Письма юродивого Стефана Нечаева

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Нечаев Стефан Тро­фи­мо­вич

Нечаев Стефан Тро­фи­мо­вич (ум. 13 V 1667) — галиц­кий юро­ди­вый, автор про­щаль­ных писем. Сын мест­ного купца, рано умер­шего. В юности Н. ушел из дому, стал юрод­ство­вать, потом, пожа­лев мать, вер­нулся, женился и прижил ребенка. Но тяга к юрод­ству ока­за­лась столь силь­ной, что он бросил семью и опять «пре­ло­жися в юрод­ство», на этот раз до смерти. Нечаев удо­сто­ился пышных похо­рон в Бого­яв­лен­ской церкви Галича, на кото­рых были архи­манд­риты мест­ных мона­сты­рей, про­то­поп собор­ного храма, галиц­кий вое­вода, дво­ряне и дети бояр­ские. В Бого­яв­лен­ской церкви была мест­но­чти­мая икона юро­ди­вого Сте­фана.

Сохра­ни­лось про­щаль­ное письмо Неча­ева, кото­рое он, «как пошел юрод­ство­вати, оста­вил на уте­ше­ние матери своей Евдо­кие да жене своей Аки­лине». Письмо входит в под­борку доку­мен­тов, кото­рую в списке второй поло вины XVIII в. обна­ру­жила в 1974 г. Н.В. Понырко. Под­борка кроме про­щаль­ного письма содер­жит корот­кую записку Н. дяде Гав­риле Сам­со­но­вичу с прось­бой не оста­вить оси­ро­тев­шую семью и над­пись на «дей­стви­тель­ном образе» юро­ди­вого в Бого­яв­лен­ской церкви. Соста­ви­тель под­борки, доба­вив­ший от себя несколько эти­кет­ных фраз, — без сомне­ния гали­ча­нин и млад­ший совре­мен­ник Н. Письмо постро­ено как диалог, в кото­ром мать вопро­шает своего сына, пеняет ему, что бросил семью, а тот объ­яс­няет свое реше­ние: он будет юрод­ство­вать «не про­стоты ради», т. е. не от ску­до­сти ума, а из пре­зре­ния к мир­ским благам («аще бы люб мне мир сей, и аз под­ви­захся бы о вещех его»). Уходя в юрод­ство, чело­век одно­вре­менно уходит из куль­туры, рвет с ней все связи. Письмо Н. — как бы про­щаль­ный завет уми­ра­ю­щего (он настой­чиво назы­вает себя мерт­ве­цом), а мать голо­сит над ним, как над покой­ни­ком. Это письмо — един­ствен­ный в своем роде текст. Однако можно допу­стить, что сочи­не­ние «про­щаль­ных писем» перед уходом в юрод­ство было эти­кет­ным момен­том: о таком же письме матери и жене упо­ми­на­ется в Житии Арсе­ния, нов­го­род­ского юро­ди­вого XVI в. (БАН, Устюж­ское собр., № 55, л. 12). Галиц­кая под­борка тек­стов сви­де­тель­ствует о том, что Н. рас­счи­ты­вал не только на прямых адре­са­тов, но и на широ­кую чита­тель­скую ауди­то­рию. В таком случае «про­щаль­ные письма» юро­ди­вых суть не доку­менты, но особый жанр древ­не­рус­ской литера туры.

Соч.: Лиха­чев Д.С., Пан­ченко А.М. «Сме­хо­вой мир» Древ­ней Руси. Л., 1976, с. 183–191.

А.М. Пан­ченко

Письма юро­ди­вого Сте­фана Неча­ева

1

Список с эпи­сто­лии жителя Галича, Сте­фана Тро­фи­мо­вича Неча­ева, юро­ди­вого, с его руко­пи­са­ния, кото­рое, как он пошел юрод­ство­вать, оста­вил на уте­ше­ние матери своей Евдо­кии, да жене своей Аки­лине.

Доб­рому чита­телю о Гос­поде радо­ваться[1]. Я, греш­ный, прошу и молю твою любовь: писал я эту гра­моту с вели­кой поспеш­но­стью, изустно, и если най­дешь что в ней некра­сиво и просто, не осуж­дай мою глу­пость, но исправь по своему мило­сер­дию. Еще молю твою кро­тость, прочти эту гра­моту тихо и сладко, не спеша, дабы мило и понятно было слы­шать ее роди­те­лям моим.

Все­мо­гу­щий, непо­сти­жи­мый, в Троице сла­ви­мый Бог в начале сотво­рил небо и землю, и все, что в ней[2]. И потом наса­дил рай, и оби­та­теля в нем создал – пер­вого чело­века Адама. И вложил в него глу­бо­кий сон, и вынул из него ребро, и сотво­рил ему жену, пра­ма­терь нашу Еву. Создал же их подобно анге­лам, не име­ю­щими ника­кой смерт­но­сти. Дал же им запо­ведь: в раю от вся­кого дерева есть, от одного только не вку­шать, ибо оно зло.

Поза­ви­до­вал сатана жизни их, что так сильно про­слав­лены Богом. Сотво­рена же была змея в раю, славна весьма. Лука­вый сатана в змею все­лился и обвился вокруг запрет­ного древа. Не смея же к Адаму гово­рить лживых слов, и зная, что жена его послу­шает, ибо муж жены крепче разу­мом, при­сту­пил к жене, говоря: «Почему от всех дере­вьев едите, а от одного не едите?». Она же отве­чала ему: «Бог нам запо­ведь дал, что смер­тью умрем». Сатана же ей льстиво гово­рит: «Съешьте от древа этого, и будете богами». Ева же вку­сила от запрет­ного древа и Адаму дала вку­сить. И оба стали обна­жены Божией бла­го­дати. Прежде стали смерт­ными, ибо смерт­ное замыс­лили, захо­тели стать богами – и не стали. Гос­подь же пове­лел из рая изгнать его, и в поте лица своего от земли есть хлеб, и в нее воз­вра­щаться.

О даль­ней­шем же умол­чим. Боже­ствен­ное Писа­ние подобно глу­бине мор­ской. Прочел я Боже­ствен­ные Писа­ния Вет­хого и Нового Завета от Адама до Ноя, от Ноя до Моисея, от Моисея до вопло­ще­ния Сына Божия.

Видя же Бог, что тво­ре­ние Его гибнет и одо­ле­ва­ется врагом, не оста­вил его совсем погиб­нуть. Посы­лал Он про­ро­ков, пове­ле­вая отвра­щать их от идо­ло­по­клон­ства. Сде­ла­лись тучны и толсты[3], забыли Бога спа­са­ю­щего[4], и прежде при Моисее бывшие чудеса. Оста­вили Бога, пошли за диа­во­лом, и про­ро­ков Его убили. Бог же, видя, что завла­дел враг чело­ве­че­ством, поми­ло­вал тво­ре­ние Свое.

Видите ли, братья, сколь о нас забо­тится Бог? В конце уже не заступ­ника, не ангела, но Сына Своего Еди­но­род­ного решил послать для нашего спа­се­ния. Дабы от Пре­чи­стой Девы вопло­тился, и от Нее, от чистых кровей создал Себе плоть, и обра­щал людей от идо­ло­по­клон­ства, и дабы веро­вали в Отца, и Сына, и Свя­того Духа. Они же, ока­ян­ные, и Того не усты­ди­лись. При­гвоз­дили Его к кресту, и насме­ха­лись над Ним (отча­сти да вспом­ним, при­па­дая на колени), говоря: «Радуйся, Царь Иудей­ский! Многих спас, Себя ли одного не можешь спасти? Сойди с креста, да уве­руем в Тебя!» И пле­вали в лицо Его, и по щекам били.

Видите ли, братья, Творец от созда­ния Своего сколько поно­ше­ний пре­тер­пел. Мы же слабы, тво­ре­ние от тво­ре­ния, то есть друг от друга не можем ни еди­ного слова доса­жда­ю­щего стер­петь, по апо­столу Павлу, ни «взи­раем на началь­ника веры и совер­ши­теля Иисуса[5]», сколько постра­дал за нас, и далее, да пре­кра­тим за недо­стат­ком места в малой этой гра­моте.

Сказал Гос­подь в Святом Еван­ге­лии: «Не может слуга двум гос­по­дам слу­жить, либо одного воз­лю­бит, о другом будет нера­деть[6]». И невоз­можно одним глазом смот­реть на землю, а другим на небо. Также и нам, братья, усердно жаж­ду­щим мир­ского, невоз­можно Гос­поду слу­жить. Либо одно полю­бим, а другое оста­вим. Пророк Давид гово­рит: «Наде­ю­щийся на Гос­пода, как гора Сион, не подвиг­нется вовеки[7]». Он же: «Бла­женны все, наде­ю­щи­еся на Гос­пода[8]».

Смотри же, сколь сла­вимы Богом постра­дав­шие за имя Его, и сколь ответ стра­шен пре­не­брег­шим запо­ве­дями Его: «Отой­дите от Меня, про­кля­тые, в огонь вечный, ибо не послу­шали Меня и не соблюли запо­ве­дей Моих, также и Я не услышу голоса вашего, но пой­дете мучиться в муки вечные, каждый за дела свои[9]».

И мы, братья, устра­шимся гроз­ного этого ответа, но при­бег­нем к Богу с пока­я­нием и чистой сове­стью. Тесен путь, веду­щий в Цар­ство Небес­ное, широ­кий же ведет во дно ада[10]. Бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся[11]. Такие (уте­шатся), кто всегда смерть перед гла­зами своими имеет и о грехах своих плачет, и за Христа терпит всякую скорбь и беду от безум­ных людей, а не те уте­шатся, кто плачет о суете этого мира и о вещах, под­вер­жен­ных тлению, или от при­хо­дя­щих скор­бей и напа­стей. Но за такие (скорби) подо­бает бла­го­да­рить Бога, и за тво­ря­щих вред Бога молить, и зло за зло не воз­да­вать, под­ра­жая Христу и святым Его.

Видите, братья, как нас любит Бог, и при­зы­вает нас: «При­дите ко Мне, все труж­да­ю­щи­еся Меня ради и обре­ме­нен­ные гре­хами, и Я успо­кою вас[12]». Но что, братья, этого при­бе­жища лучше и полез­нее? Если при­бег­нем к Нему, Цар­ство нам дарует, и весе­лие со свя­тыми, не име­ю­щее конца. Об этой же тлен­ной жизни хоть бес­ко­нечно стра­даем и терпим, и богат­ства соби­раем неправ­дой  — злое воз­да­я­ние полу­чим, и муку вечную без конца.

И я, братья, пожил в покоях этого мира и во всех удо­воль­ствиях его, и ничего не при­об­рел. И понял я, что лжив этот мир. Если кто весь мир обре­тет, душу же свою поте­ряет, то это ничто[13]. Убо­имся, братья, этого мира более лютого зверя. Ибо зверь телу вредит, а души не может погу­бить. Этот же зверь, мир обман­чи­вый, своими удо­воль­стви­ями питает тело червям на съе­де­ние, а душу навек губит, и потом муки вечные гото­вит.

Вопрос. Почему огор­чил роди­те­лей своих, более же мать, тебя родив­шую, и жену моло­дую оста­вил? Ска­зано: «Кто оста­вит отца или мать, жену и детей, нахо­дя­щихся в беде, а сам покоя ищет, тот про­клят, ибо сам питает тело свое, как телец упи­тан­ный, а роди­тели его про­во­дят свои дни в печали и сето­ва­нии».

Ответ. Знаю, что остав­ляю их Богу. Ска­зано: «Не надей­тесь на князей, на сынов чело­ве­че­ских, в кото­рых нет спа­се­ния[14]». Сего­дня я друг, а завтра враг, или в гроб поло­жен. Да будет же вам надежда. Кроме Бога никто никого не сохра­нит, не спасет. Гос­подь сказал в Святом Еван­ге­лии: «Если кто оста­вит отца или мать, жену или детей, поля и вели­кое богат­ство ради имени Моего, полу­чит в сто раз крат и насле­дует жизнь вечную[15]». Смот­рите, роди­тели мои, в этом мире оста­ются моло­дые жены без своих мужей, малые дети без отца и матери, и Бог о них забо­тится, греет и питает их.

Вопрос. Как в мире этом с женой воз­можно спа­стись. Многие святые мужи с женами спас­лись.

- Знаю, что спас­лись, но Цар­ство Небес­ное им.

- Почему ты в мире с нами не терпел скор­бей и напа­стей? Ска­зано: «Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его[16]».

Ответ. Мир этот уже у конца. Если какой опыт­ный корм­чий, видя вол­ну­ю­ще­еся море, реша­ется на пла­ва­ние – похвала ему. Неопыт­ный же погиб­нет, и лучше ему искать тихой гавани. Вы же, как опыт­ные корм­чие, в море этой вол­ну­ю­щейся льсти­вой жизни, кораб­лем душев­ным, нагру­жен­ным житей­скими печа­лями, управ­ляйте с Божией помо­щью. Но дер­жи­тесь твердо, ибо бури вели­кие вос­стали на нас. Я, мно­го­греш­ный, как неопыт­ный корм­чий. Такой, как я, решится (плыть) в вели­кое вол­не­ние этого мира, и разбит будет вол­нами этого мира, если погиб­нет – сам себе убийца и с диа­во­лом осу­дится на вечные муки. Я же, как неопыт­ный корм­чий, испу­гался вели­ких волн в море этого мира, ибо не смогу упра­виться и ищу тихой при­стани. Ибо знаете и вы, что груб я, и весьма прост. Смот­рите же, как нисколько не забо­тился я ни о мир­ских, ни о домаш­них делах. Если бы люб был мне этот мир и его сует­ные покои, то устре­мился бы к ним, как и другие люди.

Смот­рите же, что не из-за про­стоты оста­вил я мир этот, и ни от кого не гоним. Но насколько кто пони­мает, к тому и стре­мится. Смотри, среди мир­ских сколько полу­чают стра­да­ний от этого тлен­ного мира: оковы и тем­ницы, и силь­ные раны, и иное тому подоб­ное. И никто не может их раз­лу­чить от любви к миру. Многие и до смерти стра­дают из-за этого тлен­ного мира. Если бы люб был мне этот мир, я бы устре­мился к делам его, но увидел я, что дела его под­вер­жены тлению. Молю вас, роди­тели мои, ради Гос­пода и Его Пре­чи­стой Бого­ро­дицы, и ради всех святых, подайте мне свое бла­го­сло­ве­ние. И вспо­ми­найте меня в ваших святых молит­вах, дабы изба­вил меня Бог от лютого зверя, вре­дя­щего душам нашим, а не телу.

Гос­подь сказал в Святом Еван­ге­лии: «За имя Мое пове­дут вас к царям и пра­ви­те­лям. Не заботь­тесь, что будете отве­чать, ибо Я подам вам Дух в тот час, что подо­бает ска­зать. И не бой­тесь уби­ва­ю­щих тело, души же не могу­щих убить[17]». Если вы дума­ете, что я поза­был вас, (знайте) если телом и отда­лен от вас, но духом я всегда с вами и забо­чусь о вас, дабы изба­вил нас Бог от лютого иску­ше­ния. Ибо ныне вели­кое иску­ше­ние вошло в мир из-за умно­же­ния грехов наших. О насто­я­щем же этом вре­мени нет вре­мени вспо­ми­нать.

Вопрос. Почему ты сна­чала ушел от нас и обратно пришел к нам, и думал, что мир любишь, и жену взял?

Ответ. Если бы не тяготы матери моей (прочел от нее напи­сан­ную гра­моту, что весьма больна, гово­рят же, что разум поки­нул ее, и сама себя хочет смерти пре­дать), испу­гался, что по про­стоте погу­бит себя, и послу­шал ее. Пришел к вам и жену взял, утешая ее.

Вопрос. Зачем жену моло­дую опе­ча­лил? Лучше бы не жениться[18].

Ответ. Бог так поже­лал. О жене моей Бог заступ­ник и попе­чи­тель. Смот­рите: многие жены с мужами своими малое время живут и оста­ются вдо­вами, и терпят напа­сти этого мира по Боже­ствен­ному про­мыслу. Кого любит Бог, того и нака­зы­вает[19].

Вопрос. О люби­мей­ший мой сын и свет очей наших, зачем скры­ва­ешься от нас? Меня, мать свою, несчаст­ной, а жену свою юную сиро­той остав­ля­ешь, а сам идешь, не знаю куда.

Ответ. О люби­мей­шая мать моя! Люби­мая же и супруга моя! Остав­ляю вас Пас­тырю Доб­рому, более меня забо­титься о вас и в напа­стях помо­гать вам.

Вопрос. О доро­гой сын мой, скажи нам, кого назы­ва­ешь Пас­ты­рем и при­бе­жи­щем в напа­стях избав­ля­ю­щим нас?

Ответ. Пророк Давид указал, к кому при­бе­гать: «Бог нам при­бе­жище и сила, скорый помощ­ник в бедах, посему не убо­имся, хотя бы поко­ле­ба­лась земля»[20]. Смот­рите: если кто оста­ются сиро­тами, то Бог забо­тится и питает их. А меня, люби­мого сына своего, на то дело бла­го­сло­вите, на кото­рое по вашим святым молит­вам Бог наста­вит. Дру­гого же писать нет вре­мени. Итак, про­стите меня, все родные и зна­ко­мые. Если и телом я отда­лен от вас, но духом, с любо­вью каса­ясь ног ваших, про­ще­ния прошу у каж­дого и до послед­него. Если кому какую гру­бость учинил по неспра­вед­ли­во­сти, или по глу­по­сти, про­стите меня и бла­го­сло­вите. И молите обо мне Бога, дабы мне жела­е­мое полу­чить.

— Еще желаем слу­шать тебя, сын мой, утоли наши слезы.

— О люби­мая моя мать, добрая же и супруга моя, послу­шайте, как доб­лестно тер­пели преж­ние бла­го­че­сти­вые жены.

Некая жена бла­го­че­сти­вая, два месяца прожив с мужем своим, уви­дела как святые муче­ники, пре­зрев­шие тлен­ное богат­ство, стра­дают от нече­сти­вых царей. И не поду­мала о том, что с мужем своим не наве­се­ли­лась, но став перед нече­сти­вым царем, испо­ве­дала Христа. Царь же пове­лел бро­сить ее в ров льви­ный, львы же, раду­ясь, лизали тело ее и не при­чи­няли ей вреда. Царь же пове­лел поста­вить ее на суди­лище, и начал лас­ково уго­ва­ри­вать ее покло­ниться идолам, ибо была она весьма кра­сива. И обещал ей вели­кие поче­сти и богат­ство, и что у царицы будет в первом чину. Она же не поко­ри­лась пове­ле­нию его, но испо­ве­дала Христа, плюнув в лицо нече­сти­вому царю. Царь же при­ка­зал мечом ей голову отсечь. Муж же ее и роди­тели начали молить ее: «О люби­мая наша, выполни пове­ле­ние царя, и будешь весе­литься с мужем своим в вели­ком богат­стве, и будешь заступ­ни­цей нашей пред царем, и про­слав­лена будешь во всем землях цар­ства». Она же, отверг­нув сует­ное весе­лие с мужем своим, нече­сти­выми их назвала и сла­бо­ум­ными, и понуж­дала воинов цар­ских пове­ле­ние его испол­нить. Воины же отсекли голову ей, душа же ее к Гос­поду отошла, где все святые.

Других же бла­го­че­сти­вых вспо­ми­нать не буду, за недо­стат­ком места в малой этой гра­мотке.

— О сын мой люби­мый, невоз­можно нам, таким слабым, столько напа­стей тер­петь.

— Смот­рите, слав­ные мои, на первые поко­ле­ния и по них бывшие.

— И о послед­них пове­дай нам, люби­мый, чтобы пре­кра­тился плач наш.

— Кто-то из святых отцов гово­рит: «Выпол­нили мы делом запо­веди Божии, после нас же впо­ло­вину сде­лают, послед­ние же и того не смогут сде­лать, но напа­стями и бедами спа­сутся, и больше нас про­сла­вятся от Бога[21]».

— Еще пове­дай нам, воз­люб­лен­ный наш. Ибо уже лица твоего не увидим, и голоса твоего не услы­шим.

— О люби­мые мои, не скор­бите, в буду­щей жизни уви­димся. Молю же вас, к святой церкви при­бе­гайте, и меня поми­найте в святых своих молит­вах.

— Еще побе­се­дуй с нами, люби­мое мое чадо, и утоли наше слез­ное рыда­ние, ибо гово­ришь, что уже не уви­димся.

— Послу­шайте апо­стола Павла, кото­рый гово­рит: «Слава солнца, иная слава луны, иная звезд. И звезда от звезды раз­нится в славе[22]». Святые отцы как солнце про­си­яли лучами своих доб­ро­де­те­лей, то есть уче­нием весь мир про­све­тили. Другие же подобны луне сия­нием, то есть доб­ро­де­те­лями, другие же вели­кой звезде в доб­ро­де­те­лях подобны, а другие малой звезде доб­ро­де­те­лями. Однако смотри, как и малая звезда в небе испол­няет пове­ле­ние Творца. И мы, братья, упо­до­бимся сия­нием, то есть доб­ро­де­те­лями, малой звезде, лишь бы Цар­ства Небес­ного достичь.

— Еще побе­се­дуй с нами, доро­гое мое чадо.

— Послу­шай, люби­мая моя мать, о крат­ко­сти жизни этой сует­ной и быстро про­хо­дя­щей, как мы плачем о покоях ее льсти­вых и быст­ро­теч­ных, и стре­мимся к ним всей душой, пре­не­бре­гая запо­ве­дями Божи­ими. Смотри, как люди сего­дня нахо­дятся с нами, а утром в гроб их пола­гаем. При­дите, загля­ните в гроб­ницы[23]. Можете ли узнать, кто был царем или вое­на­чаль­ни­ком, бога­тым или нищим? Составы и сосуды плоти нашей как прах и смрад, стали едой червям. Раньше части тела наши при­ятны были, сейчас же гнус­ные и смрад­ные, и как сухи кости наши, не имея дыха­ния.

Смотри и всплесни руками своими. Где кра­сота лица? Не оно ли почер­нело? Где мига­ю­щие ясные очи? Не они ли рас­тек­лись? Где волосы рос­кош­ные? Они выпали. Где воз­не­сен­ная шея? Она сокру­ши­лась. Где брови и крас­но­ре­чи­вый язык? Он умолк. Где руки? Они рас­сы­па­лись. Где вели­че­ство тела? Оно рас­се­я­лось. Где одежд укра­ше­ние? Оно истлело. Где безу­мие юности? Оно прошло.

Где вели­ча­вый чело­век? Это снова прах и смрад. Где золото и серебро, и слуг мно­же­ство, где юность и кра­сота тела? Все засохло, как трава, все погибло[24].

О чело­век нера­зум­ный, что родился, что воз­несся? Грязь, вонь, пес ты смрад­ный. Где твоя спесь? Где высо­ко­умие? Где твоя гор­дость безум­ная, и где твое золото и серебро, где твое иму­ще­ство? Истлели, изгнили. Где твое богат­ство тлен­ное? Не все ли исчезло, не все ли погибло, не все ли минуло, не все ли земля взяла? Того себе, нера­зум­ный, не уяснил, что навеки тебе  мучиться.

Смот­рите, ибо от богат­ства нашего кроме одного савана ничего не возь­мем, но все оста­нется: богат­ство, друзья и родные, жена и дети. Но каждый полу­чит за дела, какие сотво­рил. При­дите, поплачьте упорно, может, послу­шает мерт­вый плач ваш и вста­нет. Если же не послу­шает и не вста­нет, то и я не нуж­да­юсь в пустом вашем плаче и не воз­вра­щусь к вам. И я, стало быть, умер для мира этого тлен­ного.

Есть два плача: один спа­сает, а другой губит.

— Пове­дай нам, воз­люб­лен­ный мой сын, какой плач душу спа­сает?

— Если пла­кать о грехах своих. Но раду­юсь и я о том вашем плаче, кото­рым меня, греш­ного, в молит­вах своих поми­на­ете. Ска­зано: «Носите бре­мена друг друга, и таким обра­зом испол­ните закон Хри­стов[25]>».

Уже пере­стали от плача вашего и от сето­ва­ния? О мать, родив­шая меня, добрая же и супруга моя! Как могу пре­кра­тить плач ваш без­мер­ный, и что скажу вам на уте­ше­ние из Боже­ствен­ного Писа­ния? Теперь же пере­ста­нем. Как вы, мать моя, из-за одного меня, греш­ного чело­века, не можете уто­лить плач ваш! Имеете здесь родных и близ­ких. Смот­рите, ведь иду я в чужую землю неиз­вест­ную, остав­ляя тебя, мать, меня родив­шую, и жену мою люби­мую, род и племя, и друзей, и все богат­ство этого мира. Но все это я оста­вил Христа ради. Но не плачу так, ибо вы знаете, что и мне грустно из-за вас. Но Хри­стос дороже более всех.

Но молю вас, не скор­бите о мне напрасно. Если кто отдаст в дар нечто Богу, и жалеет об этом, нет ему награды, также и я уда­лился от вас, вы же печа­ли­тесь обо мне и пла­чете. Нет бы вам бла­го­да­рить Бога, что Гос­подь Бог исторг меня из сетей мира этого льсти­вого, вле­ку­щих наши души во дно ада. Но плачем о грехах своих, всегда имея смерть пред гла­зами своими. Тот плач весьма поле­зен и угоден Богу.

Не осуж­дайте же меня, кто из бра­тьев, что по тще­сла­вию или для похвалы писал я это, но смот­рите, как плачет мать моя и жена моя. Молю же ваше мило­сер­дие, уто­лите плач их и утешьте от Боже­ствен­ного Писа­ния, если кому Бог даро­вал.

Молю же тебя, мать моя, послу­шайте меня греш­ного, и не пре­не­бре­гайте моим нака­зом, кото­рый запо­ве­даю вам. Если найдет на вас уныние и скорбь, или какая беда, или обо мне греш­ном в какое время вспом­ните, не сетуйте. Но вместо себя остав­ляю вам малую эту гра­моту про­честь на уте­ше­ние печа­лей ваших.

Ожи­дайте же от меня вести в сто семи­де­ся­том году[26], в месяце октябре. Если же в том месяце не будет от меня вестей, то уже не счи­тайте меня живым. Наша жизнь подобна цве­те­нию травы: сего­дня цветет, а с утра засы­хает и попи­ра­ется ногами. Да не заботь­тесь и о том, что кости мои на чужой сто­роне поло­жены будут. Перед страш­ным же и нели­це­мер­ным Судьей во Второе Его При­ше­ствие все вместе пред­ста­нем, испы­ту­емы Богом, кто что сотво­рил: доброе или злое, ибо кто что посеял, то и пожнет.

Дай же нам всем, мило­сти­вый Боже, вечных Твоих благ полу­чить, и в буду­щей жизни вместе друг друга видеть и весе­литься, и сла­вить Тебя, Гос­пода Бога нашего, в нескон­ча­е­мые века, аминь. Конец.

2

Этот святой и бла­жен­ный Стефан похо­ро­нен в Галиче, в Бого­яв­лен­ской церкви. А при его погре­бе­нии, по совету усерд­ству­ю­щих, напи­сан со всей его внеш­но­сти насто­я­щий образ. А на том святом образе над­пись сде­лана такая:

Сей святой Стефан родился в городе Галиче от отца, по имени Трофим, по фами­лии Нечаев, и от матери Евдо­кии. Трофим же был в том городе купец. И когда святой Стефан пришел в воз­раст, оста­вив отца и мать, и жену, и одного из детей своих, юрод­ство­вал многие годы. И умер в год от сотво­ре­ния мира 7175, а от Рож­де­ства Хри­стова в 1667, в 13 день мая, на память святой муче­ницы Гли­ке­рии, в поне­дель­ник шестой недели по Пасхе, в 14 час дня. Погре­бе­ние было в 14 день мая на память свя­того муче­ника Иси­дора Хиос­ского, и свя­того Иси­дора, Христа ради юро­ди­вого, Ростов­ского чудо­творца, в 7 часу дня. При погре­бе­нии были галич­ских мона­сты­рей архи­манд­риты: Авра­ами­ева Ново­е­зер­ского мона­стыря[27] архи­манд­рит Хри­сто­фор, Паи­си­ева мона­стыря[28] архи­манд­рит Сергий, галич­ской Спас­ской собор­ной церкви про­то­и­е­рей Фео­фи­лакт с бра­тией, и всего города Галича свя­щен­ники и диа­коны. Из мир­ских чинов – галич­ский вое­вода Арте­мий Анто­но­вич, сын Мусин-Пушкин, да галич­ский же бывший до того вое­вода, столь­ник Кон­дра­тий Афа­на­сьев, сын Загряз­ский, дво­ряне: Давид Неплюев, Иван Лари­о­нов, и другие дво­ряне, и дети бояр­ские, и многие город­ские и сель­ские жители с женами и детьми. Погре­бено тело его в Галиче на посаде, у церкви Бого­яв­ле­ния Гос­подня под тра­пез­ной, на левой сто­роне за печью, где он сам себе выко­пал гроб.

Этот бла­жен­ный Стефан был чело­век бедный, а на похо­роны его стек­лось мно­же­ство зна­ме­ни­тых людей. И по при­не­сен­ным от ста­ри­ков слухам утвер­жда­лось, что во время съезда их откры­лось им Божие откро­ве­ние о святом Сте­фане, а более потому, что на погре­бе­ние его были они при­званы моло­дым юношей, кото­рого по осве­дом­ле­нию никто не посы­лал, потому и  сочли его за ангела Божия.

3

Госу­дарю моему дядюшке Гав­рилу Сам­со­но­вичу, о Гос­поде радо­ваться. Пле­мян­ник твой Сте­фанка, при­па­дая к ногам твоим, молит и просит твое мило­сер­дие, мать, меня родив­шую, почи­тай. И жену мою также почи­тай вместо меня. Не пре­не­бреги моей убогой прось­бой. Если кто почи­тает вдов и сирот убогих, то во многом достатке бывает, если же отвра­тит от них уши свои, во многой ску­до­сти будет. Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить[29]. Почему немного пишу, ибо сам знаешь Боже­ствен­ное Писа­ние. За меня же, греш­ного, Бога моли. Будь же бла­го­сло­вен со всем своим бла­го­дат­ным домом всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

4

Также и всех пра­во­слав­ных собери, и от свя­щен­ни­ков, и от иноков, и от мирян, да вник­нут в эту эпи­сто­лию, напи­сан­ную мно­го­греш­ной рукой. И если най­дете что неис­правно и просто, Бога ради, про­стите, а не про­кли­найте, как и сами вы от Бога и людей жела­ете про­ще­ния. Ибо забыв­чи­вость и глу­пость надо всеми хва­лятся. Слава Совер­ши­телю Богу. Аминь.


При­ме­ча­ния:

[1] Тра­ди­ци­он­ный оборот в начале письма. Ср. Деян. 15:23.

[2] Ср. Пс. 145:6.

[3] Иер. 5:28.

[4] Пс. 105:21.

[5] Ср. Евр. 12:2.

[6] Ср. Лк. 16:13.

[7] Ср. Пс. 124:1.

[8]Ср. Пс. 2:12.

[9] Ср. Мф. 7:21–23 и пр.

[10] Ср. Мф. 7:13–14.

[11] Мф. 5:4.

[12] Ср. Мф. 11:28.

[13] Ср. Мф. 16:26.

[14] Пс. 145:3.

[15] Ср. Мф. 19:29.

[16] Мф. 11:12.

[17] Ср. Мф. 10:18–20, 28.

[18] Ср. Мф. 19:10.

[19] Ср. Евр. 12:6.

[20] Пс. 45:2–3.

[21] Ср. ответ аввы Исхи­рона из Пате­рика.

[22] 1Кор. 15:41.

[23] Ср. Слово на начало Св. Четы­ре­де­сят­ницы Иоанна Зла­то­уста.

[24] Ср. Пс. 102:15.

[25] Гал. 6:2.

[26] Име­ется ввиду в 7170 от сотво­ре­ния мира, т.е. в 1662 году.

[27]Сейчас Свято-Покров­ский Авра­ами­ево-Горо­дец­кий муж­ской мона­стырь.

[28] Сейчас Успен­ский Паи­си­ево-Галич­ский жен­ский мона­стырь.

[29] Мф. 7:2.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки