«Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

«Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

(2 голоса5.0 из 5)

«Тай­ну цар­скую при­лич­но хра­нить, а о делах Божи­их похваль­но объявлять»

(Тов. 12:7)

1. Призыв и устремленность на Афон

В фев­ра­ле теку­ще­го года, в одном из под­мос­ков­ных хра­мов на сто­ле для раз­да­чи книг при­хо­жа­нам уви­дел Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це в Честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ («ЭКОНОМИССА»). Нико­гда рань­ше не видел такой ака­фист и решил взять его для озна­ком­ле­ния. Ока­за­лось, промыслительно…

Через пару меся­цев после полу­че­ния Ака­фи­ста мне раз­да­ет­ся зво­нок от Ники­ты — энер­гич­но­го моло­до­го пред­при­ни­ма­те­ля, несколь­ко лет назад ини­ци­и­ро­вав­ше­го сов­мест­ный мис­си­о­нер­ский IT-про­ект. Про­ект мы не дове­ли до окон­ча­тель­ной реа­ли­за­ции, но полу­чи­ли опре­де­лен­ный ком­му­ни­ка­ци­он­ный и духов­ный опыт. Мы изред­ка пере­пи­сы­ва­лись в «ваца­пе» и с тех пор не виде­лись. Ока­за­лось он актив­но воцер­ков­ля­ет­ся, после наших тогдаш­них мона­стыр­ских палом­ни­честв, твор­че­ских и духов­ных поисков:

«Соби­ра­юсь поехать в бли­жай­шие дни на Афон, при­гла­шаю вас в свою ком­па­нию! — Гово­рит мне по теле­фо­ну Ники­та. «Как-то неожи­дан­но, — отве­чаю. Да у меня и загран­пас­пор­та, и денег нет на поезд­ку. «Не пере­жи­вай­те, все реша­ет­ся!» — под­дер­жи­ва­ет Никита.«Как уж духов­ник бла­го­сло­вит» — говорю.

Про­чи­тал, при­го­див­ший­ся Ака­фист Иконе «Афон­ской» («Эко­но­мис­са») и его осо­бый рефрен: — «Радуй­ся, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це Дево, Свя­тыя Горы Афо­на и всея все­лен­ныя пра­во­слав­ных оби­те­лей Все­чест­ная Игу­ме­ние», — зво­ню духов­ни­ку: — При­гла­ша­ет друг с собой в палом­ни­че­ство на Афон.

Он спра­ши­ва­ет: — Но мы же не нахо­дим­ся в духов­ном обще­нии с Кон­стан­ти­но­по­лем? — Мы поедем к рус­ским мона­хам! — Отвечаю.

- Толь­ко не в Страст­ную сед­ми­цу! Хоро­шо. Думаю, не запре­тил. А если Бого­ро­ди­ца бла­го­сло­вит и есть воля Божия — все полу­чит­ся! Начи­наю еже­днев­но читать Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­ди­це «Афон­ская» («Эко­но­мис­са»). «Радуй­ся, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це Дево, Свя­тыя Горы Афо­на и всея все­лен­ныя пра­во­слав­ных оби­те­лей Все­чест­ная Игумение»

Дей­ствую. Сроч­но зака­зы­ваю загран­пас­порт. Ники­та гово­рит, что вре­мя поезд­ки нуж­но согла­со­вы­вать с гре­че­ским гидом и дру­зья­ми, кото­рых он при­гла­сил. Но гид может, толь­ко, в бли­жай­шие дни теку­ще­го меся­ца. Как толь­ко ста­ли гото­вы пас­порт и виза, зво­ню Ники­те. Отвечает:

- Еще гид и дру­зья не под­твер­ди­ли удоб­ные сро­ки и свою готовность.

Пред­ла­гаю свой вари­ант: — Если с гидом не полу­ча­ет­ся мож­но попро­бо­вать сво­им ходом, само­сто­я­тель­но. Ники­та согла­сил­ся. — Давай­те сро­ки и марш­рут согла­со­вы­вать. Как всем удоб­но будет, выедем дня на три сво­им ходом.

-Вся­кое может слу­чить­ся, под­страху­ем­ся, гово­рю, давай уж на четы­ре дня.

Спра­ши­ваю Ники­ту: — А вооб­ще как воз­ник­ла идея афон­ско­го палом­ни­че­ства? Какие зада­чи соби­ра­ешь­ся решить, во вре­мя поезд­ки? Он пояс­нил.- Встре­тить­ся с кем-нибудь из афон­ских духо­нос­ных стар­цев для полу­че­ния отве­тов на судь­бо­нос­ные вопро­сы. Посе­тить осо­бые афон­ские места. Почув­ство­вать само­му «сек­ре­ты» тыся­че­лет­ней духов­ной при­вле­ка­тель­но­сти Свя­той Горы.

Для тако­го сжа­то­го во вре­ме­ни палом­ни­че­ства зада­чи каза­лось не раз­ре­ши­мые. Думаю, полу­чит­ся ли все это орга­ни­зо­вать? Надо спро­сить афо­ни­тов! Наби­раю теле­фон отца Сала­фи­и­ла (Фили­пье­ва), кото­рый послед­ние годы нахо­дит­ся в затво­ре, в сво­ей афон­ской келье. Он живо отклик­нул­ся, преж­де все­го, раз­ве­ял мои внут­рен­ние сомне­ния в том, какая от меня поль­за, если гид все луч­ше меня смог бы обес­пе­чить в нуж­ные сро­ки? Зачем мне ехать, если вопро­сов к Игу­ме­нье Свя­той горы и к афон­ским стар­цам у меня нет?

Отец Сала­фи­ил ска­зал: «Друг к тебе обра­тил­ся за под­держ­кой — это раз. Во-вто­рых, у тебя нет вопро­сов?! У Игу­ме­ньи Свя­той Горы Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы к тебе есть вопросы!»

Далее отец посо­ве­то­вал с кем свя­зать­ся, что­бы нас встре­ти­ли в Сало­ни­ках, и раз­ме­сти­ли в Ура­но­по­ли­се. Дал кон­так­ты от кого полу­чить помощь в труд­ных ситу­а­ци­ях. Пред­ло­жил, с како­го мона­сты­ря начать столь сжа­тое во вре­ме­ни палом­ни­че­ство. Напо­сле­док сми­рен­но напом­нил, что при­ни­ма­ет и направ­ля­ет палом­ни­ков по Свя­той Горе сама Её Игу­ме­нья — Пре­свя­тая Богородица.Надо сми­рен­но вру­чить себя в Её Бла­го­слов­ля­ю­щие руки.

Часто мы в мир­ской суе­те забы­ва­ем неко­то­рые духов­ные акси­о­мы. Одна из них: — На Афон не соби­ра­ют­ся, а когда при­зы­ва­ет игу­ме­нья Свя­той Горы, берут и едут.

Далее, при­мер­ный план посе­ще­ния Свя­той Горы — «свою логи­сти­ку», отсы­лаю Ники­те. Добав­ляю пояс­не­ния отца Сала­фи­и­ла. Ники­та сми­рил­ся, хотя пред­ло­же­ния гида были для него более заманчивы.

Сле­ду­ю­щим шагом ста­ли решать вопро­сы с Диа­мо­ни­ти­ри­о­ном (раз­ре­ше­ни­ем для въез­да на Афон). Поис­кал в интер­не­те, как оформ­ля­ют Диа­мо­ни­ти­ри­он в тур­фир­мах, в палом­ни­че­ских служ­бах. Ком­мер­че­ских пред­ло­же­ний за при­лич­ные день­ги предо­ста­точ­но. По сове­ту одно­го палом­ни­ка напи­сал в Рус­ский Свя­то-Пан­те­лей­мо­нов мона­стырь на Афоне с прось­бой сде­лать при­гла­ше­ние на четы­рех чело­век. При­шел ответ запол­ни­те анке­ту и жди­те отве­та в тече­ние пяти дней. Но, в любом слу­чае, раз­ме­стить в мона­сты­ре до июня не смо­жем. Посмот­рел, вни­ма­тель­но, анке­ту, заме­тил ошиб­ку, попра­вил свои пас­порт­ные дан­ные и выслал вслед толь­ко от себя лич­но с изви­не­ни­ем и пас­халь­ны­ми поздрав­ле­ни­я­ми. Попро­сил сде­лать при­гла­ше­ние для въез­да без раз­ме­ще­ния в мона­сты­ре, хотя бы на один день. Ответ при­шел сра­зу: — «При­гла­ше­ние оформ­ле­но». Пере­слал фор­му обра­ще­ния, адрес и анке­ту Ники­те. Он ото­слал запрос. Ему при­шел такой же ответ, запол­ни­те анке­ту и жди­те отве­та в тече­ние пяти дней.

Вре­мя про­ле­те­ло быст­ро, уже идет свет­лая сед­ми­ца, май… Съез­дил в Бела­русь, поздра­вил сына с днем рож­де­ния, про­ве­дал доч­ку и вну­ка в Петер­бур­ге. В Бела­ру­си в сво­их книж­ках наткнул­ся на кни­гу сти­хов «Послед­ний Афон» еще ино­ка Все­во­ло­да (Фили­пье­ва) (нынеш­не­го мона­ха Сала­фи­и­ла). Открыл кни­гу на сти­хо­тво­ре­нии «Визан­тий­ское вре­мя» и сфо­то­гра­фи­ро­вал его на теле­фон. Взял так же из Бела­ру­си, пода­рен­ный когда-то мне, Ака­фист иконе Божи­ей Мате­ри «Тро­е­ру­чи­ца». Живя в Москве в сере­дине 90‑х, часто ходил на Бол­гар­ское подво­рье к чудо­твор­но­му спис­ку этой ико­ны, про­ся помо­щи в реа­ли­за­ции мно­же­ства сво­их про­ек­тов. В то вре­мя не инте­ре­со­вал­ся осо­бо исто­ри­ей этой иконы.Оказались все эти дей­ствия промыслительными…

У дру­зей, при­гла­шен­ных Ники­той, что-то не скла­ды­ва­лось с поезд­кой. А Ники­те тем вре­ме­нем при­шел ответ из Свя­то-Пан­те­лей­мо­но­ва мона­сты­ря: — «Гото­вы при­гла­сить. Но до июня нет воз­мож­но­сти раз­ме­стить в мона­стыр­ской гости­ни­це». Мы это вос­при­ня­ли как сиг­нал к дей­ствию. Ники­та зака­зал авиа­би­ле­ты. Пора лететь! 

2. Вылет и прилет

Взял посы­лоч­ку — кни­ги и баноч­ку люби­мо­го варе­нья — для отца Сала­фи­и­ла от его мамы Татья­ны Васи­льев­ны и, к ука­зан­но­му в элек­трон­ном биле­те вре­ме­ни, при­был в Шереметьево.

С Ники­той встре­ти­лись уже на пас­порт­ном кон­тро­ле. Не виде­лись, как ока­за­лось, три года, а ощу­ще­ние было, что рас­ста­лись толь­ко вче­ра. Сели в полу­пу­стой само­лет, нам пред­ло­жи­ли зани­мать удоб­ные для нас места.

Око­ло семи трид­ца­ти вече­ра при­зем­ли­лись в Сало­ни­ках. Нас встре­тил спо­кой­ный аэро­порт курорт­но­го горо­да с запа­ха­ми уже неда­ле­ко­го моря, цве­те­ни­ем афон­ских весен­них цве­тов. Реко­мен­до­ван­ный о. Сала­фи­и­лом, води­тель Алек­сандр — рус­ско­го­во­ря­щий грек из «совет­ских», как он ска­зал, Ессен­ту­ков, живу­щий с нача­ла 90‑х в Гре­ции. Ждал нас и дру­же­люб­но, госте­при­им­но встре­тил на хоро­шей машине. За пару часов с «рус­ским пат­ри­о­том», каким ока­зал­ся Алек­сандр, мы домча­лись с ветер­ком до Ура­но­по­ли­са. Алек­сандр под­вез к недо­ро­гой гости­ни­це, нахо­дя­щей­ся рядом с «визо­вой афон­ской служ­бой», где с четы­рех трид­ца­ти утра уже начи­на­ют оформ­лять Диа­мо­ни­ти­ри­о­ны. Затем завел в рядом сто­я­щую тавер­ну на мор­ском бере­гу, где нас быст­ро накор­ми­ли сыт­ным рыб­ным супом и насто­я­щим гре­че­ским сала­том. Немно­го пере­ев­шие, мы вер­ну­лись в гости­ни­цу, что­бы рано утром, полу­чив Диа­мо­ни­ти­ри­о­ны, отпра­вить­ся в мона­ше­скую республику.

3. Начало приключений

После доволь­но про­хлад­ной и дожд­ли­вой Моск­вы, из кото­рой мы выле­та­ли, в теп­лую гре­че­скую ночь не спа­лось. Наш двух­мест­ный номер малень­кой част­ной гости­ни­цы, нахо­дил­ся на вто­ром эта­же, бал­кон был открыт на сто­ян­ку машин перед «визо­вой афон­ской служ­бой». Всю ночь авто­бу­сы и маши­ны выса­жи­ва­ли палом­ни­ков и гром­ко зву­ча­ли их воз­буж­ден­ные голо­са. Бал­кон закры­вать не хоте­лось т.к. све­жий мор­ской воз­дух спа­сал от духо­ты. Но под утро из-за палом­ни­че­ско­го гомо­на все же закрыл бал­кон, что­бы чуть-чуть поспать. У Ники­ты нерв­ная систе­ма ока­за­лась покреп­че, он быст­ро заснул. Дого­во­ри­лись встать в шесть утра и идти за доку­мен­та­ми и биле­та­ми. Пер­вый паром отправ­лял­ся в шесть трид­цать, успе­ва­ем. После полу­че­ния Диа­мо­ни­ти­ри­о­нов и покуп­ки биле­тов, мы долж­ны были пре­ду­пре­дить лодоч­ни­ка — отца Сер­гия, что­бы он в опре­де­лен­ное вре­мя забрал нас на афон­ской при­ста­ни Иваница.

Хотя были заве­де­ны будиль­ни­ки на уста­нов­лен­ное вре­мя, про­сы­па­ем­ся рань­ше от лучей солн­ца и шум­ной оче­ре­ди палом­ни­ков. Спус­ка­ем­ся в «визо­вую служ­бу». Оче­редь уже рас­се­я­лась, с вол­не­ни­ем под­хо­дим к сво­бод­ным око­шеч­кам, предо­став­ля­ем свои загран­пас­пор­та. Афон­ский пас­пор­тист, посмот­рев свой ком­пью­тер, отсы­ла­ет в печать мой Диа­мо­ни­ти­ри­он и пока­зы­ва­ет, где запла­тить реги­стра­ци­он­ный сбор. Мою радость от полу­че­ния «афон­ско­го пас­пор­та» омра­ча­ет отсут­ствие в базе дан­ных, при­гла­шен­ных на Афон, Ники­ты. Выхо­дим на ули­цы. Тол­пы палом­ни­ков спе­шат к, отхо­дя­ще­му на Афон, паро­му. Сроч­но надо при­ни­мать реше­ние, как дей­ство­вать дальше.

Пер­вое пред­ло­же­ние — мне сроч­ное выез­жать в Рус­ский Свя­то-Пан­те­лей­мо­нов мона­стырь и на месте решать вопрос о Ники­ти­ном при­гла­ше­нии. Несмот­ря на ран­нее вре­мя, шесть утра, начи­на­ем обзва­ни­вать всех афон­ских зна­ко­мых. Все спро­со­нок, пред­ла­га­ют за пару дней решить вопрос Диа­мон­три­о­на на ком­мер­че­ских условиях.

4. Первая чудесная помощь

Ото­сла­ли сроч­но эл. пись­мо в мона­стырь. Ищем теле­фон­ных мона­стыр­ских кон­так­тов. Тут вспо­ми­наю об, извест­ной помощ­ни­це всем рус­ским палом­ни­кам, гре­чан­ке — Марии. Идем к ней, сла­ва Богу, она уже с утра порань­ше в сво­ем ресто­ран­чи­ке, Про­сим помо­щи, нуж­на связь с рус­ским мона­сты­рем. Тут раз­да­ет­ся гудок пер­во­го отхо­дя­ще­го паро­ма на Афон. Сиг­нал нача­ла наше­го обще­ния с афон­ски­ми мона­ше­ски­ми тра­ди­ци­я­ми полу­чен, афон­ское вре­мя пошло. Мария спо­кой­но нам гово­рит, иди­те в конец дерев­ни на краю Ура­но­по­ли­са к «Рус­ско­му куна­ку», к Ген­на­дию, он помо­жет. Мы отправ­ля­ем­ся в ука­зан­ном направ­ле­нии, солн­це уже начи­на­ет при­гре­вать. Кру­гом сре­ди­зем­но­мор­ская рас­ти­тель­ность, невда­ле­ке пле­щет­ся лазур­ное море. На окра­и­нах горо­да насто­я­щая дерев­ня, не души, дома за высо­ки­ми огра­да­ми и закры­ты­ми воро­та­ми почти все оди­на­ко­вые. Через неко­то­рое вре­мя встре­ча­ем, нако­нец, жен­щи­ну. Она пока­зы­ва­ет дом — «Рус­ско­го куна­ка». Нажи­ма­ем на зво­но­чек у ворот, ждем. Через неко­то­рое вре­мя появ­ля­ет­ся раз­бу­жен­ный Гена. Объ­яс­ня­ем ситу­а­цию. Он, немно­го вор­ча на палом­ни­че­скую службу,фотографирует Ники­тин пас­порт, берет номер теле­фо­на Ники­ты. Гово­рит: — Жди­те, пере­зво­ню! Мы спра­ши­ва­ем нуж­но как-нибудь отбла­го­да­рить за хло­по­ты, он сми­рен­но отказывается.

Мы воз­вра­ща­ем­ся к кон­то­ре «визо­вой служ­бы» сидим рядом с две­ря­ми в надеж­де полу­чить нуж­ный сиг­нал из мона­сты­ря. Ники­та чита­ет ака­фист «Тро­е­ру­чи­це», я «Эко­но­мис­се». Еще есть несколь­ко паро­мов, Бог даст, если сей­час вышлют сроч­но при­гла­ше­ние из мона­сты­ря, можем успеть сего­дня выехать на Афон. Через час позво­нил Гена, при­гла­ше­ние будет гото­во толь­ко к зав­траш­не­му дню. Сла­ва Богу! Это уже малень­кое чудо, учи­ты­вая мно­гие фор­маль­но­сти и биз­нес. Сколь­ко людей пыта­ют­ся на этом зара­ба­ты­вать боль­шие деньги?

5. Поиск подвижницы Елены и ответов на наши вопросы

Идем в мага­зин мона­стыр­ских вин, поку­па­ем хоро­шее вино из «Иве­ро­на». Бла­го­да­рим Пре­свя­тую Бого­ро­ди­цу, хра­ни­те­лей Ее икон «Ивер­ской», «Афон­ской» и «Тро­е­ру­чи­цы», идем отбла­го­да­рить Гену. Гена уже не откли­ка­ет­ся на зво­нок. Мы веша­ем пакет с «бла­го­дар­но­стью» ему на воро­та и идем даль­ше к гра­ни­це с Афо­ном. Там — на гра­ни­це с Афо­ном, как я понял из рас­ска­зов Татья­ны Васи­льев­ны, мы долж­ны встре­тить мест­ную подвиж­ни­цу рабу Божию Еле­ну, кото­рая хоро­шо изу­чи­ла мест­ные свя­ты­ни и досто­при­ме­ча­тель­но­сти. Она может мно­го нам рас­ска­зать об Ура­но­по­ли­се, его исто­рии. «За ее сми­ре­ние и подвиж­ни­че­ство Гос­подь награ­дил Еле­ну опре­де­лен­ны­ми духов­ны­ми дара­ми, в кото­рых вы сами убе­ди­тесь», — так реко­мен­до­ва­ла ее Татья­на Васи­льев­на и отец Салафиил.

Начи­наю назва­ни­вать на, запи­сан­ный Татья­ной Васи­льев­ной Фили­пье­вой, теле­фон. Никто не отве­ча­ет. Свя­зы­ва­ем­ся с о. Сала­фи­и­лом, рас­ска­зы­ва­ем о сло­жив­шей­ся ситу­а­ции. Он ука­зы­ва­ет на важ­ность посе­ще­ния исто­ри­че­ских мест в Ура­но­по­ли­се. Утвер­жда­ет нас в духов­ной поль­зе обще­ния с Еле­ной, кото­рую почи­та­ют мно­гие афон­ские подвиж­ни­ки за подвиг дев­ства, чисто­ты, за горя­чую рев­ность о стя­жа­нии бла­го­да­ти. Теле­фон ее изме­нил­ся, дает новый теле­фон, дозва­ни­вай­тесь. Если что, встре­ти­тесь на служ­бе в мест­ном хра­ме. Она там поет на кли­ро­се. Мы не спе­ша, добра­лись до рас­ко­пок и остат­ков мона­сты­ря Х века — Зигу, про­шли вдоль гра­ни­цы со свя­тым Афо­ном. На нача­ле вре­менном и про­стран­ствен­ном свя­то­гор­ской зем­ли, ста­ли раз­го­ва­ри­вать о духов­ных запро­сах, при­вед­ших нас сюда, о при­зы­ва­ю­щей Бла­го­да­ти Божи­ей. Гово­ри­ли о поис­ках чело­ве­че­ско­го пред­на­зна­че­ния, о выс­ших смыс­лах чело­ве­че­ской жиз­ни, о вдох­но­ве­нии, о месте при­ло­же­ния сво­их талан­тов, о поис­ке работы,приносящей духов­ное удо­вле­тво­ре­ние, об эти­ке зара­ба­ты­ва­ния денег, о чело­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, о вос­пи­та­нии детей, о пока­я­нии, об изме­не­нии себя. О важ­но­сти пра­виль­но и чет­ко сфор­му­ли­ро­вать вопрос и запрос, в пред­вку­ше­нии встре­чи с духо­нос­ны­ми людь­ми. Быст­ро про­ле­те­ло вре­мя до обе­да. Мы сно­ва при­шли в ресто­ран­чик госте­при­им­ной Марии, спас­шей наше даль­ней­шее палом­ни­че­ство. Пообе­дав отпра­ви­лись в храм.

6. Подвижница Елена

В хра­ме на служ­бе мы и встре­ти­лись, нако­нец, с Еле­ной — мест­ной подвиж­ни­цей. Еле­на при­е­ха­ла десять лет назад сюда в палом­ни­че­ство из Моск­вы и оста­лась у под­но­жия Свя­той Горы. Мест­ная подвиж­ни­ца ока­за­лась жен­щи­ной немно­го стар­ше сред­не­го воз­рас­та с седе­ю­щи­ми тем­ны­ми воло­са­ми, с гре­че­ски­ми чер­та­ми лица, эмо­ци­о­наль­ная, откры­тая для обще­ния. Еле­на объ­яс­ни­ла, поче­му мы не мог­ли дозво­нить­ся, гото­ви­лась к пре­столь­но­му празд­ни­ку, рабо­та­ла в хра­ме, теле­фон был отклю­чен. При­смат­ри­ва­ясь к нам, она объ­яс­ни­ла, что мно­го вре­ме­ни нам уде­лить не смо­жет. Минут пять после служ­бы. Мы были и тому рады, так как нам ее реко­мен­до­ва­ли, как пра­во­слав­ную подвиж­ни­цу, кото­рая помо­жет нам сфор­му­ли­ро­вать и, воз­мож­но, отве­тить, на вол­ну­ю­щие нас духов­ные вопро­сы. Напо­ми­наю Ники­те сло­ва апо­сто­ла Пав­ла из еван­гель­ских чте­ний, теку­ще­го дня: — «Гос­по­ди, что пове­ле­ва­ешь мне делать? И Гос­подь ска­зал ему: встань и иди в город; и ска­за­но будет тебе, что тебе делать» (Деян.8:6). Эти сло­ва из Дея­ний Свя­тых Апо­сто­лов, при­уро­чен­ных к сего­дняш­не­му дню, про­чи­тал еще перед палом­ни­че­ством. Но думал, при чем тут город, если мы долж­ны быть в этот день в афон­ских оби­те­лях. А вот Гос­подь судил ина­че. Мы в «небес­ном горо­де», как пере­во­дит­ся Ура­но­по­лис. Теперь ждем Гос­под­не­го вра­зум­ле­ния, что нам делать.

Служ­ба про­шла на одном дыха­нии, дух визан­тий­ско­го пения, древ­ние лики визан­тий­ских свя­тых, оду­хо­тво­рен­ная обста­нов­ка. Мы моли­лись, что­бы Гос­подь и Пре­свя­тая Дева откры­ли нам даль­ней­шие пути.

7. «Афон — преддверие рая»

После служ­бы Еле­на подо­шла к нам и ска­за­ла, что можем немнож­ко про­гу­лять­ся по мор­ско­му бере­гу. И поти­хонь­ку ста­ла рассказывать:

- Для мно­гих палом­ни­ков Ура­но­по­лис ассо­ци­и­ру­ет­ся с местом, отку­да отхо­дят кораб­ли и отправ­ля­ют­ся люди на свя­тую гору Афон. Назва­ние пере­во­дит­ся как «небес­ный город», про­изо­шло от име­ни язы­че­ско­го еще бога Ура­на, про­ро­че­ски люди пред­ви­де­ли «Пред­две­рие уже истин­но­го небес­но­го Рая». Самой извест­ной «досто­при­ме­ча­тель­но­стью» Ура­но­по­ли­са явля­ет­ся бли­зость к свя­той горе Афон и рас­по­ло­жен­ной на ней мона­ше­ской рес­пуб­ли­ке. Имен­но отсю­да палом­ни­ки начи­на­ют свой путь к свя­то­гор­скй зем­ле, здесь они полу­ча­ют пра­виль­ный настрой перед вхож­де­ни­ем в мона­ше­скую рес­пуб­ли­ку. Но когда-то дав­но, здесь в восточ­ной части Ура­но­по­ли­са нахо­дил­ся мона­стырь Зигу, посвя­щен­ный Илье-про­ро­ку. Афон начи­нал­ся уже здесь» И, слов­но по сек­ре­ту, делит­ся Еле­на, — До сих пор он и начи­на­ет­ся здесь».

Мы пеш­ком дви­га­лись к нача­лу Афо­на. Еле­на, забыв про «огра­ни­чен­ное» вре­мя, ста­ла давать нам пра­виль­ный настрой для пони­ма­ния смыс­ла наше­го палом­ни­че­ства, неволь­но отве­чая на мно­гие наши вопросы.

«Афон­ская зем­ля — пред­две­рие Рая. Афон начи­на­ет­ся уже здесь, мно­гие это не зна­ют, осо­бен­но жен­щи­ны, кото­рым нель­зя сту­пать на свя­тую афон­скую зем­лю, но кто стре­мит­ся в пред­две­рие Рая, тому мно­гое откры­ва­ет­ся. Ведь здесь, где мы сей­час идем, в этих местах на окра­и­нах визан­тий­ско­го посе­ле­ния ста­ли селить­ся пер­вые подвиж­ни­ки, афон­ские мона­хи-аске­ты. В 958 г. пре­по­доб­ный Афа­на­сий, буду­щий осно­ва­тель свя­то­гор­ско­го мона­сты­ря Вели­кой Лав­ры, впер­вые появил­ся на Афоне здесь «при так назы­ва­е­мом Зигу», где начи­на­ет свое афон­ское послу­ша­ние под руко­вод­ством мест­но­го стар­ца-аске­та. Мона­стырь Зигу в честь Про­ро­ка Ильи — един­ствен­ный, куда жен­щи­нам вой­ти мож­но. Это место нель­зя назвать мона­сты­рем в при­выч­ном пони­ма­нии, для обыч­ных людей здесь про­сто кре­пост­ные руи­ны на месте быв­ше­го мона­сты­ря. Но незри­мо здесь про­дол­жа­ет дей­ство­вать, может быть, пер­вый афон­ский мона­стырь где, про­дол­жа­ют свою молит­ву незри­мые старцы».

«Виде­ша избран­ни­цы Гос­под­ни ско­ро­пре­хо­дя­щую сла­ву мира сего: богат­ство непо­сто­ян­но, сча­стье ско­ро­теч­но, скор­би же, печа­ли и отча­я­ние и вся­кия зло­клю­че­ния при­снии спут­ни­цы жиз­ни сея есть, в кон­це же смерть телес­ная всем людем неиз­беж­на, свя­тою же верою веч­ныя селе­ния созерцаху»

(Из Ака­фи­ста Иконе Бого­ро­ди­цы в честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ)

Про­во­дя по местам молит­вен­ных и тру­до­вых подви­гов тех пер­вых пра­во­слав­ных подвиж­ни­ков, остат­ков соору­жен­ных ими, мона­стыр­ских стен, сде­лан­но­го более тыся­чи лет назад колод­ца, водо­про­во­да, поил­ки для ско­та. Еле­на, как бы вопро­ша­ла, чув­ству­е­те ли вы устрем­лен­ность и при­вер­жен­ность к Гос­по­ду Богу этих пер­вых мона­хов-отшель­ни­ков, руко­во­ди­мых Небес­ной Покро­ви­тель­ни­цею Афо­на — Пре­свя­той Богородицей.

«Радуй­ся мира види­ма­го и неви­ди­ма­го о Бозе Вла­ды­чи­це; радуй­ся, в селе­ния рая небес­на­го Руководительнице»

(Из Ака­фи­ста Иконе Бого­ро­ди­цы в честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ)

«Ангель­ский чин — выс­шая фор­ма под­го­тов­ки к Раю, к веч­ной радо­сти пре­бы­ва­нию со Хри­стом. Выс­шее устрем­ле­ние чело­ве­ка, создан­но­го по обра­зу и подо­бию Божию. Выс­шее про­яв­ле­ние жела­ния к воз­ра­ще­нию себе домой, в свой дом».

«Сила Выш­ня­го осе­ня­ет всех в пре­по­до­бии и свя­то­сти и в прав­де живу­щих, иже воз­не­на­ви­де­ша суе­ту мира сего и бежа­ша во свя­тыя мона­ше­ския оби­те­ли и тамо­во обра­зе ангель­ском, взем­ше­на ся бла­гое иго Христово»

(Из Ака­фи­ста Иконе Бого­ро­ди­цы в честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ)

«Как вос­пи­ты­вать детей? Как вос­пи­ты­вать пра­виль­но маль­чи­ков и дево­чек? Адам и Ева были созда­ны Богом без вся­ко­го пола, для ангель­ско­го жития. Уже потом после гре­хо­па­де­ния ста­ли вид­ны раз­ли­чия и даны Гос­по­дом нака­за­ния, нака­зы Ада­му — Мужу и Еве-Жене. Дети долж­ны видеть живой при­мер ангель­ско­го чина, ангель­ско­го жития. Если вы роди­те­ли не смо­же­те пока­зы­вать при­мер ангель­ско­го жития, вози­те детей в насто­я­щие мона­сты­ри, кото­рых сей­час немно­го оста­лось. Дети долж­ны вос­пи­ты­вать­ся в люб­ви к молит­ве. А молит­ва при­не­сет им не толь­ко мир­ное житие, но и неопи­су­е­мую радость жизни.

«Радуй­ся, спас­шая весь род Ада­ма пад­ша­го;. Радуй­ся, юным цело­муд­рия настав­ни­це; радуй­ся, о всех людех бла­гая печальнице»

(Из Ака­фи­ста Иконе Бого­ро­ди­цы в честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ)

«Одна­жды на лод­ке меня сво­зи­ли к бере­гу Кару­льи и, мне пере­дал­ся молит­вен­ный дух незри­мых стар­цев. Дух их отшель­ни­че­ско­го жития, дух устрем­лен­но­сти к Небу. Не опи­сать сло­ва­ми. «Не зна­ло серд­це той радо­сти, не при­хо­ди­ло то на ум чело­ве­ку, что гото­вит Гос­подь, любя­щим Его». Это все о Бла­го­да­ти. Бла­го­дать, стя­жен­ная тыся­че­ле­ти­ем молит­вен­но­го дела­ния, отшель­ни­че­ско­го жития афон­ских ино­ков, незри­мых стар­цев. Ску­ча­ет с тех пор душа моя о той бла­го­да­ти, ску­ча­ет душа моя о Гос­по­де. А дети — эту бла­го­дать быст­рее вос­при­мут, и сохра­нит их эта молит­вен­ная бла­го­дать от мно­гих бед»

«Бла­го­дать пода­ет все­гда Пре­слад­кий Спа­си­тель наш всем рабом Сво­им, в пре­по­до­бии и свя­то­сти под­ви­за­ю­щим­ся на попри­щи зем­на­го жития»

(Из Ака­фи­ста Иконе Бого­ро­ди­цы в честь Ико­ны Ея АФОНСКАЯ)

«Вам муж­чи­нам сам Бог велел и Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, пока жив Афон, пока идет молит­ва в Коту­на­ках, при­ез­жать как мож­но чаще, самим и при­во­зить сво­их детей, сво­их близ­ких. При­ез­жать и зачер­пы­вать бла­го­дать там, в этом месте Зем­но­го пред­две­рия небес­но­го рая». 

Рас­сказ Еле­ны был отзву­ком-тол­ко­ва­ни­ем, мно­го раз про­чи­тан­но­го мною, ею же духов­но рас­кры­то­го, Ака­фи­ста ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ АФОНСКАЯ («ЭКОНОМИССА»).

Не отве­чая пря­мо на наши житей­ские вопро­сы, Еле­на нам отве­ча­ла с пози­ции Веч­но­сти: — «Необ­хо­ди­мо стре­мить­ся обре­сти Камер­тон духов­ный а, в его зву­ча­нии реша­ют­ся и все вопро­сы сует­ной зем­ной жизни»

…За раз­го­во­ром мы подо­шли к при­ча­лу, от кото­ро­го зав­тра утром долж­ны будем отпра­вить­ся к мона­ше­ским оби­те­лям. Еле­ну по доро­ге все встре­ча­ли при­вет­ли­во, улы­ба­лись, маха­ли рукой. Перед отъ­ез­дом на Афон мне пре­да­ли суха­ри­ки, кото­рые про­еха­ли с «кре­сто­ход­ца­ми» в авто­мо­биль­ном Крест­ном ходе «Свя­тая Русь» от Вла­ди­во­сто­ка до Ива­но­ва. Эти суха­ри­ки как духов­ную связь с моля­щей­ся Свя­той Русью мы пода­ри­ли Елене.

8. Поклонение «Троеручице»

Рано утром сле­ду­ю­ще­го дня мы опять с вол­не­ни­ем в «афон­ской визо­вой служ­бе». На этот раз бла­го­по­луч­но полу­чен Ники­тин Диа­монн­три­он. Поку­па­ем биле­ты, захо­дим позав­тра­кать к Марии, нас обслу­жи­ва­ет нето­роп­ли­во ее помощ­ни­ца, мы уже в ожи­да­нии новых иску­ше­ний немнож­ко нерв­ни­ча­ем и, быст­ро рас­пра­вив­шись с зав­тра­ком, устрем­ля­ем­ся на паром.

Паром «Агиа Анна», про­гу­дев, отча­ли­ва­ет в тыся­че­лет­нюю мона­ше­скую рес­пуб­ли­ку- Афон. Менее чем через час мы на при­ста­ни Ива­ни­ца. Вышли вдво­ем. Вокруг ни души. В доми­ках у при­ста­ни ника­ких при­зна­ков жиз­ни, все закры­то. Ран­нее утро. Чита­ем объ­яв­ле­ния в бесед­ке, изу­ча­ем мест­ность. Марш­рут­ка по рас­пи­са­нию через несколь­ко часов. Вда­ле­ке у моря рабо­та­ет грей­дер. Солн­це под­ни­ма­ет­ся, ста­но­вит­ся все жар­че. С горы спус­ка­ет­ся боль­шой само­свал. Раз­во­ра­чи­ва­ет­ся к загруз­ке гра­вия. Голо­су­ем. Серб ‑Радо­мир любез­но при­гла­ша­ет под­вез­ти до Хилан­да­ра. До него кило­мет­ров 12. Если под­ни­мать­ся по жаре, часа три хода. Минут через 20 мы в серб­ском мона­сты­ре Хилан­дар. С неболь­ши­ми хло­по­та­ми и вол­не­ни­ем нам откры­ва­ют храм, где висит глав­ная свя­ты­ня мона­сты­ря «Тро­е­ру­чи­ца» Иоан­на Дамас­ки­на.

58437 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

Чудо­твор­ная Ико­на Божи­ей Мате­ри «Тро­е­ру­чи­ца»

При­кла­ды­ва­ем­ся с бла­го­дар­но­стью к нашей «Заступ­ни­це» при полу­че­нии Диа­монн­три­о­на Ники­та Ей сугу­бо молил­ся. И к сереб­ря­ной раке пре­по­доб­но­го Симео­на миро­то­чи­во­го, осно­ва­те­ля мона­сты­ря. В мона­сты­ре идут вос­ста­но­ви­тель­ные рабо­ты после пожа­ра, поэто­му не совсем уют­но и госте­при­им­но встре­ча­ют неждан­ных рус­ских паломников.

9. Молитва-покаяние иеросхимонаха Рафаила

Спе­шим к марш­рут­ке, нам надо быть во вре­мя на при­ста­ни, где лодоч­ник — отец Сер­гий нас дол­жен забрать в келью иерос­хи­мо­на­ха Рафа­и­ла. Спус­ка­ем­ся в марш­рут­ке с серб­ски­ми палом­ни­ка­ми к при­ста­ни. Подо­ждав немно­го, видим на гори­зон­те о.Сергия. Под­плы­ва­ет лод­ка, при­швар­то­вав­шись, из нее выле­за­ет пожи­лой седой грек, он едет от о. Рафа­и­ла. В послед­ствие бра­тья пове­да­ли, что гре­че­ские герон­ты Гав­ри­ил, папа Янис и др., осо­бо почи­та­е­мые на Афоне, часто направ­ля­ют к стар­цу Рафа­и­лу по слож­ным духов­ным вопро­сам пра­во­слав­ных палом­ни­ков из раз­ных стран, раз­ных национальностей.

Род­ное рус­ское, обго­ре­лое от солн­ца лицо о. Сер­гия при­вет­ли­во улы­ба­ет­ся. Радост­но уви­деть его в чер­ной спор­тив­ной шап­ке набе­крень, из под кото­рой выгля­ды­ва­ет один весе­лый голу­бой глаз; уви­деть здесь на Афоне насто­я­ще­го рус­ско­го ино­ка, кото­ро­го ни с кем не спу­та­ешь. Неук­лю­же запры­ги­ва­ем в лод­ку и отправ­ля­ем­ся в рус­скую келью о. Рафаила.

Нас госте­при­им­но встре­ча­ют, пока­зы­ва­ют, где будем кушать, где отды­хать, где молить­ся. Для тех, кто пер­вый раз на Афоне неболь­шой «коло­рит­ный» инструк­таж, как соблю­дать меры без­опас­но­сти от уку­сов ядо­ви­тых змей и насе­ко­мых. До обе­да еще успе­ва­ем поко­пать бороз­ду на малень­ком ого­ро­ди­ке по прось­бе одно­го из бра­тьев. В уста­нов­лен­ное вре­мя при­хо­дим на обед. После тра­пезы, под­ни­ма­ем­ся в верх­нюю келью к о. Рафа­и­лу, нахо­дим всех в тра­пез­ной. Бла­го­сло­ви­лись у о. Рафа­и­ла, попи­ли чай­ку за общим сто­лом. Потом попро­си­ли пого­во­рить наедине с батюш­кой. Сна­ча­ла пошел Ники­та. Оста­юсь его ждать у неболь­шой уют­ной келей­ной церк­вуш­ки в честь Похва­лы Божи­ей Мате­ри. Где-то, через пол­ча­са выхо­дит, уми­ро­тво­рен­ный бесе­дой со стар­цем, Ники­та. После дли­тель­ной под­го­тов­ки, как пра­виль­но спра­ши­вать о сво­их духов­ных сомне­ни­ях и нестро­е­ни­ях у стар­цев, молитв, наших бесед, напол­нен­ных све­та, рас­ска­зов Еле­ны, у него уже ста­ло чет­че про­яс­нять­ся новое виде­ние, созре­ли отве­ты на мно­гие, бес­по­ко­ив­шие его вопро­сы. Отец Рафа­ил толь­ко утвер­дил и закре­пил, созрев­шие внут­ри Ники­ты, отве­ты. Сра­зу же после Ники­ты захо­жу к батюш­ке со сво­и­ми вопро­са­ми и вопро­са­ми моих дру­зей. Полу­чаю раз­вер­ну­тые отве­ты, пере­кли­ка­ю­щи­е­ся с Еле­ни­ны­ми рас­ска­за­ми, настрой на пока­ян­ную молит­ву и заряд бла­го­да­ти для даль­ней­ших дей­ствий. Батюш­ка про­сил оста­вить запи­соч­ки для поми­на­ния, что я и сделал.

Далее были вечер­няя служ­ба, испо­ведь под­го­тов­ка к при­ча­стию. Во вре­мя служ­бы заме­тил объ­еди­ни­тель­ное пока­я­ние Игу­ме­нье Афо­на — испо­ведь бело­рус­ских, укра­ин­ских и рус­ских палом­ни­ков. Сла­вян­ские пра­во­слав­ные бра­тья под покро­вом Божи­ей Мате­ри впи­ты­ва­ют на Афоне тра­ди­ции иси­хаз­ма, тра­ди­ции испо­ве­да­ния «неот­мир­но­го» Пра­во­сла­вия, тра­ди­ции «умно­го дела­ния». В малень­кой церк­ви «Похва­лы Бого­ро­ди­цы» на гор­ном обры­ви­стом склоне тес­но­ва­то, там молят­ся и поют на кли­ро­се несколь­ко бра­тий. Осталь­ные раз­ме­ща­ют­ся вокруг, кто у окон, кто на табу­ре­точ­ках в тени дере­вьев. По оче­ре­ди захо­дим на испо­ведь. При­выч­но зву­чит «дет­ский» голо­сок батюш­ки, настра­и­ва­ю­щий на пока­я­ние и молит­ву Иису­со­ву: «Само­уко­ряй­ся, повто­ряй: я хуже всех, греш­нее всех, я прах и пепел. Я … и мер­зость… Я знаю дав­но, что я увы, — …, гор­дый, злой, блуд­ный, среб­ро­лю­би­вый, тще­слав­ный, жесто­ко­серд­ный, лени­вый, сла­сто­лю­би­вый…» Каюсь, каюсь, каюсь!!!

Напо­сле­док о. Рафа­ил ска­зал: — «Тем, кто ищет Иису­со­ву молит­ву нуж­но иметь Пока­я­ние и Любовь. Быть сми­рен­ным и крот­ким. Вся­че­ски раз­жи­гать в себе Любовь ко Хри­сту и Его Кре­сту. «…во Хри­ста кре­сти­хом­ся, во Хри­ста обле­ко­хом­ся» (Гал. 3, 27).

Ники­та после испо­ве­ди пошел к морю при­ве­сти чув­ства и мыс­ли в порядок.

После всех пере­дви­же­ний, впе­чат­ле­ний, раз­мыш­ле­ний, молитв быст­ро засы­па­ем в сво­ей гости­нич­ной келье. Проснул­ся рано, дочи­тал После­до­ва­ние ко Свя­то­му При­ча­ще­нию у ниж­не­го хра­ма. Вско­ре подо­шел Ники­та, и мы ста­ли под­ни­мать­ся по гор­ной тро­пе с пере­дыш­ка­ми к верх­не­му хра­му Похва­лы Бого­ро­ди­цы. Вос­крес­ная служ­ба про­шла рит­мич­но на одном дыха­нии. Батюш­ка ска­зал вдох­но­вен­ную про­по­ведь о надеж­де на милость Божию, по еван­гель­ской исто­рии об исце­ле­нии рас­слаб­лен­но­го. Едва мы успе­ли при­ча­стить­ся, под­хо­дит о. Сер­гий гово­рит: «Надо поспе­шить к лодке!»

Мы в быст­ром тем­пе спус­ка­ем­ся по троп­ке, забе­га­ем за веща­ми и впри­прыж­ку, по усы­пан­ной кам­ня­ми тро­пе, бежим к лод­ке. Опаз­ды­вать на паром в таком сжа­том палом­ни­че­стве про­сто не име­ем пра­ва. Отец Сер­гий, кото­ро­го про­сто хочет­ся назы­вать Сере­жа, спус­ка­ет свой рези­но­вый бар­кас на воду, мы запры­ги­ва­ем со сво­и­ми рюк­за­ка­ми, отча­ли­ли… Отец Сер­гий дер­га­ет раз за разом завод­ной стар­тер, мотор мол­чит. Лод­ку уже при­би­ва­ет к при­бреж­ным кам­ням. Мы оттал­ки­ва­ем­ся вес­ла­ми, мол­ча молим­ся. Вспо­ми­наю о сво­ей реч­ной моло­до­сти, о рус­ских мото­рах: «Вих­ре», «Москве», «Ветер­ке», о забрыз­ган­ных све­чах. А ту «Яма­ха», не под­ве­дет, успо­ка­и­ваю себя. Минут через пять — семь начи­на­ет­ся сна­ча­ла урча­ние, а потом, наби­ра­ю­щий обо­ро­ты мотор, повез нас обрат­но к при­ста­ни Ива­ни­ца. При­е­ха­ли с неболь­шим запа­сом вре­ме­ни, успев захва­тить по пути еще одно­го мона­ха — отшель­ни­ка из при­бреж­ной кельи.

10. Агиа Анна

Сно­ва мы на паро­ме. Наш путь лежит с пере­сад­кой в Даф­нии, к при­ста­ни Кару­лья. Пере­ку­сив в Даф­нии, пере­сев на дру­гой паром, дви­жем­ся в сто­ро­ну Кару­льи. Мно­гое изме­ни­лось после послед­не­го палом­ни­че­ства и на бере­гу, и в моей голо­ве, поэто­му у каж­до­го ско­ро­теч­но­го при­ча­ла спра­ши­ваю: «Это не Кару­лья?!» Капи­тан отве­ча­ет: «За боль­шим пово­ро­том ваша Кару­лья». Про­шли боль­шой пово­рот одна при­стань «Агиа Анна», дру­гая… Уже спу­щен трап мы бежим к тра­пу сна­ча­ла по палу­бе, потом по лест­ни­це. Трап уже начал под­ни­мать­ся. Кри­чим мат­ро­су. Он «успо­ка­и­ва­ет»: «Сей­час вер­нем­ся в Уро­но­по­лис, зав­тра успе­е­те вый­ти на Кару­лью!» Кри­чим капи­та­ну, он гово­рит: «Выса­жу после раз­во­ро­та на «Агиа Анне»». Выса­жи­ва­ем­ся на при­ста­ни «Агиа Анна».

Поче­му мы стре­ми­лись в Кару­лью? Пото­му что отту­да я знал доро­гу в скит «Агиа Анна». У выхо­да с при­ста­ни нам пока­за­ли, по какой тро­пе под­ни­мать­ся. Нача­ли вос­хож­де­ние. С пере­дыш­ка­ми, с оста­нов­ка­ми, ощу­щая каж­дые сто грамм в сво­ем рюк­за­ке, успе­вая любо­вать­ся откры­ва­ю­щи­ми­ся вида­ми и кра­со­та­ми Под­не­бес­но­го Сада Бого­ро­ди­цы, мы дви­га­лись вверх, на пере­пу­тьях, раз­би­рая крас­ные стрел­ки на ука­за­те­лях «Агиа Анна».

58439 1 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

Скит Агиа Анна вид­не­ет­ся в верху

Как толь­ко на одной из келей­ных веранд, захо­те­ли све­рить марш­рут, услы­ша­ли голо­са. Спус­ка­лась груп­па палом­ни­ков из трех чело­век. Это ока­за­лись палом­ни­ки из Кип­ра. Один из них — Дима, родив­ший­ся в Мол­да­вии, хоро­шо гово­рил по-рус­ски. Он ска­зал, что мы нахо­дим­ся в пяти мину­тах ходь­бы до ски­та «Агиа Анны». Игу­ме­нья Свя­той Горы — Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, ока­зы­ва­ет­ся, раз­вер­ну­ла нас от высад­ки в Кару­лье и напра­ви­ла нас более корот­ким и лег­ким марш­ру­том к ски­ту сво­ей роди­тель­ни­цы — пра­вед­ной Анны. Да еще для наше­го уте­ше­ния посла­ла нам опыт­но­го пере­вод­чи­ка и зна­то­ка Афо­на — Диму. Если хоти­те пооб­щать­ся с афон­ским стар­цем папой Яни­сом, пред­ло­жил Дима, то може­те пой­ти с нашей груп­пой. Мы не пла­ни­ро­ва­ли захо­дить к папе Яни­су для обще­ния, без рус­ско-гре­че­ско­го пере­вод­чи­ка не было смыс­ла. А тут Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца сотво­ри­ла еще неждан­ную милость.

Подо­шли к келье папы Яни­са. Позва­ли келей­ни­ка, объ­яс­ни­ли, что за палом­ни­ки хоте­ли встре­тить­ся с ним, он ска­зал, папа Янис сей­час отды­ха­ет, схо­жу, спро­шу его. Через несколь­ко минут он вышел и ска­зал, если есть воз­мож­ность, при­хо­ди­те с 18 до 19 часов. В это вре­мя он обыч­но бесе­ду­ет с паломниками.

58440 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

Чудо­твор­ная ико­на Свя­той Пра­вед­ной Анны

Дмит­рий — наш новый зна­ко­мый, сми­рен­но и бла­го­го­вей­но нас успо­ко­ил. Вот и хоро­шо, сей­час под­ни­мем­ся в скит Агиа Анна, отдох­не­те с доро­ги, при­ло­жи­тесь к иконе Пра­вед­ной Анны, к Ее сто­поч­ке, свя­ты­ням ски­та, помо­ли­тесь, напи­ше­те запи­соч­ки, поужи­на­ем, вме­сте, не спе­ша и спу­стим­ся к Папе Яни­су. Так мы и сде­ла­ли. Все посмот­ре­ли, послу­ша­ли рас­сказ о ски­те, его исто­рии, свя­ты­нях, ико­нах, фрес­ках бла­го с нами был хоро­ший пере­вод­чик, при­ло­жи­лись не спе­ша ко всем свя­ты­ням. Потом нас ждал чисто гре­че­ский сыт­ный мона­ше­ский ужин с варе­ны­ми боба­ми, сухи­ми олив­ка­ми, с зеле­ным све­жим пер­цем, с сала­том. На кофе мы уже не оста­лись, спе­ши­ли к папе Янису.

Молит­вы и пас­халь­ный тро­парь пред ужи­ном и бла­го­дар­ствен­ные пели по-рус­ски, так как за длин­ны­ми сто­ла­ми из десят­ков палом­ни­ков, ока­зал­ся толь­ко один рус­ский батюш­ка со сво­им дья­ко­ном. Мы, сидев­шие напро­тив, друж­но под­пе­ва­ли. В тра­пез­ной, вме­стив­шей десят­ки гре­ков, кипри­о­тов, англи­чан, сер­бов, аме­ри­кан­цев, нем­цев гро­мы­ха­ло рус­ское:- «Хри­стос Вос­кре­се из мерт­вых смер­тью смерть поправ, и сущим во гро­бех живот даровав!» 

Это пас­халь­ное пес­но­пе­ние, под­креп­ля­ло наши духов­но-мисти­че­ские бесе­ды и раз­мыш­ле­ния о Москве — «Тре­тьем Риме».

11. Наставление от папы Яниса

Дмит­рий — кипри­от­ский попут­чик был все вре­мя рядом, пере­во­дил, делил­ся ново­стя­ми. Ска­зал, меж­ду делом, что в сосед­нем ски­ту пере­да­ли инфор­ма­цию из кельи Кли­ме­ев, что в сто­ро­ну ски­та Агиа Анна ушел их мул с пустой кор­зи­ной. Что, воз­мож­но, из их ски­та при­дут за ним мона­хи. Но мы и пла­ни­ро­ва­ли, как раз, после ски­та пра­вед­ной Анны и, не запла­ни­ро­ван­ной уже, встре­чи с папой Яни­сом, идти в этот скит для встре­чи с о. Сала­фи­и­лом, ноч­ной молит­вы, и отдыха.

Спус­ка­ем­ся в келью папы Яни­са, уже седь­мой час. Полу­чит­ся ли уви­деть, почи­та­е­мо­го мно­ги­ми пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми извест­но­го афон­ско­го герон­ту — папу Яни­са? Мы уж и не дума­ли, что удаст­ся с ним побе­се­до­вать. Да и вопро­сов уже прак­ти­че­ски ника­ких не было. Спу­сти­лись, ждем. От жары сни­маю спор­тив­ную коф­ту с длин­ны­ми рука­ва­ми. Оста­юсь в чер­ной фут­бол­ке, на кото­рой изоб­ра­жен белый пра­во­слав­ный крест, по подо­бию схим­ни­ков. Садим­ся в ожи­да­нии инфор­ма­ции от папы Яни­са на ска­ме­еч­ку спра­ва от ворот в келью. Дмит­рий рас­ска­зы­ва­ет о состо­яв­ших­ся бесе­дах со стар­цем — духов­ни­ком Агиа Анны — о. Пет­ром «О том, как пра­виль­но наде­ет­ся на Бога». И тут на бал­кон­чик над вра­та­ми в келью неожи­дан­но для нас выхо­дит сам папа Янис. Сра­зу спра­ши­ва­ет: — Ну, какие у вас вопро­сы ко мне? Все рас­те­ря­лись. Смот­рят на меня как само­го стар­ше­го по воз­рас­ту из нашей груп­пы из четы­рех чело­век. Мне при­шлось задать самый важ­ный вопрос: что мне делать, что­бы по-насто­я­ще­му послу­жить Богу? Папа Янис улыб­нул­ся и гово­рит:- Зани­май­ся тем, чем зани­ма­ешь­ся! Но помни, что Хри­стос все­гда ходил в руба­хе с длин­ны­ми рукавами!

Потом после­до­ва­ли вопро­сы Ники­ты и дру­гих палом­ни­ков. Один из кипри­о­тов, кото­рый был у папы Яни­са два­дцать лет назад, отме­тил, что папа Янис был рань­ше более стро­гим. Отчи­ты­вал и стро­го спра­ши­вал о каж­дой тату­и­ров­ке на его руках. Наста­ла пора рас­ста­вать­ся с дру­же­люб­ны­ми попут­чи­ка­ми. Мы сер­деч­но обня­лись с каж­дым. Дима отме­тил, что это рус­ская тра­ди­ция так сер­деч­но про­щать­ся. Напом­нил ему рус­скую клас­си­ку: — «И каж­дый раз на век про­щай­тесь…» Он пони­ма­ю­ще улыб­нул­ся. Очень забот­ли­вый, вни­ма­тель­ный, пре­ду­пре­ди­тель­ный пра­во­слав­ный парень. Давал мне свой палом­ни­че­ский посох для пере­дви­же­ния по мест­ным спус­кам и подъ­ёмам, забот­ли­во опе­кал нас, пере­во­дил наи­бо­лее инте­рес­ные рас­ска­зы, бесе­ды, мест­ные исто­рии, под­ска­зы­вал что посмот­реть, где что находится.

12. Мул — проводник

В нача­ле вось­мо­го вече­ра мы отпра­ви­лись по незна­ко­мой ближ­ней верх­ней доро­ге в Рож­де­ствен­скую келью Кли­ме­ев, извест­ную обре­те­ни­ем в ней бра­том Иоси­фом Муньо­сом — Кор­те­сом чудо­твор­ной ико­ны Божи­ей Мате­ри Ивер­ской — «Мон­ре­аль­ской». Вол­но­вал­ся, думая, что нас заждал­ся там с утра о. Сала­фи­ил, с кото­рым целый день не было свя­зи. Да как бы не заблу­дить­ся в при­бли­жа­ю­щих­ся сумер­ках, на незна­ко­мых гор­ных тропах. 

Прой­дя несколь­ко мет­ров от ука­за­те­ля на Кату­на­ки, уви­дел сто­я­ще­го мула, еще не вери­лось, что это тот самый заблу­див­ший мул из кельи Кли­ме­ев. Под­хо­жу бли­же, читаю на кор­зин­ном креп­ле­нии хозяй­скую над­пись крас­ной крас­кой от Кли­ме­ев. Дождав­шись и встре­тив нас, он уве­рен­но поцо­кал к сво­е­му дому, про­во­жая нас по неиз­вест­ным, часто раз­ветв­ля­ю­щим­ся тропам.

«Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца — Игу­ме­нья Афо­на! Сла­ва мило­сер­дию Тво­е­му о нас греш­ных!» — зву­ча­ло в изум­лен­ном оче­ред­ным малень­ким чудом серд­це. Прой­дя мет­ров два­дцать за «мулаш­кой», захо­те­лось еще вос­поль­зо­вать­ся его гуже­вой тяг­ло­вой силой, бла­го кор­зи­на и кре­пи­тель­ные рези­но­вые верев­ки были на его спине. Но вся­кую мою попыт­ку догнать и поста­вить, тяже­ле­ю­щий с каж­дым мет­ром, рюк­зак с послан­ны­ми кни­га­ми, варе­ньем, моей запас­ной одеж­дой и обу­вью не уда­ва­лось. Как толь­ко уско­рял шаг, при­ме­ри­ва­ясь к заки­ды­ва­нию рюк­за­ка в «мулаш­ки­ну кор­зи­ну», мул так же при­бав­лял шаг, види­мо, не желая нагру­жать­ся. Тут уж я взмо­лил­ся: — Доро­гое живот­ное имей совесть, помоги!

Через несколь­ко шагов мул оста­нав­ли­ва­ет­ся, дого­няю его, взва­ли­ваю свой рюк­зак в его кор­зи­ну, при­вя­зы­ваю рези­но­вы­ми верев­ка­ми. Мул меня после все­го это­го про­пус­ка­ет впе­ред. — Мол, иди впе­ред, как вла­де­лец поклажи!

Дви­га­юсь налег­ке и по вре­ме­ни в пути, под­ска­зан­но­му зна­ю­щи­ми эту доро­гу мона­ха­ми из ски­та Агиа Анна, мы долж­ны были быть совсем близ­ко к цели наше­го пере­хо­да. И тут неза­да­ча, оче­ред­ная раз­вил­ка тро­пин­ки. Две калит­ки у двух неболь­ших оград, одна вверх — менее натоп­тан­ная, дру­гая вниз — более утоп­тан­ная. Осмат­ри­ваю обе дорож­ки. Навер­ху идут какие-то стро­и­тель­ные или ремонт­ные рабо­ты, сто­ит недав­но оста­нов­лен­ная бето­но­ме­шал­ка. Кучи не раз­бро­сан­но­го пес­ка, гра­вия. Затем спус­ка­юсь на ниж­нюю дорож­ку, по кото­рой сра­зу сна­ча­ла пошли вме­сте с мулом. Он там оста­но­вил­ся и не жела­ет даль­ше дви­гать­ся. Сбе­гал впе­ред по этой дорож­ке на раз­вед­ку. Воз­вра­ща­юсь к мулу, сто­ит. Может, пощип­лет трав­ку и пойдет.

Мул накло­нил голо­ву, взял в рот какую-то смо­лу, или, обуг­ли­вав­ший­ся по кра­ям корень, подер­жал во рту и выплю­нул. Что он этим хотел ска­зать, я не понял. Посы­лаю Ники­ту, что­бы уго­стил его чем-нибудь вкус­нень­ким и засти­му­ли­ро­вал даль­ше пока­зы­вать нам путь. Мул сто­ит, ни с места. Мне не тер­пит­ся добрать­ся до о. Сала­фи­и­ла. Ждать нет вре­ме­ни, ско­ро стем­не­ет. Да и мало ли какие заско­ки могут быть у род­ствен­ни­ка ослов. Воз­вра­ща­юсь к мулу. Гла­жу, упра­ши­ваю дви­гать­ся даль­ше, ни с места. Тогда беру свой рюк­зак. А то загу­ля­ет сно­ва где-нибудь с мои­ми веща­ми, доку­мен­та­ми, посыл­ка­ми. Стой сколь­ко хочешь, гово­рю, У нас нет вре­ме­ни изу­чать осо­бен­но­сти тво­е­го характера.

И отправ­ля­ем­ся на само­сто­я­тель­ный поиск сво­е­го даль­ней­ше­го при­ста­ни­ща. Про­ле­за­ем по узким, пло­хо про­топ­тан­ным, тро­пин­кам даль­ше, видим побли­зо­сти похо­жие на келью Кли­ме­ев доми­ки и ограж­де­ния. Мне каза­лось, попа­ди рядом к иско­мо­му месту, то сра­зу узнаю. Тем более недав­но смот­рел неболь­шой фильм о. Сала­фи­и­ла «Таин­ствен­ное место обре­те­ния чудо­твор­ной ико­ны…» и там была пока­за­на памят­ная калит­ка-вход в Рож­де­ствен­скую келью Кли­ме­ев. А тут! …Как буд­то гла­за и память зату­ма­ни­ла пелена.

Пыта­ем­ся най­ти кого-нибудь живо­го, что­бы спро­сить, но без­успеш­но. Вдруг, нако­нец, из одной сосед­ней кельи выхо­дит монах. Мы спра­ши­ва­ем, он гово­рит, что мы немно­го не дошли до Кли­ме­ев, что нуж­но воз­вра­щать­ся назад и повер­нуть напра­во. Воз­вра­ща­ем­ся, пово­ра­чи­ва­ем, ока­зы­ва­ем­ся перед ущельем.

58497 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

По доро­ге в келью Климеев

Теперь-то, понят­но, что если спус­кать­ся вниз и под­ни­мать­ся из него пона­до­бить­ся не менее часа. Рас­смат­ри­ва­ем вид­не­ю­щи­е­ся на той сто­роне уще­лья кельи, как ласточ­ки­ны гнез­да на ска­лах. Узнать не могу! Тут уж надеж­да на себя совер­шен­но закон­чи­лась, вскрыл­ся осо­бо мой грех само­на­де­ян­но­сти и сла­бая, рас­се­ян­ная молит­ва. Пока­зы­ваю фраг­мен­ты филь­ма «Таин­ствен­ное место…» Ники­те и он сра­зу узна­ет нуж­ную калит­ку. Через пять минут мы уже вхо­дим в нее. Вни­зу у заго­на для мулов сто­ит и пома­хи­ва­ет хво­стом наш «про­вод­ник и помощ­ник», вид­но, дав­но уже при­шед­ший корот­ким путем. Он не захо­тел идти непра­виль­ной доро­гой, а мы его не поняли.

13. Молитва в Рождественской келье Климеев

Уже смер­ка­лось, сла­ва Богу, калит­ка была откры­та. Мы вошли внутрь кельи. Про­шел по зна­ко­мым про­хо­дам. Загля­нул в храм. В ико­но­пис­ную мастер­скую, где была напи­са­на Ивер­ская — Мон­реа­аль­ская Чудо­твор­ная ико­на Божи­ей Матери.

Тра­пез­ная закры­та. Про­сто «келья — при­зрак». Ни души! 

58498 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

Место напи­са­ния Чудо­твор­ной ико­ны Божи­ей Матери

Мона­хи, навер­ное, отды­ха­ют в сво­их кельях-заку­точ­ках перед ноч­ной служ­бой. Вни­зу услы­шал какое-то дви­же­ние. Один из ста­рых мона­хов выхо­дил по сво­им делам. Спус­ка­юсь и обра­ща­юсь к нему. Герон­та! Где брат Васи­лий или Сала­фи­ил? Он госте­при­им­но улы­ба­ет­ся и ухо­дит звать дру­гих келио­тов. При­хо­дят три мона­ха вме­сте с ним. Один гово­рит по-рус­ски. Спра­ши­ва­ет — кто мы такие? Да мно­гое пере­ме­ни­лось за семь лет, когда мы так­же под вечер при­бре­ли сюда. Объ­яс­няю, кто мы и отку­да, он пони­ма­ю­ще кива­ет голо­вой. Пока­зы­ва­ет место наше­го рас­по­ло­же­ния и отды­ха. Зажи­га­ет керо­си­но­вую лам­пу, но мы отка­зы­ва­ем­ся из-за тяже­ло­го запа­ха. Он роп­щет, что хоро­ше­го керо­си­на сей­час невоз­мож­но най­ти. Позво­ни­ли о. Сала­фи­и­лу, он ска­зал, что он идет к нам. Нас при­гла­ша­ют в храм на пове­че­рье. Молим­ся с бра­тья­ми в уют­ном скром­ном хра­ме с шестью ста­си­ди­я­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми по три, по левой и пра­вой стене. Ста­си­дии упи­ра­ют­ся пря­мо в ико­но­стас. Пока мы моли­лись, при­хо­дит о. Сала­фи­ил. Хри­сто­су­ем­ся, как буд­то рас­ста­лись толь­ко вче­ра после пас­халь­ной служ­бы, а не виде­лись уже несколь­ко быст­ро про­ле­тев­ших лет. Бра­тия начи­на­ют нас по пра­во­слав­но­му пот­че­вать раз­ны­ми мест­ны­ми вкус­но­стя­ми. Мы согла­си­лись на чай с медом. И за чаем рас­ска­за­ли о. Сала­фи­и­лу о сво­их при­клю­че­ни­ях и чуде­сах. В раз­го­во­ре не раз помя­ну­ли муче­ни­ка Иоси­фа Муньо­са Кор­те­са, кото­рый сидел на этих ска­мей­ках, бесе­до­вал с эти­ми бра­тья­ми кли­ме­я­ми, и отсю­да вывез чудо­твор­ный Миро­то­чи­вый образ Бого­ро­ди­цы, кото­рый сиял потом на весь мир до муче­ни­че­ской кон­чи­ны хра­ни­те­ля ико­ны от руки сата­ни­стов. Запом­ни­лись горя­чие сло­ва о. Сала­фи­и­ла: — «Ведь что уди­ви­тель­но, Ивер­ская — Мон­реа­аль­ская Чудо­твор­ная ико­на Божи­ей Мате­ри яви­лась в гре­че­ской келье, была напи­са­на гре­ка­ми, пошла слу­жить, чудо­тво­рить и раз­да­вать свою бла­го­дать рус­ским в Рус­ской церк­ви загра­ни­цей. При­вез ее от гре­ков к рус­ским пра­во­слав­ный испа­нец чилий­ско­го про­ис­хож­де­ния. Дей­стви­тель­но «…нет ни Елли­на, ни Иудея .., но всё и во всём Хри­стос». Это ли не брат­ская связь пра­во­слав­ных гре­ков и рус­ских! Да и кто нам пра­во­слав­ным бли­же пра­во­слав­ный кипри­от, грек, испа­нец, укра­и­нец, бело­рус или рус­ский без­бож­ник-ате­ист?» Для меня тоже рус­ский — зна­чит пра­во­слав­ный. Вспом­нил вре­ме­на К. Леон­тье­ва спор гре­ков и болгар.

58499 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

 Брат Иосиф Муньос и Чудо­твор­ная икона

После чая мы пошли отды­хать, так как в три часа ночи вме­сте с мона­ха­ми вста­нем на Иису­со­ву молит­ву. Когда лег­ли отды­хать, мыш­цы моих ног ста­ла сво­дить судо­ро­ги с нарас­та­ю­щей болью, с тру­дом сдер­жи­ваю себя, что­бы не закри­чать. «Враг» мстит за наше гор­ное подвиж­ни­че­ство. Сво­и­ми гром­ки­ми сто­на­ми раз­бу­дил Ники­ту. Он вста­ет, вклю­ча­ет фона­рик, ищет освя­щен­ное мас­ло. Нама­зы­ваю свои ока­ме­нев­шие, скру­чи­ва­е­мые судо­ро­гой мыш­цы ног, боль поти­хонь­ку отсту­па­ет. Но так до трех часов и не смог заснуть. Без слов и суе­ты, как буд­то это при­выч­ное для нас дело, вста­ем на молитву.

Дожи­да­ем­ся бра­тию, захо­дим в храм. Спра­ши­ва­ют, чет­ки у вас есть? Мы пока­зы­ва­ем свои чет­ки. Чита­ют­ся пред­на­чи­на­тель­ные молит­вы, затем начи­на­ет­ся Иису­со­ва молит­ва по чет­кам. После каж­дой сот­ни узел­ков, пооче­ред­но опре­де­лен­ные воз­гла­сы, из кото­рых толь­ко понят­но «Алли­луя, Алли­луя, Алли­луя». Затем про­дол­же­ние молит­вы. Да! Вид­но, какой это тяже­лый, мно­го­лет­ний мона­ше­ский подвиг пока­ян­ной молит­вы за поте­рян­ный чело­ве­ком и чело­ве­че­ством рай. У само­го ста­ро­го мона­ха пери­о­ди­че­ски из руки пада­ют чет­ки, он сра­зу накло­ня­ет­ся, под­ни­ма­ет их и про­дол­жа­ет свое умное дела­ние. Чув­ству­ет­ся что-то осо­бен­ное, сокро­вен­ное в этом напря­жен­ной ноч­ном, мона­ше­ском «умном дела­ние», мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции иси­хаз­ма. Вспом­ни­лись сло­ва одно­го бого­сло­ва: — «Сино­ним сло­ва Афон это — исихазм».

Более трех часов молит­вы про­ле­та­ют быст­ро, хотя мы выхо­ди­ли для бодр­ство­ва­ния на бал­кон, где на гори­зон­те над морем сна­ча­ла сия­ли звез­ды, а затем брез­жит рас­свет, и из-за гор соби­ра­ет­ся под­ни­мать­ся солн­це. Идем в свою гости­нич­ную келью отды­хать, ложим­ся. В голо­ву при­хо­дят мыс­ли, что все же еще дает Афон палом­ни­ку. Дает ритм молит­вен­ный. Дает духов­ный настрой на молит­вен­ную жизнь, жизнь не от мира сего. Раз­ме­рен­ный уклад, обы­ден­ность мона­ше­ской жиз­ни уво­дят от суе­ты мира сего. При­ро­да Афо­на тоже име­ет свое зна­че­ние. Жар­кий сол­неч­ный Афон, гор­ные вос­хож­де­ния и спус­ки, рас­плав­ля­ют раци­о­наль­ный мозг, и при­выч­ное вос­при­я­тие мира. Дают воз­мож­ность посмот­реть на свою сует­ную жизнь с пози­ции Вечности.

После неболь­шо­го отды­ха, побла­го­да­рив госте­при­им­ных хозя­ев, выхо­дим за калит­ку. За калит­кой про­ща­ем­ся с о. Сала­фи­и­лом, спо­кой­но и обы­ден­но, как на пару часов, а может опять на неопре­де­лен­ное, извест­ное толь­ко Богу вре­мя. И дви­жем­ся каж­дый в свою сто­ро­ну, мы на при­стань, он к месту сво­ей уеди­нен­ной молит­вы, но так хоте­лось, что­бы все мы встре­ти­лись, боль­ше не рас­ста­ва­ясь в, поте­рян­ном нами и чело­ве­че­ством, рае.

58500 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

При­стань Кару­лья внизу

14. О надеянии на Бога

Спу­сти­лись к при­ста­ни, и на гори­зон­те в ско­ром вре­ме­ни появ­ля­ет­ся, уже став­ший род­ным, паром «Агиа Анна». Мы поку­па­ем билет и плы­вем вдоль афон­ских бере­гов к Даф­нии. На палу­бе встре­ча­ем дру­зей-кипри­о­тов. Садим­ся рядыш­ком, как дав­ние близ­кие зна­ко­мые, пород­нив­ши­е­ся в сво­их духов­ных и дорож­ных палом­ни­че­ских поис­ках. Дима-пере­вод­чик про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать уже свои лич­ные исто­рии «о наде­я­нии и упо­ва­нии на Бога».

На Кип­ре не при­ня­то жить с роди­те­ля­ми. Но волею судь­бы Диме при­шлось жить с тещей. Испы­тав на себе народ­ную кипри­от­скую муд­рость, они с женой ста­ли молить­ся и наде­ять­ся на реше­ние жилищ­но­го вопро­са. Зара­бо­тать моло­дой паре свое жилье не менее слож­но, чем в Рос­сии. Сна­ча­ла им подру­га пред­ло­жи­ла сда­вать бес­плат­но ее стро­я­щу­ю­ся квар­ти­ру, но несколь­ко раз пере­но­си­лась сда­ча дома, как и у нас это часто быва­ет. Но они не пере­ста­ва­ли молить­ся и наде­ять­ся. И вот, нако­нец, теща при­ни­ма­ет реше­ние стро­ить себе новый дом. А ста­рую квар­ти­ру остав­ля­ет моло­дым. Да, надеж­да на Бога, о кото­рой гово­ри­ла Еле­на, о. Рафа­ил, на кото­рую обра­щал вни­ма­ние о. Петр из ски­та Агиа Анна важ­ное место в жиз­ни каж­до­го хри­сти­а­ни­на. Сло­ва о надеж­де, кото­рые в све­те наших нынеш­них духов­ных поис­ков и похож­де­ний кажут­ся таки­ми живы­ми и под­твер­жден­ны­ми каж­до­днев­ным, полу­чен­ным уже здесь, афон­ским опы­том. Да! Так ведь это и есть свя­зу­ю­щая нить духов­но­го смыс­ла наше­го палом­ни­че­стванесмот­ря ни на что, необ­хо­ди­мо наде­ять­ся на Господа.

15. Расставание с Византией

58501 - «Византийское время». Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году

Мы с Ники­той в кон­це паломничества

В Даф­нии мы рас­ста­ем­ся с дру­зья­ми ‑кипри­о­та­ми. После неболь­шой пере­дыш­ки, плы­вем даль­ше к Рус­ско­му Свя­то-Пан­те­лей­мо­но­ву мона­сты­рю. Мона­стырь с моря выгля­дит осо­бен­но вели­че­ствен­но и гра­ци­оз­но. Рус­ские купо­ла церк­вей чем-то напо­ми­на­ют Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру. В год тыся­че­ле­тия пре­бы­ва­ния рус­ских на Афоне, кото­рое празд­но­ва­лось не так дав­но, все здесь было при­ве­де­но в поря­док. Но вот нака­нуне мона­стыр­ско­го празд­ни­ка, на днях сго­ре­ла транс­фор­ма­тор­ная под­стан­ция, нет элек­три­че­ства, палом­ни­ков не при­ни­ма­ют. Пере­даю мно­го­чис­лен­ные запис­ки из Рос­сии зна­ко­мым батюш­кам для поми­на­ния здесь — в един­ствен­ном Рус­ском мона­сты­ре на Афоне. Здесь, уже более тыся­чи лет мона­ха­ми Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви воз­но­сит­ся непре­стан­ная молит­ва ко Гос­по­ду и Его Пре­чи­стой Мате­ри — Игу­ме­нье Свя­той горы, кото­рая, как мы убе­ди­лись, быст­ро услы­шан­ною и испол­ня­е­мою Ею бывает.

По воз­вра­ще­нии в Ура­но­по­лис быст­ро соби­ра­ем вещи, обе­да­ем на про­ща­ние у Марии. Наш води­тель, Алек­сандр, уже погля­ды­вая на часы, пото­рап­ли­ва­ет нас. До выле­та в Рос­сию мы долж­ны заехать в Сало­ни­ках в Бази­ли­ку св. Дмит­рия Салун­ско­го и храм прп. Гри­го­рия Пала­мы.

Все дела на афон­ской зем­ле, пока, завер­ше­ны, впе­ред к новым свя­ты­ням и к новым духов­ным подвигам!

Сало­ни­ки древ­ней­ший визан­тий­ский город, кото­рый нуж­да­ет­ся в отдель­ном посе­ще­нии. Но даже посе­щен­ные вкрат­це хра­мы остав­ля­ют силь­ное впе­чат­ле­нье сво­ей архи­тек­ту­рой, сво­и­ми свя­ты­ня­ми, уди­ви­тель­ны­ми ико­на­ми и рос­пи­ся­ми. Бла­го­дать, полу­чен­ная нами во вре­мя палом­ни­че­ства, здесь осмыс­ля­ет­ся и вер­ба­ли­зи­ру­ет­ся в слова.

Вспом­ни­лись часы в келье у Кли­ме­ев, пока­зы­ва­ю­щие визан­тий­ское вре­мя и про­вид­че­ские сти­хи, сфо­то­гра­фи­ро­ван­ные мною из кни­ги «Послед­ний Афон» о живом при­кос­но­ве­нии к нему…

16. Византийское время

В завер­ше­ние сво­их заме­ток об Афоне мне хочет­ся при­ве­сти упо­мя­ну­тые в нача­ле сти­хи мона­ха Сала­фи­и­ла (Фили­пье­ва), в про­шлом — ино­ка Всеволода.

Визан­тия, я тебя не знаю,

Так далек огонь тво­их костров,

но как эллин пра­во­слав­ный чаю

видеть над Царь­гра­дом Крест Христов,

видеть над Стам­бу­лом наше знамя

с над­пи­сью зла­той: «Сим победишь»

и к При­ча­стию в Софий­ском Храме

подой­ти… Как жаль, что ты молчишь.

Визан­тия, горест­ная птица

Свеч­ка, при­не­сен­ная Христу

Ночь афон­ская. При­шла пора молиться.

Воин визан­тий­ский — на посту.

Жив Афон — как Визан­тии семя.

На Афоне веру не убить,

Здесь оста­лось визан­тий­ским время,

чтоб молит­ву веч­ную творить.

Из раз­го­во­ров с отцом Сала­фи­и­лом и дру­ги­ми рус­ски­ми, и гре­че­ски­ми афо­ни­та­ми, я вынес их сер­деч­ную боль о начав­шем­ся недав­но раз­де­ле­нии в Пра­во­сла­вии. Конеч­но, быва­ли дол­го­лет­ние раз­де­ле­ния, как, напри­мер, меж­ду Рус­ской Зару­беж­ной Цер­ко­вью и Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хи­ей, кото­рые по мило­сти Божи­ей потом увра­че­вы­ва­лись. Но не все­гда так быва­ет. Боль­шую роль носи­те­ля духа мир­на, и одно­вре­мен­но защит­ни­ка Пра­во­сла­вия, все­гда име­ла и име­ет Свя­тая Гора Афон. По обе­то­ва­нию Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы — Афон — это Ее удел до кон­ца вре­мен. Есть такое пре­да­ние, что мона­хам нуж­но ухо­дить с Афо­на, если Ивер­ская Ико­на Сама поки­нет его. Но Ивер­ская Ико­на сей­час на Афоне! И, кро­ме того, есть пре­да­ние, что в гор­ной части вокруг самой вер­ши­ны Афо­на мона­хи будут жить все­гда, а послед­нюю литур­гию совер­шат на вер­шине в хра­ме Пре­об­ра­же­ния две­на­дцать неви­ди­мых старцев.

Пото­му осо­бен­но боль­но слы­шать заяв­ле­ния напо­до­бие того, что, мол, нель­зя ездить на Афон, там рас­кол. Полу­ча­ет­ся, что Матерь Божия гово­рит, что Афон — это Ее удел, а люди запре­ща­ют ездить в этот удел! Это же хула на Матерь Божию… Горько.

Да и посмот­рел я на Афоне про­стых гре­че­ских веру­ю­щих. Они с болью и недо­уме­ни­ем гово­рят о том, что теперь лише­ны воз­мож­но­сти ездить по свя­ты­ням Рос­сии, напри­мер, к бла­жен­ной Мат­роне, кото­рую очень почи­та­ют. Их ведь не допус­ка­ют до При­ча­стия в Рос­сии, если они чада Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Пат­ри­ар­ха­та. А они гово­рят: «Мы про­тив эку­ме­ни­ста пат­ри­ар­ха Вар­фо­ло­мея, кото­рый сидит дале­ко в Кон­стан­ти­но­по­ле. Поче­му мы долж­ны отве­чать за его пре­ступ­ле­ния!?» Ведь сей­час полу­ча­ет­ся, что если гре­че­ский афон­ский ста­рец при­е­дет в Моск­ву, ему не дадут ни испо­ве­до­вать веру­ю­щих, ни сослу­жить в хра­ме. Кому-то очень выгод­но отко­лоть Свя­той Афон от Рос­сии. Что­бы не было этой свя­той бла­го­дат­ной духов­ной связи.

Вся это ситу­а­ция уж слиш­ком напо­ми­на­ет двой­ную про­во­ка­цию! Кому она выгод­на? Толь­ко сатане и вра­гам Пра­во­сла­вия, даже если они при­кры­ва­ют­ся кра­си­вы­ми цер­ков­ны­ми словами.

Вме­сто того, что­бы запре­щать ездить на Афон, нуж­но наобо­рот, при­зы­вать всех рус­ских ездить туда как мож­но чаще. Дабы под­дер­жи­вать наших мона­хов, наш Рус­ский Афон, а кро­ме того, что­бы духов­но общать­ся с бра­тья­ми пра­во­слав­ны­ми гре­ка­ми, с афон­ски­ми стар­ца­ми, и сов­мест­но укреп­лять­ся в борь­бе про­тив эку­ме­ни­стов, модер­ни­стов, обнов­лен­цев, само­свя­тов и рас­коль­ни­ков. Сила Пра­во­сла­вия в его един­стве! Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, помо­гай нам!

Свя­тая Гора Афон, 2019 г.

Алек­сандр Федо­ро­вич Чер­нав­ский, педа­гог-пси­хо­лог, обще­ствен­ный деятель

Источ­ник: Рус­ская народ­ная линия

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки