Путь от десяти заповедей к девяти блаженствам

свя­щен­ник Кон­стан­тин Гале­риу

В Ветхом Завете мы полу­чили от Бога в каче­стве закона жизни десять запо­ве­дей (см.: Исх.20:2–17; Втор.5:6–21). В Новом Завете Бог даро­вал нам девять бла­женств (см.: Мф.5:3–11). Име­ются ли сход­ства и раз­ли­чия между этими двумя дарами Божи­ими?

– Сход­ство заклю­ча­ется в том факте, что и у закона, и у бла­женств Один и Тот же Автор – Бог; оба они – дар любви и попе­че­ния о нас.

– А раз­ли­чия?

– Самое важное раз­ли­чие ука­зы­вает нам Святое Еван­ге­лие: «закон дан чрез Моисея; бла­го­дать же и истина про­изо­шли чрез Иисуса Христа» (Ин.1:17).

– Как вы объ­яс­ните это Боже­ствен­ное слово?

– В этом откро­ве­нии пока­зано, как даро­ваны были нам и закон, и бла­жен­ства. Закон был дан через чело­века, через Моисея. Дан он был на горе Синай­ской и в «духе страха» (ср.: Ис.11:3) по при­чине нашего греха, при громах и молниях(ср.:Исх.19:16). Бла­жен­ства даро­ваны нам были Самим Сыном Божиим, соде­лав­шимся Чело­ве­ком. Слова «дан чрез Моисея», а бла­го­дать «пришла через Иисуса Христа» пока­зы­вают, что Сам Автор бла­женств, Бог, пришел к нам, Он здесь при­сут­ствует.

Они [бла­жен­ства] тоже были даны на горе в знак того, что они при­хо­дят свыше, но в духе сми­ре­ния, кро­то­сти, мило­сти и мира Боже­ствен­ного. А если пришел к нам Сын Божий, став­ший Чело­ве­ком, то есть пришла пол­нота, из кото­рой мы берем «бла­го­дать на бла­го­дать» (Ин.1:16), тогда это озна­чает, что в даре бла­женств, пред­ло­жен­ном нам лично Богом, мы имеем пол­ноту бла­го­дати, путь совер­шен­ства.

– Из этого корен­ного отли­чия выте­кают и другие? Не могли бы вы их пока­зать.

– Да! Вду­ма­емся в это. Закон был дан Про­мыс­лом Божиим, чтобы загра­дить путь зла вниз – наклон­ную плос­кость паде­ния нашего. Он словно крик, словно приказ: «Стой, оста­нови, оста­нови зло» – то есть грех, тлен, смерть. Поэтому он являет собой ряд запре­тов: «да не будет у тебя других богов пред лицем Моим; не делай себе кумира; не про­из­носи имени Гос­пода, Бога твоего, напрасно; не убивай; не пре­лю­бо­дей­ствуй; не кради» (Исх.20:3–15).

Бла­жен­ства же ука­зы­вают про­ти­во­по­лож­ный путь – вверх. Они пола­гают начало вос­хож­де­нию к жизни, к Цар­ствию Божию (Лк.6:20). Закон – это одно сплош­ное «нет», ска­зан­ное губи­тель­ному злу. Бла­жен­ства – одно сплош­ное «да» Боже­ствен­ное, сози­да­тель­ное. Они [бла­жен­ства] названы обе­то­ва­ни­ями. Но «все обе­то­ва­ния Божии в Нем – во Христе – суть “да”» (2Кор.1:20).

– Какие смыслы откры­вает для нас, для нашего духов­ного пре­успе­я­ния тот факт, что запо­веди закона носят нега­тив­ный, запре­ти­тель­ный харак­тер, тогда как бла­жен­ства имеют харак­тер утвер­ди­тель­ный?

– Всякий твор­че­ский акт начи­на­ется с утвер­жде­ния, с «да», вплоть до пер­во­на­чаль­ного Твор­че­ского утвер­жде­ния: «и сказал Бог: да будет» (Быт.1:3). Отри­ца­ние может сти­му­ли­ро­вать твор­че­ский акт, но само по себе не явля­ется сози­да­тель­ным. Отри­ца­ние всегда явля­ется вто­рич­ным, оно сле­дует за утвер­жде­нием и зави­сит от него.

– Име­ются ли еще другие раз­ли­чия?

– Закон был дан народу избран­ному, под­го­тов­лен­ному к тому, что из него родится Хри­стос Спа­си­тель, – а Иисус Хри­стос вве­ряет бла­жен­ства всем наро­дам.

Закон был напи­сан на камен­ных скри­жа­лях; он насаж­да­ется скорее извне и угро­жает карой – бла­жен­ства, изре­чен­ные Тем, Кто вопло­тился от Духа Свята и Марии Девы, пишутся в духе и пло­до­при­но­сят в любви в чистом сердце. «Бла­го­дать пишет свои законы на пажи­тях сердца», – ука­зы­вают святые отцы.

– Насаж­де­ние бла­женств в духе и сердце имеет сози­да­тель­ное зна­че­ние?

– Да! Наше сози­да­ние начи­на­ется изнутри. «Добрый чело­век из доб­рого сокро­вища (внут­рен­него) выно­сит доброе» (Мф.12:35). Пре­муд­рый Ветхий Завет также гово­рит, про­све­щен­ный Духом Святым: «больше всего хра­ни­мого храни сердце твое, потому что из него источ­ники жизни» (Притч.4:23).

Я бы доба­вил еще: закон назван дето­во­ди­те­лем, вос­пи­та­те­лем ко Христу (Гал.3:24), а Хри­стос – конец закона (Рим.10:4). Конец не в смысле пре­кра­ще­ния, окон­ча­ния, а финаль­но­сти, конеч­ной цели (telos), к кото­рой Он нас направ­ляет. Итак, как закон есть вос­пи­та­тель ко Христу, так и бла­жен­ства явля­ются через Христа вос­пи­та­те­лем, про­вод­ни­ком к Цар­ствию Божию, к пас­халь­ному празд­нику дня вось­мого.

– Имеют ли запо­веди обя­за­тель­ную цен­ность для нас сего­дня, по про­ше­ствии более чем трех тысяч лет?

– Язык еще древ­нее, но никто не может ска­зать, чтобы он утра­тил свою цен­ность. А что каса­ется вет­хо­за­вет­ного закона, то о нем Сам Спа­си­тель сказал: «не думайте, что Я пришел нару­шить закон или про­ро­ков: не нару­шить пришел Я, но испол­нить»(Мф.5:17).

Заметьте, Спа­си­тель не раз­ру­шает ничего фун­да­мен­таль­ного, ничего из того, что «яко Той рече, и быша» (Пс.32:9), но всё в Нем ведет к пол­ноте, поскольку Он есть пол­нота (Ин.1:16; Кол.1:19).

Впро­чем, сам закон явля­ется сту­пе­нью на пути нашего вос­хож­де­ния, нашего посто­ян­ного про­гресса. Поэтому Высший Зако­но­по­лож­ник гово­рит: «закон и про­роки до Иоанна; с сего вре­мени Цар­ствие Божие бла­го­вест­ву­ется, и всякий уси­лием входит в него»(Лк.16:16). А «любовь есть испол­не­ние закона» (Рим.13:10).

– Спа­си­тель испол­нил все запо­веди закона?

– Да, Он привел к пол­ноте все запо­веди. Возь­мем первую запо­ведь: «Я Гос­подь, Бог твой, да не будет у тебя других богов» (ср.: Исх.20:2–3); Спа­си­тель рас­крыл ее пол­ноту, пока­зав нам, что Бог, гово­ря­щий нам в этой запо­веди, есть Отец наш Небес­ный; что Он, Иисус Хри­стос, – Сын Отца Небес­ного, Сын Божий, нас ради чело­век и нашего ради спа­се­ния вопло­тив­шийся от Духа Свята и Марии Девы и воче­ло­ве­чив­шийся. Таким обра­зом Спа­си­тель открыл нам Троицу еди­но­сущ­ную и нераз­дель­ную.

– Пре­свя­тая Троица откры­лась и в Ветхом Завете?

– Да, насколько спо­со­бен был постичь это тогдаш­ний веру­ю­щий. Напри­мер, уже в самом начале книги Бытия. Когда мы читаем: «в начале сотво­рил Бог небо и землю. Земля же была без­видна и пуста, и тьма над без­дною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт.1:1–3). Если духовно читать эти слова, то нам откры­ва­ется Пре­свя­тая Троица. Бог в этой цитате – это Бог Отец. Слова «сотво­рил» и «сказал» откры­вают нам Бога Сына, Бога Слово, чрез Кото­рого «всё начало быть» (Ин.1:3). А Дух Божий, носив­шийся над водою, – это Дух Святой.

Есть много и других мест в Ветхом Завете, отно­ся­щихся ко Пре­свя­той Троице, о кото­рых мы можем упо­мя­нуть здесь лишь отча­сти. Вот напри­мер: «и сказал Бог: сотво­рим чело­века по образу Нашему и по подо­бию Нашему» (Быт.1:26); явле­ние Авра­аму трех мужей у дуба Мам­врий­ского, кото­рым пат­ри­арх покло­нился и обра­тился к Одному: «Вла­дыка! если я обрел бла­го­во­ле­ние пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего» (Быт.18:1–3).

А также в книге Псал­мов: «Словом Гос­под­ним небеса утвер­ди­шася, и Духом уст Его вся сила их» (Пс.32:6); «руце Твои сотво­ри­сте мя и созда­сте мя; вра­зуми мя, и научуся оправ­да­нием Твоим» (Пс.118:73). Руки Отца, как тол­куют это святые отцы (святой Ириней), суть Сын и Дух Святой. Поэтому таин­ство свя­того кре­ще­ния начи­на­ется с при­зы­ва­ния этих слов Пс.118 и трое­крат­ного дуно­ве­ния на при­ни­ма­ю­щего таин­ство, ибо кре­ще­ние явля­ется созда­нием вновь1.

Но все эти Боже­ствен­ные сви­де­тель­ства были про­об­ра­зо­ва­ни­ями тайны Пре­свя­той Троицы, кото­рая пол­но­стью откро­ется в Новом Завете через вопло­ще­ние Сына Божия от Духа Свята и Марии Девы.

– Объ­яс­ните нам, пожа­луй­ста, важ­ность откры­тия этой тайны для нашей жизни.

– Да, Троица обос­но­вы­вает любовь.

– Не гово­рится ли и в Ветхом Завете о любви?

– Часто оши­бочно утвер­ждают, будто в Ветхом Завете не гово­рится о любви. Напро­тив! Во Вто­ро­за­ко­нии мы читаем: «слушай, Изра­иль: Гос­подь, Бог наш, Гос­подь един есть; и люби Гос­пода, Бога твоего, всем серд­цем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими» (6:4–5). А в книге Левит снова читаем запо­ведь: «люби ближ­него твоего, как самого себя» (19:18). И Спа­си­тель ука­зы­вает, что «на сих двух запо­ве­дях утвер­жда­ется весь закон и про­роки» (Мф.22:40).

– Как же тогда Спа­си­тель привел к пол­ноте закон любви?

– Заметьте, Гос­подь Сам гово­рит, что в этих двух запо­ве­дях, сфор­му­ли­ро­ван­ных таким обра­зом, содер­жатся «закон и про­роки». Этого пони­ма­ния достигли, на пути Про­мысла, про­роки Боже­ствен­ного дето­во­ди­тель­ства. Спа­си­тель при­дает запо­веди о любви совер­шен­ство, пол­ноту. Прежде всего Он дает ей Боже­ствен­ное осно­ва­ние. Бог воз­ве­щал и в Ветхом Завете: «любо­вью вечною Я воз­лю­бил тебя» (Иер.31:3). Спа­си­тель, однако, откры­вает, что Бог есть любовь-в-Себе, и Он есть любовь потому, что Он Троица. Любовь не может осно­вы­ваться в ком-либо одном отдельно взятом, в некоем мета­фи­зи­че­ском оди­но­ком.

Бог любит, поскольку Он Отец, поскольку у Него есть Сын, Кото­рого любит от века; и любит Его в Духе Святом, Кото­рый есть «недро»(Ин.1:18) Славы и вечная радость этой любви.

И поскольку Бог есть любовь-в-Себе, любовь Святой Троицы, то Он любит и нас, Свое тво­ре­ние. Поэтому Бог гово­рит: «ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего Еди­но­род­ного, чтобы всякий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16). «Имел жизнь вечную». Прин­ци­пом жизни явля­ется именно любовь.

А как Он дал нам жизнь вечную, это пока­зы­вает святой апо­стол Павел: Он ввел нас «в Цар­ство воз­люб­лен­ного Сына Своего» (Кол.1:13).

Нужно доба­вить также, что Спа­си­тель при­дает пол­ноту и запо­веди любви к ближ­нему. Ска­зано: «люби ближ­него твоего, как самого себя»(Мф.19:19). Глу­бин­ным смыс­лом этой запо­веди явля­ется ува­же­ние к чело­ве­че­ской лич­но­сти – как ближ­него, так и моей. Я люблю ближ­него, не упразд­няя, не анну­ли­руя себя. Иначе говоря, кате­го­ри­че­ски запре­щено само­убий­ство и любой другой акт, раз­ру­ша­ю­щий или ближ­него, или меня самого.

И тем не менее в мир вошел грех, а грехом смерть. А если вошел грех, кото­рый повре­ждает и меня, и моего ближ­него, то могу ли я ска­зать, что в том, чтобы «любить ближ­него, как себя самого», заклю­ча­ется пол­нота моей любви к ближ­нему? Когда я грешу, я уже не люблю даже самого себя; как же я могу быть образ­цом для любви к ближ­нему? Тогда мы пони­маем, почему Спа­си­тель гово­рит, что в Его любви заклю­ча­ется новая запо­ведь, когда утвер­ждает: «запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас» (Ин.13:34; ср.: 15:12). Здесь образ­цом и опло­том любви уже явля­юсь не я, чело­век, а Бог Слово, в Кото­ром уже нет гре­хо­па­де­ния.

Вопросы свя­щен­нику Кон­стан­тину Гале­риу
зада­вал архи­манд­рит Иоан­ни­кий (Бэлан)


При­ме­ча­ние:

1. В чино­по­сле­до­ва­нии свя­того кре­ще­ния Румын­ской Церкви есть неболь­шие рас­хож­де­ния по срав­не­нию с тем, что при­нято в Рус­ской Церкви, где оно начи­на­ется с «Молитвы о еже сотво­рити огла­шен­наго»: «Раз­ре­шает свя­щен­ник пояс хотя­щаго про­све­тится, и совла­чает и отре­шает его, и постав­ляет его к востоку во единой ризе непре­по­я­сана, непо­кро­вена, необувена, иму­щаго руце доле, и дует на лице его трижды, и зна­ме­нует чело его и перси трижды, и нала­гает руку на главу его, гла­голя: “Гос­поду помо­лимся…”». В румын­ском чино­по­сле­до­ва­нии выде­лен­ное место звучит так: «…и дует трижды, кре­сто­об­разно, на лице его, зна­ме­нуя его трижды на челе, устах и персях и про­из­нося каждый раз: “Руце Твои сотво­рите мя и созда­сте мя”. Затем, воз­ло­жив руку на главу его, гла­го­лет: “Гос­поду помо­лимся…”». Слова «Руце Твои сотво­рите мя и созда­сте мя» в чино­по­сле­до­ва­нии Рус­ской Церкви про­из­но­сятся при пома­за­нии рук кре­ща­е­мого непо­сред­ственно перед погру­же­нием его в купель.

Православие.ру

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки