Неде­ля Ан­ти­пас­хи. Апо­сто­ла Фомы

• Ма­лая вечерня
• Ве­ли­кая вечерня
• Утре­ня
• Ли­тур­гия

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский
Еже есть ося­за­ние свя­та­го слав­на­го Апо­сто­ла Фо­мы. Ве­да­ти по­до­ба­ет, яко в сей свя­той вто­рой Неде­ли Ан­ти­пас­хи не по­ют­ся вос­крес­ная, но вся праздника.
В суб­бо­ту ве­че­ра клеплет па­ра­екк­ли­си­арх, и со­брав­ше­ся в при­твор, бла­го­сло­вив­шу иерею, гла­го­лем: Хри­стос вос­кре­се: три­жды. И обыч­ный 9‑й час три­псалм­ный, яко­же на всяк день. И гла­го­лем тро­парь: С вы­со­ты сниз­шел еси бла­го­у­тробне: И кондак: Аще и во гроб сниз­шел еси безсмертне: В суб­бо­ту ве­че­ром по­сле бла­го­сло­ве­ния пред­сто­я­те­ля по­ем Хри­стос вос­крес: (3) и чи­та­ем де­вя­тый час по обыч­но­му чи­ну. На нем тро­парь вос­крес­ный 8 гла­са: С вы­со­ты со­шел Ты, ми­ло­серд­ный: и кондак Пас­хи: Хо­тя Ты и со­шел во гроб, Бессмертный:

НА МА­ЛЕЙ ВЕЧЕРНИ,

бла­го­сло­вив­шу иерею, гла­го­лем: Хри­стос вос­кре­се: три­жды. Та­же пса­лом: Бла­го­сло­ви ду­ше моя Господа:

НА МА­ЛОЙ ВЕЧЕРНЕ

По­сле на­чаль­но­го воз­гла­са Хри­стос вос­крес: (3) и чи­та­ем пред­на­чи­на­тель­ный псалом.

На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 4. Глас 1.
По­до­бен: Небес­ных чинов:

На “Гос­по­ди воз­звах:” сти­хи­ры на 4, глас 1
По­до­бен: “Небес­ных полков:”

Тер­пит Хри­стос че­ло­ве­ко­люб­но и ося­за­ния, / яко­же и Крест преж­де се­го, / и непра­вед­ное уби­е­ние, / из гро­ба три­днев­но вос­кре­сый, / пе­ча­ти не раз­ру­ши, / и две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком пред­став яко все­си­лен. [Два­жды.] Тер­пит Хри­стос по че­ло­ве­ко­лю­бию и ося­за­ние, / как преж­де то­го и крест и непра­вед­ное уби­е­ние: / Он вос­крес из гро­ба в тре­тий день, / то­гда, как бы­ла гроб­ни­ца опе­ча­та­на, / и при за­пер­тых две­рях / уче­ни­кам пред­стал, как все­мо­гу­щий. (2)
Фо­ми­но невер­ствие, / ми­ро­спа­си­тель­ное Бо­го­че­ло­ве­ка Сло­ва, / еже из ад­ских пре­ис­под­них во­ста­ние уве­ря­ет, / яз­вы рук и ног дер­зост­нее ося­зав­шее / ко уве­ре­нию мир­ско­му, / дес­ни­цею любопытною. Спа­си­тель­ное для ми­ра вос­кре­се­ние / Бо­го­че­ло­ве­ка – Сло­ва из ад­ских бездн / Фо­мы неве­рие под­твер­жда­ет: / он для убеж­де­ния все­го ми­ра / ра­ны рук и ног дерз­но­вен­но ося­зал / дес­ни­цей испытующей.
Со­бран­ным стра­хом, иже от стра­сти Тво­ея, апо­сто­лом Сло­ве, / и две­рем за­клю­чен­ным / вне­за­пу сов­шел еси по­сре­де их, мир да­руя, / и Фо­ме про­тя­зая ося­за­ти / чест­ныя ребр Тво­их язвы. Ко­гда со­брав­ши­е­ся апо­сто­лы бы­ли в стра­хе, / вы­зван­ном Тво­им стра­да­ни­ем, / а две­ри бы­ли за­пер­ты, / вне­зап­но Ты во­шел в сре­ду их, / мир да­руя и Фо­ме пред­ла­гая ося­зать / свя­щен­ные ра­ны ребр Твоих.

Сла­ва, и ныне: глас 2:

По во­ста­нии Тво­ем Гос­по­ди, / со­бран­ным уче­ни­ком Тво­им, и две­рем за­клю­чен­ным, / по­сре­де стал еси, мир по­дая им. / Уве­ри­вся же и Фо­ма, ви­де­ни­ем ру­ку и ребр Тво­их, / Гос­по­да и Бо­га Тя ис­по­ве­да, / спа­са­ю­ща­го упо­ва­ю­щия на Тя Человеколюбче.

Сла­ва, и ныне, глас 2

По вос­кре­се­нии Тво­ем, Гос­по­ди, / ко­гда бы­ли со­бра­ны уче­ни­ки Твои и две­ри за­пер­ты, / Ты стал по­сре­ди, мир по­да­вая им. / Уве­ро­вал же и Фо­ма и, уви­дев ру­ки и реб­ра Твои, / ис­по­ве­дал Те­бя Гос­по­дом и Бо­гом, / спа­са­ю­щим на­де­ю­щих­ся на Те­бя, Человеколюбец.

Све­те ти­хий: Про­ки­мен: Гос­подь воцарися: Свет от­рад­ный: и про­ки­мен Гос­подь воцарился:

На сти­ховне сти­хи­ры, глас 2.
По­до­бен: До­ме Евфрафов:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 2,
По­до­бен: “Дом Евфрафов:”

Уст­на­ми чи­сты­ми / пой­те со ан­ге­лы че­ло­ве­цы / Вос­крес­ша­го три­днев­но из гро­ба, / и мир совоздвигшаго. Уста­ми чи­сты­ми / вос­пе­вай­те, смерт­ные, со Ан­ге­ла­ми / Вос­крес­ше­го в тре­тий день из гро­ба / и мир с Со­бой воздвигшего.
Стих: По­хва­ли Иеру­са­ли­ме Гос­по­да, хва­ли Бо­га тво­е­го Сионе. Стих: Вос­хва­ляй, Иеру­са­лим, Гос­по­да, / хва­ли Бо­га Тво­е­го, Си­он.   Пс 147:1
Явил­ся еси свя­щен­ным Тво­им Спа­се апо­сто­лом, / две­рем за­клю­чен­ным, / те­ми об­нов­ляя нам / Бо­же­ствен­ный Твой Дух. Явил­ся Ты, Спа­си­тель, при за­пер­тых две­рях / свя­щен­ным Апо­сто­лам Сво­им, / чрез них об­нов­ляя в нас / Бо­же­ствен­но­го Ду­ха Твоего.
Стих: Яко укре­пи ве­реи врат тво­их, и бла­го­сло­ви сы­ны твоя в тебе. Стих: Ибо укре­пил Он за­со­вы во­рот тво­их, / бла­го­сло­вил сы­нов тво­их сре­ди те­бя.   Пс 147:2
Ныне Тя Все­ца­рю, / ви­дев­ше не очи­ма, / но сер­деч­ною лю­бо­вию, / Бо­га ве­ро­вав­ше, / в пе­ни­их величаем. Ныне не оча­ми / Те­бя уви­дев, Царь всех, / но лю­бо­вью серд­ца как в Бо­га в Те­бя уве­ро­вав, / мы Те­бя в пес­но­пе­ни­ях величаем.

Сла­ва, и ныне: глас и по­до­бен тойжде:

Сла­ва, и ныне, глас и по­до­бен тот же

Да­е­ши, о Из­ба­ви­те­лю, / мир лю­дем Тво­им, / и дол­гов раз­ре­ше­ние, / мо­лит­ва­ми Все­чи­стыя, / и еди­ныя Богоматере. По­да­ешь Ты, о Ис­ку­пи­тель, / мир на­ро­ду Тво­е­му / и дол­гов про­ще­ние / по хо­да­тай­ствам все­чи­стой и еди­ной Богоматери!
Та­же: Ныне от­пу­ща­е­ши: Три­свя­тое. По От­че наш:

Тро­парь, глас 7:

Запе­ча­та­ну гро­бу, / Жи­вот от гро­ба воз­си­ял еси, Хри­сте Бо­же, / и две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком пред­стал еси, / всех Вос­кре­се­ние, / дух пра­вый те­ми об­нов­ляя нам, / по ве­ли­цей Тво­ей милости.

Тро­парь, глас 7

Хотя гроб был за­пе­ча­тан, / Ты, Жизнь, из гро­ба вос­си­ял, Хри­сте Бо­же; / и, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / Ты, всех Вос­кре­се­ние, / пред­стал уче­ни­кам, / че­рез них Дух Пра­вый об­нов­ляя в нас / по ве­ли­кой Тво­ей милости.

По­до­ба­ет ве­да­ти: Аще ли где несть бде­ния в Неде­лю: в суб­бо­ту ве­че­ра на По­ве­че­рии по Три­свя­том кондак Три­о­ди празд­ни­ка: Сла­ва, и ныне: Пас­хи: Аще и во гроб: Си­це же гла­го­лем и до от­да­ния Пасхи. Ек­те­ния су­гу­бая и отпуст.

НА ВЕ­ЛИ­ЦЕЙ ВЕЧЕРНИ,

по­вне­гда бла­го­сло­ви­ти иерею, Хри­стос вос­кре­се: три­жды. И абие по­ем пред­на­чи­на­тель­ный пса­лом: Бла­го­сло­ви ду­ше моя Гос­по­да: с пе­ни­ем, яко­же есть обы­чай: И по ис­пол­не­нии се­го, сти­хо­сло­вим: Бла­жен муж: Ка­фис­му 1‑ю всю. Гос­по­ди воз­звах: по­ем во глас 1, по­ста­вим сти­хов, 10. И поем

НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

По­сле на­чаль­но­го воз­гла­са по­ем Хри­стос вос­крес: (3). За­тем пред­на­чи­на­тель­ный пса­лом: Бла­го­сло­ви ду­ша моя Гос­по­да: И по ис­пол­не­нии его, по­ем: Бла­жен муж: и всю первую ка­физ­му. Гос­по­ди воз­звах: по­ем на пер­вый глас, сти­хи­ры на 10.

Сти­хи­ры са­мо­глас­ны, Но­выя Недели.
Глас 1. Иоан­на монаха:

Сти­хи­ры воскресные,
Иоан­на мо­на­ха, глас 1

Две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком со­бран­ным, / вшел еси вне­за­пу все­сильне Иису­се Бо­же наш, / и став по­сре­де их / мир дав, ис­пол­нил еси Свя­та­го Ду­ха: / жда­ти же по­ве­лел еси, / и ни­ка­ко­же раз­лу­ча­ти­ся от Иеру­са­ли­ма, / дон­де­же об­ле­кут­ся еже с вы­со­ты си­лою. / Тем­же во­пи­ем Ти: / про­све­ще­ние и Вос­кре­се­ние и ми­ре наш, сла­ва Те­бе. [Два­жды.] При две­рях за­клю­чен­ных к уче­ни­кам со­брав­шим­ся / во­шел Ты вне­зап­но, все­силь­ный Иису­се, Бо­же наш, / и, став по­сре­ди них и мир дав, / ис­пол­нил их Свя­то­го Ду­ха; / и ожи­дать по­ве­лел и ни­ку­да не от­лу­чать­ся из Иеру­са­ли­ма, / до­ко­ле не об­ле­кут­ся с вы­со­ты си­лою. / По­то­му мы взы­ва­ем Те­бе: / “Про­све­ще­ние, и вос­кре­се­ние, и мир наш, сла­ва Те­бе!” (2)
По днех ос­мих во­ста­ния Тво­е­го Гос­по­ди, / явил­ся еси уче­ни­ком Тво­им / на ме­сте, иде­же бя­ху со­бра­ни, / и воз­гла­сив им: мир вам, / неве­ру­ю­ще­му уче­ни­ку ру­це по­ка­зал еси, / и пре­чи­стое реб­ро. / Он же ве­ро­вав во­пи­я­ше Те­бе: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе. [Два­жды.] Ана­то­лия: Чрез во­семь дней по вос­кре­се­нии Тво­ем, Гос­по­ди, / явил­ся Ты уче­ни­кам Тво­им / на ме­сте, где они бы­ли со­бра­ны, / и, воз­гла­сив им: “Мир вам!” / неве­ру­ю­ще­му уче­ни­ку Ты ру­ки по­ка­зал и пре­чи­стое реб­ро. / Он же, уве­ро­вав, воз­гла­шал Те­бе: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе!” (2)
Фо­ма, гла­го­ле­мый Близ­нец, не бе с ни­ми, / егда вшел еси, Хри­сте, за­клю­чен­ным две­рем: / тем­же и не ве­ро­ва­ше ре­чен­ным ему, / от неве­рия в ве­ру из­вест­вуя. / Не неспо­до­бил же еси Бла­же, / по­ка­за­ти ему пре­чи­стое реб­ро Твое, / и ру­ку и но­гу яз­вы: / он же ося­зав и ви­дев, / ис­по­ве­да Те­бе бы­ти Бо­га не на­га, / и Че­ло­ве­ка не про­ста, и во­пи­я­ше: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе. [Два­жды.] Иоан­на мо­на­ха: Фо­ма, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, / не был с ни­ми, ко­гда Ты, Хри­сте, / во­шел при за­клю­чен­ных две­рях. / От­то­го он и не ве­рил ска­зан­но­му ему, / ко­гда от неве­рия его в ве­ре утвер­жда­ли. / Но Ты не от­ка­зал ему, Бла­гой, / по­ка­зать пре­чи­стое реб­ро Твое / и на ру­ках и но­гах яз­вы. / Он же, ося­зав и уви­дев, / Бо­гом ис­по­ве­дал Те­бя, но не бес­плот­ным, / и че­ло­ве­ком, но не про­стым, и воз­гла­шал: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе!” (2)
Уче­ни­ком со­мня­щим­ся, / во осмый день пред­ста Спас, иде­же бя­ху со­бра­ни, / и мир дав, Фо­ме возо­пи: / при­и­ди апо­сто­ле, / ося­жи дла­ни, в ни­х­же гвоз­дия вон­зо­ша. / О доб­рое неве­рие Фо­ми­но, / вер­ных серд­ца в по­зна­ние при­ве­де, / и со стра­хом возо­пи: Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе. [Два­жды.] Ко­гда уче­ни­ки бы­ли в со­мне­ни­ях, / в день вось­мой пред­стал Спа­си­тель, / там, где они бы­ли со­бра­ны, / и, мир дав, Фо­ме воз­гла­сил: / “По­дой­ди, Апо­стол, при­кос­нись к ру­кам, / ко­то­рые прон­зе­ны гвоз­дя­ми”. / О пре­крас­ное неве­рие Фо­мы! / Вер­ных серд­ца он к пол­но­те зна­ния при­вел, / и со стра­хом воз­гла­сил: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе!” (2)
Глас 2: По во­ста­нии Тво­ем Гос­по­ди, / со­бран­ным уче­ни­ком Тво­им, и две­рем за­клю­чен­ным, / по­сре­де стал еси, мир по­дая им. / Ве­ро­вав же и Фо­ма зре­ни­ем ру­ку и ребр Тво­их, / Гос­по­да и Бо­га Тя ис­по­ве­да, / спа­са­ю­ща­го упо­ва­ю­щия на Тя Че­ло­ве­ко­люб­че. [Еди­но­жды.] Глас 2: По вос­кре­се­нии Тво­ем, Гос­по­ди, / ко­гда бы­ли со­бра­ны уче­ни­ки Твои и две­ри за­пер­ты, / Ты стал по­сре­ди, мир по­да­вая им. / Уве­ро­вал же и Фо­ма и, уви­дев ру­ки и реб­ра Твои, / ис­по­ве­дал Те­бя Гос­по­дом и Бо­гом, / спа­са­ю­щим на­де­ю­щих­ся на Те­бя, Человеколюбец.
Две­рем за­клю­чен­ным, / пред­став Иисус уче­ни­ком, / без­стра­шие и мир да­я­ше, / та­же гла­го­лет Фо­ме: / поч­то Мне не ве­ру­е­ши, яко вос­кре­сох из мерт­вых? / При­не­си се­мо ру­ку твою, / и вло­жи в реб­ра Моя, и виждь. / Те­бе бо неве­ру­ю­щу, / вси на­вы­ко­ша стра­сти и Вос­кре­се­ние Мое зва­ти с то­бою: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Те­бе. [Еди­но­жды.] Ана­то­лия: При за­пер­тых две­рях пред­став уче­ни­кам, / Иисус бес­стра­шие и мир им да­ро­вал, / за­тем же го­во­рит Фо­ме: / “По­че­му ты Мне не ве­ру­ешь, что Я вос­крес из мерт­вых? / По­дай сю­да ру­ку твою и вло­жи в реб­ра Мои, и по­смот­ри. / Впро­чем, из-за тво­е­го неве­рия все по­зна­ют / стра­да­ния и вос­кре­се­ние Мое / и ста­нут взы­вать с то­бою: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”

Сла­ва, и ныне: глас 6. Иоан­на монаха:

Сла­ва, и ныне, глас 6, Иоан­на монаха

Две­рем за­клю­чен­ным, / при­шел еси Хри­сте ко уче­ни­ком, / то­гда Фо­ма смот­ри­тель­но не об­ре­те­ся с ни­ми. / Гла­го­ла­ше бо: не иму ве­ры, / аще не уви­жду и аз Вла­ды­ки. / Уви­жду реб­ро, ото­ну­ду­же изы­де кровь, во­да, кре­ще­ние. / Уви­жду язву, от неяже ис­це­ле ве­ли­кий струп че­ло­ве­че­ский. / Уви­жду, ка­ко не бе, яко­же дух, но плоть и ко­сти. / Смерть по­пра­вый, и Фо­му уве­ри­вый, / Гос­по­ди сла­ва Тебе. Ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / при­шел Ты, Хри­сте, к Сво­им уче­ни­кам. / То­гда Фо­мы про­мыс­ли­тель­но не ока­за­лось с ни­ми. / Ибо стал он го­во­рить: / Ни­как не по­ве­рю, ес­ли не уви­жу и я Вла­ды­ки; / ес­ли не уви­жу реб­ра, от­ку­да вы­шли кровь и во­да кре­ще­ния; / ес­ли не уви­жу ра­ну, от ко­то­рой ис­це­ли­лось / ве­ли­кое по­ра­же­ние че­ло­ве­ка; / ес­ли не уви­жу, что не был Он по­до­бен ду­ху, / но плоть имел и ко­сти!” / Смерть по­прав­ший и Фо­му удо­сто­ве­рив­ший, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Вход. Све­те ти­хий: Про­ки­мен дне: Гос­подь воцарися: Вход. Свет от­рад­ный: Про­ки­мен дня: Гос­подь воцарился:

На ли­тии сти­хи­ры. Глас 4:

На ли­тии сти­хи­ры, глас 4

Гос­по­ди, нестер­пи­мым Тво­е­го Бо­же­ства бли­ста­ни­ем, / две­рем при­шел еси за­клю­чен­ным су­щим, / и став по­сре­де уче­ни­ков. / Реб­ро об­на­жил еси, / и язв Тво­ею ру­ку и но­гу стру­пы яв­ляя: / пе­чаль же и скорбь раз­ре­шая, / яве воз­гла­сил еси: / им­же об­ра­зом во Мне ви­ди­те, о дру­зи, пло­ти при­я­тие, / не ду­ха но­шу есте­ство. / Со­мня­ще­му­ся же уче­ни­ку, / по­ве­ле­вал еси ося­за­ти тре­пет­но, рек: / ис­пы­тав вся, гря­ди, про­чее не сум­ни­ся. / Он же ощу­щая ру­кою Твое су­гу­бое су­ще­ство, / со стра­хом во­пи­я­ше вер­но, ве­рою вле­комь: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе. Гос­по­ди, в нестер­пи­мом Бо­же­ства Сво­е­го си­я­нии / Ты явил­ся, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / и, став по­сре­ди уче­ни­ков, реб­ра Свои об­на­жил; / и сле­ды от ран на ру­ках и на но­гах Сво­их по­ка­зы­вая, / а ма­ло­душ­ное уны­ние уто­ляя, яс­но воз­гла­сил: / “По­сколь­ку, о дру­зья, вы ви­ди­те Ме­ня во пло­ти, Мною при­ня­той, / Я но­шу не од­ну при­ро­ду ду­ха!” / А ко­леб­лю­ще­го­ся уче­ни­ка Ты по­буж­да­ешь / с тре­пе­том ося­зать Се­бя, ска­зав: / “Все ис­сле­до­вав, впредь смот­ри, не со­мне­вай­ся!” / Он же, ру­кою ощу­щая двой­ствен­ность Тво­е­го есте­ства, / в стра­хе вер­но воз­гла­шал, ве­рою вле­ко­мый: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”
Глас 8: При­кос­ни­ся Фо­мо реб­ру ру­кою, гла­го­лет Хри­стос, / и об­ра­зы гвоз­дей при­и­ди ося­жи, / ве­рою ис­пы­тай, и бу­ди Ми ве­рен, / и не бу­ди неве­рен. / Фо­ма же пер­стом яко при­кос­ну­ся Вла­ды­це, вель­ми возо­пи: / Ты Бог мой и Гос­подь, бла­го­у­тробне сла­ва Тебе. Глас 8: “Кос­нись, Фо­ма, реб­ра ру­кою”, – го­во­рит Хри­стос, – / “и по­дой­ди, сле­ды от гвоз­дей ося­жи, / с ве­рою ис­сле­дуй и будь ве­рен Мне, / и не будь невер­ным!” / Фо­ма же, ко­гда кос­нул­ся пер­стом Вла­ды­ки, гром­ко воз­гла­сил: / “Ты – мой Бог и Гос­подь! / Ми­ло­серд­ный, сла­ва Тебе!”

Сла­ва, и ныне: глас 8. Анатолиа:

Сла­ва, и ныне, глас 8, Анатолия:

Две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком со­бран­ным, / пред­ста Спас, иде­же бя­ху со­бра­ни, / и став по­сре­де их, гла­го­лет Фо­ме: / при­и­ди ося­жи, и виждь об­ра­зы гвоз­дей, / про­стри ру­ку твою, и кос­ни­ся реб­ру Мо­е­му, / и не бу­ди неве­рен, но ве­рою про­по­веждь, / еже из мерт­вых Мое Воскресение. При две­рях за­клю­чен­ных к уче­ни­кам со­брав­шим­ся / явил­ся Ты, Спа­си­тель, ту­да, где они бы­ли вме­сте, / и, став по­сре­ди них, го­во­рит Фо­ме: / “По­дой­ди, ося­жи и по­смот­ри на сле­ды от гвоз­дей, / про­тя­ни свою ру­ку и кос­нись реб­ра Мо­е­го, / и не будь неве­ру­ю­щим, но с ве­рою про­воз­гла­си / о вос­кре­се­нии Мо­ем из мертвых!”

На сти­ховне сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 4:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 4

О пре­слав­на­го чу­де­се! / Неве­рие ве­ру из­вест­ную ро­ди. / Рек бо Фо­ма: аще не ви­жду, не иму ве­ры. / Ося­зав же реб­ра, бо­го­сло­вит во­пло­тив­ша­го­ся, / То­го­жде Сы­на Бо­жия позна, / яко по­стра­дав­ша пло­тию, / про­по­ве­да вос­крес­ша­го Бо­га, / и возо­пи свет­лым гла­сом: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе. О див­ное чу­до! / Неве­рие ве­ру твер­дую ро­ди­ло. / Ибо ска­зал Фо­ма: “Ес­ли не уви­жу, не по­ве­рю!” / Но ося­зав реб­ра, он бо­го­слов­ству­ет о Во­пло­тив­шем­ся, / о Са­мом Сыне Бо­жи­ем; / знал он Его, как по­стра­дав­ше­го пло­тию, / но про­воз­гла­сил вос­крес­шим Бо­гом / и гром­ким го­ло­сом воз­звал: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”
Стих: По­хва­ли Иеру­са­ли­ме Гос­по­да хва­ли Бо­га тво­е­го Сионе. Стих: Вос­хва­ляй, Иеру­са­лим, Гос­по­да, / хва­ли Бо­га Тво­е­го, Си­он.   Пс 147:1
О пре­слав­на­го чу­де­се! / Ог­ню се­но кос­нув­ше­е­ся спа­се­ся / вло­жив бо Фо­ма во ог­нен­ная реб­ра ру­ку / Иису­са Хри­ста Бо­га, / не опа­ли­ся ося­за­ни­ем. / Ду­ши бо зло­вер­ство пре­ло­жи на бла­го­ве­рие, / теп­ле возо­пи от глу­би­ны ду­шев­ныя: / Вла­ды­ка Ты еси и Бог мой, / из мерт­вых вос­кре­сый, сла­ва Тебе. О див­ное чу­до! / Се­но, с Ог­нем со­при­кос­нув­шись, со­хра­ни­лось: / ибо Фо­ма, ру­ку свою вло­жив / в ог­нен­ные реб­ра Иису­са Хри­ста, Бо­га, / не опа­лен был этим ося­за­ни­ем. / И вот, недо­вер­чи­вость ду­ши сво­ей / он с го­ряч­но­стью на до­ве­рие пе­ре­ме­нил / и из глу­би­ны ду­ши вос­клик­нул: / “Ты Вла­ды­ка и Бог мой, из мерт­вых вос­крес­ший, сла­ва Тебе!”
Стих: Яко укре­пи ве­реи врат тво­их, и бла­го­сло­ви сы­ны твоя в тебе. Стих: Ибо укре­пил Он за­со­вы во­рот тво­их, / бла­го­сло­вил сы­нов тво­их сре­ди те­бя.   Пс 147:2
О пре­слав­на­го чу­де­се! / Иоанн на пер­си Сло­ва воз­ле­же, / Фо­ма же реб­ра ося­за­ти спо­до­би­ся: / но ов убо ото­ну­ду страш­но / бо­го­сло­вия глу­бо­кое из­вле­че смот­ре­ние: / ов же спо­до­би­ся тай­но­на­учи­ти нас. / Пред­став­ля­ет бо по­ка­за­ния яс­но / во­ста­ния Его, во­пия: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе. О див­ное чу­до! / Иоанн к гру­ди Сло­ва при­пал, / Фо­ма же ося­зать Его реб­ра удо­сто­ил­ся. / И вот, один от­ту­да по­вер­га­ю­щим в тре­пет об­ра­зом / глу­би­ну бо­го­сло­вия из­влек, / дру­гой же вве­сти нас в та­ин­ство до­мо­стро­и­тель­ства удо­сто­ен, / ибо он пред­став­ля­ет яс­но / до­ка­за­тель­ства вос­кре­се­ния Его, воз­гла­шая: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”

Сла­ва и ныне: глас 5:

Сла­ва, и ныне, глас 5:

Че­ло­ве­ко­люб­че, ве­лие и без­при­клад­ное мно­же­ство щед­рот Тво­их: / яко дол­го­тер­пел еси, от иудей за­уша­емь, / от апо­сто­ла ося­за­емь, / и от от­ме­та­ю­щих­ся Те­бе мно­го­ис­пы­ту­емь, / ка­ко во­пло­тил­ся еси? / Ка­ко рас­пял­ся еси без­грешне? / Но вра­зу­ми ны яко Фо­му во­пи­ти Те­бе: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе. Ве­ли­ко и несрав­нен­но / мно­же­ство ми­ло­стей Тво­их Че­ло­ве­ко­лю­бец; / ибо дол­го­тер­пел Ты, иуде­я­ми за­уша­е­мый, Апо­сто­лом ося­за­е­мый, / и от­вер­га­ю­щи­ми Те­бя ис­сле­ду­е­мый тща­тель­но: / как Ты во­пло­тил­ся, как рас­пят был, без­греш­ный? / Но вра­зу­ми нас, как Фо­му взы­вать Те­бе: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”
Та­же: Ныне от­пу­ща­е­ши: Три­свя­тое. И по От­че наш:

Тро­парь, глас 7:

Запе­ча­та­ну гро­бу, / Жи­вот от гро­ба воз­си­ял еси, Хри­сте Бо­же, / и две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком пред­стал еси, / всех Вос­кре­се­ние, / дух пра­вый те­ми об­нов­ляя нам, / по ве­ли­цей Тво­ей ми­ло­сти. три­жды.

Тро­парь, глас 7

Хотя гроб был за­пе­ча­тан, / Ты, Жизнь, из гро­ба вос­си­ял, Хри­сте Бо­же; / и, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / Ты, всех Вос­кре­се­ние, / пред­стал уче­ни­кам, / че­рез них Дух Пра­вый об­нов­ляя в нас / по ве­ли­кой Тво­ей ми­ло­сти. (3)

И бла­го­сло­ве­ние хле­бов. И чте­ние Де­я­ний свя­тых апо­стол. Чтут­ся же Де­я­ния от на­ча­ла: или бе­се­ды Зла­то­ус­та­го от начала.

[Аще несть бде­ния, по Ныне от­пу­ща­е­ши: и по От­че наш: Тро­парь: За­пе­ча­та­ну гро­бу: И от­пуст. Во утрии же по­ем По­лу­нощ­ни­цу вос­крес­ную, на ней­же по­ем ка­нон Тро­ич­ный, Ок­то­и­ха 1‑го гла­са, пе­ва­е­мый по По­лу­нощ­ни­це. По ка­ноне же До­стой­но есть: Тро­ич­ное. И про­чее. Три­свя­тое. По От­че наш: Тро­парь: За­пе­ча­та­ну гро­бу: Гос­по­ди по­ми­луй. 40. Сла­ва и ныне: Чест­ней­шую хе­ру­вим: Стих: Бо­же ущед­ри ны: И мо­лит­ва: Все­мо­гу­щая и жи­во­тво­ря­щая: И от­пуст.]

НА УТРЕ­НИ

По скон­ча­нии же чте­ния, гла­го­лем ше­сто­псал­мие. И по ис­пол­не­нии сих ек­те­ниа ве­ли­кая и Бог Господь:

НА УТРЕ­НИ

По­сле ше­сто­псал­мия Ве­ли­кая ек­те­ния и Бог Гос­подь: на глас 7.

Тро­парь празд­ни­ка, глас 7:

Тро­парь, глас 7

Запе­ча­та­ну гро­бу, / Жи­вот от гро­ба воз­си­ял еси, Хри­сте Бо­же, / и две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком пред­стал еси, / всех Вос­кре­се­ние, / дух пра­вый те­ми об­нов­ляя нам, / по ве­ли­цей Тво­ей ми­ло­сти. три­жды. Хотя гроб был за­пе­ча­тан, / Ты, Жизнь, из гро­ба вос­си­ял, Хри­сте Бо­же; / и, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / Ты, всех Вос­кре­се­ние, / пред­стал уче­ни­кам, / че­рез них Дух Пра­вый об­нов­ляя в нас / по ве­ли­кой Тво­ей ми­ло­сти. (3)

По 1‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 1.
По­до­бен: Ка­ме­ни запечатану:

По­сле 1‑го стихословия
се­да­лен, глас 1

Стра­ха ра­ди иудей­ска, со­кро­вен­ным уче­ни­ком, / и в Си­оне со­бран­ным, / вшел еси к ним Бла­же, / и стал еси по­сре­де их, две­рем за­клю­чен­ным / ра­до­сто­тво­ряй и по­ка­зал еси им ру­це, / и пре­чи­стых Тво­их ребр яз­вы, / гла­го­ля неве­ру­ю­ще­му уче­ни­ку: / при­не­си ру­ку твою и ис­пы­тай, / яко Сам Аз есмь, те­бе ра­ди пострадавый. Ко­гда из стра­ха пе­ред Ев­ре­я­ми скры­ва­лись уче­ни­ки / и на Си­оне бы­ли со­бра­ны, / во­шел Ты к ним, Бла­гой; / и при за­пер­тых две­рях стал по­сре­ди них, ра­дость им при­но­ся, / и по­ка­зал им ру­ки и ребр Тво­их пре­чи­стых ра­ны, / го­во­ря неве­ро­вав­ше­му уче­ни­ку: / “По­дай ру­ку твою и ис­пы­тай, / что Это – Я Сам, те­бя ра­ди пострадавший!”
Сла­ва, и ныне: той­же.

И чте­ние праздника.

Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

И чте­ние праздника.

По 2‑м сти­хо­сло­вии, се­да­лен, глас 1.
По­до­бен: Гроб Твой Спасе:

По­сле 2‑го стихословия
се­да­лен, глас 1

Пред­стал еси жи­во­те, / две­рем за­клю­чен­ным, Хри­сте, уче­ни­ком, / и реб­ра по­ка­зав и ру­це Твои и но­зе Твои, / еже от гро­ба Твое во­ста­ние предуве­ряя: / но Фо­ма не об­ре­те­ся, тем­же гла­го­ла­ше: / аще не узрю Его, не ве­рую сло­ве­сем вашим. Пред­стал Ты, Жизнь, уче­ни­кам при за­пер­тых две­рях / и реб­ра по­ка­зал, и ру­ки Твои, / и но­ги Твои, Хри­сте, / вос­кре­се­ние Твое из гро­ба удо­сто­ве­ряя. / Но Фо­мы то­гда не ока­за­лось, по­то­му он го­во­рил: / “Ес­ли не уви­жу Его, / не по­ве­рю сло­вам вашим!”
Сла­ва, и ныне: той­же.

И чте­ние праздника.

Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

И чте­ние праздника.

Ве­ли­ча­ние:

Ве­ли­ча­ем Тя, жи­во­да­вче Хри­сте, / нас ра­ди во ад сшед­ша­го / и с Со­бою вся воскресившаго.

Ве­ли­ча­ние

Ве­ли­ча­ем Те­бя, По­да­тель жиз­ни Хри­сте, / нас ра­ди во ад со­шед­ше­го / и с Со­бою всех воскресившего.

Пса­лом избранный:

Гос­подь во­ца­ри­ся, в ле­по­ту об­ле­че­ся. / Об­ле­че­ся Гос­подь в си­лу и пре­по­я­са­ся. / Ибо утвер­ди все­лен­ную, яже не по­дви­жит­ся. / Кто воз­гла­го­лет си­лы Гос­под­ни, слы­ша­ны со­тво­рит вся хва­лы Его? / Да ис­по­ве­дят­ся Гос­по­де­ви ми­ло­сти Его, и чу­де­са Его сы­но­вом че­ло­ве­че­ским. / И из­вел еси ны от тмы и се­ни смерт­ныя. / Яко со­кру­ши вра­та мед­ная, и ве­реи же­лез­ныя сло­ми. / И из­ба­ви я от рас­тле­ний их, и узы их рас­тер­за. / Яко услы­ша убо­гия Гос­подь. / И око­ван­ныя Своя не уни­чи­жи. / Во­ста яко спя Гос­подь, и по­ра­зи вра­ги Своя. / Яко очи Гос­под­ни на упо­ва­ю­щия на ми­лость Его. / Услы­ша­ти воз­ды­ха­ние око­ван­ных. / Раз­ре­ши­ти сы­ны умерщ­влен­ных. / Да вос­крес­нет Бог, и рас­то­чат­ся вра­зи Его, и да бе­жат от ли­ца Его. / Сей день, его­же со­тво­ри Гос­подь, воз­ра­ду­ем­ся и воз­ве­се­лим­ся вонь. / Вос­крес­ни, Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­не­сет­ся ру­ка Твоя, не за­бу­ди убо­гих Тво­их до кон­ца. / Гос­по­ди Бо­же мой, в век ис­по­вем­ся Тебе.

Пса­лом избранный

Гос­подь во­ца­рил­ся, бла­го­ле­пи­ем об­лёк­ся. / Об­лёк­ся Гос­подь си­лою, и опо­я­сал­ся. / Ибо Он утвер­дил все­лен­ную, и она не по­ко­леб­лет­ся. / Кто из­ре­чёт мо­гу­ще­ство Гос­по­да, сде­ла­ет слыш­ны­ми все хва­лы Его? / Да ис­по­ве­ду­ют Гос­по­ду ми­ло­сти Его и чу­де­са Его – сы­нам че­ло­ве­че­ским. / И вы­вел Ты нас из тьмы и те­ни смерт­ной. / Ибо со­кру­шил вра­та мед­ные и за­со­вы же­лез­ные сло­мил. / И из­ба­вил их от раз­вра­ще­ний их, и узы их разо­рвал. / Ибо услы­шал бед­ных Гос­подь. / И уз­ни­ков Сво­их не пре­зрел. / И, как спя­щий, про­бу­дил­ся Гос­подь, и по­ра­зил вра­гов Сво­их. / Вот, очи Гос­под­ни – к упо­ва­ю­щим на ми­лость Его. / Что­бы услы­шать сте­на­ния уз­ни­ков. / Осво­бо­дить сы­но­вей умерщ­влён­ных. / Да вос­ста­нет Бог и рас­се­ют­ся вра­ги Его, и да бе­гут от ли­ца Его. / Этот день, ко­то­рый со­тво­рил Гос­подь, воз­ра­ду­ем­ся и воз­ве­се­лим­ся в оный. / Вос­стань, Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­вы­сит­ся ру­ка Твоя, не за­будь бед­ных Тво­их до кон­ца. / Гос­по­ди, Бо­же мой, во­век бу­ду сла­вить Тебя.

Пс 92:1А,1Б,1В; 105:2; 106:15; 106: 14; 106:16,20,14; 68:34; 77:65–66; 32:18; 101:21; 67:2; 117: 24; 9:33; 29:13

Та­же по­ли­е­лей. И се­да­лен, глас 1.
По­до­бен: Гроб Твой Спасе:

На по­ли­е­лее се­да­лен, глас 1

Ви­дя Моя реб­ра, и яз­вы гвоз­дей, Фо­мо, / что не ве­ру­е­ши Мо­е­му Вос­кре­се­нию? / Гос­подь гла­го­ла­ше, вос­крес от гро­ба, / яв­ля­я­ся апо­сто­лом неиз­ре­чен­но. / Близ­нец же ве­ро­вав, во­пи­я­ше Со­зда­те­лю: / Бог мой еси и Господь. “Уви­дев Мои реб­ра и ра­ны от гвоз­дей, / что не ве­ру­ешь, Фо­ма, Мо­е­му вос­кре­се­нию?” – / воз­гла­шал Гос­подь, вос­крес­нув из гро­ба / и яв­ля­ясь Апо­сто­лам неиз­ре­чен­но. / Близ­нец же, уве­ро­вав, взы­вал к Со­зда­те­лю: / “Бог мой Ты и Господь!”
Сла­ва, и ныне: той­же. И чте­ние праздника:

По­сем сте­пен­на, 1‑й ан­ти­фон 4‑го гласа.

Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же. И чте­ние праздника.

Сте­пен­ны, пер­вый ан­ти­фон 4‑го гласа.

Про­ки­мен, глас 4:

По­хва­ли Иеру­са­ли­ме Гос­по­да, / хва­ли Бо­га тво­е­го Си­оне. Стих: Яко укре­пи ве­реи врат твоих.

Вся­кое дыхание:

Про­ки­мен, глас 4

Вос­хва­ляй, Иеру­са­лим, Гос­по­да, / хва­ли Бо­га Тво­е­го, Си­он. Стих: Ибо укре­пил Он за­со­вы во­рот тво­их.   Пс 147:1, 2А

Еван­ге­лие от Мат­феа, за­ча­ло 116,
утрен­нее вос­крес­но, 1. [Мф. 28, 16 – 20.]

Еван­ге­лие вос­крес­ное первое,
от Мат­фея за­ча­ло 116

Во вре­мя оно, еди­ни­и­на­де­сять уче­ни­цы идо­ша в Га­ли­лею, в го­ру, амо­же по­ве­ле им Иисус: И ви­дев­ше Его, по­кло­ни­ша­ся Ему: ови же усу­мне­ша­ся. И при­ступль Иисус, ре­че им, гла­го­ля: да­де­ся Ми вся­ка власть на небе­си и на зем­ли: Шед­ше на­учи­те вся язы­ки, кре­стя­ще их во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, уча­ще их блю­сти вся, ели­ка за­по­ве­дах вам. И се, Аз с ва­ми есмь во вся дни, до скон­ча­ния ве­ка. Аминь. В те дни один­на­дцать уче­ни­ков по­шли в Га­ли­лею, на го­ру, ку­да по­ве­лел им Иисус, и, уви­дев Его, по­кло­ни­лись Ему, а иные усо­мни­лись. И при­бли­зив­шись Иисус ска­зал им: да­на Мне вся­кая власть на небе и на зем­ле. Итак иди­те, на­учи­те все на­ро­ды, кре­стя их во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, уча их со­блю­дать всё, что Я по­ве­лел вам; и вот, Я с ва­ми во все дни до скон­ча­ния ве­ка. Аминь.   Мф 28:16–20
Та­же: Вос­кре­се­ние Хри­сто­во ви­дев­ше: три­жды: пса­лом 50. И це­ло­ва­ние Еван­ге­лиа. Та­же, Сла­ва: Мо­лит­ва­ми апо­стол, Ми­ло­сти­ве: И ныне: Мо­лит­ва­ми Бо­го­ро­ди­цы: По­сем сти­хи­ра: Вос­крес Иисус от гро­ба, / яко­же про­ре­че / да­де нам жи­вот веч­ный, / и ве­лию ми­лость. Та­же, Спа­си Бо­же лю­ди Твоя: Вос­кре­се­ние Хри­сто­во: (3) Пса­лом 50. Це­ло­ва­ние Еван­ге­лия. Сла­ва: По мо­лит­вам Апо­сто­лов: И ныне: По мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы: За­тем сти­хи­ра: И сти­хи­ра: Вос­крес Иисус из гро­ба, / как пред­ска­зал, / да­ро­вав нам веч­ную жизнь / и ве­ли­кую ми­лость. И мо­лит­ва: Спа­си, Бо­же, на­род Твой:
И абие ка­нон празд­ни­ка, тво­ре­ние Иоан­на мо­на­ха. Глас 1. Ир­мос по два­жды, тро­па­ри же на 12. От днесь на­чи­на­ем гла­го­ла­ти: По­им Гос­по­де­ви: во всю Пятдесятницу. Ка­нон празд­ни­ка, тво­ре­ние Иоан­на мо­на­ха. Глас 1. Ир­мос – два­жды, а тро­па­ри на 12. Ка­та­ва­сия: Вос­кре­се­ния день:

Песнь 1.

Ка­нон Иоан­на мо­на­ха, глас 1. Песнь 1

Ир­мос: По­им вси лю­дие, / от горь­кия ра­бо­ты фа­ра­о­ни Из­ра­и­ля из­мен­ше­му, / и во глу­бине мор­стей но­га­ми немо­к­ры­ми на­став­ль­ше­му, / песнь по­бед­ную: яко прославися. Ир­мос: Вос­по­ем, все лю­ди, / от горь­ко­го раб­ства фа­ра­о­ну / Из­ра­иль Из­ба­вив­ше­му, / и во глу­бине мор­ской / сто­па­ми неомо­чен­ны­ми Про­вед­ше­му, / песнь по­бед­ную, ибо Он прославился.
Днесь вес­на ду­шам, / зане Хри­стос от гро­ба яко­же солн­це воз­си­яв три­днев­ный, / мрач­ную бу­рю от­г­на гре­ха на­ше­го. / То­го вос­по­им, яко прославися. Се­го­дня для душ вес­на, / ибо Хри­стос из гро­ба, / как солн­це вос­си­яв на тре­тий день, / мрач­ную зи­му гре­ха на­ше­го про­гнал. / Его вос­по­ем, ибо Он прославился.
Ца­ри­ца вре­мен, све­то­нос­но­му дню, / дней же ца­рю яв­ствен­ней­ши да­ро­но­ся, / кра­сит из­бран­ныя лю­ди цер­ков­ныя, / непре­стан­но поя вос­крес­ша­го Христа. Ца­ри­ца вре­мен го­да, вес­на, / по­доб­но бли­ста­тель­ной сви­те / све­то­нос­но­го дня вос­кре­се­ния / и ца­ря всех дней, / ве­се­лит из­бран­ный на­род цер­ков­ный, / непре­стан­но вос­пе­вая вос­крес­ше­го Христа.
Вра­та смер­ти, Хри­сте, / ни­же гроб­ныя пе­ча­ти, ни­же клю­чи две­рей Те­бе про­ти­ви­ша­ся: / но вос­крес пред­стал еси дру­гом Тво­им, Вла­ды­ко, / мир да­ру­яй, всяк ум преимущ. Ни вра­та смер­ти, Хри­сте, / ни пе­ча­ти гро­ба, / ни зам­ки две­рей не вос­про­ти­ви­лись Те­бе; / но, вос­крес­нув, Ты пред­стал дру­зьям Тво­им, Вла­ды­ка, / мир да­руя, пре­вос­хо­дя­щий вся­кий ум.
Ка­та­ва­сиа: Вос­кре­се­ния день: оба ли­ка вкупе.

Песнь 3.

Ир­мос: Утвер­ди мене Хри­сте, / на недви­жи­мом ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их, / и про­све­ти мя све­том ли­ца Тво­е­го: / несть бо свят па­че Те­бе, Человеколюбче.

Песнь 3

Ир­мос: Утвер­ди ме­ня, Хри­сте, / на (незыб­ле­мом) камне за­по­ве­дей Тво­их / и про­све­ти ме­ня све­том ли­ца Тво­е­го: / ибо нет столь свя­то­го, / кро­ме Те­бя, Человеколюбец.

Но­выя вме­сто вет­хих, / вме­сто же тлен­ных нетлен­ныя, / Кре­стом Тво­им, Хри­сте, со­вер­шив нас, / во об­нов­ле­нии жиз­ни жи­тель­ство­ва­ти до­стой­но по­ве­лел еси. Но­вы­ми вме­сто вет­хих, / а вме­сто тлен­ных – нетлен­ны­ми / Кре­стом Тво­им, Хри­сте, со­де­лав нас, / в об­нов­лен­ной жиз­ни жить / Ты до­стой­но повелел.
Во гро­бе за­клю­чен опи­сан­ною пло­тию Тво­ею, / неопи­сан­ный, Хри­сте, вос­кресл еси: / две­рем же за­клю­чен­ным, / пред­стал еси Тво­им уче­ни­ком Всесильне. Во гро­бе за­клю­чен­ный / огра­ни­чен­ною пло­тию Тво­ею, / Ты вос­крес, бес­пре­дель­ный Хри­сте, / и при за­пер­тых две­рях / пред­стал Тво­им уче­ни­кам, Всесильный.
Яз­вы Твоя, Хри­сте, / яже во­лею пре­тер­пел еси за нас, / уче­ни­ком Тво­им со­хра­нив, сви­де­тель­ство по­ка­зал еси / Тво­е­го слав­на­го Воскресения. Яз­вы Твои, Хри­сте, / ко­то­рые Ты доб­ро­воль­но пре­тер­пел за нас, / для уче­ни­ков Тво­их со­хра­нив, / по­ка­зал их как сви­де­тель­ство / Тво­е­го слав­но­го воскресения.

Ипа­кои, глас 6:

Яко по­сре­де уче­ни­ков Тво­их при­шел еси, Спа­се, мир дая им: / при­и­ди и к нам и спа­си нас.

Ипа­кои, глас 6

Как по­сре­ди уче­ни­ков Сво­их / явил­ся Ты, Спа­си­тель, мир да­руя им, / при­ди и к нам и спа­си нас.

И чте­ние в Бо­го­сло­ве, его­же на­ча­ло: Об­нов­ле­ни­ем чтитися:

Песнь 4.

Ир­мос: Ве­лия тай­на Тво­е­го, Хри­сте, смот­ре­ния: / сию бо свы­ше про­ви­дя бо­го­зри­тель­но Ав­ва­кум, / из­шел еси, во­пи­я­ше Те­бе, / во спа­се­ние лю­дей Тво­их, Человеколюбче.

Песнь 4

Ир­мос: Ве­ли­ко та­ин­ство / Тво­е­го, Хри­сте, до­мо­стро­и­тель­ства! / И вот, его про­ви­дя свы­ше, / в бо­же­ствен­ном со­зер­ца­нии, Ав­ва­кум взы­вал Те­бе: / “Ты вы­шел для спа­се­ния на­ро­да Тво­е­го, Человеколюбец!”

Жел­чи убо вку­си, древ­нее вку­ше­ние ис­це­ляя, / ныне же с со­том ме­да, про­све­ще­ние по­дая Хри­стос пра­от­цу, / и Свое слад­кое причастие. Жел­чи Хри­стос вку­сил, / древ­нее гре­хов­ное вку­ше­ние ис­це­ляя, / ныне же – ме­да в со­тах, / про­све­ще­ние по­да­вая пра­от­цу, / и сла­дост­ное к Се­бе приобщение.
Ра­ду­е­ши­ся ис­пы­та­емь: / тем­же, Че­ло­ве­ко­люб­че, на сие по­ве­ле­ва­е­ши Фо­ме, / про­сти­рая неве­ру­ю­щу реб­ра, / ми­ро­ви уве­ряя Твое, Хри­сте, три­днев­ное востание. Ты ра­ду­ешь­ся, ко­гда Те­бя ис­сле­ду­ют; / по­то­му, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / Ты по­буж­да­ешь к это­му Фо­му, / по­ка­зы­вая неве­ру­ю­ще­му реб­ра, / а для ми­ра удо­сто­ве­ряя / Твое, Хри­сте, вос­ста­ние на тре­тий день.
Бо­гат­ство по­черп / от со­кро­ви­ща некра­до­ма­го Бо­же­ствен­на­го, Бла­го­де­те­лю, / ко­пи­ем про­бо­ден­на­го Тво­е­го реб­ра, / пре­муд­ро­сти и ра­зу­ма на­пол­ня­ет мир Близнец. Бо­гат­ство по­черп­нув / от со­кро­вищ­ни­цы нерас­хи­ща­е­мой, – / ко­пьем от­вер­сто­го реб­ра Тво­е­го Бо­же­ствен­но­го, Бла­го­де­тель, / пре­муд­ро­стью и ве­де­ни­ем / на­пол­ня­ет мир Близнец.
Твой все­б­ла­жен­ный хва­лит­ся язык, о Близн­че! / Пер­вый бо бла­го­чест­но про­по­ве­ду­ет / Жиз­но­дав­ца Иису­са, Бо­га же и Гос­по­да, / от ося­за­ния ис­полнь­ся благодати. Твой все­б­ла­же­ный язык / вос­пе­ва­ет­ся, о Близ­нец: / ибо он пер­вый бла­го­че­сти­во про­воз­гла­ша­ет / жиз­ни По­да­те­ля Иису­са / Бо­гом и вме­сте Гос­по­дом, / от ося­за­ния Его ис­пол­нив­шись благодати.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ще по­ем Тя Хри­сте, / От­цу со­без­на­чаль­на, и Спа­са душ на­ших: / мир ми­ро­ви по­даждь Человеколюбче.

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / мы вос­пе­ва­ем Те­бя, Хри­сте, / От­цу со­без­на­чаль­но­го и Спа­си­те­ля душ на­ших: / мир мi­ру по­дай, Человеколюбец!

Пред­став дру­гом скор­бя­щим Спас, / при­ше­стви­ем всю отъ­ем­лет скорбь, / и иг­ра­ти воздви­за­ет Сво­им Воскресением. Пред­став дру­зьям Сво­им, упав­шим ду­хом, / Спа­си­тель яв­ле­ни­ем Сво­им / от­го­ня­ет все уны­ние / и по­буж­да­ет ли­ко­вать Сво­им воскресением.
О во­ис­тин­ну по­хва­ля­е­ма­го Фо­мы страш­на­го на­чи­на­ния! / Дер­зост­но бо ося­за реб­ра, / Бо­же­ствен­ным ог­нем блистающая. О по­ис­ти­не вос­хва­ля­е­мое и по­вер­га­ю­щее в тре­пет / де­ло, пред­при­ня­тое Фо­мой: / ибо он дерз­но­вен­но реб­ра ося­зал, / бо­же­ствен­ным ог­нем блистающие.
Неве­рие Фо­ми­но, ве­ры ро­ди­тель­ное нам по­ка­зал еси: / Ты бо вся пре­муд­ро­стию Тво­ею / про­мыш­ля­е­ши по­лез­но, Хри­сте, яко Человеколюбец. Неве­рие Фо­мы Ты по­ка­зал, Хри­сте, / ве­ру в нас рож­да­ю­щее: / ибо Ты все пре­муд­ро­стию Тво­ею / на поль­зу про­мыш­ля­ешь, как Человеколюбец.

Песнь 6.

Ир­мос: Про­ро­ка спасл еси от ки­та, Че­ло­ве­ко­люб­че, / и мене из глу­би­ны пре­гре­ше­ний воз­ве­ди, молюся.

Песнь 6

Ир­мос: Про­ро­ка спас Ты от ки­та, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / и ме­ня из глу­би­ны со­гре­ше­ний / воз­ве­ди, молю.

Фо­мы не оста­вил еси, Вла­ды­ко, / по­гру­жа­е­ма глу­би­ною неве­рия, / дла­ни про­стер на испытание. Фо­мы не оста­вил Ты, Вла­ды­ка, / по­гру­жать­ся в глу­би­ну неве­рия, / про­тя­нув ему ру­ки Свои для испытания.
Спас наш гла­го­ла­ше: / ося­зав­ше Мя ви­ди­те ко­сти плоть но­ся­ща, / Аз не пременихся. Спа­си­тель наш воз­гла­шал: / “Ося­зай­те и по­смот­ри­те на Ме­ня, / име­ю­ще­го плоть и ко­сти, / Я не изменился!”
Реб­ра ося­за, и ве­ро­вав позна Фо­ма, / не сый в пер­вом вхо­де Тво­ем, Спа­се наш. Реб­ра ося­зал и, уве­ро­вав, / ве­де­ние стя­жал Фо­ма, / не быв­ший при пер­вом Тво­ем при­хо­де, / Спа­си­тель наш.

Кондак, глас 8:

Любо­пыт­ною дес­ни­цею / жиз­но­по­да­тель­ная Твоя реб­ра Фо­ма ис­пы­та, Хри­сте Бо­же, / со­за­клю­чен­ным бо две­рем яко вшел еси, / с про­чи­ми апо­сто­лы во­пи­я­ше Те­бе: / Гос­подь еси и Бог мой.

Кондак, глас 8

Любо­зна­тель­ной ру­кою / жизнь ис­то­ча­ю­щие реб­ра Твои ис­сле­до­вал Фо­ма, Хри­сте Бо­же; / и то­гда, как Ты во­шел при за­пер­тых две­рях, / он с про­чи­ми Апо­сто­ла­ми стал взы­вать Те­бе: / “Ты – Гос­подь и Бог мой!”

Икос: Кто со­хра­ни уче­ни­чу длань то­гда неопа­ли­му, / егда ко ог­нен­ным реб­ром при­сту­пи Гос­под­ним? / Кто да­де ей дер­зость, и воз­мо­же ося­за­ти / пла­мен­ную кость, вся­ко неося­жи­мую? / Аще бо не бы реб­ро си­лу по­да­ло брен­ней дес­ни­це, / ка­ко мо­жа­ше ося­за­ти, / стра­да­нь­ми по­ко­ле­бав­шая яже вы­ше, и яже ни­зу? / Сия бла­го­дать Фо­ме да­де­ся, еже сия ося­за­ти, / Хри­сто­ви же во­пи­ти: Гос­подь еси и Бог мой.

Си­нак­сарь.

Икос: Кто то­гда со­хра­нил ру­ку уче­ни­ка не опа­лен­ной, / ко­гда тот при­сту­пил к ог­нен­ным реб­рам Гос­по­да? / Кто дал ей дерз­но­ве­ние, / и смог­ла она ося­зать пла­мен­ную кость? / Ко­неч­но, са­мо ося­за­е­мое! / Ведь ес­ли бы реб­ро не по­да­ло си­лу дес­ни­це брен­ной, / как та смог­ла бы ося­зать / по­ко­ле­бав­шее стра­да­ни­я­ми гор­нее и доль­нее? / Та­кая бла­го­дать бы­ла да­на Фо­ме, / что­бы это ося­зать, Хри­сту же воз­гла­сить: / “Ты – Гос­подь и Бог мой!”

Песнь 7.

Ир­мос: Об­ра­зу слу­жи­ти му­си­кий­ско­му со­гла­сию со­зы­ва­ю­щу лю­ди, / от пес­ней Си­он­ских по­ю­ще оте­че­ски от­ро­цы Да­ви­до­вы, / му­чи­те­ле­во ра­зо­ри­ша зло­че­сти­вое ве­ле­ние, / и пла­мень в ро­су пре­ло­жи­ша, песнь вос­пе­ва­ю­ще: / пре­воз­но­си­мый от­цев и наш Бо­же, бла­го­сло­вен еси.

Песнь 7

Ир­мос: Ко­гда зла­то­му об­ра­зу слу­жить / му­зы­ка, зву­ча­щая со­глас­но, на­ро­ды со­зы­ва­ла, / от пес­ней си­он­ских по-оте­че­ски по­ю­щие Да­ви­да ча­да / раз­ру­ши­ли ти­ра­на нече­сти­вое ве­ле­ние / и пла­мя в ро­су пре­тво­ри­ли, вос­пе­вая песнь: / “Пре­воз­но­си­мый от­цов и наш Бо­же, / бла­го­сло­вен Ты!”

Яко пер­вый есть дней и гос­под­ствен­ный све­то­нос­ный сий, / вонь­же ра­до­ва­ти­ся до­стой­но но­вым и бо­же­ствен­ным лю­дем с тре­пе­том: / при­но­сит бо и ве­ка об­раз, / яко ос­ми­ца со­вер­шая бу­ду­ща­го, / пре­воз­но­си­мый от­цев и наш Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Как пер­вый и гос­под­ствен­ный из дней / яв­ля­ет­ся этот, све­то­нос­ный, / в ко­то­рый ра­до­вать­ся по­до­ба­ет / но­во­му и бо­же­ствен­но­му на­ро­ду с тре­пе­том; / ибо он несет в се­бе и бу­ду­ще­го ве­ка об­раз, / как вось­ме­ри­цу за­вер­ша­ю­щий. / Пре­воз­но­си­мый от­цов и наш Бо­же, / бла­го­сло­вен Ты!
Един дерз­ну­вый, невер­ною же ве­рою / обла­го­де­тель­ство­ва­вый нас Фо­ма Близ­нец, / ре­шит убо мрач­ное неве­де­ние всех кон­цев, вер­ным невер­стви­ем, / се­бе же ве­нец пле­тет яве гла­го­ля. / Ты еси Гос­подь пре­воз­но­си­мый, от­цев и наш Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Один, явив­ший дерз­но­ве­ние / и недо­вер­чи­вою ве­рой / обла­го­де­тель­ство­вав­ший нас, Фо­ма-близ­нец, / рас­се­и­ва­ет мрач­ное неве­де­ние / всех кон­цов ми­ра вер­ным недо­ве­ри­ем, / а са­мо­му се­бе ве­нец спле­та­ет, яс­но воз­гла­шая: / “Ты – Гос­подь, пре­воз­но­си­мый от­цов и наш Бо­же, / бла­го­сло­вен Ты!”
Не всуе усум­нев­ся Фо­ма о во­ста­нии Тво­ем, не низ­ло­жи­ся: / но несум­не­тель­ное тща­ше­ся по­ка­за­ти сие, Хри­сте, всем язы­ком. / Ото­ну­ду­же неве­ри­ем уве­рив, всех на­учи гла­го­ла­ти: / Ты еси Гос­подь пре­воз­но­си­мый, от­цев и наш Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Не по­на­прас­ну усо­мнив­шись в вос­кре­се­нии Тво­ем, / не был Фо­ма от­ри­нут; / но несо­мнен­ным он ста­рал­ся по­ка­зать / его, Хри­сте, для всех на­ро­дов. / По­то­му, сво­им неве­ри­ем уве­рив всех, / он воз­гла­шать их на­учил: / “Ты – Гос­подь, пре­воз­но­си­мый от­цов и наш Бо­же, / бла­го­сло­вен Ты!”
Со стра­хом ру­ку Фо­ма в реб­ра Твоя жи­во­нос­ная, Хри­сте, вло­жив, / тре­пе­тен ощу­ти действо,Спасе, су­гу­бое / две­ма есте­ство­ма в Те­бе со­еди­ня­е­мы­ма нес­ли­ян­но, / и ве­рою взы­ва­ше, гла­го­ля: / Ты еси Гос­подь пре­воз­но­си­мый, от­цев и наш Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Со стра­хом ру­ку вло­жив / в реб­ра Твои жи­во­нос­ные, Хри­сте, / в тре­пе­те ощу­тил Фо­ма / дей­ствие двой­ное двух естеств, / в Те­бе, Спа­си­тель, со­еди­нен­ных нес­ли­ян­но, / и с ве­рою вос­кли­цал он, го­во­ря: / “Ты – Гос­подь, пре­воз­но­си­мый от­цов и наш Бо­же, / бла­го­сло­вен Ты!”

Песнь 8.

Ир­мос: В пла­ме­ни ог­ненне го­ря­щия пе­щи со­хран­ша­го де­ти, / и во зра­це ан­ге­ла сниз­шед­ша­го к ним, / пой­те Гос­по­да, и пре­воз­но­си­те Его во веки.

Песнь 8

Ир­мос: В пла­ме­ни ог­нен­ном го­ря­щей пе­чи / со­хра­нив­ше­го де­тей / и в ви­де Ан­ге­ла к ним со­шед­ше­го, / вос­пе­вай­те Гос­по­да, / и пре­воз­но­си­те во все века!

Воз­же­ле­вый Твое ра­дост­ное ви­де­ние, / преж­де не ве­ро­ва­ше Фо­ма: / спо­добль­ся же то­го, Бо­га и Гос­по­да Тя на­ри­ца­ше, Вла­ды­ко, / Его­же пре­воз­но­сим во вся веки. Же­лая узреть Твой об­лик ра­дост­ный, / спер­ва не ве­ро­вал Фо­ма; / но, удо­сто­ен­ный то­го, / Бо­гом и Гос­по­дом на­зы­вал Те­бя, Вла­ды­ка, / Ко­то­ро­го мы пре­воз­но­сим во все века.
Пре­тер­пев­ша­го Фо­ми­но неве­рие, и по­ка­зав­ша­го реб­ра, / и то­го дла­нию ося­зан­на быв­ша, / пой­те Гос­по­да, и пре­воз­но­си­те Его во вся веки. Пе­ре­нес­ше­го неве­рие Фо­мы, / и Свои реб­ра ему по­ка­зав­ше­го, / и его ру­кою тща­тель­но ис­сле­до­ван­но­го Гос­по­да, / пой­те и пре­воз­но­си­те Его вовеки.
Твое неудоб­ное со­кро­ви­ще, ута­е­ное нам от­вер­зе Фо­ма: / бо­го­сло­вив бо язы­ком бо­го­нос­ным, / пой­те Гос­по­да, гла­го­ла­ше, / и пре­воз­но­си­те Его во вся веки. Твое уди­ви­тель­ное скры­тое со­кро­ви­ще / нам от­верз Фо­ма: / ибо, бо­го­слов­ствуя бо­го­нос­ным язы­ком, / “Вос­пе­вай­те Хри­ста”, – он воз­гла­шал, / – “и пре­воз­но­си­те Его вовеки!”
На 9‑й пес­ни, Чест­ней­шую: не поем: но ир­мос кийж­до лик. На 9‑ой пес­ни по­ем не Че­стью выс­шую: а ирмос.

Песнь 9.

Ир­мос: Те­бе свет­лую све­щу, и Ма­терь Бо­жию, / пре­чуд­ную сла­ву, и вы­ш­шую всех тва­рей, / пес­нь­ми величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Те­бя, свет­лый све­тиль­ник / и Ма­терь Бо­жию, / пре­див­ную сла­ву, / и вы­со­чай­шую всех тво­ре­ний, / мы в пес­но­пе­ни­ях величаем.

Твой свет­лый день и пре­свет­лый, Хри­сте, все­свет­лую бла­го­дать, / вонь­же крас­ный доб­ро­тою уче­ни­ком Тво­им пред­стал еси, / в пес­нех величаем. Твой си­я­ю­щий день / и яр­чай­ший, Хри­сте, / все­свет­лую бла­го­дать, / в ко­то­рой Ты, цве­ту­щий кра­со­тою / уче­ни­кам Тво­им пред­стал, / мы в пес­но­пе­ни­ях величаем.
Те­бе, брен­ною дла­нию ося­за­е­ма в реб­ра, / и не опа­лив­ша сию, ог­нем неве­ще­ствен­на­го Бо­же­ствен­на­го су­ще­ства, / в пес­нех величаем. Те­бя, брен­ною ру­кою / ося­за­е­мо­го в реб­ра, / и не опа­лив­ше­го ее, / ог­нем неве­ще­ствен­но­го бо­же­ствен­но­го есте­ства, / мы в пес­но­пе­ни­ях величаем.
Тя, яко Бо­га, из гро­ба вос­крес­ша Хри­ста, / не очи­ма ви­дев­ше, но сер­деч­ною лю­бо­вию ве­ро­вав­ше, / пес­нь­ми величаем. Те­бя, Хри­ста, вос­крес­ше­го, как Бог, из гро­ба / не оча­ми уви­дев, / но сер­деч­ною лю­бо­вью уве­ро­вав, / мы пес­но­пе­ни­я­ми величаем.
Ка­та­ва­сиа: Све­ти­ся, светися: Ка­та­ва­сия: Све­тись, светись:
И по­клон. Та­же, Свят Гос­подь Бог наш: на глас 1, трижды. За­тем: Свят Гос­подь, Бог наш: на 1‑й глас трижды.

Ек­са­по­сти­ла­рий, глас 1.
По­до­бен: Небо звездами:

Ек­са­по­сти­ла­рий,
глас 1

Мо­их удов ру­кою тво­ею ис­пы­та­вый яз­вы, / не неве­руй Ми, Фо­мо, / уязв­лен­но­му те­бе ра­ди: / со уче­ни­ки еди­но­мудр­ствуй, / и жи­ву­ща­го про­по­ве­дуй Бо­га. [Два­жды.] На те­ле Мо­ем яз­вы / ру­кою сво­ею ис­пы­тав, / не будь, Фо­ма, неве­ру­ю­щим Мне, / при­няв­ше­му за те­бя ра­ны; / будь с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми еди­но­мыс­лен / и про­воз­гла­шай жи­во­го Бо­га. (2)
Сла­ва, и ныне: Днесь вес­на бла­го­уха­ет, / и но­вая тварь ли­ку­ет. / Днесь взи­ма­ют­ся клю­чи две­рей, / и неве­рия Фо­мы дру­га во­пи­ю­ща: / Гос­подь и Бог мой. Сла­ва, и ныне: В сей день мvром вес­на бла­го­уха­ет, / и но­вое тво­ре­ние ли­ку­ет. / В сей день сни­ма­ют­ся две­рей и неве­рия зам­ки, / ко­гда Фо­ма, друг Хри­стов взы­ва­ет: / “Гос­подь и Бог мой!”

На хва­ли­тех сти­хи­ры, на 4, глас 1.
По­до­бен: Пре­х­валь­нии мученицы:

На “Хва­ли­те:”
сти­хи­ры на 4, глас 1

По еже из гро­ба Тво­ем страш­ном, Жиз­но­да­вче, во­ста­нии, / яко­же пе­ча­тей не раз­ру­шил еси, Хри­сте, гроб­ных, / та­ко за­клю­чен­ным две­рем вшел еси к пре­слав­ным апо­сто­лом Тво­им, / ра­до­сто­тво­ря их, и Пра­вый Твой Дух по­дая им, / за без­мер­ную Твою милость. По­сле Тво­е­го по­вер­га­ю­ще­го в тре­пет / вос­ста­ния из гро­ба, По­да­тель жиз­ни, / Ты, Хри­сте, как не на­ру­шил пе­ча­тей гро­ба, / так и во­шел при за­пер­тых две­рях к пре­слав­ным Апо­сто­лам Тво­им, / ра­до­сти их ис­пол­няя, / и Дух Твой пра­вый по­да­вая им, / по без­мер­ной Тво­ей ми­ло­сти. (2)
Фо­ма иже и Близ­нец не бе при­шел, / егда Ты уче­ни­ком явил­ся еси, Гос­по­ди. / Тем­же не ве­ро­ва Тво­е­му Вос­кре­се­нию, / и ви­дев­шим Тя во­пи­я­ше: / аще не вло­жу пер­ста в реб­ра Его и гвоз­дей яз­вы, / не ве­рую, яко во­стал есть. Фо­ма, он же и Близ­нец не был в до­ме, / ко­гда Ты уче­ни­кам Сво­им явил­ся, Гос­по­ди. / По­то­му он не по­ве­рил Тво­е­му вос­кре­се­нию / и ви­дев­шим Те­бя воз­гла­шал: / “Ес­ли не вло­жу пер­ста в реб­ра Его и в ра­ны от гвоз­дей, / не по­ве­рю, что Он восстал!”
Яко­же хо­ще­ши, ося­жи, Хри­стос Фо­ме во­пи­я­ше: / вло­жи ру­ку, и по­знай Мя ко­сти иму­ща и зем­ное те­ло, / и не бу­ди неве­рен, рав­но же со ине­ми уве­ри­ся. / Он же возо­пи: / Бог мой и Гос­подь Ты еси, / сла­ва во­ста­нию Твоему. “Как ты хо­чешь, ося­жи”, – / Хри­стос Фо­ме воз­гла­сил, – / “вло­жи ру­ку, и по­знай Ме­ня, / име­ю­ще­го ко­сти и зем­ное те­ло, / и не будь неве­ру­ю­щим, / но на­равне с дру­ги­ми удо­сто­верь­ся!” / Он же воз­гла­сил: “Бог мой и Гос­подь Ты, / сла­ва вос­кре­се­нию Твоему!”
Сла­ва: глас 6: По днех ос­мих во­ста­ния Тво­е­го, Иису­се Ца­рю, / еди­но­род­ный Сло­ве От­чий / явил­ся еси уче­ни­ком Тво­им, за­клю­чен­ным две­рем, / мир Твой по­дая, / и неве­ру­ю­ще­му уче­ни­ку зна­ме­ния по­ка­зал еси: / при­и­ди и ося­жи ру­це и но­зе, и нетлен­ная Моя реб­ра. / Он же ве­ро­вав, во­пи­я­ше Те­бе: / Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе. Сла­ва, глас 6: Че­рез во­семь дней по вос­кре­се­нии Тво­ем, / Иису­се-Царь, Еди­но­род­ное Сло­во От­чее, / явил­ся Ты уче­ни­кам Тво­им при за­перт­ных две­рях, / мир Твой по­да­вая, / и неве­ру­ю­ще­му уче­ни­ку сле­ды от ран по­ка­зал: / “При­ди и ося­жи ру­ки Мои и но­ги, / и нетлен­ные реб­ра Мои!” / Он же, уве­ро­вав, взы­вал к Те­бе: / “Гос­подь мой и Бог мой, сла­ва Тебе!”
И ныне: Пре­бла­го­сло­вен­на еси: И ныне, глас 2: Пре­бла­го­сло­вен­на Ты, Бо­го­ро­ди­ца Дева:
Сла­во­сло­вие ве­ли­кое. И тро­парь празд­ни­ка. Ек­те­нии, и от­пуст. На­чи­на­ют­ся же от днесь ли­тии, си­речь ис­хож­де­ния в при­твор. Та­кож­де и огла­ше­ния пре­по­доб­на­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, в ни­х­же по­ем: Сла­ва, и ныне, Сла­во­сло­вие ве­ли­кое и отпуст.

Сти­хи­ру еван­гель­скую, глас 1:

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 1

На го­ру уче­ни­ком иду­щим, за зем­ное Воз­не­се­ние, / пред­ста Гос­подь: и по­кло­нив­ше­ся Ему, / и дан­ныя вла­сти вез­де на­учив­ше­ся, / в под­не­бес­ную по­сы­ла­ху­ся, / про­по­ве­да­ти еже из мерт­вых Вос­кре­се­ние, / и еже на небе­са воз­ше­ствие. / Им­же и во ве­ки спре­бы­ва­ти нелож­ный обе­ща­ся Хри­стос Бог, / и Спас душ наших. Уче­ни­кам, на го­ру вос­хо­див­шим, / пред Сво­им воз­не­се­ни­ем от зем­ли пред­стал Гос­подь. / И они, по­кло­нив­шись Ему / и узнав о дан­ной Ему по­всю­ду вла­сти, / бы­ли по­сла­ны в под­не­бес­ную про­воз­гла­сить / о вос­кре­се­нии Его из мерт­вых и вос­хож­де­нии на небе­са. / С ни­ми и пре­бы­вать во ве­ки обе­щал / чуж­дый лжи Хри­стос Бог / и Спа­си­тель душ наших.
Внем­ли, яко ли­тии в при­тво­ре преж­де пер­ва­го ча­са бы­ва­ют и огла­ше­ния Сту­ди­то­ва. И час 1. И про­чее обыч­ное. И со­вер­шен­ный отпуст.

Ве­до­мо бу­ди, яко во­сле­до­ва­ние слу­чив­ших­ся свя­тых во всех Неде­лях свя­тыя Пят­де­сят­ни­цы по­ем в Повечериях.

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

Ли­тур­гиа бы­ва­ет по­ра­ну тру­да ра­ди бден­на­го. Ча­сы по­ют­ся три­псалм­нии по Уста­ву в при­тво­ре, на ни­х­же гла­го­лем тро­парь и кондак праздника.

Ве­до­мо бу­ди, яко от Неде­ли Но­выя и до от­да­ния празд­ни­ка Пас­хи, на­ча­ло Ли­тур­гии си­це бы­ва­ет: По еже ре­щи диа­ко­ну: Бла­го­сло­ви вла­ды­ко: И иерею: Бла­го­сло­ве­но Цар­ство: По­ет иерей: Хри­стос вос­кре­се: три­жды, весь тро­парь кро­ме сти­хов: Да вос­крес­нет Бог: Та­же, ек­те­ниа, и про­чая Литургии.

Вме­сто же До­стой­но: поем:

Ан­гел во­пи­я­ше Бла­го­дат­ней: / Чи­стая Де­во, ра­дуй­ся! / И па­ки ре­ку: ра­дуй­ся! / Твой Сын вос­кре­се / трид­не­вен от гро­ба, / и мерт­выя воз­двиг­ну­вый: / лю­дие, веселитеся.

Та­же Ир­мос: Све­ти­ся, светися:

Егда же ре­чет иерей: Со стра­хом Бо­жи­им: И мы: Бла­го­сло­вен гря­дый во имя Гос­подне, Бог Гос­подь и яви­ся нам. Иерей: Спа­си Бо­же лю­ди Твоя: И мы вме­сто тро­па­ря: Ви­де­хом свет ис­тин­ный: по­ем: Хри­стос вос­кре­се: еди­но­жды: и до от­да­ния Пас­хи. Бы­ва­ет же и про­чее Ли­тур­гии по обы­чаю. Во от­пу­сте же егда ре­чет: Сла­ва Те­бе Хри­сте Бо­же, упо­ва­ние на­ше, сла­ва Те­бе. И мы: Хри­стос вос­кре­се: три­жды. Та­же от­пуст Ли­тур­гии по обычаю.

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

На­чи­на­ем изоб­ра­зи­тель­ная, и по­ем во бла­жен­нах, от ка­но­на празд­ни­ка, песнь 3‑я и 6‑я. Изоб­ра­зи­тель­ны; бла­жен­ны: Из ка­но­на песнь 3‑я и 6‑я на 8.

По вхо­де тро­парь, глас 7:

Запе­ча­та­ну гро­бу, / Жи­вот от гро­ба воз­си­ял еси, Хри­сте Бо­же, / и две­рем за­клю­чен­ным, / уче­ни­ком пред­стал еси, / всех Вос­кре­се­ние, / дух пра­вый те­ми об­нов­ляя нам, / по ве­ли­цей Тво­ей милости.

Тро­парь, глас 7

Хотя гроб был за­пе­ча­тан, / Ты, Жизнь, из гро­ба вос­си­ял, Хри­сте Бо­же; / и, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, / Ты, всех Вос­кре­се­ние, пред­стал уче­ни­кам, / че­рез них Дух Пра­вый об­нов­ляя в нас / по ве­ли­кой Тво­ей милости.

Сла­ва, и ныне: Сла­ва, и ныне:

Кондак, глас 8:

Любо­пыт­ною дес­ни­цею / жиз­но­по­да­тель­ная Твоя реб­ра Фо­ма ис­пы­та, Хри­сте Бо­же, / со­за­клю­чен­ным бо две­рем яко вшел еси, / с про­чи­ми апо­сто­лы во­пи­я­ше Те­бе: / Гос­подь еси и Бог мой.

Кондак, глас 8

Любо­зна­тель­ной ру­кою / жизнь ис­то­ча­ю­щие реб­ра Твои ис­сле­до­вал Фо­ма, Хри­сте Бо­же; / и то­гда, как Ты во­шел при за­пер­тых две­рях, / он с про­чи­ми Апо­сто­ла­ми стал взы­вать Те­бе: / “Ты – Гос­подь и Бог мой!”

Три­свя­тое.

Про­ки­мен Апо­сто­ла, глас 3:

Ве­лий Гос­подь наш, и ве­лия кре­пость Его, / и ра­зу­ма Его несть чис­ла. Стих: Хва­ли­те Гос­по­да яко благ пса­лом: Бо­го­ви на­ше­му да усла­дит­ся хваление.

Про­ки­мен, глас 3

Ве­лик Гос­подь Бог наш, и ве­ли­ка си­ла Его, / и ра­зум Его неис­чис­лим. Стих: Хва­ли­те Гос­по­да, ибо бла­го петь пса­лом, хва­ла Бо­гу на­ше­му да бу­дет сла­дост­на.   Пс 146: 5, 1

Апо­стол в Де­я­ни­их, за­ча­ло 14. [Деян. 5, 12 – 20]:

Де­я­ния свя­тых Апо­сто­лов, за­ча­ло 14

Во дни оны, ру­ка­ми апо­столь­ски­ми бы­ша зна­ме­ния и чу­де­са в лю­дех мно­га: и бя­ху еди­но­душ­но вси в при­тво­ре Со­ло­мо­ни. От про­чих же ник­то­же сме­я­ше при­леп­ля­ти­ся им, но ве­ли­ча­ху их лю­дие. Па­че же при­ла­га­ху­ся ве­ру­ю­щии Гос­по­де­ви, мно­же­ство му­жей же и жен. Яко и на стог­ны из­но­си­ти недуж­ныя и по­ла­га­ти на по­сте­лех и на од­рех, да гря­ду­щу Пет­ру, поне сень его осе­нит неко­е­го от них. Схож­да­ше же ся и мно­же­ство от окрест­ных гра­дов во Иеру­са­лим, при­но­ся­ще недуж­ныя и страж­ду­щия от дух нечи­стых, иже ис­це­ле­ва­х­у­ся вси. Во­став же ар­хи­ерей, и вси иже с ним, су­щая ересь сад­ду­кей­ская, ис­пол­ни­ша­ся за­ви­сти. И воз­ло­жи­ша ру­ки своя на апо­сто­лы, и по­сла­ша их в со­блю­де­ние об­щее. Ан­гел же Гос­по­день но­щию от­вер­зе две­ри тем­ни­цы, из­вед же их, ре­че: Иди­те и став­ше гла­го­ли­те в церк­ви лю­дем вся гла­го­лы жиз­ни сея. В те дни ру­ка­ми Апо­сто­лов со­вер­ша­лись в на­ро­де мно­гие зна­ме­ния и чу­де­са; и все еди­но­душ­но пре­бы­ва­ли в при­тво­ре Со­ло­мо­но­вом. Из по­сто­рон­них же ни­кто не смел при­стать к ним, а на­род про­слав­лял их. Ве­ру­ю­щих же бо­лее и бо­лее при­со­еди­ня­лось к Гос­по­ду, мно­же­ство муж­чин и жен­щин, так что вы­но­си­ли боль­ных на ули­цы и по­ла­га­ли на по­сте­лях и кро­ва­тях, дабы хо­тя тень про­хо­дя­ще­го Пет­ра осе­ни­ла ко­го из них. Схо­ди­лись так­же в Иеру­са­лим мно­гие из окрест­ных го­ро­дов, неся боль­ных и нечи­сты­ми ду­ха­ми одер­жи­мых, ко­то­рые и ис­це­ля­лись все. Пер­во­свя­щен­ник же и с ним все, при­над­ле­жав­шие к ере­си сад­ду­кей­ской, ис­пол­ни­лись за­ви­сти, и на­ло­жи­ли ру­ки свои на Апо­сто­лов, и за­клю­чи­ли их в на­род­ную тем­ни­цу. Но Ан­гел Гос­по­день но­чью от­во­рил две­ри тем­ни­цы и, вы­ве­дя их, ска­зал: иди­те и, став в хра­ме, го­во­ри­те на­ро­ду все сии сло­ва жиз­ни.   Деян 5:12–20

Ал­ли­лу­иа, глас 8:

При­и­ди­те воз­ра­ду­ем­ся Гос­по­де­ви, вос­клик­нем Бо­гу Спа­си­те­лю на­ше­му. Стих: Яко Бог ве­лий Гос­подь, и Царь ве­лий по всей земли.

Ал­ли­лу­иа, глас 8

Стих: При­ди­те, воз­ра­ду­ем­ся о Гос­по­де, вос­клик­нем Бо­гу, Спа­си­те­лю на­ше­му. Стих: По­спе­шим пред ли­цо Его со сла­во­сло­ви­ем и в псал­мах вос­клик­нем Ему.   Пс 94:1, 2

Еван­ге­лие Иоан­на, за­ча­ло 65. [Ин. 20, 19 – 31]:

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 65А

Су­щу поз­де в день той, во еди­ну от суб­бот, и две­рем за­тво­рен­ным, иде­же бя­ху уче­ни­цы Его со­бра­ни, стра­ха ра­ди иудей­ска, при­и­де Иисус и ста по­сре­де, и гла­го­ла им: мир вам. И сие рек, по­ка­за им ру­це и но­зе и реб­ра Своя. Воз­ра­до­ва­ша­ся же уче­ни­цы, ви­дев­ше Гос­по­да. Ре­че же им Иисус па­ки: мир вам. Яко­же посла Мя Отец, и Аз по­сы­лаю вы. И сие рек, ду­ну и гла­го­ла им: при­и­ми­те Дух Свят. Им­же от­пу­сти­те гре­хи, от­пу­стят­ся им: и им­же дер­жи­те, дер­жат­ся. Фо­ма же, един от обо­ю­на­де­ся­те, гла­го­ле­мый Близ­нец, не бе ту с ни­ми, егда при­и­де Иисус. Гла­го­ла­ху же ему дру­зии уче­ни­цы: ви­де­хом Гос­по­да. Он же ре­че им: аще не ви­жу на ру­ку Его яз­вы гвоз­дин­ныя, и вло­жу пер­ста мо­е­го в яз­вы гвоз­дин­ныя, и вло­жу ру­ку мою в реб­ра Его, не иму ве­ры. И по днех ос­мих па­ки бя­ху внутрь уче­ни­цы Его, и Фо­ма с ни­ми. При­и­де Иисус две­рем за­тво­рен­ным, и ста по­сре­де их и ре­че: мир вам. По­том гла­го­ла Фо­ме: при­не­си перст твой се­мо, и виждь ру­це Мои, и при­не­си ру­ку твою, и вло­жи в реб­ра Моя, и не бу­ди неве­рен, но ве­рен. И от­ве­ща Фо­ма и ре­че Ему: Гос­подь мой и Бог мой. Гла­го­ла ему Иисус: яко ви­дев Мя, ве­ро­ва: бла­же­ни не ви­дев­шии и ве­ро­вав­ше. Мно­га же и ина зна­ме­ния со­тво­ри Иисус пред уче­ни­ки Сво­и­ми, яже не суть пи­са­на в кни­гах сих. Сия же пи­са­на бы­ша, да ве­ру­е­те, яко Иисус есть Хри­стос Сын Бо­жий, и да ве­ру­ю­ще жи­во­та има­те во имя Его. В тот пер­вый день неде­ли ве­че­ром, ко­гда две­ри до­ма, где со­би­ра­лись уче­ни­ки Его, бы­ли за­пер­ты из опа­се­ния от Иуде­ев, при­шел Иисус, и стал по­сре­ди, и го­во­рит им: мир вам! Ска­зав это, Он по­ка­зал им ру­ки и но­ги и реб­ра Свои. Уче­ни­ки об­ра­до­ва­лись, уви­дев Гос­по­да. Иисус же ска­зал им вто­рич­но: мир вам! как по­слал Ме­ня Отец, так и Я по­сы­лаю вас. Ска­зав это, ду­нул, и го­во­рит им: при­ми­те Ду­ха Свя­то­го. Ко­му про­сти­те гре­хи, то­му про­стят­ся; на ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся. Фо­ма же, один из две­на­дца­ти, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, не был тут с ни­ми, ко­гда при­хо­дил Иисус. Дру­гие уче­ни­ки ска­за­ли ему: мы ви­де­ли Гос­по­да. Но он ска­зал им: ес­ли не уви­жу на ру­ках Его ран от гвоз­дей, и не вло­жу пер­ста мо­е­го в ра­ны от гвоз­дей, и не вло­жу ру­ки мо­ей в реб­ра Его, не по­ве­рю. По­сле вось­ми дней опять бы­ли в до­ме уче­ни­ки Его, и Фо­ма с ни­ми. При­шел Иисус, ко­гда две­ри бы­ли за­пер­ты, стал по­сре­ди них и ска­зал: мир вам! По­том го­во­рит Фо­ме: по­дай перст твой сю­да и по­смот­ри ру­ки Мои; по­дай ру­ку твою и вло­жи в реб­ра Мои; и не будь неве­ру­ю­щим, но ве­ру­ю­щим. Фо­ма ска­зал Ему в от­вет: Гос­подь мой и Бог мой! Иисус го­во­рит ему: ты по­ве­рил, по­то­му что уви­дел Ме­ня; бла­жен­ны неви­дев­шие и уве­ро­вав­шие. Мно­го со­тво­рил Иисус пред уче­ни­ка­ми Сво­и­ми и дру­гих чу­дес, о ко­то­рых не пи­са­но в кни­ге сей. Это же на­пи­са­но, дабы вы уве­ро­ва­ли, что Иисус есть Хри­стос, Сын Бо­жий, и, ве­руя, име­ли жизнь во имя Его.   Ин 20:19–31

Вме­сто же До­стой­но: поем:

Вме­сто “До­стой­но”

Ан­гел во­пи­я­ше Бла­го­дат­ней: / Чи­стая Де­во, ра­дуй­ся! / И па­ки ре­ку: ра­дуй­ся! / Твой Сын вос­кре­се / трид­не­вен от гро­ба, / и мерт­выя воз­двиг­ну­вый: / лю­дие, веселитеся. Ан­гел воз­гла­шал Бла­го­дат­ной: / “Чи­стая Де­ва, ра­дуй­ся! / И сно­ва ска­жу: Ра­дуй­ся! / Твой Сын вос­крес в тре­тий день из гро­ба, / (и мерт­вых вос­кре­сил”. / Лю­ди, торжествуйте!)
Та­же ир­мос: Све­ти­ся, све­ти­ся, / но­вый Иеру­са­ли­ме: / сла­ва бо Гос­под­ня / на те­бе воз­сия. / Ли­куй ныне / и ве­се­ли­ся, Си­оне. / Ты же, Чи­стая, кра­суй­ся, Бо­го­ро­ди­це, / о во­ста­нии Рож­де­ства Твоего. Ир­мос, глас 1: Све­тись, све­тись, но­вый Иеру­са­лим, / ибо сла­ва Гос­под­ня над то­бою взо­шла! / Ли­куй ныне и кра­суй­ся, Си­он! / Ты же ра­дуй­ся, Чи­стая Бо­го­ро­ди­ца, / о вос­кре­се­нии Рож­ден­но­го Тобой.

При­част­ный:

По­хва­ли Иеру­са­ли­ме Гос­по­да, / хва­ли Бо­га тво­е­го Си­оне. Ал­ли­лу­иа. три­жды.

При­ча­стен

Вос­хва­ляй, Иеру­са­лим, Гос­по­да, хва­ли Бо­га Тво­е­го, Си­он. Ал­ли­лу­иа. (3)   Пс 147:1

На тра­пе­зе бы­ва­ет уте­ше­ние бра­тии ве­лие. И во­став­ше, от тра­пезы, гла­го­лем пре­жде­пи­сан­ная вся в суб­бо­ту Свет­лыя седмицы.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки