Пари Паскаля

Пари́ Паска́ля – прак­ти­че­ский аргу­мент для веры в Бога, сфор­му­ли­ро­ван­ный Блезом Пас­ка­лем, фран­цуз­ским рели­ги­оз­ным фило­со­фом, мате­ма­ти­ком и физи­ком. В своих «Мыслях» (1657–58) Пас­каль пред­ло­жил сле­ду­ю­щий аргу­мент для демон­стра­ции раци­о­наль­но­сти хри­сти­ан­ской веры:

  • Если Бог не суще­ствует, то атеист мало что теряет, веруя в него, и, соот­вет­ственно, немно­гое при­об­ре­тает, не веруя в него.
  • Если же Бог суще­ствует, то атеист при­об­ре­тает вечную жизнь, уве­ро­вав в него, и теряет бес­ко­неч­ное благо, не веруя.

Цитата: “Взве­сим наш воз­мож­ный выиг­рыш или про­иг­рыш, если вы поста­вите на орла, то есть на Бога. Сопо­ста­вим тот и другой: выиг­рав, вы выиг­ра­ете все, про­иг­рав, не поте­ря­ете ничего. Ставьте же, не колеб­лясь, на Бога!

Чем вы рис­ку­ете, сделав такой выбор? Вы ста­нете верным, чест­ным, сми­рен­ным, бла­го­дар­ным, творя­щим добро чело­ве­ком, спо­соб­ным к ис­кренней, истин­ной дружбе. Да, разу­ме­ется, для вас будут зака­заны низ­мен­ные насла­жде­ния — слава, сла­до­стра­стие, — но разве вы ничего не полу­чите взамен? Говорю вам, вы много выиг­ра­ете даже в этой жизни, и с каждым шагом по избран­ному пути все несо­мнен­нее будет для вас выиг­рыш и все ничтож­нее то, против чего вы поста­вили на несо­мнен­ное и бес­ко­неч­ное, ничем при этом не пожерт­во­вав”.

***

Семен Франк, «С нами Бог»

отрывки из главы «Вера как рели­ги­оз­ный опыт» Пари Пас­каля

Самым пара­док­саль­ным и острым выра­же­нием этого пони­ма­ния веры и выте­ка­ю­щего из нее тра­ги­че­ского поло­же­ния чело­ве­че­ской души перед про­бле­мой веры и неве­рия может почи­таться зна­ме­ни­тое «Пари Пас­каля». Я должен ска­зать откро­венно: при всем моем вос­хи­ще­нии прав­ди­во­стью, силой и про­ни­ца­тель­но­стью рели­ги­оз­ной мысли Пас­каля я не могу видеть в этом «пари» ничего, кроме стран­ного и притом кощун­ствен­ного заблуж­де­ния. Ход мысли, как известно, таков: так как ставки игры на веру и неве­рие бес­ко­нечно раз­личны по цен­но­сти – поста­вив на веру и оши­бясь, мы поте­ряем только ничтож­ные блага крат­кой земной жизни, поста­вив же на неве­рие и оши­бясь, мы вместо веч­ного бла­жен­ства рис­куем быть обре­чены на вечные муки, – то даже при мини­маль­ном шансе на правоту веры расчет риска и удачи велит избрать ставку на веру. Я, конечно, знаю, что кон­крет­ный ход мыслей Пас­каля гораздо тоньше этой грубой логи­че­ской схемы, в нем, как всюду у Пас­каля, есть гени­аль­ное про­зре­ние. В нем можно уло­вить совер­шенно иную мысль, именно, что, пойдя сна­чала «наугад» по пути веры, потом обре­таем на нем опыт­ное удо­сто­ве­ре­ние его истин­но­сти.

Но если оста­вить это в сто­роне и сосре­до­то­читься на при­ве­ден­ном грубом логи­че­ском остове мысли, то полу­ча­ется впе­чат­ле­ние чего-то про­ти­во­есте­ствен­ного, какого-то духов­ного урод­ства. Мысля Свя­тыню и не зная, есть ли она на самом деле, мы должны заняться рас­че­том, стоит ли наугад покло­няться ей, не имея ника­кого внут­рен­него осно­ва­ния для веры, мы должны сле­до­вать рас­чету, что для нас выгод­нее вести себя, исходя из пред­по­ло­же­ния, что утвер­жде­ния веры все-таки ока­жутся пра­виль­ными. Какую рели­ги­оз­ную цен­ность имеет так моти­ви­ро­ван­ная реши­мость верить? Какое пред­став­ле­ние о Боге и Его суде над душой лежит в основе этого рас­чета? Если бы я был неве­ру­ю­щим, то я отве­тил бы Пас­калю: «Я пред­по­чи­таю пред­стать перед судом Божиим – если он суще­ствует – и откро­венно ска­зать Богу. «Я хотел верить, но не мог, не находя осно­ва­ния для веры; честно искал Тебя, но не мог найти и потому скло­нился к убеж­де­нию, что Тебя нет; а теперь суди меня, как знаешь, я не знаю, есть ли Бог, и даже думаю, что Его нет, но я точно знаю, что, если Он есть, Он мило­серд и, кроме того, ценит выше всего прав­ди­вость и чистоту души и потому не осудит меня за искрен­нее заблуж­де­ние; поэтому у меня вообще нет риска про­иг­рыша, и все ваше пари есть неубе­ди­тель­ная выдумка».

Но все это тра­ги­че­ски-мучи­тель­ное состо­я­ние души перед лицом вопроса о вере и неве­рии, все это тягост­ное и бес­по­лез­ное напря­же­ние духа, когда мы застав­ляем себя верить и все же не можем заста­вить по той про­стой при­чине, что вера по самому ее суще­ству может быть только сво­бод­ным, непро­из­воль­ным, неудер­жи­мым дви­же­нием души – радост­ным и легким, как все есте­ствен­ное и непро­из­воль­ное в нашей душе, – все это про­ис­те­кает из ука­зан­ного пони­ма­ния веры как ничем не обос­но­ван­ного суж­де­ния о транс­цен­дент­ной, недо­ступ­ной нам реаль­но­сти. Отсюда, повто­ряю, готов­ность и склон­ность дове­ряться авто­ри­тету – обос­но­вы­вать веру на сооб­ще­ниях некоей высшей инстан­ции, о кото­рой мы думаем, что она мудрее, более све­дуща, чем наша бес­силь­ная чело­ве­че­ская мысль, т. е. что она уже дей­стви­тельно посвя­щена в недо­ступ­ные нам тайны бытия, имеет в отли­чие от нас самих непо­сред­ствен­ный доступ к ним. Но мы уже видели, что это только мнимый выход из отча­ян­ного поло­же­ния.

Можно и должно дове­риться авто­ри­тету, верить суж­де­нию тех, кто мудрее и опыт­нее нас. Но для этого надо уже знать, а не слепо верить, что они дей­стви­тельно мудрее нас, т. е. в данном случае что они дей­стви­тельно научены самим Богом; а для этого надо не только уже знать, что Бог есть, но и уметь самому раз­ли­чать, какие чело­ве­че­ские слова выра­жают под­лин­ную Божию правду, а какие – нет. Но как воз­можно это двой­ное знание, если вера всегда и всюду есть только догадка, суж­де­ние о чем-то недо­ступ­ном? Выше я пытался пока­зать, что вера-дове­рие – непо­сред­ственно или через ряд про­ме­жу­точ­ных инстан­ций – опи­ра­ется на веру-досто­вер­ность. Но как воз­можна вера-досто­вер­ность?

Досто­вер­ность во всех обла­стях мысли и знания может озна­чать только одно: реаль­ное при­сут­ствие самого пред­мета знания или мысли в нашем созна­нии. Такое реаль­ное при­сут­ствие самого пред­мета есть то, что в отли­чие от суж­де­ния как мысли о транс­цен­дент­ной реаль­но­сти назы­ва­ется опытом. Мысль, суж­де­ние тре­буют про­верки, может быть исти­ной и заблуж­де­нием. Но опыт удо­сто­ве­ряет сам себя, ему доста­точно просто быть, чтобы быть исти­ной. Когда я испы­ты­ваю боль, я тем самым знаю, что боль дей­стви­тельно есть, что она – реаль­ность; также я знаю, что испы­тан­ная мною радость есть в составе моей жизни под­лин­ная реаль­ность. Сомне­ние было бы здесь просто бес­смыс­ленно, ибо бес­пред­метно. Досто­вер­ность в конеч­ном счете носит всегда харак­тер того непо­сред­ственно оче­вид­ного знания, в кото­ром сама реаль­ность нали­че­ствует, как бы предъ­яв­ляет себя нам; именно это мы разу­меем под словом «опыт». Опыт – такое обла­да­ние чем-либо, кото­рое само есть сви­де­тель­ство реаль­но­сти обла­да­е­мого. Если воз­можна вера-досто­вер­ность, то это пред­по­ла­гает, что есть вера, име­ю­щая харак­тер опыта. (Отры­вок из книги С.Л. Франка «С нами Бог»)

***

Вечное в рус­ской фило­со­фии

Из книги Б.П. Выше­слав­цева. Фраг­мент Главы XII. Пас­каль

Мы постав­лены перед неким таин­ствен­ным или – или: или Бог и бес­смер­тие, или Ничто. Транс­цен­дент­ность может озна­чать или первое или второе – причем наука и разум не могут дать реше­ние этой дилеммы, реше­ние это дается серд­цем, дается рели­гией.

Свое­об­раз­ное реше­ние дилеммы нахо­дим мы в том аргу­менте, кото­рый изве­стен под именем пари Пас­каля. Аргу­мент можно счи­тать пара­док­саль­ным, даже шуточ­ным. Он имеет в виду тот салон­ный атеизм, кото­рый был рас­про­стра­нен в высших кругах фран­цуз­ского обще­ства той эпохи, в кото­рой жил Пас­каль. Но в то же время в аргу­менте этом кро­ется глу­бо­кая и серьез­ная про­блема. Вся чело­ве­че­ская жизнь подобна игре, в кото­рой мы делаем ставки на раз­лич­ные откры­ва­ю­щи­еся перед нами воз­мож­но­сти. На что же мы должны совер­шить жиз­нен­ную ставку – на Бога и рели­гию или на без­бо­жие? Для ответа на этот вопрос Пас­каль поль­зу­ется люби­мой наукой – мате­ма­ти­кой. Он пред­ла­гает решить вопрос при помощи теории веро­ят­но­сти. Он счи­тает, что оди­на­ково веро­ятно суще­ство­ва­ние и несу­ще­ство­ва­ние Бога – мате­ма­ти­че­ски выра­жа­ясь, поло­вина шансов на суще­ство­ва­ние, поло­вина за несу­ще­ство­ва­ние.

Теперь сде­лаем ставку на первую веро­ят­ность и посмот­рим, что мы можем при этой ставки поте­рять и что выиг­рать. Поте­рять мы ничего не можем (теряем ноль), а выиг­ры­ваем все, бес­ко­неч­ность буду­щей жизни, бла­жен­ство, бес­смер­тие.

Теперь сде­лаем ставку на второе пред­ло­же­ние, на атеизм. При такой ставке мы ничего поте­рять не можем, так как обра­ща­емся в прах, в ничто; но в то же время и при­об­ре­сти ничего не можем, так как ничто, ноль не есть при­об­ре­те­ние. Ясно, что при таком поло­же­нии дел ставку сле­дует сде­лать на суще­ство­ва­ние Бога, а не на атеизм.

Что теря­ете вы, гово­рит Пас­каль, если вы ста­но­ви­тесь на хри­сти­ан­ский путь и при­зна­ете Бога и бес­смер­тие? Что дурное ожи­дает вас, если вы выби­ра­ете этот путь? – Вы будете вер­ными, чест­ными, крот­кими, бла­го­дар­ными, рас­по­ло­жен­ными к другим людям, – искрен­ними, истин­ными дру­зьями. По правде говоря, вы не будете зара­жены стра­стью к чув­ствен­ным удо­воль­ствиям, – но разве вы не имеете ника­ких других? Я утвер­ждаю, что вы только выиг­ра­ете в этой жизни. – Глупо рис­ко­вать конеч­ными вели­чи­нами, если вы можете при­об­ре­сти бес­ко­неч­ные.

Серьез­ность этого шуточ­ного аргу­мента в том, что каждый мыс­ля­щий чело­век должен в конце концов решить, какую жиз­нен­ную уста­новку он должен при­нять, – от этого зави­сит весь образ его жизни, вся его судьба, весь харак­тер. Если я стою перед ничто, то я должен ска­зать: Ешьте, пейте, друзья, во веки веков, и долой все сосуды. – Я построил мое дело на Ничто, – гово­рит абсо­лют­ный атеист Штир­нер. – Поту­сто­рон­нее есть пустой при­зрак. – Но в таком случае все доз­во­лено, всякое жела­ние, всякое пре­ступ­ле­ние. Нет ника­ких запре­тов, нет ничего долж­ного и свя­того. Если я стою перед Богом и Его цар­ством, то есть долж­ное, есть высшее при­зва­ние для чело­века, есть любовь, есть вера и надежда. Лично для самого Пас­каля не суще­ство­вало ника­кого пари. Для него вопрос был решен через рели­ги­озно-мисти­че­ское пере­жи­ва­ние, через логику сердца. Но обо всем этом нельзя гово­рить в сало­нах.

***

Рас­суж­де­ние и вера. Пари Пас­каля

Из книги про­то­и­е­рея Андрея Тка­чева “Почему я верю”

— Есть такой образ: кар­лики, сидя­щие на плечах гиган­тов. Эти кар­лики — мы. Нам очень многое может быть видно. Мы имеем воз­мож­ность посмот­реть назад с высоты про­жи­того. Там, в про­шлом, были люди, кото­рые удив­ляют нас уме­нием соче­тать то, что не все из нас сего­дня умеют соче­тать. Напри­мер, рас­суж­дать и верить.

Один из лучших умов мира, Блез Пас­каль, к сча­стью, напи­сал очень мало книг. Почему к сча­стью — потому, что с ними легко озна­ко­миться. Его «Мысли» про­чи­ты­ва­ются за два вечера. И как раз у него можно под­смот­реть соче­та­ние двух, каза­лось бы, про­ти­во­по­лож­ных умений: рас­суж­дать и верить.

Так, Пас­каль выво­дит сног­сши­ба­тель­ную фор­мулу, так назы­ва­е­мое «пари Пас­каля», кото­рое сво­дится к тому, что верить выгодно — рас­суж­дая строго логи­че­ски.

Пас­каль гово­рит: что теряет веру­ю­щий, если он ошибся? Ничего. Он живет мораль­ной жизнью, нахо­дит насла­жде­ние в своей сове­сти от испол­не­ния хоро­ших, пра­виль­ных вещей, про­жи­вает свою жизнь, как любой другой чело­век, болея, стра­дая, но находя уте­ше­ние в том, во что он верит. Потом его пости­гает конец, он уходит из этого мира. Допу­стим, он ошибся — и он попа­дает в некое ничто, исче­зает. В чем он стра­те­ги­че­ски ошибся? Ни в чем. Он прожил свою жизнь, как все, от рож­де­ния до смерти.

В случае, если он не ошибся, что он выиг­ры­вает? Пас­каль гово­рит: все. Он нахо­дит уте­ше­ние и вечную жизнь, встречу с ранее почив­шими род­ствен­ни­ками, он нахо­дит в Цар­ствии Небес­ном всех тех, кого любил и знал: апо­сто­лов, про­ро­ков, Бого­ро­дицу. Он нахо­дит там того Бога, в Кото­рого он дет­ской верой верил. Он нахо­дит все!

Теперь посмот­рим на чело­века, отка­зав­ше­гося верить. Что выиг­ры­вает неве­ру­ю­щий, если он прав, и что он теряет, если неправ? Если неве­ру­ю­щий прав, и там ничего нет — он ничего не выиг­ры­вает. Он про­жи­вает свою жизнь и уходит в ничто. А если он, неве­ру­ю­щий, ошибся, то что же он поте­рял? Все. Он абсо­лютно все поте­рял.

Это баналь­ное рас­суж­де­ние по зако­нам фор­маль­ной логики. И его при­во­дит не учи­тель мате­ма­тики сред­не­об­ра­зо­ва­тель­ной школы, а один из бле­стя­щих умов в миро­вой исто­рии.

—Но можно ли по-насто­я­щему верить «по рас­чету» — только потому, что это выгодно?

— Конечно, верить только потому, что ты, про­иг­рав «пари Пас­каля», рас­су­дил и понял выгоду веры, никто не может. И сам Пас­каль не так верил. Вера — это дар Божий. Огонь веры воз­гре­ва­ется в душе бла­го­да­тью Божией. Пра­виль­ная вера непре­менно должна рож­дать из себя любовь, потому что без любви все обес­це­ни­ва­ется. За веру нужно бороться, вера имеет многие стадии: пас­сив­ная вера, вера дея­тель­ная, вера, дви­жу­щая горами, — разная.

И Пас­каль, конечно, все это пони­мал. Поэтому в своих запис­ках1 он гово­рил, что к чело­веку при­хо­дит не Бог фило­со­фов, а Бог Авра­ама, Исаака и Иакова.

Но это сказал фило­соф — серьез­ный фило­соф, одна из эпо­халь­ных лич­но­стей в исто­рии чело­ве­че­ства, и к нему невредно при­слу­шаться.

Так что раз­мыш­ле­ние вере отнюдь не про­ти­во­ре­чит. Открыть эту про­стей­шую истину помо­гает зна­ком­ство с крат­кими био­гра­фи­ями веру­ю­щих людей, кото­рые в обла­сти ума — науки, при­клад­ных, тех­ни­че­ских заня­тий — оста­вили замет­ней­ший след. Ведь они могли рас­суж­дать над какими-то голо­во­кру­жи­тель­ными вещами, над такими мате­ма­ти­че­скими и фило­соф­скими зада­чами, перед кото­рыми про­стой чело­век просто отсту­пает. И это умение не мешало им веро­вать. И веро­вать так, как верит про­стой чело­век.


1 Име­ется в виду записка, най­ден­ная после смерти уче­ного в под­кладке его кам­зола и извест­ная как «Ме­мориал» Пас­каля.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки