преп. Паисий Афонский
В разнице характеров кроется божественное согласие

Одна­жды ко мне в каливу пришёл чело­век и стал жало­ваться, что он очень рас­строен из-за посто­ян­ных раз­но­гла­сий с женой. Однако я понял, что между ним и его супру­гой не было чего-либо дей­стви­тельно серьёз­ного. У этого чело­века есть свои «сучки» и «шишки», у его жены — свои, поэтому они не могут при­ла­диться друг к другу. [И того, и дру­гого] надо немножко «постро­гать». Возьми две нестру­га­ные доски. У одной сучок в одном месте, у другой — в другом. И если ты хочешь соеди­нить их как есть, нестру­га­ными, то между ними оста­нется щель. Однако если ты чуть постро­га­ешь первую доску в одном месте, вторую — в другом, они тут же при­ля­гут одна к другой. Только стро­гать на одним и тем же рубан­ком1.

«Я не нахожу общего языка со своей женой! — жалу­ются мне неко­то­рые мужья. — Мы совер­шенно разные по харак­теру! Она чело­век совер­шенно дру­гого склада. Как же Бог допус­кает такие несу­ра­зицы? Неужели Он не мог устро­ить всё таким обра­зом, чтобы у супру­гов были оди­на­ко­вые харак­теры, так, чтобы они могли жить духовно?» — «Неужели вы не пони­ма­ете, — отве­чаю им я, — что в раз­нице харак­те­ров кро­ется боже­ствен­ная гар­мо­ния? Разные харак­теры сла­га­ются в гар­мо­нию. Пред­ставь, если бы и у тебя, и у твоей жены были оди­на­ко­вые харак­теры! Да Боже упаси! Пред­ставь, что бы было, если бы, к при­меру, и ты, и твоя жена легко при­хо­дили в него­до­ва­ние. Вы бы не оста­вили от вашего дома камня на камне! А если бы у обоих супру­гов были оди­на­ково мягкие, крот­кие харак­теры? Да вы бы спали на ходу! Если бы ни у тебя, ни у твоей жены нельзя было зимой выпро­сить снега — то вы бы, конечно, под­хо­дили друг к другу, но и пошли бы оба в адскую муку. А если бы оба были рас­то­чи­тель­ными? Разве вы смогли бы вести домаш­нее хозяй­ство? Вы пустили бы ваше состо­я­ние на ветер, а дети оста­лись бы под откры­тым небом».

Если тяжё­лый, свое­нрав­ный чело­век найдёт и жену себе под стать — такую, что хоть кол ей на голове теши, а она будет делать по-своему, — то они, конечно, друг другу подой­дут. Разве не так? Однако через день сов­мест­ной жизни они вце­пятся друг другу в волосы! Поэтому смотри, как всё устра­и­вает Бог: Он делает так, чтобы хоро­ший, добрый чело­век всту­пил в брак со строп­ти­вым, и тогда второй из супру­гов сможет полу­чить помощь, потому что изна­чально он мог быть рас­по­ло­жен по-доб­рому, но в моло­дом воз­расте мог увлечься злым.

Неболь­шая раз­ница в харак­те­рах супру­гов помо­гает создать гар­мо­нич­ную семью, потому что один из супру­гов допол­няет дру­гого. В авто­мо­биле необ­хо­димы обе педали: и газ, для того чтобы ехать, и тормоз, чтобы вовремя оста­но­виться. Если бы у машины был один тормоз, она не дви­га­лась бы с места, а если бы у неё имелся только аксе­ле­ра­тор, то она не могла бы оста­но­виться. «Вы — оба на одну ногу, — сказал я одной супру­же­ской чете, — и поэтому друг другу не под­хо­дите!» Оба этих чело­века были очень впе­чат­ли­тель­ными. Если у них дома что-то слу­ча­лось, то оба бро­сали пово­дья и начи­нали при­чи­тать. «Ох, какая же с нами слу­чи­лась напасть!» — при­чи­тает муж. «Ох, что ж это за горюшко горь­кое!» — всхли­пы­вает жена. То есть один супруг «помо­гает» дру­гому впасть в ещё боль­шее отча­я­ние! Муж не может под­бод­рить жену и ска­зать ей: «Постой-ка, да ведь то, что с нами про­изо­шло, не так уж и серьёзно». Я видел такое во многих семьях.

Имея разные харак­теры, супруги могут боль­шего достичь и в вос­пи­та­нии детей. Один из супру­гов станет их немножко при­тор­ма­жи­вать, а другой будет гово­рить: «Ну дай ты детям немножко сво­боды». Если и муж, и жена закру­тят все гайки своим детям, то поте­ряют их. Но они поте­ряют детей и в том случае, если оба будут поз­во­лять им делать что взду­ма­ется. Если же мать и отец обла­дают раз­ными харак­те­рами, то дети их пре­бы­вают в рав­но­ве­сии.

Я хочу ска­зать, что [в семье] необ­хо­димо всё. Конечно, супруги не должны пере­ги­бать палку в отно­ше­нии осо­бен­но­стей своего харак­тера, но каждый из них соот­вет­ствии со скла­дом своего харак­тера должен помо­гать дру­гому. Если съесть, к при­меру, что-нибудь очень слад­кое, то захо­чется чего-нибудь солё­нень­кого. К при­меру, когда наешься вино­града, хочется заесть его кусоч­ком сыра, чтобы пере­бить сла­дость. Или ого­род­ная зелень: если она слиш­ком горь­кая, её невоз­можно есть. Но если овощи будут чуть с гор­чин­кой или с кис­лин­кой, то они и вкусны, и полезны. Но вот если чело­век кис­лого склада станет гово­рить, что всем осталь­ным надо стать такими же кис­лыми, а тот, у кого горь­кий норов, будет при­зы­вать всех ста­но­виться горь­кими, третий — солё­ный будет наста­и­вать на том, чтобы все стали солё­ными, — то к вза­и­мо­по­ни­ма­нию они не придут.


При­ме­ча­ние:

1 Старец имеет в виду работу духов­ника с супру­гами. Эта работа назы­ва­ется резуль­та­тив­ной в том случае, когда муж и жена имеют одного духов­ника, то есть их «сучки» и «шишки» обстру­ги­ва­ются одним «рубан­ком».

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки