Правило 1

2

О том, что монастыри могут быть основаны только с благословения епископа. О неприкосновенности монастырей и их имущества.

Можно видеть, как священное и почетное дело, прекрасно задуманное в древности блаженными и преподобными отцами нашими, – основание монастырей – сегодня совершается плохо. Некоторые, давая своим имениям и владениям имя монастыря и обещая посвятить их Богу, записывают самих себя владельцами пожертвованного. Они придумали такую хитрость: посвящать Богу одно название, ведь после посвящения они не стыдятся присваивать себе ту же власть, которую им не возбранялось иметь прежде. И к этому делу присоединилось такое торгашество, что многое из посвященного продается на виду у всех самими посвятившими, и это вызывает у видящих ужас и отвращение. И таковые не только не раскаиваются в том, что принимают на себя власть над тем, что однажды посвящено Богу, но и бесстрашно передают эту власть другим. Итак, святой Собор вынес об этом определение: никому не позволено основывать монастырь без ведома и воли епископа. С ведома же и позволения епископа, притом что он совершит надлежащую молитву, как боголюбиво законоположено древними, основывать монастырь позволяется, а все то, что ему принадлежит, вместе с ним самим, нужно заносить в опись и хранить ее в епископских архивах. Жертвователь отнюдь не имеет права без воли епископа ставить игуменом себя или другого вместо себя. Ведь если тот, кто что-либо дарит человеку, уже не может быть хозяином этой вещи, то как же тому, кто посвящает и жертвует нечто Богу, можно позволить похищать власть над пожертвованным?

Πρᾶγμα σεμνὸν οὕτω καὶ τίμιον καὶ τοῖς μακαρίοις καὶ ὁσίοις Πατράσιν ἡμῶν πάλαι καλῶς ἐπινοηθέν, ἡ τῶν μοναστηρίων οἰκοδομή, κακῶς ὁρᾶται πραττόμενον σήμερον. Τινὲς γὰρ ὄνομα μοναστηρίου ταῖς οἰκείαις περιουσίαις καὶ ὑπάρξεσι περιθέμενοι καὶ Θεῷ καθαγιάζειν ταύτας ἐπαγγελλόμενοι, κυρίους τε τῶν ἀφιερωθέντων ἑαυτοὺς ἀναγράφουσι καὶ μόνῃ τῇ προσηγορίᾳ τὸ θεῖον ἀφοσιοῦν ἐκμηχανᾶσθαι διεγνώκασι. Τὴν αὐτὴν γὰρ ἐξουσίαν καὶ μετὰ τὴν ἀφιέρωσιν οὐκ ἐρυθριῶσι σφετερίζεσθαι, ἥνπερ ἔχειν οὐκ ἐκωλύοντο πρότερον. Καὶ τοσαύτῃ καπηλείᾳ προσετρίβη τῷ πράγματι, ὥστε πολλὰ τῶν ἀφιερωθέντων, παρ᾿ αὐτῶν γε τῶν ἀφιερωσάντων, καθορᾶται πιπρασκόμενα, θάμβος ὁμοῦ καὶ μῖσος τοῖς ὁρῶσι παρεχόμενα. Καὶ οὐ μόνον οὐκ ἔστιν αὐτοῖς μεταμέλεια, ἐφ᾿ οἷς τῶν ἅπαξ ἀνατεθειμένων Θεῷ τὴν ἐξουσίαν ἑαυτοῖς ἐπιτρέπουσιν, ἀλλὰ καὶ ἑτέροις ταύτην ἀδεῶς παραπέμπουσιν. Ὥρισεν οὖν διὰ ταῦτα ἡ ἁγία σύνοδος, μηδενὶ ἐξεῖναι μοναστήριον οἰκοδομεῖν ἄνευ τῆς τοῦ ἐπισκόπου γνώμης καὶ βουλῆς. Ἐκείνου δὲ συνειδότος καὶ ἐπιτρέποντος καὶ τὴν ὀφειλομένην ἐπιτελοῦντος εὐχήν, ὡς τοῖς πάλαι θεοφιλῶς νενομοθέτηται, οἰκοδομεῖσθαι μὲν τὸ μοναστήριον, πάντα δὲ τὰ ἐν αὐτῷ προσήκοντα, σὺν αὐτῷ ἐκείνῳ, βρεβίῳ ἐγκαταγράφεσθαι καὶ τοῖς ἐπισκοπικοῖς ἀρχείοις ἐναποτίθεσθαι, μηδαμῶς ἄδειαν ἔχοντος τοῦ ἀφιεροῦντος, παρὰ γνώμην τοῦ ἐπισκόπου, ἑαυτὸν ἡγούμενον ἢ ἀνθ᾿ ἑαυτοῦ ἕτερον καθιστᾶν. Εἰ γὰρ ἅπερ τις ἀνθρώπῳ χαρίζεται, τούτων οὐκέτι κύριος εἶναι δύναται, πῶς ἅπερ τις Θεῷ καθαγιάζει καὶ ἀνατίθησι, τούτων ὑφαρπάζειν τὴν κυριότητα παραχωρηθήσεται;

Толкования

Зонара. Правило это повелевает, чтобы желающие созидать монастыри и чрез них посвящать свои стяжания Богу не иначе могли начинать построение монастыря, как если местный епископ, получив о том сведение, дозволит приступить к постройке, совершив и подобающую (на сей случай) молитву. По сооружении же монастыря, должна быть составлена точная опись как самого монастыря, так и всего принадлежащего ему, которая и полагается в епископии на тот конец, дабы строитель монастыря не мог уже взять назад ничего из пожертвованного им. Ибо кто раз посвятил что-либо Богу через обитель, тот навсегда изъял это из своей власти и уже не есть господин (посвященного имущества). Каким же образом он мог бы после того распоряжаться чем-нибудь монастырским как владыка? И правило настолько устраняет его от обители, что не позволяет ни ему самому быть игуменом монастыря, без воли епископа, ни производить другого вместо себя во игумена. Ибо если и подаренного людям даритель уже не может взять назад без причины, так как власть над этим он перенес с себя на другого: то каким образом можно восхитить и снова поставить под свое господство то, что посвящено Богу? – О созидании монастырей дает определения и 4‑я книга Василик 1 тит. 1‑я глава, т. е. 5‑я новелла, также 5‑я книга 2‑го тит. глава 14‑я.

Аристен. Без воли епископа никому да не будет позволено созидать монастырь; а созданный с ведома его и с совершением молитвы да вносится в опись вместе с тем, что принадлежит ему: и да хранится (опись) в епископии; а создавшему да не будет дозволено, без воли епископа, ни игуменствовать, ни производить игумена.

Вальсамон. В толковании на 7‑е правило 7‑го собора мы написали нечто иное о том, как должны быть созидаемы монастыри, и прочти, что там написано. А настоящее правило говорит, что поскольку некоторые жертвуют Богу только именем монастыря, а на деле и по истине хотят снова владеть своими пожертвованиями, отчуждая их по своей воле: то монастыри не должны быть воздвигаемы без ведома местного епископа. Епископ же, совершив подобающую молитву при основании монастыря, т. е. при водружении креста, тем самым дает дозволение на постройки; при этом он обязан внести в опись как то, что имеет быть дано строителем на содержание монастыря и довольствование монахов, так и самый монастырь, и эта опись должна храниться в епископии, а сделавший приношение устраняется от господства над тем, что посвящено Богу. К сему (правило) присовокупляет, что жертвователь настолько должен быть далек от владычества над тем, что посвящено Богу, что не может ни игуменствовать в монастыре без воли епископа, ни другого поставлять игуменом. Ибо, говорит (правило), если того, что дается в дар людям, подаривший уже не может взять себе, то как он восхитит посвященное Богу и снова подчинит себе? Некто спросил: каким же образом, вопреки смыслу этого правила, строители монастырей дают им уставы и поставляют в них не только игуменов, но и особых надзирателей, а иногда, наряду с другими неканоническими распоряжениями, делают и такое, чтобы местный епископ не имел доступа в монастырь? На это некоторые отвечали, что все (ктиторские) уставы, какого бы они ни были содержания, недействительны: ибо что однажды посвящено Богу, то, по смыслу настоящего правила, бесспорно и навсегда должно оставаться под епископскими правами. Другие сказали, что упомянутые уставы должны иметь силу, если написаны согласно с законами и правилами. А иные хотели, чтобы такие уставы оставались в действии в том лишь случае, если они не только составлены канонически законно, но и утверждены царскою рукою. А мне кажется, что поскольку 7‑я глава 1‑го титула 1‑й книги Василик говорит: «кто составит дарственную запись на построение молитвенного дома, или странноприимницы, или больницы, тот и сам и его наследники обязаны, по требованию епископов и экономов, выдать обещанное, с тем, конечно, чтобы (те учреждения) управляемы были согласно с его волею»: то строители монастырей имеют право давать им уставы; но тем, что закон говорит, что молитвенные домы должны быть управляемы согласно с волею ктитора, не дается ему права делать какие-нибудь неканонические и противузаконные распоряжения. Ибо 39‑я глава 1‑го титула 3‑й книги Василик говорит: «избранных ктиторами в клирики, если они оказываются недостойными, епископы должны извергать и рукополагать других» и 7‑я глава 3‑го титула 5‑й книги определяет в конце буквально следующее: «местные епископы должны наблюдать, хорошо ли идет управление, и если найдут, что управители не приносят пользы, имеют право, без всякой ответственности, ставить вместо них других способных». Таким образом, хотя бы как-нибудь и утвердилось что-либо противузаконное и неканоническое, содержащееся в уставах, оно не должно иметь силы. Еще кто-нибудь спросит: если правило определяет, что епископ должен иметь такие права в созданном кем-либо в его области монастыре и что в архиве епископии должна храниться опись монастыря: то не дозволяется ли епископу передавать монастырь кому захочет, и вообще иметь в нем право господства? Думаю, что этим правилом не дано права епископу властвовать над монастырем так, как бы он принадлежал его церкви на праве собственности; но дозволяется только иметь епископские права в нем. А эти права суть следующие: суждение о душевных погрешностях, наблюдение над монастырскими властями, возношение его имени, поставление (σφραγίς) игумена. Итак, монастырь должен оставаться свободным, самоуправляющимся, не отчуждаемым и не могущим поступить в дар. А местный архиерей должен иметь в нем только указанные епископские права. Настоящим правилом и различными другими законами и правилами дозволено желающему, согласно с действующими законоположениями, строить монастыри вновь. А новелла императора господина Никифора Фоки определяет – не строить вновь монастырей, ни странноприемниц, ни богаделен, ни других богоугодных учреждений, но заботиться о поддержании существующих; и в конце присовокупляет буквально следующее: «таким образом, отныне, то есть от начала 7 индиктиона, никому да не будет позволено отдавать каким бы то ни было образом земли и поля монастырям, или богадельням, или странноприемным домам, ни даже митрополиям, или епископиям; ибо такое дарение не принесет им никакой пользы. Если же какие-либо из существующих уже благочестивых домов, или епископий, или монастырей имели столь дурное управление и хозяйство, что остались совсем без земель, то им не должно быть возбранено, с царского ведома и усмотрения, приобретать потребное для них, без излишества. А строить келлии и так называемые лавры в местах пустынных и не прилегающих к поместьям, и другим полям, если они ограничиваются своими межами, не только не воспрещаем желающим, но и поощряем это дело похвалою». Впрочем, новелла эта отменена новеллою порфирородного господина Василия Нового, изданною в месяце апреле, индикта 1‑го 6495 года, которая заключает в себе буквально следующее: «Божиею милостию наше царское величество, узнав и от монахов, испытанных в благоговеинстве и добродетели, и от многих других, что определение, изданное отшедшим от царства господином Никифором относительно Божиих церквей и благочестивых домов, или, лучше сказать, против церквей и таковых домов, сделалось причиною и корнем настоящих зол – потрясения и смуты всего государства, так как этот закон послужил к несправедливости и оскорблению не только церквей и благочестивых домов, но и самого Бога, что подтверждается и самым делом (ибо с тех пор, как вошло в силу то законоположение, и до ныне ничего не случилось в нашей жизни доброго, напротив не миновал нас никакой вид несчастия), постановляет настоящим подписанным хрисовуллом, чтобы упомянутое законоположение упразднилось с настоящего дня и на будущее время оставалось без всякой силы и действия. А должны действовать относительно как Божиих церквей, так и благочестивых домов законы, изданные раньше». При этом знай, что преблаженный император господин Мануил Комнин указом, изданным в сентябре месяце индикта 7, определил, что никто, получив или получая от царей в дар недвижимые имущества, не имеет права передавать их каким бы то ни было образом кому-нибудь другому, разве только лицам, принадлежащим к синклиту и воинскому чину; а если случится противное сему, то недвижимости должны поступать в казну. Точно так же и в феврале месяце 3‑го индикта состоялось новое законоположение того же императора и почти такого же содержания. Но эти распоряжения были отменены позднейшим хрисовуллом сына его приснопамятного порфирородного и императора господина Алексия Комнина, изданным в месяце декабре 1‑го индикта 6691 года.

Славянская кормчая. Без повеления епископа никому же достоит монастыря создати, но да весть епископ, и молитву сотворит, и созданный монастырь и вся сущая в нем внутренняя, и внешняя, на хартию да напишутся, и да будут под властию епископа. И без воли епископли, не подобает ни самому создавшему игуменити в нем, ни игумена поставляти. Сия правила вся разумна.

Толкование еп. Никодима (Милаша). См. по ссылке.

Пидалион или «Греческая кормчая книга». См. по ссылке.

Комментировать