4

Правило 5

6

О необходимости испытания перед монашеским постригом в течение трёх лет, в исключительных случаях – полгода; и епитимии за нарушение этого правила для игумена и постриженного.

Мы находим, что безрассудные отречения от мира, совершаемые без предварительного испытания, весьма повреждают монашеское благочиние: некоторые, опрометчиво бросаясь к жизни монашеской и пренебрегая строгостью подвижничества и постоянством в нем, вновь, к несчастью, обращаются к плотоугодливой и сластолюбивой жизни. Из-за этого святой Собор определил: никого не удостаивать монашеского образа, прежде чем по истечении 3‑летнего срока, отведенного им для испытания, они не окажутся проверенными и достойными таковой жизни. Собор повелел всячески соблюдать это, за исключением тех случаев, если какая-либо приключившаяся тяжкая болезнь заставит сократить время испытания или если человек окажется благоговейным и, еще нося мирское одеяние, будет проходить жизнь монашескую, ибо такому человеку для совершенного испытания будет достаточно и 6‑месячного срока. Если же кто поступит вопреки написанному, то пусть игумен будет лишен игуменства и состояние подчиненности послужит для него наказанием за бесчиние, а постриженный в монашество пусть будет передан в другой монастырь, в котором соблюдается строгий монашеский устав.

Τὰς ἀκρίτους καὶ ἀδοκιμάστους ἀποταγὰς ἐπὶ πολὺ τὴν μοναχικὴν εὐταξίαν λυμαινομένας εὑρίσκομεν. Προπετῶς γάρ τινες εἰς τὸν μονήρη βίον ἐαυτοὺς ἐπιῤῥίπτοντες καὶ πρὸς τὸ τραχὺ καὶ ἐπίπονον κατολιγωροῦντες τῆς ἀσκήσεως, ἐπὶ τὸν φιλόσαρκον καὶ ἡδονικὸν βίον ἀθλίως πάλιν ἐπαναστρέφουσιν. Ὥρισεν οὖν διὰ τοῦτο ἡ ἁγία σύνοδος, μηδένα τοῦ μοναχικοῦ καταξιοῦσθαι σχήματος, πρὶν ἂν ὁ τῆς τριετίας χρόνος, εἰς πεῖραν αὐτοῖς ἀφεθείς, δοκίμους αὐτοὺς καὶ ἀξίους τῆς τηλικαύτης βιοτῆς παραστήσῃ. Καὶ τοῦτο κρατεῖν παντὶ τρόπῳ παρεκελεύσατο, πλὴν εἰ μήπου τις βαρεῖα προσπεσοῦσα νόσος τὸν χρόνον ἀναγκάσῃ συσταλῆναι τῆς δοκιμασίας, ἢ μήπου τις εἴη ἀνὴρ εὐλαβὴς καὶ τὸν μοναχικὸν βίον ἐν τῷ κοσμικῷ διανύων σχήματι. Ἐπὶ γὰρ τοῦ τοιούτου ἀνδρὸς εἰς ἀπόπειραν παντελῆ καὶ ὁ ἑξαμηνιαῖος ἀρκέσει χρόνος. Εἰ δέ τις παρὰ ταῦτα διαπράξεται, τὸν μὲν ἡγούμενον, τῆς ἡγουμενείας ἐκπίπτοντα, παιδείαν τῆς ἀταξίας τὴν ἐν ὑποταγῇ διαγωγὴν ἐφευρίσκειν, τὸν δὲ μονάσαντα ἐν ἑτέρᾳ μονῇ, τὴν μοναχικὴν ἀκρίβειαν φυλαττούσῃ, παραδίδοσθαι.

Толкования

Зонара. Настоящее правило требует, чтобы никто не был постригаем, прежде чем даст доказательство своей готовности (к монашеству). Ибо, говорит правило, некоторые, опрометчиво повергают себя в монашеское житие, то есть вступают в оное не с рассуждением, а безотчетно (ибо как повергаемое ложится не в порядке, а как случилось, так и эти являются как бы заброшенными в монашество) и ведут жизнь не в порядке и не по чину. Уклоняясь от строгости и трудов подвижничества, они снова обращаются к плотоугодной и сластолюбивой жизни. Почему, дабы не было сего, собор определил – испытывать приходящих к монашеской жизни в течение 3‑х лет; и когда в это время они выдержат испытание и окажутся способными и достойными монашеского жития, тогда удостаивать их (иноческаго) образа, если только в течение указанного срока не случится какой-либо тяжкой и угрожающей смертию болезни: в таком случае время испытания должно быть сокращено. А если явится какой-либо муж благоговейный, который и в мире жил подобно монахам, и которого личность и боголюбезное житие будут известны, то для искуса и испытания таковых собор признал достаточным 6‑месячный срок. Но в нынешнее время некоторые из игуменов собственные желания ставят выше канонов и только что прибывших постригают немедленно, a других спустя несколько дней, и притом – таких, которые не знают, в чем состоит монашеский подвиг. Не удерживает игуменов от безразсудной поспешности в сем деле и епитимия, состоящая, по правилу, в лишении игуменства и обращении опять в послушание, в наказание за бесчиние. А того, кто сделался монахом без испытания и не в установленный срок, правило повелевает передавать в другую обитель, где монашеский устав соблюдается строго.

Аристен. Никто да не удоcтаивается монашеского образа, разве окажется достойным, быв испытан в течение 3‑летия, если только не сократит срока тяжкая болезнь. А для мужа благоговейного и живущего подобно монахам достаточно 6‑месячного срока. В противном случае игумен лишится игуменства и обратится в послушание, а ставший монахом будет переведен в строгий монастырь.

Вальсамон. Часто, говорят отцы, некоторые по причине скорби, или по другому маловажному побуждению, опрометчиво вступают в монашескую жизнь и, не имея сил понести трудов подвижничества, раскаиваются и постыдно возвращаются в прежнюю мирскую жизнь. Ввиду этого собор определил, чтобы никто не был удостаиваем монашеского образа, прежде испытания и исследования образа жизни ищущего пострижения, но чтобы он испытываем был в течение 3‑летия и таким образом принимал монашеский образ. Ибо в таком случае и сам он не будет раскаиваться в своей опрометчивости, но примет монашеский образ от всей души; если же не понравится ему (быть монахом), то без предосуждения может удалиться из обители и возвратиться в мирскую жизнь. И игумен, подвергнув в указанный срок строгому испытанию его жизнь, изберет одно из двух, то есть или пострижет его, как достойного, или позволит удалиться, как неспособному. Так повелели (отцы) поступать по отношению к здоровым. Если же кто пожелает постричься по причине тяжкой болезни, то ему не возбраняется сделать это и до срока, так что он может быть облечен в образ немедленно. А если пожелает вступить в монашескую жизнь муж благоговейный, который и по своей мирской жизни признается достойным пострижения, такого должно испытывать не в 3‑летний срок, а в 6‑месячный. Игумена, который поступит вопреки этому (правилу), отцы определили лишать игуменства и делать послушником, а постриженного предавать в другую более строгую обитель. Ввиду такого определения правила были в различные времена рассуждения о том, как должно испытывать избирающих монашескую жизнь. Ибо так как некоторые вступают в монастыри, облекаются в рясу, может быть, даже с Трисвятым в храме, переменяют имя и вообще живут и внутри, и вне обители, как монахи; но прежде чем принять полное монашеское пострижение, снимают с себя образ и обращаются в мирскую жизнь, а иногда и сопрягаются законным образом с женами: то некоторые утверждали, что таковые не делают нечего незаконного, но что они имеют право в течении установленного правилом 3‑летия выходить из обители без предосуждения, слагать монашеския одежды и надевать мирские; потому что и правило дает предписание о постригаемых ранее 3‑летия, а не о тех, которые еще находятся на испытании и суть рясофоры. А другие говорили, что правило называет монашеским образом пострижение; но не предписывает, чтобы испытание совершалось в монашеском одеянии и не предполагает того, чтобы кто-нибудь бросал это одеяние, надевал мирское и удалялся. Отсюда открывается, что несущий испытание должен нести оное в мирском одеянии; ибо кто однажды облекся в монашеское одеяние, тому не должно быть дозволено – сегодня являться пред публикой монахом, а завтра выступать мирянином и как бы шутить, подобно актерам, над святым образом; поэтому правильнее было бы принуждать их к принятию пострижения. Говоря это, они подкрепляли свои слова ссылкою на 3‑ю главу 11-го титула настоящего собрания[1], где в начале говорится так: «13‑е постановление 1‑го титула новелл говорит, что дающие обет монашеской жизни, свободные, или рабы, должны предварительно провести 3‑летие, нося волосы и одежду, как миряне, изучая Писание и исповедая свою прошлую жизнь и причину своего желания вступить в монашество, чтобы она не была какая-нибудь предосудительная, и пусть будут вразумляемы. И если пребудут 3‑летие и окажутся достойными сделаться монахами, тогда должны быть постригаемы». На основании этой новеллы, которая принадлежит Юстиниану, требовали, чтобы испытание производилось в мирской одежде. К сему присовокупляли, что поскольку 13‑я глава 1‑го титула 4‑й книги Василик, или, что тоже, 64‑я глава 123‑й Юстиниановой новеллы, определяет, что «осмелившиеся сделать подражание образу монаха или монахини и, подобно актерам, осмеять его в каком бы то ни было месте, должны быть подвергнуты телесному наказанию и ссылке»: то тем более должен быть наказан тот, кто, дав обет монашеской жизни, вступив в монастырь и облекшись в монашескую одежду, бесстыдно преобразится в мирянина. Иные же высказывали, что сделавшимся рясофорами с Трисвятым не должно быть дозволяемо обращаться в мирян; а которые приняли образ без этого, те бесспорно могут в течение 3‑летия слагать с себя монашеские одеяния, и надевать мирския, подобно тому, как жены, скорбя по отшедшим мужьям своим, ходят известный срок в черном платье, а потом снова безопасно одеваются в обыкновенное. Таковы были мнения некоторых. А большинство людей более благоговейных думают, что кто вошел в монастырь и, как бы то ни было, надел черное одеяние и живет подобно монахам, тот не имеет права сделаться опять мирянином; ибо, говорят, ему можно было в течение 3‑летия вынести испытание в мирской одежде. А так как он надел монашеское одеяние, то должен быть вынужден к выполнению своего предположения; если же будет отказываться от этого, то подвергнется наказанию, как говорит закон в 1‑м титуле 4‑й книги (Василик). А поскольку я слышал, что некоторые порицают игуменов, которые постригают приходящих к ним без определенного испытания и тем будто бы нарушают настоящее правило, то думаю, что 3‑я глава 1‑го титула 4‑й книги, что есть 4‑я глава 127‑й Юстиниановой новеллы, разрешает и это недоумение. Ибо там сказано: «если кто пожелает вступить в монашескую жизнь, то повелеваем, чтобы, если известно, что с ним не было никакого особенного случая, игумен монастыря давал ему образ, когда знает; а если он неизвестен, или случилось с ним что-нибудь особенное, то он не должен принимать образа в течение 3‑летия; но игумен монастыря обязан, в течение указанного срока, испытывать его жизнь» и прочее. Таким образом, игумен правильно постригает приходящего к нему, когда знает его; и испытанию подвергаются только сомнительные, например рабы и прочие, принадлежащие к тому же разряду.

Славянская кормчая. (Никон. 1 слово 4). – Никтоже да не сподобится мнишескому образу, аще за 3 лета не искусится, и явится достоин, обаче аще не скратит времене тяжкая болезнь: мужеви же говейну, иже в мире сый мнишески живет, довлеет 6 месяц на искушение. Аще же чрез ее время пострижен будет кто, и спадет убо изыгуменьства игумен, и да будет в покорении: постриженный же во известен монастырь предан будет.

Толкование еп. Никодима (Милаша). См. по ссылке.

Пидалион или «Греческая кормчая книга». См. по ссылке.


[1]Разумеется номоканон патриарха Фотия. См. Σύνταγμα (Конституция), т. I, стр. 254.

Комментировать