Христианство и язычество: какая разница?

Ирина Дмит­ри­ева

Оглав­ле­ние:


Виньетка

Веро­уче­ния надо не при­ду­мы­вать, а знать^

Невоз­можно срав­ни­вать хри­сти­ан­ство ВООБЩЕ с язы­че­ством ВООБЩЕ, поскольку, осо­бенно послед­нее, настолько раз­лично, что совер­шенно не кор­ректно было бы стричь всех под одну гре­бёнку. Неко­то­рые древ­не­еги­пет­ские (и не только) язы­че­ские культы тре­бо­вали чело­ве­че­ских жерт­во­при­но­ше­ний. Древ­не­гре­че­ские боги давали такой пример «нрав­ствен­но­сти» и «доб­ро­де­тели», что совре­мен­ному теле­ви­де­нию, с его похаб­ными «окнами» до них далеко. Риту­аль­ные оргии запад­ных славян, при­но­ся­щих кро­ва­вые жертвы руко­твор­ным идолам (южные и восточ­ные обо­жеств­ляли силы при­роды) ничуть не лучше. Опи­са­ние битв, кото­рые ведут между собой шаманы (читайте книгу В.Н. Фёдо­рова «Слу­жи­тели трёх миров») наво­дят страх, несрав­ни­мый с эффек­том от самых жутких филь­мов ужасов. А повесть Н.С. Лес­кова «На краю света» откры­вает такой чистый и свет­лый мир север­ного чело­века, что он явля­ется откро­ве­нием и служит укором пра­во­слав­ному архи­ерею.

Язы­че­ство духов­ное дет­ство всех наро­дов (кроме еврей­ского), это резуль­тат есте­ствен­ного бого­по­зна­ния. Древ­ние хри­сти­ан­ские писа­тели гово­рили, что Бог и языч­ни­ков милует и им откры­вает Себя в их сове­сти и разуме. Неоспо­ри­мый факт, что среди языч­ни­ков всегда были люди, кото­рые «Искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли» (Деян. 17:27). И в этом смысле спра­вед­ливо, что и в язы­че­стве «совер­шался поло­жи­тель­ный рели­ги­оз­ный про­цесс» (С. Бул­га­ков. «Свет неве­чер­ний»). Именно поэтому так есте­ственно и орга­нично наши с вами предки и зем­ляки при­ни­мали в сердце «доб­рого Хри­сто­сика».

Очень хочется быть поня­той пра­вильно. Не ссоры ищу я, а пони­ма­ния. Не осуж­де­нию язы­че­ства посвя­щена наша статья. Это всего лишь попытка пока­зать, во что же на самом деле верят хри­сти­ане, и как наша вера соот­но­сится с язы­че­ской.

Видите ли, читая мно­го­чис­лен­ные анти­хри­сти­ан­ские пуб­ли­ка­ции в мест­ной прессе, я обна­ру­жила, что их авторы не знают, по край­ней мере, двух вещей. Во-первых, исто­рия рели­гии давно опро­вергла заблуж­де­ние о том, что идея Бога эво­лю­ци­о­ни­ро­вала от мно­го­бо­жия к еди­но­бо­жию. Люди, как пишет Г. Честер­тон («Бог и срав­ни­тель­ное изу­че­ние рели­гий») «начали с про­стой и пора­зи­тель­ной идеи Все­дер­жи­теля и только потом, как бы от уста­ло­сти, соскольз­нули к богам или бесам». Это под­твер­ждают и совре­мен­ные або­ри­гены Австра­лии, явля­ю­щие моно­те­изм с явной нрав­ствен­ной окрас­кой (их бога зовут Атахо­кан), и кали­фор­ний­ские индейцы, покло­ня­ю­щи­еся «Вели­кому Духу, Кото­рый выше всего», и т.д.

Но Апо­стол пре­ду­пре­ждал: «Ты веру­ешь, что Бог един: хорошо дела­ешь; и бесы веруют, и тре­пе­щут» (Иак. 2:19). К язы­че­ским отно­сятся отнюдь не только поли­те­и­сти­че­ские веро­ва­ния. «Термин «язы­че­ство» про­ис­хо­дит от цер­ковно-сла­вян­ского слова «язык», озна­ча­ю­щего «народ», пишет доктор бого­сло­вия А.И. Осипов («Путь разума в поис­ках истины»). В вет­хо­за­вет­ную эпоху евреи назы­вали языч­ни­ками все другие народы, вкла­ды­вая в это слово нега­тив­ную оценку и самих наро­дов, и их рели­ги­оз­ных веро­ва­ний, обы­чаев, морали, куль­туры и проч. Однако в хри­сти­ан­стве он уже не вклю­чает в себя что-либо, свя­зан­ное с нацией или расой». Им обо­зна­ча­ются рели­ги­оз­ные учения и миро­воз­зре­ния, не при­ни­ма­ю­щие Библии за источ­ник сверхъ­есте­ствен­ного Откро­ве­ния, а также прочие нехри­сти­ан­ские миро­воз­зре­ния.

Во-вторых, авторы анти­хри­сти­ан­ских статей совер­шенно не знают пред­мета дис­кус­сии, то есть соб­ственно хри­сти­ан­ства (пра­во­сла­вия, в част­но­сти). А потому они спорят не с ним, а с тем, что сами думают о хри­сти­ан­стве, что им хри­сти­ан­ством КАЖЕТСЯ. Согла­си­тесь, когда всту­па­ешь в дис­кус­сию, пре­тен­ду­ю­щую на статус науч­ной, надо прежде озна­ко­миться со взгля­дами оппо­нен­тов. Причём жела­тельно не в изло­же­нии недоб­ро­со­вест­ных или несве­ду­щих интер­пре­та­то­ров и кри­ти­ков, а, что назы­ва­ется, из первых рук. У нас же сна­чала оппо­нен­там при­пи­сы­ва­ется некая точка зрения, затем несу­ще­ству­ю­щие посту­латы весьма успешно (в отсут­ствии кон­струк­тив­ной дис­кус­сии) опро­вер­га­ются, а потом на руинах низ­верг­ну­тых иллю­зий (замечу соб­ствен­ных) воз­во­дится по види­мо­сти строй­ное здание соб­ствен­ной логики. Впро­чем, с фор­маль­ной логи­кой (жен­скую оста­вим дам­ским жур­на­лам) у многих тоже боль­шие про­блемы.

Чтобы не быть голо­слов­ной и в то же время не пере­пе­ча­ты­вать чужие тексты пол­но­стью (в них что ни пред­ло­же­ние, то рево­лю­ци­он­ное откры­тие в тео­ло­гии, типа «четы­рёх­част­ной» хри­сти­ан­ской кар­тины мира у Л.Н. Жуко­вой), при­веду для иллю­стра­ции лишь один пример. Г.И. Рома­нов в статье «Рели­ги­оз­ный мир наро­дов Якутии» пишет: «Тупо­умие [пра­во­слав­ных] пере­хо­дит в безу­мие. В таком случае пра­во­слав­ные хри­сти­ане буйно раз­ма­хи­вают жезлом поли­ти­че­ского обви­не­ния в наци­о­на­лизме или раз­жи­га­нии наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной розни и отста­и­вая на словах истин­ность своего лож­ного пред­став­ле­ния или утвер­жде­ния, то есть наста­и­вая на субъ­ек­тив­ном един­стве субъ­ек­тив­ного и объ­ек­тив­ного. Если един­ство субъ­ек­тив­ного и объ­ек­тив­ного не выхо­дит за пре­делы субъ­ек­тив­ного, то оно дает нам ложь, а не истину. Ибо под­лин­ная истина состоит в объ­ек­тив­ном един­стве субъ­ек­тив­ного и объ­ек­тив­ного, так как в этом един­стве при­о­ри­тет­ным и пер­вич­ным явля­ется объ­ек­тив­ное, кото­рое высту­пает как осно­ва­ние и суть истины»..

Вообще-то ещё апо­стол Павел при­зна­вал своё безу­мие: «И Иудеи тре­буют чудес, и Еллины [языч­ники И.Д.] ищут муд­ро­сти; а мы про­по­ве­дуем Христа рас­пя­того, для Иудеев соблазн, а для Елли­нов безу­мие» (1Кор. 1:22–23). Да, мы безумны, но оче­видно не настолько, чтобы пони­мать смысл подоб­ных изре­че­ний.

В резуль­тате раз­го­вор при­хо­дится начи­нать с дока­за­тельств того, что ты не вер­блюд. Чтобы не ста­вить своих оппо­нен­тов в подоб­ное поло­же­ние, я буду ссы­латься на них, точно цити­руя тексты.

Про­шлое: «своя» вера или «свои» законы физики^

Можно согла­ситься с Л.Н. Жуко­вой («Язы­че­ское миро­по­ни­ма­ние и XXI век»), что каждый народ имеет (имел) свою миро­воз­зрен­че­скую мифо­ло­ги­че­скую кар­тину обра­зо­ва­ния Земли и жизни на ней. При этом автор утвер­ждает, что хри­сти­ан­ство это «мифо­ло­ги­че­ская миро­воз­зрен­че­ская кон­цеп­ция о нача­лах мира народа, пре­иму­ще­ственно живу­щего за пре­де­лами нашей страны. Чужие лики и имена, чужая при­рода, живот­ный и рас­ти­тель­ный мир Чужая кар­тина мира. Наши народы и наша наука, нако­нец, про­зрели и уви­дели сла­вян­скую, якут­скую, тун­гус­скую, юка­гир­скую кар­тину мира». Инте­ресно было бы полу­чить ссы­лочку на науч­ные труды, «про­зрев­ших» физи­ков, хими­ков, био­ло­гов, линг­ви­стов.

Дей­стви­тельно, пси­хо­линг­ви­стика под­твер­ждает, что у каж­дого народа есть своя язы­ко­вая кар­тина мира, но не надо путать её с науч­ной. Для древ­них языч­ни­ков, искренне счи­тав­ших, что за пре­де­лами их «Ойку­мены» кон­ча­ется земля, есте­ственно было верить в то, что их мир сотво­рён осо­бен­ным обра­зом, что у них есть СВОЙ уни­каль­ный пра­пре­док, СВОИ боги, что они вышли из Матери-Земли, а осталь­ные неиз­вестно откуда. Ведь наука о пра­языке тогда ещё не подо­шла к выводу о едином про­ис­хож­де­нии чело­века, и архео­ло­гия не знала имён Л. Лики и Ю.А. Моча­нова, и гене­тика ещё не открыла мито­хон­дри­аль­ную ДНК, обе­ща­ю­щую за раз­но­стью генов «про­зреть» единое в расах и наро­дах, и закон все­мир­ного тяго­те­ния ещё не начал «дей­ство­вать» на всей тер­ри­то­рии пла­неты, и теория «боль­шого взрыва» ещё не оза­рила умы физи­ков.

Сего­дня всё это есте­ственно входит в кар­тину мира обра­зо­ван­ного чело­века. Созда­вать кон­фликт между зна­нием и верой опасно, поскольку он раз­ру­шает целост­ное вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти. Вот Л.Н. Жукова кон­ста­ти­рует: «Основ­ные законы, управ­ля­ю­щие юка­гир­ским обще­ством, исхо­дили от Сол­неч­ного боже­ства». Неужели Люд­мила Нико­ла­евна сама верит в то, что Солнце спу­стило юка­гир­скому народу подоб­ные дирек­тивы? Навер­ное, нет. Она ЗНАЕТ, что нет. Так почему же хочет, чтобы совре­мен­ные юка­гиры пове­рили в это снова?

Г.И. Рома­нов пишет: «В вооб­ра­же­нии север­ного чело­века при­рода, это личное, живое суще­ство, притом злое, враж­деб­ное чело­веку суще­ство, при­чи­ня­ю­щее ему стра­да­ния, отри­ца­тель­ные ощу­ще­ния: холод, голод, боль, болезнь, то есть при­рода в недоб­ром состо­я­нии, в состо­я­нии зло­же­ла­тель­ства и гнева». Пора­зи­тельно, но пафос его статьи состоит в том, чтобы вер­нуть совре­мен­ным эвенам веру, осно­ван­ную (по его же словам) на страхе и вооб­ра­же­нии

Да, наше вос­при­я­тие мира, при­роды, чело­века раз­лично, в силу того что в ядре созна­ния наро­дов отра­зи­лись раз­ли­чия рели­ги­оз­ных куль­тов, но это область чувств и эмоций не надо сме­ши­вать. Как к древним веро­ва­ниям отно­ситься сего­дня? Бережно. Надо пости­гать эту раз­ность, иссле­до­вать корни своей и чужой уни­каль­но­сти, изу­чать, как они вопло­ти­лись в мате­ри­аль­ной и духов­ной куль­туре и сохра­нять фено­мены куль­туры для себя, своих потом­ков, для всего мира.

Что каса­ется хри­сти­ан­ства, то мы здесь не будем опро­вер­гать мифы, почерп­ну­тые из школь­ных учеб­ни­ков совет­ского вре­мени, о кон­фликте его с наукой, поскольку оче­видно, что наука в совре­мен­ном её виде сфор­ми­ро­ва­лась именно в лоне хри­сти­ан­ской куль­туры.. Тут есть другой тонкий момент. Дело в том, что для нехри­стиан Хри­стос это так же, как и «свои» боги, всего лишь плод вооб­ра­же­ния или, в лучшем случае, орди­нар­ный пророк. Выбор веры для чело­века, отно­ся­ще­гося к рели­гии как к идео­ло­гии, опре­де­ляют фак­торы вне­ре­ли­ги­оз­ные тра­ди­ции, поли­ти­че­ские инте­ресы, личные амби­ции и т.д. Хри­сти­а­нин же верит в Живого Бога, реаль­ного, не вооб­ра­жа­е­мого. И только потому, что это не выдумка, он верит сам и пред­ла­гает пове­рить другим. Про­ти­во­ре­чит ли вера в Христа науч­ной кар­тине мира? Одно­значно нет, поскольку наука изу­чает твар­ный мир, в кото­ром иные нахо­дят себе богов, вера же обра­щает сердце к Творцу, не к твари.

О чём же на самом деле гово­рит Библия? Разве о чужих наро­дах? Нет! Это исто­рия не «чужих наро­дов» наша соб­ствен­ная. Это рас­сказ о том, как Про­мысл Божий дей­ствует в чело­ве­че­ском мире, как влияет на жизнь каждой кон­крет­ной лич­но­сти нашу с вами, как опре­де­ляет жизнь целых наро­дов, неза­ви­симо от того, на какой тер­ри­то­рии они живут, с каким кли­ма­том и ланд­шаф­том, какого цвета кожу имеют, на каком языке гово­рят. Это исто­рия вза­и­мо­от­но­ше­ний людей и Бога. Исто­рия, кото­рая одна­жды при­вела к тому, что Творец мира вопло­тился, чтобы спасти каж­дого из нас от ужаса, обес­смыс­ли­ва­ю­щего жизнь всех, неза­ви­симо от расы, наци­о­наль­но­сти и госу­дар­ствен­ных границ от смерти. Это исто­рия того, как люди не узнали Бога и Его рас­пяли, как они не узнают Его до сих пор, захло­пы­вают перед Ним дверцы своей души, рас­пи­нают ложью, злом, гре­хами. Это исто­рия того, как из века в век побеж­дают на Земле и в серд­цах отдель­ных людей, жаж­ду­щих войти в радость Гос­пода, добро и любовь это исто­рия святых, дока­зы­ва­ю­щая, что каждый из нас может достичь свя­то­сти, если только очень-очень-очень захо­чет. Если только

Насто­я­щее: сча­стье воз­можно^

Но каждый из нас живёт в насто­я­щем и каж­дого из нас объ­еди­няет одно есте­ствен­ное жела­ние быть счаст­ли­вым. Только само поня­тие сча­стья и пути его дости­же­ния мыс­лятся в разных куль­ту­рах, сло­жив­шихся под вли­я­нием раз­лич­ных рели­гий, по-раз­ному. Ну, напри­мер, Г.И. Рома­нов пишет: «Обра­ще­ние веру­ю­щих эвенов и других наро­дов Якутии с прось­бой к Солнцу, Луне и иным пред­ме­там при­роды имеют двой­ствен­ный смысл. С одной сто­роны, это озна­чает, что они при­знают пре­вос­ход­ство пред­мета, его власть и про­из­вол над собой. С другой сто­роны, они сознают свою силу, хотят осу­ще­ствить свою власть над этим пред­ме­том, пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ным как бог, кото­рого, как было ска­зано, можно при­ну­дить против его воли выпол­нить цель, план и жела­ние чело­века. Почи­та­ние и покло­не­ние непо­сред­ственно свя­заны с закли­на­нием, с насто­я­тель­ной моль­бой помочь в каком-либо пред­при­я­тии, в оле­не­вод­стве, охоте, рыбо­лов­стве и лече­нии болез­ней. Сле­до­ва­тельно, их пред­на­зна­че­нием служит кол­дов­ство над суро­выми, гроз­ными и враж­деб­ными силами при­роды Севера осу­ществ­ле­ние того, что думает и хочет север­ный чело­век, а именно его ком­форт­ного, дли­тель­ного и счаст­ли­вого суще­ство­ва­ния».

Видимо, фило­соф прав: «Страх перед непо­кор­ными и все­силь­ными силами при­роды и обще­ства порож­дает и у север­ного чело­века рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния и дей­ствия и высту­пает как при­чина воз­ник­но­ве­ния рели­гии. Осо­бен­ный ужас вызы­вало такое явле­ние и дей­ствие при­роды и обще­ства как смерть». Таким обра­зом, при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния язы­че­ской рели­гии наро­дов Якутии, по Рома­нову, явля­лись страх перед сти­хи­ями при­роды и осо­бенно смер­тью, жела­ние жить ком­фортно и овла­де­ние с этой целью тех­ни­ками закли­на­ний и кол­дов­ства. «Шаман­ство опре­де­ля­ется как боязнь злых духов, закли­на­ние и изгна­ние их, то есть как непре­стан­ная борьба с враж­деб­ными духами и победа над ними».

Дей­стви­тельно, нехри­сти­ан­ское созна­ние и рели­ги­оз­ное, и ате­и­сти­че­ское еди­но­душно: благо мыс­лится в плос­ко­сти цен­но­стей этого мира. Каковы же они? На этот вопрос даёт ответ Еван­ге­лие в том месте, где опи­сы­ва­ются иску­ше­ния Христа. А.И. Осипов, ссы­ла­ясь на Авву Доро­фея, ком­мен­ти­рует: «Три С сла­во­лю­бие, среб­ро­лю­бие и сла­сто­лю­бие (стрем­ле­ние к чув­ствен­ным удо­воль­ствиям) лежат в основе рели­ги­оз­ных иска­ний чело­века, пора­бо­щён­ного этим стра­стям». Поэтому целью язы­че­ства (в том числе совре­мен­ных неоязы­че­ских прак­тик типа фэн-шуй, «Аватар» и т.д.) явля­ется маги­че­ское под­чи­не­ние сверхъ­есте­ствен­ных сил для удо­вле­тво­ре­ния жиз­нен­ных запро­сов (впро­чем, сильно изме­нив­шихся).

Конечно, почти все веро­уче­ния в той или иной форме про­по­ве­дуют аскезу, но цели воз­дер­жа­ния при этом весьма отличны. Андрей Кри­во­шап­кин-Айынга («О белой рели­гии народа саха тэн­гри­ан­стве») учит: «Только отка­зав­шийся созна­тельно от удо­вле­тво­ре­ния своих живот­ных инстинк­тов, насле­дия Ниж­него Мира, чело­век может достичь высо­ких уров­ней сверх­со­зна­ния. Только само­огра­ни­че­ние и жизнь ради своего народа даёт воз­мож­ность ему это сде­лать. Чело­век, созна­тельно стре­мя­щийся к сим­би­озу с окру­жа­ю­щей средой и раз­ви­ва­ю­щий свои под­со­зна­тель­ные спо­соб­но­сти, может сам раз­ви­вать свое физи­че­ское и духов­ное совер­шен­ство с дости­же­нием высших уров­ней чело­ве­че­ского разума». Что ж, идея сверх­че­ло­века не нова. Навер­ное, при­ятно ощу­щать себя достиг­шим «высших уров­ней чело­ве­че­ского разума». Только вот как-то неуютно начи­на­ешь себя чув­ство­вать рядом с такими «сверх­че­ло­ве­ками», осо­бенно, когда на стра­ни­цах город­ской газеты г‑н Уххан начи­нает раз­би­рать у кого ум гене­ти­че­ски при­об­ре­тён­ный, а у кого «он ни как не поймёт». Или когда г‑н Айынга заяв­ляет: «Химер­ный супер­эт­нос, про­по­ве­ду­ю­щий мнимые цен­но­сти жизни, раз­ру­шает при­роду, рубит сук, на кото­ром сидит… Наив­ные мысли раба хри­сти­а­нина о том, что стоит только пока­яться и добрый боженька всё про­стит и помо­жет, в дей­стви­тель­но­сти не испол­нятся». Что тут ска­жешь? Ну, во-первых, испол­ня­ются, а, во-вторых, не только у хри­стиан.

Если бы то или иное веро­ва­ние рож­да­лось лишь в резуль­тате «твор­че­ства масс» и «не рабо­тало», то ника­кая рели­гия не могла бы суще­ство­вать, так как люди бы неиз­бежно разо­ча­ро­вы­ва­лись. Смею утвер­ждать, что язы­че­ство наро­дов Якутии не было только плодом вооб­ра­же­ния. Оче­видно, что в нём, как и во всех рели­гиях, отра­зи­лась некая истина о духов­ном мире, откры­ва­ю­ща­яся чело­веку в его инту­и­ции (св. Иустин Фило­соф писал: «У всех есть семена Истины»). Ведь и с точки зрения хри­стиан, духи суще­ствуют. И хри­сти­ане верят, что духов­ный мир это мир напря­жён­ной борьбы духов злобы под­не­бес­ной и духов добра и Света. Вот с ними-то этими духами и уста­нав­ли­вали своё вза­и­мо­дей­ствие древ­ние народы, пыта­ясь под­чи­нить их своим жиз­нен­ным потреб­но­стям или хотя бы защи­титься от дей­ствия злой силы. И факт, что это уда­ва­лось, как уда­ётся сего­дня экс­тра­сен­сам, шама­нам, оккуль­ти­стам и тем, кто пыта­ется пога­дать «в Кре­щен­ский вече­рок».

Хри­сти­ане верят в это. Но они верят и в другое. В то, что есть Единый Творец мира и всех наро­дов, Созда­тель зако­нов физи­че­ских и духов­ных, кото­рые, конечно же, уни­вер­сальны. Причём, Все­мо­гу­щий Бог этот не только не злой, не кро­во­жад­ный, не страш­ный, Он сама Любовь. Впро­чем, целью Его не явля­ется созда­ние здесь, на земле для чело­века ком­форт­ных и без­мя­теж­ных усло­вий жизни. Так слу­чи­лось, что первый чело­век, наш общий пра­о­тец, пал, нару­шив запрет Гос­пода, то есть согре­шил. С этого момента грех вошёл в саму при­роду чело­века, а через него в окру­жа­ю­щий мир. Поэтому любые попытки постро­ить на земле «Цар­ствие Небес­ное» некий иде­аль­ный мир, в кото­ром всем будет удобно, счаст­ливо, без­бо­лез­ненно и весело неосу­ще­ствимы. Это утопия, поскольку стра­сти, кото­рые есть в каждом из нас, неза­ви­симо от рас и наци­о­наль­но­стей, госу­дарств и куль­тур, тер­зают и будут тер­зать чело­века, отрав­ляя жизнь его и близ­ких. Раб­ство стра­стям при­вело к тому, что гедо­низм стал рели­гией обще­ства потреб­ле­ния. Насто­я­щий языч­ник нико­гда не шёл против при­роды. «Циви­ли­зо­ван­ный» неоязыч­ник при­но­сит в жертву своим идолам ком­форту, неуём­ному жела­нию насла­ждаться при­роду, куль­туру, нрав­ствен­ность, честь, досто­ин­ство, любовь, то есть всё, что бес­по­лезно с ути­ли­тар­ной точки зрения.

Между тем абсо­лют­ное сча­стье для чело­века дости­жимо, причём вовсе не после смерти, в Раю. Цар­ствие Небес­ное про­рас­тает внутри нас уже здесь и сейчас, в этом мире, на этой земле. Путь к нему лежит через очи­ще­ние сердца, борьбу с гре­хами и стра­стями, через стя­жа­ние любви, такой, о кото­рой до Христа чело­ве­че­ство не знало. И «одна из хри­сти­ан­ских запо­ве­дей при­зы­вает нас молиться за тех, кто творит нам напа­сти» вовсе не потому, что «это-де смяг­чит их сердца», как пола­гает Л.Н. Жукова, а потому что это ТАКАЯ любовь, кото­рая вме­щает в себя всех без исклю­че­ния, без ожи­да­ния бла­го­дар­но­сти, без стрем­ле­ния полу­чить любов­ный ответ, без жажды апло­дис­мен­тов. Эта любовь под­ра­зу­ме­вает готов­ность к личной жертве (не в огонь водку плес­нуть, не лен­точку повя­зать на дерево, не яйцо на Пасху рас­кра­сить, не овечку заре­зать, не чужую кровь про­лить свою). Потому она и назы­ва­ется ЛЮБО­ВЬЮ, что СОВСЕМ без коры­сти.

Хри­сти­а­нин не пыта­ется изме­нить весь мир, он стре­мится менять СЕБЯ, через пока­я­ние, откры­вая в себе Бога. И тогда, когда меня­ется чело­век такое чудо начи­нает меняться его жизнь, люди вокруг, сама при­рода. Известно, что на Солов­ках рос вино­град, а дикие звери защи­щали святых людей. Свя­тость чело­ве­че­ская это не миф, это реаль­ность. Доста­точно почи­тать жития святых, кото­рые Гос­подь пишет и сего­дня, являя нам всё новых людей, упо­до­бив­шихся Ему в этом глав­ном при­зва­нии чело­века в любви.

Кто-то скажет: «Но хри­сти­ане так не живут!» А я отвечу: живут и именно так стрем­ле­нием к совер­шен­ству. И именно этим уси­лием дер­жится мир. А кто не живёт ТАК тот не хри­сти­а­нин. В хри­сти­ан­стве нет магии. И даже таин­ства не делают чело­века хри­сти­а­ни­ном авто­ма­ти­че­ски. Если ты в Христа кре­стился, но в Христа не облёкся и не пыта­ешься, то можешь ста­вить сотни свечей, испол­нять все обряды и пред­пи­са­ния цер­ков­ные, даже при­бе­гать к испо­веди и при­ча­стию, всё тщетно. Только реаль­ный труд, сора­бот­ни­че­ство с Богом соеди­няют нас с Ним по-насто­я­щему. Другое дело, что не у всех хорошо полу­ча­ется. Но разве мы судим об искус­стве по диле­тан­там, или о науке по дво­еч­ни­кам? У каж­дого свои духов­ные спо­соб­но­сти, глав­ное реа­ли­зо­вать их в полной мере.

Поэтому и вре­мен­ные обсто­я­тель­ства жизни для хри­сти­а­нина не столь уж важны, поэтому он порой доб­ро­вольно идёт на лише­ния и огра­ни­че­ния, чтобы жела­ния плоти не пора­бо­тили его дух, устрем­лён­ный к Богу. Поэтому ему и самые страш­ные муки легки, ведь вместе с ним всегда и везде любя­щий, милу­ю­щий, про­ща­ю­щий, спа­са­ю­щий Бог.

Буду­щее: и будет каж­дому по вере^

Что каса­ется буду­щего здесь на земле, то, как я уже гово­рила, хри­сти­ане слиш­ком глу­боко постигли при­роду чело­века, чтобы верить в уто­пи­че­ские идеи типа ком­му­ни­сти­че­ской или неоязы­че­ской о постро­е­нии зем­ного рая в отдельно взятой стране или реги­оне. Они верят, что конец мира будет (когда неиз­вестно и не суть важно), глав­ное, что каж­дому при­дётся отве­чать за свою жизнь перед Богом. Рай и ад это не место (как верх­ний и нижний мир) это состо­я­ние. Время кон­чится, и каждый из нас оста­нется с тем, что искал. Жаж­ду­щие Бога и Правды Его обре­тут бла­жен­ство. Искав­шие земных благ, оста­нутся в вечном поиске недо­сти­жи­мого. Бог никого не тащит к Себе насильно. Тот, кто не хотел знать Его здесь, не узнает и там.

Бого­слов Андрей Кураев заме­тил: «В исто­рии оста­ются духов­ные про­рывы, когда та или иная куль­тура обре­тает более высо­кий уро­вень духов­ных цен­но­стей; и оста­ются в памяти ката­строфы, когда народ меняет основ­ную тему своей жизни и начи­нает при­ме­рять к себе другие и более низкие стан­дарты». Это наша с вами исто­рия. Но надо пом­нить, что, делая свой выбор сего­дня, мы опре­де­ляем не только свою личную судьбу.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки