Удавленина

Уда́вленина — (др.-греч. πνικτός; лат. suffocatis) — биб­лей­ский термин, озна­ча­ю­щий труп­ное мясо живот­ного, кото­рое было умерщ­влено удав­ле­нием. Отли­чием удав­ле­нины от мяса живот­ного, кото­рого заре­зали, явля­ется сохра­не­ние в нём крови.

На Первом апо­столь­ском соборе был опре­де­лён мини­мум, кото­рый из Вет­хо­за­вет­ного Закона должны были соблю­дать хри­сти­ане из языч­ни­ков (Деян.15.20): «воз­дер­жи­ваться от удав­ле­нины, блуда и крови, и не делать дру­гому, чего не жела­ешь себе». Для иудея кровь озна­чала жизнь, а жизнь при­над­ле­жала одному Богу. Поэтому все мясо, упо­треб­ля­е­мое иуде­ями, заби­ва­лось и под­го­тав­ли­ва­лось так, чтобы кровь вся стекла. Прак­тика языч­ни­ков, не усу­шав­ших заби­тых живот­ных от крови, была про­тивна иудеям. Равно про­тив­ным нахо­дили они и прак­тику заби­вать скот посред­ством удав­ле­ния. Таким обра­зом хри­сти­ане из языч­ни­ков стали есть лишь мясо, при­го­тов­лен­ное по иудей­скому пра­вилу, что устра­нило пре­граду между ними и хри­сти­а­нами из иудеев. В наше время слово “удав­ле­нина” рас­про­стра­ня­ется на всех живот­ных, кото­рые не были убиты, а погибли в резуль­тате болез­ней или же были заду­шены.

Поста­нов­ле­ния апо­столь­ского собора, упо­ми­на­е­мые в Новом Завете, после реше­ния про­блемы вза­и­мо­от­но­ше­ний между хри­сти­а­нами из иудеев и из языч­ни­ков, посте­пенно стали интер­пре­ти­ро­ваться раз­лично в помест­ных церк­вах Востока и Запада, что поро­дило две тра­ди­ции пони­ма­ния этого запрета.
В тра­ди­ции восточ­ной части Пра­во­слав­ной Церкви апо­столь­ский запрет рас­смат­ри­вался, как посто­ян­ный и без­услов­ный. 63‑е апо­столь­ское пра­вило гласит: «Если епи­скоп, или пре­сви­тер, или диакон, или вообще кто-либо из свя­щен­ного чина съест мясо с кровью души его, или зве­ро­ядину, или мерт­ве­чину, да будет извер­жен, ибо это запре­тил закон. Если же миря­нин, да будет отлу­чен». 67‑е пра­вило Трулль­ского собора повто­ряет этот запрет.
Однако на хри­сти­ан­ском Западе данный запрет рас­смат­ри­вался, как вре­мен­ный и обу­слов­лен­ный исклю­чи­тельно теми обсто­я­тель­ствами, кото­рые суще­ство­вали в Иеру­са­лим­ской Церкви апо­столь­ской эпохи. Выше­упо­мя­ну­тые кано­ни­че­ские запреты не счи­та­лись обя­за­тель­ными в Запад­ной Церкви. В V веке данный вопрос затра­ги­вал бла­жен­ный Авгу­стин. Он писал:  «Там, где цер­ковь была обра­зо­вана из языч­ни­ков так, что в ней ничего изра­иль­ского по плоти не про­яви­лось, какой хри­сти­а­нин соблю­дает еще то, чтобы не при­кос­нуться к дроз­дам или малень­ким птич­кам, если не была про­лита их кровь, или не есть зайца, если тот не был умерщ­влен, пора­жен­ный рукой в шею, при этом из раны вытекла кровь? И те немно­гие, кото­рые до сих пор боятся к этому при­кос­нуться, осме­и­ва­ются дру­гими. Итак, в этом вопросе ум всех их помнил такое слово истины: “Не то осквер­няет вас, что входит в уста ваши, но то, что исхо­дит”» (Contra Faustum Manicheum, XXXII, 13 // PL. XLII, col. 504). Этой тра­ди­ции запад­ные хри­сти­ане сле­дуют и по сей день.
В связи с запре­том на вку­ше­ние удав­ле­нины и крови суще­ствует поня­тие греха сквер­но­яде­ния и в Треб­нике при­сут­ствует соот­вет­ству­ю­щая молитва о сквер­но­яд­ших.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки