Главная » Алфавитный раздел » Война » Военное искусство в книгах Священного Писания. Книги Бытие и Исход
Распечатать Система Orphus

Военное искусство в книгах Священного Писания. Книги Бытие и Исход

( Военное искусство в книгах Священного Писания. Книги Бытие и Исход 0 голосов: 0 из 5 )

Н. Лишин

Введение

Так совершены небо и земля
и все воинство их
(Быт 2:1)

Богодухновенность Священного Писания не позволяет нам относиться к нему с чисто человеческой точки зрения. Всё в нём ведёт нас к познанию бытийного смысла существования тварного. Нет в священных текстах ни малозначимых тем, ни пустых действий. Каждый шаг Священного Писания позволяет человеку познать Божий промысел не только о тех, о ком пишет Библия, но и о мире и о самом себе.

Военное искусство как область Священного Писания зачастую относят только к историческому аспекту ветхозаветных текстов, и лишь эпизодически некоторые исследователи привязывают кое-какие моменты к вышнему смотрению о человеке, причём в основном сводя всё к феномену чуда. Неужели этот пласт Библейских текстов, составляющих значительную часть всего повествования, так и останется в области исторических фактов, находящих или не находящих подтверждения в общей массе мировой хроники?

Но если провести анализ ветхозаветных текстов с точки зрения современного военного искусства, не окажется ли, что и в этой области человечество упорно билось над созданием и выработкой идеально проработанных тактических и стратегических схем ведения войны, а Библия за много лет до этого сказала своё слово в этой области? Каким образом свершались те или иные победы, отчего происходили поражения, кто и как руководил событиями в Ветхом Завете? Ответим: Бог — будем неправы, ответим: человек — опять ошибёмся. Сможем ли разделить тексты на две части: на человеческую и Божественную? Вряд ли дерзнёт кто-нибудь. А если попытаться уловить ту невидимую, но всегда присутствующую и неизменно действующую от начала веков связь между свершениями двух воль, Божественной и человеческой, через призму военного искусства?

Как и любая другая человеческая наука, наука воевать рассматривается её исследователями как постепенное развитие от простых форм к сложным. Какое же место в этом процессе занимает военное искусство, описанное в книгах Священного Писания? Соответствует ли оно своему времени, как об этом пишут военные теоретики современности, или, может быть, Писание смогло предвосхитить современную мысль? А если и то, и другое, то кто скажет, что соответствие времени не есть Божие, или что чудо не в Его власти? Но эта статья рассчитана на тех, кто в человеческом видит Божие, находя ту самую синергию, ради которой и явлено нам Писание, чтобы научать нас сказанному Сыном Человеческим: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф 6:33).

Для того, чтобы более точно понимать предмет исследований, сразу приведём определение термина “военное искусство” в том виде, в котором оно дано автором труда “История военного искусства”, профессором генерал-майором Е. А. Разиным: “Военное искусство — составная часть военной науки, изучающая способы подготовки и ведения войны, операции и боя, организацию вооружённых сил, основы обучения и воспитания войск. Военное искусство включает в себя стратегию, тактику, которые находятся в тесной взаимосвязи и взаимодействии между собой”1.

При этом необходимо отличать от военного искусства такие смежные дисциплины, как военную историю, призванную определять и исследовать фактическое событие и его пространственно-временные характеристики, и военную науку в целом как понятие более широкое и всеобъемлющее. Мы в меньшей степени будем касаться вопросов историчности происходивших сражений и войн, которые вели народы библейских государств, их точного место- и времяопределения. По многим из подобных вопросов современная библеистика и вспомогательные ей науки не выработали единого мнения в связи с недостатком чётко интерпретируемых материалов. Основным направлением исследований в данной статье станет рассмотрение книг Священного Писания как источников древней военной мысли, воплощённой в тактических приёмах талантливых полководцев или в стратегии мудрых правителей древних царств.

Раскрывая библейский источник, мы видим, как на заднем плане промыслительного водительства народа Божьего то там, то здесь проскальзывают гениальные по своей новизне и изобретательности приёмы ведения боевых действий, воплощённые в человеческих деяниях, согласных или противных воле Божьей. Ряд древних авторов, являющихся признанными авторитетами в области военного искусства, такие как Сунь-Цзы в Китае, Фукидид и Ксенофонт в Греции, Полибий, Вегеций и Фронтин в Риме, Псевдо-Маврикий в Восточной Римской империи и многие другие, многократно переписываются и анализируются военными теоретиками всего мира, между тем как исторические сокровища Священного Писания в этой области не проанализированы и не входят в мировую сокровищницу военной исторической мысли, являясь при этом источником гораздо более древним, чем книги вышеперечисленных авторов. Е. А. Разин, описывая военное искусство древнего Египта, писал: “Многочисленные документальные и материальные источники истории древнего Египта и особенно Ассирии дают нам представление о древнейших истоках военного искусства. В отношении других древнейших государств такими данными мы, к сожалению, не располагаем”2. Целью предлагаемого исследования является не опровержение этого утверждения, но скорее попытка вскрыть ещё один документальный источник, способный внести свежую струю в поиски “древнейших истоков военного искусства”.

Вопросы военного искусства, затрагиваемые в Священном Писании, касаются большинства, если не всех, аспектов боевой деятельности народов древности. Многие из них не теряют своей актуальности и по сей день, являя прототипы, а иногда и образцовые приёмы военного искусства. Разведка, оповещение, маневрирование и управление в бою, преследование противника не будут терять своей актуальности при любых вооружённых столкновениях, как прошлых, так и будущих. Подтверждая эту же мысль, авторы книги “Библейские сражения” пишут: “При всех количественных изменениях, связанных с современным вооружением, те же самые основные законы — стратегия и тактика, которые действуют в современном военном искусстве, применялись и в войнах далёкого прошлого”3.

Рассматривая Священное Писание как источник военной мысли, мы находимся в более привилегированном положении по сравнению с другими исследователями библейских текстов, для которых вопрос историчности событий выходил на первый план, так как фиксация военной теории в этих древнейших текстах уже указывает на её историчность. При этом остальные детали происходивших событий учитываются с той степенью полноты, которой достигли на данном этапе развития современная библеистика, археология и другие смежные науки. По мере возможности будут рассмотрены те из возможных вариантов, которые могут быть допущены представленными описаниями и не противоречат данному историческому периоду.

Говоря о военном искусстве библейского периода жизни человечества, нельзя не затронуть вопроса, касающегося характеристик местности, на которой происходили разбираемые события, тем более что они практически не меняются на протяжении всего описываемого периода. Подробное описание ландшафта, положения стран и экономических ресурсов территории Малой, Средней Азии и Египта даны во многих работах. Ссылки на некоторые из них должны дать читателю географическое представление, необходимое при изучении вопросов военного искусства в книгах Священного Писания4. Отдельно хочется порекомендовать Библейский атлас Тима Даули5 с замечательными иллюстрациями, которые дают достаточное представление о картографии и географии региона. Необходимо дать и основные особенности южного побережья Средиземного моря, которые читающий должен держать в голове для правильного понимания причин столь частых столкновений в этом и по сей день неспокойном регионе. Для рассматриваемого периода времени выделяются три основных фактора:

1. Стратегический фактор — страны Северной Африки и Аравийского полуострова могли иметь устойчивую связь со странами Малой Азии и Месопотамией только по дорогам, проходившим через территорию Палестины, поскольку прилегающие территории были заняты пустынями. Исходя из этого, любая из стран, претендующая на “мировое господство” в рамках рассматриваемого региона, не могла не передвигать свои войска по Обетованной земле, где в основном и встречалась с войсками противостоящей стороны.

2. Экономический фактор — ввиду всё тех же дорожных условий торговые пути также пролегали через южное побережье Средиземного моря. Поэтому обладатель данной территории не только мог беспрепятственно участвовать в мировой торговле, но и получать баснословные прибыли только лишь с проходящих караванов, что, конечно, отрицательно сказывалось на военно-полити­ческой стабильности региона. Вспомним судьбу Трои, обладавшей примерно таким же положением. О выгодах обладания этим регионом говорит правление Соломона, при котором государство, не будучи территориальной империей, получало ежегодную прибыль в 666 талантов (1 талант = 125 кг) золота. Похожая ситуация в плане обладания исключительной торговой артерией сегодня наблюдается разве что у Панамы с её каналом.

3. Географический фактор — описываемая местность — сильно пересечённая, особенно на юге, с большим перепадом высот. Горы обладают хорошим оборонительным ресурсом. Крепости, построенные на горных отвесах, как бы продолжая горный массив и сливаясь с ним, весьма сложны для осады и требуют для их штурма недюжинной военной инженерии и смекалки в нужных пропорциях. Узкие проходы, лёгкие для обороны, могут стать гибельной ловушкой для непредусмотрительных полководцев. Вода всегда являлась стратегическим ресурсом, и тем сильнее возрастает её роль в климатических условиях Сиро-Палестинского региона.

Вот те природные особенности, которые будут оказывать сильное влияние на события, описываемые в Священном Писании.

Человек находится в настолько падшем состоянии, что война, сделавшись неотъемлемой частью его деятельности, присутствует и в Священном Писании. Но на вершине этой греховности стоит воплощение высшего служения любви, ибо нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15:13). Или, как сказал в одной из своих лекций профессор А. Осипов, “война и мир — проблема изначальная в истории человечества и не имеющая, по-видимому, в ней конца, поскольку грех, поразивший человека, неистребим в земных условиях бытия”.

“Но (и в таком состоянии) не презрел человека Милосердый, даровавший ему бытие и блаженное состояние, но первоначально вразумлял его многими способами и призывал к обращению — стенанием и трясением (Быт 4:14), водным потопом и истреблением всего почти человеческого рода (Быт 6:13), смешением и разделением языков (Быт 11:7–8), руководством Ангелов (Быт 18:2 и др.), сожжением городов (Быт 19:24 и др.), прообразовательными богоявлениями, войнами, победами, поражениями, знамениями и чудесами, явлением различных сил, законом и пророками. Всем этим имелось в виду достигнуть истребления греха, разлившегося многоразличными потоками, поработившего себе человека и нагромоздившего жизнь всякого вида пороком, а также — и возвращение человека к блаженному состоянию”, — писал преподобный Иоанн Дамаскин, видя и в войнах милосердный Промысел Божий о человеке.

Битва пяти царей против четырёх
(около 1900 г. до Р. Х.)

кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию

(Быт 9:6)

Уже описание военных столкновений эпохи патриархов даёт представление о военном искусстве того времени. Четырнадцатая глава книги Бытия сразу предоставляет обильный материал для исследователя стратегии и тактики древнего мира. Первые стихи этой главы вводят читателя в военно-политическую ситуацию в районе Малой и Средней Азии, говоря об альянсах и военных союзах между правителями и подчинёнными им территориями.

И было во дни Амрафела, царя Сеннаарского, Ариоха, царя Елласарского, Кедорлаомера, царя Еламского, и Фидала, царя Гоимского, пошли они войною против Беры, царя Содомского, против Бирши, царя Гоморрского, Шинава, царя Адмы, Шемевера, царяСевоимского, и против царя Белы, которая есть Сигор (Быт 14:1–2).

Первый упомянутый в Писании союз — это союз четырёх месопотамских царей Амрафела (Хаммурапи), Ариоха, Кедорлаомера и Фидала. Данные, вскользь упомянутые в Ветхом Завете, скрывают масштаб этого военно-политического объединения, однако исторической науке стал известен документ, описывающий объединительные тенденции того времени в данном регионе, и вот какую оценку даёт им военный историк Е. А. Разин: «Военная мощь нового государства была столь велика, что к Саргону обращались за военной помощью торговые колонии семитов, находившееся в Малой Азии. Ко времени правления внука Саргона I относится первый документально засвидетельствованный военный договор о взаимопомощи, заключённый “Шумером и Аккадом” с царьками государства Элам, находившегося в юго-западной части нынешнего Ирана»6. Саргон I правил в XXIV веке до Р. Х., поэтому время правления его внука достаточно близко подходит к рассматриваемому периоду. Упомянутые в документе “царьки государства Элам” с большой долей вероятности ко времени жизни Авраама и составили свой собственный союз, естественно, не без ведома, а может быть и с подачи тогдашнего правителя Вавилона, который в XIX веке до Р. Х. стал новым политическим и экономическим центром в Междуречье.

Ещё одно объединение, упомянутое в тексте Писания сразу после четырёх царей Междуречья — это объединение пяти городов Сиддимской долины: Содома, Гоморры, Адмы, Севоима и Белы, расположенных на юге Мёртвого моря, которые, будучи данниками правителей Междуречья в течение 12 лет, отказались выполнить наложенные на них обязательства.

Двенадцать лет были они в порабощении у Кедорлаомера, а в тринадцатом году возмутились. В четырнадцатом году пришел Кедорлаомер и цари, которые с ним, и поразили Рефаимов в Аштероф-Карнаиме, Зузимов в Гаме, Эмимов в Шаве-Кириафаиме, и Хорреев в горе их Сеире, до Эл-Фарана, что при пустыне. И возвратившись оттуда, они пришли к источнику Мишпат, который есть Кадес, и поразили всю страну Амаликитян, и также Аморреев, живущих в Хацацон-Фамаре(Быт 14:4–7).

Кедорлаомер, видимо, будучи главою данного военно-полити­ческого объединения, собирает объединённую армию. При этом обратим внимание на то, что армии различных правителей приходят не к месту сражения и не идут отдельно, как это зачастую происходило в истории, что приводило и к уничтожению армий по частям (бой под Кадешем в 1312 г. до Р. Х.7), и к распаду союзов, а собираются в заранее определённом месте, что говорит о высокой организации древних царей. Можно говорить о наличии у такой армии централизованного штаба, вырабатывающего планы военного управления на ранних этапах подготовки похода.

Из описания последующих событий явствует и тот факт, что невыплата дани явилась лишь поводом или частичной причиной к собиранию Кедорлаомером объединённой армии. Потребовался целый год для подготовки к этому походу. Сущность карательной экспедиции Библия вскрывает благодаря тому, что захватываемые пункты никак не относятся к отказавшимся платить дань царям. И, судя по тому, что армия Кедорлаомера буквально прошла мимо первоначальной цели похода, дойдя через земли Хореев по горно-пустынной территории до Красного моря, захватив Эль-Фаран, становится ясно, что Кедорлаомер в течение года готовил не просто карательную экспедицию, а полноценный завоевательный поход. В этом решении читается стратегическая грамотность правителя, решившего полностью использовать необходимость сбора союзнической армии, так как нужно было не только покрывать расходы на содержание своих войск и на оплату участия союзников, если они этого требовали, но и получать прибыль. Иначе военный поход не имел бы смысла.

Мы не имеем возможности судить о потерях, которые несла армия Кедорлаомера при завоевании городов, скорее всего они были невелики, но тот факт, что каждый новый город, завоёванный объединённой армией, приносил ей новое количество трофеев, увеличивая обоз, бесспорно вытекает из целей, которые преследовали военные действия древности. Вопрос о потерях можно считать незначительным, так как армия могла восполнять людские потери из захваченных поселений, тем более что нет сообщений о каких-либо затруднениях, возникших при завоевании. Вероятно, многие из поселений в виду более организованного и мощного противника могли просто переходить без сопротивления под патронат нового владыки.

Необходимо отметить, что египетский фараон, например, в тот же период во время больших походов усиливал своё войско за счёт покорённых соседних племён8. Вполне вероятно, что правите­ли Месопотамии использовали ту же тактику. Вновь покорённые народы или, возможно, уже бывшие до этого под протекторатом этих правителей, обязаны были в качестве повинности выставить свои военные подразделения под знамёна покорителей. Тогда тот маршрут, который осуществил Кедорлаомер со своими союзниками, предстаёт в несколько ином аспекте. Кедорлаомер не имел достаточного количества сил для того, чтобы атаковать вышедшие из-под контроля города. Тем более ценно его решение, принятое из анализа сложившейся обстановки и повлиявшее на изменение соотношения сил в предстоящей битве. Учитывая начальную цель похода и то, что войска вышли к этой цели прямым путём, а затем просто прошли мимо, продолжив движение для завоеваний других упомянутых в тексте городов, сделаем вывод о том, что месопотамские правители изменили свои первоначальные планы. Если подобные стратегические решения действительно принимались, что называется, “на ходу”, то надо констатировать, что Священное Писание явило нам первейший образец действий высшего командного звена в соответствии с реальной оперативно-тактичес­кой обстановкой. Такая проработка действий редко встречается в мировой истории. В большинстве случаев полководцы, оценивая слабость своих сил, уклонялись от боя (диктатор Квинт Фабий Максим Кунктатор в 217 г. до Р. Х.), реже возвращались домой из-за нежелания позора, занимали выжидательную позицию, а зачастую и атаковали противника, надеясь на удачу или на свой талант, как, например, Александр Македонский в битве при реке Граник (334 г. до Р. Х.). Здесь же нет ничего подобного, вся операция перепланируется для наращивания своих сил за счёт покорения более мелких и слабых поселений. Подобные действия возможны были только при наличии хорошего знания обстановки в регионе (об одном из вариантов организации древней “стратегической” разведки будет рассказано в главе “Исход”), которым, видимо, обладал Кедорлаомер. Как такое решение повлияло на дальнейший ход событий, увидим из последующих текстов.

Все сии соединились в долине Сиддим, где ныне море Соленое (Быт 14:3).

И вот, наконец, объединённая армия четырёх царей, собранная под предлогом вернуть в подчинение пятерых правителей Сиддимской долины, на обратном пути после успешно проведённого завоевательного похода выходит к своей окончательной цели. Стратегические упущения пяти царей приведут их к разгрому, но сейчас трудно определить причину этих просчётов. Вряд ли можно предположить, что цари Содома и Гоморры не знали о приближении армии Кедорлаомера, тем более учитывая то, как впоследствии, после битвы в Сиддимской долине информация о поражении дошла до Авраама. Также маловероятно, что отказавшиеся платить дань цари могли сомневаться в том, что восточный владыка попытается вернуть над ними свой контроль. Более приемлемым представляется то, что правители всё-таки имели определённые небеспочвенные надежды на свои силы. Сам отказ от уплаты дани говорит о том, что эти города окрепли и готовы были отстаивать свою независимость. В пользу такой смелой оценки пятью царями своего могущества может свидетельствовать и приведённый выше анализ того, что месопотамское воинство не решилось атаковать их, проходя мимо этой территории в первый раз. Нехватка сил Кедорлаомера подтверждается и смелым поведением пяти городов. Последующие описанные события указывают на те самые стратегические просчёты царей Пятиградия, в основу которых, как мы видим, могла лечь их самоуверенность.

И вышли царь Содомский, царь Гоморрский, царь Адмы, царь Севоимский и царь Белы, которая есть Сигор; и вступили в сражение с ними в долине Сиддим, с Кедорлаомером, царем Еламским, Фидалом, царем Гоимским, Амрафелом, царем Сеннаарским, Ариохом, царем Елласарским, — четыре царя против пяти (Быт 14:8–9).

Первой ошибкой пяти царей стало отсутствие какой-либо реакции на появление армии Кедорлаомера в пределах их городов. Об этом говорит тот факт, что армии пяти царей собрались вместе только на поле боя, в долине Сиддим, и нет никакого упоминания о каком-либо едином армейском командовании в полную противоположность действиям Кедорлаомера. В подобной ситуации, даже если не брать в расчёт могущие быть разногласия в рядах пяти царей, отсутствие единоначалия на поле боя лишает армию возможности осуществления каких-либо совместных действий. И несмотря на то, что пять царей имели преимущество обороняющейся стороны и достаточное время на подготовку оборонительных рубежей, этого не только не было сделано, но и более того, Кедорлаомер сумел вынудить их принять бой на своих условиях: В долине же Сиддим было много смоляных ям. И цари Содомский и Гоморрский, обратившись в бегство, упали в них, а остальные убе­жали в горы (Быт 14:10). Смоляные ямы — вот что сумел учесть Кедорлаомер при планировании боя! Прекрасный пример использования местности для уничтожения войск противника, проведённый полководцем XX века до Р. Х., что на протяжении всей военной истории будет являться характерной чертой грамотного планирования военных операций и путём к успеху в любом бою как древности, так и современности (бой при Абритте в 251 г. по Р. Х., когда скифы заманили римлян в болото9).

Кедорлаомер одержал победу, но части войска его противников удалось спастись бегством в горы, тогда как подразделения царей Содомского и Гоморрского были полностью или частично загнаны в смоляные ямы. Итогом этой битвы стало отсутствие у пяти городов какой-либо защиты, и они подвергаются полному разорению, а их население уводят в рабство. Этот факт сам по себе требует более внимательной оценки, так как именно большой обоз военных трофеев станет в дальнейшем одной из главных причин поражения войска Кедорлаомера.

Победители взяли все имущество Содома и Гоморры и весь запас их и ушли. И взяли Лота, племянника Аврамова, жившего в Содоме, и имущество его и ушли. И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре… (Быт 14:11–13).

Вместе с остальными жителями пяти городов в плен к Кедорлаомеру попадает Лот — племянник Авраама. Отметим тот факт, что Авраам вовремя получает необходимую информацию об исходе битвы. Человек, принесший информацию, называется в Писании уцелевшим, а это значит, что он отправился к Аврааму как минимум после того, как был пленён Лот. Каким образом ему удалось спастись, текст Писания не говорит. Можно предположить, что он либо где-то спрятался, либо скрывался за чертой города, но кажется очевидным, что гонец не просто спасся или бежал, но уже изначально имел своей задачей доложить Аврааму о происходивших событиях. Авраам, получив информацию, принципиально был осведомлён о двух моментах: во-первых, его племянник жив, а во-вторых, он уведён в плен вместе с армией Кедорлаомера. Только эти два пункта послания вместе могли заставить Авраама пуститься в преследование огромной армии могущественных царей с севера. Разумно предположить, что гонец не только специально дожидался, чем закончится поход Кедорлаомера в Пятиградии, но и уже заранее знал, кому он понесёт собранную информацию. Скорее всего, Лот назначил одного из своих людей таким посыльным-разведчиком, хотя не исключено, что и Авраам мог иметь своего человека для того, чтобы владеть оперативно-страте­гической обстановкой в соседнем регионе. Ведь для него, может быть, более необходимой была информация о дальнейшем направлении армии завоевателя, для того, чтобы вовремя подготовить оборону своей земли. Но независимо от того, на кого работал гонец, ясно видно, что он занимался сбором информации, прежде чем бежать к Аврааму. И еврейский глагол, переведённый в русском Синодальном переводе как известил, имеет более чёткое военное значение: доносить и докладывать. Таким образом, мы впервые встречаемся в тексте Священного Писания с организацией и ведением военной разведки.

Теперь нам предстоит оценить ту оперативность, с которой Аврааму удалось организовать и провести преследование противника. Расстояние, которое прошла армия Кедорлаомера до места встречи с отрядом Авраама (город Дан), и расстояние, которое преодолел отряд Авраама до этого же места, примерно одинаковы и составляют по дорогам (обе армии шли параллельными дорогами по разные стороны Иордана) примерно 250 км. Учитывая, что армия Кедорлаомера была нагружена военными трофеями, и самая медленная её часть с обозами и пленниками не могла преодолевать более чем 20 км в сутки, весь путь этой части войска должен был занять не меньше двух недель времени, тогда как отряды легковооружённой пехоты под предводительством Авраама вполне могли проходить за сутки по 30 км. Это позволяло им иметь более пяти дней в запасе с того момента, когда Кедорлаомер двинулся в обратный путь после победы в долине Сиддим.

Авраам своевременно получает информацию об исходе битвы. Гонцу для того, чтобы добежать от стана Лотова (а именно из этого района после грабежа выдвинулась в обратный путь армия Кедорлаомера) до расположения Авраама (50 км) потребовалось не более двух дней. Поэтому Авраам для формирования отряда имел, по самым критическим подсчётам, не менее трёх дней. В тех условиях этого было вполне достаточно, чтобы организовать погоню. Таким образом, человек, выполняющий функцию разведчика-гонца, сыграл решающую роль в дальнейших событиях.

Теперь попытаемся разобраться, какими силами обладал Авраам для освобождения племянника.

И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре, Аморреянина, брата Эшколу и брата Анеру, которые были союзники Аврамовы(Быт 14:13).

Из библейского текста следует, что помимо Авраама о трагедии в Сиддимской долине извещаются также и трое его союзников. Примечательно, что речь скорее всего идёт о так называемом “договоре о взаимопомощи”, то есть вовлечение в военные действия одной из сторон автоматически приводит к втягиванию в конфликт и всех других участников договора. Подобные отношения в данной ситуации неудивительны, так как текст прямо говорит о родственных отношениях между сторонами.

Аврам, услышав, что Лот сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал неприятелей до Дана (Быт 14:14).

Наиболее разумно предположить, что из текста следует то, что Авраам со своими людьми численностью в 318 человек, плюс ещё трое родственных князей, видимо, каждый со своей дружиной примерно той же численности, выступают в поход. Тогда общее количество собранных людей составит около 1000 человек, что вполне приемлемо для выполняемой задачи.

То, что говорил Иосиф Флавий у стен осаждённого римлянами Иерусалима в 70 г. по Р. Х. о том, что “…ему (Аврааму) подчинялось триста восемнадцать полководцев, каждый из которых располагал несметным войском…”10, скорее можно отнести к аллегоричности его повествования, связанной с критичностью момента, чем к действительному пониманию этого отрывка. Хотя если под несметным войском предположить членов семьи, а 318 “князей” — это главы этих семей, то получается организация, напоминающая отряд средневекового рыцаря, который, идя на войну, имел у себя несколько оруженосцев, и таким образом в сумме получается примерно такая же цифра в 1000 человек. Нет резона предполагать, что в погоню пустилось всего 318 человек, так как такое количество людей кажется недостаточным даже для рассматриваемой эпохи. Как будет показано при описании событий Исхода (книга Чисел), средняя еврейская семья момента египетского рабства имела около 30 мужчин, способных держать в руках оружие, а каждое колено — около 50 тысяч. Но евреи в Египте сильно умножились, поэтому рассчитывать численность армии как 30030=9000 некорректно для рассматриваемого периода даже исходя из того, что Авраам ещё не получил обетования об умножении своего рода как песка морского (Быт 22:17).

Фраза о вооружении рабов, рождённых в доме его, не должна вызывать смущения. Это не была первая рабовладельческая армия. Еврейский лексикон Стронга даёт перевод этого слова как “слуга”, но даже понятие раба как того, кто работает в доме, в те времена не несло того негативного оттенка, который оно имеет сейчас. Что и показывает характеристика “рождённый в доме его”. Поэтому структура армии Авраама и его союзников была племенная, и каждое подразделение состояло из многочисленных родственников, способных сражаться в данный момент. А система комплектования вооружением сводилась к раздаче оружия, находящегося в мирное время под контролем главы племени.

Непосредственно боевые действия армии Авраама можно разделить на три фазы: погоня, внезапная атака и дальнейшее преследование противника.

преследовал неприятелей до Дана; и, разделившись, напал на них ночью, сам и рабы его, и поразил их, и преследовал их до Ховы, что по левую сторону Дамаска (Быт 14:14–15).

Сравним описанные в Священном Писании события с выдержкой из работы “О перенесении осады” греческого военного и политического деятеля, одного из полководцев Аркадского союза, автора ряда книг по теории военного дела Энея Тактика (Aeneas Tacticus, IV век до Р. Х.), который 15 веков спустя после событий библейского текста рекомендует полководцам: “…Если же противник скроется от тебя или успеет увезти награбленное из страны, то не нужно производить преследование его по тем же самым дорогам и той же самой местности. Напротив, здесь следует появляться лишь незначительным отрядам и при преследовании не нападать с тыла самим и не навлекать подозрений противника. Все же остальные, обладая достаточно большой силой, должны передвигаться возможно быстрее, идя по другим дорогам, и, опередив продвигающегося противника, в его стране устроить засады на границе. Конечно, ты опередишь противника и придёшь раньше в его пределы, так как, утомлённый грабежами, очутившись в своих пределах и чувствуя себя в безопасности, он предастся беспечности и будет не в состоянии спастись…”11.

Посмотрев на маршрут движения двух армий, определяем из работы Энея Тактика те тактические моменты, которым следовал Авраам: 1) не преследовать противника по тому же пути; 2) не нападать с тыла; 3) опередить преследуемого; 4) устроить засаду на границе.

Итак, мы видим, что Авраам поступил по всем правилам военно-теоретической мысли, которая только через полтора десятка веков нашла своё отражение в работах военных теоретиков.

Стоит отметить ещё один не самый простой приём военного искусства, который и днём не всегда получалось осуществлять полководцам различных эпох, а Аврааму удаётся выполнить в тёмное время суток: разделение отряда на несколько групп и управление ими. Факт такого разделения даёт представление не только о заранее спланированном ведении боя, но и о наличии командного состава низшего звена, способного управлять более мелкими подразделениями, чем впоследствии так славилась римская армия.

Как протекал сам бой, в Библии не сказано, но фаза преследования разбитого противника говорит о сильном потрясении войска Кедорлаомера и даёт богатую пищу для попытки восстановить события той ночи.

Во-первых, необходимо определить, что из себя могло представлять могущественное войско четырёх царей, возвращавшихся домой из успешно проведённого завоевательного похода. Битва в Сиддимской долине не могла произойти без потерь для Кедорлаомера, богатая добыча резко снижала не только мобильность войска, но и морально-боевые качества воинов, особенно по мере их приближения к родным местам, о чём писал и Эней Тактик. Не будем забывать о том, что в битве Кедорлаомер, вероятно, не полагался на численность своей армии, а привлёк подчинённые племена. Но после победы и явного отсутствия противника союзники были распущены, так как они были набраны на юге от Сиддимской долины, а обратный путь в Месопотамию лежал на север. Всё это значительно сокращало численность войска. Помимо этого пленные, ведомые с армией, требовали отвлечения сил на их охрану. Всё это, с учётом продолжительности перехода и не очень хороших условий продвижения вдоль реки Иордан, оказывало отрицательное влияние на бдительность войска. Учитывая небольшую ширину дорог Палестины, где узкие перевалы постоянно прорезаются горными реками, впадающими в Иордан, можно представить, насколько сильно растянулась армия, а тем более её обоз, скорость которого явно уступала скорости боевых подразделений и штаба армии. Всё это неминуемо приводило к тому, что не подозревавший об опасности ввиду опять-таки скрытности операции, которой удалось достичь Аврааму, арьергард войска Кедорлаомера оказался не только не готов к ночному нападению, но и по сути дела остался без верховного командования, которое на правах победителей могло позволить себе вернуться домой с триумфом до того, как подойдёт обоз с трофеями. Ночь, внезапность атаки, накопившаяся усталость и отсутствие верховного командования при создании Авраамом необходимого шумового и светового оформления своих действий неминуемо обращают войска Кедорлаомера в бегство. В принципе воинам Авраама было достаточно с криками напасть на ночной лагерь с разных направлений, так как применение, например, факелов могло легко вскрыть малочисленность его войска. В кинокартине “Бытие” голливудский режиссер предположил, что Авраам использовал рогатый скот с привязанными к рогам факелами при нападении на лагерь, чтобы ввести противника в заблуждение. Версия на первый взгляд кажется не очень правдоподобной, но использование рогатых животных с привязыванием к рогам различных предметов встречается в античных источниках по военному искусству. Тот же Эней Тактик советует: “Если же сам намереваешься вызвать тревогу в лагере противника, то надо выпустить в его лагерь стадных тёлок с колокольчиками, а также и другой вьючный скот, напоив его вином”12. Учитывая, что Авраамовы люди были пастухами, такое развитие событий вполне могло иметь место. Но при этом нужно чётко понимать, что эти животные не могли сопровождать Авраама во время его марш-броска от дубравы Мамре, и в Библии об этом ничего не говорится, поэтому, несмотря на теоретическую возможность применения подобного элемента, будет разумнее не рассматривать его как реально проведённый.

Организовав преследование бегущего противника, Авраам лишает Кедорлаомера возможности перестроения войска для нанесения контрудара. Расстояние от Дана до Ховы составляет около 45 километров, которые, как повествует Писание, Авраам преодолевает, преследуя противника. Таким образом, и здесь Авраам избегает ошибки многих последующих полководцев, которые, удовлетворившись первыми плодами битвы, приступают к разграблению лагеря противника, давая ему шанс кардинально изменить тактическую ситуацию. Например, хетты в 1312 году до Р. Х. в бою под Кадешем, разбив один из отрядов Рамсеса II, принялись грабить лагерь египтян. Свежие силы египтян, прибывшие на пополнение египетского войска, атаковали хеттов. Все находившиеся в лагере хетты были уничтожены13.

В истории военного искусства преследование врага вне поля боя с целью его полного уничтожения, проведённое македонской конницей в битве при Гавгамелах в 331 году до Р. Х., описывается не иначе как новый момент в тактике14. При этом македонская конница, преследуя врага, преодолела 75 километров, тогда как войску Авраама удалось преодолеть больше половины этого расстояния в пешем порядке.

Приведённый выше анализ показывает не только многообразие приёмов военного искусства и последствий тактических ошибок, что, безусловно, могло бы лечь в основу любого учебника по военному искусству как древности, так и современности, но и открывает для исследователя удивительную личность полководца, который сумел в рамках одной военной кампании сконцентрировать множество блестяще исполненных военных приёмов задолго до Александра Македонского и Цезаря.

и возвратил все имущество и Лота, сродника своего, и имущество его возвратил, также и женщин и народ <…> кроме того, что съели отроки, и кроме доли, принадлежащей людям, которые ходили со мною; Анер, Эшкол и Мамрий пусть возьмут свою долю (Быт 14:16,24).

Расходы на войну Авраам покрыл из добычи, полученной в результате победы. При этом видно, какова смета военных действий того периода: расходы на провиант и оплата участия союзников. Из того факта, что Авраам, вернув всё то, что было увезено Кедорлаомером из Пятиградия, и взяв из этого только на необходимые расходы, сам остался без прибыли, вытекает предположение о том, что всё-таки основная доля добычи, полученная Кедорлаомером в результате всей кампании, двигалась с большей скоростью где-то в голове колонны, возможно вместе со штабом и самим полководцем. Таким образом, Аврааму скорее всего удалось напасть на замыкающие подразделения армии, видимо, не представлявшие большой ценности для Кедорлаомера, так как впоследствии мы не наблюдаем ответных действий, но там к счастью для Авраама находился Лот.

и заключили союз в Вирсавии. И встал Авимелех, и Ахузаф, невестоводитель его, и Фихол, военачальник его, и возвратились в землю Филистимскую <…> И жил Авраам в земле Филистимской, как странник, дни многие (Быт 21:32,34).

После победы Авраам пользуется славою успешного военачальника, и филистимский правитель по совету своего главнокомандующего заключает с ним союз. Возможно, здесь идёт речь о договоре найма его армии для охраны одного из стратегических направлений с правом поселения на местности.

Позже заключается договор с сыном Авраама, но уже на других условиях — теперь это договор равных о ненападении, и Исаак уже живёт как самостоятельный правитель, а не на территории филистимского государя:

Пришел к нему из Герара Авимелех и Ахузаф, друг его, и Фихол, военачальник его. Исаак сказал им: для чего вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя? Они сказали: мы ясно увидели, что Господь с тобою, и потому мы сказали: поставим между нами и тобою клятву и заключим с тобою союз, чтобы ты не делал нам зла, как и мы не коснулись до тебя, а делали тебе одно доброе и отпустили тебя с миром; теперь ты благословен Господом (Быт 26:26–29).

Обратим внимание и на то, что Священное Писание указывает нам некоторые воинские должности, такие как военачальник. Интересно, что человек, указанный в этой должности — Фихол, присутствует на обоих встречах: и с Авраамом, и с Исааком. Видно, что уровень вопросов, в которых участвует “военачальник”, не ограничивается только военной деятельностью, но касается и вопросов внешнеполитического обеспечения безопасности границы. Судя по его обязанностям и уровню советов, в которых он принимает участие, его должность может соответствовать посту нынешнего министра обороны.

В заключение сделаем выводы по военному искусству, которые мог бы получить какой-нибудь военный теоретик, изучи он описанные в Священном Писании события:

1. Готовясь к войне, необходимо собрать союзнические силы до начала военной операции и организовать объединённое командование. Примером использования этого принципа служат действия военно-политического руководства США при планировании современных боевых операций с использованием многонациональных сил.

2. Концентрируя большие силы для выполнения военной операции, помимо основных задач, необходимо определять и дополнительные задачи с целью максимально эффективного использования затрат на комплектование армии. Подразделения армии США при выполнении своих задач в большинстве случаев имеют основные и вторичные цели.

3. Скрытие основных целей операции. (Правило из наставлений по маскировке в современных армиях).

4. В случае боевого перевеса сил противника следует избегать прямого столкновения с ним, изыскивая резервы для получения тактического превосходства.

5. Подготовка обороны есть процесс бесконечный. Особенно важно готовить оборонительные рубежи, зная о приближении противника.

6. Готовясь к сражению, необходимо учитывать особенности местности и использовать их в своих целях. Четыре главы трактата Сунь-Цзы, одного из классиков военной теории Китая (VI–V век до Р. Х.), посвящены вопросам умелого использования местности15.

7. Разведывательная информация увеличивает шансы на успех операции.

8. Организуя походные колонны, необходимо обеспечить охранение, равномерное движение и управление всеми подразделениями колонны с использованием авангардных и арьергардных соединений.

9. Не допускать стоянок без оборудования лагеря с защитными укреплениями. (Блестяще реализовано в римской армии).

10. О том, как преследовать уходящего победителя, смотри выше отрывок из работы Энея Тактика.

11. Эффект внезапности при нападении на противника ночью можно усилить, предварительно разделив свою армию на отряды и осуществив атаку с различных направлений.

12. Если противник разбит, не стоит заниматься грабежом лагеря, а напротив, сохраняя дисциплину строя, организовать его преследование с целью полного уничтожения.

Приведённые выше правила составляют довольно внушительную область военного искусства и охватывают собой такие разделы, как планирование операций на стратегическом уровне, организация обороны, тактические маневры в ходе боя и вне его, а также приёмы, относящиеся к военной хитрости. У военных историков нет богатого письменного материала, описывающего применение этих элементов уже в начале второго тысячелетия до Р. Х., но мы видим, что такой материал присутствует в тексте Ветхого Завета.

Операция “Исход”
(около 1280 год до Р. Х.)16

И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни.

(Быт 3:24)

Прежде всего обратим внимание на некоторые эпизоды книги Бытия, касающиеся данной проблематики. Несколько приёмов военной деятельности мы встречаем при описании жизни древних патриархов.

только на том условии мы согласимся с вами и поселимся у вас, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан <…> На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол (Быт 34:15,25).

Военная хитрость, не раз приводившая к желаемому результату, здесь опирается на опытное познание физиологических явлений, происходящих после обрезания. Фактически можно утверждать, что речь идёт о применении своего рода “биологического оружия”. История войн довольно часто свидетельствует об использовании национальных особенностей для достижения военного превосходства, но в основном это примеры того, как эти особенности оборачиваются катастрофой для данного народа. Например, мусульмане подвергались уничтожению в час всеобщей молитвы. Однако здесь мы встречаемся с уникальным случаем, когда одному народу удалось навязать другому свою традицию, а после, воспользовавшись её обрядовыми последствиями, уничтожить последний. Теоретически такой приём мог быть осуществлён и впоследствии, и не только евреями, но и, например, исповедниками ислама, также совершающих обряд обрезания. А фактически повторить данный приём никому не удалось (по крайней мере об этом ничего не известно исторической науке), что лишний раз свидетельствует об уникальности текста Священного Писания как литературного источника по военному искусству.

И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи, вы пришли высмотреть наготу земли сей. Они сказали ему: нет, господин наш; рабы твои пришли купить пищи (Быт 42:9–10).

В этой фразе, сказанной Иосифом своим братьям, раскрываются как принципы ведения разведки, которую условно можно считать стратегической, так и наличие методов контрразведки. Отсюда становится очевидно, что военные столкновения древних эпох не были однозначно следствием прямых военных решений, основанных на амбициях того или иного правителя. Более того, война древности не была, как можно было бы полагать, только лишь предметом действия армейских подразделений. Постоянное противостояние (не боевое) держав, стран и народов было, как и сейчас, одновременно и “хлебом”, и заботой древних владык. Удивительно, но при кажущейся естественности перемещения людей между государствами в рассматриваемую эпоху оказывается, что в круг обязанностей государственных деятелей входило пресечение попыток ведения шпионажа. Это ярко демонстрирует первая же пришедшая на ум Иосифу фраза о соглядатаях, когда ему потребовалось скрыть своё волнение, не вызвав подозрения у просителей. Вообще не исключено, что подобная подозрительность относилась не только к братьям Иосифа, но являлась стандартной формой “допроса” посетителей дома фараона. Так как он фактически является правительством государства, то человек, попавший туда, потенциально получает информацию о состоянии дел в стране, что и является предметом стратегической разведки. Обыденность подобного явления подтверждает и то, что братья без тени удивления начинают отрицать свою причастность к агентуре иностранной разведки:

мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатаями. Он сказал им: нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей. Они сказали: нас, рабов твоих, двенадцать братьев; мы сыновья одного человека в земле Ханаанской, и вот, меньший теперь с отцом нашим, а одного не стало. И сказал им Иосиф: это самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи; вот как вы будете испытаны: клянусь жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш (Быт 42:11–15).

Интересен и вывод Иосифа после попытки братьев оправдаться: это самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи. С одной стороны, почему же? — ведь они рассказали ему о своём происхождении, а с другой — как раз это и раскрывает их причастность к правительству соседнего государства. Надо учитывать, что торговая миссия тех времён лежит в ведении торговых караванов, а совсем не на детях правителей. Этим фактом, видимо, и пользуется Иосиф, обвиняя братьев в шпионаже. Но если Иосиф ведёт с ними свою игру, выражаясь терминами разведки, то братья, напротив, воспринимают ситуацию буквально, причём её естественность не вызывает у них сомнений. Они соглашаются с методом Иосифа, который, как они, видимо, полагают, имеет своими обязанностями ведение контрразведывательной деятельности, проверить их правоту.

Вот некоторые зарисовки, которые не хотелось бы упустить из виду, прежде чем перейти к теме Исхода.

И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас (Исх 1:8–10).

Предпосылки военно-политической нестабильности и их понимание с точки зрения современной трактовки описаны в книге “Библейские сражения”, в которой позиция авторов вполне соответствует нашей тематике, и её основные пункты вкратце изложены далее по тексту. Израильский народ становится “потенциально неблагонадёжным элементом внутри страны”. Решение данной проблемы в истории практиковалось двумя основными способами. Первый — это ассимиляция чужеземного населения и включение его в состав основной нации. Такую политику проводил Александр Македонский. Другой, более часто используемый, хотя зачастую приводящий к обратным результатам, подход — приведение чужеземцев к покорности силовыми методами, что и было сделано в отношении еврейского народа17.

Фараон сказал им: пусть будет так, Господь с вами! я готов отпустить вас: но зачем с детьми? видите, у вас худое намерение! (Исх 10:10).

Этот отрывок перекликается с предыдущим анализом методов ведения разведки древними государствами. Выявив наличие таковой как класса внешнеполитической деятельности, находим во фразе фараона то же понимание ситуации, что в современных государствах просматривается относительно собственных агентов разведки, которые, осуществляя свою деятельность за границей, должны в качестве гаранта чистоты своих намерений оставлять на родине семью и детей. В том же направлении, которое настолько верно, насколько и жестоко, мыслил и фараон.

Наблюдайте опресноки, ибо в сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской, и наблюдайте день сей в роды ваши, как установление вечное (Исх 12:17).

Уже на начальном этапе “исхода”, предвосхищая предстоящий путь, Господь указывает на необходимость формирования израильского народа как военной организации, ещё, может быть, не осознаваемой самими людьми. Он выводит не только народ, не только людей, но уже ополчения, заранее готовя их к непростой свободе существования. Может быть, здесь исподволь показывается, что в этих рамках нашего земного существования каждый народ, желающий жить в условиях свободы как физической, так и духовной, должен выходить из рабства “по ополчениям”. Фактически проблема войны и мира решена в пользу “хорошей войны” против “плохого мира” как мира, где отсутствие кровопролития оправдывает отвержение Бога (например, в светском обществе веротерпимости — как запрета на вероисповедание). Всё-таки вершиной ценностей является Бог, несмотря на естественное желание сделать ею земную жизнь человека18.

И ещё одно наблюдение можно привести в качестве комментария к данному отрывку: все граждане современного Израиля, а также все проживающие на территории государства, по достижении 18 лет подлежат призыву на службу в Армию обороны Израиля. То есть слово Господне о выводе еврейского народа из Египта по ополчениям в мировой перспективе предвосхитило судьбу этого народа, до сих пор живущего ополчением и являющего, по оценке специалистов, необыкновенно высокий потенциал, позволяющий противостоять перманентной военной угрозе со стороны арабских стран. Дальнейший анализ текстов Писания покажет, как происходило становление еврейской армии, определившее по слову Божию её уникальность. Израильская армия и по сей день, осознанно или нет, сохраняет данное ей Божественное определение и в полном смысле слова являет собой общенациональный состав, не образуя замкнутую профессиональную корпорацию в отличие от большинства других армий.

И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу Своему в глазах Египтян: и они давали ему, и обобрал он Египтян (Исх 12:35–36).

Рука Господа лежит на деяниях Моисея. Хотя и сам он обучался при дворе фараона и наверняка был обучен военному делу, но уникальность подготовки к походу скорее говорит о Божием замысле. То, что Египет “спонсировал” поход Моисея, можно (с сожалением) сравнить в новейшей истории с тем, что русские вооружили чеченских боевиков, против которых потом сами и воевали. Конечно, нельзя сравнивать Божий замысел с халатностью государства, призванного оберегать свой народ. Но в том, что в обоих случаях обеспечение противника проходит за счёт средств своего народа, аналогия налицо.

И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей (Исх 12:37).

Численность воинства израильского, а это именно 600 тысяч человек воинского контингента, да ещё и с указанием рода войск — пехоты, говорит о достаточно мощной силе, которая оказывается в руках Моисея. Вопрос полного отсутствия даже элементарной военной выучки сейчас не то что остро стоит перед израильтянами, а он даже и не поднимается вовсе ввиду невозможности его решения на данном этапе похода. Поэтому пока только Божие Провиденье ведёт их и полностью руководит операцией. Только Бог видит в них ополчения, только Он определяет их как 600 тысяч потенциально способных сражаться пехотинцев. Они сами этого ещё не осознают и об этом не думают. Кстати, интересно, но численность современных израильских вооружённых сил при полной мобилизации оценивается экспертами в 631 тыс. человек.

В момент выхода евреев из Египта нет и речи о наличии каких-либо военных навыков ни у бойцов, ни у командиров. Отсутствие их и у тех, и у других превратило бы всю эту массу народа в предмет для избиения войском фараона даже при небольшом отряде профессиональных воинов. Примером этого может служить уничтожение отрядом Кортеса (около 50 человек) примерно 5 тысяч индейцев. Стоит ли говорить о таком необычном элементе военного искусства, как Божья воля, без которой, строго говоря, не случилось ни одной победы и ни одного поражения? Это не та самая пресловутая удача, на которую списано так много нелогичных, якобы не из чего не вытекающих последствий. Это тот элемент военной деятельности, который можно и должно знать и учитывать, особенно для армий христианских народов. И в данном случае речь идёт даже не о чудесных вспомоществованиях Божьих, а об отстаивании правды и истины как долге перед Богом. Множество примеров справедливости подобных выводов даёт история России. Подобные размышления необходимы для того, чтобы в дальнейшем определить, в чём же кроется секрет успеха действий Моисея. А его успех — в его праведности. Урок библейских строк для всех военных практиков и теоретиков состоит в том, что и знание военного дела, и профессионализм воинов, и другие важные факторы военной деятельности лишь в той мере способствуют успеху, в какой это не противно Божественной воле.

По прошествии четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью <…> В этот самый день Господь вывел сынов Израилевых из земли Египетской по ополчениям их (Исх 12:41,51).

Господь выводит ополчения ночью. Приём настолько успешный, насколько же и сложный, тем более когда речь идёт о примерно двух миллионах человек, и не все они мужчины, способные, хотя бы потенциально, быть воинами. Строго говоря, пока исход скорее похож на переселение народа, чем он и является по своей сути, но Господь ведь ведёт ополчения. Да и неприятель появится в ближайшие дни. Подобные переселения редко проходили без боестолкновений, где зачинщиками были и передвигающиеся народы, и их гонящие. Библия являет нам первый литературный памятник, описывающий такое событие, да ещё изнутри перемещающегося народа. То, что позволяет классифицировать подобное передвижение именно как военную операцию, а не как движение народных масс, хотя бы они и состояли в основном из членов семей одного племени, это сжатость этой операции во времени и наличие чёткой организации маршрута движения, начиная от наличия конечной цели (И когда введет тебя Господь Бог твой в землю Ханаанскую, Исх 13:11) и заканчивая выбором времени движения. Вообще говоря, история ночных походов насчитывает не так уж много примеров. Сам факт ночного похода говорит об элементе скрытности, которого удалось достичь его организатору. Ввиду того, что фараон сам отпустил Израиль, ночь скрыла не факт исхода как таковой, а его цели и последствия, что позволило Израилю выиграть какое-то время. Будет излишне говорить о том состоянии, в котором находился Египет в ночь исхода, так как это не есть ни следствие, ни причина каких-либо военных действий или решений. Это лишь та создавшаяся обстановка, которая способствовала выводу израильского народа. Помимо прочего, у ночных переходов в данном регионе есть и другая практическая сторона — это климат, позволяющий экономить силы и дающий возможность преодолевать ночью большее расстояние, чем днём. Итак, в Пятикнижии Моисея находим ещё один тактический приём военного искусства, не встречавшийся ранее — это ночной переход большой массы людей с целью обеспечения скрытности, в данном случае предположительно — направления движения и преодоления жарких климатических условий, с целью сбережения сил. Ветхий Завет, естественно, не акцентирует внимание читателя на важности данного момента с точки зрения военного искусства, но мы можем использовать выдержку из книги русского историка Е. В. Тарле “Нашествие Наполеона на Россию”, в которой он описывает внезапный “исход” русской армии под командованием Барклая де Толли из Витебска: “…Сначала Наполеон не хотел верить Мюрату. Он не допускал, чтобы русская армия могла так бесшумно сняться ночью с лагеря и бесследно скрыться. Император велел подходить к покинутому русскому лагерю со всеми предосторожностями, боясь засады и внезапного нападения. Мёртвое молчание царило в русском лагере. Французы приблизились, — лагерь был совершенно пуст. Ни людей, ни вещей — ничего не оказалось. Вошли в город: ни одного человека на улицах. Даже в домах остались далеко не все жители. Оставшиеся не только ровно ничего не знали о пути, по которому ушла русская армия, но понятия не имели вообще о факте её внезапного исчезновения.

В течение нескольких часов кавалерийские отряды, разосланные Наполеоном, рыскали по всем дорогам около Витебска и, измученные неслыханной жарой и томимые жаждой, вернулись во вторую половину дня одни за другими, ничего точного не узнав. Пески, в которых тонули ноги лошадей, жгучая пыль, тучей носившаяся вокруг и ослеплявшая их, полное отсутствие воды — всё это делало разведки мучительным и бесплодным занятием”19.

И испекли они из теста, которое вынесли из Египта, пресные лепешки (Исх 12:39).

Ещё один немаловажный показатель того, насколько израильский народ был подготовлен к походу. Еды было взято ровно столько, сколько требовалось для краткосрочного перехода, чтобы не перегружать колонну обозами. Каждый человек нёс свою ношу без излишков, что позволяло обеспечить довольно приличную скорость, несмотря на разнородный состав людей.

Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел его по дороге земли Филистимской, потому что она близка; ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Чермному морю. И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской (Исх 13:17–18).

Выбор маршрута движения Израиля основан на анализе сложившейся оперативно-тактической обстановки, как она понималась бы современными специалистами. Фараон, ведя в то время войны с соседними народами, занимал своими войсками некоторые стратегические направления, что в конечном счёте сводилось к постоянному перемещению боевых подразделений по дорожным коммуникациям в этих направлениях. Соответственно, осуществлять перемещение такого большого числа людей по этим дорогам было нельзя, и Моисей ведёт их по пути, где встреча с войсками фараона возможна только с одного направления — с тыла.

Впечатление, что народ, вышедший за Моисеем, не представлял собой непосредственной военной угрозы, обманчиво, так как вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской. Пока сложно говорить о составе вооружения израильского воина, но наличие оружия как такового говорит о понимании в народе и своего статуса, и тех последствий, с которыми придётся столкнуться. Мордехай Гишон в своём исследовании указывает на самодостаточность израильского племени в плане вооружения, основанную на наличии в народе кузнецов и ремесленников. Как пишет Гишон, “эта их самодостаточность обеспечивала максимальную маневренность на войне, поэтому при хорошем командовании племенное ополчение могло выступать на равных с лучше вооружённым регулярным войском”20. (Кстати, подобный анализ приводят специалисты при оценке танкового состава советских и немецких войск в Великой отечественной войне: советские танки в силу своих конструктивных особенностей были ремонтопригодны прямо на линии фронта силами технического состава боевых частей и могли участвовать в боевой операции на всём её протяжении, несмотря на поломки и повреждения, в то время как немецкие машины, превосходившие по мощности наши, при получении повреждений должны были транспортироваться на завод, снижая укомплектованность своих подразделений.)

Итак, кратко подведём итоги тех ключевых моментов военного искусства, которые были описаны в начале исхода. Во-первых, перед планированием похода была изучена и учтена оперативная обстановка. Во-вторых, исходя из этого, было проведено тщательное планирование маршрута движения и времени его начала. В-треть­их, было организовано продовольственное снабжение колонны и её вооружение. Далее рассмотрим действия и маневры, совершаемые как со стороны еврейского народа, так и со стороны фараона.

скажи сынам Израилевым, чтобы они обратились и расположились станом пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном; напротив его поставьте стан у моря (Исх 14:2).

Три вывода из движения израильского народа делает А. П. Лопухин в своей “Толковой Библии”, описывая этот текст. Первый — это то, что расположение израильтян в виду египетских крепостей позволяет им на какое-то время поддерживать иллюзию не исхода, а трёхдневного путешествия для жертвоприношения. Второй, как вывод из обходного пути, которым повёл Бог еврейский народ, — это то, что перечисленные крепости таили в это время минимальную военную угрозу. И третий вывод — резкое изменение направления (обращение) движения с восточного на юго-западное заставит фараона думать о сынах Израилевых: они заблудились в земле сей, заперла их пустыня (Исх 14:3)21. Все эти выводы вполне угадывают смысл происходившего с позиции современной военной стратегии. А вот что из этого отрывка необходимо выделить как новшество в военном искусстве, так это стан у моря. Евреи не только вышли к морю, но и шли вдоль моря, пока не дошли до этого места. Обратившись к позднейшей истории войн, мы увидим, что многие военачальники, совершая марши, выстраивая боевую линию, разбивая лагерь, старались по возможности “упереть” фланг своего войска в любую из естественных преград с целью не допустить ни обходного маневра противника, ни удара в неприкрытый фланг. Образцовым использованием местности можно считать такое расположение войска, когда оба фланга прикрыты естественным препятствием, как например, в битве при Марафоне (490 год до Р. Х.). Ведь направление главного удара — это то, что скрывается самым тщательным образом, и то, что более всего хотят узнать друг о друге противники перед боем. Разве что время начала атаки имеет равную значимость, но этот аспект приобрёл свою важность в войнах близких к нам эпох, когда противостояние не заканчивалось битвами, а атаки могли быть совершены в любое время суток, как, например, начало артобстрела в Курской битве. Для древнего мира действия Моисея носили характер уникально продуманной операции. Фактически ему удалось не столько узнать, откуда будет действовать фараон в случае погони, сколько заставить фараона действовать с того направления, с которого его будет ожидать Моисей. И, конечно, уже готов следующий шаг:

А Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его; и познают все Египтяне, что Я Господь. И сделали так. И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего, и они сказали: что это мы сделали? зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам? (Исх 14:4–5).

Как видно из этого отрывка, погоня входила в общий план исхода, и Господь ожесточает сердце фараона для того, чтобы последний погнался за Израилем. Может быть, разгадка разбития лагеря Моисеем пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном совсем не в тех причинах, на которые указывают библеисты, ставя в основу его действий желание обмануть и как можно незаметнее скрыться от фараона. Если бы только на месте Моисея был Александр Великий, Цезарь или Сципион Африканский, ох, как бы расписывали в веках эту блестящую операцию военные историки! К сожалению, современная библеистика не даёт образ Моисея как соратника Божьего в деле уничтожения египетского войска, видя в дальнейших событиях лишь чудо, необходимость которого вызвала тупиковая тактическая ситуация. Пока ещё не видно до конца всей задумки, кажется, что в действиях Моисея — ошибка на ошибке, и только вмешательство Бога может спасти его народ. И правильно вопит, видя всё это, народ еврейский: и сказали Моисею: разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? (Исх 14:11). Да, Моисею приходится действовать в одиночку, и он действует, воплощая не ошибки, от которых его спасает Бог, а великолепный стратегический замысел, которым Бог ему дал командовать, дабы познали все египтяне, Кто Господь. Итак, расположение лагеря в виду египетских крепостей приводит к прогнозируемому результату: возвещено было царю Египетскому, что народ бежал. Понятен вопрос египтян: зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам? Экономический ущерб огромен для Египта, и здесь можно было бы говорить об историческом примере подрыва военно-промышленного потенциала, но эта тема уже затрагивалась в начале описания исхода, и давались некоторые ссылки. Вопрос египтян только подтверждает важность решения проблемы удержания рабочей силы в подчинении. Вернёмся к спорному вопросу о том, зачем Моисей, ведя евреев обходным путем, избегая военных дорог, располагает свой лагерь в строго определённом месте, вблизи нескольких египетских крепостей и как бы ждёт там. То, что случилось дальше, просчитывалось и без особых военных познаний:

Фараон запряг колесницу свою и народ свой взял с собою; и взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников над всеми ими. И ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского и рабов его, и он погнался за сынами Израилевыми; сыны же Израилевы шли под рукою высокою. И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и все войско его, и настигли их расположившихся у моря, при Пи-Гахирофе пред Ваал-Цефоном (Исх 14:6–9).

Здесь для правильного понимания дальнейших событий важно отметить, что автор, а это Моисей, который исполняет весь этот план, шестикратно в этом коротком отрывке акцентирует внимание на том, что именно конница пустилась в погоню за Израилем. Причём египетская конница — это колесницы как отдельный и самостоятельный вид вооружения, прекрасно подходивший для атаки на открытой местности. В то же время в предыдущих отрывках о войске евреев настоятельно говорилось как о пехоте. Зачем ветхозаветный текст так чётко разграничивает составы армий, если нет никакого стратегического замысла, а народ Божий в итоге спасается только чудом?

Нет сомнений, что Моисей был прекрасно осведомлён о составе вооружения египетской армии и о том, на чём может его преследовать фараон. Бесспорно, Египет обладал пехотой, но преследование пешей колонны пешей же армией по равнинным местам при наличии конницы неразумно, тем более что шансы победить в открытом сражении с шестисоттысячным войском (походное войско фараона, по историческим данным, в лучшем случае приближалось к двум десяткам тысяч) не могли не вызвать сомнения. Это если мы закроем глаза на тот факт, что были дороги, где шла война, и наверняка какие-то силы Египта в ней участвовали. Смешивать конницу и пехоту — значит резко понижать скорость войска. Таким образом, можно уверенно говорить о том, что то, что появится на горизонте в качестве армии фараона, будет состоять из колесниц. Что и произошло: Фараон приблизился, и сыны Израилевы оглянулись, и вот, Египтяне идут за ними: и весьма устрашились и возопили сыны Израилевы к Господу (Исх 14:10).

Но Моисей сказал народу: не бойтесь, стойте — и увидите спасение Господне, которое Он соделает вам ныне, ибо Египтян, которых видите вы ныне, более не увидите во веки; Господь будет поборать за вас, а вы будьте спокойны (Исх 14:13–14).

“Я иду победить армию без полководца, чтобы потом победить полководца без армии”, — сказал Цезарь, решив, как будет действовать в войне с Помпеем. Две фразы, сказанные разными людьми, в разные эпохи и по разным поводам, но одна уверенность людей, которые уже предвосхитили исход событий.

И сказал Господь Моисею: что ты вопиешь ко Мне? скажи сынам Израилевым, чтоб они шли, а ты подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пройдут сыны Израилевы среди моря по суше; Я же ожесточу сердце фараона и всех Египтян, и они пойдут вслед за ними; и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его, на колесницах его и на всадниках его; и узнают все Египтяне, что Я Господь, когда покажу славу Мою на фараоне, на колесницах его и на всадниках его (Исх 14:15–18).

Опять обратимся не к содержанию, а к динамике фразы, которая говорит буквально следующее: “Теперь уже пора, поднимай стан и веди его, фараон пойдёт за вами”. То есть пришёл тот момент, которого дожидались, и который кропотливо готовился и просчитывался на каждом этапе. Теперь фараон видит евреев, видит их беспомощность, сознаёт свою победу, считая дело уже сделанным. Здесь Моисей играет на психологическом моменте, ему надо заставить фараона пойти за израильтянами, когда они начнут “ускользать” от него через море. Как видим, евреи готовят не побег от египтян, а разгром египетского войска. И опять же, как изюминка всего замысла, подчёркивается, что войско фараоново — это колесницы.

И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом сынов Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел в средину между станом Египетским и между станом сынов Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь. И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону (Исх 14:19–22).

Обратим внимание на то, что Моисею опять удалось использовать ночь в качестве прикрытия своего отхода, когда мрак не позволил войскам фараона увидеть момент начала движения израильского стана. Так как численность израильтян значительно превосходила мобильное египетское войско, а фараон считал, что запер евреев, прижав их к воде, то ни в коем случае нельзя было раньше времени раскрывать готовящийся маневр. Огромная для такого движения человеческая масса не могла бы безнаказанно переправиться на другую сторону, если бы в стане фараона заметили начальную фазу или даже середину маневра. Поэтому было важно не только использовать в полном объёме время суток — ночь, которая снижала видимость, хотя могла быть достаточно ясной, но и использовать дополнительные визуальные заграждения, позволяющие обеспечить скрытность маневра. Это и описано в приведённом отрывке. Облачный столп при сильном восточном ветре, который дул всю ночь, был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других. Таким образом, мрак попадал на лагерь фараона, который был расположен на западе от стана израильского, а свет освещал для евреев море, в которое они и вступали. И основная масса еврейского народа покинула расположение лагеря и начала переправу через море, не вызвав подозрений у египтян.

Вообще само по себе чудо то, как Моисею удалось наладить форсирование водной преграды таким большим количеством людей менее чем за 24 часа. Например, армия Наполеона численностью в 400 тысяч человек форсировала Неман по четырём мостам, три из которых были специально возведены для переправы, в течение четырёх с половиной дней22. И это профессиональная армия, в которой подобные маневры постоянно отрабатываются.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод о том, что Моисей переправлял людей не один день и может быть не за один раз. Не здесь ли кроется и причина того, что израильтяне, выйдя к морю и зная, что фараон рано или поздно догонит их, вдруг ни с того ни с сего останавливаются перед морем, разбивают лагерь и ждут, что с ними будет дальше?! Всё было бы так нелепо, если бы не чёткий расчёт Моисея, который знал, для чего ему нужно выигранное время. Мордехай Гишон в своих исследованиях идентифицирует место столкновения между израильтянами и преследовавшими их египтянами как узкую полосу земли между Средиземным морем и солёной лагуной, известной как Сербонское море23. Но независимо от того, каким образом и в результате чего там появилось место, глубина воды которого позволяла двигаться людям, колонна, выйдя к морю, не остановилась, а сразу же приступила к форсированию водной преграды, насколько позволяли пропускная способность и условия местности. При этом те, кто ожидал своей очереди для переправы на другую сторону, разбили лагерь, в котором они находились, пока не подошли войска египтян. Здесь и понадобился Моисею трюк с кострами, так часто выручавший полководцев. Приказав разжечь такое количество костров, чтобы фараон поверил, что в лагере присутствуют все израильтяне, Моисей не только сбил фараона со счёта, но и, как следствие, дал ему понять, что евреи заперты, и им уже никуда не деться, чем окончательно усыпил бдительность египетского военачальника. Может возникнуть вопрос, почему же фараон сразу не атаковал израильтян? Ответ, как видится, кроется во всё-таки малочисленном войске египтян по сравнению с огромной людской массой. И здесь фараон разумно размыслил о том, что раз евреи заперты, то теперь можно и подождать подкрепления, чтобы не просто уничтожить противника, а вновь подчинить его с помощью силы. Ведь не стоит забывать о том экономическом факторе, который обеспечивали израильтяне в Египте. Конечно же, фараон не хотел лишить себя такого количества рабов, перебив их всех, да ещё подвергнув опасности своё войско. Разумно не став рисковать, фараон менял общую оперативную ситуацию в свою пользу. Вторым объективным фактором, объясняющим нежелание фараона атаковать противника, была реальная возможность вернуть евреев путём переговоров. Ведь довольно длительный переговорный процесс, происходивший между фараоном и Моисеем при попытке последнего выйти из Египта, может ярко характеризовать склонность к подобным действиям обеих сторон. Этими довольно существенными положениями вполне можно оперировать, объясняя причины расположения египетского лагеря напротив еврейского и неторопливости фараона.

Теперь для Моисея оставался наиболее сложный маневр — вывести арьергард колонны, которым, видимо, и командовал сам Моисей, поэтому именно этот момент эпически представлен в книге Бытия как наиболее значимый с точки зрения писателя-очевидца, он же писатель-организатор. Неизвестно, сколько людей уходило последними со своим пророком, но это то минимальное число людей, необходимое для поддержания видимости присутствия в лагере всего народа. Без этого перестанет существовать иллюзия “запертости” евреев, на которой так здорово играет Моисей.

Вот как раз на этих оставшихся с Моисеем людей и выпала организация чёткого выхода из лагеря на безопасное расстояние до момента вскрытия этого маневра фараоном. И здесь цена ошибки могла быть очень большой, поэтому нет сомнения, что тех, кто участвовал в подготовке и осуществлении этого маневра, должна была отличать высокая дисциплина и способность к совместным слаженным действиям. Этими людьми должны были стать лучшие из числа 600 тысяч пехотинцев, и они в дальнейшем вполне могли называться “гвардией” — отборными войсками.

Нельзя упускать из вида и фразу воды же были им стеною по правую и по левую сторону, так как здесь явно указывается на то, что им, евреям, воды справа и слева служили защитой. От чего могли защитить такие зыбкие стены, готовые поглотить их самих в любую минуту? Скорость колесниц египетских конечно многократно превышала скорость пехотинца, и фараон, имейся у него хотя бы один шанс не лезть в это море за Израилем, а совершить фланговый маневр по любой другой позволяющей это местности, несомненно совершил бы его. Но воды по правую и по левую сторону лишали его и этой возможности. Итак, место, выбранное Моисеем, предполагало один-единственный путь.

Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян; и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян. И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их. И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря (Исх 14:23–27).

Моисей хорошо знал эту местность, на которой сейчас разворачивались описываемые события. Ещё во время своих скитаний, после того, как он в одиночку покинул Египет, он в течение 40 лет пастухом бродил по тем местам, куда теперь вёл еврейский народ. К сожалению, в Писании нет таких данных, но хочется думать, что Моисей прекрасно знал, куда он придёт со своим народом и где будет совершать переправу.

Ещё раз автор делает акцент на конной составляющей фараонова войска: все кони фараона, колесницы его и всадники его, которые вынуждены, ввиду неожиданно (для египтян) открывшихся обстоятельств, преследовать отряд Моисея на его условиях.

Перейдя на другую сторону моря, израильтяне не убегают сломя голову в открывшиеся для них теперь просторы пустыни. Нет. А конница фараона в стремительной атаке нагоняет хвост израильской колонны и тут пылающая земля воздвигает перед ними огненную стену и из столпа огненного и облачного приводится в замешательство стан Египтян. Огонь надвигается на египетские колесницы. Местность, по которой проходила погоня, была временами покрываема водой в течение достаточно длительных промежутков времени, и можно легко предположить, что поверхность земли, освобождённая от воды, была мало проходима для конницы. Это мог быть либо заболоченный участок, где, например Моисей знал проходы, или просто сильно заиленная почва, где вязли (отнял) колеса у колесниц их, на что и указывает автор и что очень подходит для той местности. Причём, как видим, пехота достаточно спокойно прошла по этому участку, достигнув противоположной стороны берега. Египтяне в попытке развернуть колесницы и уйти от надвигающегося огня теряют скорость и не могут продолжать движение, потому что оказались на заиленной местности и не могли уже использовать быстроту закопавшихся колёсами в иле колесниц и отступить на них. Но убегая назад от огня, египтяне бежали навстречу воде.

Ошибка фараона заключается в том, что совершаемый маневр производится на незнакомой местности, без предварительной рекогносцировки. А Моисей сыграл на естественном чувстве любого полководца, — догнать уходящего на глазах и практически безоружного противника, тем более, что ещё недавно он, как казалось, был полностью заперт, и победа была неминуемой. Сколько полководцев не попалось бы на этот детально проработанный план? Сомнительно, что нашелся бы хоть один. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них. А сыны Израилевы прошли по суше среди моря (Исх 14:28–29).

Теперь, для большей ясности происходившего, соберём все фрагменты разыгрывавшегося военно-исторического действа воедино и разберём план Моисея по пунктам:

Моисей, планируя вывод израильтян из Египта, проводит глубокий стратегический анализ сил, с которыми ему предстоит действовать, как с той, так и с другой стороны. Сложность задачи состоит в том, что необходимо найти такой пункт, где можно создать преимущество в свою пользу.

Хорошее знание региона и его природных особенностей позволяет ему надеяться на использование условий местности, дающих преимущество пехоте перед конницей вообще или хотя бы перед колёсным видом техники (колесницами) в частности.

Следующим этапом необходимо было заставить фараона действовать строго в соответствии с планом Моисея, в основе которого стоит вызов в погоню за Израилем только конного состава египетского войска. Для этого Моисей прибегает к дезинформации противника созданием легенды вывода народа якобы с целью трёхдневного похода для богопоклонения. Эти три дня и должны стать той разницей во времени, благодаря которой включение в состав преследователей отрядов пехоты уже не будет иметь смысла.

Для поддержания этой легенды Моисей ведёт свой народ в виду опорных пунктов Египта, чтобы фараон мог отслеживать его перемещение. (Фараон, видимо, находился в той же морально-психологической ситуации, в какой Сталин находился перед началом Великой отечественной войны, когда разведка убедительно докладывала о готовящемся немецком вторжении, а он упорно верил в пакт Молотова-Риббентропа о ненападении. Так же и фараону очень хотелось верить, что израильтяне вернутся через три дня.)

Создав необходимый временной задел, Моисей подходит к тому месту, где собирается уловить войска фараона, и с Божьей помощью организует переправу основной части своего народа на другую сторону.

Фараон, поняв неизбежность организации погони, начинает в свою очередь действовать чётко по плану Моисея. Конница ввиду цейтнота движется без поддержки пехоты, что является очередной, хотя и вынужденной, ошибкой фараона с точки зрения военного искусства. Достигнув лагеря израильтян, фараон ждёт подкрепления, а Моисей “погоды”. И когда Моисей проводит маневр выхода из лагеря, обеспечив необходимую скрытность маневра, а фараон, не увидев всего происходящего, бросается за ним, Моисею удаётся блестяще завершить свой план, который приводит к полному освобождению израильского народа от преследования, так как в разыгравшейся стихии тем, кто остался на западном берегу, будет даже неясно, что случилось с самим Израилем. Его тоже будут считать погибшим.

А теперь, выйдя за рамки военного искусства, увидим в действиях Моисея прообраз того, как Христос явился на землю, чтобы вывести людей из рабства. Явился без боязни в самую гущу этого рабства, приняв зрак раба, как Моисей пред фараоном, открыто учил о том, что Бог силен вывести всех, и, когда ученики Его пошли за Ним, Он, будучи кротким, вводил в действие величайший план по уничтожению смерти (Египта). Когда перед дьяволом (пред крепостями египетскими) поставил Он Свою плоть, народ, собравшийся вокруг креста, который некогда слушал Его учение и верил Ему, кричал, видя, что всё, что “исход” закончился ничем: других спасал, а Себя не может спасти(Мк 15:31) (неужели нет гробов в Египте). Он вызвал к Себе смерть со всеми её колесницами и всадниками. И Божество Его было облаком и мраком для одних и освещало ночь для других. И когда смерть погналась за Ним, чтобы пожрать Его, Он прошёл сквозь ад, не будучи уловлен, а силы бесовские устремились за Ним в надежде скорой победы, но они и смерть отныне были обращены в бегство сияющим огнём Его Божества, сметены живительными водами Его воскресения. Коня (диавола) и всадника его (смерть) ввергнул Он в море. Отсюда следующий гимн:

Исход 15 глава:

1 Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море.

4 Колесницы фараона и войско его ввергнул Он в море, и избранные военачальники его потонули в Чермном море.

5 Пучины покрыли их: они пошли в глубину, как камень.

6 Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага.

7 Величием славы Твоей Ты низложил восставших против Тебя. Ты послал гнев Твой, и он попалил их, как солому.

9 Враг сказал: погонюсь, настигну, разделю добычу; насытится ими душа моя, обнажу меч мой, истребит их рука моя.

10 Ты дунул духом Твоим, и покрыло их море: они погрузились, как свинец, в великих водах.

14 Услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских;

15 тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана.

16 Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел.

19 Когда вошли кони фараона с колесницами его и с всадниками его в море, то Господь обратил на них воды морские, а сыны Израилевы прошли по суше среди моря.

21 …коня и всадника его ввергнул в море.

Исход (часть вторая)

И сказал Господь Бог Ною: конец всякой плоти пришел пред лице Мое, ибо земля наполнилась от них злодеяниями; и вот, Я истреблю их с земли.

Быт 6:13

В предыдущей главе мы увидели, как воплощённый через Моисея Божественный Промысел позволил израильскому народу совершить фантастический прорыв из центра Египта к его границам, избежав прямого боестолкновения, тем самым сохранив от бессмысленных жертв ещё не готовый к сражениям народ. Фактически до этого мы и могли говорить только о таланте одного полководца, который своим планом смог избавить Израиль от преследования. Но слово Божие об ополчениях не останется бессильным, ибо дальнейший путь Израиля — это его постепенное становление как воинства.

И двинулось все общество сынов Израилевых из пустыни Син в путь свой, по повелению Господню, и расположилось станом в Рефидиме, и не было воды пить народу (Исх 17:1).

После перехода через Красное (Чёрмное) море Моисей резко поворачивает на юг в сторону пустыни, чем снижает угрозу случайного обнаружения народа израильского теми или иными силами, действующими в регионе. Ведь если фараон узнает о том, что еврейский народ жив и скитается в большой нужде по пустыне, то скорее всего он не упустит возможности отомстить своим бывшим рабам или попробовать снова вернуть их в своё подчинение. Прогнозируя такое развитие ситуации, Моисей действует со стратегическим размахом, осуществляя быстрое передвижение по пустыне, чтобы в кратчайшие сроки прибыть в местность, сокрытую от соглядатаев других доминирующих государств. Военно-поли­ти­чес­кая обстановка способствует этому, так как ещё в начале исхода упоминались войны, которые велись на дорогах, ведущих из Египта. По самым грубым подсчётам, если взять общее расстояние, преодолённое израильским народом (примерно 400 км) по пустыне, и время в 40 дней, то получится, что средняя скорость народа составила примерно 10 км в день, что является в общем неплохой скоростью для такой большой массы людей. Об этой скорости хорошо сказано в Исходе 19:4: вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Например, в 1500 году до Р. Х. 20 тысячное войско фараона преодолело расстояние от Газы до Кармельских гор (130–145 км) за 12 дней24, что лишь на 1,2 км в день больше, чем двигался весь народ Израиля. Как видим, и здесь Моисею удалось воплотить один из принципов военной науки Цезаря (а позже и Суворова), основанный на скорости совершения стратегического манёвра; достаточно вспомнить знаменитую галльскую войну. Организация быстрого перемещения такой огромной массы людей на больших пространствах требует немалого таланта, но Моисею удалось выполнить основную задачу и увести свой народ с многолюдных путей. Однако сложность данной операции и невозможность предусмотреть все нюансы не замедлила сказаться, о чём и повествует следующий отрывок.

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме (Исх 17:8).

Считаю необходимым привести здесь выдержку из “Толковой Библии” А. П. Лопухина, которая хорошо иллюстрирует некоторые аспекты этого нападения: “Амаликитяне,потомки Исава через сына его Елифаза (см. Быт 36:12), — кочевой, живущий грабежом народ, занимали пространство между Идумеей и Синаем. Судя по свидетельству Втор 25:17–18 (Помни, как поступил с тобою Амалик на пути, когда вы шли из Египта: как он встретил тебя на пути, и побил сзади тебя всех ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся он Бога), они напали не на главные силы и массы народа, а на последние утомившиеся в пути и потому отставшие ряды”25.

Причиной такого нападения на израильтян стало естественное падение дисциплины или вообще её отсутствие у них. Наверное, сложно назвать более значимый фактор военной составляющей любого объединения, чем дисциплина. Например, известно, что рим­ские воины сильно уступали по физическим параметрам окружавшим их племенам, особенно северным, и смогли их завоевать во многом благодаря высокому уровню дисциплины. И такое явление, как децимация, хорошо показывает, насколько серьёзно они к этому относились. Отсутствие дисциплины в еврейском народе заметно проявляется на всём протяжении его ветхозаветного существования и достигает своих пиков в моменты непокорности не только водителям, но и Самому Богу. В данной ситуации три фактора этого явления могут служить уроком для изучения теории и практики военного искусства.

Первый фактор, наиболее распространённый и в дальнейшей истории — фактор общей потери бдительности после одержанной победы. Избежав, казалось, уже неминуемого поражения от войска египтян и почувствовав первые веяния свободы, израильтяне, ощущая себя в безопасности, двигались по пустыне, не соблюдая порядка движения и, видимо, сильно растянув колонну. Второй фактор, приведший к падению дисциплины — это явное отсутствие авторитета у Моисея и неполное доверие к нему со стороны вышедшего народа, который сначала бежал от египтян, потом желал к ним вернуться, при этом мало кто понимал Божий Промысел о себе; каждый скорее хотел улучшить свою участь, чем исполнить вышнее смотрение. И третий фактор, приведший к недисциплинированности — это трудности с получением не только провианта, но и воды, что никак не могло положительно сказываться на общем настроении и так измученного долгим переходом и уставшего народа.

Конечно, учитывая приведённую цитату из Лопухина и ссылку на Второзаконие, надо понимать, что в данном случае правильнее говорить не о военном искусстве, а скорее о его отсутствии у тех, кто вёл израильский народ. Причина этого, возможно, кроется в падении бдительности, которое в свою очередь привело к просчётам именно со стороны начальников народа и Моисея в первую очередь.

Первой ошибкой было то, что, вступив на новую территорию, не организовали разведку местности — ничего не говорится о высланных вперёд и в стороны от движения колонны отрядах для определения наличия в этих местах кочевых племён. Второй недопустимой ошибкой израильтян стало отсутствие арьергардного охранения колонны. Может быть, не было и вообще никакого охранения, а не только в арьергарде, но, как резонно замечено у Лопухина, на такую массу народа амаликитяне напасть не решились, поэтому будем говорить о той части колонны, которая подверглась атаке. Ещё один важный организационный момент при движении колонны — это место нахождения наиболее уязвимой её части. Такое место всегда должно быть в центре, ближе к голове или хвосту колонны, но ни в коем случае не спереди и не сзади. В этом случае мы видим, что уставшие и отставшие оказались не только в конце, но, возможно, вообще в отрыве от основных сил. Отсутствие военного опыта хорошо демонстрирует, как одно и то же подразделение, недавно воплотив гениальный замысел, не справилось с организационной рутиной.

В принципе мы видим, как ветхозаветные тексты не просто дают нам образцы военного искусства, но и позволяют говорить о накоплении некоторого опыта по частным его вопросам. Вспомним действия Авраама, описанные в первой части данной статьи, когда он сумел “поймать” арьергард возвращавшейся с победой армии “четырёх царей”. Теперь подобный приём был применён против израильтян, недостаточно изучивших опыт своего патриарха.

Но именно этот момент ветхозаветной истории можно назвать моментом зарождения израильской армии: Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей сильных и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей (Исх 17:9).

Только теперь Моисей проводит набор отряда, который должен будет выполнить боевую задачу по освобождению территории, занятой израильтянами, от присутствия на ней враждебных амаликитян. Начинается целенаправленное формирование войска, мужей сильных, способных одержать победу над противником. Не забыл Моисей и об укреплении боевого духа своих воинов, сказав им о жезле Божьем, который, как все знали, творил через Моисея великие чудеса. Это должно было придать воинам больше смелости в бою.

И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и пошел сразиться с Амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма (Исх 17:10).

В процессе зарождения армии начинает формироваться и командная система управления войсками. Из приведённого отрывка видно, что для осуществления руководства войсками в бою и для воплощения замыслов Моисея был назначен Иисус, который фактически и являлся первым военачальником Израиля, возглавившим отобранных людей в сражении с амаликитянами. Здесь Моисей, проживший в Египте долгое время, частично копирует схему боевого управления, существовавшую в египетской армии. Фараоны, в зависимости от сложности ситуации, находились на разных командных уровнях по отношению к войскам, начиная с того, что могли вообще отстраниться от сражения, доверив командование своим “великим начальникам войск”26, и заканчивая непосредственным участием в битве в прямом соприкосновении с противником. В случае с Моисеем мы видим, как он, доверив управление своему командиру, сам занял позицию, удобную для наблюдения.

И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца (Исх 17:11–12).

Исход битвы колебался и грозил не быть решённым до захода солнца, а тогда поставленная задача по освобождению территории не была бы выполнена, и застать врасплох амаликитян во второй раз могло и не получиться, так как они уже представляли, с какой силой им придётся иметь дело в дальнейшем. Поэтому бой принял неестественно затяжной характер, и волнообразные атаки продолжались до победы: И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча (Исх 17:13). Та настойчивость, с которой Моисей призывает продолжать сражение, в военной истории часто объясняется безвыходностью сложившейся ситуации. При осаде Алезии Цезарь сам бросился в битву, понимая, что поражение перечеркнёт всё27. Видимо, Моисей имел свои основания к неослабеваемому натиску на противника. В качестве пищи для размышления военного теоретика, помимо предложенной выше необходимости разгромить амаликитян в первом же столкновении, напрашиваются мысли о необходимости первой победы для только что рождённой еврейской армии, так как повторно набранная армия будет гораздо слабее, поскольку в первую отобраны лучшие.

Оригинально для своего времени использовал Моисей рождённый уже много после него принцип: “лучшая защита — это нападение”. Понимая, что оборудование хорошо защищённого лагеря по объективным причинам в данных условиях невозможно, Моисей просто решил лишить противника всякой возможности нападения, полностью разгромив его.

и выбрал Моисей из всего Израиля способных людей и поставил их начальниками народа, тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками и письмоводителями (Исх 18:25).

Помимо формирования самой армии, Моисей формирует довольно стандартную, но чёткую командную систему, существовавшую до него и существующую по сей день, в основе которой лежит десятичная система счисления. Низшим командным составом являются командующие десятью человеками (командир отделения), далее сотней (сотник, командир роты) и тысячей (тысячник, командир полка). Из этих цифр можно сделать вывод, что воюющая часть Израиля не превышала двадцати тысяч человек, иначе, видимо, должны были быть десятитысяченачальники (командующие армией). Похоже, что эту должность и занимал Иисус Навин. Но даже цифра 20000 достаточно велика для армий той эпохи. Вот что пишет о количественном составе египетской армии А. В. Авдиев: “Конечно, численность населения Египта позволяла выставить значительно более многочисленные войска. Так, Масперо полагает, что армия фараонов XVIII династии могла быть доведена до 120 и даже 130 тыс. человек. Но не следует забывать того, что крайне низкий уровень техники, примитивные условия транспорта, отсутствие регулярного и организованного снабжения не позволяли доводить армию до такой высокой для того времени цифры. Поэтому вряд ли можно предполагать, чтобы фараоны, даже во время наивысшего расцвета военного дела и военной политики в период XVIII династии, выставляли одновременно более 25–30 тыс. воинов”28.

пусть побьют его камнями, или застрелят стрелою (Исх 19:13).

С точки зрения военного искусства данная часть приказа Моисея приведена лишь как первое указание Священного Писания на наличие в его войске такого типа вооружения, как лук и соответственно на наличие лучников. До этого упоминалась только пехота, без какого-либо принципиального указания на её разделение по типам. Теперь Священное Писание указывает на наличие как минимум двух видов воинов в армии Моисея, хотя пока неясен принцип их взаимодействия в бою. Возможно, лучники не играли существенной роли в военных операциях израильтян той эпохи, так как упоминание о них совершенно отсутствует при описании боевых действий первых книг Ветхого Завета.

Далее интересно рассмотреть некоторые законодательные моменты из полученных Моисеем на горе Синай заповедей, которые так или иначе станут еврейским законом, регламентирующим отношения, связанные с насилием над личностью, что может рассматриваться в рамках данной работы как одна из первых попыток создания военного права.

Не убивай <…> Не кради <…> Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего (Исх 20:13,15,17).

Первое, что можно вынести из Декалога, — это ограничение любого насилия, связанного с личной выгодой или личным решением. Поэтому в следующей главе идёт разъяснение о том, как, за что и кто должен или может быть умерщвлён.

Из текста Исх 21:12–14,18–22,26 видно, как скрупулёзно в еврейском законе относятся к смерти и к нанесению повреждения, но надо учитывать, что эти правила регламентируют жизнь внутри израильской общины, и нет оснований говорить, что они распространялись и на взаимоотношения с иноплеменниками. Но в следующем отрывке мы встречаемся с такими частями закона, которые в принципе дают основание для начала военных действий: Кто украдет человека из сынов Израилевых и поработив его продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти <…> отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб (Исх 21:16,23–25).

То есть мы видим, что закон предписывает адекватно отвечать за нанесённое повреждение, что с одной стороны должно ограничивать агрессию в отношении к виновному, а с другой — требует обязательного возмездия, которое может приводить к военным конфликтам, если виновник нашёл убежище в соседнем племени или сам является иноплеменником.

Далее снова обратимся к Толковой Библии Лопухина и приведём без изменения цитату из его толкования на Исход 23:4–5, которая как нельзя лучше подходит к теме данных исследований: “Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему; если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним.

Справедливость заставляет относиться и к врагу, как к брату (Втор 22:1–4). Эта мысль и поясняется двумя примерами помощи врагу в бедствии, причём во втором случае помощь требует уже больше самоотвержения, так как гораздо труднее работать вместе с врагом в его интересах (развьючь вместе с ним — ст. 5), чем помочь врагу в его отсутствие (ст. 4)”.

Также закон закладывает моральные принципы, не позволяющие агрессию против правого и невинного, обещая Божий гнев: Удаляйся от неправды и не умерщвляй невинного и правого, ибо Я не оправдаю беззаконника (Исх 23:7).

Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых (Исх 23:8).

Интересное замечание, относящееся к этому периоду, сопоставимому по времени с появлением оригинала крылатого выражения Timeo danaos et dona ferentes ‘Боюсь данайцев и дары приносящих’29. Закон уже закладывает основы психологической борьбы с уловками противника и предупреждает о пагубном влиянии жажды наживы на принимаемые военно-политические решения.

Пришельца не обижай и не притесняй его: вы знаете душу пришельца, потому что сами были пришельцами в земле Египетской (Исх 23:9).

При этом у израильтян формируется принцип милостивого отношения к иноземцам и отсюда, возможно, — гуманное отношение к военнопленным, напоминающее некоторые пункты современной Женевской конвенции.

Итак, общее направление еврейского законодательства в области военного права — это одна из первых попыток в истории создать документ, который позволял бы говорить о справедливости в таком сложном вопросе, как вопрос физического насилия над личностью. Не запрещая таковое в принципе из-за невозможности достижения полного мира в условиях земного существования человечества, Закон Божий дал первые основы, регулирующие необходимость применения силы, и показал, что война может быть как справедливой, так и нет.

вы будете у Меня народом избранным из всех племен, ибо вся земля Моя; вы будете у Меня царственным священством и народом святым. Сии слова скажи сынам Израилевым. Если ты будешь слушать гласа Его и исполнять все, что скажу тебе, то врагом буду врагов твоих и противником противников твоих. Когда пойдет пред тобою Ангел Мой и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, Гергесеям, Евеям и Иевусеям, и истреблю их от лица вашего (Исх 23:22–23).

При этом в сознании народа формируется так называемая наступательная военная доктрина. Определяется не только агрессивный характер действий, что естественно для обезземеленного народа и его состояния переселения, но и основные направления последовательных ударов. Вот это само по себе кажется уникальным для той ситуации, в которой находится еврейский народ. На первый взгляд может показаться, что в сложившихся условиях ему придётся вести борьбу за выживание и действовать исключительно по ситуации. Но данный отрывок показывает, что не зря Господь выводил из Египта не народ, а ополчения. Фактически из Египта вышла завоевательная армия со своим стратегическим планом, и этот план интересен тем, что помимо выполнения военных целей было запланировано сформировать саму боеспособную армию в походных условиях. Мы смело можем утверждать уникальность в человеческой истории подобного прецедента формирования войска “на марше”. История подобных примеров не знает, если не брать в расчёт случаи, когда армия страны (характерно для России) вступает в войну совершенно не соответствующей современным ей требованиям и начинает перевооружение уже в ходе войны, связывая противника изнурительными боями и манёврами на больших территориях (1812, 1941–45), а после — с успехом решает проблему в свою пользу.

…не поклоняйся богам их, и не служи им, и не подражай делам их, но сокруши их и разрушь столбы их… (Исх 23:24).

Ещё один доктринальный пункт еврейской военной концепции, заключающий в себе указание на то, что делать с покорёнными народами, дабы не потерять своего монотеистического индивидуализма. Так как после победы в войне существует опасность ассимиляционного растворения в чужом, более многочисленном и менее национально выраженном народе, предлагается подвергнуть разрушению всё, что принципиально отличает захваченный народ от евреев, но при этом нет запрета на то, чтобы люди из захваченных народов жили по-еврейски.

Ужас Мой пошлю пред тобою, и в смущение приведу всякий народ, к которому ты придешь, и буду обращать к тебе тыл всех врагов твоих; пошлю пред тобою шершней, и они погонят от лица твоего Аморреев, Евеев, Иевусеев, Хананеев и Хеттеев; не выгоню их от лица твоего в один год, чтобы земля не сделалась пуста и не умножились против тебя звери полевые: мало-помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься и не возьмешь во владение земли сей (Исх 23:27–31).

Интересная и оригинальная методика, описываемая в этих строках, касается планомерного захвата областей, намеченных к завоеванию. Вместо более распространённой в военной истории тактики скорейшего захвата территории противника с целью не допустить организации сопротивления, здесь присутствует более глубокий план; данная доктрина гораздо глубже, чем теория военного захвата, учитывает трудности, которые возникнут у народа (армии) на опустошённой войной земле. Например, быстрый и опустошительный марш Наполеона по России привёл к тому, что его армия, не проиграв сражения, оказалась на захваченной, но непригодной к существованию земле. Израиль, имея своей целью не просто получение военного превосходства, а завоевание земли, на которой ему предстоит жить и развиваться, применяя эту доктрину, получает не только площадь, но и пригодную для нормального существования землю уже в момент её непосредственного завоевания.

Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки великой Евфрата, ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и прогонишь их от лица твоего; не смешивайся и не заключай союза ни с ними, ни с богами их; не должны они жить в земле твоей, чтобы они не ввели тебя в грех против Меня; ибо если ты будешь служить богам их, то это будет тебе сетью (Исх 23:31–33).

И в этом отрывке мы видим как общий итог подтверждение принципов планирования будущих форм действия по захвату территории. Во-первых, это постепенное и очень планомерное наступление, нацеленное на захват довольно большого пространства, границы которого описаны в этом отрывке. Можно сказать, что евреям неоднократно удавалось в ходе истории занимать территорию именно в этих границах (Давид (1006–968 до Р. Х.), Соломон (968–928 до Р. Х.), Иеровоам II в союзе с Озией (785–750 до Р. Х.)30). Во-вторых, ассимиляция строго запрещена. Анализ возможных военно-экономических последствий этого варианта приводится при описании ситуации в Египте к моменту исхода. И в третьих, характерный для евреев запрет на религиозное смешение, дабы не потерять благоволение пред очами Божьими, что также неоднократно происходило в истории Израиля. Вот, наверное, три основополагающие направления, чётко заложенные в теорию военно-стратегического развития израильского народа.

И услышал Иисус голос народа шумящего и сказал Моисею: военный крик в стане. Но Моисей сказал: это не крик побеждающих и не вопль поражаемых; я слышу голос поющих (Исх 32:17–18).

Иисус Навин как главнокомандующий войска израильского, услышав шум в лагере, естественно предположил, что его причина — это очередная атака враждебных племён; победа над Амаликом не давала уверенности в безопасности, и движение народа скорее всего проходило в постоянном напряжении. С одной стороны, это должно было положительно сказаться на боеготовности израильского войска, с другой — ситуация постоянной нервно-психологической нагрузки при маловерии в возможность ежедневного пропитания приводит к некоему эмоциональному выплеску, который в данном случае вылился в попытку поклонения более материальному и осязаемому тельцу, присутствие которого создавало видимость протекта. А стресс от всех перипетий, связанных с исходом, был снят разгульным весельем, о чём и сказал Моисей Иисусу Навину.

Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его (Исх 32:25).

В данном случае в словах Моисея присутствуют два момента. Во-первых, он выговаривает Аарону, которого оставил начальником в отсутствие себя и Иисуса Навина, фактически обвинив его в неспособности поддерживать дисциплину в лагере, а значит, и в слабом управлении. И во-вторых, однозначно определяет возможные последствия подобного падения дисциплины, такие как очередные поражения от врагов. Если вспомнить, что выше, когда речь шла о причинах, по которым амаликитянам так легко удалось “наказать” перешедших Красное море евреев, то основной из этих причин была дисциплина. Теперь на страницах Ветхого Завета уже сам Моисей указывает на наличие этой причины. Далее описывается один из способов восстановления дисциплины, существующий в разных масштабах практически в каждой современной армии в военное время, и тем более он был широко распространён в армиях древности. Мы уже упоминали о децимации в римской армии, а вот, возможно, первый исторически зафиксированный в литературном источнике образец применения данной меры наказания:

И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, иди ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек (Исх 32:26–28).

Интересным для нас является и тот факт, что данная миссия выпала на колено Левино. Можно сказать, что в этом колене будущих служителей алтаря Господня наиболее проявилась ревность по Богу, и они, откликнувшись на призыв Моисея, начали вершить суд. А второе наблюдение, которое скорее даёт пищу для размышления, исходя из того деления народа, которое описано в книге Чисел, — это что либо левиты на тот момент неплохо владели боевым оружием, либо те, кто подвергся подобной расправе, уже были усмирены или как минимум не имели оружия. Книга Чисел говорит, что левиты были исключены из войска и их функциональные обязанности сводились к работам, связанным со служением при алтаре. Но на их плечи ложится также обязанность по охране святыни. Интересно, что Моисей не поручает охрану самого святого, что есть в еврейском народе, какому-либо отряду из боевых подразделений Израиля, а поручает это дело священнослужителям. Что это? Беспечность Моисея или такое доверие священникам в ратном деле? Окинув взглядом историю развития элитных военных отрядов, вспомним личную гвардию римского императора — преторианцев или хотя бы личную охрану французских королей — мушкетёров. Ни те, ни другие не были в составе регулярных армий, хотя и частенько оказывались на полях сражений, если этого требовали обстоятельства. Все подобного рода подразделения всегда считались лучшими войсками, и всегда их прямой обязанностью была защита самого священного. Поэтому не будем исключать возможности, что в этой стычке в еврейском народе зародилось элитное подразделение, священной обязанностью которого в будущем станет постоянное использование холодного оружия для принесения жертвы. И этот день стал для левитов днём их первого служения, когда они с оружием в руках смогли доказать свою бескомпромиссную преданность и веру. Исходя из этой сцены, вообще можно сделать множество интересных догадок в плане военной организации еврейского народа. Совершенно ясно и то, что у Моисея применялась та же система вооружения людей в случае необходимости, которая была и при Аврааме (смотри “битву пяти царей против четырёх”). То есть оружие хранилось в определённом месте и было недоступно без особого распоряжения главы народа. Даже сотни лет существования еврейского народа в египетской земле не повлияли на этот военный принцип, и спустя шестьсот лет библейской хронологии Израиль сохраняет преемственность в военном деле. Поэтому оружие в стане оказалось только у тех, кто поддержал Моисея и получил от него разрешение возложить меч на бедра свои. Видим, что данная система, несмотря на то, что явно снижает уровень боеготовности, вместе с тем и заметно уменьшает возможность военного переворота. Так она и сработала при появлении Моисея, утихомирив зачинщиков с помощью небольшого, но вооружённого отряда верных людей.

и пошлю пред тобою Ангела Моего, и прогоню Хананеев, Аморреев, Хеттеев, Ферезеев, Гергесеев, Евеев и Иевусеев, и введет он вас в землю, где течет молоко и мед; ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный (Исх 33:2–3).

Итак, завоевательная доктрина еврейского народа включает в себя план захвата территории, на которой проживало семь племён, которые постоянно упоминаются в книге Исход как будущие цели для израильского войска. Следующий отрывок из 34 главы не вносит никаких новых знаний о принципах ведения войны, предписываемых еврейскому народу законом. О них речь шла выше, поэтому этот отрывок мы дадим без комментариев в качестве общего итога военной программы Израиля:

Глава 34

11 сохрани то, что повелеваю тебе ныне: вот, Я изгоняю от лица твоего Аморреев, Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Евеев, Гергесеев и Иевусеев;

12 смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас.

13 Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их, и изваяния богов их сожгите огнем,

14 ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа Бога, потому что имя Его — ревнитель; Он Бог ревнитель.

15 Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их;

16 и не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество за сыновей их, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих.

Теперь обобщим те элементы военного искусства, которые при­сутствуют во второй части книги Исход:

Организация стратегического манёвра с целью недопущения обнаружения противником и ухода из-под удара.

Ошибки в управлении движением и расположении отдельных частей колонны, позволившие противнику совершить успешную атаку на арьергардное подразделение.

Многоуровневая система командного состава, распределённые функции управления боем.

Неоднократное падение дисциплины внутри народа, вызвавшее необходимость прибегать к крайним мерам для её восстановления.

Война начинает формировать морально-нравственные аспекты. Складывается военное право. Обозначаются первые принципы поведения воинов в ходе военных операций по отношению к различным слоям населения противника.

Наличие у древнего государства чёткой наступательной доктрины вооружения на долгосрочный период его существования.

Эти выводы в очередной раз наглядно демонстрируют достаточно сильный материал по военному искусству, открывающийся в текстах Священного Писания, и несмотря на то, что они сделаны на основании только части книги Исход, они тем не менее достаточно хорошо вписываются в военную практику последующих эпох.

Заключение

Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих.

Быт 22:17

Исходя из целей данной работы и основных направлений исследования, обозначенных во вступительной части, подведём некоторые итоги, которые стали результатом рассмотрения текстов Священного Писания с позиции той области человеческих знаний, которая называется военным искусством. Анализ вопросов, связанных с ведением вооружённой борьбы в первых двух книгах Пятикнижия Моисея, обнаруживает не только многообразие её форм и методов, способных уже одним этим увлечь искушённого читателя, но и их новизну для времени их появления как в истории, так и в текстах Писания, а зачастую и историческую уникальность. Ветхозаветные книги Бытие и Исход, помимо классических для военной науки приёмов, хранят в себе описание таких специфических образцов военного искусства, которые вряд ли удастся найти в других источниках.

Обобщая весь полученный в результате исследований материал по описанным в священных текстах вопросам военной деятельности, остающейся до сих пор неизвестным большинству специалистов, охарактеризуем основные подходы к ней на территории древней Палестины и Египта в период со II тысячелетия по первую половину XIII века до Р. Х. Во-первых, вооружённая борьба этой эпохи являет собой образец высокой организации военной системы, исключающий всякую возможность говорить о примитивизме боестолкновений древности. Во-вторых, военное искусство того периода не только не выглядит слаборазвитым по отношению к последующим периодам, но и во многом предвосхищает будущих гениев, которые спустя тысячелетие от времён Авраама и Моисея прославят свои имена в военном деле, фактически повторив читаемый нами ветхозаветный источник.

Говоря о боевой деятельности древности, удалось раскрыть основные её этапы, характеризующие глубину и живость, присутствующие в вопросах обеспечения безопасности и защиты своих интересов в странах библейской эпохи.

Ветхозаветные тексты дают основание говорить о наличии в древних царствах и княжествах высокоорганизованной разведывательной деятельности на всех уровнях, начиная от добычи разведывательной информации в интересах высшего политического руководства, и заканчивая тактической разведкой в низших военных звеньях, что само по себе показывает общий уровень военно-политических взаимоотношений.

Важным элементом подготовки к ведению войны в целом и боя в частности является вопрос планирования действий, многократно встречающийся в тексте Писания, что показывает наличие и штабов, и совещательных органов как в самих армиях, так и в государственных органах руководства.

Манёвры, являясь неотъемлемой частью действия вооружённых сил, в Священном Писании поражают не только своей сложностью, но и глубиной использования оперативного пространства. При этом цель, заложенная в основание того или иного манёвра, зачастую достигается только в ходе сложной многоходовой комбинации, и её результат исследователи Библии часто приписывают чуду. Но чудом, может быть, следует считать не нарушение закономерностей, а цепочку их использования, приводящую к желаемому результату, которую человеческое разумение, ведóмое Божественным провидением, выстраивает, как в шахматной партии.

Вопросы создания политических союзов и договоров с различными условиями многосторонних отношений хорошо иллюстрируют живую военно-политическую жизнь древнего общества.

Итак, все вышеперечисленные общие пункты и направления военной деятельности, полученные из двух первых книг Ветхого Завета, позволяют увидеть в древних царствах не просто омертвевшие археологические останки, но через призму военной науки рассмотреть вполне реальные взаимоотношения, ничуть не уступающие по насыщенности и накалу современной нам деятельности.

Теперь, обращаясь непосредственно к военной составляющей исследований, составим классическую схему действий и правил, основанную на изучении боевого опыта, предлагаемого Библией при описании войн древности:

ведение стратегической разведки,

определение целей, задач и основных направлений ударов предстоящих операций,

выработка стратегического плана,

создание чёткого управления и организации войска,

стратегическое маневрирование, приводящее к эффекту внезапности или создающее благоприятные условия для войск,

тактическая разведка,

составление схемы боя с учётом особенностей времени, местности и слабых сторон противника,

тактическое маневрирование,

организация преследования отступающего противника,

максимальное использование достигнутого результата.

Как видим, ветхозаветный источник военно-теоретических знаний, накопленных народом Израиля, в большом количестве примеров борьбы за существование при некотором обобщающем анализе вполне справедливо может конкурировать с признанными авторитетами классической военной мысли. При этом зачастую глубина проработки вопроса намного серьёзнее, чем это кажется на первый взгляд при поверхностном чтении текстов.

Проводя сравнительный анализ текстов с общеизвестными примерами военной деятельности, мы брали широкий временной диапазон образцов военной мысли. Это были и примеры, близкие по времени к ветхозаветным событиям, и примеры из последних военных конфликтов с участием подразделений армии США, которые так непривычно упоминаются вместе с деятельностью древних патриархов. Этим хотелось привлечь внимание читателя к извечности и в то же время неизменности темы войны для существующего миропорядка. Несмотря на то, что военное искусство Ветхого Завета оказалось много старше, чем общепризнанные источники данной области, оно пережило многие из них и по сей день используется и будет использоваться в конфликтах эпох. Поэтому не стоит принимать во внимание результаты данной работы исключительно как поиск ещё одного архаичного источника, способного побороться за звание древнейшего. Нет, живой опыт военных успехов и поражений, присутствующий в Ветхом Завете, во многом может быть переложен, учтён и применён в условиях современных войн. Писание ещё и ещё подчёркивает те моменты, которые давно вошли в боевые уставы многих современных армий.

Итак, ветхозаветные тексты дают довольно богатую пищу для людей, занимающихся изучением истории развития военного искусства. Причём, как видим, есть и обратный результат — знания по военному искусству могут показывать не только осмысленность действий, происходящих на страницах Священного Писания, но и глубину их проработки и грамотность военной мысли тех, кто их реализовывал с точки зрения современного понимания данной области. Много интересных и довольно значимых элементов вооружённой борьбы было найдено в текстах этих двух книг, и большинство из них были предложены читателю в этой статье. Речь шла и о вопросах, касающихся биологического воздействия на противника, и правовых аспектов войны. Для анализа были взяты начальные книги Ветхого Завета как наиболее значимые с точки зрения датировки самих событий и их письменного засвидетельствования. Применяя критический подход к анализу времени появления этих текстов в “мировой копилке знаний”, можно сказать о том, что вопрос временнóго анализа приёмов военного искусства имеет свои нюансы. Например, если саму битву пяти царей против четырёх можно датировать XIX в. до Р. Х., то самая ранняя версия появления книги Бытие относится ко времени Моисея (XIII в. до Р. Х.), хотя тот канонический вид, в котором она более или менее похожа на наш текст, появился во времена объединения двух традиций и создания канонического Пятикнижия (времена пророка Исайи, VIII в. до Р. Х.), а временем доступа к этим книгам мировой общественности приходится считать 300 г. до Р. Х. — время появления Септуагинты. Отсюда возникает ещё одна очень важная задача, связанная со сравнением достижений военной мысли в текстах Ветхого Завета и в мировой литературе. То есть для чистоты эксперимента по определению первенства события и там, и там придется отталкиваться либо от времени свершения этого события, либо от времени его фиксации, либо от времени его огласки для “широкой общественности”. Конечно, такой анализ может стать основанием для дополнительного исследования на подобную тему.

В заключение хочется отметить, что первые книги Ветхого Завета содержат в себе уникальные образцы военного искусства, позволяющие во-первых, значительно обогатить данную область человеческих знаний, во-вторых, в очередной раз подтвердить уникальность самих текстов и в-третьих, дать читателю возможность ещё глубже понять происходящие на страницах Священного Писания события и дать будущим исследователям дополнительную почву для их анализа.

Пройдя небольшой отрезок ветхозаветного военного пути, мы не остались разочарованными в наших поисках. Много ли найдётся тех, кто надеялся и в этой области человеческих знаний получить научение о вышнем? Неужели всё Священное Писание в каждом своём уголке несёт величину выше уровня человеческого постижения, неужели отсутствие в этих книгах Божьего Промысла определяется лишь границей человеческого неверия (недоверия)? Что может быть более несовместимо с жизнью, чем война? Но и здесь Тот, Кто есть Путь, Истина и Жизнь, являет Себя людям, ищущим Его, позволяя им достичь высоты в том, что Он не есть, показывая, как прикладывается к человеку всё остальное, если прежде искать Царства Божия и правды Его (Мф 6:33).

1 Разин Е. А. История военного искусства XXXI в. до н. э.—VI в. н. э. СПб., 1999. С. 10.

2 Там же. С. 34.

3 Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. М., 2005. С. 21.

4 Павел Орозий. История против язычников. Книги I–VII. СПб., 2004. С. 88–114; Херцог Х., Гишон М. Указ. соч. С. 27–36; Циркин Ю. История библейских стран. М., 2003. С. 3–4.

5 Даули Т. Библейский атлас. Российское библейское общество, 2003.

6 Разин Е. А. Указ. соч. С. 58.

7 Там же. С. 50.

8 Там же. С. 36–37.

9 Там же. С. 449–450.

10 Иосиф Флавий. Иудейская война. М., 2006. С. 344. Книга пятая.

11 Эней Тактик. О перенесении осады // Сочинения древнегреческих и византийских авторов. Военная мысль античности. М., 2002. С. 61–62.

12 Там же. С. 82.

13 Разин Е. А. Указ. соч. C. 34.

14 Там же. С. 233–234.

15 Там же. С. 119­–120.

16 Даули Т. Библейский Атлас. Российское библейское общество, 2003. С. 21.

17 Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. М., 2005. С. 36–37.

18 Такое противопоставление при всей его внешней эффектности нельзя не признать ложным. Дело даже не в том, что противопоставляются ценности разных стратов, а в том, что Бог (если это истинный Бог), принятый как вершина ценностей, учит ценить человеческую жизнь. Стоит помнить, что в Евангелии Христос противопоставление ценности человека и субботы разрешает в пользу человека. — Ред.

19 Тарле Е. В. Нашествие Наполеона на Россию (электронная версия). Глава II. От вторжения Наполеона до начала наступления великой армии на Смоленск.

20 Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. С. 38.

21 Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов / Изд. преемников А. П. Лопухина (электронная версия). Исход. Глава 14.

22 Тарле Е. В. Нашествие Наполеона на Россию. Глава I. Перед столкновением.

23 Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. С. 39.

24 Разин Е. А. История военного искусства XXXI в. до н. э. – VI в. н. э. СПб., 1999. С. 46.

25 Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов / Изд. преемников А. П. Лопухина (электронная версия). Исход. Глава 17.

26 Авдиев А. В. Военная история древнего Египта. Т. 2. Гл. VI. Организация и техника военного дела в период крупных войн XVI–XV вв. до н. э.

27 Вильгельм Вегнер. Рим: Начало, распространение и падение всемирной империи римлян. Т. 2. Минск, 2002. С. 119, Гней Помпей, Юлий Цезарь и Марк Красс.

28 Авдиев А. В. Военная история древнего Египта. Т. 2. Гл. VI.

29 Латинский перевод фразы из гомеровского эпоса сильно “моложе” по времени, чем греческий оригинал. — Ред.

30 Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. М., 2005. С. 14–15, Хронологическая таблица.

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 58, 59, 60; 2010, 2011

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru