай, где, в конечном итоге, пророк вошел во тьму, в которой ему и открылся Бог100. Процесс богопознания не может сосредоточиться только на утвердительных наименованиях прежде всего потому, что человеческое сознание превратит все относительные имена в неких ментальных идолов, отгораживающих нас от Живого Бога, о чём и говорит митр. Каллист (Уэр): «Для того чтобы наши словесные формулировки и умственные понятия не стали идолами, которые заслоняют от нас Живого Бога, мы должны постоянно применять апофатический метод»101.

Таким образом, апофатическое и катафатичекое богословие взаимосвязаны не просто как философские методы, корректирующие друг друга, но как двуединый путь – откровения Бога и восхождения к Нему. Как пишет В. Н. Лосский: «Путь богопознания в отличие от пути Его (Бога) проявлений не «катабасис», не нисхождение, но «анабасис», восхождение, восхождение к источнику всяческой проявительной энергии, к «Богоначалию»102.

Несмотря на всю значимость апофатического метода именно как мистического пути, предполагающего отказ в процессе богопознания от всех тварных категорий и образов, даже таких фундаментальных понятий, как «бытие», следует понимать, что апофаза никогда не доходит до отрицания личности, так как именно с Личностью и должно вступить в общение на вершинах восхождения, с Личностью Того, Кто «превосходит любое отрицание и любое утверждение»103.

§18 Отношение Божественных свойств к самому Его существу

Бог открывает Себя в Откровении, которое воспринимается двумя способами: апофатическим и катафатическим. Как уже было отмечено, сами эти способы связаны с учением святых отцов о сущности и энергии Божьей. Соответственно, в догматическом богословии принято разделение на апофатические и катафатические свойства Божии104. Прежде чем перейти к изложению этих свойств, следует выяснить вопрос об отношении Божественных свойств к самому Его существу. Православное богословие содержит учение о простоте Божественной природы105, где простота понимается как отсутствие сложности106: Божественная природа не имеет составных частей. При этом наименования, прилагаемые к Богу, разнообразны. Это разнообразие наименований вызвано многоразличными действиями Бога в мире: «...и поскольку Господь Промыслом Своим промышляет многоразлично о жизни людей, каждый вид благодеяний познаётся подобающим образом каждым из подобных имен», – пишет свт. Григорий Нисский107. Даже имя «Божество», отмечает святитель, указывает не на природу, а на действие108. Отношения Божественных свойств между собой и в их отношении к Божественной природе нельзя мыслить как некое ограничение, противоречие, противостояние. Нельзя сказать, что Бог иногда милостив, иногда строг, временами Он прощающий, а временами, наоборот, карающий. Такой подход был бы крайней формой антропоморфизма. Именно человеку свойственна переменность в действиях, и ни в каком из своих действий человек в полной мере не проявляет всего себя: человек отчасти добр, отчасти справедлив, отчасти милостив, отчасти строг и т. п.

Все же действия Божии «пребывают в Божестве в несравненно превосходнейшем и совершеннейшем виде, чем всё, что–либо на них похожее, замечаемое нами в мире, и поэтому они пребывают в Боге без всякого взаимного ограничения и противоречия в простоте и неизменности Его существа», – отмечает еп. Сильвестр109. Таким образом, можно говорить о том, что Бог в каждом из Своих действий проявляет всего Себя. «Для Бога быть Сущим то же, что быть сильным, или быть мудрым, и чтобы ты ни сказал о Его простой множественности или множественной простоте, этим будет обозначена Его субстанция... Потому–то мы высказываем одно и то же, называем ли Бога вечным, или бессмертным, или нетленным, или неизменным. Так, когда мы говорим о Боге, что Он – существо, обладающее жизнью и разумением, то этим самым высказываем и то, что Он премудр»110.

§19 Апофатические свойства

Апофатические свойства Божии характеризуют совершенства Божественной природы путем отрицания за ней всевозможных ограничений.

Самобытность. Прежде всего, Бог по природе Своей ни от кого не зависит. Он Источник Самого Себя, то есть Он ни от кого не происходит, есть причина Самого Себя, что в философии принято называть causa sui. В Священном Писании имеются тексты, указывающие на эту характеристику Божественной природы: «Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога» (Ис. 44:6); «как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин. 5:26).

Неизменность. Божественная природа неизменяема. Отрицание изменяемости Божественной природы вытекает из совершенства Его природы. Процесс изменения может быть только при условии, что есть некая перспектива изменения: в лучшую или худшую стороны. Однако в отношении Божественной природы такого предположить нельзя, так как в противном случае она бы не была совершенной, а значит Божественной. Следовательно, так как Бог не может измениться в лучшую сторону, потому что таковой просто нет, поскольку нет никаких совершенств, которых Он уже не имеет, то Бог неизменен. В Писании есть тексты, свидетельствующие об этом свойстве Божественной природы: «Ибо Я – Господь, Я не изменяюсь» (Мал. 3:6); «У Отца светов... нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1:17). Прп. Максим Исповедник говорит: «В Боге нельзя заметить никакого изменения, как совершенно невозможно помыслить в Нём какого–либо движения, благодаря которому происходит изменение [тварных существ], приводимых в движение»111. Частным аспектом учения о неизменяемости является вопрос о том, изменился ли Бог при Воплощении. Исходя из учения Православной Церкви, выраженного в оросе Халкидонского Собора, природы во Христе «неслиянны, неизменны, нераздельны, неразлучны», то есть при Воплощении Божественная природа не претерпела никакого изменения, будь то слияние или нечто подобное, оставаясь, таким образом, тождественной самой себе, а значит, неизменной.

Вечность. Бог вечен. В Священном Писании об этом сказано: «Живу Я вовек!» (Втор. 32:40); «от века Живущий» (Пс. 54:20); «вечный Господь Бог» (Ис. 40:28); «Господь Бог есть истина; Он есть Бог живый и Царь вечный» (Иер. 10:10).

Это свойство означает, что Бог никак не зависит от категорий времени. Нельзя спросить: что делал Бог в такое–то время или тогда–то? Потому что для Бога нет прошлого, настоящего, будущего. Соответственно, слова, предполагающие значение времени, к Богу, в принципе, неприменимы. Свт. Григорий Богослов говорит: «Бог всегда был, есть и будет, или, лучше сказать, всегда есть, ибо слова «был» и «будет» означают деления нашего времени и свойственны естеству преходящему, а Сый – всегда»112.

Вездеприсутствие. К Богу неприложимы не только категории времени, но и пространства. Бог никоим образом не ограничен пространством. В Писании есть слова, указывающие на это: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, – и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя» (Пс. 138:7–10). Прп. Иоанн Дамаскин говорит: «Всё отстоит от Бога, но не местом, а природой»113, а также: «Бог, будучи невещественным и неописуемым, не находится в месте: Он место Сам для себя, как всё наполняющий, выше всего сущий и Сам всё содержащий»114. Подобные мысли есть и у иных святых отцов.

Бог вне всего по Своей сущности, но присутствует во всём Своими Божественными энергиями: «Бог во всём пребывает по Своей благости и силе, вне же всего по Своему собственному естеству»,115 – говорит свт. Афанасий Александрийский.

У святых отцов есть разъяснение, как именно Бог присутствует в творении Своими энергиями. Прп. Максим Исповедник говорит, что можно провести различия этого присутствия116: Бог по–одному присутствует во всех людях, по–другому в живущих по Закону, по–иному в святых117. Также, согласно церковному Преданию, можно говорить об особом присутствии Бога в некоторых местах: храмах, в так называемых святых местах: «Где Его действие бывает явно, то и называется местом Божиим. Итак, местом Божиим называется то, что наиболее участвует в Его действии и благодати... Называется же местом Божиим и церковь, потому что мы отделяем ее, как некое священное место, на славословие Богу; здесь же воссылаем к Нему и наши молитвы. Равным образом, и другие места, где только очевидно нам действие Его или во плоти, или без тела, называются местами Божиими»118.

Безусловно, что такое присутствие не следует понимать как некую локализацию Божественных энергий, но как выделенность некоторых мест (сравните со значением слова «святой» в Ветхом Завете – а. С.), в которых Бог по Своему усмотрению дает человеку возможность более явно ощутить Его присутствие.

§20 Катафатические свойства

В Своем снисхождении к миру Бог открывается как благой, добрый, справедливый и т.п. В результате этого откровения можно говорить о катафатических свойствах Бога, то есть таких, которые характеризуют Его действие в мире, но не Его природу. Прп. Иоанн Дамаскин пишет: «Что говорим о Боге утвердительно, показывает нам не естество Его, но то, что относится к естеству»119.

Можно говорить о следующих катафатических (утвердительных) свойствах Божьих:

Всеведение (разум, премудрость). Бог всеведущий. Он знает всё. Прежде всего, Бог знает Самого Себя: «Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына» (Мф.11:27); «Дух всё проницает (имеется в виду Дух Святой – а. С.), и глубины Божии... и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1Кор. 2:10–11). Бог знает Свои дела: «Ведомы Богу от вечности все дела Его» (Деян.15:18).

Он знает всё существующее: «Нет твари, сокровенной от Него, но всё обнажено и открыто пред очами Его» (Евр. 4:13). По словам прп. Иоанна Дамаскина, Бог «знает всё простым ведением и Божественным, и всесозерцающим, и невещественным Своим оком видит всё непосредственно, и настоящее, и прошедшее, и будущее прежде бытия их»120.

Святость (свет). Бог Свят. В Священном Писании сказано: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф» (Ис. 6:3); «Будьте святы, потому что Я свят» (1Пет. 1:16). У пророка Исаии Бог назван Святым Израилевым (Ис. 49:7).

Само слово «святость» в Ветхом Завете употребляется в значении отделенности, выделенности. В этом смысле святость Бога указывает на Его трансцендентность миру и по смыслу близка, практически синонимична слову «Бог»: «Святость... наиболее характерна для Бога и имеет отношение собственно к Его Божеству, т. е. к полноте жизни и всемогущества. В Ветхом Завете Яхве определяется как «Святой», термин «святое» синонимичен с «Божественным""121. Кроме того, святость Бога означает, что Бог есть абсолютное добро, и при этом Он источник святости для творения («будьте святы, потому что Я свят»).

Близким по значению является также слово «свет», которое указывается как свойство Божие: «Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9); «Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы» (1Ин. 1:5); «свет лица Твоего» (Пс. 43:4). В литургической традиции Церкви есть немало молитвословий, в которых содержится «богословие света»: «Во свете Твоем узрим свет», «Свет Христов просвещает всех», «Христе Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякого человека, грядущего в мир, да знаменуется на нас свет лица Твоего, да в нем узрим свет неприступный...» и др. Как уже указывалось, одним из предметов дискуссии между свт. Григорием Паламой и его оппонентами был вопрос о природе света, который видели апостолы на горе Преображения.

Всемогущество. В Писании говорится: «Я Бог Всемогущий» (Быт.17:1); «Бог наш на небесах [и на земле]; творит всё, что хочет» (Пс.113:11); «Он сказал, – и сделалось; Он повелел, – и явилось» (Пс. 32:9).

Всемогущество Божие означает, что Бог исполняет то, что желает, без всякого препятствия, нет ничего, никаких факторов, которые бы могли помешать Богу сделать желаемое. Нужно понимать, что всемогущество Бога не в делании всего, что угодно122, но только того, чего Он хочет, а Бог желает только благого: «Хотя Оно (Божество) может всё, что хочет, Оно не желает всего того, что может. Ибо Оно может погубить мир, но не хочет», – пишет прп. Иоанн Дамаскин123.

Любовь (благость, милость). В Писании сказано: «Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). Святитель Григорий Богослов, подчеркивая особенность этого свойства Божьего, пишет: «Если бы у нас кто спросил, что мы чествуем и чему поклоняемся, ответ готов: мы чтим любовь»124. Бог любит Себя, и Субъекты любви Бога в Нём Самом: Отец любит Сына и Св. Духа, Сын – Отца и Св. Духа, Св. Дух – Отца и Сына.

Бог любит мир: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3:16).

Любовь Божия к творению проявляется в благости и милости: «Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его» (Пс.144:9); «Все пути Господни – милость» (Пс. 24:10). Бог «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:45). Апогеем любви к миру является Воплощение и Крестная смерть: «Само Слово Божие, дабы совершенно изобразить ее (любовь – а. С.), умолкло на Кресте»125, – говорит свт. Филарет Московский.

Правда Божья. Бог по отношению к миру, будучи Святым, определяет закон святости: «Будьте святы, потому что Я свят» (1Пет. 1:16). Эта необходимость стремиться к святости выражена в правде Божьей, как заповедях Божиих, ведущих к совершенству: «Вот, я возжелал повелений Твоих; животвори меня правдою Твоею» (Пс.118:40). Еще один текст Писания, указывающий на связь между правдой и деланием заповедей: «И правда Его на сынах сынов, хранящих завет Его и помнящих заповеди Его, чтобы исполнять их» (Пс.102:18). В правде Божией можно различать как бы два действия – правду законодательную и правду мздовоздаятельную. Об этих двух действиях говорит святой апостол Иаков: «Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить» (Иак. 4:12), то есть Бог одновременно является и Законодателем, и Судией. Бог дает Закон, Он же помогает в его исполнении, и Он же судит по плодам делания Своего закона. В Ветхом Завете максимальным выражением правды Божией в ее законодательном и воздаятельном аспектах является Декалог, а в Новом Завете – заповеди Блаженства. Вообще, именно в Новом Завете произошло совершенное открытие правды Божьей (Рим. 3:21–22).

Вопросы:

1. Определите суть апофатического и катафатического способов богопознания.

2. Как соотносятся апофатический и катафатический способы богопознания?

3. Является ли апофатический способ богопознания лишь интеллектуальным методом, корректирующим апофатику?

4. Как соотнести учение о Божественной простоте и множественность свойств, которыми именуется Бог?

5. На что указывают апофатические свойства?

6. На что указывают катафатические свойства?

7. Объясните свойство «самобытность».

8. Объясните свойство «неизменность».

9. Объясните свойство «вечность».

10. Объясните свойство «вездеприсутствие».

11. Объясните свойство «всеведение».

12. Объясните свойства «святость» и «свет».

13. Объясните свойство «всемогущество».

14. Объясните свойство «любовь».

15. Объясните свойство «правда Божья».

Обязательно к прочтению:

1. Иоанн Дамаскин, прп. Свойства Божеского естества // Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл. XIV.

2. Лосский В. Н. «Мрак» и «свет» в познании Бога // Богословие и боговидение. М., 2000. С. 67–81.

Рекомендуемая литература:

1. Corpus Areopagiticum. О Божественных именах. О мистическом богословии. СПб.: «Глаголъ», 1994. 370 с.

2. Апофатическое (отрицательное) богословие // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 3. С. 134–140.

3. Бог // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 5. С. 387– 433.

4. Бог // Христианство. Энциклопедический словарь. М., 1995. Т. 3 (приложение). С. 337–342.

5. Бирюков Д. С. Ареопагитский корпус: учение о Боге и о Божественных именах // Антология восточно–христианской богословской мысли. Ортодоксия и гетеродоксия: в 2–х тт. М., СПб., 2009. Т. 2. С. 7–18.

6. Бриллиантов А. И. Влияние восточного богословия в произведениях Иоанна Скота Эриугены. М.: «Мартис», 1998. 446 с.

7. Василий (Кривошеин), архиеп. Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы // Богословские труды. Нижний Новгород, 1996. С. 114–208.

8. Василий (Кривошеин), архиеп. Простота Божественной природы и различия в Боге по св. Григорию Нисскому // Богословские труды. Нижний Новгород, 2011. С. 614–643.

9. Григорий Палама, свт. Учение Дионисия Ареопагита о единении и различении. Гл. 85–95 // Сто пятьдесят глав. Краснодар: «Текст», 2006. С. 146–158.

10. Иоанн Дамаскин, прп. Свойства Божеского естества // Точное изложение православной веры. Кн. I. Гл. XIV.

11. Иустин (Попович), прп. §§ 15–20. О существе Божием и Его свойствах / Догматика Православной Церкви // Собрание творений прп. Иустина (Поповича). М., 2006. Т. 2. С. 74–105.

12. Карфикова Ленка. Святитель Григорий Нисский. Бесконечность Бога и бесконечный путь к Нему человека. К.: «Дух i JIiтepa», 2012. 336 с.

13.Лосский В.Н. Августин учитель. Элементы отрицательного богословия в мышлении блаженного Августина // Богословские труды. М., 1985. Сб. 26. С. 173–180.

14.Лосский В.Н. Апофаза и троическое богословие // Богословские труды. М., 1975. Сб. 14. С. 95–104.

15.Лосский В.Н. Апофатическое богословие в учении святого Дионисия Ареопагита // Богословские труды. М., 1985. С .163–172.

16.Лосский В.Н. Божественный мрак // Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991. С. 20–36.

17. Лосский В.Н. Отрицательное богословие и познание Бога у Мейстера Экхарта / Пер. с фр. Г. Г. Вдовиной // Богословские труды. № 38–41, 43–45. М., 2003–2013. 423 с.

18.Лосский В.Н. Путь отрицаний и путь утверждений // Догматическое богословие. М., 1991. С. 204–208.

19. Макарий (Булгаков), митр. §§ 18–23. Понятие о существенных свойствах Божиих, их число и разделение // Православно–догматическое богословие. СПб., 2006. Т. 1. С. 102–155.

20.Малиновский Н.П. Очерк православного догматического богословия. Ч. 1 / Отдел 1. Существо Божие. М., 2003. С. 70– 107.

21 Матяш Т.П. Византийский интеллектуализм и исихазм: противостояние двух типов гуманизма // Культура и религия. № 1 (01). 2011.

22.Помазанский Михаил, протопресв. Православное догматическое богословие в сжатом изложении / Ч. 1. О Боге в Самом Себе. Jordanville: Тип. прп. Иова Почаевского. Holy Trinity Monastery, 1963. C. 20–36.

23. Сильвестр (Малеванский), архим. О существе Божием // Опыт православного догматического богословия. СПб., 2008. Т. 2. С. 12–191.

24. Стоядинов М. Небесная и земная скинии – видение Церкви св. Григорием Нисским в De Vita Moysis // Современная болгарская патрология. Сборник статей. К., 2015. С. 149– 168.

25.Уильямс Роуэн. Богословие Владимира Лосского. Изложение и критика. К., 2009. С. 73–102.

26. Уильямс Роуэн. Философские основы паламизма // Церковь и время. 2001. №2 (15). С. 246–276.

27.Фельми Карл. Апофатическое богословие // Введение в современное православное богословие. М., 1999. С. 33–50.

28.Христу П. С. Учение святителя Григория Паламы о двойственном знании // Альфа и Омега. М., 2001. № 3 (29). С. 120– 128.

29. Яннарас Христос. Апофатизм. Образно–символический язык // Вера Церкви. М., 1992. С. 47–49.

* * *

93

Подробнее об этом сочинении см.: Ареопагитики // Православная энциклопедия. М., 2009. Т. 3. С. 195–214; также: Александр (Голицын), иером. Дионисий Ареопагит : христианский мистицизм? // Богослов.RU. Научный богословский портал [Электронный ресурс] / URL: www.bogoslov.ru/text/4870531.html

94

В этом сочинении данному вопросу посвящены: О Божественных именах. СПб., 1994. Гл. I, 4–6. С. 20–39; Гл. VII, 1, 3. С. 230–236;

242–247; Гл. XIII. С. 326– 339; О Небесной иерархии. М., 1994. С. 26–28; а также отдельный трактат корпуса: О мистическом богословии. СПб., 1994. 340–367.

95

Следует отметить, что в современных пособиях по догматическому богословию этой теме уделено достаточное внимание, а сами способы богопознания сведены к этим двум. В дореволюционных учебниках ситуация несколько иная. Прежде всего, речь идет

о несколько более сложной схеме. Например, в учебнике свящ. Николая Малиновского (бывшем одно время семинарским учебником по догматическому богословию) говорится о двух основных способах богопознания – естественном и сверхъестественном. Первый, естественный, в свою очередь, подразделяется на: 1) путь отрицания (via negationis), 2) путь причинности (via causalitatis), 3) путь

аналогии (via analogiae), 4) путь превосходства (via emmentiae) (Малиновский Н. свящ. О Боге в Самом Себе. § 13. Способы богопознания // Очерк православного догмататического богословия. Сергиев Посад, 2003. Ч. 1. С. 61–66). Как видно, апофатический способ (via negationis) рассматривается Малиновским в типично западном ключе, а именно, как чисто интеллектуальный, естественный способ богопознания.

96

Апофатическое (отрицательное) богословие // Православная энциклопедия. 2001. Т. 3. С. 134.

97

См. подробнее: Лосский В. Н. Апофатическое богословие в учении святого Дионисия Ареопагита // Богословские труды. М., 1985.

С. 163–172.

98

См.: Corpus Areopagiticum. О Божественных именах. СПб.: «Глаголъ», 1994. С. 10–339.

99

Митр. Каллист пишет : «Этот парадокс Бога скрытого, но в то же время явленного ясно показан в Новом Завете. В Соборном послании Иоанн Богослов, с одной стороны, говорит, что «Бога никто никогда не видел» (1Ин 4:12), а с другой – что «мы... увидим Его, как Он есть» (1Ин 3:2). Эти два утверждения апостол объединяет в одно предложение, когда говорит: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин 1:18(Каллист (Уэр), митр. Бог сокрытый и явленный // Pravmir.ru. Православная электронная библиотека [Электронный ресурс] / URL: http://www.pravmir.ru/bog–sokryityiy–i–yavlennyiy

100

См. подробнее: Лосский В. Н. «Мрак» и «свет» в познании Бога // Богословие и боговидение. М., 2000. С. 67–81.

101

Каллист (Уэр), митр. Бог сокрытый и явленный // Pravmir.ru. Православная электронная библиотека [Электронный ресурс] / URL: http://www.pravmir.ru/bog–sokryityiy–i–yavlennyiy

102

Лосский В.Н. Апофаза и троическое богословие // Богословские труды. М., 1975. Сб. 14. С. 96.

103

Corpus Areopagiticum. Мистическое богословие. Гл. I, 2. СПб., 1994. С. 345.

104

Следует отметить, что в учебниках по догматическому богословию (особенно XIX века) схема сложнее и носит несколько схоластичный характер. См., например, труды по догматике еп. Сильвестра (Малеванского), прот. Николая Малиновского, архим. Иустина (Поповича).

105

См. подробнее: Василий (Кривошеин), архиеп. Простота Божественной природы и различия в Боге по св. Григорию Нисскому. Богословские труды. Нижний Новгород, 2011. С. 614–643.

106

«Божество просто и несложно», – говорит прп. Иоанн Дамаскин // Точное изложение православной веры. Кн. I. Гл. IX.

107

Цит. по: Василий (Кривошеин), архиеп. Указ. соч. С. 622.

108

См. объяснения свт. Григория Нисского в его сочинении «К Авлавию о том, что не «три Бога"". Похожее толкование, то есть толкующее имя «Бог» как указующие на действие, есть также и у прп. Иоанна Дамаскина в книге I главе IX «Точного изложения...»

109

Сильвестр (Малеванский), еп. Указ. соч. Т. 2. С. 36.

110

Августин Блаженный. О Троице. XV. С. 5.

111

Максим Исповедник, прп. Вопросоответы к авве Фалассию. Вопрос LX.

112

Григорий Богослов, свт. Творения. М.: Изд. «Сибирская благозвонница», 2007. С. 560.

113

Иоанн Дамаскин, прп. Свод мыслей о Боге и Отце, и Сыне, и Святом Духе. И о Слове и Духе // Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл. XIII.

114

Иоанн Дамаскин, прп. Божество просто и несложно // Точное изложение православной веры. Кн. I. Гл. XIII.

115

Цит. по: Давыденков О., свящ. Понятие об апофатических (онтологических) свойствах Божиих // Догматическое богословие. М.: ПСТГУ, 2005. С. 86.

116

«Что значит: «Нетленный бо Дух Твой есть во всех. Тем же заблуждающих помалу обличавши» (Прем. 12:1–2)? Если [Св. Писание] так говорит о Святом Духе, то как же в неразумное сердце «не внидет премудрость, ниже обитает в телеси, повиннем греху» (Прем. 1:4)? Мы взяли это на заметку, потому что [прежде] просто говорится, [будто Дух есть] «во всех».

Ответ. Святой Дух присутствует в каждом из сущих, особенно в тех, кто каким–либо образом причастен Слову. Ибо Он, будучи Богом и Духом Божиим, содержит в Себе ведение о каждом, промыслительно проникает во всех, насколько это возможно, возбуждает в каждом естественный разум, через который приводит в сознание греховности соделанного вопреки закону природы всякого, кто способен [это] чувствовать и обладает здравым произволением для восприятия правильных естественных помыслов. И в самом деле, даже среди крайне грубых варваров и кочевников мы находим многих, усвоивших себе высокое нравственное

благородство и отвергших издревле господствовавшие у них зверские законы. Стало быть, во всех [людях] вообще присутствует подобным образом Святой Дух. А в частности же и соответственно иному рассуждению, [Он] есть и во всех, [живущих] по закону, как Законодатель и Предвозвеститель будущих таинств, возбуждая в них осознание преступления заповедей и знание предвозвещенного относительно Христа совершенства. Отсюда и среди них мы находим многих, которые, оставив ветхое и заключающееся в тенях служение, ревностно обратились к новому и таинственному. Помимо указанных способов действия, [Святой Дух] есть и во всех, унаследовавших через веру подлинно Божественное и обожествляющее имя Христово, не только как сохраняющий и промыслительно возбуждающий естественный разум, не только как обнаруживающий нарушение и соблюдение заповедей, но и как творящий

дарованное по благодати через веру усыновление. Ибо как Производитель премудрости Он существует только в тех, кто чист душой и телом благодаря строго подвижническому исполнению заповедей, – с ними [Святой Дух] общается как со своими посредством простого и нематериального ведения и чистыми умозрениями о неизреченном формирует ум их для обожения. Итак, [Святой Дух] пребывает вообще во всех, поскольку всех содержит, [о всех] промышляет и [во всех] возбуждает естественные семена [добра]. А в частности, [Он пребывает] во всех, кто под законом, поскольку обличает нарушение заповедей и просвещает пророческим обетованием относительно Христа; во всех же, [живущих] по Христу, [Он пребывает], помимо сказанного, еще и как Усыновитель. А как Производитель премудрости [Он не пребывает] вообще ни в одном из названных, кроме только обладающих духовным разумением и сделавших себя, благодаря божественной жизни, достойными Его обожествляющего обитания. Ибо всякий, не творящий Божественных волений, даже если он и является верующим, имеет несмысленное сердце, как притон лукавых помыслов, а тело [его] обременено грехами, как постоянно одержимое сквернами страстей». Максим Исповедник, прп. Вопросоответы к авве Фалассию. Вопрос XV // Творения. М., 1994. Кн. 2. С. 58–59.

117

Схожая мысль есть у прп. Иоанна Дамаскина: «Ибо Он Сам, не смешиваясь ни с чем, проникает всё и всему дает участвовать в Своем действии, по достоинству и восприемлемости каждого: говорю же я о чистоте физической и нравственной. Ибо невещественное чище вещественного, и добродетельное – порочного». Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл. XIII.

118

Иоанн Дамаскин, прп. О месте Божием и о том, что одно только Божество не описуемо // Точное изложение православной веры. Кн. I. Гл. XIII.

119

Иоанн Дамаскин, прп. О том, что есть Бог? О том, что Божество невозможно постигнуть // Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл. IV.

120

Иоанн Дамаскин, прп. Свойства Божеского естества // Точное изложение православной веры. Кн. I. Гл. XIV.

121

Бог // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 5. С. 387.

122

В период атеистической пропаганды были популярны вопросы: «Если Бог всемогущий, то может ли Он создать камень, который не сможет поднять?» и т. п. Сами по себе эти вопросы – не более чем риторические уловки, построенные на изначально некорректных предпосылках. Например, вышеозначенный вопрос по умолчанию моделирует ситуацию, предполагающую, что Бог существует в пространстве, в котором что–то может быть поднято. К тому же всесилие здесь понимается в отрыве от идеи блага, – Бог творит только благое. Просто что–то делать без благой цели – это удел несовершенного.

123

Иоанн Дамаскин, прп. Свойства Божеского естества // Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл. XIV.

124

Григорий Богослов, свт. Слово 23. О мире, сказанное в Константинополе по случаю распри, происшедшей в народе, о некоторых несогласных между собой епископах // Творения. М., 2010. Т. 2. С. 286.

125

Филарет (Дроздов), митр. Слова и речи. М., 1873. Т. 1. С. 90.


Источник: Издательский отдел Украинской Православной церкви, Киев, 2016. Рекомендовано к печати Ученым советом Киевской духовной академии и семинарии, журнал № 139 от 30 августа 2016 г.

Комментарии для сайта Cackle