Подражание Пресвятой Богородице

Ори­ги­нал

Оглав­ле­ние


Есть люди бла­го­че­сти­вые, живу­щие по запо­ве­дям Гос­под­ним в надежде спа­се­ния – в них оби­тает Божья бла­го­дать. Но суще­ствует и не мало людей, впав­ших после Кре­ще­ния в тяжкие грехи: посте­пенно гре­хов­ные навыки обра­ти­лись для них в как бы при­род­ные каче­ства и сде­лали пока­я­ние невоз­мож­ным. Мно­же­ство раз они пыта­лись поло­жить начало пока­я­нию но вновь и вновь воз­вра­ща­лись вспять.

Кто умолит о них Мило­сти­вого и Пра­вед­ного судью? Воис­тину никто кроме Той, Кото­рую назы­вают Взыс­ка­нием погиб­ших, Всех скор­бя­щих Радо­стью, Изба­ви­тель­ни­цей, Ско­ро­по­слуш­ни­цей, при­но­ся­щей Неча­ян­ную радость греш­ни­кам!

В этой книге чита­тель услы­шит ее Мате­рин­ский глас, при­зы­ва­ю­щий греш­ни­ков к пока­я­нию, дару­ю­щий уте­ше­ние и надежду на спа­се­ние.

Сама Царица Небес­ная настав­ляет нас своим при­ме­ром, как нужно жить в доб­ро­де­тели и пока­я­нии, назы­вая нас своими сынами и уча, как ими оста­ваться. Стало быть ничего нам больше не нужно, кроме выпол­не­ния Ее настав­ле­ний и соблю­де­ния чистоты Пра­во­сла­вия, заве­щан­ной нам свя­тыми отцами всех Пра­во­слав­ных собо­ров.

По сей при­чине мы поста­ра­лись эту книгу сде­лать доступ­ной для чита­те­лей и в элек­трон­ном виде.

Книга первая

в кото­рой рас­суж­да­ется о жизни и доб­ро­де­те­лях Пре­свя­той Девы Марии от вре­мени Её зача­тия до рож­де­ния Боже­ствен­ного Сына Её в Виф­ле­еме

О после­до­ва­нии доб­ро­де­те­лям Пре­свя­той Девы Марии

Блажен поис­тине после­ду­ю­щий Марии, поскольку, после­дуя Ей, он после­дует самому Иисусу, Царю и пер­вому Образцу всех доб­ро­де­те­лей.

Жизнь Пре­свя­той Девы есть урок, поуче­ние для всего света; из оной познают, каким обра­зом должно вести себя в сча­стии и в бед­ствиях, в молитве и труде, в поче­стях и сми­ре­нии.

Хотя мы нико­гда не можем достиг­нуть того совер­шен­ства, какое Матерь Божия имела во всех своих дея­ниях, но из нас и тот почтется уже довольно совер­шен­ным, кото­рый ста­ра­ется после­до­вать житию Её.

О вы покло­ня­ю­щи­еся Марии, хотите ли сооб­ра­зо­ваться сим пре­вос­ход­ным Образ­цом?

Пред­ставьте себе, сколько воз­можно, горяч­ность Ее к вере, ско­рость и бес­пре­ко­сло­вие в послу­ша­нии, чистоту Ее наме­ре­ний, вели­ко­ду­шие в любви.

И кто не поже­лал бы из нас, вспо­мо­ще­ству­е­мый Силою свыше, после­до­вать при­меру Ее в раз­лич­ных доб­ро­де­те­лях? Без сего после­до­ва­ния любовь наша к Марии будет чрез­мерно слаба и мы не можем ждать от Нее Свя­тей­шего покро­ви­тель­ства.

Правда, что во все дни вос­пе­ва­е­мые хвалы во славу Ее, пока­зы­ва­е­мые наруж­ные знаки нашей к Ней при­вер­жен­но­сти воз­буж­дают Ее к испро­ше­нию для нас благ спа­се­ния.

Но если, при всем том, наше бла­го­че­стие не при­бли­жа­ется к совер­шен­ству Ее доб­ро­де­те­лей, то оно и не спасет нас.

Фили­стим­ляне обла­дали Киво­том Завета Божия. Они укра­сили оный бла­го­ле­пием. Но он не был для них источ­ни­ком бла­го­сло­ве­ний, поскольку они не остав­ляли покло­не­ния своим куми­рам.

О Царица доб­ро­де­тели! Не спра­вед­ливо ли будет, если, любя Тебя, творят угод­ное Тебе, как то делают для друзей мира сего? Мы ста­ра­емся сооб­ра­зо­ваться с их харак­те­ром и сле­до­вать их склон­но­стям.

От сей-то сооб­раз­но­сти про­ис­хо­дит соеди­не­ние сердец. Там нет дружбы, где нет сход­ства.

Твое сердце, Пре­свя­тая Дево, столь снис­хо­ди­тель­ное, столь непо­роч­ное, столь покор­ное закону Гос­подню и столь пла­мен­ное к любви Божией, подру­жится ли с серд­цем над­мен­ным, сла­сто­лю­би­вым, гордым, кото­рое не послушно воле Творца и не имеет рев­но­сти ко славе Его?

Если вы любите Матерь Божию, то ска­жите, как гово­рит Апо­стол: молю же вас подобни мне бывайте, яко же аз Христу. Если вы чада Ее, то обле­ки­теся духом вашей Матери.

Дух чад Мари­и­ных должен быть дух бла­го­ду­шия, дух мира, умерщ­вле­ния плоти, дух страха и любви Божией.

Пре­свя­тая Дево! Я положу твер­дое осно­ва­ние бла­го­че­стию моему во всех вещах и после­дую Твоим доб­ро­де­те­лям.

Вот истин­ная жертва, кото­рую могу при­не­сти Тебе; вот вели­чай­шее дока­за­тель­ство любви, какую могу изъ­явить Тебе!

О почи­та­нии все­о­свя­ща­ю­щей бла­го­дати

Пре­свя­тая Мария зачата во чреве матер­нем по бла­го­во­ле­нию Божию.

Как же отно­си­лась Мария к сему отли­чию бла­го­во­ле­ния? Сие бла­го­во­ле­ние было в очах Ее тем же, чем пре­муд­рость в очах Соло­мона: источ­ни­ком всех добрых дел.

Гос­подь создая начало путей своих, в дела свои.

Вот что почи­тала Она более всех царств земных. Хотя Она поль­зо­ва­лась и мно­гими дру­гими пре­иму­ще­ствами, но сие было для Нее гораздо дра­го­цен­нее, поскольку делало Ее бла­го­угод­ней­шею пред Гос­по­дом.

Вся жизнь Ее есть бес­пре­рыв­ное сви­де­тель­ство бла­го­дар­но­сти ко Гос­поду за благо, Ей нис­по­слан­ное, за благо, кото­рое не могло быть общим ни с каким другим чистым тво­ре­нием.

Душа хри­сти­ан­ская, и ты полу­чила при кре­ще­нии бла­го­дать все­о­свя­ща­ю­щую.

По сей-то бла­го­дати и ты при­об­рела право назы­вать Бога своим отцом, Иисуса же Христа своим братом; ты была пре­ды­з­брана в наслед­ницы Богу и сона­след­ницы Иисусу Христу. Самое Цар­ство Небес­ное было пред­опре­де­лено тебе.

Если хорошо ты пони­ма­ешь пре­вос­ход­ство сего зна­ме­ни­того отли­чия, то пони­май хорошо и всю обя­зан­ность, на тебя им воз­ла­га­е­мую.

Увы! К стыду хри­сти­ан­ства, сколь мало хри­стиан, о том рас­суж­да­ю­щих и свя­то­стью дел ста­ра­ю­щихся под­дер­жи­вать досто­ин­ство высо­кого назна­че­ния их!

Сколь мало таких, кото­рые ста­ра­ются сохра­нить сию одежду непо­роч­но­сти, символ чистоты, невин­но­сти и бла­го­че­стия чад Божиих!

Мы извле­каем вели­кую славу из отли­чий мир­ских, и, по стран­ному пре­вра­ще­нию мыслей, даем в уме своем послед­нее место сей бла­го­дати, кото­рая, соб­ственно говоря, одна только и заслу­жи­вает наше бла­го­го­ве­ние и почи­та­ние.

Люди боятся уни­зить род, мни­моз­на­ме­ни­тый по плоти; но не стра­шатся уни­зить рож­де­ние духов­ное и боже­ствен­ное чрез жизнь плот­скую и осквер­нен­ную.

Они тще­сла­вятся неза­ви­си­мо­стью и вели­ко­стью химе­ри­че­скими, но не сты­дятся быть под вла­стию диа­вола, носить знаки его, пре­смы­каться в раб­стве, в кото­ром, к несча­стию, и рож­дены. С жад­но­стию стре­мятся за богат­ством и бла­гами зем­ными, но нера­деют, даже пре­зи­рают неко­то­рым обра­зом наслед­ство вечное благ небес­ных. Души небла­го­дар­ные, пла­чев­ные жертвы греха! Ах! Кто бы вы ни были, по край­ней мере не оже­сто­чите сердец ваших, но услы­шите глас Гос­по­день.

Еще оста­ется вам второе кре­ще­ние для воз­вра­ще­ния бла­го­дати, нами поте­рян­ной: оно состоит в пока­я­нии.

При­бег­ните к нему с дове­рен­но­стию и чисто­сер­де­чием. Отец наш Небес­ный усердно желает ока­зать вам свое бла­го­во­ле­ние; стре­ми­тесь к Нему – может быть, скоро вы не в состо­я­нии будете сде­лать сего.

Чистая и Пре­не­по­роч­ная Дево, да Твоими молит­вами изба­вимся от греха; да будем тверды в наме­ре­нии воз­на­гра­дить неоце­нен­ные потери, соде­лан­ные ока­ян­ством нашим!

Твое заступ­ле­ние снова при­зо­вет бла­го­дать на главы наши и вос­ста­вит совер­шенно союз наш с Гос­по­дом. Тогда после Сына Твоего Иисуса Христа бла­го­сло­вим Тебя, яко источ­ник спа­се­ния нашего.

О попе­че­нии, какое мы должны иметь к сохра­не­нию освя­ща­ю­щей бла­го­дати

Мы носим сокро­вище бла­го­дати в сосуде ску­дель­ном, кото­рый может раз­биться и тогда даже, когда меньше всего о том думаем.

Сколько врагов ста­ра­ются похи­тить у нас сие сокро­вище! Их много в нас, вне нас и вокруг нас.

Внутри нас стра­сти наши, кото­рые редко укро­ща­ются; вне нас духи тьмы; вокруг нас мир раз­вра­щен­ный; стра­сти наши, упо­доб­ля­ясь худо зага­шен­ному све­тиль­нику, всегда готовы воз­го­реться и рас­про­стра­нить пожар.

Хотя бы мы были вос­хи­щены до тре­тьего небеси, но должны всегда опа­саться быть низ­вер­жен­ными в глу­бо­чай­шую бездну с анге­лом воз­му­тив­шимся.

Напрасно уве­ряют себя в чисто­сер­де­чии своих чувств, в реши­мо­сти своих наме­ре­ний. Один несчаст­ный случай может лишить нас плода оных. Один неосто­рож­ный взгляд лишил Давида бла­го­во­ле­ния Божия. Одна Далила погу­била Сам­сона. В пути доб­ро­де­тели один день не отве­чает за другой; и за недо­стат­ком веры душа, бывшая пред­ме­том бла­го­стей Божиих, может соде­латься пред­ме­том отвер­же­ния. Наде­ю­щийся на свою про­шед­шую реши­мость мало забо­тится о самом себе и вскоре падает.

Когда без всех нужных предо­сто­рож­но­стей хотят плыть по морю бур­ному и усе­ян­ному кам­нями под­вод­ными, то еже­часно должны ожи­дать пла­чев­ного кораб­ле­кру­ше­ния.

Трудно поис­тине про­во­дить жизнь, бодр­ствуя над своими стра­стями, и быть гото­вым бороться с оными; но кто же сде­лался святым без бодр­ство­ва­ния и про­ти­во­бор­ства оным?

Боже мой! При­гвозди страху Твоему плоти моя.

Страх сде­лает меня осто­рож­ным, а осто­рож­ность выве­дет меня тор­же­ству­ю­щим из борьбы со стра­стями.

Соде­лай, Творец мой да познаю совер­шенно, что бла­го­дать сия, тво­ря­щая нас Твоими чадами, есть единое благо, за кото­рым должен я стре­миться, – единое, потеря кото­рого должна сокру­шать сердце мое.

Блажен, если бы не под­верг­нулся потере сего дра­жай­шего блага! Тогда и не потер­пел бы огор­че­ний в сей жизни, тогда насла­дился бы бла­гами небес­ными.

Блажен, бес­ко­нечно блажен, если бы был тверд в моей реши­мо­сти лучше пре­тер­петь все бед­ствия, нежели поте­рять оное благо.

Если. бы я возмог сохра­нить сие сокро­вище, тогда Ты, Гос­подь мой, пре­бы­вал бы в душе моей; обла­дал бы оною чрез Твое при­сут­ствие; про­све­тил бы ее Твоею муд­ро­стью; под­кре­пил бы Твоим могу­ще­ством; укра­сил бы зна­ками Твоей любви и был бы награ­дою ее в сей жизни и в буду­щей.

О пре­спе­я­нии в совер­шен­стве и бла­го­дати

Пре­свя­тая Дево! Бла­го­дать, тво­ря­щая успехи там, где видит со сто­роны про­ся­щего ее усилия к пре­успе­я­нию, укра­шала Тебя день от дня более и более.

Ты была нивою пло­до­твор­ною, на кото­рой и малей­шее зерно про­из­рас­тало сто­ри­цею.

Ты, подо­бясь древу финиксу, рас­про­стра­ня­ю­щему обшир­ные ветви свои, рас­про­стра­няла дей­ствия бла­го­че­стия и доб­ро­де­те­лей.

Мария. Сын мой, если хочешь воз­рас­тать в бла­го­дати, дела­ю­щей тебя любез­ным Гос­поду, храмом Свя­того Духа, братом и сона­след­ни­ком Иисуса, – убегай от мира, люби молитву, посе­щай цер­ковь Божию и упраж­няйся в доб­ро­де­те­лях, свой­ствен­ных твоему состо­я­нию.

Осо­бен­ное сред­ство умно­жить в себе освя­ща­ю­щую бла­го­дать – быть верным и послуш­ным дей­ствиям бла­го­сти истин­ной.

Внимай гласу, гово­ря­щему внутри тебя, и следуй его вну­ше­ниям. Чем более слу­ша­ешь сей глас, тем более поуча­ешься. По мере неко­то­рых успе­хов он руко­вод­ствует делать новые и боль­шие.

Многие люди, шество­вав несколько вре­мени по пути доб­ро­де­тели, успо­ка­и­ва­ются, почи­тая оный доста­точ­ным. Но бла­го­дать нико­гда не скажет: довольно.

Неко­то­рые вооб­ра­жают, что они много успели, если не делают уже больше зла. Но этого недо­ста­точно. кто пра­ве­ден, тот должен ста­раться быть лучшим.

Сколько хри­стиан уди­вятся, увидя себя во время Страш­ного Суда, отяг­чен­ными дол­гами правоте Боже­ской за то, что не вос­поль­зо­ва­лись сред­ствами соде­латься гораздо свя­тей­шими.

В пути доб­ро­де­тели не идти вперед, значит отсту­пать; не при­об­ре­тать – значит терять.

Когда пола­гают гра­ницы в слу­же­нии Гос­поду – Гос­подь пола­гает тако­вые же и своим бла­го­де­я­ниям.

Хотя мало, но уго­ждайте Гос­поду – Он будет к вам бла­го­серд­нее, даже и в сей жизни.

И малые богат­ства сего мира для вас могут быть доста­точны, но даров бла­го­дати нико­гда доста­точно иметь не можете.

Раб, не раде­ю­щий об умно­же­нии вве­рен­ных ему от гос­по­дина талан­тов, будет нака­зан.

Вос­стань, сын мой, от твоего усып­ле­ния, кото­рое может сде­латься смер­тель­ным. Ста­райся воз­ме­стить время, тобою поте­рян­ное.

Не говори, что ты дово­лен и тем, что зай­мешь послед­нее место в дому Отца Небес­ного. Думать таким обра­зом значит под­верг­нуться опас­но­сти не иметь ника­кого.

Раб. Могу­ще­ствен­ная и рев­ност­ная Защит­ница, Пре­свя­тая Мария, буди помощ­ни­цею во освя­ще­нии жизни, Богом мне даро­ван­ной; да будет вся она упо­треб­лена к слу­же­нию и любви к Нему.

Вспо­мо­ще­ствуй мне заслу­жить славу, кото­рой достиг­нуть могу только с помо­щию ничтож­ных дел моих, и вели­чина кото­рой будет сораз­мерна усер­дию, потреб­ному к при­об­ре­те­нию оной.

О забла­го­вре­мен­ном пре­да­нии себя Гос­поду

Слыши, Дщи и виждь, и при­к­лони ухо Твое, и забуди люди Твоя, и дом отца Твоего. И воз­же­лает Царь доб­роты твоея, зане Той есть Гос­подь Твой и покло­ни­шися Ему (Пс.44:11–12).

Пре­свя­тая Дева в самом деле забла­го­вре­менно вни­мала боже­ствен­ному гласу, при­зы­вав­шему Ее в уеди­не­ние; и еще в юные лета оста­вила дом оте­че­ский для посвя­ще­ния себя Гос­поду во храме Его.

Ничто не могло оста­но­вить Ее – ни юность лет, ни неж­ность сло­же­ния, ни при­вя­зан­ноть к роди­те­лям.

Все, что может пре­пят­ство­вать в пожерт­во­ва­нии сердца, ищу­щего Гос­пода и любя­щего Его, оскорб­ляет сие сердце, поскольку отда­ляет от бла­жен­ства.

Заклю­чив­шись во храме, Мария при­лежно зани­ма­лась испол­не­нием обя­зан­но­стей, пре­по­ру­чен­ных Ей по Ее воз­расту и силам. Прочее время упо­треб­ляла на молитву и раз­мыш­ле­ния и чрез сие-то удо­сто­и­лась полу­чить столько осо­бен­ных даров, кото­рые Бог пред­на­зна­чил нис­по­слать Ей.

Се, еси, добра, ближ­няя моя, се еси, добра. (Песнь Песн. 4,1 ).

Да будет пример Твой, Пре­свя­тая Дево, при­ме­ром для других дев, кото­рые при­ве­дутся в весе­лии и радо­ва­нии, вве­дутся в храм Царев (Пс.44:16).

Сия жертва, при­но­си­мая ими Гос­поду, жертва юности, их сердца, сво­боды и даже их самих, будет совер­шен­ное при­но­ше­ние Суще­ству Все­выш­нему, источ­ник бла­го­сло­ве­ний, коими пре­ис­пол­нит Гос­подь все тече­ние жизни их.

Пре­свя­тая Мария и другие пра­вед­ники испы­тали сколь полезно чело­веку от юности своей носить иго Гос­подне.

Многие гово­рят, что они будут слу­жить Богу в летах пре­клон­ных; но достиг­нут ли сих лет? А если и достиг­нут, то пере­ме­нят ли себя столь легко, как о сем думают?

Опыт дока­зы­вает нам, что лета пре­клон­ные делают нас только опыт­ными, а не муд­рыми.

Не то значит слу­жить Гос­поду, чтобы посвя­тить ему бедные остатки жизни, даро­ван­ной нам для того только, чтоб оную упо­тре­бить на слу­же­ние Ему.

Что за жертва для Гос­пода, когда мы дожи­вем до состо­я­ния, в кото­ром не будем иметь ни сил, ни спо­со­бов слу­жить Ему.

Сомни­тельно, чтоб могли мы тер­пе­ливо сно­сить иго Христа, когда реши­лись при­нять на себя оное, изну­рен­ные уже игом мира сего.

Гос­поди, Гос­поди, отверзи нам (Мф.25:11), гово­рили девы юро­ди­вые, но было уже поздно и тщетно тол­каться в двери.

Бла­женны те, кото­рые от юности при­уго­тов­ля­ются пред­стать пред Судию Все­выш­ним, тре­бу­ю­щего отчета за всю жизнь.

Кто не посвя­щает Гос­поду начало своей жизни, должен опа­саться, что Бог, для нака­за­ния его, не допу­стит видеть конец оной.

О мой Гос­поди! Сколько вре­мени провел я без любви к Тебе! Ах! Я должен быть неуте­шен! Если бы я мог быть уте­шен­ным, то могу ли ска­зать, что нако­нец начал любить Тебя?

Для чего я не в летах юности моей? Дух и сердце, помыш­ле­ния и склон­но­сти – все во мне было бы посвя­щено Тебе.

Бла­го­дарю Тебя, Творец мой, за вели­кую бла­гость Твою ко мне, за сохра­не­ние во мне жизни в то время, когда я про­во­дил оную в оскорб­ле­нии Тебя.

Вспо­мо­ще­ству­е­мый про­си­мою от Тебя бла­го­да­тию, буду слу­жить Тебе до послед­него изды­ха­ния моего с тем боль­шею рев­но­стию, чем позд­нее начал сие дело.

Должно пре­даться Гос­поду совер­шенно и навсе­гда

О Свя­тей­шая Дево! Ты не только пре­да­лась Гос­поду забла­го­вре­менно, но еще совер­шенно, без раз­де­ле­ния.

Ты посвя­тила Ему совер­шенно всю сво­боду Твою, чтоб испол­нить токмо волю Его.

Ты не хотела иметь в мире сем других радо­стей, кроме бла­го­уго­жде­ния Ему, ни дру­гого уте­ше­ния, кроме уте­ше­ния заслу­жить любовь Его.

Ты всегда пре­бы­вала посто­ян­ною в пути доб­ро­де­тели, пред­на­чер­тан­ной Гос­по­дом; Ты при­об­ре­тала день от дня новые успехи.

Твой пример осуж­дает мое непо­сто­ян­ство в слу­же­нии Богу, в моих к Нему обя­зан­но­стях.

Жизнь моя покры­вает меня стыдом. Но Гос­подь, всегда рас­по­ло­жен­ный ко мне, тре­бует посто­ян­ной к Нему при­вя­зан­но­сти, посто­ян­ной вер­но­сти.

Мария. Но для чего же, сын мой, для чего ты оста­но­вился в пути, столь хорошо нача­том? Гос­подь не есть ли и ныне столь же велик, столь же воз­люб­лен, как же и,прежде?

Не всегда ли имеешь ты с Ним оди­на­ко­вые отно­ше­ния? Неужели ты при­над­ле­жишь Ему в одно время больше, нежели в другое? Обя­зан­ность при­над­ле­жать Ему не во всякое ли время равна?

По мере про­дол­же­ния жизни твоей бла­го­де­я­ния Божии умно­жа­ются. Вместе с сим должна умно­житься и твоя бла­го­дар­ность, а посему и твоя вер­ность. Един Гос­подь дал тебе сердце, кото­рому одному и при­над­ле­жать должно: Он един­ствен­ный Вла­сти­тель оного.

Он не гово­рит тебе: ссуди меня серд­цем твоим; но даждь ми сердце твое. Послу­шай, гласа Его, ты посвя­тил Ему оное. Какое же право имеешь воз­вра­тить оное назад?

Много будет чести для мира, когда поз­во­лим иметь ему уча­стие в наших склон­но­стях. Делать мир сопер­ни­ком Гос­пода – значит нано­сить Гос­поду вели­чай­шее оскорб­ле­ние.

Ты почи­та­ешь за боль­шое несча­стие не быть в числе друзей Божиих. Но в очах Бога спра­вед­ли­вого можешь ли быть другом, будучи чело­ве­ком слабым и самым неде­я­тель­ным?

Пре­дайся Гос­поду во всем, пожерт­вуй Ему всем и при­об­ре­тешь у Него все.

Мир и все, что есть в нем, – ничто для того, кому Гос­подь есть все.

Раб. Пре­свя­тая Дево, помоги сла­бому греш­нику бла­го­да­тию, сильно

укреп­ля­ю­щею, да поучусь в настав­ле­ниях Твоих и после­дую по стопам Твоим. Испроси мне, молю Тебя, помощь, для меня нужную.

Увы, после столь­ких невер­но­стей, после столь­ких непо­сто­янств могу ли посвя­тить сердце мое Гос­поду? Но гнев Его умяг­ча­ется к сердцу сми­рен­ному и сокру­шен­ному, вспо­мо­ще­ству­е­мому Твоим заступ­ле­нием.

Матерь мило­сер­дия! При­мири меня с Гос­по­дом; испроси, да Спа­си­тель напол­нит сердце мое бла­го­да­тию, да сие сердце не знает в слу­же­нии Ему ни раз­де­ле­ния, ни укло­не­ния и да живет един­ственно для Него.

О пользе и сла­до­сти уеди­не­ния

Раб. О, Пре­свя­тая Дево! Ты пре­про­вож­дала во храме дни свет­лые и спо­кой­ные.

Ты в мире и на сво­боде вку­шала сла­до­сти собе­се­до­ва­ния с Боже­ством, при­уго­тов­ляла себя быть храмом бла­го­леп­ным и достой­ным Иисуса Христа.

Мысль о при­сут­ствии Божием зани­мала бес­пре­станно ум Твой. Ты еже­часно упраж­ня­лась в созер­ца­нии Его вели­че­ства и совер­шенств.

Воз­люб­лен­ный мой мне и аз Ему. Вот гла­голы уст и сердца Твоего. Все, что мир может пред­ста­вить дра­го­цен­ного, пре­крас­ного, было ничтожно в очах Твоих.

Мария. Сын мой, душа во уеди­не­нии, уда­лен­ная от света и пред­ме­тов его, поис­тине про­во­дит дни бла­жен­ные.

Она зани­ма­ется единым Гос­по­дом, как будто един только Он и есть на земли.

Ум ее всегда вни­ма­те­лен к услы­ша­нию гласа Божия; и ничто не в состо­я­нии пре­рвать вни­ма­ния ее, посвя­щен­ного Гос­поду.

Она нахо­дит в сих крат­ких словах, с любо­вию ею повто­ря­е­мых: Ты еси Бог сердца моего, всю свою славу, все свое богат­ство, все свое бла­жен­ство.

Воз­седя, как свя­щен­ная неве­ста, в тени влюб­лен­ного, она со стра­да­нием мыслит о затеях, какие люди пред­при­ни­мают, чтоб соде­латься знат­ными и бога­тыми.

Ей трудно понять, как могут любить что-нибудь другое, кроме того, что она любит.

Все, что про­ис­хо­дит на земле, ее мало зани­мает. Тот, кого она любит, для нее был, будет и есть столь же свят и столь же любе­зен. И в сей мысли она нахо­дит пред­мет радо­сти, всегда для нее новый.

Когда Гос­подь вос­хо­щет пре­по­дать душе свои Боже­ствен­ные настав­ле­ния и бесе­до­вать с серд­цем, то ведет ее в уеди­не­ние.

Проси у Него, сын мой, сей склон­но­сти к уеди­не­нию, сего само­по­зна­ния, в кото­ром упраж­ня­лись Святые. Люби жить вдали от мира и являйся посреди оного только по нужде.

Когда необ­хо­ди­мость заста­вит тебя пока­заться в оном, то возьми в пример голу­бицу, кото­рая, быв при­нуж­дена изле­теть из ков­чега, скоро воз­вра­ти­лась туда, поскольку не нашла для себя вне оного ника­кого места, где бы могла успо­ко­иться.

Если не ста­ра­ешься убе­гать от мира, то при­вя­зан­ность твоя воз­рас­тает к нему. И если хотя бы один раз вку­сишь отраву его, то уже не удо­сто­ишься насла­диться бла­гами Гос­под­ними.

Неве­ста, вос­пе­тая Соло­мо­ном, искала своего воз­люб­лен­ного по стог­нам Иеру­са­лим­ским – и не могла обре­сти его.

При­знайся, что, поки­дая беседы мир­ские, ты сде­лался гораздо винов­нее в очах Гос­пода, нежели до посе­ще­ния оных.

Если хотят являться пред людьми с серд­цем спо­кой­ным, с разу­мом чистым, то должны любить уеди­не­ние. В уеди­не­нии только науча­ются, как должно посту­пать посреди мира.

Жизнь уеди­нен­ная есть самое надеж­ное сред­ство к сохра­не­нию своей непо­роч­но­сти. Ничто столько не ослаб­ляет доб­ро­де­тели чело­ве­че­ской, как частая беседа с чело­ве­ками.

Можно ли дышать зара­зи­тель­ным воз­ду­хом мира, не при­ни­мая в себя его заразы? Уда­ляйся чаще в уеди­не­ние, чтобы поль­зо­ваться воз­ду­хом чистым.

Святые пустын­но­жи­тели научают нас, что они тогда только откро­венно бесе­до­вали с Богом, когда убе­гали от заня­тий и бесед мир­ских.

В уеди­не­нии ты можешь открыть Ему гораздо сво­бод­нее, нежели в другом месте, твои сер­деч­ные помыш­ле­ния; в уеди­не­нии тебе гораздо удоб­нее изъ­яс­нить свои чув­ство­ва­ния со всею сво­бо­дою бла­го­го­вей­ной дове­рен­но­сти.

Там только легко воз­ро­дятся в уме твоем мысли, услаж­да­ю­щие ваши печали, отда­ля­ю­щие страхи, рас­се­и­ва­ю­щие сомне­ния; там только позна­ешь верные стези, веду­щие к пре­муд­ро­сти.

Нако­нец, в уеди­не­нии только услы­шишь тайный голос сердца твоего; там только сердце твое научится выра­жаться. на том языке, кото­рый могут пони­мать одни друзья его, с напе­чат­ле­нием в душе истин, кото­рых позна­ние есть чистое дей­ствие любви сер­деч­ной.

Об избра­нии состо­я­ния

Пре­свя­тая Мария, Кото­рая ничего не искала, ничего столько не любила от самых нежных лет своих, кроме Гос­пода, заслу­жила Его бла­го­сло­ве­ние.

Он преы­з­брал для Нее такое состо­я­ние, кото­рое сооб­разно было для испол­не­ния Его наме­ре­ний.

Чтоб быть счаст­ли­вым в каком-нибудь состо­я­нии, потребно бла­го­при­ят­ное сте­че­ние вещей и обсто­я­тельств, кото­рые Про­ви­де­ние обык­но­венно обе­ре­гает для душ верных, моля­щихся Гос­поду о избра­нии состо­я­ния.

Моло­дой чело­век может ли наде­яться, чтоб Бог соде­лал для него сие, ежели он сле­до­вал гибель­ным впе­чат­ле­ниям стра­стей?

Про­ви­де­ние доста­вило случай Марии, чрез обру­че­ние Ее со Святым Иоси­фом, собрать дра­го­цен­ные плоды доб­ро­де­те­лей, рев­ностно ею испол­ня­е­мых.

Если б посо­ве­то­ва­лись с миром для избра­ния Марии супруга, то без сомне­ния выбор пал бы на чело­века бога­того, на чело­века, обла­да­ю­щего талан­тами свет­скими.

Не поду­мали бы о том, что для сего нужен чело­век доб­ро­де­тель­ный, чело­век, кото­рый бы с дет­ства жил в страхе Божием, обычай мира не таков.

Виды коры­сто­лю­бия, при­чины совер­шенно чело­ве­че­ские пола­га­ются осно­ва­нием боль­шей части браков свет­ских. Сокро­вища фор­туны скорее спо­спе­ше­ствуют к заклю­че­нию оных, нежели сокро­вища Бла­го­дати.

Отсюда-то про­ис­хо­дят несчаст­ные союзы, в кото­рых супруги бывают вза­им­ным друг другу нака­за­нием.

Гос­подь допус­кает совер­шаться оным потому, что не хотели при­бег­нуть к Нему в деле столь важном, в кото­ром успех тогда только бывает счаст­лив, когда Сам Бог управ­ляет оным.

Он допус­кает оные также в нака­за­ние за малое ста­ра­ние во время юности соде­латься чрез дела доб­ро­де­тель­ные достой­ным Его бла­го­сло­ве­ния.

Выбор роди­те­лей Мари­и­ных, или лучше выбор Божий, пал на Иосифа,

чело­века пра­вед­наго, чело­века доб­ро­де­тель­ного, супруга, достой­ного сей Девы.

И нико­гда брак не был столь счаст­лив; нико­гда сердца супру­гов не были доволь­нее, видя себя соеди­нен­ными одно с другим. Какие непри­ят­но­сти могли воз­му­щать спо­кой­ствие душ их? Мария и Иосиф нахо­ди­лись в таком состо­я­нии, в каком угодно было Гос­поду.

Люди, чем недо­воль­нее своим состо­я­нием, тем более стра­дают, и даже часто стра­да­ние сие про­сти­ра­ется и на других; это дока­зы­вает, что они при­няли на себя такие обя­зан­но­сти, кото­рые не угодны Гос­поду.

К ним-то отно­сятся про­ро­че­ские слова Исаии: Горе, чада отсту­пив­шая, сия гла­го­лет Гос­подь: сотво­ри­сте совет не Мною и заветы не духом Моим (Ис.30:1).

Бла­го­дать при­зва­ния Божия есть бла­гость вели­чай­шая, заклю­ча­ю­щая в себе мно­же­ство других. Если люди слабы в вер­но­сти к сей бла­го­дати, то не могут наде­яться и на другие блага.

Умо­ляйте и про­сите Гос­пода, хотя­щие избрать состо­я­ние, воз­гла­шайте с Про­ро­ком: Научи мя тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой Благий наста­вит мя на землю праву (Пс.142:10).

Про­во­дите жизнь вашу таким обра­зом, чтоб не заслу­жить него­до­ва­ния Боже­ского, но быть достой­ным Его попе­че­ний.

Если воля Гос­пода неясно вами позна­ва­ема, то сове­туй­тесь со слу­жи­те­лями алта­рей Его. Они про­све­тят и научат, что должно делать вам.

Бог, пора­зив­ший Савла на пути к Дамаску, не изъ­яс­нил ему наме­ре­ний своих, но послал его к Анании для узна­ния оных.

Проси совета у роди­те­лей твоих только тогда, когда долг твой того тре­бует; но не следуй тем, кото­рые про­тивны вере. и закону Божию: врази чело­веку домаш­нии его. (Мф.10:36).

Нако­нец, помыш­ляй неко­то­рым обра­зом и о смерти, то есть при­уго­тов­ляй себя и к такой участи, какую бы желал ты иметь в послед­ний час жизни твоей.

О предо­сто­рож­но­стях к сохра­не­нию непо­роч­но­сти

Мария сму­ти­лась при виде Ангела, явив­ше­гося ей в образе чело­ве­че­ском.

Ангел при­вет­ствует ее: радуйся Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою: бла­го­сло­вена Ты в женах. Она же видевши сму­тися о сло­веси его и помыш­ляше, каково будет цело­ва­ние сие. (Лк.1:28,29).

Она нахо­дится с ним одна и без сви­де­те­лей. Довольно уже и сего, чтоб была Она объята ужасом свя­щен­ным. И се, зач­неши во чреве, бла­го­ве­стит ей Ангел, и родиши сына, и наре­чеши имя Ему Иисус (Лк.1:32). Новый пред­мет сму­ще­ния для Марии.

Она не сомне­ва­ется, чтобы воз­ве­щен­ное Ей от Ангела было невоз­мож­ным, поелику нет ничего невоз­мож­наго для Бога; Мария желает только знать, каким обра­зом совер­шится таин­ство.

Какая скром­ность в вопросе, Ею сде­лан­ном, какая кро­тость! Она гово­рит только то, что ей необ­хо­димо, нужно ска­зать.

По сим чертам легко можно узнать душу, постав­ля­ю­щую свое сокро­вище в непо­роч­но­сти.

Чистота, как нежный цветок, боится и малей­шего дыха­ния. Один взор, одно слово сму­щает оную.

Дева, разу­ме­ю­щая всю цену сей доб­ро­де­тели, избе­гает слу­чаев оскор­бить оную, даже самых отда­лен­ных.

Льсти­вые слова, уго­жде­ния учти­вые, беседа самая, хотя бы каза­лось невин­ною, все ей подо­зри­тельно, все умно­жает в ней бод­рость и вни­ма­ние.

Но если нужно столько предо­сто­рож­но­стей к соблю­де­нию. непо­роч­но­сти во всей ее силе, то много ли най­дется на земле душ непо­роч­ных?

Жела­тельно, чтобы для сохра­не­ния сей доб­ро­де­тели при­ни­мали хотя такие попе­че­ния, какие при­ни­мают для наруж­ного вида оной:

Ах! Сколько людей упали в бездну поро­ков от празд­ной и изне­жен­ной жизни, от соблаз­ни­тель­ных чтений и слиш­ком воль­ных раз­го­во­ров.

Много есть дев хри­сти­ан­ских, бесе­ду­ю­щих без осто­рож­но­сти с людьми, кото­рые не суть Ангелы.

Ежели и гово­рят они, что бдят над непо­роч­но­стью своей, то можно ска­зать им, что и диавол также не дрем­лет на пагубу их.

Дева, осо­бенно любя­щая похвалы, не долго оста­нется рав­но­душ­ною к тому, кто ее хвалит.

Ста­ра­ются скрыть от себя опас­но­сти, кото­рые любят, а дока­за­тель­ство, что их любят, есть ста­ра­ние к сокры­тию оных.

Мы состав­лены из одного веще­ства, и с нами может слу­читься, что слу­ча­лось со мно­гими дру­гими, насчет печаль­ного опыта сла­бо­сти нашей.

Хотя и можно пола­гаться на помощь бла­го­дати, но для сего не должно вда­ваться в опас­ность; сия помощь надежна только для тех, кото­рые нахо­дят опыт в иску­ше­нии, не искав оного.

Если вы в про­дол­же­ние многих лет одер­жи­вали победу над врагом непо­роч­но­сти, не почи­тайте, однако ж, себя непо­бе­ди­мыми, будьте всегда на страже и не пола­гай­тесь на самих себя.

Будьте. бодры во избе­жа­ние все­днев­ных слу­чаев паде­ния, умно­жа­е­мых врагом вашим диа­во­лом, тогда Гос­подь нис­по­шлет вам силу в тех слу­чаях кото­рых вы пред­ви­деть не могли.

О, Пре­свя­тая Дево, Матерь Бога нашего! Посели во мне недо­вер­чи­вость к самому себе, да бла­го­ра­зу­мие руко­вод­ствует поступ­ками моими; да усмирю чув­ства мои для сохра­не­ния чистоты моей.

Могу ли наде­яться, как бы желал того, быть сопри­чис­лен­ным к сонму любя­щих Тебя, поскольку осквер­нял часто доб­ро­де­тель чистоты, состав­ля­ю­щей осно­ва­ние славы Твоей?

Матерь Чистая и Пре­не­по­роч­ная, испроси мне бла­го­дать жизни непо­роч­ной; да напе­чат­лею на себе сей знак, по кото­рому позна­ются любя­щие Тебя чада твои.

Об истин­ном вели­чии

Между отли­чи­ями мира и отли­чи­ями Бла­го­дати бес­ко­неч­ная раз­ность.

Несмет­ные богат­ства, вели­ко­леп­ные здания, бес­чис­лен­ное мно­же­ство слу­жи­те­лей пока­зы­вают вели­чие царей. Пре­зре­ние мира, отвра­ще­ние от поро­ков, любовь к Богу – вот что изъ­яв­ляет вели­чие пра­вед­ного.

Истин­ное вели­чие, истин­ная слава чело­века, заклю­ча­ется в страхе Божием, в соблю­де­нии Его запо­ве­дей.

Архан­гел, послан­ный Гос­по­дом к Деве Марии, воз­гла­сил к ней: Радуйся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою! И мог ли он сде­лать лучшую похвалу?

Тот достоин всех похвал чело­ве­ков и Анге­лов, кото­рому можно ска­зать:

ты обрел бла­го­дать пред Гос­по­дом, ты любе­зен во очию Его.

Во время бла­го­ве­стия Архан­ге­лова к Марии цар­ство­вали Август и Ирод. Им назы­вали вели­кими, могу­ще­ствен­ными, вели­ко­душ­ными. Но что были они пред Гос­по­дом, кото­рый един есть Судия Пра­вед­ный истин­ного вели­чия?

Юная Дева, сокрыв­ша­яся во уеди­не­ние наза­рет­ское, была бес­ко­нечно достой­нее всех похвал, чем они.

Истин­ное вели­чие изме­ря­ется не по поня­тиям чело­ве­че­ским, но по воле Божией, кото­рый Един есть велик Сам в Себе.

Что суть все герои мира в срав­не­нии с теми людьми, кото­рых вера укра­ша­ется доб­ро­де­те­лями?

Гораздо труд­нее одер­жать победу над самим собою, нежели над дру­гими.

Истин­ного хри­сти­а­нина не должно почи­тать за такого героя, кото­рый обязан геро­из­мом случаю: первый есть побе­ди­тель во всю жизнь, послед­ний только на один раз.

Слава побе­ди­теля хри­сти­а­нина состоит в пре­обо­ре­нии всех пре­пят­ствий, а цель его – в обла­да­нии Гос­по­дом и в спо­кой­ствии под защи­тою Его.

Что может быть слав­нее слу­же­ния Гос­поду? Слу­жить Ему – значит цар­ство­вать.

Свя­щен­ное Писа­ние, говоря об Авра­аме, Моисее и Давиде, людях вели­чай­ших на земле, назы­вает их слу­гами Божи­ими. Одно это только заклю­чает в себе все прочие, или, лучше ска­зать, все другие ничто в срав­не­нии с оным.

О, Царь бес­смерт­ный, вер­хов­ный Вла­дыка света! Я создан Тобою для Тебя Еди­ного. Воз­можно ли, мысля о Тебе, вос­сы­лать хвалы наши другим? Воз­можно ли, пости­гая Тебя, не почи­тать состо­я­ния тех, кото­рые Тебе служат?

Какая слава для чело­века, тво­ре­ния столь мало­зна­ча­щего в самом себе, слу­жить Тебе и любить Тебя!

Соде­лай, Творец мой, да сокры­тый в уеди­не­нии, подобно Марии, испол­няю волю Твою, служу верно и творю дела, бла­го­угод­ные Тебе, не так, как мир безум­ный и ослеп­лен­ный.

Да, слава и честь, соеди­нен­ные со слу­же­нием имени Твоему, вли­вают во все мои дей­ствия вели­чие духа и кре­пость, достой­ную раба Гос­подня.

Бла­го­дать Божия нис­по­сы­ла­ется сми­рен­ным

Мария. Сын мой, я хочу открыть тебе тайну, как полу­чить бла­го­дать Божию: она состоит в при­зна­нии себя недо­стой­ным и в жизни сми­рен­ной. Гос­подь гордым про­ти­вится, сми­рен­ным же дает бла­го­дать (Ин.4:6).

В сердце, заня­том самим собою, Гос­подь не нахо­дит места для Себя.

Раб. Царица Святых! В сем случае Ты слу­жишь нам при­ме­ром, на кото­ром мы должны осно­вать пра­вила жизни нашей.

Должно обра­тить только вни­ма­ние на то, каким обра­зом при­няла Ты посе­ще­ние Архан­гела, послан­ного от Гос­пода, чтоб познать сми­рен­ные Твои чув­ство­ва­ния.

Архан­гел бла­го­ве­стил, что Ты учи­нишься Мате­рью Иисуса; но Ты не хотела верить, чтоб была достойна столь высо­кого назна­че­ния.

Мысль о досто­ин­стве, пре­выше натуры чело­ве­че­ской, соде­лала непо­сти­жи­мым посе­ще­ние Архан­ге­лово.

И даже в то самое время, когда Слово Божие посе­ли­лось во чреве Твоем, Ты мыс­лила о кро­то­сти и сми­ре­нии.

При толи­кой славе, при таком досто­ин­стве Ты назы­вала себя рабою Гос­под­ней.

Между пра­ро­ди­тель­ни­цею Евою и Тобою нахо­ди­лось чрез­вы­чай­ное раз­ли­чие. Ее гор­дость была для нее пагу­бою; Твое сми­ре­ние было для Тебя славою.

Все­мо­гу­щий, для совер­ше­ния чрез Тебя чудес Своих, имел в виду не отли­чия при­род­ные, не важ­ность про­ис­хож­де­ния, но Твои сми­рен­ней­шую чув­ство­ва­ния.

Очень есте­ственно, что Гос­подь вос­хо­тев­ший при­нять на Себя образ чело­века, избрал сми­рен­ную из Дев.

Он избрал Мате­рью Себе такую Деву, кото­рая своею кро­то­стию заслу­жи­вала самой высо­кой чести.

Твое дев­ство бла­го­угодно было пред Гос­по­дом; Твое сми­ре­ние соде­лало чрево Твое Храмом Боже­ства.

Мария. Сын мой, пред очами Гос­под­ними, не так как пред чело­ве­че­скими, тот имеет более досто­ин­ства, кто не тше­сла­вится оным, хотя бы и в самом деле имел оное.

Кто, яко Гос­подь Бог наш? В высо­ких живый, и на сми­рен­ныя при­зи­раяй на небеси и на земли (Пс.112:5,6).

Боже, ущедри ны и бла­го­слови ны, про­свети лице Твое на ны и поми­луй ны (Пс.66:4).

Гос­подь отвра­щает лицо Свое от гордых, а бла­го­из­во­лит к сми­рен­ным. Гор­дость есть при­чина бед­но­сти многих хри­стиан, лишен­ных бла­го­дати Божией.

Если бы мы хотели позна­вать самих себя, тогда бы позна­ние сие про­из­вело сми­ре­ние, а это обо­га­тило бы бед­ность нашу Бла­го­да­тию.

Не воз­но­сись сам собою, сын мой, и Гос­подь нис­по­шлет тебе бла­го­сло­ве­ние.

При­зна­вай себя сми­рен­ным, и Гос­подь избе­рет тебя к про­слав­ле­нию Своему; Он про­слав­ляет тех, кото­рые не укло­ня­ются от Него, не высо­ко­мудр­ствуют о себе.

Если ты полу­чишь бла­го­дать от Гос­пода, раз­мыш­ляй кротко и с бла­го­го­ве­нием, сколь мило­стив к тебе Гос­подь, что избрал для сего послед­него из рабов Своих.

Не при­свояй себе ни блага, коим обла­да­ешь, ниже добра, кото­рое тво­ришь, хотя бы ты и достоин был бла­го­дати; помыш­ляй, что ты соде­лался тако­вым чрез Бла­го­дать и что Гос­подь, награж­дая усер­дие твое, воз­вы­шает соб­ствен­ные дары Свои.

Питай в себе всегда сии три чув­ство­ва­ния: Бог есть все, а я ничто; Гос­подь вла­деет всем, а мой удел есть бед­ность; Гос­подь все­мо­гущ, а я без Его помощи не могу сде­лать ничего.

Тогда, хотя бы ты ничего не значил, ничем не обла­дал, ничего не возмог сам собою, будешь бла­го­уго­ден пред очами Божи­ими; Он нис­по­шлет тебе бла­го­сло­ве­ние и даст победу над вра­гами твоими.

Истин­ная слава заклю­ча­ется в сми­ре­нии хри­сти­ан­ском

Выра­же­ние бла­го­ве­стия Архан­ге­лова к Марии не согла­со­ва­лось с поня­ти­ями Сей Девы, какие Она имела о Самой Себе.

Душа Ее объята была сму­ще­нием свя­щен­ным. Она опа­са­лась, чтобы про­ис­хо­див­шее с Нею не было одним при­зра­ком и сетями духа иску­си­теля.

Архан­гел воз­гла­сил к Ней: бла­го­сло­вена Ты в женах. Почи­тая себя низшею всех, Она не могла понять, почему делают Ей такую похвалу.

Архан­гел воз­ве­стил Ей, что Она обрела бла­го­дать пред Гос­по­дом.

Мария сми­ря­ется по мере воз­вы­ше­ния, Ею незна­е­мого, и бла­го­во­ляет жребий быть рабою Гос­под­нею.

О, вы, ищущие славы, при­бег­ните к Марии, да научит вас обре­сти оную!

Истин­ная слава состоит в сми­ре­нии хри­сти­ан­ском: иже бо менший есть в вас, сей есть велик (Лк.9:48), гла­го­лет Гос­подь.

Сия высота не только что тверда, но и неиз­ме­ня­ема. Никто не поку­сится лишить вас оной.

Постав­ляя себя мень­шим, вы воз­но­си­тесь, поскольку, смиряя себя, вы про­слав­ля­е­тесь пред Гос­по­дом, кото­рый есть источ­ник вся­кого блага.

Тогда вы можете пола­гаться на покро­ви­тель­ство Божие тем с боль­шею уве­рен­но­стию, что Гос­подь всегда под­креп­ляет слабых.

Сми­ре­ние осво­бо­дит вас от низо­стей до коих дово­дят гор­дость и любо­че­стие; что может быть неснос­нее того чело­века, кото­рый, пре­сле­ду­е­мый стра­стию често­лю­бия, тре­бует от всех похвалы?

Сми­ре­ние соде­лает вас рав­но­душ­ными к поче­стям чело­ве­че­ским и к сует­ным помыш­ле­ниям; тогда вы можете воз­гла­сить с Апо­сто­лом: ниче­соже бо в себе свем, но ни о сем оправ­да­юся: востя­зуяй же мя Гос­подь есть (1Кор.4:4).

Оно соде­лает тебя снис­хо­ди­тель­ным к ближ­нему, заста­вит почи­тать его и без зави­сти взи­рать на воз­вы­ше­ние его.

Хотя сми­ре­ние и кажется чело­веку чем-то низким; однако ж оно есть доб­ро­де­тель, спо­соб­ней­шая к соде­ла­нию сердец наших бла­го­род­ными и воз­вы­шен­ными

Между всеми доб­ро­де­те­лями одно сми­ре­ние про­из­во­дит твер­дость в уме и кре­пость в душе.

Осо­бенно же сми­ре­ние дает тебе черты сход­ства с Иису­сом, Бого­че­ло­ве­ком, Источ­ни­ком истин­ного вели­чия и славы.

Тогда только чело­век велик и славен, когда после­дует сему Боже­ствен­ному Образцу, и мы только тогда можем при­бли­зиться к Нему, когда будем сми­ренны и воз­лю­бим кро­тость.

Иисус был кроток; Он любил сми­ре­ние, поскольку в сем постав­лял славу Отца Небес­ного.

Во время сми­ре­ния Иису­сова Отец Небес­ный про­воз­гла­сил Его Сыном воз­люб­лен­ным, о Нем же бла­го­воли: И силы небес­ные вос­пели: слава в вышних Богу.

Если вы столько же сми­ренны, сколь Иисус Хри­стос, то Бог про­сла­вится от вас. А что может быть слав­нее про­слав­ле­ния Гос­пода?

Царица, Небес­ная, над Тобою испол­ни­лось про­ре­че­ние: сми­ряяй себя, воз­не­сется; испроси мне бла­го­дать к побеж­де­нию гор­до­сти, мною вла­де­ю­щей. Увы! Я до сих пор имел только одну наруж­ность сми­ре­ния, я при­ни­мал на себя оное, чтобы обра­тить вни­ма­ние света, кото­рый, столько ни раз­вра­тен, пре­зи­рает гордых. Нис­по­шли мне сми­ре­ние чисто­сер­деч­ное, да убе­дясь в сла­бо­сти моей, после­дуя Твоему при­меру, буду отно­сить все ко Гос­поду, ожи­дать всего от Гос­пода, зави­сеть во всем от Гос­пода и чрез то соде­ла­юсь достой­ным пред лицом Его, яко пред един­ствен­ным Источ­ни­ком вели­чия и славы.

Сми­рен­ная душа не пока­зы­вает себя пред людьми тако­вою, какова она пред лицом Божиим

Ангел, бла­го­вест­вуя Деве Марии, пре­воз­нес Ее похва­лами, прорек ей, что Она соде­ла­ется Мате­рью Сына Божия. Но Мария соблю­дала мол­ча­ние и никому не объ­яв­ляла бла­го­вест­ву­е­мого ей Архан­ге­лом.

Она нико­гда не пока­зы­вала себя, нико­гда не вела себя, как Матерь Мессии. Наруж­ная жизнь Ее была общею жизнию сми­рен­ных дев.

Несмотря на нежную при­вя­зан­ность к Иосифу, обру­чен­ному своему, Она не откры­вала ему тайну бла­го­ве­стия.

При посе­ще­нии Ели­са­веты Мария уви­дела, что тайна Ее известна уже ей, но Она не вос­поль­зо­ва­лась сим бла­го­при­ят­ным слу­чаем обна­ру­жить оную еще более.

Мария предо­ста­вила Гос­поду, когда Ему бла­го­угодно будет, явить пре­слав­ные тайны Свои.

Она весь ум Свой обра­щала только на кро­тость и сми­ре­ние.

Посему, следуя при­меру Ее, надобно скры­вать от чело­ве­ков то, что должно быть открыто пред лицом Божиим.

Когда выкла­ды­вают наружу сокро­вища свои, то должно опа­саться похи­ще­ния оных: и самые яркие цветы теряют живость свою, если выста­вятся на паля­щее солнце.

Рас­ска­зы­вать людям о том, что выше их пони­ма­ния, значит под­вер­гать осме­я­нию самое свя­щен­ное.

Дух Божий сооб­ща­ется в тайне; Он хочет, чтоб все было тайною между ним и душою избран­ною.

Избери чело­века еди­ного от тысяч, открой ему твои богат­ства духов­ные, дабы научил тебя, как должно поль­зо­ваться оными, пусть засту­пит он место путе­водца, руко­вод­ству­ю­щего в пути спа­се­ния и совер­шен­ства.

В глазах же других пре­будь смирен, кроток, скро­мен, обхо­ди­те­лен, нрава при­ят­ного, но не откры­вай внут­рен­но­сти твоей.

Пусть почи­тают они тебя не зна­ю­щим духов­но­сти или совсем другим, нежели ты в самом деле, это. будет для тебя сча­стием, сохра­ня­ю­щим блага, нис­по­сы­ла­е­мые Гос­по­дом.

Неко­то­рые бла­го­че­сти­вые люди полу­чив­шие особ­ли­вую бла­го­дать от Гос­пода, утра­тили оную только, что слиш­ком начали мудр­ство­вать и казаться див­ными в глаза тех, кото­рые бы не должны того знать.

Если бы они посту­пили по при­меру Святой Девы, тогда дух кро­то­сти, осве­ща­ю­щей светом Боже­ствен­ным, посе­лил бы в них мудрую недо­вер­чи­вость к самим себе и открыл бы им хитрые ковы духа гор­до­сти и сует­но­сти.

При­ме­чено, что чело­век истинно духов­ный непре­менно должен, поко­рить волю свою воле Божией, если хочет, чтоб Господ бла­го­во­лил ему про­си­ять каким-нибудь небес­ным даром.

О муд­ро­сти веро­ва­ния

Мария раз­мыш­ляла, гово­рит Еван­ге­лие, когда Ангел бла­го­ве­стил Ей волю Гос­подню; раз­мыш­ле­ния Святой Девы про­ис­те­кали сколько от сми­ре­ния, столько же и от веры.

Сия пре­муд­рая Дева знала, что иногда и Ангел тьмы при­ни­мает вид Ангела свет­лого; что дух заблуж­де­ния, дух лести, под­ра­жает иногда гла­го­лам духа истины.

Посему она вопро­шает Ангела бла­го­ве­сти­теля и ожи­дает его ответа, дабы узнать, согла­су­ется ли ответ его с про­ро­че­ствами о Мессии и с пра­ви­лами веры.

Когда же ответ Бла­го­ве­сти­теля был удо­вле­тво­ри­те­лен, тогда Она познала в оном глагол Божий и вела жизнь свою сооб­разно сему.

Бла­го­ра­зу­мие хочет под­верг­нуть откро­ве­ния испы­та­нию, а покор­ность вере пове­ле­вает сле­до­вать без пыт­ли­во­сти.

Не вся­кому духу веруй, но иску­шай. Я тому только поверю каса­тельно слу­же­ния моему Гос­поду, что сооб­разно с зако­ном Его, что изгла­го­лано Им самим или чрез Про­ро­ков и Апо­сто­лов.

Гос­подь пока­зал нам спо­собы к позна­нию откро­ве­ния, но когда откро­ве­ние досто­верно, тогда не должно верить и самому Ангелу, кото­рой бы захо­тел дока­зы­вать мне про­тив­ное.

Я верю всему, чему научает меня рели­гия, поскольку она научает только тому, что пред­пи­сано зако­ном Божиим. И что может быть истин­нее того, что изгла­го­лано самою исти­ною?

Что я могу обма­ны­ваться, это столько же воз­можно, столько и невоз­можно, чтобы Господ хотел при­вест и меня в заблуж­де­ние.

Безумно верить всякой вещи, не иссле­до­вав истин­ных причин; сие безу­мие в полное мере свой­ственно идо­ло­слу­жи­те­лям и отча­сти самим хри­сти­а­нам.

Но при­ни­мать что-нибудь за про­ис­хо­дя­щее от Бога, осно­вы­ва­ясь на проч­ных исти­нах, есть знак высо­кой муд­ро­сти.

Быть пыт­ли­вым в рели­гии с таким же духом, какой имела Мария, зна­чить утвер­ждать себя более и более в вере.

Но много есть людей, кото­рые любят испы­ты­вать с тем наме­ре­нием, чтоб под­кре­пить свой заблуж­де­ния, а не для того, чтоб узнать, чему должно верить и что любит.

Люди эти наме­рены искать истину не для того, чтоб после­до­вать оной, но чтоб, если воз­можно, найти при­чины к сомне­нию в истине.

Они ищут не правил твер­дых для веро­ва­ния истине, ниже правил для жизни; цель изыс­ка­ний оных есть жизнь пороч­ная без угры­зе­ния сове­сти,

Система без­ве­рия любима мно­гими людьми, осуж­да­е­мыми верою.

Тогда только начи­наем мы сомне­ваться в вере, когда она начи­нает быть скуч­ною.

Свя­тость ее правил сму­щает невер­ных, а не непо­сти­жи­мость ее таинств.

Гораздо скорее решатся они ничему не верить или во всем нахо­дить сомне­ние, нежели испра­виться в жизни.

О покор­но­сти вере

Когда Мария убе­ди­лась, что Сам Бог гла­го­лал к Ней чрез Ангела, тогда Она твердо верила, что объ­яв­лен­ное Ей Анге­лом совер­шится. Она верила, не желая испы­ты­вать.

Она не тре­бует, подобну Амосу, ника­кого дока­за­тель­ства, Она не сомне­ва­ется, подобно Заха­рии, Она не вопро­шает тогда, каким обра­зом сие совер­шится.

Каким обра­зом рож­ден­ный Ею Мла­де­нец сотво­рит искуп­ле­ние рода чело­ве­че­ского? Какое будет Цар­ство Его? Ангел не возмог бы удо­вле­тво­рит сим вопро­сам.

Мария не пред­ла­гала сих вопро­сов, не имела любо­пыт­ства, свой­ственно только душам слабым, Она под­к­ло­нила разум свой иго веры.

Сми­рися и ты, душа моя, по при­меру Святой Девы, покори разум твой исти­нам, пре­вы­ша­ю­щим твое поня­тие.

Не испы­ты­вай таинств, пред­ла­га­е­мых тебе верою; ежели ты постиг­нешь оные, тогда они не будут уже таин­ствами; для тебя довольно и того, что они истинны.

Ты убе­дишься в истине оных, если только рас­смот­ришь веру со всеми ее при­над­леж­но­стями, если позна­ешь тор­же­ство ее в мире сем.

Таин­ства сии непо­сти­жимы; но вера лиши­лась бы своей силы, если б разум чело­ве­че­ский мог изъ­яс­нить оные: бла­жени не видев­шие и веро­вавше.

Начи­ная от планет до ничтож­ней­шей былинки – все есть тайна в при­роде; когда не можешь понят тайн есте­ства, то как постиг­нешь таин­ства Божии?

Слабые поня­тия ума чело­ве­че­ского не могут быть сораз­мерны с могу­ще­ством и дей­стви­ями Суще­ства непо­сти­жи­мого, бес­ко­неч­ного.

Верить тому, чего не видишь, при­зна­вать то, чего разум не пости­гает, – значит при­но­сить долж­ную дань высо­чай­шей истине.

Не по моим поня­тиям, Гос­поди, желал бы я судить о вещах, но по свету истины, сооб­ща­е­мой верою.

Ты тре­бу­ешь от меня не одного только пожерт­во­ва­ния сердца, но и покор­но­сти разума, кото­рое дается верою.

Я наде­юсь водво­риться в селе­ниях небес­ных, где все будет мне открыто.

Но и в самом небе я не постигну совер­шенно Твоих совер­шенств и Твоих дей­ствий, поскольку Ты всегда бес­ко­не­чен, а я суще­ство огра­ни­чен­ное.

Верою, Гос­поди, помози моему неве­рию, при­ложи нам веру.

Ты не лишишь меня, Боже мой, духа веры, источ­ника всех благих даров, если только буду про­сить оного, как должно.

Молю Тебя о сем чрез пред­ста­тель­ство Святой Девы, кото­рая сми­ре­нием и досто­ин­ством веры своей соде­ла­лась бла­жен­ною. Бла­женна веро­вав­шая, яко будет совер­ше­ние гла­го­лан­ным Ей от Гос­пода.

Даждь мне веру живую, без вся­кого сомне­ния, без вся­кого про­ти­во­ре­чия; даждь мне веру, оду­шев­лен­ную любо­вию, да живу согласно исти­нам, вну­ша­е­мым оною.

Не хочу дара чудес, про­из­во­ди­мых Твоими Свя­тыми посред­ством веры; но хочу одной веры, кото­рая соде­лала их Свя­тыми.

О бла­го­го­ве­нии и стрем­ле­нии нашем при­нять Иисуса в Таин­стве При­ча­ще­ния

Мария. Сын мой, таин­ство, к рас­смот­ре­нию твоему пред­ле­жа­щее, при­ве­дет тебя и к другим раз­мыш­ле­ниям, о кото­рых ты и не вооб­ра­жа­ешь.

Раб. Удо­стой научить меня оным, Царица Небес­ная; гла­голи слышит бо раб Твой.

Мария. Прежде посе­ще­ния Анге­лова Я умо­ляла небо,. подобно пра­вед­ным сынам Изра­и­ле­вым, одо­ждить землю росою бла­го­дати; но нико­гда не смела думать, чтоб Я была дева, пре­ды­з­бран­ная родить Спа­си­теля миру.

Но когда уве­ри­лась, что Я пред­на­зна­чена быть Мате­рью Иисуса, то, сми­рясь в духе пред сим высо­ким назна­че­нием, какими чув­ствами бла­го­го­ве­ния была про­ник­нута душа Моя; какая овла­дела Мною радость – носить Гос­пода во чреве Моем!

Тот же самый Бог, Кото­рый бла­го­из­во­лил соеди­ниться со Мною чрез вопло­ще­ние, хочет, Сын Мой, соеди­ниться и с тобою чрез при­ча­ще­ние. Но ты сам не ста­ра­ешься спо­спе­ше­ство­вать к при­ня­тию Его.

Не следуй Тем пред­ло­гам, каким изоб­ре­тают твоя бес­печ­ность и ложное сми­ре­ние чтоб укло­ниться от Боже­ствен­ной тра­пезы.

Пред­логи твои для сего суть страх и бла­го­го­ве­ние. Но страх и бла­го­го­ве­ние должны быть под­чи­нены любви.

Уда­ляться от при­ча­ще­ния под пред­ло­гом наруж­ного бла­го­го­ве­ния – значит убе­гать от Иисуса, Кото­рый хочет пре­бы­вать с тобою.

Тако­вое жела­ние Иисуса дока­зы­ва­ется сле­ду­ю­щими сло­вами: Егда весе­ля­шеся все­лен­ную совер­шив и весе­ля­шеся о сынех чело­ве­че­ских (Притч. 8, 31)

Грехи твои, гово­ришь ты, очень велики, чтоб осме­литься при­сту­пить к Святым тайнам; но сын мой, сколь ни слаба душа твоя, но если дела­ешь все усилия ко исправ­ле­нию, Иисус всегда будет вспо­мо­ще­ство­вать ей.

Ты гово­ришь: я не при­сту­паю к при­ча­ще­нию потому, что чув­ствую себя недо­стой­ным; но скажи лучше: я поста­ра­юсь соде­латься достой­ным, сколько мне воз­можно, при­об­ще­ния Святых Таин, дабы участ­во­вать в дарах Иисуса, нис­по­сы­ла­е­мых Им чрез при­ча­ще­ние душам бла­го­че­сти­вым.

Ты стра­шишься той стро­гой жизни, какую должно вести при­уго­тов­ля­ясь к при­об­ще­нию Святых Таин.

Ты жалу­ешься на сла­бость и немощи души – вос­поль­зуйся же спа­си­тель­ным сред­ством, пред­ла­га­е­мым тебе, в хлебе живот­ном.

Иисус, как писано в Еван­ге­лии, при­гла­шает к тра­пезе своей слабых и немощ­ных, убогих и слепых.

Он знает твою бед­ность и в Тайне При­ча­стия пред­ла­гает тебе пищу, могу­щую облег­чить и под­кре­пить тебя.

Правда, что для сего потребна совер­шен­ная свя­тость жития, но Иисус тре­бует только усер­дия и веры.

Если б тре­бо­ва­лась и совер­шен­ная свя­тость жития, сколь мало яви­лось бы к тра­пезе Хри­сто­вой, несмотря на при­зы­ва­ние!

Пред­по­ла­гать, что такая жизнь необ­хо­дима, значит тре­бо­вать прежде вре­мени того, что должно быть плодом при­ча­ще­ния.

При­сту­пая к Святым Тайнам, должно иметь чисто­сер­деч­ное сми­ре­ние и особ­ливо непо­роч­ность сер­деч­ную, или по край­ней мере твер­дую реши­тель­ность впредь иметь оную, и тогда при­ча­ще­ние наше будет бла­го­датно и совер­шенно.

О чув­ство­ва­ниях, испол­ня­ю­щих душу по при­ня­тии Святых Таин

Мария. Сын мой, если ты удо­сто­ишься при­ня­тия Иисуса при Святой тра­пезе, то питай такие же чув­ство­ва­ния, какие оду­шев­ляли Меня, когда я носила Его во чреве Моем.

Раб. О, Пре­свя­тая Дево! Какой ум может вме­стить, на каком языке можно изгла­го­лать, ‑одному только Гос­поду известно, каковы были тогда чув­ства и вос­торг души Твоей.

Вера, сми­ре­ние, усер­дие, бла­го­дар­ность, любовь – все свя­щен­ные доб­ро­де­тели раз­де­ляли между собою минуты того вре­мени, в кото­рые

Слово Божие пре­бы­вало в непо­роч­ной утробе Твоей.

Мария. Сын мой, если ты постиг­нешь всю важ­ность бла­го­дати, дару­е­мой тебе Иису­сом в при­об­ще­нии Святых Таин, то неужели не испол­нишься чув­ствами бла­го­го­ве­ния и бла­го­дар­но­сти к Пода­телю сего блага?

К твари нис­хо­дит Творец! Нищий посе­ща­ется Царем Славы! Душа сету­ю­щая при­ни­мает Небес­ного Уте­ши­теля! Чело­век – греш­ник вме­щает в себя саму свя­тость!

Да воз­об­ла­дает тобою глу­бо­чай­шее сми­ре­ние, да бла­го­сло­вишь ты щед­роты Бога Живого, бес­ко­нечно пре­вос­хо­дя­щие разум твой.

Опла­ки­вай твои про­шед­шие пре­гре­ше­ния; умоляй Гос­пода о помощи; дай обет в вечной твоей к Нему при­вер­жен­но­сти.

Пре­дайся вос­тор­гам чистей­шей радо­сти, проси Анге­лов и Святых, воз­носи бла­го­дар­ность твою ко Иисусу, соот­вет­ству­ю­щую, если воз­можно, дару Бла­го­дати, тебе нис­по­слан­ному.

Желай, чтобы Иисус, столь бла­го­у­тро­би­вый, столь мило­сер­дый, про­слав­ляем был на земле, как про­слав­ля­ется Он на небеси.

Открой сердце твое к при­ня­тию Боже­ствен­ного пла­мени любви Его. При­неси Ему, в бла­го­дар­ность за бла­го­де­я­ние, все чув­ство­ва­ния души,

испол­нен­ной даров При­ча­ще­ния, с бла­го­го­ве­нием и любо­вию.

Бла­го­дари Его за бла­го­во­ле­ние, какое оказал Он Мне вопло­ще­нием Своим; помыш­ляй о доб­ро­де­те­лях, дару­е­мых тебе чрез Евха­ри­стию, и осо­бенно проси у Него дара после­до­вать Его сми­ре­нию.

В сем Таин­стве заклю­ча­ется не только Его Боже­ствен­ность, но и самое Его чело­ве­че­ство: единая вера соде­лает тебе Иисуса пости­жи­мым в сем Таин­стве. Воз­люби жизнь уеди­нен­ную, убегай сует­но­стей света и всего, что про­ис­хо­дит в оном сует­ного.

Вот, сын мой, чем должен ты зани­мать себя во время при­ча­ще­ния и во всю жизнь твою.

О нерас­по­ло­же­нии, какое чув­ствуют неко­то­рые души во время бла­го­че­сти­вых упраж­не­ний и в самое время При­ча­ще­ния

Раб. Бла­го­дарю Тебя, Пре­свя­тая Дево, покров и при­бе­жище мое после Иисуса, за пра­вила, Тобою. мне начер­тан­ные.

Но часто, Пре­свя­тая Дево, во время при­ча­ще­ния святых Таин, несмотря на усилия мои питать бла­го­че­сти­вые чув­ство­ва­ния, какие посе­ляют в нем Тело и Кровь Гос­подня, ум мой бывает в рас­се­я­нии, сердце мое хладно.

Ах! Для чего не могу я в то время напол­няться чув­ствами бла­го­го­вей­ной любви и кро­то­сти, како­вые были уделом Твоим в про­дол­же­ние пре­бы­ва­ния Иисуса во чреве Твоем и уделом всех душ бла­го­че­сти­вых?

Мария. Сын мой, если ты чув­ству­ешь себя рас­се­ян­ным во время При­ча­ще­ния, сми­рись, при­зна­вая себя заслу­жи­ва­ю­щим тако­вое состо­я­ние по своим пре­гре­ше­ниям; сноси оное тер­пе­ливо в загла­жде­ние про­ступ­ков твоих, но не отча­и­вайся.

Если ты в самом деле удо­сто­ве­рен, что сие состо­я­ние есть долж­ное тебе нака­за­ние, ста­райся испра­вить себя; если же это одно только испы­та­ние, то поставь себе в заслугу быть испы­ту­е­мым свыше.

Сердце чело­ве­че­ское может совер­шенно при­над­ле­жать Гос­поду, но в то же время и быть рас­се­янно в вещах Боже­ствен­ных.

Очень много людей, рев­ностно под­ви­за­ю­щихся в пути совер­шен­ство­ва­ния, кои испы­ты­ва­ются рас­се­ян­но­стию и дру­гими иску­ше­ни­ями как в молитве, так и при вку­ше­нии от Святой Тра­пезы При­ча­ще­ния.

Для сего не чув­ствен­ный потре­бен вкус. Боже­ствен­ный Жених душ наших знает, что при­лично Его неве­стам: одним нис­по­сы­лает сла­дость и уте­ше­ния, кото­рых лишает других по тем при­чи­нам, что сии должны любить Его, не входя в иссле­до­ва­ние.

Если, с одной сто­роны, душа, нера­ди­вая во спа­се­нии своем, не должна ожи­дать щедрот Божиих, то с другой, душа верная и усерд­ная не должна огор­чаться слу­ча­ями, пока­зу­ю­щими тер­пе­ние ее для Гос­пода более, нежели для даров Его.

Не почи­тай себя отвер­жен­ным от Гос­пода, хотя и не чув­ству­ешь себя рас­по­ло­жен­ным слу­жить Ему; поста­райся посто­янно уго­ждать Ему; так, как бы ты делал во время рас­по­ло­же­ния своего к Нему.

Стре­мись к Гос­поду, сын мой, более по вере, а не по чув­ствам; ста­райся уго­ждать Ему во всем: если успе­ешь в этом, то обре­тешь бла­жен­ство, кото­рого ты желал и кото­рое обрели все Святые.

Состо­я­ние рас­се­я­ния и иску­ше­ний есть удоб­ней­шее к освя­ще­нию твоему, если только будешь соот­вет­ство­вать наме­ре­нию Божию.

Наме­ре­ние же Гос­пода заклю­ча­ется в том, чтобы ты не зани­мался сам собою, но искал бы своего бла­жен­ства в уго­жде­нии Ему.

Раб. Недо­стой­ный ника­кого уте­ше­ния, к тебе при­бе­гаю, Пре­свя­тая Дево, как в сем случае, так и во всякой воле Гос­пода моего.

Если угодно Ему, чтоб я нахо­дился в состо­я­нии. испы­та­ния, – да будет бла­го­сло­вен Гос­подь; да будет бла­го­сло­вен, если сотво­рит со мною иначе.

Прошу от Гос­пода сего только уте­ше­ния, чтоб слу­жить Ему всегда верно.

Почту себя бла­жен­ным, если могу при­не­сти Ему в жертву все удо­воль­ствия сердца моего, и поставлю себе в обя­зан­ность бла­го­уго­ждать Ему каждый день и час.

О пользе какую должно извле­кать из При­ча­ще­ния для жития нашего

Раб. При­бы­ва­ние во утробе Твоей Иисуса напе­чат­лело Боже­ствен­ность на всю жизнь Твою.

Мысль о сей бла­го­сти, даро­ван­ной Гос­по­дом, заста­вила Тебя пре­бы­вать в свя­щен­ном уеди­не­нии до послед­ней минуты бытия Твоего; Ты изыс­ки­вала спо­собы, чтобы поль­зо­ваться всеми слу­ча­ями в изъ­яв­ле­нии бла­го­дар­но­сти Гос­поду.

Мария. Сын мой, почто сму­щает тебя пример сей? И ты, при­ни­мая Гос­пода в При­ча­ще­нии, также полу­ча­ешь Свя­тость.

Единое При­ча­ще­ние Святых Таин доста­точно испол­нит тебя всем усер­дием Святых; но ты, не радея о спа­се­нии своем, полу­ча­ешь от При­ча­стия больше сла­бо­сти.

Ты всегда остав­ля­ешь нечто для себя, но Хри­стос не таким обра­зом посту­пает в бла­го­стях своих к тебе.

Правда, что при­сут­ствие Гос­пода вды­хает в тебя силь­ные чув­ства доб­ро­де­те­лей. Ты тво­ришь иногда обеты для усо­вер­шен­ство­ва­ния себя в оных, но они исче­зают, как дым.

Не так посту­па­ешь ты с силь­ными мира сего, когда обра­щают они хотябы малей­шее вни­ма­ние на тебя.

Когда люди чув­стви­тельны к одол­же­ниям друга, как поспешно ста­ра­ются изъ­явить ему бла­го­дар­ность свою! Любовь тогда только успо­ка­и­ва­ется, когда нахо­дит сред­ства к удо­вле­тво­ре­нию своему.

Неужели же ты, сын мой, лишен средств к усо­вер­шен­ство­ва­нию себя в доб­ро­де­те­лях, какими поль­зо­ва­лись Святые по при­ня­тии при­ча­ще­ния? Неужели не можешь изъ­явить Иисусу Христу, насколько обла­го­де­тель­ство­ван ты при­ня­тием Даров Его?

Он тре­бует от тебя обла­да­ния всеми твоими склон­но­стями, так чтоб они все упо­треб­лены были ко бла­го­уго­жде­нию Его.

Если ты, после При­ча­ще­ния, будешь, вни­ма­тель­ным к самому себе, то сохра­нишь себя в том бла­го­че­стии, кото­рое полу­чил, при­об­ща­ясь.

Сие бодр­ство­ва­ние после каж­дого при­об­ще­ния есть лучшее рас­по­ло­же­ние духа к после­ду­ю­щему при­ча­ще­нию.

Раб. Пре­свя­тая Дево, при­па­даю к под­но­жию Твоему, покры­тый стыдом небла­го­дар­но­стию, молися ко Иисусу, да посе­ще­нием Своим напра­вишь все дви­же­ния сердца моего к Нему Еди­ному.

Да исторг­нешь из меня сие осквер­нен­ное сердце, и да сози­ждет во мне сердце чистое, да соде­ла­ешь оное серд­цем пла­мен­ным, щед­ро­да­тель­ным и верным Ему – серд­цем, какое Он Сам имеет для Тебя.

О любви к ближ­нему

Раб. Не без свя­тей­шего наме­ре­ния оста­вила Ты, Бла­го­дат­ная Дево, уеди­не­ние наза­рет­ское; дух любви к ближ­нему побу­дил Тебя к сему.

О, сколь бла­женны были пути Твои! Горы иудей­ские облек­лись радо­стию!

Достой­ная Матерь Бога любви, едва услы­шала Ты от ангела, в каком состо­я­нии нахо­дится ближ­няя Твоя Ели­са­вета, тотчас поспе­шила посе­тить ее.

Ты поспе­шила со тща­нием, гово­рит Еван­ге­лие; вдох­но­ве­ния Духа Свя­того тре­буют ско­ро­сти в дей­ствии.

Горы, пред­ле­жав­шие на пути, не вос­пре­пят­ство­вали Тебе: бла­го­ду­шие с бод­ро­стию и силою испол­няло свою долж­ность.

Ты оста­вила на время сла­дость Твоего уеди­не­ния: любовь к ближ­нему имеет свои пре­иму­ще­ства, кото­рым должны усту­пить пре­иму­ще­ства других бла­го­че­сти­вых заня­тий.

Твоя любовь к ближ­нему не была любо­вию ско­ро­пре­хо­дя­щею; Ты пре­была у Ели­са­веты яко три месяцы, чтоб пока­зать свою к ней при­вя­зан­ность и усер­дие.

Какие бла­го­дат­ные послед­ствия про­из­вело сие посе­ще­ние! Ели­са­вета испол­ни­лась духом Святым. Иоанн, пред­теча Иисуса, освя­тился во чреве матер­нем.

Ели­са­вета и супруг ее вели житие доб­ро­де­тель­ное, но, после­дуя при­меру Твоему, сде­ла­лись еще совер­шен­нее.

Мария. Если ты любишь Гос­пода, сын мой, воз­люби и ближ­него твоего, для кото­рого Он снис­шел на землю, соде­лался чело­ве­ком и скон­чал жизнь Свою на Кресте.

Не только что питай чув­ство­ва­ния любви, но да будут они испол­нены на.деле. Сколько огор­чен­ных имеют нужду в уте­ше­нии! Сколько несчаст­ных тре­буют твоей помощи!

Гос­поду угодно, чтоб были на земле и бед­ству­ю­щие, дабы чрез тер­пе­ние соде­ла­лись Свя­тыми; а ты соде­лайся тако­вым чрез любовь твою к ближ­нему.

Будь скор на помощь, если можешь помо­гать. Мед­лен­ность и отсрочки всегда ума­ляют несколько досто­ин­ства бла­го­ду­шия.

Да будет любовь твоя к ближ­нему щед­ро­да­тельна и обильна; рас­про­стра­няй оную до невоз­мож­но­сти.

Быть скупым в услу­гах ближ­нему – значит не радеть о испол­не­нии запо­веди любви.

Если не можешь помочь ближ­нему сам собою, то помоги ему чрез других, по край­ней мере проси Гос­пода о нис­по­сла­нии ему мило­стей.

В ближ­нем твоем почи­тай не чело­века, а самого Бога. Тогда, кто бы ни тре­бо­вал помощи, не оста­нется втуне, поскольку ты не захо­чешь отка­зать в оной Гос­поду.

Редко люди будут делать добро ближ­ним, если будут рас­смат­ри­вать только их досто­ин­ства и добрые каче­ства.

Люби делать добро с ущер­бом для твоего само­лю­бия.

Сам Гос­подь научает тебя при­ме­ром Своим делать добро всем чело­ве­кам, даже небла­го­дар­ным.

Дайте, и дастся вам (Лк. 6, 38). Пожерт­вуйте несколь­кими бла­гами вре­мен­ными, Гос­подь награ­дит вас веч­ными.

Не оставь ближ­него без совета, тогда и Гос­подь, по вну­ше­ниям Своим, изве­дет тебя из обсто­я­тельств труд­ных и гибель­ных.

Утешь огор­чен­ных, тогда и Бог всякие утехи нис­по­шлет тебе в уте­ше­ние чрез Слово Бла­го­дати, и воз­ве­се­лит в бед­ствиях.

О вели­чии Боже­ства

Внимай, душа моя, внимай Марии, как Она в святом вос­торге поет песнь хвалы вели­чию Гос­подню.

Напи­та­емся и мы теми же чув­ство­ва­ни­ями, какие напол­няют Пре­свя­тую Деву, при­со­еди­ним хвалы наши к сла­во­сло­вию Мари­ину.

Воз­ве­ли­чим, вкупе с Нею, Гос­пода Все­мо­гу­щего, явля­ю­щего дивные чудеса Свои, Кото­рого Все­свя­тое имя достойно при­но­ше­ний всей земли.

Воз­ве­ли­чим Того, Кто сотвори дер­жаву мышцею своею: рас­точи гордыя мыслию сердца… Низ­ложи силь­ныя со Пре­стол, и воз­несе сми­рен­ныя. Алчу­щия исполни благ, и бога­тя­щи­яся отпу­сти тщы.

И кому же, поис­тине, при­над­ле­жат честь и слава, если не Богу моему – Гос­поду Сил?

Вели­чие чело­века – огра­ни­чен­ное, чуждое, слабое, зави­сит от образа мыслей и часто бывает химе­ри­че­ское, ложное.

Но Ты, Гос­поди, велий и хвален зело и вели­чию Твоему несть конца. Твое вели­чие про­ис­те­кает соб­ственно от Тебя Самого, всякое другое вели­чие должно пре­кло­ниться пред Тобою.

Вели­чие царей кон­чится с жизнию. Погибе память их с шумом.

Ты же, Гос­поди, пре­бы­ва­ешь во веке. Слава Твоя, Боже, не огра­ни­чи­ва­ется ни миром, ни вре­ме­нем.

Чем же могут тще­сла­виться тво­ре­ния Твои? От Тебя при­ем­лют они и силу, и славу. Без Тебя они ничто, но Ты все Собою напол­няшь и без них.

Един Ты велик Сам в себе; не заим­ству­ешь чуждой силы для испол­не­ния наме­ре­ний Твоих: вос­хо­теть и сотво­рить есть едино для Тебя.

Пре­бы­вая Сам в себе, обре­та­ешь бес­ко­неч­ное совер­шен­ство. Един Ты обла­да­ешь во всем про­стран­стве всеми совер­шен­ствами.

Вла­дыки мира сего потому только заслу­жи­вают наше почи­та­ние, что они суть образ Твоего вели­чия на земле, иначе что они суть пред Тобою? Прах и пепел как и прочие чело­веки.

Да помра­чится всякое вели­чие мира, да исчез­нет пред Тобою: одно толь то истинно вели­чие, кото­рое не может ни уве­ли­читься, ни умень­шиться.

Гос­поди, Боже сил, кто подо­бен Тебе? Силен еси, Гос­поди, и истина Твоя окрест Тебе (Пс. 88, 9). Един велик, велик во все вре­мена, во всем и повсюду.

Велик во всех тво­ре­ниях, как в малых, так и самых дивных, в цветке сель­ном и в све­ти­лах небес­ных.

Велик в пре­муд­ро­сти, в могу­ще­стве, в истине и бла­го­сти; но кто может достойно воз­гла­го­лать о вели­чии Твоем!

При­зна­юсь в сла­бо­сти моей, и при­зна­ние мое есть слава Твоя; совер­шен­ная жертва вели­чию Твоему есть испо­ве­дать, что оно пре­выше всякой хвалы и мыслей.

О мило­сер­дии Божием

Раб. Сколь любезно мне, о Пре­свя­тая Дево, вни­мать гласу сла­во­сло­вия Твоего о мило­сер­дии Божием; сему гласу, кото­рым Ты про­слав­ляла Его вели­чие! Какую высо­кою мысль сооб­ща­ешь душе моей!

Если Гос­подь во гневе пора­жает греш­ни­ков, если нис­по­сы­лает на них ужас­ные муче­ния, то сие творит Он, испы­тавши над ними уже все сред­ства Своих бла­го­де­я­ний, дабы при­ве­сти их обратно к Тебе.

Но небла­го­дар­ность и невер­ность Его народа не исто­щили источ­ника бла­го­сти Божией; Он про­стер к ним мило­серд­ную дес­ницу с оте­че­скою попе­чи­тель­но­стию.

Гос­подь обещал Авра­аму и семени его послать иску­пи­теля, прежде испол­не­ния обета. Он искал в пред­ках причин к нис­по­сла­нию бла­го­сти на детей их, кото­рой первые были недо­стойны.

Иску­пи­тель явился, могли ли чело­веки сомне­ваться в любви Его к ним? Он про­стер руку помощи всем несчаст­ным юдоли земной. Греш­ники, вместо того чтоб быть отри­ну­тыми от бла­го­де­я­ний Его, были глав­ною целью Его бла­го­стей.

С при­скор­бием, с вели­чай­шею горе­стию сердца увидел Он себя остав­лен­ным небла­го­дар­ными, кото­рые пред­по­чли ложную сво­боду дра­го­цен­ной пользе быть в числе слуг и друзей Его.

К довер­ше­нию дока­за­тель­ства неис­чер­па­е­мой любви Своей Он допу­стил Себя рас­пять на Кресте, пролив за весь род чело­ве­че­ский до послед­ней капли Святую кровь Свою.

Чело­веки видели Иисуса в сем состо­я­ние; они взи­рали на Него, но сердца их были хладны, не чув­стви­тельны; час гнева Божия, дол­жен­ству­ю­щий пора­зить их в прах, еще не при­спел. Его бла­го­у­тро­бие, глас крови Его, и до сих пор хода­тай­ствует в пользу их.

Увы! Я сам, Пре­свя­тая Дево, я сам есть рази­тель­ное дока­за­тель­ство Его дол­го­тер­пе­ния, ожи­да­ю­щего греш­ника на пока­я­ние.

Как овца заблужд­шая, я был найден и при­со­еди­нен к стаду сим Боже­ствен­ным Пас­ты­рем. Он бла­го­во­лил подъ­ять меня на рамена Свои, из жало­сти, чтоб я не изне­мог в пути воз­вра­ще­ния.

Забуду ли тот день, в кото­рый нежный Отец, видя воз­вра­тив­ше­гося к Нему блуд­ного сына, обло­бы­зал меня, окро­пил сле­зами, прижал к сердцу Своему.

О, сколь благ Гос­подь! При виде сердца истинно сокру­шен­наго и сми­рен­наго Он забыл в себе Судию; дабы пом­нить только, что Он есть Отец.

О, Пре­свя­тая Дево, Матерь Гос­пода мило­сер­дого! Ты спо­спе­ше­ство­вала моему обра­ще­нию, помоги и в испро­ше­нии Бла­го­дати.

Тебе известна сла­бость моя и нере­ши­тель­ность в самых лучших наме­ре­ниях; соблюди, укрепи, усо­вер­шен­ствуй во мне покро­вом Твоим сии новые жела­ния к жизни пра­вед­ной, про­из­ве­ден­ные Бла­го­стию Творца.

Да будет упо­ва­ние мое соот­вет­ственно Твоей ко мне Бла­го­сти! Враг спа­се­ния моего не может мне соде­лать столько зла, сколько Ты сотво­ришь мне блага к при­об­ре­те­нию Цар­ства Небес­ного.

Удо­стой, Чело­ве­ко­лю­би­вей­шая и Бла­го­душ­ней­шая из всех Мате­рей, да и я, сын Твой, восчув­ствую живей­шую скорбь о про­шед­шем, посто­ян­ней­шую вер­ность в насто­я­щем и непо­ко­ле­би­мую твер­дость в буду­щем, да вос­хвалю в небе­сах, во всю веч­ность мило­сер­дие Гос­пода и Твою бла­гость.

О бла­го­дар­но­сти нашей Гос­поду за бла­го­де­я­ния Его

О, Боже, бес­ко­нечно Мило­сер­дый, пре­ис­пол­нив­ший меня благ Своих! Посвя­щаю Тебе в бла­го­дар­ность все чув­ство­ва­ния, какими пре­ис­пол­нена была Матерь Твоя за бла­го­де­я­ния, изли­ян­ные Тобою на жизнь Ее, а паче когда Она всту­пила в дом Заха­рии и Ели­са­веты.

Ели­са­вета пре­воз­несла Марию похва­лами, Ею заслу­жен­ными, но Мария желала, чтобы Ели­са­вета забыла обла­го­де­ян­ную; а бла­го­слов­ляла бы только Еди­ного Бла­го­де­теля.

Она желала, Творец мой, чтобы все твари при­со­еде­ни­лись к Ней для про­слав­ле­ния Твоего и бла­го­да­ре­ния за блага, Тобою нис­по­слан­ные.

Она потому только почи­тала себя бла­жен­ною, что Гос­подь при­з­рел на сми­ре­ние рабы Своея, дабы пока­зать, сколь Он велик, сколь Он бла­го­у­тро­бен.

Увы! Гос­подь мой, сколь я далек от подоб­ных чув­ство­ва­ний, и после столь многих бла­го­де­я­ний любви Твоей Ты зришь во мне греш­ника нерас­ка­ян­ного, раба небла­го­дар­ного.

От Тебя Еди­ного я полу­чаю всякое благо, а бла­го­дарю чело­ве­ков. Когда наме­ре­ния мои успешны, то успех оных отношу, одному себе.

Но что такое я сам, что могу про­из­ве­сти сам собою в деле спа­се­ния? Для чего же не бла­го­дарю Тебя за помощь, руко­вод­ству­ю­щую меня в столь важном деле?

Если нахо­дится во мне что-нибудь угод­ное пред лицом Твоим, то даро­вано Тобою же и без Тебя не могу сохра­нить оного.

Правда, я сво­бодно содей­ствую бла­го­дати, но самое содей­ствие дела­ется для меня новою при­чи­ною бла­го­дар­но­сти к Тебе; поскольку я не хочу и не могу тво­рить добра без Твоей помощи.

О, бед­ность и сла­бость души моей! Ах, Боже мой, что будет со мною, если бла­го­дать Твоя оста­вит меня? В какое пла­чев­ное заблуж­де­ние вовле­кут меня несчаст­ные мои склон­но­сти?

Всю надежду мою могу пола­гать только на испо­ве­да­ние моей сла­бо­сти и на бла­го­дар­ность мою ко Гос­поду за бла­го­де­я­ния Его.

О, Гос­поди мой! Не попу­сти, чтоб непо­сто­ян­ство мое соде­лало меня недо­стой­ным Твоих бла­го­стей, а небла­го­дар­ность чтобы не при­вела оных в забве­ние.

Пер­вей­шее вле­че­ние Твоего сердца, Иисусе, стре­мится к дела­нию добра, но небла­го­дар­ность чело­ве­че­ская более всех поро­ков откло­няет источ­ник Твоего бла­го­у­тро­бия.

Тысячу тысяч раз заслу­жи­вал я лише­ния оного; но Ты вос­тор­же­ство­вал над серд­цем моим силою Твоих бла­го­стей.

Вели­кий Боже! Не хочу более сопро­тив­ляться Тебе, а хочу впредь зави­сеть от воли Твоей. Я суще­ствую Тобою, да и живу для Тебя.

Соде­лай по бла­го­дати Твоей, чтоб мои бес­пре­стан­ные нужды и Твоя бла­гость испол­нили жизнь мою испра­ши­ва­нием Твоих бла­го­сло­ве­ний и моей бла­го­дар­но­сти за оные.

О посе­ще­ниях

Пример Св. Марии, пока­зан­ный ею в посе­ще­нии Ели­са­веты, должен быть пра­ви­лом и нашего пове­де­ния в жизни граж­дан­ской.

Хотя Мария была и Матерь Божия, но сия сми­рен­ная Дева не ожи­дала пре­ду­пре­жде­ния от Ели­са­веты: не осуж­да­ется ли чрез сие пустая дели­кат­ность многих людей, кото­рые, будучи заняты их саном, бес­пре­станно спорят о пре­иму­ще­стве?

Но какая при­чина побуж­дает Марию к такому посе­ще­нию? Вера.

Любо­пы­ство, сует­ность, само­лю­бие суть обык­но­вен­ные при­чины боль­шей части посе­ще­ний, дела­е­мых в свете. Не для сих причин посе­тила Бого­угод­ней­шая из Дев, но для самой свя­тей­шей.

Люди доб­ро­де­тель­ные в самых посе­ще­ниях, кото­рые мир почи­тает за долж­но­сти бла­го­при­стой­но­сти, дей­ствуют по побуж­де­нию одной только доб­ро­де­тели.

Бла­го­че­стие, бла­го­ду­шие и слава Божия напра­вили стопы Св. Марии к Ели­са­вете. Она посе­щает дом, в кото­ром служат Гос­поду и любят Его. Она поздрав­ляет род­ствен­ницу свою с полу­че­нием бла­го­дати Гос­под­ней, о кото­рой воз­ве­стил Ей Ангел.

Мария пред­при­няла посе­ще­ние в наме­ре­нии быть полез­ною и через то более укре­пить между ними святой союз.

Хотя самое бла­го­че­стие поз­во­ляет нам испол­нять обя­зан­но­сти жизни граж­дан­ской, но только с тем, чтобы мы испол­няли оные с видами хри­сти­ан­скими.

Если же оно ста­ра­ется упо­тре­бить все минуты в свою пользу, то запре­щает всякое бес­по­лез­ное сооб­ще­ство, всякое посе­ще­ние, пред­при­ни­ма­е­мое для одного только удо­воль­ствия.

Посе­ще­ния те только полезны для душ бла­го­че­сти­вых, в кото­рых они, утвер­ждая в набож­но­сти других, укреп­ля­ются в оной и сами.

Всякое другое посе­ще­ние про­тивно бла­го­че­стию: доб­ро­де­тель любит бесе­до­вать с доб­ро­де­те­лию.

Святые упо­треб­ляли ко славе Божией, к утвер­жде­нию в вере ближ­него и к соб­ствен­ному их усо­вер­шен­ство­ва­нию дей­ствия, кото­рые сами по себе кажутся самыми обык­но­вен­ными.

Если бы и мы под­ра­жали Святым, посе­щая друг друга с таким же наме­ре­нием, то каких полез­ных плодов могли бы ожи­дать от сего!

Тогда бы насла­жда­лись мы тыся­чию невин­ных удо­воль­ствий, неиз­вест­ных миро­люб­цам; тогда бы вза­имно оду­шев­ля­лись доб­ро­де­те­лию.

Тогда бы выхо­дили из беседы не с пусто­тою в сердце от заня­тий скуч­ных, но с бла­го­че­сти­вым доволь­ством, кото­рое есть удел душ пра­вед­ных.

Хри­сти­ане! Имейте всегда пред гла­зами вашими обра­зец, какой я вам пред­став­ляю: подобно Марии, редко остав­ляйте ваше уеди­не­ние и посе­щайте только людей бла­го­че­сти­вых.

Ста­рай­тесь, подобно Ей, про­слав­лять Гос­пода и укреп­лять в вере ближ­него; и тогда посе­ще­ние вами других послу­жит к пользе вашей.

О собе­се­до­ва­ниях

Пере­но­шусь духом в жилище пра­вед­ной Ели­са­веты в то время, когда Мария посе­тила ее. Какие уроки скром­но­сти, сми­ре­ния, бла­го­ду­шия могу извлечь из беседы их!

Ели­са­вета при­знала Марию за Матерь Божию; она убла­жает Ее похва­лами и бла­го­сло­ве­ни­ями, пре­воз­но­сит Ее вели­чие.

Мария, не ослеп­ля­ясь похва­лами Ее досто­ин­ству, вос­сы­лает жертву сла­во­сло­вия сего к Гос­поду и про­слав­ляет Его Еди­ного.

Она знает, что сотво­рил Гос­подь для Нее вели­кого, но отно­сит славу оного к Нему, и хотя почи­тает Себя Мате­рью Божиею, но не забы­вает и того, что Она раба Гос­подня.

О, сми­ре­ние чисто­сер­деч­ное, не обле­чен­ное сми­ре­нием ложным, под личи­ною кото­рого часто скры­ва­ется гор­дость!

Сколь многие для того только при­тво­ря­ются не при­ни­ма­ю­щими похвал, чтоб больше воз­да­вали им оных, застав­ляя таким обра­зом, по утон­чен­ному само­лю­бию, скром­ность слу­жить сует­но­сти.

Но Мария с Ели­са­ве­тою бесе­дует о Боге, о Его вели­чии, бла­го­у­тро­бии; испол­нен­ные любо­вию Его, они пола­гают всю при­ят­ность беседы в рас­смат­ри­ва­нии чудес Его пре­муд­ро­сти, могу­ще­ства и бла­го­сти.

Если дары Гос­подни суть един­ствен­ный пред­мет нашего радо­ва­ния, то Бог есть един­ствен­ный пред­мет наших бла­го­да­ре­ний и похвал.

От избытка бо сердца уста гла­го­лют (Мф.12:34).

Когда вы раз­го­ва­ри­ва­ете только о свете и его сует­но­стях, – явный при­знак, что вы при­вя­заны к миру и сердце ваше занято его лож­ными при­ман­ками.

Они от мира суть, гово­рит воз­люб­лен­ный ученик Хри­стов: сего ради от мира гла­го­лют и мир тех послу­шает (1Ин.4:5). Если бы они были от Бога, то и бесе­до­вали бы о Боге или по край­ней мере о том, что угодно Гос­поду.

Вспом­ните, что вы дадите ответ за всякое празд­ное слово пред судом Божиим; какая спра­вед­ли­вая при­чина страха для вас!

Ах! Сколько мало бесед, даже между людьми, про­зван­ными к рас­про­стра­не­нию бла­го­че­стия; о чем обык­но­венно раз­го­ва­ри­вают в оных? О без­де­ли­цах, о молве народ­ной, о том, что про­ис­хо­дит в свете раз­вра­щен­ном: и сии-то беседы почи­та­ются еще невин­ными.

Кажется, будто у них недо­стает ни ума, ни пово­дов гово­рить о лучшем, кроме недо­стат­ков ближ­него; беседа их ста­но­вится скуч­ною, когда не вме­ши­ва­ются в оную слова сати­ри­че­ские и злост­ные.

Горе языку зло­сло­вя­щему, изощ­рен­ному как жало зме­и­ное и поно­ся­щему доброе имя других!

Горе также и слу­ша­ю­щим его: всякий, кто охотно слу­шает пори­ца­ние других, дела­ется участ­ни­ком пори­ца­ю­щего.

Поставьте себе за пра­вило сове­сти не гово­рить худого ни о ком. Если вы не можете вос­пре­пят­ство­вать в зло­сло­вии другим, по край­ней мере дайте им заме­тить чрез мол­ча­ние, что вы не при­ни­ма­ете ника­кого уча­стия в их зло­ре­чии.

Пре­зи­райте всякий раз­го­вор, про­тив­ный чест­но­сти. Не одоб­ряйте выра­же­ний, кото­рые мир назы­вает ост­ро­ум­ными, но кото­рые часто бывают языком зави­сти и кле­веты.

Заслу­жи­вайте лучше славу почи­таться за чело­века, пред кото­рым бы не смели напа­дать на веру и бла­го­че­стие. Удер­жите зло­че­сти­вого с бод­ро­стию свя­щен­ною, и если нет дру­гого сред­ства оста­но­вить зло­че­стие в устах без­бож­ного, пока­жите о сем мысль свою каким-нибудь ясным знаком.

Будьте спра­вед­ливы в раз­го­во­рах, скромны и осто­рожны в выра­же­ниях, бла­го­склонны в обра­ще­нии со всеми, поз­вольте себе иногда и весе­лие невин­ное

- самая доб­ро­де­тель не запре­щает оного.

Чем более под­вер­га­е­тесь вы опас­но­сти погре­шать языком, тем более ста­рай­тесь быть осто­рож­ными.

Если вы любите бесе­до­вать наедине с Гос­по­дом в доме вашем, тогда и между людьми мало будет для вас опас­но­сти.

Прежде нежели при­дете в обще­ство, моли­тесь ко Гос­поду: положи Гос­поди хра­не­ние устом моим; а во время собе­се­до­ва­ния помните, что Бог вез­де­сущ и что Он слышит раз­го­воры ваши. Внут­ренне, время от вре­мени воз­но­сите к Нему сердца ваши.

Когда же собе­се­до­ва­ние кон­чится, потре­буйте у себя отчета, для того чтоб бла­го­да­рить Бога, если вы были тако­выми, какими быть над­ле­жало, или для того, чтоб испра­виться в погреш­но­стях, вами соде­лан­ных.

Таким обра­зом вы при­об­ре­тете сию скром­ность, сию бла­го­ра­зум­ную осто­рож­ность в словах, столь похва­ля­е­мую учи­те­лями бла­го­че­стия.

Об истин­ном содру­же­стве

Раб. Друг верен кров крепок: обре­тый же его, обрете сокро­вище. Друг верен вра­че­ва­ние житию, и боя­щи­ися Гос­пода обря­щут Его (Сир. 6:14, 16).

Угодно было небу, Пре­свя­тая Мария, чтоб ты обрела сие сокро­вище в Ели­са­вете, оно же бла­го­сло­вило и Ели­са­вету Твоим содру­же­ством.

Вы пред­став­ля­ете, как одна, так и другая, обра­зец совер­шен­ней­шего содру­же­ства, дру­же­ства свя­того, очи­щен­ного от всего, что заклю­чают в себе дружбы чело­ве­че­ские.

Счаст­ли­вое согла­сие в чув­ствах веры состав­ляло связь вашу; бла­гость и доб­ро­де­тель были вза­имно в вас почи­та­емы.

Вы часто бесе­до­вали друг с другом, пред­ла­гали друг другу советы, одна другой рев­ностны были в услу­гах; но все сии знаки дру­же­ства стре­ми­лись к одному концу – к про­слав­ле­нию Гос­пода.

Ели­са­вета должна была ура­зу­меть, что сердце ее, со вре­мени дру­же­ства с серд­цем Марии, питало в себе чув­ство­ва­ния гораздо живей­шие нежели прежде.

И Ты, о Пре­свя­тая Дево, столько же сде­лала успе­хов в свя­то­сти во время пре­бы­ва­ния Твоего в дому Ели­са­веты, сколько и в самом уеди­не­нии Наза­рет­ском.

Доволь­ные вашим соеди­не­нием, Вы хотя и рас­ста­лись но не пере­ста­вали любить друг друга.

Мария. Сын мой, тогда только можешь вку­сить невин­ные радо­сти дру­же­ства, когда будешь иметь оную в союзе доб­ро­де­тель­ном.

В выборе друзей обма­ны­ва­ются еже­дневно; к тому только имей дове­рен­ность, в бла­го­че­стии доб­ро­де­те­лях кото­рого ты уверен.

Много най­дешь друзей обык­но­вен­ных, общих, ока­зы­ва­ю­щих тебе наруж­ные знаки рас­по­ло­же­ния; но более не ожидай от них ничего.

Они до тех пор будут твоими дру­зьями, пока­мест наде­ются извлечь для себя пользу из твоего сча­стия, но малей­шее небла­го­по­лу­чие отго­нит их от тебя.

Познай, что есть истин­ный друг: он помо­гает в нуждах, уте­шает в печа­лях, вра­зум­ляет в сомне­ниях, настав­ляет в делах и научает в заблуж­де­ниях, осо­бенно же руко­вод­ствует своими сло­вами и при­ме­рами к испол­не­нию долж­ного.

Трудно найти такого друга, поскольку редко ищут доб­ро­де­тели в друге. Люби сам доб­ро­де­тель, тогда най­дешь и друга, достой­ного тебя.

Много есть содру­жеств, кото­рые сна­чала кажутся искренни и чисто­сер­дечны, но скоро раз­ру­ша­ются, потому что осно­ва­нием оных были пороки.

Имей к дру­зьям всякое снис­хож­де­ние, поз­во­ля­е­мое верою и сове­стию, но не более.

Не требуй также и от них ничего, кроме спра­вед­ли­вого и чест­ного, и осо­бенно не льсти им в надежде, чтоб польстили тебе.

Об упо­ва­нии на Гос­пода и о предо­став­ле­нии себя Его Про­мыслу

Упо­ва­ние на Гос­пода есть вели­чай­шее почи­та­ние, какое можем мы воз­дать совер­шен­ствам Божиим, и чем неогра­ни­чен­нее тако­вое упо­ва­ние, тем оно почти­тель­нее.

Чрез сие упо­ва­ние при­знаем мы Гос­пода за Суще­ство Все­вы­со­чай­шее, Кото­рому все воз­можно и Кото­рого благая воля равна мощи Его.

Оно есть дей­стви­тель­ное сред­ство для полу­че­ния от небес осо­бен­ных благ и даров.

Много при­ме­ров пока­зала нам Пре­свя­тая Мария в сей доб­ро­де­тели. Из оных заме­ча­тель­ней­ший тот, чрез кото­рый Она предо­ста­вила Гос­поду попе­че­ние о доброй славе Ее. Супруг, избран­ный в хра­ни­тели Ее дев­ства, возы­мел подо­зре­ние, оскор­би­тель­ное для Св. Девы. Он хотел тайно оста­вить Ее.

Мария пре­бы­вает спо­койна. Испол­нен­ная упо­ва­ния на Бога, с бла­го­го­ве­нием ожи­дает оправ­да­тель­ной минуты от Его Про­ви­де­ния.

Сия минута насту­пает. Иосиф вра­зум­лен свыше, подо­зре­ния Его исчезли. Испол­нен­ный почте­ния к доб­ро­де­тели Марии, умно­жает к Ней свою при­вер­жен­ность. Из сего видно, сколь полезно нам упо­вать на Гос­пода.

Все обе­щано упо­ва­нию: роса небес­ная и обилие земное, выгоды вре­мен­ные и блага вечные.

Про­клят чело­век, иже наде­ется на чело­века, и утвер­дит плоть мышцы своея на нем, и от Гос­пода отсту­пит сердце его, (Иер. ст. 5), и будет яко дивия мирика (вереск) в пустыни, и не узрит, егда при­и­дут благая, и оби­тати будет в сухоте, и в пустыни, в земли сланей, и необи­та­е­мей. Бед­ствие будет уделом Его.

И бла­го­сло­вен чело­век, иже наде­ется на Гос­пода, и будет Гос­подь упо­ва­ние его: и будет яко древо насаж­ден­ное при водах; и во влаге пустит коре­ние свое: не убо­ится, егда при­и­дет зной, и будет на нем стеб­лие зелено, и во время без­до­ж­дия не устра­шится и не пре­ста­нет тво­рити плода. (Иер. 17:7–8).

Мы все отно­сим к упо­ва­нию: бла­гость Божию, Его могу­ще­ство, Его обеты, попе­че­ние о нуждах и сла­бо­сти нашей и опыты, какие видим еже­дневно в бес­си­лии чело­ве­ков и ковар­стве их.

При­бе­гаем с упо­ва­нием к про­мыслу Божию во всех нуждах и печа­лях.

Мы ропщем, что Гос­подь не дает нам уте­ше­ния в при­скор­биях; Он ожи­дает, да упо­ва­ние наше при­ве­дет нас к стопам Его, для испро­ше­ния оного.

Ему известно печаль­ное, состо­я­ние, в каком мы нахо­димся; но если упо­ва­ние наше не взы­вает к Нему, то какой помощи ожи­дать должно?

Мы пре­да­емся сму­ще­нию, отча­я­нию, аки бы не был Бог во Изра­или (4Цар. 1, 16).

Увы! Сколь часто люди ковар­ствуют, тре­во­жатся, ищут, между тем как одно, дей­ствие упо­ва­ния, воз­вра­тило бы мир и покой души нашей.

При­ни­майте меры, ищите средств, тре­буйте сове­тов в ваших опас­но­стях в ваших сомне­ниях, в ваших при­скор­биях, но прежде всего имейте упо­ва­ние на Гос­пода.

Чело­веки не имеют ни сил, ни разума, ни воли ока­зать вам помощь, если Бог не дарует им оных; сколько чело­век слаб сам по себе, столько силен от Гос­пода, по упо­ва­нию.

Случаи, лишив­шие вас здо­ро­вья, не осла­бят могу­ще­ства Того, Кто Един в силах воз­вра­тить вам оное.

Смерть может похи­тить у вас особу, кото­рая была вашею под­по­рою, но не лишит Того, Кто руко­вод­ство­вал ею к пользе вашей.

Если рас­смот­рим, то увидим, что мы не полу­чаем помощи Божией чрез нашу к Нему недо­вер­чи­вость, кото­рая делает нас недо­стой­ными оной.

О послу­ша­нии и покор­но­сти

Мария и Иосиф, про­ис­ходя от колена Дави­дова, пришли из Наза­рета в Виф­леем, чтобы впи­саться в число граж­дан, покор­ствуя пове­ле­нию Цесаря Авгу­ста, кото­рый, желая знать про­стран­ство своей дер­жавы, при­ка­зал сде­лать все­об­щее исчис­ле­ние под­дан­ным своим.

Ради пользы или тще­сла­вия дал Цесарь такое пове­ле­ние – они не иссле­до­вали, но пови­но­ва­лись.

Мария в пове­ле­ние Цесаря при­знает волю Божию; сие при­ка­за­ние в очах Ее есть дей­ствие Про­ви­де­ния, кото­рому она пови­ну­ется бес­пре­ко­словно.

Послу­ша­ние не мудр­ствует: про­стота есть удел его. Ничто столько не про­ти­во­по­ложно духу покор­но­сти, сколько муд­ро­ва­ние плот­ское, кото­рое все хочет видеть, все испы­ты­вать.

Что бы зна­чила тогда под­чи­нен­ность, если б пове­ле­ния началь­ству­ю­щих под­вер­га­лись испы­та­нию дол­жен­ству­ю­щих пови­но­ваться?

Если вре­мен­ный вла­сти­тель не заслу­жи­вает вашего пови­но­ве­ния, то Вер­хов­ный Вла­дыка, Кото­рого он носит образ на земли, достоин того.

Правда, что пове­ле­ва­ю­щий вами может и погре­шить; но если он не при­ка­зы­вает ничего про­тив­ного Закону Божию, то послу­ша­ние ваше, в наме­ре­нии уго­дить Гос­поду, не почтется заблуж­де­нием и будет достойно пред Богом.

После­дуйте учению Святых, кото­рое гласит: гораздо полез­нее испол­нять и малые дела чрез послу­ша­ние; нежели про­из­во­дить вели­кие по своей воле.

Соб­ствен­ная воля есть источ­ник заблуж­де­ний. Послу­ша­ние же, освя­щая в нас волю, может предо­хра­нить от ошибок и рас­ка­я­ний и бла­го­угодно будет пред Гос­по­дом.

Книга вторая

в кото­рой рас­суж­да­ется о жизни и доб­ро­де­те­лях Пре­свя­той Девы от рож­де­ния Ею Боже­ствен­ного Сына в Виф­ле­еме до при­ня­тия Им Крест­ной смерти на Гол­гофе для спа­се­ния рода чело­ве­че­ского

О бла­жен­стве неиму­щих

Раб. Бла­го­го­вейно и с уте­ше­нием созер­цаю, Пре­свя­тая Дево, тот совер­шен­ный покой, кото­рым была пре­ис­пол­нена душа Твоя в вер­тепе Виф­ле­ем­ском, в то время, когда Ты родила Спа­си­теля миру. Пре­зри­тель­ный отказ, полу­чен­ный Тобою в Виф­ле­еме, когда Ты пришла посе­литься в оном, не изме­нил спо­кой­ствия души Твоей.

Царица Анге­лов с радо­стию зрит себя окру­жен­ной бед­ными пас­ты­рями. Матерь Вла­дыки все­лен­ной спо­койно пре­бы­вает в вер­тепе, откры­том страш­ным суро­во­стям непо­годы.

Ты почи­тала себя тыся­че­кратно бла­жен­нее, нахо­дясь в вер­тепе и в состо­я­нии бед­но­сти, нежели богачи в весе­лии, в состо­я­нии изоби­лия, их тяго­тя­щего.

Мария. Научись из сего, сын мой, пре­зи­рать богат­ства земные; и если ты нашел оные, то научись быть доволь­ным состо­я­нием своим.

И в самом деле, бедные могут ли почи­тать себя несчаст­ными, когда раз­мыс­лят, что Иисусу угодно было, дабы Матерь Его тер­пела нужды и нищету; когда Он Сам при рож­де­нии Своем вместо вели­ко­леп­ной колы­бели имел худые ясли; когда Он Сам в жизни своей не знал где главу под­к­ло­нити, а умирая, вместо покой­ного ложа – древо Крест­ное?

Хри­стос не избрал Апо­сто­лов между бога­тыми и уче­ными, но между про­стыми и бед­ными.

Для нищих духом особ­ливо пришел Он про­по­ве­до­вать свое учение.

Он любил их до того, что и всякое добро, сде­лан­ное в пользу их, почи­тал за добро, сде­лан­ное Ему Самому.

Богачи пре­зи­рают бедных. Но Сам Гос­подь изрек: горе вам бога­тым: яко отсто­ите уте­ше­ния вашего, между тем как бедных при­гла­шает к Себе на вечерю: изыди скоро на рас­пу­тия и стогны града, и нищия и бедныя и слепыя и хромыя введи семо (Лк.6:24; 14,21).

Бла­жени нищии духом, гово­рит Спа­си­тель: яко тех есть цар­ствие небес­ное (Мф.5:3), – слова, кото­рые отно­сятся к бедным, любя­щим бед­ность свою, равно и к бога­тым, кото­рые не при­леп­ляют сердец своих к сокро­ви­щам.

Бедные должны смот­реть на состо­я­ние свое не как на уни­зи­тель­ное и пре­зри­тель­ное в глазах света, но в свете чести и славы, пред­став­ля­е­мой Еван­ге­лием.

Не най­дется ни одного бед­няка, веру­ю­щего и после­ду­ю­щего учению Хри­стову, кото­рый поже­лал бы поме­няться своим состо­я­нием с состо­я­нием бога­чей и счаст­лив­цев мира.

Сын мой, в изоби­лии и сча­стии при­леп­ля­ются к земле и поза­бы­вают о небе. Иску­ше­ния сильны, гре­хо­па­де­ния часты.

Желать богатств значит желать самого опас­ного для спа­се­ния.

Тщетно соби­рают во время жизни вели­кие сокро­вища, при смерти не могут взять оных с собою.

При смерти доб­ро­де­тель оста­ется единым сокро­ви­щем, а состо­я­ние бед­но­сти имеет гораздо более слу­чаев к ока­за­нию оной.

Бога­тый, упо­ми­на­е­мый в Еван­ге­лии, был низ­ве­ден во ад, между тем убогий Лазарь удо­сто­ился несен быти Ангелы на лоно Авра­амле (Лк. 16:22).

Раб. Ты вра­зу­мила меня, Пре­свя­тая Дево, что бед­ность пред­по­чти­тель­нее богат­ства. Соде­лай, да направлю все силы души моей к благам небес­ным и питаю свя­щен­ное пре­зре­ние к сокро­ви­щам земным.

О доб­ро­воль­ной бед­но­сти

Раб. Сколь тягостна была для Тебя бед­ность, о; Пре­свя­тая Дево, Матерь Божия! Но нико­гда ропот не исхо­дил из уст Твоих. А чело­веки посред­ством оного только и думают полу­чить облег­че­ние.

Почему же не пред­ста­вила Ты Иисусу суро­во­сти Твоего состо­я­ния? Матери Гос­пода стоило только ска­зать Сыну Своему и Он испол­нил бы Ее жела­ния.

Ты мгно­венно полу­чила бы в слу­же­ние себе Анге­лов, кото­рые почли бы бла­жен­ством пода­вать Тебе нужную помощь.

Мария. Сын мой, тот довольно уже богат, кто обла­дает Иису­сом. Душа, для кото­рой Бог есть благо един­ствен­ное, рав­но­душно смот­рит на сокро­вища земные и согла­ша­ется тер­петь бед­ность.

Я зрю Иисуса, Вла­дыку неба и земли, Кото­рый вас ради обнища богат сый, да вы нище­тою Его обо­га­ти­теся. (2Кор. 8, 9). Да поставлю себе во славу после­до­вать Ему.

Бла­женны бедные, после­ду­ю­щие сему боже­ствен­ному Образцу, кото­рые отре­ка­ются от благ мира сего, дабы при­об­ре­сти сокро­вище Его любви и блага небес­ные!

Бла­женны после­ду­ю­щие Иисусу, если они охотно терпят бед­ствия, и если они серд­цем, отвра­ща­ются от тех благ, в упо­треб­ле­нии кото­рых дают им сво­боду.

Но многие, кото­рые стре­мятся к сему совер­шен­ству, еще далеки от совер­шен­ства, тре­бу­е­мого их состо­я­нием.

Сердце иногда столько при­леп­лено и к малым сокро­ви­щам, что польсти­лось бы обла­дать и боль­шими, когда бы то ему поз­во­лено было.

Можно ли ска­зать, что терпят бед­ность для Иисуса, когда, имея богат­ство, желают спо­койно поль­зо­ваться оным?

Иисус родился в Виф­ле­еме, жил в Наза­рете, умер на Гол­гофе – вот обра­зец, кото­рому должны после­до­вать хотя­щие тер­петь бед­ность из любви к Иисусу.

Вот пример, кото­рому должны под­ра­жать все хри­сти­ане, отвра­щая и ум и сердце от сокро­вищ своих.

Дух Святый не всем гово­рит: отре­ки­тесь от сокро­вищ. Он не тре­бует от всех оди­на­ко­вой сте­пени совер­шен­ства, но всем гласит: не при­ла­гайте сердца (Пс. 61:11).

Гос­подь не хочет цар­ство­вать в сердце, при­леп­лен­ном к ско­ро­гиб­ну­щим благам земли.

Иисус, сходя на землю, не хотел для Себя жребия счаст­ли­вого, по мнению мира. Он пре­зи­рал богат­ство, сле­до­ва­тельно, оно должно быть пре­зи­ра­емо.

Сокро­вища земные ложны, даже гибельны, исклю­чая тех, чрез кото­рые достают блага вечные.

О бла­го­ду­шии к бедным

Мария. Сын мой, люби бедных, с удо­воль­ствием упо­треб­ляй все сред­ства к облег­че­нию их несча­стий.

Посту­пая таким обра­зом, ты будешь достой­ным сыном Божиим, Кото­рый в Боже­ствен­ном учении Своем ясно пред­став­ляет Себя хода­таем за бедных. Он не просто сове­тует тво­рить мило­стыню, но пове­ле­вает всем, кто в состо­я­нии делать сие.

Раб. Настав­ле­ния сии, Свя­тей­шая Дево, под­креп­ля­ются еще при­ме­ром Твоим. Один из усерд­ных слу­жи­те­лей Твоих научает нас, что бедные вос­поль­зо­ва­лись теми дра­го­цен­ными дарами, кото­рые под­несли рожд­ше­муся Иисусу покло­нив­ши­еся волхвы.

Каза­лось бы очень есте­ствен­ным, чтоб Ты вос­хо­тела извлечь себя из чрез­вы­чай­ной бед­но­сти, в кото­рой жила в Виф­ле­еме; но состо­я­ние сие было любезно для Тебя по сход­ству с обра­зом жизни Боже­ствен­ного Сына Твоего.

Ты воз­же­лала остаться в бед­но­сти и неиз­вест­но­сти, в кото­рых, хотя Ты про­ис­хо­дила от корени Дави­дова, угодно было небу про­из­весть Тебя на свет.

Чудес­ный пример вкупе рав­но­ду­шия к богат­ству и бла­го­ду­шия к бедным: Ты упо­тре­била то к облег­че­нию бедных, что могло бы усла­дить Твою соб­ствен­ную бед­ность.

Мария. Сын мой! Самое лучшее упо­треб­ле­ние какое можно сде­лать из обилия богатств, есть вспо­мо­ще­ство­ва­ние бедным.

Если ты обла­да­ешь сокро­ви­щами, то помни, что Про­ви­де­ние, одарив тебя оными, избрало тебя в бла­го­де­тели для лишен­ных оных.

Не после­дуй тем скупым бога­чам, кото­рые, спря­тав сокро­вища свои от бедных братий своих, лучше увидят их поги­ба­ю­щими, нежели уделят от досто­я­ния своего что-нибудь в пользу их.

Они обо­га­ща­ются только для жизни насто­я­щей; но придет время, когда, пере­се­ля­ясь в веч­ность, смя­тутся вси нера­зум­ные серд­цем: уснуша сон своим, и ничтоже обре­тоша вси мужие богат­ства в руках своих. (Пс. 75:6).

Поэтому лучше после­дуй тем бла­го­душ­ным бога­чам, кото­рые хотят быть отцами бедных и не стра­шатся обни­щать, умно­жая мило­сти свои.

Сколько бла­го­сло­ве­ний полу­чают они на земле! Но еще больше бла­го­слов­ля­ются на небе­сах.

Часто Гос­подь воз­вра­щает им с лихвою и здесь еще, на земле, за то, что бла­го­ду­шие их изли­яло на бедных.

Хотя бы им и двери Рая заклю­чены были ради грехов их – милость отвер­зет оные; они могут грехи свои иску­пить мило­сты­нями.

Поставь себе обя­зан­но­стию помо­гать несчаст­ным. Не слушай вну­ше­ний ску­по­сти, кото­рая нико­гда довольна не бывает.

Тебе поз­во­ля­ется быть береж­ли­вым, но не будь скуп и жесто­ко­серд. Сколько похвальна та береж­ли­вость, кото­рая имеет целью вспо­мо­ще­ство­ва­ние ближ­нему!

Если ты сам не совер­шенно беден, то не почи­тай себя вправе отка­зы­вать другим; но изъ­яв­ляй милость по мере сил своих.

Яко же тебе будет по мно­же­ству, твори от них мило­стыню. Залог бо добр сокро­ви­щству­еши тебе на день нужды. (Тов. 4:8 9).

О сын мой! Все тво­ря­щие дела мило­сер­дия обле­кутся в радость пред суди­ли­щем Гос­пода Бла­го­у­троб­ного.

О необ­хо­ди­мо­сти и пользе раз­мыш­ле­ния

Раб. Вертеп Виф­ле­ем­ский, повтори нам гла­голы, воз­ве­щен­ные тобою Марии, когда пас­тыри при­хо­дили покло­ниться Иисусу во яслех.

Но скажи нам, о Святая Дево, Матерь Гос­пода, что зани­мало тогда самое Тебя.

Мария. Сын мой, рази­тель­ное зре­лище Сына Божия, лежа­щего во яслех,

пови­того пеле­нами, было для меня неис­чер­па­е­мым источ­ни­ком раз­мыш­ле­ния.

Я нико­гда не доволь­ство­ва­лась раз­мыш­ле­нием о сем вели­ком Таин­стве. Все, что Я видела, все, чему вни­мала, начер­ты­ва­лось в сердце Моем и остав­ляло глу­бо­кое впе­чат­ле­ние.

Я бла­го­го­вела и удив­ля­лась более, нежели пас­тыри, чуду, кото­рое совер­шится. Все силы души Моей были заняты сим вели­ким пред­ме­том.

Отсюда-то про­изо­шли тысячи нежных дви­же­ний, родив­шихся в сердце Моем. Посему-то вос­пе­вала Я хвалы и вос­сы­лала бла­го­сло­ве­ния Все­мо­гу­щему.

Если ты жела­ешь, сын мой, удив­ляться более и более высшим пред­ме­там веры, то должен заняться сим при­леж­нее, раз­мыш­лять о сем вни­ма­тель­нее.

Вера боль­шей части хри­стиан потому только обре­ме­ни­тельна, что они не ста­ра­ются питать и под­креп­лять оную раз­мыш­ле­нием.

Сколько без­за­ко­ний и бес­по­ряд­ков про­ис­хо­дит на земле! Источ­ни­ком же оных есть забве­ние вечных истин.

Святые мужи частым только созер­ца­нием совер­шенств Божиих и раз­мыш­ле­нием о тщете вещей чело­ве­че­ских уда­ля­лись от тварей и устрем­ляли наклон­но­сти свои к Творцу.

В сем только святом заня­тии научи­лись они позна­вать, что велико и почтенно в очах Бога; сердце их вос­пла­ме­ня­лось и отра­жало небес­ное пламя, изли­ва­ю­ще­еся в недра Божии.

Не про­пус­кай и ты ни одного дня без пита­ния души твоей какою-нибудь исти­ною спа­се­ния. Таким обра­зом науча­ются науке Святых.

Не изви­няй себя, подобно другим, что не имеешь вре­мени на раз­мыш­ле­ние; не вре­мени недо­стает, но воли.

Одно только заня­тие имеем в жизни – дело спа­се­ния.

Во все дни нахо­дим время для при­леж­ного раз­мыш­ле­ния о выго­дах вре­мен­ных и ско­ро­пре­хо­дя­щих. Но что может быть важнее пользы спа­се­ния и бла­жен­ной веч­но­сти?

Не оправ­ды­вай себя тем, что не знаешь, как при­сту­пить к раз­мыш­ле­нию. Ты спо­со­бен раз­мыш­лять о тысяче пред­ме­тов самой пустой сует­но­сти;

но когда дело кос­нется о раз­мыш­ле­ний о вели­ких пред­ме­тах веры и веч­но­сти, тогда выду­мы­ва­ешь пред­логи неспо­соб­но­сти.

Только чрез непоз­во­ли­тель­ное рав­но­ду­шие к Богу и спа­се­нию ты не раде­ешь о сем могу­чем сред­стве освя­ще­ния.

Сын Мой, жизнь твоя всегда будет доб­ро­по­ря­дочна, если каждый день упо­тре­бишь время для испы­та­ния пред Гос­по­дом, таков ли ты, како­вым должен быть.

Тогда не постиг­нет тебя вне­запно час смерт­ный, когда каждый день будешь готов к оному.

Единая чет­верть часа, кото­рую упо­треб­ля­ешь ты в все дни на раз­мыш­ле­ние при под­но­жии алтаря или рас­пя­того Иисуса о вели­чии Божием, о Его бла­го­у­тро­бии, гневе, обе­ща­ниях – доста­вит тебе позна­ние, бес­ко­нечно пре­вы­ша­ю­щее све­де­ния ученых, коих науки научают всему, кроме спа­се­ния.

К чему послу­жит тебе обо­га­тить свой ум всеми позна­ни­ями полез­ными и почтен­ными, по мнению света, если не будешь иметь тех, какие имели Святые?

Чрез одно жела­ние соде­латься доб­ро­де­тель­ным не бывают еще тако­вым: надобно заняться сим при­леж­нее и при­нять к тому меры.

Моли бес­пре­станно Иисуса, да нис­по­шлет тебе бла­го­дать побе­дить отвра­ще­ние ко спа­се­нию бла­го­че­сти­выми упраж­не­ни­ями, от кото­рых отвле­кает тебя диавол потому, что знает важ­ность и силу оных.

О сохра­не­нии закона Божия

Мария зачала во чреве своем чрез наитие Свя­того Духа. Она соде­ла­лась Мате­рью, не пре­став быть Девою. Рож­де­ние Сына сде­лало Ее еще более чистой. Сле­до­ва­тельно, закон очи­ще­ния не мог про­сти­раться на Нее.

Но хотя Она и не под­вер­га­лась сему закону, вос­хо­тела соблю­сти оный.

Она испол­нила его с точ­но­стию, не опу­стив ни одного обсто­я­тель­ства.

Пример, данный Иису­сом в соблю­де­нии закона обре­за­ния, не поз­во­лял и Ей поль­зо­ваться своим пре­иму­ще­ством.

Закон не знает исклю­че­ний; а посему Мария и пови­но­ва­лась без пре­ко­сло­вия и мед­лен­но­сти.

Пред­став­ляя Сына Своего во храме, по обря­дам веры Иудей­ской, Она, каза­лось, сме­ши­вала Его с про­чими детьми чело­ве­че­скими.

Закон пред­пи­сы­вает, чтоб матери пред­став­ляли пер­во­рож­ден­ных детей своих во храм Богу. Мария только пови­ну­ется закону. Отец Небес­ный про­сла­вит Его, когда то Ему бла­го­угодно будет.

Пример, чрез­мерно посты­жа­ю­щий нашу сла­бость, когда должно пови­но­ваться закону Божию и уни­что­жа­ю­щий пустые пред­логи, какие мы изыс­ки­ваем для укло­не­ния себя от ско­рого и точ­ного послу­ша­ния.

Стран­ным кажется, если люди отка­зы­ва­ются пови­но­ваться Суще­ству Висо­чай­шему, требуя, оного от под­чи­нен­ных своих.

Все мы прах и брение, а еще смеем гово­рить Вла­дыке вся­че­ских, самому Гос­поду, что не можем пови­но­ваться, что закон Его для нас неудо­бо­ис­пол­ним. Какое без­рас­суд­ство! Какая дер­зость!

О стыд! Нахо­дить иго Иисуса Христа тягост­ным, когда Он Сам убеж­дает нас, что благо и легко. И сему-то бла­гому закону пред­по­чи­тают тиран­ское иго мира.

Из при­вя­зан­но­сти к миру жерт­вуют оному самым дра­го­цен­ным цве­ту­щим воз­рас­том, живо­стию разума, неж­но­стию сердца и всеми силами души.

Для Гос­пода же остав­ляют только время в буду­щем, в кото­рое, гово­рят, станут испол­нят Его волю.

То есть для Бога остав­ляют только дрях­лость лет, изну­рен­ные чув­ства и все то, что уже не годится для света.

Чтоб уго­дить миру, повсе­дневно слепо поко­ря­ются его капри­зам, его стран­ным обы­чаям. Но для уго­жде­ния Гос­поду, сему воз­люб­лен­ному Вла­дыке, чрез бес­пре­ко­слов­ное пови­но­ве­ние зако­нам Его покор­ность тако­вую нахо­дят жесто­кою, обре­ме­ни­тель­ною и изыс­ки­вают пред­логи чтоб укло­ниться от оной.

Если вы будете рас­суж­дать сами с собою или посо­ве­ту­е­тесь с миром прежде, нежели реши­тесь слу­жить Гос­поду, то реши­тель­ность ваша будет все еще огра­ни­чен­ною; поскольку закон Божий про­ти­во­по­ло­жен вашим наклон­но­стям и пра­ви­лам мира.

В сем случае надобно сове­то­ваться не с плотию и кровию: при­рода рас­по­ло­жит нас к сла­бо­сти а мир к воз­му­ще­нию.

О, Вла­дыка Все­выш­ний, единый могу­щий пове­ле­вать нами, без малей­шего со сто­роны нашей иссле­до­ва­ния воли Твоей, отверзи сердца наши в законе своем и в пове­ле­ниих (2Мак. 1:4).

Правда Твоя – правда во век, и закон Твой – истина. (Пс. 118:142).

Соде­лай, да снидут они в сердце мое, яко роса (Втор. 32:2).

Пророк Твой поучает нас, что бла­го­дат­ный мир есть удел любя­щих закон твой и испол­ня­ю­щих оный.

Он гово­рит, что закон Твой испол­няет муд­ро­стию про­стых, изго­няет уныние из сердец и рас­се­и­вает мрак души.

Что он почтен­нее злата и каме­ний дра­го­цен­ных и в при­ят­но­сти пре­вос­хо­дит мед слад­чай­ший.

Паки даю обет не уда­ляться от оного. Укрепи меня Творец мой, в наме­ре­нии моем.

Я сохраню закон Твой до послед­него изды­ха­ния моего. Он в глазах моих есть бога­тое насле­дие – пред­мет моего радо­ва­ния.

О добром при­мере

Мария испол­няет закон очи­ще­ния, дабы не подать соблазна иудеям, не знав­шим, что она была еще Девою.

Она испол­няет оный, дабы супругу своему Иосифу подать пример бес­пре­ко­слов­ного и точ­ного послу­ша­ния, равно и тем, кото­рым внушил Гос­подь о сем таин­стве.

Не пре­не­бре­гай делом, хотя бы и не был обязан испол­нить оное, чтобы не подать повода к соблазну.

Хотя бы для сего над­ле­жало оста­вить сла­до­сти умо­зре­ния – не медли оста­вить ее: это значит оста­вить Бога для Бога.

Если любят Гос­пода, то ста­ра­ются при­влечь к Нему сердца и других. Но сие тогда только дела­ется успешно, когда другим подают пример любви ко Гос­поду!

Воз­буж­де­ние к доб­ро­де­тели застав­ляет любить доб­ро­де­тель; но когда при­со­еди­няют к воз­буж­де­нию пример, тогда еще более побуж­дают любить ее. После­до­ва­ние при­меру Святых соде­лало и других свя­тыми.

Добрые дела, испол­ня­е­мые апо­сто­лами и пер­вен­ству­ю­щими пра­вед­ни­ками хри­сти­ан­ства столько же имели силы над умами других, сколько про­по­веди их и чудеса.

Ах! Сколь мало ныне хри­стиян, кото­рые при­ме­ром своим были бы бла­го­вон­ным запа­хом Иисуса Христа!

Кажется, люди соби­ра­ются вместе только того, чтоб худыми при­ме­рами еще при­ба­вить что-нибудь к своему раз­вра­ще­нию.

Если хочешь охуж­дать себя, то охуж­дай одного, но да не погиб­нет немощ­ный брат в твоем разуме, егоже ради Хри­стос умре (1Кор. 8, 11).

Какое пре­ступ­ле­ние – похи­тить у ближ­него блага земные! Что же в срав­не­нии с оным похи­ще­ние у него благ вечных? Это значит быть ору­дием демо­нов.

Все люди, и осо­бенно обле­чен­ные неко­то­рою вла­стию, должны пода­вать добрый пример, поскольку под­чи­нен­ные сооб­ра­зу­ются с пове­де­нием их.

Сие пра­вило осо­бенно отно­сится к силь­ным земли. Если они не имеют почте­ния ни к 3акону Божию, ни к пра­ви­лам святой веры, то и после­до­ва­те­лей иметь будут тако­вых же. Но могут ли они срав­ниться в вели­чии с Мариею, кото­рая, яко Матерь Божия, обла­дала всеми пре­иму­ще­ствами вели­чия, какие только можно иметь тво­ре­нию чистей­шему?

Они должны поучаться у сей Девы, каким обра­зом упо­треб­лять досто­ин­ства свои к славе Божией.

Неужели вели­чие чело­ве­че­ское дает право к неис­пол­не­нию обя­зан­но­стей хри­сти­а­нина?

Высо­кое досто­ин­ство, истинно пони­ма­е­мое, имеет и боль­шую обя­зан­ность.

О любви и досто­ин­стве уни­чи­же­ния

Сколь велико должно быть уни­чи­же­ние, о мой Гос­поди, для Пре­свя­той Матери Твоей испол­нить закон очи­ще­ния, закон, уста­нов­лен­ный только для мате­рей обык­но­вен­ных.

Чистота дев­ства, столь дорого Ею цени­мая, когда и Ангел бла­го­ве­стил Ей о таин­стве вопло­ще­ния, была неко­то­рым обра­зом потем­ня­ема чрез обряд веры.

Но Ей известно было, что поно­ше­ние и отвер­же­ние соде­ла­ются неко­гда уделом Твоим. Она почи­тала себя бла­жен­ною после­до­вать в оном Тебе.

Гос­поди! Чем она была бла­го­сло­вен­нее в женах, тем более ста­ра­лась скрыть свои пре­иму­ще­ства.

Душа, ищущая, подобно Марии, бла­го­уго­ждать пред Гос­по­дом, не забо­тится о почте­нии чело­ве­че­ском: она рав­но­душна к похва­лам.

Она пред­по­чи­тает, как изъ­яс­ня­ется Пророк, быть отре­бием в дому Гос­под­нем, всякой славе, вся­кому вели­чию, окру­жа­ю­щим сынов мира сего.

Поис­тине, доб­ро­де­тель гораздо без­опас­нее в состо­я­нии сми­рен­ном и уни­чи­жен­ном, нежели посреди поче­стей и отли­чий.

Если она затме­ва­ема и сокрыта в очах чело­ве­че­ских, то тем более сияет пред очами Гос­пода.

Истин­ная доб­ро­де­тель ста­ра­ется обра­тить на себя взоры Вла­дычни. Хотя бы она была не знаема, даже пре­зи­ра­ема чело­ве­ками, тем более почи­тает себя бла­жен­ною.

Про­мысл, не остав­ля­ю­щий пра­вед­ных, часто ведет их путем уни­чи­же­ния к пре­делу досто­ин­ства и славы.

Само­лю­бие поис­тине много терпит от сего уни­чи­же­ния; но посему-то оно и спа­си­тельно.

Святые бла­го­да­рили Бога за поно­ше­ния, тер­пи­мые ими от чело­ве­ков, как за вели­чай­шую милость.

Ах! Если и я не питаю тако­вых же чувств, то потому, что я чело­век,

плоть и кровь, и потому, что ищу не еди­ного только Гос­пода.

Если я не имею сей бод­ро­сти, по край­ней мере с покор­но­стию должен при­ни­мать непри­ят­но­сти.

Я более хочу про­слав­лять Гос­пода чрез уни­чи­же­ние, сно­си­мое мною с отвра­ще­нием, во испол­не­нии Его воли, нежели чрез дары самые высо­кие.

Сын Божий смирил себя даже до смерти, по словам Апо­стола. Вот обра­зец, кото­рому я должен после­до­вать.

Иметь отвра­ще­ние от уни­чи­же­ния значит иметь оное от сход­ства, какое созер­цаем во Иисусе Христе.

Если Гос­подь умно­жает на мне сии уни­чи­же­ния, то хочет усо­вер­шен­ство­вать меня по при­меру Своего Сына.

Посему должен я тер­петь уни­чи­же­ние с охотою и бла­го­дар­но­стию – так, как бы полу­чал часть в Кресте Иису­со­вом.

Каким обра­зом должно при­но­сить жертву Гос­поду

Раб. Пре­свя­тая Дево! Жертвы, при­но­си­мые мате­рями Гос­поду в пер­вен­цах их, не много зна­чили для них. Но та, кото­рую при­несла Ты во Иисусе, была для Тебя истин­ным жерт­во­при­но­ше­нием.

Тебе известно было, что Он отдает живот Свой для спа­се­ния чело­ве­ков – и вот уже при­но­сится Тобою Гос­поду яко жертва.

В сем про­об­ра­зо­ва­нии, соб­ственно, при­несла Ты Его ко Гос­поду так, как Он Сам Себя принес Отцу Небес­ному.

Это было начало, первая минута стра­да­ния Твоего, до послед­него вздоха жизни Иису­со­вой.

С сего-то вре­мени начало про­хо­дить оружие душу Твою, по словам старца Симеона, дер­жав­шего мла­денца Иисуса на руках своих.

Иисус был един­ствен­ный Сын Твой, и Ты лишь только начала вку­шать сла­дость чувств Матери, Матери такого Сына.

Когда настало время при­ве­сти Иисуса во храм к Отцу Его Небес­ному – Ты бес­пре­ко­словно испол­нила оное.

О достой­ная дщерь Авра­ама, наслед­ница упо­ва­ния Его, Ты заглу­шила все есте­ствен­ные чув­ства, чтоб только вни­мать гласу Божию, тре­бу­ю­щему от Тебя самой доро­гой жертвы.

Мария. Сын Мой, по при­меру Моему, будь тверд и вели­ко­ду­шен в испол­не­нии всего, тре­бу­е­мого от тебя Гос­по­дом.

Он тре­бо­вал от меня пожерт­во­ва­ния самым Мне дра­го­цен­ным.

Если любишь Гос­пода, то вели­ко­ду­шие да будет осно­ва­нием любви Твоей. Сердце рав­но­душ­ное и нечув­стви­тель­ное не умеет любить.

Любит ли тот, кто не желает снести ника­кого труда для Бога, не хочет пре­одо­леть труд­но­стей?

Истин­ная любовь обна­ру­жи­ва­ется в скор­бях и в борьбе со стра­стями. Мир­ская изне­жен­ность не при­лична чув­ствам и досто­ин­ству уче­ника Иису­сова.

Хотите ли соде­лать жертву вашу при­ят­ною Гос­поду? Испол­няйте оную скоро и не испы­ты­вая чего она стоит вам.

Мир тре­бует от после­до­ва­те­лей своих пожерт­во­ва­ний гораздо тяг­чай­ших. Ему стоит только потре­бо­вать, и они тотчас испол­ня­ются.

Неужели для одного только Гос­пода не пожерт­вуют ничем без иссле­до­ва­ния? О, сын мой, сколь мало люди любят Гос­пода, когда самим себе пред­пи­сы­вают гра­ницы в дока­за­тель­ствах Ему любви нашей.

Миру, управ­ля­ю­ще­муся свое­нра­вием и любя­щему из коры­сти, не пред­ста­вили бы такого сердца, какое боль­шая часть хри­стиан при­но­сит Гос­поду.

Сын, рабо­та­ю­щий для отца не больше пове­лен­ного ему, супруга, кото­рая мало забо­тится уго­дить своему супругу, являют ли дока­за­тель­ства рас­по­ло­же­ния искрен­него и совер­шен­ного?

Гос­подь бес­ко­нечно благ ко всем тварям Своим, но в то же время Он есть и Бог рев­ни­тель.

Для слу­же­ния Гос­поду нужно сердце чистое, совер­шен­ное и покор­ное всем Его пове­ле­ниям.

Сты­дись что ты столь слаб в слу­же­нии Ему. Сты­дись столь мало делать для Гос­пода, когда Он соде­лал для тебя все.

Ты нахо­дишь запо­веди Его труд­ными для испол­не­ния. Ах сын мой! Они должны быть еще труд­нее, если хочешь заслу­жить награды Его.

Он может тре­бо­вать от тебя имения, покоя, славы, здра­вия, даже жизни самой. Он имеет на это право.

Не удив­ляйся, когда по мере Твоего слу­же­ния Он тре­бует от тебя еще боль­шего.

Гос­подь потому так дей­ствует, что желает рас­по­ло­жить тебя к боль­шим мило­стям здесь, на земле, и доста­вить способ удо­сто­иться боль­ших наград на небе.

В каком свете должны мы рас­смат­ри­вать несча­стия, нам угро­жа­ю­щие

Мария. Сын Мой! Какая при­чина слез, тобою про­ли­ва­е­мых, вздо­хов, вос­сы­ла­е­мых тобою к Небу?

Раб. Царица Святых! Я начал насла­ждаться спо­кой­ствием, но опять впадаю в новое сму­ще­ние.

Неправда, кле­вета, небла­го­дар­ность снова устрем­ля­ются на пагубу мою.

Бла­го­дат­ная Матерь, удо­стой покро­ви­тель­ства раба Твоего!

Мария. Сын Мой, ты нахо­дился в состо­я­нии, неко­то­рым обра­зом подоб­ном Моему, когда во храме услы­шала Я про­ре­че­ние Симеона.

Про­рекши о буду­щем вели­чии Иисуса, он в то же время пред­ска­зал, что и Мне самой прой­дет душу оружие, т.е. и Я буду участ­во­вать в стра­да­ниях, гото­вив­шихся для Сына Моего.

Но Я уже была настав­лена Свя­щен­ным Писа­нием о стра­стях, какие должны быть уделом Иисуса. Братом убитый Авель, пре­дан­ный Иосиф, пре­сле­ду­е­мый Давид, заклан­ный Агнец Пас­халь­ный – вот про­об­ра­зо­ва­ния участи Хри­сто­вой.

Ах! Какое при­скор­бие изли­вало на жизнь Мою зре­лище стра­да­ний и смерти Иису­со­вой, всегда пред­став­ляв­ше­еся пред гла­зами Моими!

Какие воз­ды­ха­ния бре­ме­нили сердце Мое, когда, держа Иисуса в объ­я­тиях Моих. Я раз­мыш­ляла, что Он должен спасти мир Своею жесто­кою смер­тию!

Когда я видела во храме зака­ла­е­мого Агнца, жерт­во­при­но­си­мого птенца голу­бина, тогда вооб­ра­жала: так Иисус будет неко­гда при­не­сен в жертву!

Раб. О, Дево и Матерь! Чув­ствую, сколь должно быть при­скорбно состо­я­ние Твое.

Муче­ники под­вер­га­лись отсе­че­нию глав, съе­де­нию лютыми зве­рями, поги­бали водою и огнем, но стра­да­ния были непро­дол­жи­тельны. Твои стра­да­ния про­дол­жа­лись чрез три­де­сять три лета.

И в тече­ние сего вре­мени, испол­нен­ная силы и кре­по­сти более, нежели все муче­ники вместе, Ты пред­став­ляла Себе стра­да­ния, всегда новые, при­го­тов­ля­е­мые Тебе Гос­по­дом, и осо­бенно те, кото­рые должна была пре­тер­петь на Гол­гофе.

Но я тре­пещу от боязни и сла­бо­сти при виде стра­да­ний, мне гото­вя­щихся.

Если скорбь Твоя воз­об­нов­ля­лась бес­пре­станно при мысли о стра­да­ниях Иису­со­вых, то бес­пре­станно воз­об­нов­ля­лась и первая жертва, при­но­си­мая Тобою во храме.

Душа Твоя погру­жена Была в уныние глу­бо­кое, но покой ее не изме­нялся.

Ты готова была на все тре­бу­е­мое Гос­по­дом.

Но я содро­га­юсь при поне­се­нии новых кре­стов, мне пред­опре­де­ля­е­мых.

Ум мой сму­ща­ется.

Мария. Сын Мой, Гос­подь не попу­стит, чтоб ты был иску­шаем, оскорб­ляем и испы­туем выше сил твоих; Он сораз­ме­ряет оные.

Внимай Бла­го­дати Его, взы­ва­ю­щей к тебе; соот­вет­ствуя воз­дей­ствиям. Чем более Гос­подь пред­опре­де­ляет для души кре­стов, Тем более дает средств к поне­се­нию оных.

Кресты суть дра­го­цен­ней­шие дары, посы­ла­е­мые Гос­по­дом тварям своим, а бла­го­го­вей­ное при­ня­тие оных есть при­ят­ней­шая жертва Творцу.

Если кресты, опре­де­лен­ные тебе, тягостны, то значит, что Бог хочет испол­нить тобою вели­кие наме­ре­ния освя­ще­ния. Неужели вос­пре­пят­ству­ешь испол­не­нию воли Божией?

Твой страх и сму­ще­ние не отда­ляют кре­стов. Сколько бы ни ста­рался укло­ниться от оных, не избе­жишь. Кото­рая часть будет бла­го­ра­зум­нее в избра­нии?

Та, чтоб без­ро­потно сно­сить все нис­по­сы­ла­е­мое Гос­по­дом. Ты должен ска­зать: Гос­подь Сам, еже благо пред ним да сотво­рит (1Цар. 3:18).

Тогда уви­дишь, что Гос­подь, доволь­ный твоею покор­но­стию и верный Своим обетам, соде­лает лег­кими для тебя кресты сии, кото­рые прежде каза­лись столь труд­ными.

Он до того облег­чит оные, что ты ска­жешь: зане якоже избы­то­че­ствуют стра­да­ния Хри­стова в нас тако Хри­стом избы­то­че­ствует и уте­ше­ние наше (2Кор. 1:5).

Раб. Бла­го­дарю Тебя, Свя­тей­шая Дево, за пра­вила, Тобою мне пре­по­дан­ные: они под­кре­пили сла­бость мою.

Чрез Тебя полу­чил я новую силу в душе моей – с бод­ро­стию идти навстречу тем кре­стам, при виде кото­рых содро­га­лось сердце мое.

Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог мой научаяй, руце мои на опол­че­ние, персты моя на брань (Пс. 143:1).

Как должна посту­пать душа и какие чув­ства должны зани­мать ее, когда Бог ведет ее путями, для нее непо­сти­жи­мыми

Бог научил Марию чрез Иосифа, кото­рый и сам настав­лен был от ангела, что должно спасти Отроча Иисуса от ярости Иро­до­вой и бежать во Египет.

Но Бог, в бес­ко­неч­ном могу­ще­стве Своем, неужели не имел средств пре­ме­нить сердце Ирода? Согласно ли с досто­ин­ством Бога бежать от сла­бого смерт­ного?

Гос­подь не мог ли воз­об­но­вить в пользу Сына Своего ту же болезнь, какою пора­зил егип­тян для спа­се­ния народа своего?

Ах! Мария не ищет про­ник­нуть наме­ре­нии Боже­ских.

Воля Гос­подня обя­зы­вает нас к пови­но­ве­нию; пони­маем мы или не пони­маем при­чины оной.

Будет ли Мария иметь в путе­ше­ствии среди пустыни сред­ства к под­дер­жа­нию суще­ство­ва­ния Своего, в сей земле чуждой? Она не попы­та­лась узнать об этом.

Тот же Гос­подь, Кото­рый пове­лел бежать Ей от Ирода, обильно богат и в сред­ствах к под­дер­жа­нию бытия Ее, хотя Она сего и не усмат­ри­вает.

Но всегда ли Она оста­нется в Египте? Мария не забо­тится о сем; Она воз­вра­тится, когда угодно будет Богу пове­леть Ей.

Может ли та душа поте­рять спо­кой­ствие, кото­рая верит, что Бог руко­во­дит ею?

Какое покро­ви­тель­ство может быть надеж­нее покро­ви­тель­ства Боже­ствен­ного Про­мысла?

Ты пове­ле­ва­ешь мне, Творец мой, сле­до­вать путем неиз­вест­ным: сего довольно. Воля Твоя заме­нит для меня свет разума.

Я не знаю, куда иду, но уверен, что с Путе­вод­цем столь пре­муд­рым я не заблу­жусь в стезях моих.

И посреди мрака шествую спо­койно, поелику уверен, что Ты не оста­вишь меня. И к чему мне слабый разум мой в пути, Тобою назна­чен­ном, по кото­рому велишь Ты шество­вать без­бо­яз­ненно и с покор­но­стию без­ро­пот­ною! Когда пове­ле­вает Гос­подь, должно сле­до­вать, не слушая самого себя.

Не пола­га­емся ли мы совер­шенно на руко­вод­ство того чело­века, кото­рого почи­таем опыт­ным и бла­го­ра­зум­ным? Какую же можно иметь при­чину к недо­вер­чи­во­сти: когда управ­ляет нами Пре­муд­рость вечная? Про­мысл Твой, Гос­поди, часто дости­гает цели своей сред­ствами, по-види­мому, про­ти­во­по­лож­ными.

Посему, сколь бы чудны ни пока­за­лись наме­ре­ния Твои в рас­суж­де­нии меня – я бла­го­го­вею пред оными. Ты можешь соде­лать более, нежели могу я понять.

Наме­ре­ния Твои, сокры­тые от нас, не менее чрез то должны быть почи­та­емы.

На делах Твоих напе­чат­лен харак­тер высо­чай­шей муд­ро­сти, хотя тайна оной скрыта от нас.

Пове­ле­ниям Твоим, хотя бы и я не пони­мал при­чины оных, я должен быть столь же покор­ным, как и исти­нам, мне откры­тым.

Хотя я не пости­гаю сих истин, но должен быть столько же уверен, как бы видел оные ясно, поелику ты, Гос­поди, про­из­рек оные.

О попе­че­нии Про­мысла в отно­ше­нии пра­вед­ных

Раб. Пре­свя­тая Дево! Радостно и с бла­го­го­ве­нием пред­став­ляю в уме своем то спо­кой­ствие души, кото­рое сохра­нила Ты при бег­стве Твоем во Египет.

Ты упо­вала, что Бог, коего руко­вод­ству предо­ста­вила себя, бдит над Тобою в пути Твоем и что не будешь остав­лена Им, когда достиг­нешь назна­чен­ного места.

Поис­тине, очи Его могут ли не бодр­ство­вать над Тобою и Свя­щен­ным зало­гом Твоим, Иису­сом Хри­стом?

Нет, ты не могла стра­шиться ни страха нощ­наго ни убий­стве­ныя стрелы летя­щия во дни из рук вра­же­ских.

Яко Гос­подь? Анге­лом Своим запо­весть о тебе сохра­нити тя во всех путех Твоих.

Он пове­лел им: да на руках возмут нея, да неко­гда пре­тек­неши о камень ногу твою.

Пускай путь Твой напол­нен будет живот­ными опас­ными, ядо­ви­тыми, но Ты на аспида и васи­лиска насту­пиши и попе­реши льва и змия (Пс. 90:5, 11 и след.).

Мария. Сын Мой, Гос­подь во многих местах Св. Писа­ния обещал покро­ви­тель­ство тем, кото­рые пола­гают на Него все упо­ва­ние.

Не сму­щайся при пове­ле­ниях Божиих, сколь бы они трудны ни каза­лись ко испол­не­нию. Уповай на Гос­пода, и помощь Его не оску­деет.

Хотя бы покор­ность воле Его угро­жала тебе вели­чай­шею бед­но­стию, но спа­се­ние же пра­вед­ных от Гос­пода, и Защи­ти­тель их есть во время скорби(Пс. 36:39).

Хотя бы ты под­вер­гался насмеш­кам злоб­ным, оскорб­ле­ниям, пре­сле­до­ва­ниям – не унывай, в день лют изба­вит тя Гос­подь (Пс. 40:1).

Упо­ва­ние пра­вед­ных есть верная надежда на покро­ви­тель­ство Божие.

Гос­подь не даст в век молвы пра­вед­нику.

Оби­та­тели Вефиля ничего не ожи­дали более от Бога отцов их, между тем про­мысл Его бдел над ними бодр­ствен­нее.

Непо­роч­ный Иосиф не был забыт Гос­по­дом Осуж­ден­ный на зато­че­ние тем­нич­ное, он стенал в оковах. Но его осво­бо­дили скоро для воз­вы­ше­ния и поче­стей – для раз­де­ле­ния власти цар­ской.

Гос­подь дает упо­ва­ю­щим на Него силу тер­пе­ния в бед­ствиях и, нис­по­сы­лая оную, делает для них более, нежели когда бы убла­жил их дарами сча­стия.

Сколько есть хри­стиан, кото­рые почти во всем терпят недо­ста­ток и между тем довольны состо­я­нием своим. Они бла­го­слов­ляют про­ви­де­ние и не обме­ня­ются жре­бием своим со счаст­лив­цами мира сего.

При­бег­нем же ко Гос­поду во всех нуждах наших, будем упо­вать на Него — и спо­до­бимся полу­чить уте­ши­тель­ную помощь Его.

Всегда, во всяком состо­я­нии можно слу­жить Гос­поду

Мария. К чему сей ропот на состо­я­ние, в кото­ром ты нахо­дишься? Ты не можешь слу­жить, гово­ришь, Гос­поду, как бы над­ле­жало слу­жить Ему.

Небеса пре­ис­пол­нены Свя­тыми, кои соде­ла­лись тако­выми в состо­я­нии, подоб­ном твоему.

Я обрела Гос­пода и в Египте, куда должна была уда­литься, так же как обрела Его во Иудее; и там Я ста­ра­лась слу­жить Ему оди­на­ким обра­зом.

Если люди повсюду сохра­няют бла­гость и под­дер­жи­вают содру­же­ство Божие, то повсюду и довольны будут.

Сколь было трудно для Меня, так же как и для Иосифа, оста­вить землю Изра­иль­скую, но мы не изъ­явили ни малей­шего него­до­ва­ния.

Когда мы были вновь при­званы в землю Изра­иль­скую, то чув­ство­вали одно только удо­воль­ствие испол­нять волю Гос­подню.

Если ты, сын Мой, ищешь только испол­нять волю Отца Небес­ного, а не свою, тогда будешь дово­лен всяким состо­я­нием и не поже­ла­ешь больше ничего.

Бог назна­чил вся­кому свой путь для дости­же­ния свя­то­сти. Изби­рать другой путь значит обма­ны­ваться.

Нельзя соде­латься Святым без помощи Бла­го­дати; поелику Гос­подь нис­по­сы­лает оную вся­кому по мере, нужной по роду жизни, в кото­ром пре­бы­ва­ешь, и судя по долж­но­стям, какие мы испол­нять обя­за­лись.

Посвя­тив­ший себя уеди­не­нию не должен сожа­леть о мире, им остав­лен­ном. Но при­зван­ный жить в мире не может гово­рить, чтоб нельзя было спа­стися. Самое верное состо­я­ние есть то, кото­рое назна­чено Самим Гос­по­дом.

В каких бы состо­я­ниях мы ни нахо­ди­лись, спа­се­ние зави­сит от вер­но­сти нашей Бла­го­дати.

Иоанн Кре­сти­тель освя­тил себя на бере­гах Иор­дан­ских, где пове­лел ему пре­бы­вать Сам Бог. Он не ста­рался оста­вить оные; род жизни Апо­сто­лов, сопро­вож­дав­ших Иисуса, не более удоб­ным казался ему для дости­же­ния свя­то­сти.

Что можем выиг­рать мы, пере­ме­няя состо­я­ние? Соде­ла­емся ли от того луч­шими? Пере­ме­няя место и состо­я­ние, пере­ме­няем ли мы нрав наш и харак­тер?

Пороки наши везде с нами. Себя самого, сын Мой, а не состо­я­ние, или место пере­ме­нять должно.

Свя­тите заня­тия ваши, относя все ко Гос­поду, и тогда не будете роп­тать на рас­се­ян­ность.

Мно­го­чис­лен­ность заня­тий не пре­пят­ство­вала Святым быть Свя­тыми; но еще свя­тость их была сред­ством к луч­шему испол­не­нию обя­зан­но­стей.

Не в том состоит свя­тость слу­же­ния Гос­поду, чтоб мы избрали звание по жела­нию нашему, но по жела­нию Гос­пода. Гораздо лучше про­сла­вить Гос­пода на одре скорби, если угодно Ему сие состо­я­ние, нежели когда бы ты изну­рялся тру­дами в обра­ще­нии к Нему душ собра­тий своих.

Об усер­дии в слу­же­нии Гос­поду

Раб. Я поуча­юсь от Тебя, Свя­тей­шая Дево, во всех обсто­я­тель­ствах жизни, мне извест­ных, самим при­ме­ром усерд­ного бла­го­че­стия.

Сие-то усерд­ное бла­го­че­стие застав­ляло ходить Тебя на всякое лето во Иеру­са­лим в празд­ник Пасхи.

Хотя испол­не­ние сего долга отно­си­лось к одному только Иосифу, но Ты всегда сопут­ство­вала Ему.

Любовь Твоя ко Гос­поду была бес­пре­дельна; но я небла­го­дар­ный, я посту­пал до сих пор в отно­ше­нии к Богу совсем иначе.

Несмотря на все Его бла­го­де­я­ния, сердце мое было закрыто для Него. Над­ле­жало, чтоб Он мне пове­лел, яко Вла­сте­лин, пови­но­ваться и при­но­сить Ему жертвы чество­ва­ния.

Мария. Сын Мой, сердце, любя­щее Гос­пода, изыс­ки­вает все, чем бы только уго­дить Ему.

Ты еще неистинно познал Вла­дыку, кото­рому слу­жишь, если не совер­шенно пре­да­ешься Ему.

Рас­смотри, как посту­пают те, кото­рые служат миру, и научись хотя бы от них, как должно слу­жить тебе Гос­поду.

Посмотри на их усер­дие: они не щадят ни трудов, ни забот для слу­же­ния ему. Чтоб уго­дить ему, осуж­дают себя на тысячу непри­ят­но­стей.

А слу­жить Гос­поду, ока­зы­вать сему Вер­хов­ному Вла­дыке знаки твоей любви ты почи­та­ешь для себя трудом, тяго­стию.

Не уни­зи­тельно ли для тебя, когда ставят в пример тех, кто любит мир, и отсы­лают к ним учиться слу­же­нию Гос­поду?

Не допу­сти пре­взойти себя таким людям; не потерпи, чтоб свет тще­сла­вился боль­шею рев­но­стию при­вер­жен­ных к нему, нежели Гос­подь, покло­ня­ю­щи­мися Ему хри­сти­а­нами.

Не сопри­чис­ляй себя к числу тех хри­стиан, кото­рые с набож­но­стию верят, что испол­няют точно то, что закон Божий пове­ле­вает им испол­нять под стра­хом нака­за­ния.

Не подают ли тако­вые повода мыс­лить, что они охотно согла­си­лись бы лишиться бла­го­сти Божией, если бы могли поте­рять оную нена­ка­занно? Они боятся Гос­пода более, нежели любят Его.

Стра­шись, сын Мой, сего Бога пра­во­суд­ного, стро­гого в своих нака­за­ниях, но стра­шись осо­бенно поте­рять к Нему любовь, к сему Гос­поду бла­гому, мило­серд­ному.

Любовь вели­ко­душна – она не огра­ни­чи­ва­ется тем, что обя­зана делать.

Когда любят, то поль­зу­ются всеми слу­ча­ями к изъ­яв­ле­нию любви.

Если бы ты имел горя­чую любовь к Богу, то все тво­ри­мое тобою для Него каза­лось бы тебе еще недо­ста­точ­ным.

Люби пла­менно – и любовь усла­дит труды твои. Гос­подь излиет елей уте­ше­ния в душу, Его любя­щую.

Раб. О, Матерь чадо­лю­би­вая, испроси мне у Сына Твоего сие усер­дие, о кото­ром наста­вила меня и кото­рого явила Сама столь вели­кие при­меры.

Со стыдом при­зна­юсь, что малей­шая труд­ность оста­нав­ли­вает меня. Я не могу про­ти­виться пер­вому иску­ше­нию уныния и рас­се­ян­но­сти: молва народ­ная часто пре­пят­ствует мне испол­нять то, что вды­хает Бла­го­дать.

Зри потреб­ность мою быть вооду­шев­лен­ным, под­креп­ля­е­мым. Да воз­мо­гут спа­си­тель­ные настав­ле­ния Твои воз­жечь в сердце моем сию пла­мен­ную любовь, с кото­рою могу достойно слу­жить Гос­поду Бла­го­сти!

О зло­по­лу­чие лишиться Иисуса

Когда Мария и Иосиф вос­хо­дили по обычаю во Иеру­са­лим для празд­но­ва­ния Пасхи, Иисус сопут­ство­вал им, достигши уже две­на­дца­ти­лет­него воз­раста.

По про­ше­ствии празд­ника Пасхи Мария и Иосиф воз­вра­ти­лись в Наза­рет. Один Иисус, без ведома их, остался во Иеру­са­лиме. Они совер­шили днев­ной путь и только тогда при­ме­тили отсут­ствие Иису­сово.

Какую печаль про­из­вело в них сие отсут­ствие! Сколь скор­бела Мария о потере Небес­ного Отрока!

Но Спа­си­тель мой! Не от своей неосто­рож­но­сти Мария поте­ряла Тебя – Ты Сам сокрылся от очей Ее для испол­не­ния воли Отца Небес­наго.

А я, кото­рый лишался Тебя мно­го­кратно чрез свое без­за­ко­ние и кото­рый, так ска­зать, при­нуж­дал Тебя мно­го­кратно уда­ляться от меня — могу ли довольно чув­ство­вать зло­по­лу­чие сего лише­ния, сего уда­ле­ния?

Мир и все утехи оного могут ли заме­нить потерю Иисуса?

Бла­женны те, от кото­рых нико­гда не уда­лялся Хри­стос, кото­рые насла­жда­лись бес­пре­станно Его при­сут­ствием. Тако­вые токмо разу­меть могут, что такое есть рай земной!

О, сла­дост­ное сооб­ще­ство – быть со Иису­сом! О, беседа вос­хи­ти­тель­ная!

О, любовь бла­го­дат­ная! О, уте­ше­ние Боже­ствен­ное!

Но быть уда­лену от Иисуса – о, пустыня ужас­ная! О, ночь мрач­ная! О, бед­ствие чрез­мер­ное! О, ад преж­де­вре­мен­ный!

Ах! Кто поте­рял Иисуса – тот отдал бы для воз­вра­ще­ния Его, если бы познал свое зло­по­лу­чие, все богат­ства, все поче­сти, все удо­воль­ствия жизни.

Люди опла­ки­вают потерю вре­мен­ную, бывают неуте­шимы, а не собо­лез­нуют о потере Иисуса, сносят рав­но­душно. И какая потеря для хри­сти­а­нина может быть важнее?

Какой чело­век не сожа­леет о потере имения своего? Только Тебя, Боже мой, вер­хов­ное и бес­ко­неч­ное Благо, лиша­ются чело­веки, не чув­ствуя потери: Ах! Сколь мало познали они Тебя.

Супруга, даже не име­ю­щая чувств нежных, может ли быть спо­койна, когда супруг ее удален от нее?

Сын может ли без горе­сти тер­петь потерю луч­шего из отцов?

Отец бла­го­сти и щедрот! Воз­врати содру­же­ство сыну Твоему.

Боже­ствен­ный Жених душ наших, воз­врати им любовь Твою!

Призри на слезы, теку­щие из очей моих; они текут обильно, поелику я чув­ствую потерю мою.

Я гну­ша­юсь самого себя, когда пред­став­ляю, что заслу­жил потерю Твою

- Тебя, Кото­рый столь ясно пока­зал ко мне любовь Свою.

О, сколь недо­ста­точно сердце мое, чтоб про­кли­нать небла­го­дар­ность мою! Нет, все сердца, сово­куп­лен­ные воедино, не могут доволь­ную пока­зать ко мне нена­висть, в меру небла­го­дар­но­сти моей.

Ах! Я желал бы, чтоб рас­ка­я­ние мое было сораз­мерно вере, меня про­све­ща­ю­щей; она дает мне ура­зу­меть ужас соде­ян­ного мною греха и любовь бес­пре­дель­ную, кото­рую я должен иметь к Тебе, Гос­поди!

Я вели­чай­ший из небла­го­дар­ных; да будет же, умоляю, Творец мой, и мило­сер­дие Твое ко мне велико.

Чув­ствую всю мер­зость моих поступ­ков; но я менее чув­ство­вал бы оную, если б бла­гость Твоя была огра­ни­чен­нее.

Увы! Вся небла­го­дар­ность моя не могла исто­щить Твоего дол­го­тер­пе­ния.

Ты бла­го­душно ожидал меня к Себе на рас­ка­я­ние.

В столь пла­чев­ном состо­я­нии, какое я имею во очию Твоею, на что могу иметь упо­ва­ние, если не на бла­гость Твою! Иисусе Спа­си­тель мой, соде­лай, да насла­ждусь бла­го­стию Твоею.

Созна­юсь, что я заслу­жил стро­гое нака­за­ние от пра­во­су­дия Твоего.

Накажи сего воз­му­ти­теля, но не отторгни его от сердца Твоего.

Лиши меня всего, что может при­вле­кать к миру: даров сча­стия, чести и славы, почте­ния и дружбы чело­ве­ков, но не попу­сти, чтоб я лишился Тебя.

Да воз­могу загла­дить вер­но­стию и усер­дием любви моей время, кото­рое провел уда­лен­ным от Тебя.

Удо­стой, Иисусе, сопри­чис­лить и меня к сонму избран­ных Твоих. Сердце Твое всегда отвер­сто для при­ня­тия нас, несмотря на заблуж­де­ния наши.

К Тебе Еди­ному могу токмо при­бег­нуть, да пре­буду с Тобою и в бла­жен­ной веч­но­сти.

Каким обра­зом и где должны мы искать Иисуса, когда имели несча­стие лишиться Его

Мария, едва при­ме­тила отсут­ствие Иису­сово, при­лежно искала Его, сперва между ближ­ними своими и нако­нец во Иеру­са­лиме, где и обрела Его.

Радость, какую Она чув­ство­вала, нашедши воз­люб­лен­ного Сына Своего, соот­вет­ство­вала бес­по­кой­ству, какое при­чи­нило отсут­ствие Его.

Душа моя, Ты поте­ряла Иисуса. Под­ра­жай усер­дию Пре­свя­той Матери Его. Оставь все, чтоб только обре­сти Его.

Да вздохи и слезы твои просят Его у всей при­роды, у всех тварей, от неба и земли, от света днев­ного и мрака нощ­ного.

Часто ищут Иисуса и не нахо­дят, поелику не ста­ра­лись искать Его как должно. Судя по тому, как искали Его, кажется, были бы огор­чены, нашедши Иисуса.

Надобно, чтоб ско­рость иска­ния и ваше усер­дие обре­сти Его были сви­де­тель­ством скорби о потере Его. Но где обря­щете Его? Посреди ли мира раз­врат­ного? Иисус – откры­тый недоб­ро­же­ла­тель оного.

Не льсти­тесь, чтоб плоть и кровь помогли вам обре­сти Его. Мария не нашла Иисуса во срод­ни­цех и в зна­е­мых. (Лк. 2,44).

Вопро­сите Еван­ге­лие, вопро­сите Святых и слу­жи­те­лей алтаря Гос­подня – они научат вас.

Вы обря­щете Иисуса там, где нашла Его Мария, – во храме, в доме молитвы, при слу­же­нии веры, в собе­се­до­ва­нии со слу­жа­щими алтаря Его.

Вы еще най­дете Его в уеди­не­нии, и осо­бенно в уеди­не­нии сер­деч­ном, то есть в мол­ча­нии стра­стей и в само­по­зна­нии.

Туда при­зы­вает Он вас Сам, да услы­шите глас Его и вон­мете слову живота, изхо­дя­щему из уст Его.

Там только искали и ищут Его все те, кото­рые искренно желают при­бли­зиться к Нему.

Хотя бы они были уда­лены заблуж­де­ни­ями жизни гре­хов­ной или поте­ряли Его по сла­бо­сти и про­из­воль­ному рас­се­я­нию.

Ах! Если б ты обрела Его, душа моя, то каким насла­жда­лась бы миром бла­го­дат­ным; и можно ли, не быв со Иису­сом, насла­ждаться каким-нибудь бла­жен­ством!

Кто обрел Иисуса, тот разу­меет по опыту, что столь вели­кое Сокро­вище стоило труда, чтоб обре­сти Оное.

Как должно посту­пать, обретши Иисуса

Раб. Ты паки обрела Иисуса, о, Пре­свя­тая Дево; Ты паки воз­вра­ти­лась с ним в Наза­рет. Сколь неиз­ре­ченно бла­жен­ство Твое! Самые Ангелы зави­дуют оному.

С каким мате­рин­ским вни­ма­нием бодр­ство­вала Ты над сим дра­го­цен­ным Зало­гом! Какие сугу­бые попе­че­ния при­ни­мала Ты о жизни Его!

Мария. Сын Мой, поис­тине вели­кое благо обре­сти Иисуса, и мы должны все упо­тре­бить, чтоб только полу­чить Его в обла­да­ние.

Раб. Удо­стой, Пре­свя­тая Дево, научить меня, чтоб не лишиться сего дра­го­цен­ного блага!

Мария. Сын Мой, испы­туй со тща­нием то, что уда­лило тебя от Иисуса и каким обра­зом поте­рял ты бла­го­дать Его.

Не осла­бе­вал ли в слу­же­нии Ему и не соде­лался ли вино­ва­тым чрез многое нера­де­ние бла­го­уго­ждать Иисусу?

Чрез нера­де­ние и холод­ность к Нему нечув­стви­тельно воз­ни­кает пре­града, раз­де­ля­ю­щая тебя со Иису­сом.

Не питал ли ты в себе какую-нибудь гибель­ную страсть, вместо того чтоб истреб­лять оную, при­ме­тив первые искры оной в сердце твоем?

Когда Гос­подь тре­бо­вал от тебя пожерт­во­вать неко­то­рыми чело­ве­че­скими склон­но­стями и при­выч­ками, то не отка­зы­вал ли ты в оном?

А чрез сие лишился ты осо­бен­ного руко­вод­ства Про­мысла, кото­рое предо­хра­няет и удер­жи­вает от пути заблуж­де­ния.

Если созна­ешься, что какая-нибудь из сих причин уда­лила тебя от Гос­пода, поста­райся иско­ре­нить начало зла. Иско­ре­няя при­чину, пре­се­кают и след­ствия.

Сугубо бодр­ствуй сам над собою. Всяцем хра­не­нием блюди твое сердце

(Притч. 4:23).

От соблю­де­ния непо­роч­но­сти сер­деч­ной зави­сит сохра­не­ние жизни душев­ной.

Будь испра­вен в малых вещах, чтоб соде­латься верным и в важных делах. Иисус Хри­стос не хочет, чтоб сердце пре­дан­ного ему хри­сти­а­нина дели­лось с дру­гими. Он дал тебе сердце для того, чтоб оно совер­шенно

при­над­ле­жало Ему.

Малые погреш­но­сти, кото­рые, сын Мой, ты столь удобно про­ща­ешь сам себе, как то делают подобно тебе столько душ слабых, уда­ляют тебя нечув­стви­тельно от Иисуса, а Иисуса от тебя.

Правда, что они не про­из­во­дят еще совер­шен­ного с Ним раз­рыва, но уже рас­по­ла­гают к оному.

Он взи­рает на них как на при­знаки рав­но­ду­шия и холод­но­сти, и сие рав­но­ду­шие ума­ляет число Его бла­го­стей.

Но вера и упо­ва­ние укреп­ляют союз сердца нашего со Иису­сом.

Будь таков же в отно­ше­нии ко Христу, каков Он к тебе. Ты хочешь, чтоб Он излил на тебя все богат­ства любви своей, отверзи же и Ему совер­шенно сердце твое.

Неско­рая к сему готов­ность озна­чает нерас­по­ло­жен­ное сердце; всякая склон­ность, пита­е­мая к другим пред­ме­там, про­из­во­дит род неко­то­рой рев­но­сти во Иисусе.

Каждое слово люби­мой особы слу­ша­ется с удо­воль­ствием. При­ни­май и ты с тако­вым же рас­по­ло­же­нием любви и веры вну­ше­ния Иису­совы, хотя бы Он тебе внушал сред­ства к избе­жа­нию грехов или побуж­дал к пре­спе­я­нию в доб­ро­де­тели.

Раб. О, Пре­свя­тая Дево, Ты столь совер­шенно познала, что есть любовь Божия и вера в Него. И я уповаю, что, вспо­мо­ще­ству­е­мый бла­го­стию Иисуса, чрез хода­тай­ство Твое полу­чен­ною, упо­треблю во спа­се­ние Твои настав­ле­ния.

Удо­стой, Пре­свя­тая Дево, да пред­ложу Тебе одну из причин боязни моей. Будучи слабым, увы, не буду ли паки иметь зло­по­лу­чия лишиться Иисуса, и лишиться навсе­гда.

Мария. Сын Мой, поис­тине ты должен стра­шиться сего, и если бы ты не имел оного страха, то я внушу его тебе.

Не мысли, однако ж, чтоб он сопро­вож­дался сму­ще­нием и бес­по­кой­ством, напро­тив – будешь уме­ряться упо­ва­нием.

Упо­треб­ляй со сто­роны своей все, что нужно к сохра­не­нию любви Иису­со­вой, и ожидай от бла­го­сти Его бла­го­дати спа­се­ния.

Раб. О, при­скорб­ная неиз­вест­ность души, стра­ша­щейся лишиться Иисуса и неве­ду­щей, сохра­нит ли Его!

Мария. Сия неиз­вест­ность, сын Мой, есть удел всех нахо­дя­щихся на пути к воз­рож­де­нию. Сие так угодно Гос­поду, дабы ты не пре­ткнулся о камень гор­до­сти.

Сия неиз­вест­ность да сохра­нит тебя в сми­ре­нии, да вдох­нет недо­вер­чи­вость к самому себе; да дей­ству­ешь ты ко спа­се­нию своему со стра­хом и тре­пе­том.

В одном только небе не имеют боязни и страха и насла­жда­ются бла­жен­ною уве­рен­но­стию всегда пре­бы­вать с Иису­сом.

Верная душа не должна уны­вать в состо­я­нии сер­деч­ного рав­но­ду­шия даже и тогда, когда ей кажется, что она уда­ля­ется от Иисуса

Гос­подь посту­пает иногда с пра­вед­ными таким обра­зом, что наво­дит им, бес­по­кой­ство и сму­ще­ние. Желая испы­тать их вер­ность, на время как бы уда­ля­ется от них.

Так посту­пал Иисус и со Свя­тей­шею Мате­рью Своею. Он пред­ви­дел при­скор­бие, какое при­чи­нит Ей отсут­ствие Его, однако ж на неко­то­рое время уда­лился и остался во храме, без воли Ее.

Душа хри­сти­ан­ская! Если угодно будет Гос­поду любви и тебя испы­тать так же, то потерпи Гос­пода, .мужайся и да кре­пится сердце Твое, и потерпи Гос­пода (Пс. 26, 14). С тер­пе­нием ожидай воз­вра­ще­ния Иису­сова.

Хотя Он всегда готов на помощь к тебе, если помо­лишься о том, однако ж нужно, чтоб Он казался иногда уда­лен­ным, дабы ты лучше ура­зу­мел, сколь зло­по­лучно, если бы слу­чи­лось поте­рять его совер­шенно.

Если Он нис­по­сы­лает уте­ше­ние душе избран­ной, то для того, чтоб под­дер­жать ее в при­скор­биях. Когда же соиз­во­лит, чтоб она поверг­лась в холод­ность и уныние, то для того, чтоб не воз­гор­ди­лась бла­гами, дар­ству­е­мыми ей Гос­по­дом.

Все, или почти все, избран­ные Божии испы­тали сии изме­не­ния радо­сти и при­скор­бия, бла­го­че­стия и отвра­ще­ния, мира и иску­ше­ний.

Когда Иисус казался уда­ля­ю­щимся от них, остав­ляя их самим себе, тогда они чув­ство­вали Всю сла­бость свою, но не отча­и­ва­лись, поелику знали, что при­сут­ствие Божие хотя не всегда чув­стви­тельно, но тем не менее должно упо­вать на помощь Гос­подню.

Им известно было, что Гос­подь пред­ви­дел бед­ствия, кото­рые они должны вытер­петь, и посему разу­ме­вали и о спо­со­бах, каким обра­зом можно избег­нуть оных.

Если б бла­го­дать Гос­подня под­дер­жи­вала вас в при­скор­биях уте­ше­ни­ями и радо­стями и вы бы могли с лег­ко­стию сно­сить при­скор­бия, то не вооб­ра­жайте, чтоб вы были уже уве­рены в без­опас­но­сти вашей.

Вы гораздо более сде­ла­ете успе­хов в деле спа­се­ния вашего, если, испы­ту­е­мые при­скор­би­ями, сно­сите с тер­пе­нием, сми­ре­нием и покор­но­стию тако­вое состо­я­ние, в кото­ром, кажется, Иисус уда­ля­ется от вас.

Поис­тине состо­я­ние сие огор­чи­тельно, поелику люди вооб­ра­жают, что они не есть испы­та­ние, а нака­за­ние.

Однако ж душа хри­сти­ан­ская, не лишая себя упо­ва­ния и веры, наде­ется вскоре узреть очами своими воз­люб­лен­ного; наде­ется, что она узрит Его столь же любез­ным, как и прежде, и что испы­та­ние не будет для нее столь про­дол­жи­тельно, каково было для Пре­свя­той Девы.

После­дуй же Марии в усер­дии, какое ока­зала она в обре­те­нии Своего Сына. Ищи Его подобно Ей, со святым жела­нием и тер­пе­нием, и обре­тешь.

Не ропщи, что не скоро нахо­дишь Его, а ежели будешь питать ропот, то по край­ней мере по при­меру меру Марии – ропот любви.

Чадо, рекла к Нему Матерь Его, что сотвори нама тако; се, отец Твой и аз боляща иска­хома Тебе (Лк. 2,48).

Воз­гла­шай к Нему точно так же и ты: О, Иисусе мой, почто предал сердце мое такому иску­ше­нию? Тебе известно, Творец, сколько я стра­даю лишась при­сут­ствия Твоего. Какое пре­гре­ше­ние, со сто­роны моей, уда­лило Тебя?

Если уда­ле­ние сие есть след­ствие жития моего, небла­го­угод­ного Тебе, прости Мне, Творец мой. я буду избе­гать всего, что небла­го­при­ятно пред очию Твоею.

Но какая бы ни была при­чина Твоего небла­го­во­ле­ния ко мне, поко­ря­юсь вся­кому испы­та­нию, Тобою пред­на­зна­чен­ному, и на такое время, какое бла­го­угодно Тебе, только бла­го­воли, чтоб я навсе­гда сохра­нил любовь Твою в сердце моем.

О жизни уеди­нен­ной

Раб. Удо­стой, Пре­свя­тая Дево, изъ­яс­нить мне таин­ство жизни уеди­нен­ной, како­вую пре­про­вож­дала Ты в Наза­рете, – Ты воз­могла бы чрез сие при­влечь многие сердца ко Гос­поду.

Мария. Сын Мой, слава Моя заклю­ча­лась в после­до­ва­нии Иисусу, Кото­рому бла­го­угодно было вести на земле жизнь сокры­тую.

Иисус пришел в мир сей пока­зать чело­ве­кам уче­нием своим, дабы убе­гали славы мир­ской и были сми­рен­ными. Уеди­нен­ная наза­рет­ская жизнь Его пред­став­ляет в том пример еще прежде науче­ния.

Отец Небес­ный вос­хо­тел, чтоб Иисус вос­про­сла­вил его жизнию уеди­нен­ною; Иисус пред­по­чел тако­вую неиз­вест­ность славе и тор­же­ствам, кото­рые бы мог про­из­весть.

Посему научает Он нас, что совер­шен­ство и заслуги для боль­шей части людей не должны состо­ять в вещах, обра­ща­ю­щих на себя вни­ма­ние одного мира.

Но Бог тре­бует, чтобы мы зани­ма­лись делами полез­ными, хотя и небле­стя­щими пред гла­зами сует­ных чело­ве­ков.

Ему угодно также выве­сти нас из заблуж­де­ния, какое имеем о свя­то­сти: мы обык­но­венно почи­таем свя­то­стию доб­ро­де­тели гром­кие, удив­ля­ю­щие.

Особ­ливо же осуж­дает Он в нас то горя­чее стрем­ле­ние, чрез кото­рое многие хотят себя выка­зать доб­ро­де­тель­ными; то непо­хваль­ное жела­ние быть почи­та­е­мыми и хва­лами пре­воз­но­си­мыми.

Сын мой, люби лучше быть неиз­вест­ным, забы­тым. Если ты бла­го­уго­ден Гос­поду, то какая нужда забо­титься о вни­ма­нии мир­ском? Мир исчез­нет, исчез­нет с оным и все мир­ское.

В Наза­рете Я обла­дала Иису­сом, пита­лась любо­вию Его. Чего же недо­ста­вало бла­жен­ству Моему?

И малая часть земли, на кото­рой живешь ты неиз­вест­ным, где все благо состав­ляет для тебя Рас­пя­тый Иисус, должна быть пред­по­чтена тобою вели­ко­леп­ным чер­то­гам цар­ским.

В сей-то неиз­вест­но­сти откры­ва­ешь ты для себя источ­ник слез рас­ка­я­ния и уми­ле­ния, кото­рый омы­вает грехи твои и без­за­ко­ния.

Там, соеди­ня­ясь более и более со Иису­сом обря­щешь в любви его пред­вку­ше­ние бла­жен­ства небес­ного.

Ура­зу­мел ли, почему жизнь неиз­вест­ная кажется тебе печаль­ною и труд­ною? Потому, что ты ни-когда не вкушал сла­до­стей оных.

Если бы ты начал вку­шать их, то нашел бы, что поче­сти и утехи мир­ские суетны, а те люди, кото­рые стре­мятся к ним, еще сует­нее.

Поис­тине, про­вож­дая жизнь уеди­нен­ную, люди нередко под­вер­га­ются насмеш­кам тех, кто пред­по­чел мир, для кото­рых уди­ви­тель­ным кажется, если пре­зи­рают забавы, удо­воль­ствия их; но сии глум­ле­ния еще боль­шую при­но­сят тебе пользу; они крепче соеди­няют тебя со Иису­сом, един­ствен­ным Благом твоим.

Не много есть людей живу­щих в тишине, не много таких, кото­рые бы вели жизнь духов­ную, умо­со­зер­ца­тель­ную поскольку слиш­ком при­леп­лены к миру, чтоб могли оста­вить оный и стре­миться к соеди­не­нию со Иису­сом.

Есть даже такие, кото­рые кажутся набож­ными, но малую имеют твер­дость в бла­го­че­стии. Это от того, что они хотят отли­читься наруж­но­стию и любят более блеск доб­ро­де­те­лей, нежели спа­си­тель­ную скром­ность.

Они духовны только на словах: гораздо легче про­по­ве­до­вать доб­ро­де­тель, нежели испол­нять оную на самом деле.

Бла­го­дать недолго пре­бы­вает в душе рас­се­ян­ной или ищущей обра­тить на себя взоры света, а не Жениха Небес­ного.

Проси у Иисуса того чистого света само­по­зна­ния, какой дар­ство­вал Он Святым Своим и кото­рый научил их, да имут живот сокро­вен со Хри­стом в Бозе (Кол. 3:3).

О жизни внут­рен­ней

К единой только Марии отно­сится сие Боже­ствен­ное изре­че­ние Свя­того Духа: Вся слава Дщере Царевы внутрь (Пс. 44:14).

Все, что известно нам о Ее само­со­зер­ца­тель­ной и внут­рен­ней жизни, гораздо более пре­вос­хо­дит дей­ствия наруж­ные.

Пред­ставьте в мыслях ваших Пре­свя­тую Деву в убе­жище наза­рет­ском.

Про­ник­ните во внут­рен­ность оного, и научи­тесь.

Но кто может ска­зать о Ее склон­но­стях, чув­ство­ва­ниях, жела­ниях? Кто воз­мо­жет ска­зать, что про­ис­хо­дило в сем Боже­ствен­ном Свя­ти­лище?

Ты един, Гос­поди, напол­нял все силы и спо­соб­но­сти души Ее. Ты был един­ствен­ным нача­лом и концом Ее дей­ствий и упраж­не­ний.

Ты был присущ душе Ее. На Тебя взи­рала Она во всех своих дея­ниях. Ничто не могло Ее отвлечь от умо­со­зер­ца­ния Тебя, поскольку Ты един был пред­ме­том всех Ее помыш­ле­ний.

Раз­мыш­ле­ния Ее были осно­ваны на нача­лах Твоей вечной пре­муд­ро­сти; дей­ствия Ее руко­во­ди­лись Духом Твоим, беседы Ее оду­шев­ля­лись любо­вию Твоею.

Мария, уда­лен­ная от вся­кого сооб­ще­ства нече­сти­вых, всегда имела при­су­щим Гос­пода в Своих заня­тиях, со сво­бо­дою духа, очи­щен­ного от видов и помыш­ле­ний совер­шенно чело­ве­че­ских.

Несмотря на власть данной Ей бла­го­дати управ­лять во благое всеми дви­же­ни­ями Своего сердца, Она при­ни­мала самые попе­чи­тель­ные предо­сто­рож­но­сти, дабы вос­пре­тить вход вся­кому посто­рон­нему рас­се­я­нию.

Мария рас­ка­я­лась бы во всякой склон­но­сти, во всяком наме­ре­нии, жела­нии, кото­рое не отно­си­лось бы ко славе Божией.

После сего, воз­люб­лен­ный хри­сти­а­нин, научись позна­вать, в чем состоит жизнь внут­рен­няя: она заклю­ча­ется в бодр­ство­ва­нии над самим собою, над своим серд­цем, дабы все наклон­но­сти оного были направ­лены к хва­ле­нию Гос­пода; над разу­мом своим и помыш­ле­ни­ями, дабы они воз­но­си­лись ко Иисусу.

Сие бодр­ство­ва­ние над самим собою подобно всегда бдя­щему оку, кото­рое раз­ли­чает, что про­ис­хо­дит от при­роды, дабы вос­пре­пят­ство­вать дей­ствиям оного, и то, что про­ис­те­кает от Бла­го­дати, для спо­спе­ше­ство­ва­ния оной.

Чрез сие-то само­бодр­ство­ва­ние люди полу­чают силу и бла­го­дать к про­вож­де­нию жизни, сво­бод­ной от стра­стей есте­ствен­ных.

Без оного же само­бодр­ство­ва­ния впа­дают в погреш­но­сти и без­за­ко­ния, а с оным, не про­из­водя ничего чрез­вы­чай­ного по наруж­но­сти, творят часто вели­кие дела доб­ро­де­тели.

Сколько Святых пустын­но­жи­те­лей и пра­вед­ных дев спо­до­би­лись бла­жен­ства чрез заня­тия в жизни внут­рен­ней!

Если не будет в чело­веке жизни внут­рен­ней, то он нико­гда не насла­дится

миром и радо­стию о Дусе Святе (Рим. 14^16);

Чело­век внут­рен­ний управ­ляет сам собою; он бодр­ствует над собою, дабы огра­диться от сетей, вле­ку­щих душу его в похоть стра­стей, сохра­нить покой сердца даже и в обсто­я­тель­ствах, могу­щих исто­щить обык­но­вен­ное тер­пе­ние

Напро­тив, чело­век наруж­ный ковар­ствует, сует­ствует, бес­по­ко­ится о тысяче пред­ме­тов, ничего не зна­ча­щих, недо­стой­ных заня­тия, а чрез то теряет мир и спо­кой­ствие душев­ное.

Но чело­век внут­рен­ний не знает другой муд­ро­сти, кроме муд­ро­сти, соглас­ной с уче­нием Боже­ствен­ным, – муд­ро­сти, откры­ва­ю­щей ничтож­ность вещей земных и воз­но­ся­щей ум его к созер­ца­нию вещей небес­ных.

Чело­век наруж­ный сле­дует руко­вод­ству плоти; что уда­ля­ется от оного, кажется в глазах его недо­стат­ком про­све­ще­ния, а иногда почи­та­ется даже глу­по­стию.

Один бес­пре­станно на страже, бдит против при­зра­ков и обо­льще­ния чувств. Другой смело судит обо всем, водится чув­ствен­но­стию и все отно­сит к оной.

Пола­гай все уте­ше­ния твои в раз­мыш­ле­нии о Боге, в иска­нии Его во всем и относи все к Нему Еди­ному, и тогда Цар­ствие Божие будет внутрь тебя.

Тогда-то будешь ты, по слову Иисуса, истин­ный поклон­ник,

покло­ня­ю­щийся духом и исти­ною.

Почему боль­шая часть людей в сму­ще­нии, в роп­та­нии и неудо­воль­ствиях? Потому что они ведут только жизнь внеш­нюю и зани­ма­ются только зем­ными пред­ме­тами.

Люди, кото­рые по наруж­но­сти кажутся живу­щими свято, часто совсем не таковы на самом деле! Сердце их раз­вле­ка­ется мно­же­ством пред­ме­тов сует­ных; ум занят помыс­лами погре­ши­тель­ными.

Чело­век же внут­рен­ний сосре­до­то­чи­вает мысли свои в Гос­поде. Един Бог при­вле­кает сердце его и разум. Все прочее, сколько бы ни было бли­ста­тельно, не зани­мает его.

Надобно, чтоб наруж­ное управ­ля­лось внут­рен­ним. Но боль­шая часть людей нару­шает сей поря­док. У них наруж­ное руко­вод­ствует и рас­тле­вает внут­рен­нее..

Умей заняться вещами наруж­ными столько, сколько тре­бует того Гос­подь.

И когда вы зани­ма­е­тесь оными, не закры­вайте сердца вашего от вну­ше­ний бла­го­дати, при­зы­ва­ю­щей вас внутрь вас, к иссле­до­ва­нию ваших склон­но­стей и помыш­ле­ний.

Не думайте, чтоб жизнь внут­рен­няя свой­ственна была только неко­то­рым состо­я­ниям и неко­то­рому вре­мени.

Она сооб­разна всем долж­но­стям зва­ниям каковы бы они ни были, даже заня­тиям самым труд­ней­шим.

Ее можно соблю­дать как в несча­стии, так и в бла­го­по­лу­чии, в дея­тель­но­сти и спо­кой­ствии, во время сму­ще­ний и опытов, равно в тишине и бурях света.

Нет ника­кого состо­я­ния в жизни, в кото­ром бы ты не мог войти внутрь себя и рас­смот­реть про­ис­хо­дя­щее в тебе.

Пре­дайся же упраж­не­ниям жизни внут­рен­ней, если Гос­подь при­зы­вает тебя к испол­не­нию долж­но­стей оной. Когда воз­не­ра­дишь о сем спо­собе усо­вер­шен­ство­ва­ния, то устре­мишься к пред­ме­там наруж­ным и будешь зани­маться более собою, нежели Гос­по­дом.

О мол­ча­нии

Раб. К Тебе, Царица доб­ро­де­те­лей, вос­сы­лаю молитву мою, научи меня мол­ча­нию и бла­го­ра­зум­ному раз­го­вору.

Ты испол­няла доб­ро­де­тель мол­ча­ния обра­зом столь совер­шен­ным, что Одна только можешь научить и меня самого испол­нить оную.

Еван­ге­лие пред­став­ляет нам неко­то­рые про­из­ре­че­ния Твои, в коих нахо­дим мы всегда осно­ва­ние доб­ро­де­тели.

Какая любовь к чистоте и непо­роч­но­сти! Какое сми­ре­ние! Какая бла­го­че­сти­вая покор­ность в словах, про­из­не­сен­ных Тобою ко Ангелу, бла­го­ве­стив­шему Тебе во имя Святыя Троицы!

В жилище Ели­са­веты бесе­до­вала ты для того, чтоб воз­дать хвалу Богу за бла­гость Его. Когда же Ты обрела паки Иисуса во храме Иеру­са­лим­ском, тогда раз­го­ва­ри­вала с Ним как нежная Матерь, а на браке в Кане Гали­лей­ской, чтоб спо­соб­ство­вать к отвра­ще­нию нужды дома вла­дыки, – по вну­ше­нию Твоего бла­го­ду­шия к роду чело­ве­че­ском.

Впро­чем, Ты пре­бы­вала в мол­ча­нии и в таких слу­чаях, где, каза­лось, нужно было бы открыть чув­ства Свои окру­жав­шим Тебя лицам.

Сви­де­тель­ница чудес, про­ис­хо­див­ших при рож­де­нии Иисуса, Ты вни­мала бла­го­го­вей­ным гла­го­лам первых Ему поклон­ни­ков. Ничто не укры­лось от вни­ма­ния Твоего. Мариям же соблю­даше вся гла­голы сия, сла­га­ющи в сердцы своем.(Лк. 2:19).

Когда пред­став­ляла Ты Мла­денца Иисуса во храм, то пре­была в мол­ча­нии удив­ле­ния, кото­рое Еван­ге­лие постав­ляет нам в пример.

Ты вос­хо­дила со Иису­сом на Гол­гофу, пред­сто­яла под­но­жию Креста; но во все сие время пре­бы­вала в совер­шен­ном без­мол­вии, тер­пе­нии и пре­дан­но­сти воле Гос­пода.

Мария. Сын Мой, мол­ча­ние Мое гово­рит. Души бла­го­че­сти­вые разу­меют гла­голы оного.

Гла­голы, кото­рые соблю­дала Я во всех слу­чаях, когда слава Божия и любовь к ближ­нему тре­бо­вали оного, вну­ша­емы были Мне духом само­по­зна­ния. Бла­го­дать была источ­ни­ком оных.

Она вра­зу­мит и тебя: чтоб быть вник­но­вен­ным в себя, и внут­рен­ним, надобно гово­рить мало, с раз­мыш­ле­нием и неко­то­рым обра­зом по вдох­но­ве­нию Свя­того Духа, кото­рый рож­дает гла­голы внутри сердца при­бе­га­ю­щего к нему чело­века.

Любить мно­го­гла­го­ла­ние есть знак сердца и ума рас­се­ян­ного, а тако­вое рас­се­я­ние есть уже вели­чай­шее зло.

Чув­ства бла­го­че­стия легко награж­да­ются в сует­ных собе­се­до­ва­ниях.

Мол­ча­ние же сохра­няет и укреп­ляет оные.

Мало найдем людей, кото­рые бы рас­ка­и­ва­лись во мол­ча­нии, напро­тив, боль­шая часть рас­ка­и­ва­ется в мно­го­гла­го­ла­нии.

Мудрый гово­рит кстати и вовремя, то есть смотря по обсто­я­тель­ствам и надоб­но­сти.

Кто не бодр­ствует над языком своим, подо­бен граду со всех сторон отвер­стому, под­верг­ше­муся вне­зап­ному напа­де­нию непри­я­те­лей.

Невоз­можно не погре­шить в частых бесе­дах.

Кто гово­рит мало и кстати, тот почи­та­ется мудрым.

Все­гдаш­ний опыт под­твер­ждает, что чем более наблю­да­ется мол­ча­ние, тем менее погреш­но­сти.

После­дуй сему пра­вилу: гораздо полез­нее мол­чать, если нет надоб­но­сти гово­рить.

Наука труд­ная и полез­ная – уметь гово­рить и мол­чать вовремя. Можно быть ученым во многих других обла­стях и не све­ду­щим в оной. Бла­го­дать научает оной гораздо лучше, нежели все настав­ле­ния чело­ве­че­ские.

Сын Мой, чем менее будешь зани­маться тва­рями, тем более Гос­подь будет гово­рить сердцу твоему.

Тысячу других заня­тий почи­тай сует­ными, бес­по­лез­ными и пре­пят­ству­ю­щими святым собе­се­до­ва­ниям с Богом.

Говори ка можно менее с чело­ве­ками о твоих при­скор­биях и огор­че­ниях. Они не при­ни­мают в тебе такого уча­стия, какое ты дума­ешь найти в них. Лучше бесе­дуй об оных с Гос­по­дом, Он всегда готов подать тебе помощь.

Без совер­шен­ной необ­хо­ди­мо­сти не говори об оных, когда они нане­сены тебе ближ­ним твоим. Ты часто будешь рас­ка­и­ваться, что много о сем гово­рил.

О союзе души с Богом

Раб. Боже бла­го­сти и любви, да будет вечно бла­го­сло­вен союз Твой со Пре­свя­тою Мариею, избран­ной Тобою в Матерь Спа­си­телю рода чело­ве­че­ского.

И Ты, о Пре­свя­тая Дево! Прими достой­ное хва­ле­ние за столь верное Тобою соот­вет­ствие бла­го­стям Гос­пода Твоего.

Могу ли не удив­ляться пре­вос­ход­ству доб­ро­де­те­лей Твоих; но всего более воз­буж­дает удив­ле­ние мое тот все­гдаш­ний нераз­рыв­ный союз, кото­рой сохра­нила Ты с Гос­по­дом.

Сердце Твое, сво­бод­ное от всякой склон­но­сти к зем­ному, было яко таин­ствен­ное небо, в кото­ром любил оби­тать Спа­си­тель и где сама Ты насла­жда­лась в мире Его при­сут­ствием.

Сон не пре­пят­ство­вал сему сла­дост­ному соеди­не­нию, и Ты могла подобно Боже­ствен­ной Неве­сте всегда изгла­го­лать: Аз сплю, но сердце мое бдит (Песн. 5:2).

Ах! Почему не могу я жить в таком союзе с Гос­по­дом и при­над­ле­жать земле только узами телес­ными?

Мария. Вот, поис­тине, сын Мой, велия бла­го­дать, какою Творец удо­стоил Меня да не лишусь Его при­сут­ствия.

Если ты хочешь насла­ждаться тако­вою бла­го­стию, то начни укло­не­нием себя от всего мир­ского и убе­га­нием от всего, что не есть Бог.

Правда, начи­нать тако­вую жизнь трудно, но то, что при­об­ре­тешь ты за оное, будет гораздо пре­вос­ход­нее всех твоих жертв.

Упо­треб­ляй все окру­жа­ю­щее тебя как стезю, при­во­дя­щую ко Гос­поду.

Повсюду най­дешь тысячу пред­ме­тов к хва­ле­нию и про­слав­ле­нию Его.

Небеса, столь вели­че­ственно рас­про­стер­тые над главою твоею, пове­дают славу Божию. Сияние планет являет отблеск Боже­ства Его; неиз­ме­ри­мое про­стран­ство вод пред­став­ляет вели­чие Его.

Все суще­ства, рас­се­ян­ные в при­роде, гласят о Его совер­шен­ствах, все, даже до малей­шего цвета сель­ного, есть как бы отвер­стая книга пред гла­зами твоими, книга, науча­ю­щая позна­вать Его.

Не выходя из самого себя, ты всюду обря­щешь Гос­пода. Твоя жизнь, дви­же­ние, бытие, – все содер­жится в Боге.

Он про­све­щает твой ум, управ­ляет твоею волею; Он гласит к тебе с любо­вию и неж­но­стию: даждь ми, сыне, твое сердце, очи же твои моя пути да соблю­дают (Притч. 23, 26).

Так сей Бог бла­го­сти сохра­няет бытие твое, пове­ле­вает при­роде достав­лять потреб­ное нуждам твоим.

Не нужно искать Его далеко от себя. Войди в самого себя, будь вни­ма­те­лен ко Свя­тому при­сут­ствию Его; Он соде­лает тебе оное чув­стви­тель­ным то чрез свет неве­чер­ний, то чрез вне­зап­ное про­све­ще­ние, то едва при­мет­ными вле­че­ни­ями, чув­ствами бла­го­че­сти­выми, а иногда крот­кими уко­риз­нами твоей невер­но­сти.

Осте­ре­гайся пола­гать пре­пят­ствия сим раз­лич­ным дей­ствиям Бла­го­дати, или непо­сто­ян­ством разума твоего, или само­про­из­воль­ным откло­не­нием.

Укреп­ляйся в заня­тиях, при­вле­ка­ю­щих тебя ко Гос­поду, с духом веры и бла­го­че­стия.

В упраж­не­ниях обык­но­вен­ных и в долж­но­стях звания твоего сооб­ра­зуйся с наме­ре­ни­ями Про­мысла.

Не делай ничего без осмот­ри­тель­но­сти. Поспеш­ность, даже в упраж­не­ниях бла­го­че­сти­вых, может вре­дить духу внут­рен­нему, посред­ством кото­рого люди соеди­ня­ются с Гос­по­дом.

В радо­сти или в при­скор­бии ты будешь, не следуй первым дви­же­ниям натуры. Не пред тва­рями, но пред Гос­по­дом отверзи сердце твое.

Пред Ним испо­ве­дуй твое сето­ва­ние и твои радо­сти, почи­тая Его Отцом, Другом, в сердце Кото­рого мог бы ты с дове­рен­но­стию излить при­чину твоих огор­че­ний и удо­воль­ствий.

Сим-то путем неогра­ни­чен­ной дове­рен­но­сти при­об­ре­тешь сердце Его и успе­ешь укре­пить свя­щен­ный союз, кото­рый для души хри­сти­ан­ской состав­ляет всю сла­дость бытия.

О долж­но­стях звания

Гос­подь редко тре­бует, чтоб мы сви­де­тель­ство­вали любовь нашу к Нему дей­стви­ями необы­чай­ными, гром­кими. Любовь сия позна­ется более из посто­ян­ной вер­но­сти в испол­не­нии и малых долж­но­стей звания нашего.

Сею-то вер­но­стию Мария при­об­рела досто­ин­ство, соде­лав­шее Ее пре­выше Анге­лов.

Трид­цать лет про­вож­дала она жизнь тихую и без­вест­ную в Наза­рете со Иису­сом; пер­вей­шие заня­тия Ее состав­ляли вос­пи­та­ние Боже­ствен­ного Сына Своего, уго­жде­ние супругу, долж­но­сти семей­ствен­ные.

Научи­тесь из при­мера сего, чем должны вы осо­бенно зани­маться, если жела­ете достиг­нуть свя­то­сти.

Тот заблуж­да­ется, кто постав­ляет свя­то­стию испол­не­ние дел, чуждых его званию, и нера­де­ние о своих соб­ствен­ных.

Вели­чай­шее из совер­шенств есть любить и испол­нять долж­но­сти своего звания, когда оное пред­опре­де­лено Про­мыс­лом.

Худож­ник, снис­ки­ва­ю­щий хлеб в поте лица, отец семей­ства, живу­щий без видов често­лю­бия, незна­ко­мый блес­ком сча­стия, тру­дятся для спа­се­ния своего не менее тех, кото­рые зани­мают в обще­стве места высо­кие.

Лучшее состо­я­ние для нас не то, кото­рое кажется нам совер­шен­ным, но кото­рое избрал для нас Гос­подь.

Тот сле­пот­ствует, кто хочет быть Святым по своему, а не по закону Божию. Тогда только про­из­во­дят дела в совер­шен­стве, когда сооб­ра­зу­ются с волею Гос­пода.

Досто­ин­ство наших деяний не столь много зави­сит от свой­ства вещей, нас зани­ма­ю­щих, сколько от спо­соба упо­треб­ле­ния оных и соот­вет­ствия воле Божией.

Гос­подь хочет, чтоб вы даже в малых вещах были испол­ни­тельны, а вы стре­ми­тесь тво­рить только высо­кие; от сего .про­ис­хо­дит, что вы совер­шенно не испол­ня­ется ни тех, ни других.

Марфо, Марфо, пече­шися и мол­виши о мнозе (Лк. 10:41). Подобно ей и вы оши­бе­тесь, желая сде­лать больше, нежели тре­бует Гос­подь.

Будьте довольны, творя ко бла­го­уго­жде­нию Его и то, чего Он тре­бует, испол­няйте оное с таким же усер­дием, как если бы вы тво­рили что-нибудь вели­кое.

Быть при службе Божией, вос­сы­лать молитву, посе­щать немощ­ных – деяния похваль­ные. Но если вы испол­ня­ете оные тогда, как долг звания вашего тре­бует от вас дру­гого, то можете ли ска­зать, что вы посту­па­ете сооб­разно воле Гос­пода?

Надобно молиться, и молиться часто. Но если для молитвы пре­не­бре­га­ете делами звания вашего, то молитва ваша будет, ничтожна пред Богом.

Сколько деяний набож­ных упо­треб­ля­ются тщетно для полу­че­ния Цар­ства Небес­ного, когда источ­ни­ком оных служит соб­ствен­ная воля ваша!

Но какое богат­ство заслуг при­об­ре­та­ется от испол­не­ния обык­но­вен­ных долж­но­стей жизни нашей, когда все отпе­чат­ле­ва­ется печа­тию воли Боже­ствен­ной?

Много есть людей, не име­ю­щих, по-види­мому, ваших досто­инств, кото­рые гото­вят себе бла­жен­ство в небе, но вы не при­ме­ча­ете сего, поскольку не видите вер­ного испол­не­ния и малей­ших долж­но­стей звания их.

После­дуйте учению Иисуса, начер­тан­ному в Еван­ге­лии: рабе благий и верный: о мале был еси верен, над мно­гими тя поставлю: вниди в радость Гос­пода твоего (Мф.25:21).

Об освя­ще­нии трудов и раз­лич­ных заня­тий

Мария. Сын Мой, долж­но­сти звания твоего поис­тине многих тре­буют забот и попе­че­ний, но, испол­няя оные, ты часто забы­ва­ешь помыш­лять о Гос­поде.

Раб. Бла­го­дат­ная Дево, удо­стой научить меня, каким обра­зом, по при­меру Твоему, воз­могу я соеди­ниться с Гос­по­дом во время трудов и испол­не­ния долж­но­стей звания моего!

Мария. Сын мой, дела худож­ника, заня­тия самые труд­ные не могут вос­пре­пят­ство­вать стрем­ле­нию чело­века бла­го­че­сти­вого к соеди­не­нию с Гос­по­дом.

Душа хри­сти­ан­ская, зани­ма­ю­ща­яся само­со­зер­ца­нием, имеет уди­ви­тель­ную спо­соб­ность раз­мыш­лять о Гос­поде даже и в то время, когда испол­няет долж­но­сти своего звания, кото­рые, кажется, должны бы раз­вле­кать оную.

Чистота наме­ре­ний, кото­рыми оду­шев­ля­ется каждое ее дей­ствие и слу­же­ние Гос­поду, даже во время испол­не­ния долж­но­стей ее звания, кото­рые должны бы раз­вле­кать оную, не пре­пят­ствуют ей в бла­го­че­стии.

Дух веры и упо­ва­ния все обла­го­ра­жи­вает и освя­щает. Все тво­ри­мое в духе сем бла­го­при­ятно Гос­поду и заслу­жи­вает Его награды.

Твори для Гос­пода, что другие делают для мира, или для выгод вре­мен­ных. Зани­майся долж­но­стями звания твоего, но с видами хри­сти­ан­скими. Это значит тру­диться вкупе и для вре­мени, и для веч­но­сти.

Если вы зани­ма­е­тесь рабо­тою по жела­нию, по при­вычке, по при­нуж­де­нию, по обык­но­ве­нию или по какой-нибудь при­чине, истинно чело­ве­че­ской, когда не Гос­подь есть осно­ва­ние ваших дей­ствий, тогда все время, упо­треб­ля­е­мое вами, нимало не будет отно­ситься к слу­же­нию Гос­поду.

Марфа, кото­рая тру­ди­лась для Иисуса, не была раз­вле­чена от сего бесе­дою с Гос­по­дом.

Во время ваших заня­тий вы раз­го­ва­ри­ва­ете об оных даже с окру­жа­ю­щими вас; бесе­дуйте таким же обра­зом и с Гос­по­дом, Кото­рый всегда при­сут­ствует при всех ваших заня­тиях.

Беседа с Богом много раз­ли­че­ствует от чело­ве­че­ской. Не бо имать горе­сти сооб­ще­ние ея, ни болезни сожи­тие тоя, но весе­лие и радость (Прем. 8, 16). Она имеет то пре­иму­ще­ства, что во всяком труде и заня­тии можно вку­шать сла­до­сти оной.

Можно соде­латься святым, испол­няя дела самые обык­но­вен­ные, но не так, как то делают люди обык­но­вен­ные, пре­дан­ные миру и сует­но­сти.

Боль­шая часть людей зани­ма­ется делами потому, что должно зани­маться оными, но тво­рить оные в наме­ре­нии уго­дить Гос­поду, о сем они и не помыш­ляют.

Но ты, сын Мой, воз­гла­шай к Нему и во время трудов твоих, что нахо­дил бла­жен­ство в испол­не­нии воли Его и в бла­го­уго­жде­нии; и хотя бы труд твой был тягост­ным, и тогда не осла­бе­вай в усер­дии.

Пред­став­ляй Гос­поду труд твой, яко жертву подви­гам, подъ­ятым Иису­сом для спа­се­ния твоего.

Если труды твои бла­го­по­спешны, бла­го­слов­ляй Иисуса, даю­щего тебе успехи в оных. Если сопро­вож­да­ются неуда­чами, сноси тер­пе­ливо, яко испы­та­ние, назна­чен­ное тебе Гос­по­дом.

Чрез сие-то соеди­не­ние с Гос­по­дом во всех твоих дей­ствиях, и самых низких по наруж­но­сти, достиг­нешь того; что заслу­жишь новую сте­пень и славу на небе­сах.

О любви к Иисусу Христу

Раб. Пре­свя­тая Дево и Матерь Гос­пода! Во время жития Твоего со Иису­сом в Наза­рете люди не позна­вали Его. Они даже уда­ля­лись, пре­зи­рали Его. Но радость Его состав­ляла любовь Твоя – чисто­сер­деч­ная, пла­мен­ная, нежная, посто­ян­ная.

Разу­ме­вая Боже­ствен­ность Его и бес­ко­неч­ные совер­шен­ства, Ты любила Его более, нежели все Ангелы.

Любовь Твоя пре­вос­хо­дила любовь к пер­вен­цам мате­рей обык­но­вен­ных.

Ты любила во Иисусе вкупе Сына Божия и чело­ве­че­ского.

Отсюда про­ис­текло и то жела­ние, кото­рое имела Ты, чтоб Сын Твой любим был всеми суще­ствами разум­ными столько же, сколько любим Он Тобою.

Истин­ная любовь жаждет, стре­мится сооб­щить пламя свое всем серд­цам, ищет, чтобы и они раз­де­ляли его с нею.

Надобно познать Иисуса так, как познала Ты Его, дабы подобно Тебе любить Его столь совер­шенно.

Говоря достойно о сей любви, над­ле­жит иметь воз­мож­ность про­ник­нуть в сердце Твое, чтоб ура­зу­меть чув­ство­ва­ния ко Иисусу.

Отверзи нам, Матерь Божия сие сердце, любя­щее столь совер­шенно. Открой нам всю чистоту, всю неж­ность, всю силу, все бла­го­ду­шие чувств, Тебя оду­шев­ляв­ших.

Мария. Сын Мой, Я была бы недо­стойна назваться Мате­рью Иисуса, если б любовь моя к Нему не пре­вос­хо­дила любовь всех существ разум­ных.

Я пре­успе­вала на всяк день в любви сей, поскольку каждый день откры­вала новые совер­шен­ства в сем Боже­ствен­ном Сыне.

В сей только любви насла­жда­лась Я сла­до­стию и бла­жен­ством. Она была пищею Моею, жизнию, спо­кой­ствием, радо­стию и уте­ше­нием.

Жизнь Моя в Наза­рете была бедная и неиз­вест­ная, но Я воз­на­граж­дена была сокро­ви­щем, обла­дая оным в лице Иисуса. Одно сие благо застав­ляло Меня почи­тать Себя гораздо бла­жен­нее всех царей земных.

Бла­женны, тыся­че­кратно бла­женны сердца, дыша­щие любо­вию ко Иисусу!

Едина любовь ко Христу водво­ряет мир и доволь­ство в сердце. Ничто другое не может уте­шать столь дол­го­вре­менно без любви сей.

Может ли тот насла­ждаться сча­стием в мире сем, кто не питает любви ко Иисусу?

Чем более любят Иисуса, тем более нахо­дят уте­ше­ние любить Того, Кто един истинно и бес­ко­нечно достоин любви.

Сколь бы велики ни были бед­ствия, тер­пи­мые вами на земле, но не могут они срав­няться с поте­рею любви ко Гос­поду; тот не познает Иисуса, кто не любит Его – он не знает, столько любе­зен Спа­си­тель.

Иисус соеди­нял в Себе все совер­шен­ства есте­ства, но обра­зом столь изящ­ным, что они пока­зы­ва­лись пре­вос­ход­ным тво­ре­нием Созда­теля.

Иисус вмещал в Себе все дары Бла­го­дати, так что из сего обиль­ного источ­ника почер­пают оные все чело­веки.

Иисус заклю­чал в Себе все совер­шен­ства Боже­ства, кото­рое дей­стви­тельно оби­тало в Нем.

Он Сила Силы Божией, Кра­сота Бла­го­ле­пия Гос­подня, Пре­муд­рость Пре­муд­ро­сти Твор­че­ской и Свя­тость Его Свя­то­сти.

Раб. О, сколь бес­ко­нечно должен быть любим Иисус Сам в Себе и через Самого Себя! Какие стра­да­ния пре­тер­пел Он, чтоб явить любовь свою к роду чело­ве­че­скому!

Мария. При­со­едини к сему, сын Мой, что вели­кость Его стра­да­ний не исто­щила в нем жела­ния к поне­се­нию оных; любовь нико­гда не бывает довольна, насы­щенна. Но пре­выше всякой любви пла­мен­ной, усерд­ней­шей есть любовь Иисуса к роду смерт­ных.

Иисус еще более бы сделал для спа­се­ния людей, если б возмог при­не­сти более Самого Себя.

О, сын Мой, если ты най­дешь пред­мет достой­ней­ший твоей любви, Хри­стос поз­во­лит тебе оное. Но если Иисус един достоин более всего, пре­выше всего, то как дерз­нешь отверг­нуть Его?

Раб. Да исчез­нет все мир­ское пред очами моими! Не хочу любить более и не люблю более ничего, кроме Иисуса.

Мария. Кто познал Иисуса, тот по истине пре­зи­рает все прочее. Мир для того ничто, кто вку­шает сла­дость любви Его.

Раб. Я могу, если хочу, иметь Иисуса Содру­гом своим. Но когда воз­не­ра­дею о бла­жен­стве сем, то достоин вести жизнь бед­ствен­ную.

Мария. Так, сын Мой, люби Иисуса яко пред­мет любви, не про­из­во­дя­щий причин к сожа­ле­нию или рав­но­ду­шию; яко пред­мет, не под­вер­жен­ный изме­не­ниям, кото­рый, вместо того чтоб наве­сти страх потери Его при смерти твоей, соде­лы­ва­ется, напро­тив, при оной вечным насле­дием твоим.

Един Иисус есть верный и посто­ян­ный Содруг – но все чело­веки оста­вят тебя, изме­нят.

Единое слово Его водво­ряет радость в сердце огор­чен­ном, все. прочие друзья суть уте­ши­тели сует­ные.

Какую непри­ят­ность, какое при­скор­бие можешь ты чув­ство­вать, какой враг может вре­дить тебе, когда в сердце твоем горит любовь ко Иисусу.

Если Иисус цар­ствует в сердце твоем, тогда ты богат, могущ, блажен столько, сколько воз­можно быть тако­вым на земле.

Любовь Иисуса есть благо, кото­рое заме­няет все другие; Он неис­то­щим во бла­го­стях сердцу, Им избран­ному.

Раб. О, Иисусе мой, о, мой Гос­поди! Молю Тебя, при посред­стве любви Свя­тей­шей Матери Твоей даруй мне бла­го­дать любить Тебя пре­выше всего, более всего, а все прочее — для любви к Тебе.

Я не могу любить по досто­я­нию, но хочу, под­креп­ля­е­мый бла­го­стию Твоею, любить, сколько силы мои поз­во­ляют.

Вос­пла­мени в сердце моем весь огнь любви, каким должно любить Тебя.

Да обымет меня сей свя­щен­ный огнь, даже до совер­шен­ного попа­ле­ния.

Разу­меть, сколь любе­зен Иисус, и не любить Его как должно есть муче­ние, кото­рое облег­чит одно только жела­ние бес­пре­станно воз­об­нов­ля­ю­щейся любви.

Должно позна­вать Иисуса и иметь Его при­ме­ром

Мария. Сын Мой, не из числа ли ты тех хри­стиан, кото­рые более гово­рят, а менее дей­ствуют? В неко­то­рые минуты. вос­торга чув­ства твои бла­го­го­вейны, но после будет ли соот­вет­ство­вать оным пове­де­ние твое?

Воз­гла­шают ко Гос­поду, что любят Его, и кажется, чув­ствуют то, поскольку в то время, когда дей­ствует, бла­го­дать, про­ли­вают слезы уми­ле­ния; но может ли это быть дока­за­тель­ством истин­ной и чисто­сер­деч­ной любви?

Дока­за­тель­ство, тре­бу­е­мое Иису­сом в любви к Нему, есть сооб­раз­ность жизни твоей с при­ме­рами доб­ро­де­тели, Им Самим пока­зан­ными.

Раб. О, истин­ный образ доб­ро­де­тели, Пре­чи­стая Дево, Поскольку многие годы Твоей наза­рет­ской жизни про­текли в испол­не­нии оной.

Еван­ге­лие научает нас, что Ты при­лежно вни­мала гла­го­лам Иисуса, наблю­дала и поуча­лась во всех Его дей­ствиях, и Мати Его соблю­даше вся гла­голы сия в сердцы своем (Лк. 2.51).

Мария. Истинно, сын Мой, позна­вать Иисуса было един­ствен­ным заня­тием Моим; сле­до­вать Ему един­ствен­ною Моею целию. Да будет и твоим заня­тием раз­мыш­ле­ние о жизни Иисуса, для того чтоб после­до­вать Ему.

Да к сему еди­ному будут кло­ниться все твои ста­ра­ния, поскольку нет истин­ного позна­ния, кроме позна­ния Иисуса; да будет же Он и един­ствен­ным Учи­те­лем твоим.

Иисус есть Царь, достой­ный вся­кого покло­не­ния и жертвы. Но первая черта, какую Он тре­бует от тебя, есть сле­до­ва­ние Его доб­ро­де­те­лям.

Сооб­ра­зуйся чаще с вели­ким Образ­цом, прежде чем и будешь пред­сто­ять пред суди­ли­щем Божиим. Единая только любовь к тебе Иисуса побу­дила Его пока­зать такие при­меры чело­ве­ко­лю­бия, тер­пе­ния и послу­ша­ния. После­дуй оным и ты из любви к Нему, и если будешь нахо­дить труд­но­сти, то во всякое время имей Иисуса пред очами твоими.

Положи себе во всем и повсюду быть верным после­до­ва­те­лем Его.

При молитве пред­ставь себе Его обра­ще­ние внутрь себя. Если идешь во храм, то да тво­ришь оное по при­меру Его, в духе веры и упо­ва­ния.

Когда бесе­ду­ешь с чело­ве­ками, то поду­май, каким обра­зом творил сие Иисус, с какою бла­го­стию, с какою любо­вию.

Чтоб после­до­вать Иисусу, крот­кому и сми­рен­ному серд­цем, не ропщи на бед­ствия твои и воз­да­вай добром за зло. Убегай поче­стей мир­ских и люби сми­ре­ние и неиз­вест­ность.

Ибо и Хри­стос не себе угоди, но яко же есть писано (Рим. 15:3). Да слава Божия и испол­не­ние воли Его будут нача­лом и концом твоих деяний.

Нет ни еди­ного дей­ствия жизни Его, кото­рое не пред­став­ляло бы тебе при­мера к после­до­ва­нию. Его жизнь, откры­тая и уеди­нен­ная, есть неис­чер­па­е­мый источ­ник поуче­ния истин­ным уче­ни­кам Его.

Иисус есть путь, истина и живот. В Его только при­ме­рах обря­щешь ты путь, по кото­рому должен сле­до­вать, истину, кото­рой должен поучаться, и спо­собы к полу­че­нию живота веч­ного.

Во всех труд­ных обсто­я­тель­ствах жизни твоей обра­тись внутрь себя и вопроси, как посту­пал в таком случае Иисус, и сооб­ра­зуйся с при­ме­ром, кото­рый Он пока­зал тебе в словах Своих и дея­ниях.

Тебе известно, каковы были Его склон­но­сти, Его жела­ния и чув­ство­ва­ния, – испы­туй, таковы ли и твои. Сравни оные, и если най­дешь несо­об­раз­ными, то исправь. Но помни, что сие исправ­ле­ние, дол­жен­ству­ю­щее про­из­ве­сти сход­ство со Иису­сом, не есть дело одного дня.

Иисус есть обра­зец совер­шен­ный, кото­рого люди нико­гда совер­шенно не достиг­нут. Но все дни жития твоего должны быть упо­треб­лены на то, чтоб ста­раться сколько воз­можно после­до­вать Ему.

А так как нельзя достиг­нуть бла­жен­ства в точ­но­сти после­до­вать Иисусу без помощи бла­го­дати Его, то по вся дни жизни твоей проси у Него оной.

О Бла­жен­стве доб­ро­де­тель­ного семей­ства.

Какое зре­лище может быть достой­нее взора небес, кроме свя­того семей­ства, оби­тав­шего в Наза­рете в то время, когда Иисус пре­бы­вал вкупе с Мариею и Иоси­фом?

Каковы должны быть мир и союз оного, если оно было храмом доб­ро­де­те­лей и местом, попа­ля­ю­щим пороки и нечи­стоту?

Между тем, как Иисус пре­спе­ваше пре­муд­ро­стию и воз­рас­том и бла­го­да­тию у Бога и чело­век (Лк. 2, 52), Матерь Его бес­пре­станно поуча­лась у Сына Своего.

Иосиф также не менее был вни­ма­те­лен к при­ме­рам Матери и Сына Ее. Все там отно­си­лось ко Гос­поду, все тво­ри­лось во имя Его. При­сут­ствие

Иисуса вос­хи­щало сердца радо­стию; Боже­ствен­ные беседы Его вос­пла­ме­няли оные.

Покор­ность и послу­ша­ние Иису­сово, испол­няя Иосифа и Марию удив­ле­нием, все­ляли в них святое сми­ре­ние пред Гос­по­дом.

О, Боже Святый, Тебе покло­ня­лись духом и исти­ною. Сколь бла­го­при­ятны были при­но­си­мые для Тебя жертвы!

Можно ли пред­ста­вить себе сие бла­жен­ное семей­ство, не поза­ви­до­вав Его бла­го­по­лу­чию? Сколь жела­тельно, чтоб все семей­ства хри­сти­ан­ские научи­лись пра­ви­лам оного!

Ах, если бы любовь Божия цар­ство­вала в оных, как цар­ство­вала она под сми­рен­ным кровом оби­та­лища Иисуса, Марии и Иосифа, тогда вкупе с нею цар­ство­вали бы поря­док, мир и согла­сие.

Супруга вку­шала бы невин­ные при­ят­но­сти союза брач­ного; дети вос­пи­ты­ва­лись бы в страхе Божием; домо­чадцы сооб­ра­зо­ва­лись бы с при­ме­рами доб­ро­де­тели.

В тако­вом семей­стве не было бы известно о гибель­ных дей­ствиях рев­но­сти и раз­до­ров; из оного не истекли бы соблазны, столь нередко види­мые во дни наши.

Изоби­лие богат­ства упо­треб­ля­лось бы не на тще­сла­вие разо­ри­тель­ную пыш­ность, но изли­ва­лось бы в уте­ше­ние бедным и страж­ду­щим. Оно упо­треб­ля­лось бы свято, как по дей­ствию бла­го­сти так и по сми­ре­нию хри­сти­ан­скому.

Бла­го­ра­зум­ная береж­ли­вость была бы лучшим зало­гом его богатств. Из оного рав­но­мерно были бы изгнаны и пре­зи­ра­емы как ску­пость, так и неуме­рен­ная рос­кошь.

Несча­стия не про­из­вели бы в них ни жалоб, ни ропота на Про­ви­де­ние. Они бла­го­сло­вили бы Гос­пода как посреди бед­но­сти или посред­ствен­но­сти, так и в изоби­лии и воз­вы­ше­нии.

Хозяин дома вла­дыка упо­треб­лял бы власть свою без высо­ко­ме­рия и гор­до­сти. Супруга, вспо­мо­ще­ствуя супругу, при­лежно бодр­ство­вала бы над домо­чад­цами и забо­тами домаш­ними. И тот и другой имели бы уте­ше­ние видеть детей своих, воз­рас­та­ю­щих скром­ными, послуш­ными и забла­го­вре­менно при­уча­ю­щимся к доб­ро­де­тели.

Какое благо про­ис­текло бы для такого обще­ства верных! Какая любез­ная про­стота нравов! Какая непо­роч­ность, какая невин­ность! Какое согла­сие и бла­го­ду­шие! Какие небес­ные плоды свя­то­сти!

В какой тишине и спо­кой­ствии про­текли бы дни их! И когда насту­пит время пере­хода в веч­ность, тем охот­нее при­не­сут они в жертву жизнь свою; что про­во­дили оную в правде и любви Божией.

О силе молитвы

На браке в Кане Гали­лей­ской, где нахо­ди­лась Мария со Иису­сом и Его уче­ни­ками, недо­ста­вало вина. Мария, болез­нуя о сму­ще­нии двух супру­гов и испол­нен­ная упо­ва­ния на все­мо­гу­ще­ство Сына Своего гово­рит Ему о нужде их.

Гос­подь нико­гда не остав­лял без нис­по­сла­ния бла­го­дати любя­щего Его. Гото­вый на всякое время изли­вать оную, он при­зы­вает нас к испро­ше­нию Ее, но хочет, чтоб сие тво­ри­лось с верою и упо­ва­нием.

Недо­ста­ток упо­ва­ния есть обык­но­вен­ный при­знак осла­бе­ва­ю­щей веры. А потому-то многие наши молитвы бывают бес­по­лезны и неуспешны.

Чтоб пред­ста­вить Гос­поду уми­ло­сти­тель­ную жертву уст наших, для сего не нужно изби­рать бла­го­при­ят­ные минуты. Спа­си­тель наш всегда готов вни­мать нам. Он бес­пре­станно воз­гла­шает: Про­сите и дастся вам.

Слу­жи­тели Божии всегда рас­по­ло­жены настав­лять про­ся­щих их о том и всегда готовы бла­го­тво­рить; как же мало мы вни­ма­тельны, чтоб взы­вать ко Гос­поду о нис­по­сла­нии бла­го­дати для нас самих или, по при­меру Марии, для ближ­них наших и всех чело­ве­ков!

Молитва Марии была кратка. Гос­подь, не упо­доб­ля­ю­щийся чело­ве­кам, не тре­бует от нас молитв отбор­ных, крас­но­ре­чи­вых или глу­бо­ко­мыс­ленно сочи­нен­ных. Для собе­се­до­ва­ния с Ним не нужно ни тон­ко­стей разума, ни красот слога.

Молитва, вос­сы­ла­е­мая в про­стоте, в кото­рой мы огра­ни­чи­ва­емся в испро­ше­нии только того, что отно­сится к славе Божией и нашему освя­ще­нию, есть самая при­ят­ная Творцу и бла­го­успеш­ная для нас.

Не столько, (или очень мало), молитва устная, сколько воз­ды­ха­ния сер­деч­ные при­вле­кают на нас бла­го­дать Божию.

Одно воз­ды­ха­ние сердца Саму­и­ло­вой матери награ­дило ее не только таким сыном, кото­рого она желала иметь, но еще ода­рило его даром про­ро­че­ства, славою быть Судиею Изра­иля. Анна гла­го­лаше в сердцы своем, токмо устне ея дви­за­стеся, а глас ея не слы­ша­шеся (1Цар. 1:13).

Иисус иногда ответ­ство­вал Марии таким обра­зом, что, кажется, не остав­лял ника­кой надежды. Однако ж Она не непре­ста­вала наде­яться и полу­чала то, чего желала.

Редко слу­ча­ется, чтоб усерд­ная молитва не была услы­шана. Докуч­ли­вость не нра­вится чело­ве­кам и тяго­тит их. Но не пере­ста­вай молиться ко Гос­поду, Он не отвра­тит от тебя слуха Своего.

Сколько бы горяча и усердна ни была молитва ваша, Иисус иногда так же ответ­ствует вам, как Марии: не у прииде час (Ин.2:4). Но если вера твоя тверда, то час сей насту­пит.

Те недо­стойны бла­го­стей Божиих, кото­рые хотят назна­чить время для полу­че­ния оных.

Правда, что, несмотря иногда на усерд­ные и много повто­ря­е­мые наши мольбы, Гос­подь не дар­ствует нам про­си­мого. Но Он нис­по­сы­лает нам тогда другое, кото­рое гораздо дороже про­си­мого.

Святый Павел просил быть сво­бод­ным от иску­ше­ний, однако же бес­пре­станно был тре­во­жим оными. В награду он полу­чил другой дар, с помо­щию кото­рого оказал другие успехи в дости­же­нии бла­го­че­стия. Не внял ли Гос­подь моле­ниям его?

Хотя мно­го­лет­ние мольбы наши к Богу об исце­ле­нии вас от болез­ней телес­ных не услы­шаны Им, но вели­кое тер­пе­ние, кото­рое ока­зы­ва­ете вы в поне­се­нии оных, не есть ли уже дей­ствие молитвы вашей, не внята ли она Гос­по­дом?

Часто про­си­мое нами от Гос­пода, по нера­зу­ме­нию нашему, может обра­титься во вред – в сем случае Творец не испол­няет молитвы нашей, поелику Он есть Отец, любя­щий нас.

Надобно при­об­ре­тать при­лежно дары спа­се­ния и освя­ще­ния, а не дары совер­шенно вре­мен­ные. Гос­подь дает сии даже и дерз­ким врагам своим, но первые сохра­няет для избран­ных Его.

О сов­ме­сти­мо­сти доб­ро­де­тели с бла­го­при­стой­но­стию

Одно только бла­го­ду­шие побу­дило Марию и Сына Ее при­сут­ство­вать на браке в Кане Гали­лей­ской.

Без сомне­ния, Она бы пред­по­чла остаться в жилище наза­рет­ском и в тишине насла­ждаться при­ят­но­стями бла­го­че­сти­вого раз­мыш­ле­ния; но Она не хотела огор­чить отка­зом ново­брач­ных, пригласивших.Ее на празд­но­ва­ние.

Доб­ро­де­тель нельзя срав­нить с бла­го­при­ли­чием. Напро­тив, она тре­бует, чтобы мы наблю­дали оное – и одна только доб­ро­де­тель сохра­няет его свято.

Но чтоб во всем после­до­вать Марии, пред­ставьте себе, каким обра­зом Она посту­пала в сем случае. Какая осто­рож­ность в беседе Ее! Какая скром­ность в поступ­ках!

Бла­го­ра­зум­ное Ее пове­де­ние пока­зы­вает вам урок бла­го­ду­шия и бла­го­при­ли­чия, како­вые должно соблю­дать и посреди удо­воль­ствий чест­ных и невин­ных.

Надобно раз­ли­чать пра­вила обще­жи­тия от зако­нов сует­ного света. Послед­ние известны доб­ро­де­тели для того, чтоб устра­няться от оных; а первые она наблю­дает сколько воз­можно, поелику они не имеют ничего про­тив­ного зако­нам Боже­ским.

Отка­зы­ваться от всякой радо­сти, – значит неко­то­рым обра­зом нано­сить оскорб­ле­ние бла­го­че­стию: это зна­чило бы еще более уси­лить ложный пред­рас­су­док, что доб­ро­де­тель делает чело­века диким.

Нет, истин­ное бла­го­че­стие не тре­бует сего. Можно бес­пре­станно испол­нять долж­но­сти доб­ро­де­тели и в то же время сооб­ра­зо­ваться с зако­нами бла­го­при­ли­чия.

Истин­ное бла­го­че­стие по цели, им пред­по­ла­га­е­мой, и по при­чине, застав­ля­ю­щей дей­ство­вать, обла­го­ра­жи­вает деяния самые обык­но­вен­ные.

Не пре­да­вайся излишне, гласит оно к нам, ника­кому удо­воль­ствию, хотя бы самому невин­ному, но насла­ждайся оным с бла­го­ра­зу­мием.

Чтоб избег­нуть боль­шего рас­се­я­ния в заба­вах, в кото­рых участ­во­вать заста­вит тебя бла­го­при­ли­чие, ста­райся время от вре­мени пом­нить о при­сут­ствии Божием.

Посту­пай со скром­но­стию и осто­рож­но­стию, так, как если бы Иисус и Мария нахо­ди­лись при оных.

Будь подобно Ангелу, посе­щав­шему Товита, весе­ля­щимся, как и другие, если в весе­лии нет непоз­во­лен­ного, но в то же время питайся пищею незри­мою, при­но­ся­щею уте­ше­ние душе твоей.

Вся дни, гово­рит ангел Товиту, являхся вам, не ядох, ниже пих, но виде­ние вы зрясте.

Устрем­ляй помыш­ле­ния твои в горняя. Думай о тех неиз­ре­чен­ных радо­стях, кото­рыми насла­жда­ются Святые, радо­стях, кото­рые суть награда за пре­зре­ние к удо­воль­ствиям земным.

Воз­носи ум твой и сердце ко Гос­поду, сви­де­тель­ствуя пред Ним, что все утехи мира сего не при­ве­дут тебя в забве­ние радо­стей чистых, вку­ша­е­мых при слу­же­нии Богу.

Воз­гла­шай к Нему, что с помо­щию бла­го­дати Его ты охотно пожерт­ву­ешь всем, что нра­вится тебе в жизни сей, за единую часть любви Боже­ствен­ной.

О сла­до­сти слы­ша­ния гласа Божия и о стрем­ле­нии к при­ня­тию Его вну­ше­нии

Мария насла­жда­лась при­сут­ствием Иисуса и сла­до­стию бесед Его в про­дол­же­нии трид­цати лет наза­рет­ской жизни.

Впро­чем, святой Иоанн Еван­ге­лист повест­вует что Она несколько дней про­вела со Иису­сом в Капер­на­уме, поль­зу­ясь Его настав­ле­ни­ями, по сем сниде в Капер­наум Сам (Иисус) и Мати Его, и братия Его и уче­ницы Его: и ту не многи дни пре­быша (Ин.2:12).

Другие Еван­ге­ли­сты гла­го­лят: при­и­доша же к Нему Мати, и братия Его, и не можаху бесе­до­вати к Нему народа ради.

Никто лучше не разу­мел, чем Пре­свя­тая Дева, досто­ин­ства Его Боже­ствен­ных настав­ле­ний и не вкушал более сла­до­стей бесед Его.

Сколь любезно, поис­тине, для того, кто может раз­ли­чить путь спа­се­ния, пока­зу­е­мый Иису­сом, от пути, пред­ла­га­е­мого чело­ве­ками!

Сколь вос­хи­ти­тельно вни­мать слову живота, исхо­дя­щему из уст Его! Душа, еди­но­жды вку­сив­шая Иисуса, не, может более пре­бы­вать без Него. Тысячу раз вни­мав­шая, гла­го­лам Его, еще тысячу раз хочет слы­шать оные.

Ей повсюду скучно, при­скорбно, где не нахо­дит она своего Воз­люб­лен­ного.

Всякая беседа ей тягостна, если она не вни­мает гласу Гос­подню.

О, сколь несносны для нее беседы чело­ве­че­ские! Ко всем прочим она может отно­сить сии слова: пове­даша мне зако­но­пре­ступ­ницы глум­ле­ния, но не яко закон Твой Гос­поди (Пс.118:85). Но гла­голы Иисуса дух суть и.живот суть (Ин.6, 63).

Когда она слышит гла­го­лю­щего Иисуса, то отвер­гает все другие помыслы, чтобы устре­мить все вни­ма­ние к Боже­ствен­ной беседе: поскольку, она для нее любез­нее всего, что можно слы­шать самого вос­хи­ти­тель­ного на земле.

Нет ничего, чему бы она вни­мала с такою радо­стию, изу­чала с таким усер­дием, раз­мыш­ляла с таким вни­ма­нием; нет ничего, что бы при­но­сило столь изобильно спа­си­тель­ные плоды.

Если она раз­вле­чена, то, подобно неве­сте, вос­пе­той Соло­мо­ном, воз­буж­да­ется при малей­шем звуке гласа жениха своего. Я слышу, – вос­кли­цает она, - глас Брата Моего: се, той идет (Песн. 2, 8).

Мир, сует­ность, удо­воль­ствие гово­рят языком совер­шенно раз­лич­ным, кото­рый люди слу­шают против воли, и пони­мают для того, чтоб иметь в пре­зре­нии.

Маг­да­лина не познала Иисуса, когда Он явился ей по Вос­кре­се­нии; но едва Спа­си­тель отверз уста Свои к гла­го­ла­нию -.сердце ее ура­зу­мело, что это был Иисус.

О, Иисусе, о, Спа­си­тель мой! Удали от меня все прочие беседы, столь часто ищущие уда­лить меня от Твоего Боже­ствен­ного Слова живота. Я хочу вни­мать только Тебе Еди­ному.

Без­рас­суд­ные упраж­не­ния, сует­ные забавы, столько раз пре­пят­ство­вав­шие мне слу­шать гла­голы Иисуса, – я не хочу более зани­маться вами. Отсту­пите от меня, да пре­буду со Иису­сом.

Чтоб вку­шать бла­жен­ство слы­ша­ния Слова Твоего, Учи­телю, иду по Тебе, аможе аще идеши (Мф.8:19). Если не удо­сто­юсь слы­шать глас Твой в Наза­рете, пойду в Капер­наум, во Иеру­са­лим.

Гла­голи, Гос­поди, гла­голи душе моей. Услышу что речет о мне Гос­подь Бог: яко речет мир на люди своя, и на пре­по­доб­ныя своя, и на обра­ща­ю­щия сердца к Нему (Пс.84:9).

Блажен чело­век, егоже аще нака­жеши, Гос­поди, и от закона Твоего научиши его, укро­тити его от дней лютых, дон­деже изры­ется греш­ному яма (Пс.93:12–13).

Слу­жи­тели алта­рей Твоих бесе­дуют со мною. Я читаю книги, поуча­ю­щие о Тебе. Но если в то же время не внимаю гласу Твоему, то какое впе­чат­ле­ние про­из­ве­дут они на меня?

Все, что ска­зуют они мне, истинно, поучи­тельно. Но если бла­го­дать Твоя не под­креп­ляет, слов их – истина не начер­ты­ва­ется в уме моем и сердце оста­ется хлад­ным.

О, Небес­ный Жених души моей, услы­шан сотвори ми глас твой. (Песн.2:14). Гла­голи сердцу моему, да бесе­дует и оно с Тобою.

От гла­гола Твоего в одну минуту ура­зу­мею более, нежели в несколько лет от муд­ре­цов мира сего.

От позна­ний, даро­ван­ных Тобою, люди про­стые, по мнению мира, научи­лись гово­рить столь вос­хи­ти­тельно о любви Боже­ствен­ной, столь воз­вы­шенно о вели­чай­ших Твоих таин­ствах.

Надобно убе­гать от славы мира сего и поче­стей люд­ских

Раб. Ты насла­жда­лась, Пре­свя­тая Дево, бла­жен­ная Матерь, во многих слу­чаях поче­стями, ока­зан­ными Сыну Твоему, но един­ственно для Него, а не для Себя.

Не упо­доб­ля­ясь другим мате­рям, кото­рые тще­сла­вятся явно досто­ин­ствами чад своих и раз­де­ляют с ними славу, Ты сле­до­вала за Иису­сом един­ственно для при­ня­тия Его настав­ле­ний в пищу душе Твоей, а не для полу­че­ния славы, кото­рую могли бы доста­вить Тебе хвалы и бла­го­да­ре­ния, вос­сы­ла­е­мые к Сыну Твоему.

Ты всегда сохра­няла чув­ство сми­ре­ния, между тем как все при­вле­кало на Тебя взоры света и похвалы оного.

А посему иска­ние славы мир­ской, почи­та­ния людей всегда было Тобою осуж­да­емо, как гибель­ный ад, зара­жа­ю­щий сердца чело­ве­ков.

Мария. Сын Мой, поис­тине вспо­мо­ще­ству­е­мая бла­го­да­тию свыше, Я всегда предо­хра­няла Себя от того; что спра­вед­ливо назы­ва­ешь ты гибель­ным ядом.

Да будет честь и слава Еди­ному Гос­поду! И чем может тще­ла­виться тварь, когда полу­чает дары свои от Бога?

Творец довольно уже отли­чил Меня, избрав Мате­рью Иисуса. Могла ли Я искать других отли­чий мира?

Кто взыс­кует Еди­ного Гос­пода, тот ничего не нахо­дит зани­ма­тель­ным для себя, кроме Его Еди­ного. Сует­ные поче­сти мира и все, что столь дорого ценят чело­веки, в очах Его прах и брение.

Поучись в пра­ви­лах веры, сын Мой, вопроси сердце твое и разум, и тогда позна­ешь тщету хвалы и поче­стей чело­ве­че­ских.

Често­лю­бие твое примет другое направ­ле­ние, и ты поже­ла­ешь един­ственно той славы, какую Гос­подь блюдет избран­ным Своим.

Если люди остав­ляют тебя в неиз­вест­но­сти, если не обра­щают на тебя вни­ма­ния, не ропщи, не унывай: будет время, когда насла­диться, поелику нет дру­гого пути, веду­щего к небу, кроме сми­ре­ния, при­ем­ле­мого с духом веры.

Оставь воз­лю­бив­шим мир все сует­ные титла и отли­чия, кото­рыми они так гор­дятся, а для себя блюди славу неиз­ме­ня­е­мую, истин­ную.

Чаще воз­зы­вай ко Гос­поду, по при­меру Давида: отврати очи мои еже не видети суеты, в пути твоем живи мя. (Пс. 118:37)

Многие погибли, покло­ня­ясь миру, яко идолу; не умно­жай числа заблуд­ших, воз­но­ся­щих перед ним куре­ния.

Раб. Пре­свя­тая Дево, упо­треблю в пользу пример Твой и настав­ле­ния. Не хочу другой славы, кроме славы, соеди­нен­ной с после­до­ва­нием доб­ро­де­те­лям Твоим.

Но, имея сердце, под­вер­жен­ное сла­бо­стям и непо­сто­ян­ству, умоляю о помощи Твоей. Дар­ствуй мне молит­вами Твоими твер­дость духа, да воз­не­сусь пре­выше мира и пре­ле­стей его.

Надобно сно­сить недо­статки ближ­него с бла­го­ду­шием и кро­то­стию

Раб. О, Пре­свя­тая Дево, Чистей­шая Ангел и Архан­гел и всея твари Чест­ней­шая, Ты науча­ешь меня, как и многих небла­го­дар­ных, кото­рым Иисус про­по­ве­до­вал небес­ное учение Свое и для пользы кото­рых сотво­рил столько чудес, каким обра­зом должен я сно­сить недо­статки ближ­него моего.

Если и ока­зы­вали иногда Иисусу бла­го­дар­ность и хвалы, то сколько раз Он должен был тер­петь жесто­чай­шие оскорб­ле­ния.

Зависть ста­ра­лась и изыс­ки­вала воз­буж­дать против Него врагов, посты­жа­е­мых Его уче­нием; она почи­тала чудеса Его оба­я­ни­ями и опи­сы­вала самого Христа крас­ками самыми мрач­ными.

Сколь раз была Ты сви­де­тель­ни­цею тако­вых поступ­ков; но, по при­меру твоего Боже­ствен­ного Сына, питала к ним помыш­ле­ния мира, а не злая (Иер. 29, 11). Грех был для Тебя гнусен, но греш­ник достоин сожа­ле­ния и помощи.

Оскорб­ля­е­мая только тем, что озлоб­ляли Иисуса, Ты нико­гда не роп­тала против сих дерз­ких, но иногда снис­хо­дила к ним и хода­тай­ство­вала за них у Гос­пода.

Ах, Ты так же посту­пала с ними, как посту­па­ешь столь долгое время со

мною.

Я невер­ней­ший, небла­го­дар­ней­ший из рабов Твоих; но Ты дол­го­тер­пишь

ко мне и еще с бла­го­стию бес­пре­станно умо­ля­ешь Гос­пода о мило­стях.

О, Матерь Бога Все­бла­гого, испроси мне бла­го­дать, да не огорчу нико­гда ближ­него моего сло­вами обид­ными.

О, Пре­свя­тая Дево, кото­рой единое имя рож­дает в сердце нашем чув­ства кро­то­сти, даруй и мне сию доб­ро­де­тель сми­ре­ния, сей духа мира, чрез кото­рый заслу­жи­ваем мы наиме­но­ва­ние чад Божиих.

Мария. Я пред­ста­тель­ствую за тебя, сын Мой, но и ты соот­вет­ствуй бла­го­дати, тебе дар­ству­е­мой. Бла­го­дать не уни­что­жает труд­но­стей, но только спо­соб­ствует пре­одо­ле­вать оные.

Мне известно, что ближ­ний часто бывает тебе в тягость своим стран­ным и тяже­лым харак­те­ром, своими обы­ча­ями, но бла­го­дать, если ты снис­хо­ди­те­лен, помо­жет тебе пре­воз­мочь все труд­но­сти ради при­об­ре­те­ния досто­ин­ства бла­го­ду­шия.

Случаи к про­из­ве­де­нию геро­и­че­ских дел доб­ро­де­тели не всегда пред­став­ля­ются даже и Святым, но, снося недо­статки ближ­него, тем более укра­шаем на себе венец правды.

Жизнь хри­сти­а­нина есть жизнь бес­пре­стан­ных пожерт­во­ва­ний, а ближ­ний, чрез недо­статки свои, почти всегда подает случаи к умно­же­нию оных.

Много бо согре­шаем вси (Ин.2:3). Почему же не поль­зу­ются сред­ствами к загла­жде­нию пре­гре­ше­ний? Одно из тако­вых средств есть снис­хо­дить недо­стат­кам ближ­него в духе соб­ствен­ного пока­я­ния.

Впро­чем, сын Мой, всякий чело­век имеет свои недо­статки, и совер­шен­ным из них может почесться тот, кото­рый менее других грешен.

Ты нахо­дишь недо­статки в ближ­нем, ближ­ний – в тебе; если не воз­меч­та­ешь о себе, что не имеешь недо­стат­ков, то, рас­смотря при­леж­нее, откро­ешь и боль­шие.

Ближ­ний терпит тебя тако­вым, каков ты есть, терпи и ты его, каков он есть.

В снис­хож­де­нии к ближ­нему упо­треб­ляй то же тер­пе­ние, какое имеешь

ты к самому себе в недо­стат­ках, тобою при­зна­ва­е­мых.

Ты давно уже ста­ра­ешься испра­вить себя, но до сих пор успехи мало­важны. Как же хочешь скоро испра­вить других по воле своей?

Все жалобы на исправ­ле­ние неко­то­рых людей, тебе не нра­вя­щихся, не испра­вят их и ни в чем не помо­гут.

В таком случае непре­менно должно при­бег­нуть к Гос­поду и про­сить Его о помощи в укреп­ле­нии самого себя в доб­ро­де­тели.

Должно сооб­ра­зо­вы­ваться во всем с волею Гос­пода

Раб. Какой пред­мет огор­че­ния для Тебя, о, Пре­свя­тая Матерь Иисуса, когда видела, что иудеи мало извле­кали пользы из учения Сына Твоего!

Сколь ни воз­вы­шенно, сколь ни Боже­ственно было учение Его, под­креп­ля­е­мое чуде­сами пора­зи­тель­ными, не обра­тило, однако ж, многих упря­мых, любив­ших заблуж­даться.

Подобно боль­ным, кото­рые отвер­гают руку, пода­ю­щую исце­ле­ние, сии невер­ные отвергли спа­се­ние, им пред­ло­жен­ное.

Каковы были в сие время Твои чув­ство­ва­ния? Ты сожа­лела об ослеп­ле­нии и закос­не­ло­сти сих заблуд­ших людей, но не пере­ста­вала молиться к Небу об их обра­ще­нии.

Мария. Сын Мой, поис­тине Я желала более, нежели кто-нибудь, чтоб Иисус был познан. Рев­ность ко славе Его воз­буж­дала во Мне силь­ные чув­ство­ва­ния против закос­не­ло­сти иудеев. Но для чего Мне было терять спо­кой­ствие душев­ное?

Я знала, что Бог часто и злых упо­треб­ляет в испол­ни­тели Своих наме­ре­ний; часто извле­кает добро из зла. Но Я в мол­ча­нии бла­го­го­вела пред бес­ко­неч­ною пре­муд­ро­стию, попус­ка­ю­щею тор­же­ство­вать неправде.

Раб. Да послу­жит мне, о, Пре­свя­тая Дево, сие тер­пе­ние при­ме­ром во всех обсто­я­тель­ствах жизни моей, осо­бенно же в тако­вых, когда вера моя будет коле­баться.

Мария. Так, сын Мой, когда уви­дишь счаст­ли­вого злодея, гордым оком оскорб­ля­ю­щего невин­ность, не поз­во­ляй уси­литься в себе дви­же­ниям огор­чен­ного бла­го­че­стия. Вера запре­щает оное.

Для чего не хочешь ты тер­петь, когда Сам Бог терпел? Он загра­дит путь соблазну в сердце твое; наме­ре­ния Его тебе неиз­вестны, бла­го­го­вей пред ними.

Ничто не совер­ша­ется на земли без воли Его. Как зло, так и добро дей­ствуют по воле Про­мысла; насту­пит время, в кото­рое ура­зу­ме­ешь всю истину и пре­муд­рость путей Его.

Правда, ты должен быть нечув­стви­те­лен к оскорб­ле­ниям, тер­пи­мым верою; тебе поз­во­ля­ется даже сето­вать и умо­лять Гос­пода об отвра­ще­нии оных.

Но если ты огор­ча­ешься оными до того, что стра­дает и вера твоя есть и покой души, это не есть более рев­ность по вере, но рев­ность вред­ная и небла­го­ра­зум­ная.

Одна доб­ро­де­тель не раз­ру­шает другой. Сми­ре­ние духа пред всем, что угодно Гос­поду, может согла­со­ваться с истин­ною рев­но­стию ко Славе Божией.

Есть бед­ствия, кото­рые тре­буют твоих слез и сето­ва­ний; но слез, изли­ва­е­мых пред Гос­по­дом, но воз­ды­ха­ний, вос­сы­ла­е­мых к Нему Еди­ному.

Пред­ставь Гос­поду печаль твою; да поло­жит конец огор­че­ниям; воз­гла­шай пред Ним со святою сво­бо­дою, Он внем­лет тебе.

Востани, вскую спиши, Гос­поди? Вос­кресни не отрини до конца. Вскую лице Твое отвра­ща­еши? Забы­ва­еши нищету и скорбь нашу (Пс. 43:24–25).

Все­дер­жи­тель! Про­тиву Тебя вос­стают, Твое святое имя оскорб­ляют, Твою веру поно­сят, дело рук Твоих хотят раз­ру­шить.

Да опол­чится дес­ница Твоя, не потерпи тор­же­ству­ю­щей неправде; Твоя слава, Боже мой, сего тре­бует.

Сим удо­вле­твори, сын Мой, рев­но­сти ко славе Божией и веры Его и ожидай в мире, да при­и­дет к тебе уте­ше­ние Гос­подне.

О при­зна­ках истин­ной свя­то­сти

Воз­двигши некая жена (в при­сут­ствии Иисуса) глас от народа рече Ему: бла­жено чрево носив­шее Тя и сосца яже еси ссал.

Он же рече: бла­жени слы­ша­щии Слово Божие и хра­ня­щии е (Лк. 11,

27.28).

Иисус хотел, чтоб чрез слова сии разу­мели, что досто­ин­ство Матери

Божией не есть осо­бен­ная отлич­ность Марии, но пре­иму­ще­ство Ее заклю­ча­лось в посто­ян­ном и верном испол­не­нии всех дел веры.

Что Гос­подь соде­лал для нас, не снищет нам наград, — только, что мы соде­лали для Него.

Добрый раб, о кото­ром упо­ми­нает Еван­ге­лие, не в том постав­лял свое досто­ин­ство, что полу­чил пять талан­тов, но в том, что при­умно­жил оные.

Ты можешь поис­тине сла­виться досто­ин­ством еди­ного от чад Божиих, полу­чен­ным тобою при кре­ще­нии. Но раз­мысли, что одно сие каче­ство не сопри­чис­ляет тебя к лику пра­вед­ных, если ты не оправ­дал оное свя­то­стию жития твоего.

Между Свя­тыми есть и такие, кото­рые испы­ты­вали вос­торги, вос­хи­ще­ния; но не в сем зави­дуй жребию их.

Они были посто­янно верны воле Божией: вот чему под­ра­жать ста­райся.

Иуда по наруж­но­сти про­из­во­дил чудеса, об Иоанне же Кре­сти­теле не видно сего из Еван­ге­лия; но Сын Божий воз­ве­ли­чил его более всех уче­ни­ков Своих.

По поня­тию людей, и без свя­то­сти жития можно быть почтен­ным; но пред Гос­по­дом можно быть тако­вым только истинно Свя­тому.

Ты можешь быть Святым постольку, поскольку испол­ня­ешь дела Свя­то­сти. В сем состоит истин­ное осно­ва­ние славы нашей.

Ура­зу­мей, что Гос­подь не соеди­нил твоего спа­се­ния с осо­бен­ными дарами или при­роды, или бла­го­дати, но Он соде­лал тебя, так ска­зать, вла­сте­ли­ном твоего спа­се­ния, поста­вить оное, после Его самого, в соб­ствен­ную твою зави­си­мость.

Ходяй непо­ро­чен и делаяй правду, гла­го­ляй истину в сердце своем – сей токмо, Гос­поди, будет оби­тать в жилищи Твоем … и все­лится во святую гору Твою. (Пс. 14, 1. 2).

Книга третья

в кото­рой рас­суж­да­ется о жизни и доб­ро­де­те­лях Пре­свя­той Девы от вре­мени стра­да­ний и крест­ной смерти на Гол­гофе Боже­ствен­ного Сына Её до дня Её Успе­ния Любя­щий Иисуса должен сопут­ство­вать Ему на Гол­гофу и участ­во­вать в стра­да­ниях Его

Мария. Иисус вос­хо­дит на Гол­гофу – гряди и ты, сын Мой; Он при­гла­шает нас сопут­ство­вать Ему. Если любишь Его, то не оста­вишь. Любовь наша ко Иисусу будет ли достойна Его, если мы не хотим участ­во­вать в поне­се­нии Его стра­да­ний, когда все чело­веки отре­ка­ются от Него и оскорб­ляют?

Мы не можем подать Ему ника­кой помощи, по край­ней мере примем уча­стие в Его стра­да­ниях, соеди­няя слезы наши с про­ли­ва­е­мою Им кровию. Мы дока­жем чрез сие готов­ность на все из любви к Нему.

Раб. Пре­свя­тая Дево, неужели в одних стра­да­ниях дока­жем мы к Нему любовь нашу, а не в мире и тихой жизни?

Мария. Сын Мой, в мире и тишине гораздо легче иметь дока­за­тель­ство сей любви: Но твер­дость оной и посто­ян­ство – позна­ются токмо во время бед­ствий и напа­стей.

Иисус гла­го­лет: иже не носит креста своего и в след Мене грядет, не может Мой быти ученик (Лк.14, 27).

Почи­тай те дни бла­жен­ными, в кото­рые есть случай пре­тер­петь что- нибудь для Гос­пода.

Неко­то­рые хотя и уве­ряют, что любят Иисуса всем серд­цем, однако ж не имеют бод­ро­сти побдеть ни еди­наго часа со Иису­сом.

Они кля­нутся после­до­вать Ему всюду, даже на смерть Крест­ную; но ужас стра­да­ний ослаб­ляет в них любовь, и они шествуют по стопам Иисуса только издали.

Но ты, сын Мой, если любишь Иисуса, люби и Крест Его. Если любишь Его всем серд­цем твоим, то с радо­стию поне­сешь и все кресты, тебе Им посы­ла­е­мые.

Тот, кото­рый не по при­нуж­де­нию, подобно Симону Кири­ней­скому, несет Крест Иису­сов, кото­рый охотно пиет с ним оцет на Гол­гофе, тот только истинно любит Иисуса.

Огнем стра­да­ния и тер­пе­ния иску­па­ется злато любви. Как же хочешь ты жить посреди утех и удо­воль­ствий?

Истин­ный хри­сти­а­нин есть чело­век сооб­ра­зу­ю­щийся житию и смерти Хри­сто­вой.

Ты ура­зу­ме­ешь Иисуса любез­ным, когда пред­ста­вишь себе Его стра­да­ния, пре­тер­пен­ные из любви к тебе. Сколько же должен ты любить и то, что соде­лало Его столь достой­ным твоей при­вер­жен­но­сти!

Чело­веки, искуп­лен­ные Кре­стом, должны почи­тать оный своею славою.

Не сия ли подо­баше постра­дати Христу и внити в славу Свою (Лк. 24: 26). К сему не было дру­гого пути ни для Меня, ни для Святых. И тебе должно шество­вать по оному, если хочешь удо­сто­иться такой же участи.

Раб. О, Пре­свя­тая Матерь Божия, если и Ты тер­пела огор­че­ния, то потому, что любила Иисуса более всех муче­ни­ков, более всех Святых сово­купно.

Да помо­жет и мне пред­ста­тель­ство Твое у Гос­пода побе­дить мою леность и боязнь в поне­се­нии Креста, дабы сердце мое, мой разум и все суще­ство сви­де­тель­ство­вали Иисусу о любви моей.

Соде­лай, да воз­люблю Крест Иису­сов, да обрящу в Нем радо­ва­ние мое, и в час пере­хода моего в веч­ность да будет Он уте­ше­нием моим и кре­по­стию.

Мария. Как можешь ты с упо­ва­нием и верою обло­бы­зать Крест Иису­сов, когда жил врагом Креста Хри­стова? .

При часе смерт­ном люди всегда желают быть при­гвож­дены ко Кресту Спа­си­теля, потому что ура­зу­ме­вают пользу после­до­ва­ния Иисусу.

Сын Мой, если ты будешь под­верг­нут пору­га­нию, огор­че­ниям, пре­сле­до­ва­ниям и пере­не­сешь оные со сми­ре­нием и покор­но­стию, с верою и упо­ва­нием, тогда упо­до­бишься во всем образцу своему Иисусу.

И я воз­люблю тебя, сын Мой, еще более, нежели любила до сего вре­мени, поскольку, упо­доб­ля­ясь гораздо более Иисусу, ты соде­ла­ешься достой­ней­шим чадом твоей Матери.

Раб, О, Пре­свя­тая Матерь, да будет уте­ше­нием моим во всех стра­да­ниях та мысль, что я несу Крест мой с Иису­сом и для Него, и в то же время да воз­ра­ду­юсь, что сей подвиг при­вле­чет ко мне любовь Твою и бла­го­во­ле­ние.

О сооб­ра­зо­ва­нии воли нашей в при­скор­биях с волею Гос­пода

Раб. В состо­я­нии горе­сти и уныния к Тебе при­бе­гаю, о, Уте­ши­тель­ница страж­ду­щих!

Удо­стой вра­зу­мить, какие чув­ство­ва­ния должен я питать во время тер­пе­ния стра­да­ний и при виде тех, кото­рые еще угро­жают мне.

Мария. Напол­нись чув­ство­ва­ни­ями, сын Мой, совер­шен­ной соот­вет­ствен­но­сти воле Божией, Кото­рый пове­ле­вает и управ­ляет всем ко славе Своей и твоему спа­се­нию.

Хотя бы угро­жа­ю­щее несча­стие постигло, хотя бы про­дол­жа­лось и умно­жа­лось, хотя бы за оным сле­до­вали и другие, взывай ко Гос­поду: да будет воля Твоя.

Помыш­ле­ние о сей Боже­ствен­ной воле укреп­ляло и уте­шало Меня во храме Иеру­са­лим­ском, когда старец Симеон про­гла­го­лал, что Иисус будет в зна­ме­ние пре­ре­ка­е­мое, и Мне самой душу прой­дет оружие.

Особ­ливо же укреп­ляло и уте­шало оное на Гол­гофе, когда узрела Я Иисуса рас­пята на Кресте и в жесто­ких муче­ниях испус­ка­ю­щего дух Свой.

Сколь любовь Моя ко Иисусу была бес­пре­дельна, столь же и скорбь, равным обра­зом и покор­ность воле Гос­под­ней в тер­пе­нии оной были велики.

В несча­стиях изгони всякое другое помыш­ле­ние из разума твоего, кроме сего крот­кого: так угодно Гос­поду.

Всякое другое раз­мыш­ле­ние, кроме сего, может только уси­лить печаль.

К чему же умно­жать оную пред­став­ле­нием себе страш­ней­ших бед­ствий?

Сын Мой, если ты дума­ешь, что бед­ствия сии посланы тебе от Бога, то как дерз­нешь ска­зать: я не хочу тер­петь оных?

Если чело­век, руко­во­ди­мый бла­го­ра­зу­мием, может желать себе еди­ного только добра, то что же можно думать о Гос­поде, бес­ко­нечно пре­муд­ром?

Поис­тине, Гос­подь не хочет, чтоб без­за­ко­ния других содей­ство­вали при­скор­бию твоему, но Он только хочет извлечь Свою славу из тер­пе­ния твоего.

Он попус­кает, зло­дей­ству других вре­дить тебе для того, чтобы след­ствия тер­пе­ния освя­тили душу твою.

Давид не пред­став­лял себе винов­ника его при­скор­бий; но видел Бога спра­вед­ли­вого, избрав­шего сие орудие к сми­ре­нию его и загла­жде­нию пре­гре­ше­ний.

Сам Иисус, бесе­дуя с Апо­сто­лами о чаше стра­да­ний Своих, не упо­ми­нал о небла­го­дар­но­сти иудеев при­го­тов­ляв­ших оную, но о воле Отца Небес­ного, так пред­опре­де­лив­шего.

Он рек к Петру, кото­рый не ура­зу­мел еще, что хри­сти­а­нин в стра­да­нии, оскорб­ля­е­мый и пре­сле­ду­е­мый, не должен упо­треб­лять других оружий к отвра­ще­нию оных, кроме тер­пе­ния и покор­но­сти: чашу, юже даде мне Отец, не имам ли пити ея? (Ин.18:11).

Это не значит, чтоб ты не мог взы­вать ко Гос­поду о облег­че­нии своих несча­стий, но если уж угодно Ему, чтоб Ты, испил чашу сию, то воз­гла­шай: Отче мой, аще воз­можно есть, да мимо­идет от мене чаша сия: обаче не якоже Аз хощу, но якоже ты (Мф.26:39).

Но если, твои стра­да­ния сугубо умно­жа­ются, гла­голи: Ей Отче, яко тако бысть бла­го­во­ле­ние пред Тобою (Мк.11:26).

Ты, Гос­поди, хочешь сего, и я хочу; Ты пове­ле­ва­ешь, я пови­ну­юсь; если должно уме­реть – я при­емлю смерть.

Да воз­мо­жет жесто­кость моих стра­да­ний, Тобою нис­по­слан­ных, уско­рить ту минуту, когда я буду насла­ждаться веч­ными радо­стями Твоего лице­зре­ния и любви Твоей.

О тер­пе­нии

Каковы должны быть стра­да­ния Матери Слова Вопло­щен­ного, соде­лав­ше­гося мужем скор­бей, вле­ко­мого на суди­лище, обви­ня­е­мого во лже­уче­нии, изби­ва­е­мого вои­нами и пре­дан­ного мраку гроба?

Какова должна быть горесть Ее, когда Она зрела Его, жестоко мучи­мого, обла­га­е­мого тер­ни­ями, пред­став­лен­ного винов­нее самых вар­ва­ров, осуж­ден­ного на смерть, обре­ме­нен­ного ору­дием своей казни, изне­мо­га­ю­щего под бре­ме­нем оного?

Когда слух Ее пора­жался уда­рами млата вон­за­ю­щего гвозди в руце и нозе воз­люб­лен­ного Сына Ее; когда она узрела Его на древе Крест­ном, рас­пя­того посреди двух раз­бой­ни­ков, пору­ган­ного вра­гами, тор­же­ство­вав­шими смерть Его и для уто­ле­ния жажды под­но­сив­шими Ему оцет с желчию?

Нако­нец, когда она зрела Его испус­ка­ю­щим послед­нее дыха­ние на Кресте, про­бо­ден­ного от воина в ребро копием, чтоб уве­риться в смерти Его?

При зре­лище сих ужас­ных стра­да­ний Мария ока­зала тер­пе­ние самое вели­ко­душ­ное, самое изум­ля­ю­щее: ни малей­ший ропот не исшел из уст Ее.

Она на Гол­гофе сохра­нила такое же мол­ча­ние, какое Хри­стос в доме пер­во­свя­щен­ника, – окру­жен­ный лже­сви­де­те­лями, не про­из­но­сил ни слова: Иисус же мол­чаше (Мф.26:63), поелику все было бы бес­по­лезно к оправ­да­нию Его; Он даже не хотел отвра­тить при­го­вор смерт­ный, жерт­вуя Собою во спа­се­ние рода чело­ве­че­ского.

Вот пример для тебя; душа скор­бя­щая, если в огор­че­ниях своих ты хочешь гово­рить об оных, говори, но с кро­то­стию и духом спо­кой­ствия. Если не слу­шают тебя, сноси с мол­ча­нием и про­ти­во­по­ла­гай неспра­вед­ли­во­сти тер­пе­ние.

Но какое тер­пе­ние? Хри­сти­ан­ское, про­ис­те­ка­ю­щее от веры, а не чело­ве­че­ское, все­ля­е­мое иногда поли­ти­кою или харак­те­ром.

Сми­ря­ю­щи­еся под дес­ни­цею Гос­пода, бла­го­го­ве­ю­щие пред Его пра­во­су­дием и бла­го­стию и в самых несча­стиях после­ду­ю­щие в тер­пе­нии Иисусу и Марии – тако­вые только терпят истинно по-хри­сти­ан­ски, и сим-то должен ты под­ра­жать.

Нести кресты свои с роп­та­нием – значит соде­лы­вать их еще более труд­ными, значит при­бав­лять без­за­ко­ние к при­скор­биям.

Путь Креста есть путь, веду­щий на небо, все Святые шество­вали оным. Воз­верзи и ты на Гос­пода печаль Твою, и той тя пре­пи­тает; не даст в век молвы пра­вед­нику (Пс. 54. 23).

Горе тем хри­сти­а­нам, кото­рые обра­щают себе в пагубу то, что послу­жило бы ко спа­се­нию. Они подобны раз­бой­нику, умер­шему на Гол­гофе, изры­гав­шему хулы на Крест Его и с места лоб­ного пад­шему во ад.

Если в при­скор­биях наших мы не ропщем на Гос­пода, а сетуем на кресты, им посы­ла­е­мые, – тогда и мы заслу­жи­ваем, чтоб в нака­за­ние наше Бог лишил нас сего все­о­свя­ща­ю­щего сред­ства.

Часто мы наску­чаем Небу, чтоб изба­вило нас от кре­стов, но мы невемы чесоже просим. Кресты сии для нас суть источ­ник обилия в заслу­гах.

Где можно найти столько плодов свя­то­сти н пре­вос­ход­ства доб­ро­де­те­лей, если не под тению Креста Гос­подня и на Гол­гофе?

Тер­пе­ние спо­соб­ствует нам при­об­ре­тать в немно­гие дни то, чего нельзя при­об­ре­сти и во многие годы жизни, посвя­щен­ной упраж­не­ниям бла­го­че­сти­вым.

Сколь часто слу­ча­ется, что само­лю­бие вме­ши­ва­ется и в самое бла­го­че­сти­вое заня­тие. Но в жизни при­скор­бий тем более при­об­ре­та­ется досто­инств, чем менее нахо­дится сла­бо­стей есте­ствен­ных, а все тво­рится для Гос­пода.

Не будем изби­рать кре­стов, не будем гово­рить: я заслу­жил сей крест, а не этот, и понесу оный с боль­шим тер­пе­нием.

Душа хри­сти­ан­ская, всякий, другой крест может быть тебе не по силам, некстати. Но Гос­поду известно более, что нужно для тебя. Если б от тебя зави­село изби­рать кресты, то обма­ну­лась бы в избра­нии.

Кресты, нала­га­е­мые на нас Гос­по­дом, сораз­мерны нашим нуждам, нашим силам и наме­ре­ния Боже­ским.

Гос­подь самых верных рабов Своих застав­ляет иногда тер­петь вели­чай­шие стра­да­ния

Не довольно ли было сего, о мой Гос­поди, чтоб Мария в про­дол­же­нии трид­цати лет бес­пре­станно пред­став­ляла в уме своем те стра­да­ния, кото­рые должно пре­тер­петь Иисусу? Надобно ли быть Ей и сви­де­тель­ни­цею смерти Его? Ты не тре­бо­вал, чтоб Сарра нахо­ди­лась при жерт­во­при­но­ше­нии Авра­амо­вом, когда он должен был по пове­ле­нию Твоему заклать в жертву

Исаака.

Но я познаю, Гос­поди, что Мария, дол­жен­ство­вав­шая со вре­ме­нем быть Цари­цею Святых, гораздо истин­нее ура­зу­мела сооб­ще­ство стра­даль­че­ства, о кото­ром гово­рит Апо­стол.

И могу ли удив­ляться, видя умно­жа­ю­щи­еся при­скор­бия многих пра­вед­ных, по мере вер­но­сти их в слу­же­нии Тебе!

Я должен взи­рать на стра­да­ния их как на высо­кие дары и вели­чай­шие дока­за­тель­ства Твоей к нам бла­го­сти.

Ты награж­да­ешь их за бла­го­уго­жде­ние Тебе стра­да­ни­ями, тво­ря­щими их подоб­ными Боже­ствен­ному Образцу, пред­став­ля­е­мому на Гол­гофе.

Чело­веки, более Тобою люби­мые, станут на Гол­гофе ближе к Кресту Твоему.

Удо­сто­иться уча­стия в стра­да­ниях Хри­сто­вых есть вели­кое благо осо­бен­ного снис­хож­де­ния Божия.

Да будет в сем ученик совер­шен, яко же учи­тель его. Иисус, учи­тель наш, до совер­шен­ства кото­рого мы при­лежно дости­гать должны, испы­тал вели­кие иску­ше­ния.

Мало есть душ высо­кой доб­ро­де­тели, кото­рые бы не под­верг­лись силь­ному опыту.

Бла­го­уго­жден еси пред Гос­по­дем, изрек Ангел к Товии, да иску­си­шися несча­стием.

Какое уте­ше­ние, когда люди могут ска­зать самим себе, со Св. Петром: Ты веси, Гос­поди, яко люблю Тя. Но те не могут еще любить Тебя совер­шенно, кото­рые не научи­лись стра­дать для Тебя.

Не кро­ва­вые раны, о мой Гос­поди, не узи­лища, не про­дол­жи­тель­ные и жесто­кие болезни были необ­хо­ди­мою частию Святых Твоих на земли; но Ты достав­ля­ешь и другие кресты, кото­рые, не имея сего види­мого ужаса, не менее поль­зуют ко спа­се­нию.

Им неиз­вестны те боре­ния пра­вед­ных с духами злобы, какие должны выдер­жи­вать души хри­сти­ан­ские, и кото­рых Ты при­зы­ва­ешь к высо­чай­шей Свя­то­сти.

Между тем как они по наруж­но­сти насла­жда­ются вожде­лен­ным спо­кой­ствием, часто во внут­рен­нем должны выдер­жи­вать силь­ные боре­ния.

Если Ты, Гос­поди, не воору­жа­ешь против верных рабов Твоих стихии и злобу чело­ве­ков, то попус­ка­ешь, чтоб сам ад опол­чался на них.

И все сие тво­ришь для их освя­ще­ния. Чем более они иску­ша­ются, тем более доб­ро­де­тель их очи­ща­ется и совер­шен­ству­ется.

Вера их укреп­ля­ется и умно­жа­ется, бла­го­го­вея пред волею Твоей, Суще­ство высо­чай­шее; покор­ность и сми­ре­ние их при­знает в Тебе Отца Пре­муд­рого, Кото­рый егоже бо любит, нака­зует. (Евр. 12:6).

Вера их ста­но­вится дея­тель­нее. Ура­зу­мев Твою бес­ко­неч­ную бла­гость, они убеж­дены, что Ты не пре­дашь их в руки врагов неисто­вых, но уско­ришь на помощь: они укре­пятся в битве, в боре­нии с вра­гами и в той мысли, Еже бо ныне легкое печали нашея, по пре­умно­же­нию в пре­спе­я­ние тяготу вечныя славы соде­ло­вает нам (2Кор. 4:17).

Отвлек­шись от тварей, они будут жить только для Бога сердца своего.

Тогда-то совер­шенно, о Гос­поди, покло­нятся и воз­бла­го­го­веют к Тебе в упо­ва­нии своем. Посреди уте­ше­ний и доволь­ства они часто служат Тебе с видами коры­сти. Но в бед­ствиях, когда сердце стес­нено от горе­сти, пре­быть верным Гос­поду есть дока­за­тель­ство любви к Нему твер­дой и посто­ян­ной.

О, мой Боже, я роптал иногда в при­скор­биях моих; мне каза­лось, что Ты более не любишь меня, но отныне буду воз­гла­шать: бла­го­дарю Тебя, Гос­поди; несча­стия, мною тер­пи­мые, суть дары любви Твоей.

Святые, верные слу­жи­тели Твои, сно­сили при­скор­бия гораздо боль­шие, поелику они достой­нее меня Твоего бла­го­у­тро­бия, Твоей бла­го­сти.

Будем же сно­сить с тер­пе­нием и покор­но­стию, како­вые являли Святые, дабы полу­чить от Неба силу тер­петь еще более.

Должно пре­воз­мо­гать отвра­ще­ние наше от поне­се­ния при­скор­бий

Раб. Сму­ща­юсь при воз­зре­нии на Крест, к Тебе воз­ношу глас мой, о Пре­свя­тая Дево! Чув­ствую в самом себе чрез­мер­ное отвра­ще­ние к стра­да­нию. Такое рас­по­ло­же­ние ужа­сает меня.

Мария. Сын Мой, есте­ствен­ное отвра­ще­ние от стра­да­ний не .делает еще тебя винов­ным пред очами Божи­ими. Но. если, несмотря на сие пре­бу­дешь покор­ным воле Гос­под­ней то обра­тится оное для тебя в новое досто­ин­ство.

Когда гово­рят, то Святые любили стра­да­ния, это не значит, что они любили оные по есте­ствен­ному рас­по­ло­же­нию.

В них чело­век стра­дал, а хри­сти­а­нин радо­вался. При­рода сопро­тив­ля­лась, но хри­сти­ан­ство тор­же­ство­вало над оною.

Как ты можешь думать, чтоб Мое при­скор­бие не было чрез­вы­чай­ным во время зре­лища на Гол­гофе? Если всякая матерь чув­стви­тельна к стра­да­ниям своего сына, то что вынесла Матерь Иисуса, зря Его мучима и пору­га­ема.

Чтоб чув­ство­вать всю силу Моей болезни, надобно столько же любить Иисуса, сколько Я любила Его.

Сам Спа­си­тель на горе Еле­он­ской имел сердце, прон­зен­ное ужасом о пред­сто­я­щих Ему муче­ниях и смерти.

Он не вос­хо­тел, чтоб Боже­ствен­ность Его, могу­щая уни­что­жить Его стра­да­ния, истре­била в Нем чув­ство оных.

Сын Мой, только бы чисто­сер­деч­ная воля твоя была желать в муче­ниях того, чего хочет Гос­подь! Не сму­щайся ничем, про­ис­хо­дя­щим в самом тебе.

Хотя бы слу­чи­лось тебе усту­пить есте­ствен­ной живо­сти харак­тера, не унывай – иначе при­ба­вишь к нетер­пе­нию новую погреш­ность.

Посе­ять в себе страх есть скры­тая гор­дость или чув­ство несо­вер­шен­ства; ты слаб, но Гос­подь знает твою сла­бость – ты чело­век, а не Ангел.

Можно ли чело­веку, про­жить без малей­шей сла­бо­сти, хотя бы и не было в осо­бен­но­сти ни одной, кото­рой избе­жать не можно и не должно?

Ты зачат во грехе сле­до­ва­тельно не осво­бож­ден от наклон­но­сти ко злу и сла­бо­сти свой­ствен­ных чело­ве­че­ству.

Если когда ропот изыдет из сердца твоего, скоро при­бегни ко Гос­поду и моли Его о поми­ло­ва­нии; дай Ему обет быть впредь осто­рож­нее, испра­ши­вай вспо­мо­ще­ству­ю­щей бла­го­дати и водвори мир в сердце твоем, усу­гу­бив бодр­ство­ва­ние над самим собою.

Погреш­ность, какова бы она ни была, лучше всего может загла­диться сми­ре­нием и рас­ка­я­нием.

В одном Небе, в сооб­ще­стве Святых, сын мой, можно быть непо­гре­ши­тельну.

Раб. О, Царица Святых! Когда придет сие бла­жен­ное время! Когда буду я осво­бож­ден от страха оскорб­лять Гос­пода моего, от страха, столь жесто­кого для сердца, любя­щего Созда­теля!

Ускори на помощь, о Матерь Бла­го­дат­ная, к рабу Твоему, да мощный покров Твой будет щитом мне против врагов моего спа­се­ния.

Воз­зре­ние на рас­пя­того Иисуса оду­шев­ляет и укреп­ляет нас в стра­да­ниях

Раб. Земля востре­пе­тала при смерти Иисуса, солнце затми­лось, каме­ния рас­па­лись – и вся при­рода изме­ни­лась … Но другой пред­мет пора­жает меня более, нежели все сии чудеса.

Тебя. о Мария, Тебя, Матерь доб­ро­де­тели, зрю я сто­я­щей подле Креста и еже­ми­нутно воз­об­нов­ля­ю­щей жертву Отцу Небес­ному, при­но­си­мую в Сыне Твоем Иисусе Христе.

Как воз­могла Ты быть при таком позо­рище? Откуда полу­чила такую кре­пость и силу? Царица Небес­ная, удо­стой научить сему душу мою, уби­ва­е­мую и малей­шим несча­стием!

Мария. В очах Моих был силь­ный пример рас­пя­тый Иисус, гла­го­лав­ший сло­веса мира, тер­пев­ший с совер­шен­ною покор­но­стью волю Отца своего, молив­ший, да заслуги крови Его при­не­сут спа­се­ние роду чело­ве­че­скому и про­ще­ние мучи­те­лям.

Взоры Мои были при­гвож­дены к сему Боже­ствен­ному Образцу; Я про­ни­кала в сердце Его и оттуда почер­пала чув­ство­ва­ния, Меня оду­шев­ляв­шие. Созер­цая Его, столь бла­го­душно жерт­ву­ю­щего жизнию за чело­ве­ков, посреди ужас­ней­ших стра­да­ний, Я научи­лась после­до­вать Ему и при­но­сить в

жертву самое для меня дра­го­цен­ное – Иисуса.

И ты обря­щешь, сын Мой, при под­но­жии Креста облег­че­ние в твоих стра­да­ниях, бод­рость к поне­се­нию муче­ний и покор­ность в жерт­вах, тре­бу­е­мых от тебя Гос­по­дом.

Испы­тай во время при­скор­бий твоих при­бег­нуть к уте­ше­нию чело­ве­ков, и ты скоро позна­ешь, что стра­да­ние твое будет про­дол­жи­тельно.

Они начи­нают сожа­ле­нием и окан­чи­вают скукою слу­шать о твоих огор­че­ниях, даже не захо­тят иметь тебя более на глазах своих.

Если тогда будешь раз­мыш­лять, зани­маться своим состо­я­нием, то почув­ству­ешь умно­же­ние горе­стей; и часто усилия твои, чтоб исторг­нуть стрелы оных, лишь только более углу­бят их.

Но, сын Мой, в сие время боре­ния воору­жись обра­зом рас­пя­того Иисуса, да будет Крест Его среди напа­стей и мрака един­ствен­ным твоим при­бе­жи­щем.

Сколько бы ты ни осла­бел в муже­стве, но в нем обре­тешь кре­пость!

Сколько. бы сильна ни была горесть сердца твоего – в нем най­дешь уте­ше­ние.

Чув­ству­ешь ли на себе злобу и гоне­ние чело­ве­ков, взирай на Крест сей, всеми силь­ными земли пре­зрен­ный, всеми дру­зьями остав­лен­ный и всеми людьми пре­сле­до­ван­ный.

Если будешь иску­шаем и разим силами адскими – взирай на Крест, яко на жертву их злобы.

Дерз­нешь ли роп­тать, что. Небо про­тиву тебя жестоко. когда рас­су­дишь о стра­да­ниях, опре­де­лен­ных Отцом Небес­ным Своему Воз­люб­лен­ному Сыну?

Если ты тер­пишь неко­то­рые вре­мен­ные при­скор­бия, то можешь ли срав­ни­вать оные с муче­ни­ями Иисуса, кото­рые пре­тер­пел Он, чтоб осво­бо­дить тебя от муче­ний вечных?

Я искуп­лен, ска­жешь ты, взирая на Крест, чрез­мер­ными стра­да­ни­ями Сына Божия.

Но не должно ли, чтоб душа, таким обра­зом искуп­лен­ная, после­до­вала Иску­пи­телю?

При­бе­гай ко Кресту во всех твоих несча­стиях, огор­че­ниях, иску­ше­ниях.

Лобзай его, с любо­вию; орошай твоими сле­зами; при­гвозди к сердцу твоему.

Пред­ставь себя на Гол­гофе, где поз­во­лено тебе обло­бы­зать нозе Христа, стра­да­ю­щего и уми­ра­ю­щего за тебя.

Гла­голи к нему о твоих при­скор­биях и проси уте­ше­ния.

Умоляй Мило­сер­дого Спа­си­теля, да даст тебе услы­шать от Креста Своего слово уте­ше­ния, да нис­по­шлет тебе силу пере­несть все стра­да­ния.

Гла­голи к нему, что ты дотоле не отсту­пишь от Креста, доколе в душе твоей не водво­рятся мир и тишина, доколе не укре­пится она освя­ще­нием бла­го­дати.

Если пре­бу­дешь верен испол­не­нию сих правил, слезы твои осу­шатся, спо­кой­ствие воз­вра­тится, твер­дость засту­пит место сла­бо­сти, Крест не будет тебе бре­ме­нем и самая горесть обра­тится в сла­дость.

Если же опре­де­лено тебе еще несколько стра­дать, то стра­дай по край­ней мере с чув­ством тер­пе­ния, сми­ре­ния, любви и воз­гла­шай с Апо­сто­лом: Темже бла­го­волю в немо­щех, в доса­жде­ниих, в бедах, во изгна­ниих, в тес­но­тах по Христе: егда бо нему­щствую, тогда силен есмь. (2Кор. 12:10).

Об обра­ще­нии нашем с вра­гами

Самые боль­шие враги Марии были фари­сеи и иудеи, вос­став­шие на Сына Ее и осу­див­шие Его на смерть крест­ную.

Но посту­пав­шая во всем согласно с рас­по­ло­же­ни­ями Иисуса, любив­шего врагов своих даже до того, что Он принес в жертву жизнь свою для спа­се­ния их,

- Она с бла­го­ду­шием взы­вала: Гос­поди, отпу­сти им.

Она видела, как сии неми­ло­сер­дые гони­тели Иисуса радо­ва­лись о успехе их зло­дей­ства. Она слы­шала крики озлоб­ле­ния, кото­рыми обре­ме­няли Его, и пору­га­ния, какие изры­гали враги Христа.

Всякая другая Матерь, кроме Матери Иисуса, молила бы Небо о мщении сим без­за­кон­ни­кам и убий­цам; но Мария, напи­тан­ная пра­ви­лами Бога бла­го­сти, была оду­шев­ля­ема совсем другим духом.

Иисус, при­гвож­ден­ный ко Кресту, просил Небо о мило­сер­дии к Своим мучи­те­лям и убий­цам, и Мария при под­но­жии оного пред­став­ляла за них в жертву Досто­по­кло­ня­е­мого Сына Своего.

Ах! Если бы иудеи могли видеть в серд­цах Иисуса и Марии чув­ства любви и бла­го­ду­шия, какие они питали к ним, то ничего более не было бы нужно, чтобы уни­что­жить их зако­но­пре­ступ­ные и жесто­кие наме­ре­ния.

Из сих двух сердец, испол­нен­ных любви и к тем, кото­рые напол­няли их горе­стями; из сих двух сердец надобно извле­кать дух бла­го­ду­шия и мило­сер­дия, вну­ша­е­мый уче­нием Хри­сто­вым.

Иисус и Мария постав­ляли славу Свою в про­ще­нии обид. Неужели они обма­ны­ва­лись в суж­де­нии об истин­ной славе? Разве не подо­бает сле­до­вать столь совер­шен­ным Образ­цам?

Сколько бы ни было велико оскорб­ле­ние, нане­сен­ное нам, но срав­нится ли оно с оскорб­ле­ни­ями, нане­сен­ными Спа­си­телю и Свя­тей­шей Его Матери?

Мария, после Иисуса, была самым дра­го­цен­ным Тво­ре­нием в очах бла­го­сти Божией. Озлоб­ле­ние против Иисуса чрез­мерно; оскорб­ле­ние Марии есть самое жесто­кое после оскорб­ле­ния Ее Сына.

С какою же любо­вию про­ли­вает Иисус кровь Свою, пред­став­ляет оную в жертву Отцу Небес­ному, чтоб испро­сить про­ще­ние без­за­кон­ным! С каким бла­го­ду­шием Мария взы­вает ко Творцу вся­че­ских об услы­ша­нии любви и гласа Сына Ее в пользу их!

Злоба самая жесто­кая не должна ли исчез­нуть при под­но­жии Креста, где мы видим Иисуса и Марию, столь тро­га­тельно пла­чу­щихся о тех, кото­рые воз­двигли оный? Сей Крест, дра­го­цен­ное орудие спа­се­ния нашего, – уско­рит наше осуж­де­ние, если мы дерз­нем при­бли­зиться к нему с злобою в сердце.

О, досто­по­кло­ня­е­мое сердце Иисуса! О, воз­люб­лен­ное сердце Марии! О, Сердца, столь бла­го­душ­ные к нанес­шим вам оскорб­ле­ния жесто­кие, водво­рите в меня всю вели­кость любви ваших чув­ство­ва­ний!

И впредь, как скоро почув­ствую в себе дви­же­ние мщения, соеди­нюсь в духе серд­цем моим с сими Серд­цами Свя­щен­ными.

Буду непре­станно рас­по­ла­гать оное к впе­чат­ле­ниям сей бла­го­сти, сей любви, сей кро­то­сти, кото­рыми они пре­ис­пол­нены.

Какие должно иметь чув­ство­ва­ния, когда видим, стра­да­ю­щими наших кров­ных и друзей

Гос­подь нака­зует нас иногда в лице наших род­ствен­ни­ков и друзей.

При­вя­зан­ность наша к ним застав­ляет живо чув­ство­вать их несча­стия.

Какое при­скор­бие для матери видеть сына своего его про­стер­тым на одре болез­ней, или для друга – быть сви­де­те­лем мучи­тель­ных зол, тер­пи­мых его другом, и еще тем более, когда собо­лез­ну­ю­щие не имеют спо­со­бов облег­чить оные!

Такое при­скор­бие поз­во­ли­тельно, если только под­чи­ня­ется воле Гос­под­ней. Но пре­вра­ща­ется в зако­но­пре­ступ­ное, когда выхо­дит из пре­де­лов и обна­ру­жи­ва­ется в ропоте против Про­мысла.

Кто может быть столько при­скор­бен, сколько Мария во время стра­да­ния Сына Своего – Сына от кото­рого полу­чила Она многие знаки любви чистой, искрен­ней?

Если дщери Иеру­са­лим­ские, видя Иисуса обре­ме­нен­ным ору­дием казни Своей, про­ли­вали слезы, то в какую горесть погру­жено должно быть сердце Марии, когда Она узрела Его про­стер­того на сем кро­ва­вом жерт­вен­нике, на кото­ром Он предал дух Свой в руце Богу Отцу?

Ах! Если б по край­ней мере могла она облег­чить стра­да­ния Своего Сына, под­дер­жать главу Его, удру­чен­ную бре­ме­нем горе­стей, уто­лить жажду, Его сне­да­ю­щую.

Но нет не имев­шая и той надежды, чтоб кто-нибудь из зри­те­лей облег­чил стра­да­ния Его, Она только слышит со всех сторон хуле­ния уст нече­сти­вых, оскорб­ля­ю­щих могу­ще­ство самого Иисуса и Его Боже­ствен­ность.

Можно еще с при­ят­но­стию тер­петь за того, кого любишь, но сколь мучи­тельно видеть стра­да­ю­щим того, кого любишь, не имея воз­мож­но­сти облег­чить участь Его.

Как посту­пила Мария в сем тягост­ном состо­я­нии? Пре­была ли Она до конца сего ужас­ного зре­лища или уда­ли­лась, чтоб не изне­мочь под бре­ме­нем скорби, видя Сына Своего уми­ра­ю­щим в муче­нии?

Не упо­доб­ля­ясь матери Изма­ила, кото­рая хотела лучше оста­вить сына своего, нежели видеть уми­ра­ю­щим в глаза ее, Мария пре­бы­вает у под­но­жия

Креста, сми­ренно поко­ря­ясь воле Отца Небес­ного, пред­став­ляя ему стра­да­ния Иисуса, яко жертву во спа­се­ние мира.

Она пре­была на Гол­гофе, поскольку так угодно было Гос­поду. Она пре­была там, пока Иисус не изрек: вся совер­ши­шася.

Ее вера, покор­ность, любовь к Богу являла в Ней вторую жертву, при­ят­ную Небе­сам, при­ем­ле­мую ими вкупе с жерт­вою Иску­пи­теля чело­ве­ков.

Познай из сего, кто бы ты ни был, отец ли нежный, друг ли посто­ян­ный, сын или супруг, коему угро­жает потеря того, что для тебя есть уте­ши­тель­ного на земле, – научись тор­же­ство­вать над твоими стра­да­ни­ями.

Памя­туй, что чрез потерю зем­ного имеешь ты случай при­об­ресть Небес­ное.

Вера не осуж­дает твоих слез и чув­стви­тель­но­сти; но если ты вни­ма­ешь гласу ее, она вра­зу­мит уме­рять и освя­щать оные.

Она запре­щает тебе пре­да­ваться тому унынию смер­тель­ному, кото­рое отка­зы­вает во всяком уте­ше­нии, но побуж­дает к испол­не­нию воли Божией, яко удоб­ней­шему сред­ству к облег­че­нию твоему.

Облегчи же забла­го­вре­менно сердце твое сле­зами, воз­ды­ха­ни­ями и собо­лез­но­ва­нием. Но обра­щайся ко Гос­поду, бла­го­го­вей пред наме­ре­ни­ями Его и поко­рись со сми­ре­нием.

Изыс­ки­вай, тебе поз­во­ли­тельно, изыс­ки­вай сред­ства к облег­че­нию стра­да­ний той особы, кото­рая извле­кает слезы твои, тебе поз­во­лено про­сить от Бога облег­че­ния, но только с тою покор­но­стию, по кото­рой все предо­став­ля­ется в руце Божии.

Воз­гла­шай к Нему: Гос­поди! Озлоб­лен бых и сми­рихся до зела, рыках от воз­ды­ха­ния сердца моего. Гос­поди, пред Тобою все жела­ние мое и воз­ды­ха­ние мое от тебе не утаися (Пс. 37:9–10).

Яко на Тя, Гос­поди, уповах, Ты услы­шиши, Гос­поди, Боже мой. Не остави мене, вонми в помощь мою, Гос­поди спа­се­ния моего (Пс. 37:16, 22–23).

С каким духом должно сно­сить потерю нам любез­ных особ

Иисус предал дух Свой в руце Божии. О, сколь про­дол­жи­тельно для Марии время между смер­тию и Вос­кре­се­нием Хри­сто­вым!

Иисус предал дух Свой в руце Гос­пода. Мария лиши­лась Любез­ней­шего и Неж­ней­шего Сына.

Печаль Давида о смерти Авес­са­ло­мо­вой, вопль Рахили, пла­чу­щей о чадех своих, слабы и легки в срав­не­нии со скор­бию Марии, когда Она не зрела уже более Иисуса, не вни­мала гласу Его. Но Мария, сия Свя­тей­шая и непо­роч­ная Матерь, лиша­ясь Иисуса, не лиша­лась Его доб­ро­де­те­лей.

Ее упо­ва­ние на буду­щее скорое Вос­кре­се­ние Сына Своего, Ее пре­дан­ность воле Гос­пода, отно­ся­щейся ко славе Его и спа­се­нию мира, были един­ствен­ным под­креп­ле­нием и уте­ше­нием.

О, вы, нака­зу­е­мые Гос­по­дом поте­рею дра­го­цен­ней­шего для вас, – мать, сокру­ша­ю­ща­яся о сыне своем; пла­чу­щая супруга, осуж­ден­ная на вдов­ство без­от­рад­ное, – после­дуйте при­меру Матери Божией, при­меру, нахо­дя­ще­муся пред гла­зами вашими.

Слезы ваши спра­вед­ливы. Так плакал Иосиф на гробе отца своего Иакова, Авгу­стин о смерти матери своей.

Но от Марии научи­тесь жерт­во­вать скор­бию вашею Гос­поду и сно­сить для Него оную.

Смерть неумо­лимо рас­тор­гает узы, соеди­няв­шие вас с осо­бами, вами опла­ки­ва­е­мыми; но неужели не имеете ника­кой надежды снова уви­деться, соеди­ниться с ними? Вы сами неужели навсе­гда оста­не­тесь в мире сем?

Не научает ли вас вера, что истинно веру­ю­щие неко­гда соеди­ня­ются в недрах Гос­пода гораздо совер­шен­нее, нежели чем соеди­нены были на земле?

Мы вос­крес­нем. Благая и сла­дост­ная надежда, про­по­ве­дан­ная Апо­сто­лом пер­вен­ству­ю­щим хри­сти­а­нам, ты осу­ша­ешь слезы и облег­ча­ешь потерю их ближ­них!

Не хощу же вас, братие, не ведети о умер­ших, да не скор­бите, якоже и прочии не имущии упо­ва­ния (1Фес. 4:13).

Но сетуйте в полной мере, по-хри­сти­ан­ски, и, удо­вле­тво­рив при­род­ной неж­но­сти, вос­при­и­мите снова над собою власть.

Одной только святой и Боже­ствен­ной вере, нами испо­ве­ду­е­мой, предо­став­лены для нас уте­ше­ния проч­ные, неиз­ме­ня­е­мые.

Впро­чем, и люби­мая вами особа, похи­щен­ная смер­тию, неужели состав­ляла все бла­жен­ство ваше на земле?

Неужели вы любили ее более, нежели Гос­пода, опре­де­лив­шего сию горест­ную раз­луку по наме­ре­нию Своему, пред Кото­рым должно бла­го­го­веть?

Сия особа была дра­го­ценна для вас, но испол­не­ние воли Божией должно быть еще дра­го­цен­нее.

Любовь ваша к ней, без сомне­ния, не довольно управ­ля­лась бла­го­ра­зу­мием; вы были излишне к ней при­вя­заны. Ваши горест­ные слезы тому дока­за­тель­ством.

Может быть, сия-то любовь была вели­ким пре­пят­ствием к вашему совер­шен­ство­ва­нию или спа­се­нию. Гос­подь, лишая вас оной, соде­лал милость.

Вос­поль­зу­емся сим при­скор­бием, чтоб не при­вя­зы­ваться сильно ни к какому пред­мету создан­ному, а будем стре­миться, един­ственно к тому, чьи лета не оску­деют.

Любите же вся­кого столько, сколько пове­ле­вает Гос­подь. Чтобы любовь ваша к Богу не стра­дала от любви к тварям – любите и в них Еди­ного Творца.

Когда посту­пают таким обра­зом, то всегда готовы, несмотря на есте­ствен­ную чув­стви­тель­ность, оста­вить при­вя­зан­ность к тварям, если то угодно Гос­поду.

Во время сей жертвы сердце стра­дает, очи про­ли­вают слезы; но люди творят, что угодно Гос­поду. Мысль о сей Боже­ствен­ной воле уме­ряет слезы и воз­ды­ха­ния.

Как должно укреп­ляться в вере и упо­ва­нии, когда состо­я­ние наше кажется про­ти­во­по­ложно оным

Апо­столы при­зна­вали Иисуса Сыном Бога живаго, но во время Его стра­да­ния, изме­нив­шие вере своей, вси остав­льше Его бежаша.

Не так посту­пила Мария. Она после­до­вала за Иису­сом и на Гол­гофу, где при­знала Его Иску­пи­те­лем, в полном упо­ва­нии на Вос­кре­се­ние Его; поскольку Он изрек Ей, что вос­крес­нет.

После смерти Иисуса по край­ней мере двое из уче­ни­ков, о кото­рых повест­вует Святой Лука, имели малый оста­ток веры к испол­не­нию пред­ре­чен­ного Гос­по­дом: мы же наде­я­хомся.

Но Мария, не испы­ты­вая ни малей­шего сму­ще­ния, пре­была в твер­дом упо­ва­нии и вере, что Иисус, умер­ший в поно­ше­нии, вос­ста­нет со славою и поко­рит весь мир учению Своему.

Сие упо­ва­ние Бого­ма­тери, под­креп­ля­е­мое опы­тами, должно быть вашим пра­ви­лом жизни.

Если нече­стивцы мира сего, кото­рыми он напол­нен, не вос­пре­пят­ствуют вам открыто бла­го­ве­стить веру вашу, то скры­тый враг спа­се­ния поста­ра­ется поко­ле­бать сомне­ни­ями об исти­нах откро­вен­ных.

Трез­ви­теся, по слову Апо­стола, бодр­ствуйте, зане супо­стат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого погло­тити, емуже про­ти­ви­теся тверди верою (1Пет. 5:8–9).

Истре­бите скоро, в при­сут­ствии Бога истины, всякое сомне­ние души вашей. А чрез сие вера ваша умно­жится в вас и укре­пится.

Осо­бенно же в ваших несча­стиях демон ста­ра­ется рас­про­стра­нить мрак в уме вашем, при­во­дить в сомне­ние о истине пре­муд­ро­сти, могу­ще­стве и бла­го­сти Гос­пода, посе­ща­ю­щего вас при­скор­биям.

При­ве­дите себе на память, что гла­го­лет Гос­подь в свя­щен­ных книгах о необ­хо­ди­мо­сти стра­да­ний, о славе и о награде за оные, о наме­ре­ниях Его, когда он посы­лает при­скор­бия чело­ве­кам, даже вер­ней­шим рабам своим.

Бог неиз­ме­няем; глагол Его исти­нен вовеки; слово Его твердо, яко же Он

Сам.

Посему, в каком бы состо­я­нии иску­ше­ния скорби и горе­стей, сухо­сти и

уте­ше­ния ни нахо­ди­лись вы, имейте един­ствен­ным пра­ви­лом вели­ко­душно и неиз­ме­ня­е­мое упо­ва­ние Марии.

Да ваша душа, не изне­мо­гая, под­креп­ля­ется Ее доб­ро­де­те­лию, кото­рой осно­ва­нием служит вера обетам Божиим.

Посту­пайте подобно Авра­аму, иже паче упо­ва­ния во упо­ва­ние верова … и изве­стен быв, яко, еже обеща Гос­подь, силен есть и сотво­рити (Римл. 4, 18,21).

Гос­подь есть ваш Созда­тель, Он обещал, что не оста­вит тво­ре­ние Свое, и Око Его при­ни­кает на вас.

И что есть невоз­мож­ного Все­дер­жи­телю вся­че­ских?

Дер­жава Гос­подь боя­щихся Его, и завет Его явит им.

Сколь ни при­скорбно было состо­я­ние ваше, но да будет утвер­ждено упо­ва­ние на Про­ви­де­нии, на бла­го­сти и бес­ко­неч­ном могу­ще­стве Божием.

Умо­ляйте Его о помощи, не сомне­ва­ясь, что Его мило­сер­дие извле­чет вас из при­скор­бий или под­кре­пит до конца, для славы Своей и вашего спа­се­ния.

Гос­подь попус­кает иногда быть нам в ужас­ных край­но­стях для того, чтоб лучше явить, что может про­из­ве­сти несо­мнен­ное на Него упо­ва­ние, дока­зать Оте­че­скую любовь Свою.

Сердце, мно­го­кратно испы­тан­ное, гораздо лучше при­об­ре­тает любовь Божию, нежели тихое бла­го­че­стие.

Уте­ше­ние дается после опытов и при­скор­бий

Раб. Радуйся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою! Радуйся, яко вос­кресе Хри­стос!

Насла­ждайся в мире бесе­дою Его, до Воз­не­се­ния Его на Небо.

Достойно и пра­ведно, что Ты участ­во­вала более других во славе Его Вос­кре­се­ния, поскольку Ты более вся­кого участ­во­вала в ужасах Его стра­да­ния.

Какая радость, какое неиз­ре­чен­ное уте­ше­ние, – зреть Иисуса во всем вели­чии и славе Его Боже­ства!

Слезы Твои осу­шены, сер­деч­ные раны закры­лись, стра­да­ния прошли.

Мария. Сын Мой, Гос­подь всегда бодр­ствует над тобою, чтоб в труд­ных слу­чаях укре­пить тебя Своею бла­го­да­тию, Он сме­няет иногда утехи скор­бьми, а скорби стра­да­ни­ями.

Так испы­тал Царь – Пророк: Гос­поди, вопиет он, по мно­же­ству болез­ней моих в сердце моем, уте­ше­ния Твоя воз­ве­се­лиша душу мою (Пс. 93, 19).

Раб. Тебе известны, Пре­свя­тая Дева, стра­да­ния, кото­рые пре­тер­пе­ваю столь долгое время.

Мария. Не должен ли ты почи­тать за благо и то, что опыты стра­да­ния упо­доб­ляют тебя Христу и направ­ляют стопы твои на путь Небес­ный?

Гос­подь имеет Свои наме­ре­ния, остав­ляя верных рабов в при­скор­биях не давая им вку­шать уте­ше­ний, о кото­рых ты забо­тишься.

Есть Святые, кото­рые про­текли пустыни без­вод­ные, не поль­зу­ясь ни одною каплею сей уте­ши­тель­ной росы.

Друзья Иису­совы не должны упо­доб­ляться дру­зьям мира сего, кото­рые тогда только при­ни­мают уча­стие, когда наде­ются на награды.

Воз­ложи печаль твою на Про­ви­де­ние, и если нужны будут тебе уте­ше­ния или полезны, не лишайся оных.

В стра­да­ниях ты полу­чишь бла­го­дать от Иисуса, тебя под­креп­ля­ю­щего, и довлеет ти бла­го­дать Его.

Святые, кото­рых Иисус оста­вил тер­петь без уте­ше­ний чув­ствен­ных, нахо­дили уте­ше­ние в неиме­нии оных, поскольку они разу­мели, что любовь их дела­лась .чистей­шею и бес­ко­рыст­ней­шею.

Пожди еще немного – пожди испол­не­ния обетов, данных Иису­сом стра­даль­цам.

Он при­уго­тов­ляет в Небе обилие всех благ и всех радо­стей.

Впро­чем сын Мой, такой греш­ник, каков ты, может ли тре­бо­вать уте­ше­ния?

И то должно быть для него уте­ше­нием, если он мыслит, что, стра­дая без оного загла­ждает тем грехи свои.

Все склон­но­сти наши должны отно­ситься к Нему

По Воз­не­се­нии Твоем, Спа­си­тель мой, все помыш­ле­ния, Свя­тей­шей Марии, Ее склон­но­сти, Ее взоры и жела­ния стре­ми­лись бес­пре­станно к Небу.

Она зави­до­вала жребию Анге­лов и Святых, кото­рые насла­жда­лись лице­зре­нием Ее Воз­люб­лен­ного.

Мир, хотев­ший ей уго­ждать, чем бы мог удо­вле­тво­рить Ее? Когда любят Еди­ного Иисуса, тогда и желают только Его Еди­ного.

Кто пола­гал на земле свое сокро­вище в бла­го­сти и содру­же­стве Хри­сто­вом, для того лишиться при­сут­ствия Иисуса и Его Боже­ствен­ных бесед есть истин­ная скорбь.

Ожидая послед­него часа жизни моей, кото­рый один только может поло­жить конец моим стра­да­ниям – буду воз­но­сить к Тебе, о Иисусе мой, подобно Марии, вздохи сердца, Тебя жела­ю­щего, Тебя зову­щего.

Кто даст мне криле, яко голу­бине? И полещу и почию - при Тебе, слад­чай­ший Иисусе мой (Пс. 54:7)

Доколе не при­и­дет ко мне бла­жен­ство сие? Почто мед­лишь, Жених души моей, воз­гла­сить к ней: Ей, гряду скоро?

И когда неве­ста речет к Нему: прииди, ее воз­ды­ха­ния, ее жела­ния бес­пре­станно про­из­но­сят: Аминь, ей гряди Гос­поди Иисусе, Тебе рече сердце мое: Гос­пода взыщую Взыска Тебе лице мое, лица Твоего Гос­поди, взыщу (Пс. 26:8).

Я чув­ствую, что сотво­рен для назна­че­ния вели­кого, но пре­смы­ка­юсь в жизни сей. О, Иисусе, я сотво­рен для Тебя и для веч­ного насла­жде­ния Твоим лице­зре­нием.

О, сокро­вище неоску­де­ва­е­мое – я всего лишен, когда не обла­даю Тобою. Свет неве­чер­ний, для меня всюду мрак, где не зрю Тебя. Хотя бы я обла­дал всеми тва­рями, но все был бы несча­стен и беден, если б не мог ска­зать: Иисусе! Ты все для меня.

Иисусе – все для меня! Слово, содер­жа­щее все в себе, слово, пони­ма­е­мое только теми, кото­рые любят Иисуса паче всего.

Истре­бись из сердца моего всякая любовь, кроме любви, осно­ван­ной на бла­го­дати Твоей.

О, бла­го­дать Божия, согре­вай сердце мое огнем любви Боже­ствен­ной; да объ­ем­лет меня огнь сей, да сожи­гает.

Любовь моя, испол­ня­ю­щая меня истин­ным упо­ва­нием, что неко­гда буду обла­дать Тобою, соста­вит мое уте­ше­ние в про­дол­же­ние доль­ней моей жизни.

Что должно тво­рить для при­вле­че­ния к себе Свя­того Духа

Иисус обещал уче­ни­кам Своим послать Духа Уте­ши­теля; Мария для при­ня­тия Его укло­ни­лась в хра­мину с Апо­сто­лами, род­ствен­ни­ками Иисуса, и с женами миро­но­си­цами, сле­до­вав­шими за Нею.

В тишине уеди­не­ния и молит­вен­ных упраж­не­ний они при­уго­то­вили себя к при­ня­тию освя­ща­ю­щего Духа.

Все собран­ные воедино, соеди­нен­ные серд­цами и волею, вос­сы­лали горя­чие мольбы, испра­ши­вая освя­ще­ние от Него.

Пре­и­зящ­ные рас­по­ло­же­ния к при­ня­тию Бога любви и бла­го­сти! Он любит сооб­щать себя душам вос­пла­ме­ня­е­мым бла­го­че­стием, ищущим Его в уда­ле­нии от мира и сует, вос­сы­ла­ю­щим к Нему обеты сердец чистых.

Осо­бенно Мария, сколь усердно желала Она соше­ствия Боже­ствен­ного Духа! Молитвы Ее были пла­менны, жела­ния непо­рочны, любовь к Богу стре­ми­тельна.

Все те, кото­рые были в тако­вом же ожи­да­нии, должны чув­ство­вать себя сильно оду­шев­ля­е­мыми при­сут­ствием и при­ме­ром Пре­свя­той Девы.

Она была уже испол­нена бла­го­дати; но Дух Святый, всегда гото­вый обо­га­щать более Своими дарами, тре­бо­вал для того и рас­по­ло­же­ний, сему сооб­раз­ных.

Сколько бы ни были обильны в душе воз­дей­ствия Свя­таго Духа – она может полу­чить еще и новые.

Она полу­чила и так уже много бла­го­сти по вере своей. Если же сохра­няет себя твердо в вере сей, Гос­подь блюдет для нее еще и боль­шее число оных. Сокро­вище даров Божиих нико­гда не оску­деет.

Если б кто разу­мел, подобно Марии, пре­вос­ход­ство сих даров, тот ничего не нашел бы на земле достой­ного вни­ма­ния. Сии дары соста­вили бы един­ствен­ный пред­мет его жела­ний.

Ах! Что должно думать о рав­но­ду­шии на сей счет боль­шей части хри­стиан, о малом усер­дии их соде­латься достой­ными оных?

Так же ли рав­но­душны они к бла­го­при­ят­ство­ва­ниям мира сего? Увы. Нет чув­ство­ва­ний, кото­рых бы они ни направ­ляли, нет средств, кото­рых бы они ни упо­тре­били к дости­же­нию оных.

Между тем, почи­тая стыдом бед­ность в благах веще­ствен­ных, не гну­ша­ются они своей бед­но­сти в благах духов­ных.

Соде­лай, да познаю бед­ность мою, Дух Святый, Творец всякой бла­го­дати и вся­каго дара совер­шенна, Единый могу­щий награ­дить меня истин­ными сокро­ви­щами.

С при­скор­бием при­знаю, что мое сопро­тив­ле­ние Твоим вну­ше­ниям делают меня недо­стой­ным Твоих бла­го­стей.

Но, соеди­нив ныне молитву мою об испро­ше­нии оных с молит­вою Марии в сени, буду бла­го­уго­ден пред Тобою и обращу на себя взор бла­го­у­троб­ный.

Умоляю Пре­свя­тую Деву, столь мощную у пре­стола Твоего – умоляю Ее упо­тре­бить пред­ста­тель­ство Свое.

Удо­стой, о, Пре­свя­тая Дево, Неве­ста Боже­ствен­ного Духа, – удо­стой испро­сить для меня силу пре­муд­ро­сти, кото­рая, соде­лы­вая меня достой­ным вку­ше­ния благ небес­ных, напол­нит отвра­ще­нием сердце мое при виде ложных и сует­ных благ мира сего.

Дух муд­ро­сти и света, сия­ю­щий лучом своим в сей стране мрака, вра­зу­мит меня о путях Гос­под­них и научит исти­нам вечным.

Дух бла­го­ра­зу­мия и совета научит меня избе­гать сетей, постав­ля­е­мых вра­гами моего спа­се­ния и совер­шен­ство­ва­ния.

Дух силы и кре­по­сти, воз­но­ся­щий меня пре­выше сла­бо­сти, соде­лает меня побе­ди­те­лем над стра­стями, про­ти­во­бор­ству­ю­щим потоку злых при­ме­ров, пре­зи­ра­ю­щим поче­сти чело­ве­че­ские, попи­ра­ю­щим суету мира и защи­щен­ным против непо­сто­ян­ства соб­ствен­ного сердца.

Дух бла­го­че­стия и страха Божия испра­вит и вооду­ше­вит меня к слу­же­нию Гос­поду, к сохра­не­нию Его запо­ве­дей и воз­вы­ше­нию к Нему молитв моих, яко моему Созда­телю, моему Отцу, Спа­си­телю и Судии.

Всякий по званию своему должен иметь рев­ность ко славе Божией и спа­се­нию душ

Раб. Сколь для меня любезно созер­цать Тебя, о Пре­свя­тая Дево, посреди сего малого стада бла­го­че­сти­вых душ, кото­рые, по Воз­не­се­нии Иису­со­вом и по соше­ствии Свя­того Духа, освя­ти­лись бла­го­ве­стием и попе­че­ни­ями Апо­сто­лов.

Ты была им Мате­рью нежною и попе­чи­тель­ною. И кто может изрещи, какую пользу при­несла Ты рож­да­ю­щейся Церкви Иеру­са­лим­ской?

И когда уже Апо­столы раз­лу­чи­лись для при­ве­де­ния мира ко Иисусу, Твои обеты, Твои мольбы сопро­вож­дали их повсюду: они укреп­ляли их в подви­гах и оду­шев­ляли силою побеж­дать все пре­пят­ствия в опас­но­стях.

Чтоб питать в веру­ю­щих, посреди кото­рых пре­бы­вала Ты, бла­го­че­стие и доб­ро­де­тели, рев­ность Твоя осо­бенно зани­ма­лась при­вле­че­нием к Себе их упо­ва­ния и дове­рен­но­сти. И могла ли Ты не при­влечь оные от всех, имев­ших бла­жен­ство при­бли­зиться к Тебе?

Твоя бла­гость к ним, яко Матери Иисуса, сво­бод­ный, бла­го­при­ят­ный доступ, даже бла­го­серд­ный взор Твой пре­вос­хо­дили их удив­ле­ние.

Если высо­кость Твоего досто­ин­ства, Твои доб­ро­де­тели и свет разума, нис­по­слан­ный Тебе от Гос­пода, скло­няли других к чество­ва­нию Тебя, то Твоя неиз­ре­чен­ная бла­гость при­вле­кала все сердца.

Еди­ного Твоего воз­зре­ния на страж­ду­щего доста­точно было, чтобы облег­чить его стра­да­ния.

Твои гла­голы, испол­нен­ные любви Боже­ствен­ной, под­креп­ля­е­мые силою свыше, умяг­чали самых нечув­стви­тель­ных, вос­пла­ме­няли самых хлад­ных, обод­ряли робких, умно­жали жар бла­го­че­стия в веру­ю­щих.

Сколько неду­гу­ю­щих полу­чили от Тебя здра­вие телес­ное вкупе с душев­ным!

Ежели рев­ность Твоя по Боге оскорб­ля­лась гоне­ни­ями, тер­пи­мыми хри­сти­а­нами во Иеру­са­лиме, то уте­ша­лась успе­хами Апо­сто­лов между дру­гими наро­дами и осо­бенно теми, кото­рые про­ис­хо­дили пред очами Твоими во Ефесе, чрез бла­го­ве­стие Свя­того Иоанна.

Чтобы лучше ура­зу­меть радость, Тебя испол­няв­шую, надобно пред­ста­вить себе ту рев­ность, с какою Ты содей­ство­вала рас­про­стра­не­нию Цар­ствия Божия.

Царица Апо­сто­лов, нис­посли и мне хотя бы единую искру сего свя­щен­ного пла­мени ко славе Иисуса, испроси мне бла­го­дать к пре­спе­я­нию и совер­шен­ству в бла­го­че­стии!

Мария. О сын Мой, сколь при­ятно Мне жела­ние твое! Рев­ность к славе Божией нераз­лучна с досто­ин­ством хри­сти­а­нина.

Она столько же обя­за­тельна для хри­сти­а­нина, сколько и бла­го­ду­шие, кото­рого она есть необ­хо­ди­мое след­ствие.

Неко­то­рые почи­тают оную за при­над­леж­ность хри­стиан, бла­го­вест­ву­ю­щих Слово Божие; но она при­над­ле­жит вся­кому чело­веку.

Нет звания, в кото­ром бы не можно и не должно было испол­нять тако­вую рев­ность или доб­рыми при­ме­рами, доб­рыми сове­тами, или бесе­дою уте­ше­ния с огор­чен­ным, осо­бенно же молит­вою.

Обра­ще­ние греш­ника бывает иногда след­ствием молитв и воз­ды­ха­ний души бла­го­че­сти­вой, моля­щейся в уеди­не­нии.

В неко­то­рые минуты рев­ност­ного бла­го­че­стия иной желал бы стать, среди идо­ло­по­клон­ни­ков для обра­ще­ния их.

О, святые жела­ния! Почто стре­ми­тесь искать того вдали, что нахо­дится близ вас самих?

Облегчи бедных и страж­ду­щих, научи нера­зум­ных, вос­пи­тай детей в бла­го­че­стии, домо­чад­цев ободри в их долж­но­сти, – вот подвиги, в кото­рых отец семей­ства тру­дится для блага своего.

Можно ли быть рав­но­душ­ным к спа­се­нию своему и ближ­него, если мы пред­ста­вим, что Иисус пожерт­во­вал за нас Своею кровию и жизнию?

Когда ты любишь Гос­пода, сын Мой, то чем лучше можешь дока­зать оное, если не бла­го­да­ре­нием и любо­вию к Нему?

Ах! Сколь мало Гос­подь имеет верных рабов! Бла­го­уго­ждай пред Ним, не только совер­шен­ству­ясь сам, но и упо­треб­ляя все сред­ства, какие достав­ляет тебе состо­я­ние твое, про­слав­лять Гос­пода и в ближ­них твоих.

Где душа хри­сти­ан­ская должна искать уте­ше­ния себе во время стра­да­ний за доб­ро­де­тель и в при­скор­биях жизни сей

Раб. Что уте­шало Тебя, Свя­тей­шая Матерь Гос­пода, во время гоне­ний на пер­вен­ству­ю­щую Цер­ковь, от кото­рых и сама Ты даже не была изъята?

Мария. Сын Мой, Я нахо­дила уте­ше­ние, как и все гони­мые веру­ю­щие, в раз­мыш­ле­нии о стра­да­ниях Гос­пода, кото­рых ни слава Его Вос­кре­се­ния, ни Вос­ше­ствие Его на небо не могли изгла­дить из памяти Моей.

Я посе­щала места святые, где про­ис­хо­дило таин­ство искуп­ле­ния, и осо­бенно Гол­гофу, где рас­суж­дала о доб­ро­де­те­лях, о бла­го­сти Иисуса, о нечув­стви­тель­но­сти и небла­го­дар­но­сти при­гвоз­див­ших Его ко Кресту.

Раз­мыш­ляй и ты, сын Мой, раз­мыш­ляй чаще о поступ­ках мира, какие он упо­треб­лял против твоего Спа­си­теля. В сих раз­мыш­ле­ниях най­дешь уте­ше­ние и посреди при­скор­бий, тер­пи­мых тобою со сто­роны мира если только верен пре­бы­ва­ешь Гос­поду.

Какие труд­ные подвиги – пре­зре­ние, оскорб­ле­ния, гоне­ния пре­тер­пел для тебя Иисус, при­зы­вая тебя к после­до­ва­нию Себе! Ими Он дает тебе чув­ство­вать, что и ты должен искать всего из любви к Нему.

Доб­ро­де­тель, кото­рая не терпит ничего про­тив­ного со сто­роны мира, не есть доб­ро­де­тель истин­ная.

Быть люби­мыми Небом и пре­зи­ра­е­мыми миром – вот удел рабов Божиих.

Но какой источ­ник тер­пе­ния, даже уте­ше­ния, воз­гла­шать: несть раб болий гос­пода своего: аще Мене изгнаша, и вас изже­нут (Ин.15:20).

Терпи, как Иисус и со Иису­сом; Он есть Образ твой — Он будет твоею кре­по­стию – твоим воз­мез­дием.

Раб. Другой род стра­да­ния, о Царице Святых, пред­опре­де­лен был Тебе, не срав­ни­мый ни с каким стра­да­нием Святых. До какого состо­я­ния дово­дила Тебя рев­ность соеди­ниться в небе с Сыном Твоим!

Иисус цар­ствует во славе, а Матерь Его пре­бы­вает еще в юдоли земной! О, Пре­свя­тая Дево, не было ли для Тебя бес­пре­стан­ною смер­тию жить раз­лу­чен­ною с един­ствен­ным и любез­ным Пред­ме­том любви Твоей?

Но благо, коим Ты поль­зо­ва­лась, при­емля повсе­дневно Иисуса внутрь Себя в Таин­стве При­ча­ще­ния было обиль­ным источ­ни­ком уте­ше­ния.

Святой Лука поучает нас, что веру­ю­щие бяху тер­пяще во учении Апо­стол и во обще­нии и в пре­лом­ле­нии хлеба и в молит­вах (Деян. 2:42). Дерз­нем ли мы питать сомне­ние, чтоб Ты, пре­вос­хо­див­шая всех в любви к Иисусу, не при­ни­мала Боже­ствен­ного Тела и Крови Его?

Мария. Истинно, Мой сын, что в Тайнах При­ча­ще­ния Я почер­пала новые силы к пере­не­се­нию тягост­ного и печаль­ного стран­ствия Моего на земле.

О, сла­дост­ные минуты, в кото­рые вновь обла­дала Я Иису­сом! . Тогда-то умо­ляла Я Иисуса, да уско­рит время, в кото­рое буду обла­дать

Им бес­пре­пят­ственно и насла­ждаться вечным лице­зре­нием Его.

Но Я бла­го­го­вела пред волею Гос­пода; Я пред­по­чи­тала совер­ше­ние оной Моим жела­ниям; При­ча­ще­ние было един­ствен­ным Моим уте­ше­нием и кре­по­стию в бес­пре­стан­ных боре­ниях с миром.

Если Я устрем­ля­лась духом к Небу, то покор­ность воле Гос­под­ней в то же время уме­ряла пыл­кость Моих жела­ний.

Хри­сти­а­нин, любя­щий Иисуса всем серд­цем, есть такой хри­сти­а­нин, кото­рый, несмотря на есте­ствен­ное отвра­ще­ние к смерти, охотно бы пожерт­во­вал ей дра­го­цен­ней­шим в мире, чтоб соеди­ниться со Иису­сом на небе.

Уда­лен­ный же от Гос­пода – он осла­бе­вает, уны­вает и тогда только будет дово­лен, когда явится слава Гос­подня.

Тогда-то, в вос­тор­гах любви своей, воз­гла­сит он с про­ро­ком: воз­жада душа моя к Богу Креп­кому, Живому: когда прииду и явлюся лицу Божию? (Пс.41:3).

В сем случае мед­ли­тель­ность отя­го­ти­тельна для истин­ного хри­сти­а­нина. В сих обсто­я­тель­ствах облег­че­ние его заклю­ча­ется в При­ча­ще­нии Тела и Крови Гос­под­ней.

Пожди еще время мало, завеса рас­кро­ется и тогда узрим Его якоже есть

(1Ин.3:2).

О при­уго­тов­ле­нии себя к смерти

Вся жизнь Пре­свя­той Девы заклю­ча­лась в бес­пре­рыв­ном при­уго­тов­ле­нии Себя к смерти.

Сколько досто­инств при­об­рела Она в про­дол­же­ние жития, совер­шенно про­ве­ден­ного в упраж­не­ниях любви Боже­ствен­ной.

Ее любовь ко Гос­поду умно­жа­лась с каждым мгно­ве­нием и была столь совер­шенна в послед­ний час жизни Марии, что Она пре­дала дух Свой не от ослаб­ле­ния есте­ствен­ного, но от силь­ного вос­торга любви к Сыну Своему.

Под­ра­жай и ты, воз­люб­лен­ный хри­сти­а­нин, Пре­свя­той Деве, посвя­щая Гос­поду все минуты бытия, тебе даро­ван­ного, не для того, чтоб сокро­ви­ще­ство­вать на земле, алкать поче­стей, отли­чий и похвал, но для того, чтоб слу­жить Гос­поду и в сем слу­же­нии стя­жать венец бес­смер­тия.

Хотя бы ты обла­дал всеми богат­ствами мира сего, хотя бы цар­ство­вал над наро­дами света, что может остаться тебе от сего в час смерти твоей? Ты против воли твоей оста­вишь все, и все тебя оста­вят.

Во время смерти из всех благ оста­ется при нас только то; что мы сотво­рили бла­го­угод­ного пред Гос­по­дом во время жизни нашей.

Упо­треби в пользу свою урок, пре­по­дан­ный столь многим хри­сти­а­нам, кото­рые тогда только раз­мыш­ляли о смерти, когда уже гото­ви­лась для них могила, и кото­рые уми­рали с мучи­тель­ным сожа­ле­нием о том, что не могли пожерт­во­вать несколь­кими днями, а может быть и несколь­кими часами для дела спа­се­ния своего, дол­жен­ство­вав­шего зани­мать их всю жизнь.

Раз­вра­щен­ное не может испра­виться и лише­ние не может изчис­литься (Еккл. 1:15). Боль­шая часть людей упо­доб­ля­ются тем небла­го­ра­зум­ным путе­ше­ствен­ни­кам, кото­рые гото­вятся в путь, начавши уже путе­ше­ствие.

Они упо­доб­ля­ются пре­ступ­нику, оскорб­ля­ю­щему судию во время суда или зани­ма­ю­ще­муся пред­ме­тами весе­ло­стей в то время, когда воз­двиг­нуто пред ним место казни.

Про­води жизнь твою, помыш­ляя, что она кон­чится, и не при­леп­ляй к ней сердца своего. Про­води жизнь, помыш­ляя, что с окон­ча­нием оной наста­нет веч­ность, и тогда упо­треби оную по хри­сти­ан­ски.

Много есть людей, кото­рые избе­гают помыш­ле­ния о смерти поелику она для них страшна; но един­ствен­ное сред­ство изба­виться сего ужаса – чаше раз­мыш­лять и бес­пре­станно при­го­тов­ляться к ней.

Жизнь пра­вед­ная рас­тво­ряет сла­до­стию помыш­ле­ния о смерти, а помыш­ле­ние о смерти содей­ствует про­ве­де­нию жизни пра­вед­ной.

Предо­сте­ре­гайся, чтоб услаж­дав­шее тебя сего­дня, не опе­ча­лило в час смерт­ный. Про­води жизнь твою в удо­воль­ствии делать добро, и тогда обре­тешь уте­ше­ние при смерти.

Будь готов явиться пред Судею, хотя бы над­ле­жало уме­реть сего­дня или

завтра.

Вос­поль­зуйся днями, тебе оста­ю­щи­мися. Ты не можешь воз­вра­тить

вре­мени про­шед­шего, по край­ней мере можешь загла­дить про­шед­шее согре­ше­ние. Гос­подь для сего только, может быть, и про­дол­жил жизнь твою.

Известно ли тебе, что скоро умрешь или еще долго жить будешь? Не весте ни дни, ни часа, в оньже Сын чело­ве­че­ский при­и­дет, гла­го­лет Гос­подь.

Если можно уме­реть во всякое время, то и гото­вым быть должно на всякий час, напол­ня­ясь сею мыслию, что смерть есть реши­тель­ная минута пере­хода нашего или к бла­жен­ной веч­но­сти, или к муче­ниям ада.

Молись с Цари­цею Небес, да вкупе с тобою воз­бла­го­да­рит Гос­пода, что про­дол­жает жизнь твою, достав­ляя тебе чрез то время к исправ­ле­нию; молись, да испро­сит тебе бла­го­дать на благое упо­треб­ле­ние остав­ше­гося вре­мени. Благое же упо­треб­ле­ние будет состо­ять в том, чтобы всякое из твоих дей­ствий было словно бы послед­ним в твоей жизни.

Чтоб уме­реть пра­ведно, надобно уме­реть в вере, надежде и любви. Да будут сии три доб­ро­де­тели осно­ва­нием дел твоих во время жизни и глав­ней­шим пра­ви­лом при­уго­тов­ле­ния к смерти.

Помни, что в час смерт­ный не успе­ешь в сих доб­ро­де­те­лях, если жизнь твоя не была испол­нена оными.

О благой смерти пра­вед­ных

Раб. Надобно ура­зу­меть, о Мария, силу любви к Тебе Иисуса, чтобы иметь поня­тие о неиз­ре­чен­ной сла­до­сти, напол­няв­шей душу Твою в час смерт­ный.

Надобно ура­зу­меть любовь Твою ко Иисусу, чтобы иметь поня­тие о святых, высо­ких вос­тор­гах души Твоей при наступ­ле­нии бла­жен­ной минуты, дол­жен­ство­вав­шей соеди­нить Тебя с един­ствен­ным Пред­ме­том любви Твоей.

Послед­ний вздох зем­ного бытия Твоего был столь тих, как будто бы крот­кий бла­го­дат­ный сон овла­дел Тобою.

И какие ужасы могли окру­жать при смерти Деву, при­над­ле­жав­шую Еди­ному Гос­поду, испол­няв­шую Святой закон Его?

Деву, кото­рая постав­ляла все бла­жен­ство свое в Боге и не имела дру­гого жела­ния, кроме бла­го­уго­жде­ния Ему.

Мария. Сын Мой, ежели ты при конце жизни твоей поже­ла­ешь участ­во­вать в сла­до­стях смерти моей, то не постав­ляй бла­жен­ства в благах мира сего.

Да умрет душа моя в душах пра­вед­ных - вот молитва всех хри­стиан, но мало таких, кото­рые бы укло­ня­лись от благ мира сего, кото­рые бы под­ра­жали в том истинно Святым.

Сотво­рен­ные для Неба, боль­шин­ство хри­стиан помыш­ляют только о земном. И в час, когда должно оста­вить им землю, какую надежду будут иметь они к дости­же­нию Неба?

Иисус тех только удо­стоил быть уче­ни­ками бла­жен­ства Своего, кото­рые в про­дол­же­ние доль­ней жизни постав­ляли бла­жен­ство свое в любви Его.

О уте­ши­тель­ное состо­я­ние пра­вед­ного, кото­рый при конце подви­гов, испол­нен­ных иску­ше­ний и стра­да­ний, насла­жда­ется спо­кой­ствием мирной сове­сти.

Между тем как греш­ник в час смерти зрит во Иисусе судию неумо­ли­мого, пра­вед­ник видит Отца, испол­нен­ного бла­го­сти.

Греш­ник, осквер­нив жизнь свою частыми без­за­ко­ни­ями, не думает о смерти, чтоб рас­ка­яться в оных.

Впро­чем, само­охот­ное пре­да­ние и рас­ка­я­ние, жертва, при­не­сен­ная в духе Креста Гос­подня, послу­жит ему упо­ва­нием на мило­сер­дие Созда­теля.

После того вре­мени, когда он посвя­тит себя совер­шенно Гос­поду, когда посто­янно будет под­ви­заться в слу­же­нии Ему – при­и­мет венец пра­вед­ного.

Сколь любезно для тебя, сын Мой, взы­вать по при­меру Иисуса во время при­бли­же­ния часа смерт­ного: остав­ляю мир и иду ко Отцу. (Ин.16:28).

Аз про­сла­вих Тя на земли, дело совер­ших, еже дал еси Мне да сотворю: и ныне про­слави Мя Ты, Отче, у Тебе Самаго славою (Ин.17:4–5).

Я нико­гда не пред­став­лял себе такой сла­до­сти в час смерти, воз­гла­го­лет душа пра­вед­ника.

Во время смерти осо­бенно Иисус дает чув­ство­вать тем, кото­рые любили Его сколь в самом деле Он любе­зен.

Когда Иисус во время жизни был един­ствен­ным пред­ме­том сер­деч­ных склон­но­стей хри­сти­а­нина, то не оста­вит и в час смерти без уте­ше­ния.

Про­води жизнь твою, любя Иисуса искренно, тогда умрешь, любя Его пла­менно.

Раб. Самое дра­го­цен­ное из всех благ, о Пре­свя­тая Матерь, какого только могу желать от бла­го­сти Божией, есть уме­реть в чув­ство­ва­ниях, оду­шев­ляв­ших Тебя.

Жизнь Твоя про­текла в любви, любо­вию и для любви. О, сколь зави­ден такой род смерти пра­вед­ных!

Он будет пер­вей­шим моим жела­нием. Но поз­во­лено ли греш­нику, каков я, про­сти­рать столь далеко надежду свою?

Молю Тебя, о Пре­свя­тая Дево, да испро­сишь от Иисуса, кото­рый есть весь любовь, для меня бла­го­дать участ­во­вать к сей смерти любви.

Какое бла­жен­ство! Бла­жен­ство, испол­ня­ю­щее сердце радо­стию!

Уме­реть, любя Иисуса так, чтоб послед­ний вздох жизни был вздо­хом любви!

О, Иисусе мой, мой Спа­си­тель, Бог, удо­стой меня сей бла­го­сти! Молю Тебя о ней бес­ко­неч­ною любо­вию Боже­ствен­ного сердца Твоего, любо­вию, ока­зы­ва­е­мою Тобою Свя­тей­шей Матери Твоей.

О благих жела­ниях смерти

Все время, про­ве­ден­ное на земле, по Воз­не­се­нии Иисуса на небо, было для Тебя, Пре­свя­тая Дево, вре­ме­нем воз­ды­ха­ний.

Ты мало-помалу иста­и­вала в чистей­шем пла­мени любви боже­ствен­ной; но иста­и­вала весьма мед­ленно, по воле Своей.

Увы! Сколько я при­креп­лен к зем­ному, чтоб возмог пред­ста­вить себе состо­я­ние святых воз­ды­ха­ний Твоих, в кото­рых нахо­ди­лась Ты до послед­ней минуты жизни Твоей.

Если трудно мне ура­зу­меть том­ле­ние Давида, когда он чув­ство­вал про­дол­жа­ю­щимся при­ше­ствие свое на земле, и слова Апо­стола, в кото­рых столь сильно изъ­яв­лял, кто его изба­вит от тела смерти, то что должен мыс­лить о Твоих жела­ниях! Если б сердце мое горело пла­ме­нем, Тебя вос­пла­ме­няв­шим, сколь пре­зрен­ным пока­зался бы мир сей и какие горя­чие воз­ды­ха­ния вос­сы­лал бы я к Небу!

Сердце, испол­нен­ное любо­вию ко Иисусу, чего может желать на земле, если не обла­да­ния Самим Иису­сом?

Хотя бы все блага мира предо­став­лены были мне, чтоб соде­лать меня чело­ве­ком счаст­ли­вым, не должен ли я вос­кли­цать: со Хри­стом быти, много паче лучше? Фил. 1, 28).

Какое досто­ин­ство имеют блага земные для того, кто любит Иисуса?

Иисус есть вер­хов­ное благо: Он заклю­чает в Себе все сокро­вища.

Быть со Иису­сом, с Отцем столь благим, с Другом столь нежным, с Вла­ды­кою столь щедрым, с Спа­си­те­лем столь любез­ным – какое бла­жен­ное состо­я­ние!

Быть с Иису­сом, насла­ждаться Его при­сут­ствием, любить Его всем серд­цем, и любить навсе­гда! О, Царица Небес! Может ли мир сей пред­ста­вить мне подоб­ное бла­жен­ство?

Ах! Да откро­ются предо мною Боже­ствен­ные селе­ния Его! Единый Иисус может удо­вле­тво­рить жела­ния мои.

Истинно, что я желаю, с одной сто­роны, смерти для ско­рей­шего соеди­не­ния с ним, с другой – стра­шусь пред­стать пред суди­лище Его.

Но, уповая на мило­сер­дие моего Иску­пи­теля, наде­юсь вкупе и на Твое пред­ста­тель­ство, Заступ­ница хри­стиан.

Мария. Так, сын мой, уповай, и уповай твердо: если Иисус есть Судия страш­ный, то вкупе и Спа­си­тель, испол­нен­ный бла­го­сти.

Бойся суда Его, но упо­ва­ние и любовь да вос­тор­же­ствуют над стра­хом

сим.

Стра­шись много, но люби еще больше. Тогда засви­де­тель­ству­ешь

любовь свою ко Иисусу, когда воз­же­ла­ешь зреть его тор­же­ству­ю­щим и оста­вишь мир сей, столь склон­ный к отда­ле­нию тебя от вер­ного Ему слу­же­ния.

Если испол­нишься сими чув­ство­ва­ни­ями, то уповай, сын Мой, что Гос­подь защи­тит тебя от всех врагов в час смерти твоей.

Тогда и Я нис­по­слю тебе помощь Мою; поелику все хри­сти­ане, покло­ня­ю­щи­еся Иисусу и любя­щие Меня, могут упо­вать на помощь Мою в час смерти.

О любви Божией

Ты окон­чила жизнь Свою, о, Пре­свя­тая Дево, яко жертва любви Боже­ствен­ной.

Ты, как скоро познала Спа­си­теля Своего, избрала един­ствен­ною целию Его Боже­ствен­ную любовь; сердце Твое жило и пита­лось сим пла­ме­нем, Тебя согре­вав­шим. В про­дол­же­ние жизни Твоей Ты не имела других заня­тий, кроме сей любви Боже­ствен­ной. Помыш­ле­ния, чув­ства. слова, дей­ствия, страх, упо­ва­ние, радость, печаль, – все отно­си­лось к сему Пред­мету свя­щен­ному.

Чем более люди познают вели­чие и бес­ко­неч­ные совер­шен­ства Божии, тем более любят Его и нахо­дят любез­ным. Но кто из тварей чистей­ших познал Его лучше рожд­шей Творца?

О сердца Святых, вы были испол­нены сею любо­вию; но что ваша любовь пред оби­лием любви Мари­и­ной? Дуси слу­жеб­нии, Сера­фимы, вы любите пла­менно, но любовь ваша в срав­не­нии с Мари­и­ной есть искра единая.

Чтоб ура­зу­меть и изъ­яс­нить любовь Твою о Матерь любви чистей­шая, надобно любить подобно Тебе.

Мария. У тебя должно быть одно заня­тие сын Мой, в мире сем, для кото­рого ты и сотво­рен, – любить Гос­пода, Тебя сотвор­шего.

О, небла­го­ра­зум­ное стрем­ле­ние чело­ве­ков, пита­ю­щих сердце свое любо­вию к зем­ному, а не любо­вию к небес­ному, кото­рая токмо единая может доста­вить бла­жен­ство вре­мен­ное и вечное.

Укло­няйся, сын Мой, от сей пагуб­ной стра­сти, пола­га­ю­щей пре­поны пути любви Боже­ствен­ной; ты едва сделал несколько шагов на оном.

Не стра­шись делать для нее пожерт­во­ва­ний, но люби жар­чайше, вели­ко­душно, с готов­но­стию лучше поте­рять все блага земные, нежели бла­го­дать Гос­подню, с готов­но­стию тер­петь все несча­стия, нежели нанесть малей­шее оскорб­ле­ние оной.

Если хотя бы оди­ножды воля твоя воз­об­ла­дает любо­вию – тогда все будет для тебя воз­можно. Любовь не знает пре­пят­ствий, зане крепка яко смерть любы. (Песн. 8, 6).

Тебе должно испра­виться от поро­ков, очи­ститься от чув­ствен­но­сти – любовь совер­шит сие дело. совер­шит во время крат­кое.

Люби то, что бла­го­угодно Гос­поду. Если же будешь любить вкупе с ними другое что, то люби как святой закон Его пове­ле­вает. Един Бог должен быть вся во всем.

Ты будешь блажен, сын Мой, под вла­ды­че­ством любви сей. Чем более будешь пре­бы­вать в оной тем более най­дешь ее при­ят­ною.

Истин­ная любовь состоит в совер­шен­ном рав­но­ду­шии ко всему, что не есть Гос­подь. Она Еди­ного его ищет, Еди­ного желает во всем.

Да будет любовь сия твоим сокро­ви­щем, и в самой высо­чай­шей бед­но­сти жизни сей ты обря­щешь в ней всякое благо.

Во время токмо часа смерт­ного чув­ствуют, сколь бла­го­при­ятно пре­да­ваться ее руко­вод­ству.

Час смерт­ный, сие время скорби и сму­ще­ния для многих чело­ве­ков, для хри­сти­а­нина, испол­нен­ного любви Боже­ствен­ной, есть время уте­ше­ния и крот­кого спо­кой­ствия.

Предай же себя Боже­ствен­ной любви, руко­во­дись ею. Да будет она твоею пищею, твоею сти­хиею, твори все для любви.

Раб. Чув­ствую рож­да­ю­ще­еся во мне жела­ние, о Пре­свя­тая Дево, не иметь над собою ника­кого вла­дыки, кроме любви Боже­ствен­ной.

Сие жела­ние есть дей­ствие бла­го­дати Божией, чрез тебя дар­ству­е­мой; поелику, без ее помощи, я не могу и любить.

Но я содро­га­юсь, чув­ствуя непо­сто­ян­ство свое. Но Ты, Матерь Божия, удо­стой быть моим покро­вом, моею кре­по­стию.

Так, исчез­ните пре­зрен­ные и ско­ро­гиб­ну­щие блага мира сего – вы есть смерть сердца моего. Оно хочет жить, но можно ли, жить без любви Твоей, о, мой Гос­поди!

Да сокру­ша­ются. твари о том, что Я их остав­ляю; под видом услуги они похи­тили истин­ное мое бла­жен­ство.

Пре­свя­тая Дево, образ любви совер­шен­ной, да пре­вра­тится сердце мое в жилище бла­го­че­стия, в кото­ром, под­ра­жая житию Твоему и Святых, воз­люблю Еди­ного Гос­пода в пра­вед­ном упо­ва­нии уме­реть в любви Его, в любви вечной, неиз­ме­ня­е­мой.

Бла­жен­ство небес­ное есть награда за наши подвиги на земле

Раб. О, Пре­свя­тая Дево, Ты насла­жда­ешься славою, кото­рую Вер­хов­ный Творец вся­че­ских при­уго­то­вил Твоим доб­ро­де­те­лям.

О, когда воз­могу быть сви­де­те­лем сей славы, созер­цая с Анге­лами и свя­тыми веле­леп­ное сияние оной!

Когда воз­могу совос­пе­вать с ними хва­леб­ные песни, сла­во­сло­вить Твое вели­чие!

Высо­чай­шая сте­пень, зани­ма­е­мая Тобою в небе, не есть благо Иисуса к Своей Матери – она заслу­жена чрез соот­вет­ствие избра­нию и наме­ре­нию Гос­пода.

Нет, Ты не насла­жда­лась бы ею, если б имела одно бес­плод­ное назва­ние Матери Иису­со­вой, но после­до­ва­ние доб­ро­де­те­лям Иису­со­вым, совер­шен­ное сход­ство с Ним облекло Тебя в оную.

Свя­тость жития Твоего была един­ствен­ным досто­ин­ством пред очами Боже­скими, Свя­тей­шими всякой Свя­то­сти.

Мария. Сын Мой, люди тогда только достойны бывают неба, когда освя­тят себя на земле.

Не тот достоин у Гос­пода бла­жен­ного оби­та­лища, кто сла­вится саном, богат­ствами или талан­тами, но кто во благо упо­треб­ляет оные, кто дости­гает его заслу­гами во время доль­ней жизни своей.

Гос­подь есть на небе­сех, и оби­но­ве­ния лица несть у Него (Еф. 6:9). Иже воз­даст кое­муждо по делом его (Рим. 2:6).

Душа, зани­ма­ю­щая высо­кую сте­пень в Цар­стве небес, верно про­во­дила на земле жизнь, укра­ша­ясь доб­ро­де­те­лями совер­шен­ней­шими.

Гос­подь судит не так, как чело­веки. Послед­ние часто заклю­чают по наруж­но­сти и по соб­ствен­ным видам. Един Гос­подь есть истин­ный Судия досто­инств наших и доб­ро­де­те­лей.

Он пред­опре­де­лил вам вели­кие награды, но хочет, чтоб ты заслу­жил оные. Он хочет, чтоб ты удо­сто­ился Его помощи – бла­го­дати.

Поис­тине, в доб­ро­де­те­лях твоих он увен­чи­вает соб­ствен­ные Свои дары, Он досто­верно знает все соде­ян­ное тобою для Него. Хотя бы ты единою каплею напоил жаж­ду­щаго от воды сту­де­ныя, сия капля пре­вра­тится для тебя в море наград.

Сколь должно быть уте­ши­тельно для тебя, сын Мой, бла­го­уго­ждать столь бла­гому, столь щед­рому и бла­го­сер­дому Вла­дыке!

Мир сей, кото­рому люди так ста­ра­ются уго­дить, худо награж­дает своих слу­жи­те­лей. Но ты, сын Мой, можешь всегда гла­го­лать: Ея же ради вины и сия стражду: но не сты­ждуся. Вем бо, Ему же веро­вах, и изве­стихся, яко силен есть пре­да­ние мое сохра­нити в день он (2Тим. 1:12).

Я уповаю, что мило­сер­дие Его укра­сит меня венцом неувя­да­е­мым, и сей венец тем бли­ста­тель­нее, чем вер­ность моя в бла­го­уго­жде­нии Богу посто­ян­нее и рев­ност­нее.

Теперь испы­туй и рас­смотри, что сделал ты для полу­че­ния сего венца наград­ного.

Где твои победы? Какие твои добрые дела? Какие доб­ро­де­тели испол­нял ты? То есть какие заслуги и досто­ин­ства пред­ста­вишь ты пред суди­лище Божие?

Раб. Увы! Я не могу без вели­чай­шего сму­ще­ния думать о том, чтоб заслу­жить награды неба.

Мария. Не унывай, сын мой, в твоей еще воз­мож­но­сти полу­чить оные.

После­дуй за Свя­тыми, и достиг­нешь подобно им бла­жен­ства небес­ного.

Молись, опла­ки­вай заблуж­де­ния твои, бла­го­уго­ждай Гос­поду, терпи и освя­щай себя в подви­гах хри­сти­ан­ских – и тогда нис­по­шлется тебе бла­го­дать вспо­мо­ще­ству­ю­щая.

Раб. Так, Пре­свя­тая Дево, нако­нец я свер­гаю с себя узы, пре­пят­ство­вав­шие мне успеть в доб­ро­де­тели; с Твоим покро­ви­тель­ством упо­треб­ляю все силы мои воз­на­гра­дить про­шлое бес­пло­дие в доб­ро­де­те­лях новыми дея­ни­ями истин­ного хри­сти­а­нина.

Пост и молитв, бдение и слезы, сми­ре­ние и умерщ­вле­ние плоти, пере­не­се­ние несча­стий – все сие воз­на­гра­дится тем бла­жен­ством, кото­рым насла­жда­ются Святые в недрах Бога.

Но Сам Вла­дыка мой, кото­рому служу, не достоин ли боль­шего бла­го­уго­жде­ния?

Так, я буду слу­жить Ему, бла­го­уго­ждать более для Него Самого, нежели для бес­ко­неч­ных благ, уго­то­ван­ных вер­но­сти моей.

Впер­вые сия книга была опуб­ли­ко­вана в сбор­нике душе­по­лез­ного чтения (при­ло­же­ние к жур­налу «Рус­ский Палом­ник» за 1898 год) по доз­во­ле­нию С. Петер­бург­ского коми­тета духов­ной цен­зуры.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки