Учение о Премудрости Божией

свящ. Алек­сандр Мень

§25. Учение о Пре­муд­ро­сти Божией (Книга Прит­чей)

1. Про­ис­хож­де­ние, харак­тер и ком­по­зи­ция Кн. Прит­чей. Хотя эта книга име­ну­ется «Соло­мо­но­вой», в ней самой даны ука­за­ния на несколь­ких авто­ров и соста­ви­те­лей. Один раздел ее при­над­ле­жит ано­ним­ным муд­ре­цам (Притч 22:17–24:34), другой — содер­жит изре­че­ния Соло­мона, собран­ные в VIII веке «мужами царя Езекии» (Притч 25–29), третий и чет­вер­тый — состав­лены хака­мами Агуром и Лему­и­лом (Притч 30:1–14; Притч 31:1–9). Авторы осталь­ных частей никак не обо­зна­чены.

Наи­бо­лее ранние притчи (евр. мишле — афо­ризмы, мысли) вос­хо­дят к Соло­мону (см. т. 1, §30), а Пролог (Притч 1–9) при­над­ле­жит послед­нему редак­тору книги. Язык Про­лога ука­зы­вает на послеп­лен­ную эпоху. Кроме того, его бого­сло­вие свя­зано с более полным рас­кры­тием Слова Божия, нежели во вре­мена Соло­мона. В част­но­сти, при Соло­моне гос­под­ство­вало поня­тие о кол­лек­тив­ной и родо­вой ответ­ствен­но­сти за грех; между тем в Прит­чах дела­ется уда­ре­ние на ответ­ствен­но­сти личной, а этот взгляд уко­ре­нился только под вли­я­нием про­по­веди пр. Иере­мии и Иезе­ки­иля (Иер 31:29–30; Иез 18:2–3). По мнению боль­шин­ства экзе­ге­тов, Пролог Прит­чей был напи­сан в конце V века до Р.Х.

При­ме­ча­ние. Книга в целом содер­жит около 900 афо­риз­мов; уже поэтому ее нельзя отож­деств­лять с древ­ней­шими прит­чами Соло­мона, число кото­рых было 3000. Не сов­па­дают они и по содер­жа­нию. Царь-мудрец гово­рил о «дере­вах, от кедра, что в Ливане, до иссопа, вырас­та­ю­щего из стены; гово­рил и о живот­ных, и о птицах, и о пре­смы­ка­ю­щихся, и о рыбах» (3Цар 4:32–33). Тема­тика Кн. Прит­чей по боль­шей части — иная.

Таким обра­зом, книга имеет долгую исто­рию, в кото­рой отра­зи­лись после­до­ва­тель­ные этапы Откро­ве­ния (см. Пра­во­слав­ная Мысль. Париж, 1955, в. Х, с.95).

Книга была вве­дена в канон не без неко­то­рых коле­ба­ний, но, с тех пор как ее при­няли, она неиз­менно поль­зо­ва­лась боль­шим авто­ри­те­том. Отрывки из нее вклю­чены в бого­слу­же­ние, а Вели­ким Постом она про­чи­ты­ва­ется от начала до конца. Гре­че­ское назва­ние книги — Паре­мии. Отсюда про­ис­хо­дит и само обо­зна­че­ние вет­хо­за­вет­ных цер­ков­ных чтений.

«Книга Прит­чей, — гово­рит свт. Васи­лий Вели­кий, — есть обра­зо­ва­ние нравов, исправ­ле­ние стра­стей и вообще учение жизни, заклю­ча­ю­щее в себе мно­же­ство правил для дея­тель­но­сти» (Беседа ХII). Здесь мы рас­смот­рим в основ­ном Пролог Кн. Прит­чей (нази­да­тель­ный раздел см. т. 1, §30), кото­рый отме­чен сти­ли­сти­че­ским и бого­слов­ским един­ством.

2. Источ­ник муд­ро­сти. Для вет­хо­за­вет­ных книж­ни­ков позна­ние муд­ро­сти озна­чало нечто иное, чем в учении антич­ных фило­со­фов. Греки видели муд­рость прежде всего в позна­нии мира. У хака­мов слово «муд­рость» (евр. хокма) мно­го­значно. С одной сто­роны, муд­рость есть свой­ство чело­ве­че­ского ума, а с другой — она тож­де­ственна с поряд­ком, или уста­вом, в част­но­сти с тем, что помо­гает царю пра­вить стра­ной, а про­стому чело­веку — семьей и хозяй­ством. Вна­чале такая муд­рость была в глазах изра­иль­тя­нина ино­зем­ным сокро­ви­щем, ибо ее заим­ство­вали из стран с высо­ким уров­нем циви­ли­за­ции. И, нако­нец, смысл слова «хокма» связан с житей­ской умуд­рен­но­стью, с оцен­кой, кото­рую дает быва­лый чело­век окру­жа­ю­щему. Хакамы были хорошо зна­комы с писа­ни­ями муд­ре­цов Египта, Вави­лона и других окру­жав­ших Изра­иль стран.

Но воз­зре­ния хака­мов не оста­но­ви­лись на этой свет­ской стадии. Откро­ве­ние Божие при­вело их к пони­ма­нию источ­ника и сущ­но­сти муд­ро­сти. Под­лин­ная муд­рость выра­жа­ется в пра­вед­но­сти. Познав­ший ее познал глав­ные законы нрав­ствен­ной жизни.

Гре­че­ские фило­софы искали основы этики в самом чело­веке. Но Библия пока­зы­вает, что чело­век скло­нен и к добру и ко злу; поэтому источ­ник жиз­нен­ных правил нахо­дится в сверх­при­род­ном мире. Люди должны сле­до­вать добру, пови­ну­ясь воле Божией. Таким обра­зом, под­лин­ная муд­рость неот­де­лима от веры:

Ибо Гос­подь дает муд­рость,
из уст Его — знание и разум.

Притч 2:6

Подобно Цар­ству Божию еван­гель­ской притчи, муд­рость срав­ни­ва­ется с самой боль­шой дра­го­цен­но­стью, перед кото­рой все тлен­ные сокро­вища — ничто (Притч 3:13–15).

Сущ­ность муд­ро­сти выра­жена в афо­ризме, кото­рый не раз встре­ча­ется в Книге Прит­чей:

Начало муд­ро­сти — страх Гос­по­день,
и позна­ние Свя­того — разум.

Притч 9:10

Что же такое «страх Гос­по­день»? — Боязнь нака­за­ния за грехи? Но к этому нельзя сво­дить побуж­де­ние к нрав­ствен­ной жизни. Сино­ним слову «страх» в Притч 9:10 есть слово «позна­ние». А «позна­ние» в Ветхом Завете озна­чает любовь, веру, бли­зость к Богу.

На языке Библии «боя­щийся Бога» — это чело­век, про­ник­ну­тый бла­го­го­ве­нием. Обыч­ному поня­тию «страх — испуг» соот­вет­ствует слово «пахад», а бла­го­го­вей­ный трепет души обо­зна­ча­ется словом «ира», кото­рый и упо­треб­лен в Прит­чах (ср. Притч 1:27 и Притч 1:29).

Если жизнь в согла­сии с муд­ро­стью есть испол­не­ние небес­ной воли, то не должна ли муд­рость иметь и более широ­кое зна­че­ние? Ведь судьбы людей — часть общих судеб миро­зда­ния, и вся Все­лен­ная зиждется на воле и замыс­лах Творца. Поэтому автор Прит­чей раз­мыш­ляет и о сокро­вен­ной Пре­муд­ро­сти Божией, устро­я­ю­щей космос.

Здесь опять-таки мы нахо­дим отли­чие биб­лей­ского учения от антич­ной фило­со­фии, кото­рая начала раз­ви­ваться в ту эпоху (см. §1). Гре­че­ский пан­те­изм наде­ялся найти пер­во­ис­точ­ник и основы при­роды в ней самой. Иному учит Слово Божие.

Гимн, напи­сан­ный авто­ром Иова и вклю­чен­ный им в эту книгу (гл. 28) с пре­дель­ной ясно­стью гово­рит об источ­нике высшей Пре­муд­ро­сти:

Но где Пре­муд­рость обре­та­ется?
и где место разума?
Не знает чело­век цены ее,
и она не обре­та­ется в земле живых.
Бездна гово­рит: «не во мне она»;
и море гово­рит: «не у меня»…
Сокрыта она от очей всего живу­щего,
и от птиц небес­ных утаена.
Авад­дон и смерть гово­рят:
«ушами нашими слы­шали мы слух о ней».
Бог знает путь ее,
и Он ведает место ее…
Когда Он ветру пола­гал вес
и рас­по­ла­гал воду по мере,
Когда назна­чал устав дождю
и путь для молнии гро­мо­нос­ной,
Тогда Он видел ее и явил ее,
при­го­то­вил ее и еще испы­тал ее,
и сказал чело­веку:
«Вот, страх Гос­по­день есть истин­ная пре­муд­рость,
и уда­ле­ние от зла — разум».

Так Слово Божие утвер­ждает един­ство кос­ми­че­ского и нрав­ствен­ного миро­по­рядка в их общем про­ис­хож­де­нии из боже­ствен­ной Воли. И законы есте­ства, и законы чело­ве­че­ской жизни имеют один источ­ник: Творца, про­яв­ля­ю­щего Свою бес­пре­дель­ную мощь и бла­гость через Пре­муд­рость.

3. Учение о Пре­муд­ро­сти Божией. В Про­логе Кн. Прит­чей Пре­муд­рость, по словам Б. А. Тура­ева, «ипо­ста­си­ро­вана» (ИДВ, т. 2, с.280). Это не просто оли­це­тво­ре­ние отвле­чен­ной идеи, а нечто боль­шее. Правда, в первых трех главах ее можно пони­мать как соби­ра­тель­ное обо­зна­че­ние сосло­вия муд­ре­цов. Но Пре­муд­рость Божия Прит­чей есть и сила, исхо­дя­щая непо­сред­ственно от Творца.

В рус­ской рели­ги­оз­ной мысли на этом осно­ва­нии была раз­вита кон­цеп­ция «софи­о­ло­гии» (Вл. Соло­вьев, свящ. П. Фло­рен­ский, прот. С. Бул­га­ков), кото­рая рас­смат­ри­вала Пре­муд­рость Божию (греч. София) как извечно пре­бы­ва­ю­щий в Боге ипо­стас­ный пер­во­об­раз твари. Однако обще­цер­ков­ного при­зна­ния этот тео­ло­гу­мен не полу­чил1.

В Кн. Прит­чей Хокма-Пре­муд­рость гово­рит:

Гос­подь имел (дословно создал) меня нача­лом пути Своего,
прежде созда­ний Своих, искони…
Я роди­лась прежде, нежели водру­жены были горы,
прежде холмов,
Когда еще Он не сотво­рил ни земли, ни полей,
ни началь­ных пыли­нок Все­лен­ной.
Когда Он уго­тов­лял небеса, я была там,
когда Он про­во­дил кру­го­вую черту по лицу бездны…
Тогда я была при Нем худож­ни­цею
и была радо­стью всякий день,
весе­лясь пред лицем Его во все время.

Притч 8:22–30

При­бе­гая к языку Отцов Церкви, Пре­муд­рость есть «энер­гия» Сущего: те аспекты выс­шего Бытия, кото­рые только и могут быть вос­при­няты чело­ве­ком. Вне этих свойств Божиих ника­кое бого­сло­вие невоз­можно, кроме апо­фа­ти­че­ского (отри­ца­тель­ного), кото­рое утвер­ждает о Боге только то, «чем Он не явля­ется».

В согла­сии с Кн. Прит­чей (Притч 3:19) псалом 103 учит, что Бог все сотво­рил «пре­мудро» (дословно: бэ-хокма — в пре­муд­ро­сти). Тем самым Пре­муд­рость сбли­жа­ется со Словом, Кото­рое в Новом Завете откры­ва­ется как второе Лицо Святой Троицы: «Все через Него начало быть» (Ин 1:3).

«Бог бла­го­во­лил, — пишет свт. Афа­на­сий Вели­кий, — чтобы Пре­муд­рость Его сни­зо­шла к тварям, чтобы во всех вообще тварях и в каждой порознь были поло­жены некий отпе­ча­ток и подо­бие Его образа, чтобы при­ве­ден­ное в бытие ока­за­лось пре­муд­рым и достой­ным Бога делом» (На ариан, 2,78).

Воз­ве­щая непо­сти­жи­мость Творца, Ветхий Завет в то же время знает и о Его Откро­ве­нии миру. Через Откро­ве­ние, или Само­про­яв­ле­ние, Неиз­ре­чен­ный ста­но­вится позна­ва­е­мым. Уже акт твор­че­ства есть форма Откро­ве­ния, а всту­пая с людьми в Завет, при­бли­жая их к Своей Пол­ноте, Ягве еще полнее откры­вает Себя твари.

Один из биб­лей­ских обра­зов Тео­фа­нии, Бого­яв­ле­ния, име­ну­ется Анге­лом Ягве (Быт 16:7; Быт 22:11; Исх. 32; Суд. 2:1). Слово Сущего, Его Дух и Пре­муд­рость есть как бы три Ангела, откры­ва­ю­щих в Ветхом Завете тайну Божию. Зна­ме­на­тельно, что на древ­не­рус­ских иконах Пре­муд­рость Гос­подня пред­став­лена в виде кры­ла­той фигуры, напо­до­бие ангела (см. ЖМП, 1982, # 8, с. 72 сл.).

Слово «Хокма» в древ­не­ев­рей­ском языке жен­ского рода, и Притчи изоб­ра­жают ее в виде Жены, кото­рая, построив пре­крас­ный дворец, созы­вает туда всех, кто хочет вни­мать ее словам (Притч 9:1 сл.). «Дом Пре­муд­ро­сти» и сама она озна­чают осу­ществ­ле­ние на земле наме­ре­ний Творца, цар­ство людей, испол­ня­ю­щих Его заветы2. «Дом» этот счи­та­ется также про­об­ра­зом Цар­ства Божия, Церкви, Бого­ма­тери. Поэтому паре­мии из Прит­чей читают в Бого­ро­дич­ные празд­ники, а храмы св. Софии справ­ляют пре­столь­ные празд­ники в Бого­ро­дич­ные дни3.

Аспекты биб­лей­ского поня­тия Пре­муд­ро­сти (Муд­ро­сти)

  1. Житей­ская муд­рость — плод есте­ствен­ного разума, дан­ного Богом (Иов 32:7)
  2. Высшая муд­рость, полу­чен­ная от Бога (Иов 28:23)
  3. Муд­рость Творца, отоб­ра­жен­ная в твари и нрав­ствен­ном миро­по­рядке (Притч 8:22–31; Пс 103:24)
  4. Пре­муд­рость как Откро­ве­ние Бога, каса­ю­ще­еся основ веры и пра­вед­ной жизни (Прем. 10–15)
  5. Ипо­стас­ная Пре­муд­рость, то есть Слово Божие, Второе Лицо Св. Троицы (Пс. 32:6)
  6. Вопло­щен­ное Слово — Хри­стос, Божия сила и Божия Пре­муд­рость (1Кор 1:24)

4. Два пути. И нако­нец, Пре­муд­рость есть «тот аспект Боже­ствен­ного Про­мысла, кото­рый можно опре­де­лить как учи­тель­ное дей­ствие Бога. Пре­муд­рость это Бог умуд­ря­ю­щий и настав­ля­ю­щий на пра­виль­ный жиз­нен­ный путь» (прот. А. Князев). Анти­по­дом Жены-Пре­муд­ро­сти явля­ется в Прит­чах жена-блуд­ница, зама­ни­ва­ю­щая в свои сети чело­века. Она оли­це­тво­ряет грех и безу­мие, кото­рые обри­со­ваны в книге с оттал­ки­ва­ю­щими подроб­но­стями (Притч. 9:13 сл.).

Писа­ния муд­ре­цов посто­янно воз­вра­ща­ются к такому про­ти­во­по­став­ле­нию. Они ставят чело­века перед выбо­ром (ср. Пс. 1:6 — «яко весть Гос­подь путь пра­вед­ных, а путь нече­сти­вых погиб­нет»).

Выбор этот — сво­бод­ный. Бла­го­даря сво­боде люди несут ответ­ствен­ность за избран­ный ими путь. Про­тив­ле­ние Творцу, грех, не может оста­ваться без послед­ствий. И речь идет не столько о каре, идущей извне, сколько о раз­ру­ши­тель­ной силе самого греха:

Потому что упор­ство невежд убьет их,
и бес­печ­ность глуп­цов погу­бит их.

Притч. 1:32

Чело­век должен утвер­диться в мысли: с Богом он жив, вне Его — мертв. Эта мысль — одна из цен­траль­ных уже в Мои­се­е­вом Завете: «Вот Я сего­дня пред­ло­жил тебе жизнь и добро, смерть и зло» (Втор. 30:15). Закон и Про­роки, псал­мо­певцы и муд­рецы — все они гово­рят о бла­го­сло­вен­ной жизни пра­вед­ни­ков и бед­ствиях, ожи­да­ю­щих рабов греха.

Но как в таком случае понять смысл невзгод, пости­га­ю­щих пра­вед­ни­ков? В ответ на это Кн. Притчй ука­зы­вает на бла­го­твор­ную роль испы­та­ний:

Нака­за­ния Гос­подня, сын мой, не отвер­гай
и не тяго­тись обли­че­нием Его;
Ибо, кого любит Гос­подь, того нака­зы­вает,
и бла­го­во­лит к тому, как отец к сыну своему.

Притч. 3:11–12

Эта послед­няя, исклю­чи­тельно важная и труд­ная тема в Прит­чах только наме­чена. Наи­бо­лее остро вопрос о стра­да­нии невин­ного постав­лен в Кн. Иова.

Вопросы для повто­ре­ния
  1. Какие черты Кн. Прит­чей ука­зы­вают на ее про­ис­хож­де­ние не только от Соло­мона?
  2. Как пер­во­на­чально пони­ма­лась муд­рость?
  3. Какова истин­ная муд­рость по Кн. Прит­чей?
  4. Каков источ­ник истин­ной муд­ро­сти?
  5. Что пони­мает Кн. Прит­чей под Пре­муд­ро­стью Божией?
  6. В чем заклю­ча­ется учение о двух путях?

При­ме­ча­ния:

1.См. Еп. Пити­рим Воло­ко­лам­ский. Основ­ные прин­ципы совре­мен­ного бого­слов­ского иссле­до­ва­ния в их раз­ви­тии с конца ХIХ века. БТ, 1970, в. 5.
2. Семь стол­бов Дома Пре­муд­ро­сти озна­чают пол­ноту совер­шен­ства.
3. Сле­дует отме­тить, что пер­во­на­чально храмы св. Софии посвя­ща­лись «Христу, Пре­муд­ро­сти Божией» (ср. 1Кор 1:24).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки