Главная » Алфавитный раздел » Миссионерство (миссия) » Апостол Павел – великолепный пример для современного миссионера
Распечатать Система Orphus

Апостол Павел – великолепный пример для современного миссионера

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)

О трудах апостола Павла в год празднования 2000-летия со дня его рождения размышляет на радио «Град Петров» профессор Санкт-Петербургской Духовной академии, архимандрит Ианнуарий (Ивлиев).

 

Прот. Александр Степанов: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! У микрофона протоиерей Александр Степанов. В эфире программа «Экклесия». Сегодняшний выпуск нашей программы о жизни Церкви мы хотели бы посвятить празднуемому всем христианским миром в 2008 году 2000-летнему юбилею со дня рождения апостола Павла. Весь мир отметил в 2008 году это событие. Православный мир отметил его состоявшимся в октябре 2008 года в Константинополе Всеправославным совещанием глав православных церквей под председательством архиепископа Константинопольского и патриарха Вселенского Варфоломея. В этом совещании принял участие и патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Сегодня мы хотели бы поговорить об апостоле Павле, о его миссионерских трудах, о его богословии, наследии, актуальном и сегодня, с известным нашим слушателям специалистом по Новому Завету, профессором Санкт-Петербургской Духовной академии архимандритом Ианнуарием (Ивлиевым). Первый вопрос отцу Ианнуарию мне хотелось бы задать по поводу даты. Откуда известно, что апостол Павел родился в 8 году? Эта дата условна, или она имеет под собой какие-то реальные исторические основания?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Дата рождения апостола Павла совершенно условная, гипотетическая. Историки, зная его биографию, вывели, что апостол Павел мог родиться в Тарсе Киликийском между 6 и 10 годом I христианского столетия. Между 6 и 10 – значит, в среднем примерно в 8 году. То есть это условная дата, поэтому условно в 2008 году весь мир отмечает 2000 лет со дня рождения апостола Павла.

Прот. Александр Степанов: Отец Ианнуарий, обрисуйте миссионерскую деятельность апостола Павла.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Очень коротко скажу об этом, потому что любой грамотный христианин читал книгу Деяний святых апостолов, которая наполовину состоит из описания путешествия апостола Павла и его миссионерской жизни. Апостол Павел совершает несколько миссионерских путешествий. Первое – это остров Кипр и юг Малой Азии. Во втором, более длительном путешествии апостол Павел посещает практически всю Малую Азию (сегодняшнюю Турцию), основав там несколько церквей, таких как Галатийская церковь, церковь Ефесян. Затем он впервые переправляется на европейский берег и основывает церкви в Фессалонике, в Филиппах, в Коринфе. Можно сказать, что Павел был первым человеком, основавшим европейские церкви. Третье путешествие апостол Павел совершает опять в Малую Азию, и довольно длительное время, почти 3 года, живет в крупном городе Ефес. После этого он снова переправляется в Грецию, оттуда в Иерусалим. А вот уже дальше апостол Павел совершил путешествие отнюдь не по собственной воле. Он был, как арестованный, переправлен на корабле в Рим для имперского суда над ним. Существует предположение, что было и четвертое миссионерское путешествие после того, как апостол Павел был оправдан на своем первом суде в Риме, но эта гипотеза не находит себе подтверждения ни в местных преданиях, ни в какой-то другой литературе, кроме апокрифической.

Прот. Александр Степанов: Апостол Павел сыграл исключительную роль в проповеди христианства на территории Римской империи, а это в то время и был весь цивилизованный мир. Какие предпосылки, как Вам кажется, сыграли основную роль в том, что именно Павел оказался самым ярким проповедником Слова Божия?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Основная предпосылка, как я считаю – это призвание апостола Павла самим Господом Иисусом Христом. Его деятельность самим Духом Святым вдохновенна. Это основная, мистическая часть его успеха в языческой миссии. Этому также во многом способствовало все его образование. Апостол Павел родился и провел отрочество и раннюю юность в Тарсе Киликийском. Это очень большой для тех времен эллинистический город, в котором была большая иудейская колония. Павел получил там блестящее начальное, иудейское образование. «Я фарисей из фарисеев», – как он пишет. Также он получил языческое, эллинистическое образование.

Прот. Александр Степанов: А где он его получил, неизвестно?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Мы только можем предполагать. Поскольку он вырос в довольно состоятельном семействе и был римским гражданином, (вероятнее всего, римскими гражданами были уже его родители), то в обеспеченном доме грамотного иудея, конечно, могла содержаться библиотека, могли быть какие-то учителя, он мог посещать какие-то школы. Апостол Павел, безусловно, был очень образованным человеком. Это мы видим хотя бы по тому факту, что в его посланиях постоянно встречаются цитаты из древнегреческих авторов. Это один из тех моментов, которые способствовали тому, что он стал апостолом среди язычников. В Римской империи того времени был международный, объединяющий все 70 разных народов, входивших в нее, язык. Это не латинский язык как, казалось бы, должно было быть, а язык греческий, потому что и Рим был сильно эллинизирован в то время. Павел и говорил, и писал по-гречески. Другое дело, что мыслил он категориями библейскими, иудейскими, но говорил и выражал их на греческом языке. Цитирует он всегда Септуагинту, греческую Библию. Эта Библия, по-видимому, сопровождала его с детства, хотя, конечно, он читал и знал и еврейскую Библию. Это выделяет его среди прочих апостолов, ибо ни апостол Петр, ни Иаков или Иоанн, ни прочие апостолы не владели эллинистической культурой в такой степени. Поэтому было естественно, что он был послан и отправился именно к язычникам. Тем более, что свои первые христианские годы он провел вне Палестины. В Иерусалим он лишь иногда наведывался, а в основном его деятельность проходила за пределами Иудеи: в Дамаске, Аравии, Антиохии.

Прот. Александр Степанов: Как Вам кажется, сыграли ли значительную роль личные качества апостола Павла? Какие бы из них Вы выделили?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Несмотря на, как утверждали его противники, внешнюю слабость, немощь, апостол Павел был очень сильным, очень энергичным человеком. Мы видим эту энергию, проявлявшуюся сначала в его иудействе, в книге Деяний. Он «пылает ревностью о Боге», когда он преследовал Церковь из каких-то искренних иудейских и фарисейских соображений. С большой энергией он «гнал Церковь», потом с такой же, а может быть, с еще большей энергией он начинает основывать церкви и становится великим благовестником Христовым в языческих странах. И потом – его глубокий интеллектуализм, необходимый для того, чтобы говорить с людьми чуждой культуры. Представьте себе: Иудея с ее великими ветхозаветными традициями и ее в целом религиозным, а вместе с тем отчасти и культурным изоляционизмом, и огромный расстилающийся океан язычников, многие страны со своими древними культурами и великими традициями, такими как, например, афинские философские традиции. Апостолу Павлу все это было близко. Он, как говорили наши религиозные философы, соединяет в себе Афины и Иерусалим, он несет в себе все это. Никто другой из апостолов не был к этому, по всей видимости, предрасположен. Бог избрал для этой миссии именно его.

Прот. Александр Степанов: Здесь, наверно, еще личная смелость. Ведь он шел в такие места, где его гнали, столько раз его избивали и заключали в темницы, и это ничуть его не останавливало.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Он перечисляет все свои странствия и опасности, тюремные заключения и побои. Он сильный человек. Помните, он пишет о том, как он потерпел кораблекрушение и плавал в море целые сутки. Все выдержал. Переходы через горные перевалы, леса, тропинки, какие-то разбойники, было страшно, но выдержал. Да, великий миссионер, конечно.

Прот. Александр Степанов: Существует довольно устойчивая иконографическая традиция изображения Павла. Что-то можно сказать о его внешности? Понятно, что в Священном Писании это никак не отмечено. А в церковном предании что-то до нас дошло? Откуда сложился иконный образ?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Я думаю, что иконописное изображение появилось довольно поздно. То, что апостол Павел изображается с мечом – это чистая символика, потому что не приходило ему в голову бегать с мечом по городу. Меч – это Слово Божие. Что касается его внешности…

Прот. Александр Степанов: Он обычно изображается лысым, в отличие от апостола Петра, который изображается тоже с бородой, но с богатой шевелюрой.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Возможно, какие-то воспоминания о нем сохранились. Некоторые апокрифические сказания говорят о нем как о человеке внешне неказистом. Да и сам он пишет о своей внешности, что он не слишком-то может привлекать к себе внимание, он немощен. Само имя Павел по-латински звучит как Paulus. Мы не знаем его имени. Как римский гражданин он был обязан иметь 3 имени, как каждый из нас имеет имя, отчество, фамилию. Мы можем только строить гипотезы относительно его имени, но имени Паулюс просто не существовало в римской традиции. Там всего было 10 – 15 имен, не больше. Паулюс – это прозвище. Каждый римлянин имел имя личное, имя родовое и прозвище. Например, Публий Овидиус Назон. Публий – это личное имя, Овидиус – это фамилия, родовое имя, а Назон – значит, носатый, это прозвище, дававшееся, как правило, с детства. Паулюс – прозвище, означающее малютка, малыш. Он, наверное, был невысокого роста. Единственное, что мы можем сказать почти точно – это то, что на лице у него было что-то с глазами. В послании к Галатам он говорит, что у него плохое зрение. По всей видимости, эта болезнь глаз была заметна с первого взгляда, потому что он пишет, что вы, когда увидели меня, не сплюнули, но готовы были вырвать собственные глаза и отдать их мне. А почему «сплюнули»? Потому что люди, когда встречали больные глаза, «сглаз», они сплевывали через плечо, чтобы эта болезнь не перешла на них. Это единственное, что мы можем сказать точно о его внешности.

Прот. Александр Степанов: Писания Павла с чисто филологической точки зрения тоже очень примечательны. Например, с точки зрения логики текста, удобопонятности. Мы даже у апостола Петра встречаем некоторые замечания по поводу того, что и он не всегда точно может понять, что же апостол Павел говорит. Благодаря Вам, отец Ианнуарий, наши слушатели раскрывают для себя послания апостола Павла, их глубинный смысл. Но действительно, они не очень читаемые, если сравнить эти тексты с другими текстами того времени с точки зрения логики, стиля апостола Павла. Как будто его переполняют мысли, энергия, они не вмещаются в словах. Все это довольно необычно. Что об этом можно сказать?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Изучать апостола Павла необычайно интересно и необычайно трудно. Действительно, понять на слух его подчас почти невозможно. Иногда все понятно и прозрачно, иногда все прекрасно, например, когда он говорит стихами. Он часто говорит стихами, он же очень талантлив, он проявляет свои риторические способности, часто его послания можно читать, как гимны. Недаром же многие отрывки используются в наших духовных песнопениях, в духовных концертах. Например, знаменитый текст: «Кто мя отлучит от любви Божией», или гимн любви из Первого послания к Коринфянам. Но почему иногда трудно понимать? Первая причина в том, что апостол Павел, как и все древние люди его времени не писал, как мы берем шариковую ручку и пишем, или как в древнее время тростиночками на папирусе. Апостол Павел не писал, он был свободным человеком, не рабом. А писание считалось ручной работой. Свободный римлянин, как правило, не работал руками, и писание считалось зазорным занятием. Этому учились, и грамотные люди умели писать, но писать тексты… Тексты диктовались, а писал кто? Домашние рабы у состоятельных людей. Можно было нанять слугу на любом углу, они сидели с чернильницами и с пачками папируса и ждали, когда их позовут куда-нибудь что-нибудь записать. Их называли стенографы, скорописцы. А свободный человек не писал, он диктовал. Эта традиция шла еще от Гомера: люди пели, а за ними записывали. Эта традиция продлилась довольно долго, примерно до V-VI века уже после Рождества Христова. Апостол Павел диктовал. Представьте себе: расхаживает по комнате человек, за ним едва поспевает записывать скорописец. Если человек потом и ставил подпись внизу (а апостол Павел ставил свою подпись), то далеко не всегда, наверно, прочитывал текст, правил и редактировал его. Многие предложения без подлежащего или без сказуемого, поэтому иногда трудно читать чисто технически.

Прот. Александр Степанов: Интересно, что другие, вероятно, пользовались таким же способом писания, под диктовку, но у них все-таки речь гораздо более упорядоченная, с подлежащим, сказуемым, с определениями, хорошо построена. Все-таки это особенность Павла.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Да, дело в том еще, что его мысль достаточно бурная, ему хочется сказать много, он в постоянном мыслительном напряжении, постоянной дискуссии. Очень трудно в этих условиях сохранить последовательность дискурса, логическую последовательность аргументации. Он все-таки мастерски это делает, но иногда его мысль слишком широка и словам становится тесно. Нам приходится прилагать немало усилий для того, чтобы разгадать, что за этими словами кроется. А главное, переводить его очень трудно. Конечно, всегда легко обвинять переводчиков, но трудно переводить. Я вспоминаю слова знаменитого нашего филолога Сергея Сергеевича Аверинцева, который говорил: «Апостола Павла я не возьмусь никогда переводить». Мы знаем, что Аверинцев переводил Евангелие, кое-что издано у нас. Но что касается апостола Павла, то он говорил: «Поставьте меня к стенке, я не буду апостола Павла переводить!» Это он-то, великий филолог!

Прот. Александр Степанов: Обратимся теперь к самому содержанию, к богословию апостола Павла, которое раскрывается, прежде всего, в его посланиях. Иногда говорят о том, что в протестантизме были такие исследователи, которые говорили, что Павел вообще создал новую религию, что мы должны говорить не о христианстве, а о «павлианстве», настолько, как им казалось, много нового в его богословии по сравнению с тем, что содержится в Евангелии и в Посланиях других апостолов.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Это очень распространенный взгляд на апостола Павла. Обычно раздаются многие упреки с двух сторон. Чаще всего (это было еще в древности) со стороны ветхозаветной, иудейской религии, потому что для иудеев апостол Павел – это предатель закона, основы основ иудейской религии. А с другой, околохристианской стороны или подхристианской стороны, говорят, что апостол Павел создает новую религию, а не христианство. Вот, есть Евангелие, а у апостола Павла какие-то сложности, трудности. На это я бы ответил следующим образом. В Евангелиях основным действующим лицом является Господь Иисус Христос. Евангелие не излагает учения Иисуса Христа в его аргументативно-логическом плане, методологически-научном плане. Именно это сделал апостол Павел. Когда мы читаем о том, что Иисус Христос учил, как власть имеющий, то содержание Его учения излагается нам в притчах, в отдельных афоризмах, в блаженствах. Но все это нельзя назвать ученым богословием. Апостол Павел был первым ученым богословом, который ввел все сказанное и сделанное Богом через Иисуса Христа, все то спасительное, что произошло в Нем, в систему, в некие рамки научного богословского подхода. Он первый богослов по-настоящему. У нас не было бы христианства как учения, если бы не апостол Павел. Христианство продолжало бы быть как духовное явление во Христе, но как учение – нет.

Прот. Александр Степанов: И не стало бы мировой религией, это было бы невозможно без интеллектуального осмысления.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Вы правы. Без апостола Павла христианство могло бы выродиться в одну из многочисленных мессианских иудейских сект, а после 70 года, когда Иерусалим рухнул, исчез с лица Земли на длительный срок, христианство исчезло бы. Апостол Павел вывел его в мир, он был апостолом язычников.

Прот. Александр Степанов: А какие основные богословские темы разрабатывает апостол Павел? Какие можно выделить основные мысли его богословия?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Я бы сказал, что его богословие зиждется на двух основных моментах. Первый и основной момент – это Воскресение Христово. Воскресение, которое он испытал в личном опыте, когда по дороге в Дамаск ему явился Воскресший Иисус Христос. «Если Христос не воскрес, – пишет он, – то и вера ваша тщетна». Вы все еще во грехах ваших, то есть в ветхом мире. Воскресение – это то эсхатологичное, что содержится в учении апостола Павла и в христианстве как таковом. Эсхатологизм его учения, также, как и эсхатологизм самого явления Иисуса Христа – это первое и основное.
Второе – это теоретическое обоснование понятия спасения. Сотериология, учение о спасении, обычно приписывается апостолу Павлу, спасение не своими делами, а благодатью Божией. Это то, за что он не мог быть понят своими противниками в среде иудеев и в среде иудействующих христиан. Но это основное, без этого нет христианского богословия, спасения верой.

Прот. Александр Степанов: Это также тема Евангелия. Ведь Христос все время обращает внимание своих учеников на Себя как на Личность, прежде всего, от встречи с Которой и зависит спасение человека. Не законом, не исполнением каких-то правил, которые только надмевали фарисеев, хотя закон призван к обратному, к познанию человеком своей немощи через невозможность его исполнить, и из этой немощи к поиску Спасителя. И для апостола Павла была естественной эта евангельская тема. Еще можно отметить его экклезиологию, заботу о Церкви, о единстве христиан. Эта тема актуальна и по сей день. Она всегда актуальна.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Вы правы, я как-то упустил из виду, что сотериология, конечно, имеет продолжение в его экклезиологии. Например, всем известные понятия из сотериологии, которыми мы пользуемся постоянно, взяты у апостола Павла. Именно им разработано понятие, например, «искупления» в христианском смысле. Мы даже слова такого в Евангелиях не находим, это чисто Павлово изобретение. Или такое понятие – Церковь как Тело Христово. Именно апостол Павел развивает это.

Прот. Александр Степанов: Хотя в Евангелии есть, например, образ лозы, образ единства Христа и Его учеников, но он находит новые яркие образы.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): И его логика, его аргументация всегда опирается на какие-то понятные для его аудитории образы. Образ целостности Тела. Целый, тело, спасение – это все ряд из одного корня. Замечательный образ зеркала из Первого послания к Коринфянам. «Ныне мы все видим загадочно, как в зеркале отраженным, а тогда…»

Прот. Александр Степанов: Как сквозь тусклое стекло…

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Это в нашем переводе. Это глупый перевод, потому что кому придет в голову смотреть сквозь тусклые стекла. Речь идет о зеркале, это замечательный пример, взятый из книг Премудрости, куда он попал из платонического мифа об отражениях. Апостол Павел замечательно использует эллинистическую культуру и знание об образах, которые понятны его аудитории.
А крещение как погребение. Ну кому бы в голову в Иудее пришло это? Это могло быть понятно только язычникам, которым он проповедует.

Прот. Александр Степанов: А почему?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Апостол Павел просто использует их язык, язык мистериальных религий, где погребение и воскресение того или иного календарного бога было обычной практикой. Но это не значит, что мистериальные религии легли в основу нашего Крещения. Это значит, что апостол Павел использует образный язык для того, чтобы сделать понятным людям то, что он хочет выразить, как новую жизнь, как возрождение.

Прот. Александр Степанов: Мы живем в такое время, когда христианская миссия становится опять все более актуальной, потому что мир за последние века, даже европейская, христианская цивилизация вновь отходит от Христа. Уже рождаются поколения людей, здесь у нас в России и в других странах, которые вновь нуждаются в том, чтобы слово Божие им было проповедано, причем проповедано с такой же силой и убедительностью, с такой же актуальностью, с какой это звучало из уст апостола Павла. Какие миссионерские уроки апостола Павла кажутся Вам актуальными для сегодняшней миссии?

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Вы сами сказали замечательные слова о силе, ясности и актуальности. Это именно то, чего не хватает миссионерам уже достаточно длительное время, особенно сейчас. Мы не должны закрывать глаза на то, что традиционная культура постепенно уступает место чему-то совсем новому. Нельзя сказать, что может возникнуть какая-то культура абсолютно без корней и традиций, такого не бывает. Но мир резко и быстро изменился в последнее время. Это мы видим и в нашем быту, и в науке, философии, политике, в привычках людей, в нашей молодежи, которая часто уже не понимает тех ценностей и не придает им того значения, которое было основным для нас. Например, чтение книг. Кому из молодых сейчас придет в голову читать длиннющие романы? Есть, конечно, единицы, но это единицы. Все мы воспитывались на книгах, на чтении, сейчас этого нет. Сам способ информативного оснащения стал совершенно другим, и это сопровождается целым рядом надломов в культуре.

Прот. Александр Степанов: Есть ощущение того, что культура выдыхается, а не рождается что-то новое. Философия новая не появляется, в XX веке было что-то, но в последние десятилетия совсем ничего.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Во всяком случае, мы понимаем, что культура резко меняется, а язык миссии, катехизации остается прежним. И тут апостол Павел может служить нам великолепным примером. Помните, как он говорил о своей миссии: «Для иудеев я был как иудей, для язычников как язычник, для всех я стал всем, чтобы приобрести хотя бы некоторых». Он был реалистом и прекрасно понимал, что, может быть, из тысячи людей, которым он будет возвещать Евангелие, ко Христу обратится лишь десяток. Это его не останавливало. Но при этом надо пользоваться языком тех людей, к которым ты обращаешься. Кончено, не снижаясь до уровня их понятий, но все-таки говорить на понятном для них языке. Увы, но кому из современных людей понятны наши катехизические упражнения?

Прот. Александр Степанов: Кончено, если мы будем излагать современной молодежи катехизис митрополита Филарета, это им будет мало интересно. Но все-таки, я думаю, что и сейчас существуют катехизаторы, талантливые миссионеры, которые могут доносить. Эти люди часто очень хорошо образованные, как и апостол Павел. Например, при всех плюсах и минусах, тот же отец Андрей Кураев очень яркий миссионер и с молодежью умеет говорить на понятном ей языке. Но здесь возникает такая проблема: очень часто звучат в церковной среде обвинения, что он слишком образован и вообще, зачем нужно такое образование. Как будто для того, что проповедовать успешно, нужно поменьше знать и этой своей интеллектуальной бедностью привлекать людей, привлекать какими-то фокусами, чудесами. В этом смысле, по-моему, мы как раз должны обратиться к опыту апостола Павла, который все-таки говорил очень внятно, интеллектуально насыщенно и тем самым добивался миссионерского успеха.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев): Тут я должен сделать два небольших уточнения. Во-первых, апостол Павел говорил, что благовестие не в слове только, но и в Духе Святом. Любое миссионерство должно быть миссионерством в Духе. Это дело верующего человека, который ощущает себя пребывающим в Духе. Это особый дар, особая харизма, которая не каждому доступна, поэтому не каждый может быть миссионером. И второе: апостол Павел обращался и к простакам, и к интеллектуалам. И когда он говорит, что он был с иудеями как иудей, то он мог бы продолжить этот ряд, что с простаками говорил как простак, а с интеллектуалами как интеллектуал. Например, Первое послание к Фессалоникийцам обращено к людям малообразованным, простым, которые всего несколько недель тому назад стали христианами, не содержит в себе никаких особых ухищрений и богословских тонкостей. Сравните его с Посланием к Римлянам, которое все исполнено утонченного интеллектуализма и аргументации того времени. Это разные вещи. Так что и миссия должна учитывать аудиторию. А то, что миссионер должен говорить всегда просто – это заблуждение. Не всегда просто получается, не всегда нужно просто. С интеллектуалами надо говорить, зная их язык, а с простыми людьми – зная их язык. Но это особая харизма, не каждому дано.

Прот. Александр Степанов: Большое спасибо, отец Ианнуарий, за замечательную беседу. Действительно, миссионерская деятельность апостола Павла соединяет в себе миссионерство и богословие. Одно без другого, наверное, и невозможно, потому что богословие – это всегда объяснение, интерпретация того, что нам Господь открывает, открывает лично человеку, интерпретация для других, а это и является самым убедительным для слушающих. Это сочетание мы видим у апостола Павла в самой высшей степени. Дай Бог, чтобы Церковь не скудела своими талантливыми миссионерами, чтобы сейчас, в нашем современном мире появлялись миссионеры, которые бы шли по стопам святого апостола Павла. Тогда Церковь будет иметь большое будущее в нашей стране и в других местах.
Всего вам доброго, дорогие радиослушатели, в эфире была программа «Экклесия», она была посвящена трудам апостола Павла и 2000-летию со дня его рождения, которое христианский мир отмечал в 2008 году. В сегодняшней нашей программе принимал участие профессор Санкт-Петербургской Духовной академии, архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Программу вел протоиерей Александр Степанов. Всего вам доброго.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru