Православное Богослужение
Переводы Богослужебных книг

 

Главная \ Церковь \ Богослужения \ Переводы богослужебных книг \ Триодь постная\ Оглавление\ Страстная седмица

Великий ПонедельникВеликий ВторникВеликая СредаВеликий ЧетвергВеликая Пятница • Великая Суббота


 

СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА
ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ СУББОТУ

 

• Утреня • Великая вечерняПолунощница

 

ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ СУББОТУ
НА УТРЕНИ

 

 

ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ СУББОТУ
НА УТРЕНИ

 

клеплет ко Утрени в седмый час нощи. Начинаем Утреню по обычаю. И по шестопсалмии ектения великая.

 

Начало обычное, шестопсалмие и великая ектения.

На Бог Господь: тропарь, глас 2:

 

На Бог Господь: тропари, глас 2

Благообразный Иосиф, / с древа снем Пречистое Тело Твое, / плащаницею чистою обвив, / и вонями во гробе нове покрыв положи.

 

Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив / и помазав благовониями, / в гробнице новой положил.

Слава: Егда снизшел еси к смерти, Животе безсмертный, / тогда ад умертвил еси блистанием Божества. / Егда же и умершия от преисподних воскресил еси, / вся силы небесныя взываху: / Жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе.

 

Слава: Когда сошел Ты к смерти, Жизнь бессмертная, / тогда ад умертвил Ты сиянием Божества. / Когда же Ты и умерших из преисподней воскресил, / все Силы Небесные взывали: / "Податель жизни, Христе Боже наш, слава Тебе!"

И ныне: Мироносицам женам, при гробе представ Ангел вопияше: / мира мертвым суть прилична, / Христос же истления явися чуждь.

 

 

И ныне: Женам-мироносицам / представ у гробницы, Ангел восклицал: / "Миро приличествует мертвым, / Христос же явился тлению неподвластным".

 

И, кадящу священнику весь храм, начинаем пети Непорочны со сладкопением, такожде по коемуждо стисе и похвалы.

 

И начинаем петь Непорочны и похвалы, глас 5, совершая каждение в начале каждой статии.

Статия первая.

 

Статия первая

Возглашает певец, во глас 5: Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

1 Блажени непорочнии в путь, / ходящии в законе Господни.

 

Блаженны непорочные в пути, / ходящие в законе Господнем.

И похвалы, во глас 5:

  

Жизнь во гробе положился еси, Христе, / и Ангельская воинства ужасахуся, снизхождение славяще Твое.

 

Ты – Жизнь, Христе, во гробе был положен / и Ангельские воинства поражались, / прославляя снисхождение Твое.

2 Блажени испытающии свидения Его, / всем сердцем взыщут Его.

 

Блаженны исследующие свидетельства Его, / всем сердцем они взыщут Его.

Животе, како умираеши? / Како и во гробе обитаеши, / смерти же царство разрушаеши, / и от ада мертвыя возставляеши?

 

Жизнь, как Ты умираешь? / И как во гробе обитаешь, / но царство смерти разрушаешь / и из ада мертвых воскрешаешь?

3 Не делающии бо беззакония / в путех Его ходиша.

 

Ибо не делающие беззакония / пошли по путям Его.

Величаем Тя, Иисусе Царю, / и чтем погребение и страдания Твоя, / имиже спасл еси нас от истления.

 

Величаем Тебя, Иисусе-Царь, / и почитаем погребение и страдания Твои, / которыми Ты спас нас от тления.

4 Ты заповедал еси заповеди Твоя / сохранити зело.

 

Ты заповедал заповеди Твои / сохранить твердо.

Меры земли положивый, / в малом обитаеши, Иисусе Всецарю, гробе днесь, / от гробов мертвыя возставляяй.

 

Определивший размеры земли, / Ты сегодня вмещаешься в тесном гробе, / Иисус, Царь над всем, / из гробниц умерших воскрешая.

5 Дабы исправилися путие мои, / сохранити оправдания Твоя.

 

О, если бы направлялись пути мои / к сохранению повелений Твоих.

Иисусе Христе мой, Царю всех, / что ища к сущим во аде пришел еси? / Или род отрешити человеческий?

 

Иисусе Христе мой, Царь всего, / что ища сошел Ты к находящимся во аде? / Не затем ли, чтобы освободить человеческий род?

6 Тогда не постыжуся, / внегда призрети ми на вся заповеди Твоя.

 

Тогда я не постыдился бы, / взирая на все заповеди Твои.

Владыка всех зрится мертв, / и во гробе новем полагается, / истощивый гробы мертвых.

 

Владыка всех видится мертвым / и в новом гробе полагается / Опустошивший гробницы мертвых.

7 Исповемся Тебе в правости сердца, / внегда научити ми ся судьбам правды Твоея.

 

Я прославлю Тебя в правоте сердца, / когда научусь судам правды Твоей.

Животе, во гробе положился еси, Христе, / и смертию Твоею смерть погубил еси, / и источил еси мирови жизнь.

 

Ты – Жизнь, Христе, во гробе был положен, / и смерть погубил смертью Своею / и источил миру жизнь.

8 Оправдания Твоя сохраню, / не остави мене до зела.

 

Повеления Твои сохраню; / не оставь меня до конца.

Со злодеи яко злодей, Христе, вменился еси, / оправдая нас всех от злодейства древняго запинателя.

 

Как злодей Ты к злодеям был причислен, Христе, / оправдывая всех нас / от злодеяния древнего запинателя.

9 В чесом исправит юнейший путь свой? / Внегда сохранити словеса Твоя.

 

В чем исправит юноша путь свой? / В сохранении слов Твоих.

Красный добротою паче всех человек, / яко беззрачен мертв является, / естество украсивый всех.

 

Совершенный красотою среди всех людей, / как мертвец, не имеющий вида являешься, / Ты, украсивший природу всего.

10 Всем сердцем моим взысках Тебе, / не отрини мене от заповедей Твоих.

 

Всем сердцем моим я взыскал Тебя, / не отринь меня от заповедей Твоих.

Ад како стерпит, Спасе, пришествие Твое, / а не паче болезнует омрачаемь, / блистания света Твоего зарею ослеплен?

 

Как вынесет ад Твое пришествие, Спаситель, / и не скорее ли он сокрушится, омрачаемый, / ослепленный сиянием блеска Твоего света?

11 В сердце моем скрых словеса Твоя, / яко да не согрешу Тебе.

 

В сердце моём я скрыл изречения Твои, / чтобы не согрешить пред Тобою.

Иисусе, сладкий мой, и спасительный Свете, / во гробе како темнем скрылся еси? / О несказаннаго и неизреченнаго терпения!

 

Иисус, сладкий мой и спасительный свет, / как Ты во мрачном гробе скрылся? / О, невыразимое и несказанное терпение!

12 Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи; / научи меня повелениям Твоим.

Недоумевает и естество умное, и множество безплотное, Христе, / таинства несказаннаго и неизреченнаго Твоего погребения.

 

Недоумевает невещественное естество, Христе, / и множество бесплотных о таинстве / неизъяснимого и несказанного Твоего погребения.

13 Устнама моима возвестих / вся судьбы уст Твоих.

 

Устами моими я возвестил / все суды уст Твоих.

О чудес странных! / О вещей новых! / Дыхания моего Податель бездыханен носится, / погребаемь рукама Иосифовыма.

 

О, необычайные чудеса! О, дела небывалые! / Дарующий мне дыхание бездыханным относится, / погребаемый руками Иосифа.

14 На пути свидений Твоих насладихся, / яко о всяком богатстве.

 

На пути свидетельств Твоих я насладился, как во всяком богатстве.

И во гроб зашел еси, / и недр, Христе, Отеческих никакоже отлучился еси: / сие странное и преславное купно.

 

Хотя и во гроб зашел, Ты Христе, / но никак не отлучился от Отеческих недр, / – это вместе необычайно и дивно.

15 В заповедех Твоих поглумлюся, / и уразумею пути Твоя.

 

О заповедях Твоих буду рассуждать, / и уразумею пути Твои.

Истинный небесе и земли Царь, / аще и во гробе малейшем заключился еси, / познался еси всей твари, Иисусе.

 

Истинный Царь и неба и земли, / хотя и в теснейшем гробе Ты был затворен, / но все творение узнало Тебя, Иисусе.

16 Во оправданиих Твоих поучуся, / не забуду словес Твоих.

 

В повеления Твои буду вникать, / не забуду слов Твоих.

Тебе положену во гробе, Создателю Христе, / адская подвизашася основания, / и гроби отверзошася человеков.

 

Когда был Ты положен во гробе, Создатель-Христос, / поколебались основания ада / и открылись гробницы смертных.

17 Воздаждь рабу Твоему, живи мя, / и сохраню словеса Твоя.

 

Воздай рабу Твоему, оживи меня, / и сохраню я слова Твои.

Землю содержай длаиию, / умерщвлен плотию, под землею ныне содержится, / мертвыя избавляя адова содержания.

 

Держащий землю в руке, умерщвленный по плоти / под землею ныне удерживается, / от тесноты ада избавляя мертвых.

18 Открый очи мои, / и уразумею чудеса от закона Твоего.

 

Открой очи мои, / и уразумею чудеса из закона Твоего.

Из истления возшел еси, Животе Спасе мой, / тебе умершу, и к мертвым пришедшу, / и сломившу адовы вереи.

 

Из тления взошел Ты, жизнь моя, Спаситель, / когда умер и к мертвым пришел, / и сокрушил засовы ада.

19 Пришлец аз семь на земли, / не скрый от мене заповеди Твоя.

 

Поселенец я на земле: не скрой от меня заповедей Твоих.

Якоже света светильник, / ныне плоть Божия, под землю яко под спуд крыется, / и отгоняет сущую во аде тьму.

 

Как светильник светлый / ныне плоть Бога под землей, как под сосудом скрывается, / и гонит пребывавшую во аде тьму.

20 Возлюби, душа моя, / возжелати судьбы Твоя на всякое время.

 

Возжаждала душа моя, / желая судов Твоих во всякое время.

Умных стекается воинств множество со Иосифом и Никодимом, / погребсти Тя, Невместимаго во гробе мале.

 

Стекается невещественных воинств множество, / чтобы с Иосифом и Никодимом / похоронить Тебя, Невместимого, в тесном гробе.

21 Запретил еси гордым, / прокляти уклоняющиися от заповедей Твоих.

 

Ты укротил гордых; / прокляты уклоняющиеся от заповедей Твоих.

Умерщвлен волею, и положен под землею, / жизноточне Иисусе мой, / оживил еси умерщвлена мя преступлением горьким.

 

Добровольно умерщвленный и положенный под землею, / Ты, Иисусе мой, Источник жизни, / оживил меня, умерщвленного преступлением горьким.

22 Отыми от мене понос и уничижение, / яко свидений Твоих взысках.

 

Сними с меня поношение и презрение, / ибо свидетельств Твоих я взыскал.

Изменяшеся вся тварь страстию Твоею, / вся бо Тебе, Слове, сострадаху, / Содержителя Тя ведуща всех.

 

Изменялось все творение от Твоих страданий, / ибо всё Тебе, Слово, сострадало, / зная Тебя, Удерживающего все.

23 Ибо седоша князи, и на мя клеветаху: / раб же Твой глумляшеся во оправданиих Твоих.

 

Ибо вот, сели князья и на меня клеветали, / раб же Твой рассуждал о повелениях Твоих.

Живота камень во чреве прием, / ад всеядец, изблева, / от века яже поглоти мертвыя.

 

Приняв во чрево Камень Жизни, / всепожирающий ад извергнул мертвых, / которых поглотил от века.

24 Ибо свидения Твоя поучение мое есть, / и совети мои оправдания Твоя.

 

Ибо и свидетельства Твои – занятие моё, / и советники мои – повеления Твои.

Во гробе нове положился еси, Христе, / и естество человеческое обновил еси, / воскрес боголепно из мертвых.

 

В гробнице новой Ты положен, Христе, / и обновил природу смертных, / воскреснув, как подобает Богу, из мертвых.

25 Прильпе земли душа моя, / живи мя по словеси Твоему.

 

Приникла к земле душа моя; / оживи меня по слову Твоему.

На землю сшел еси, да спасеши Адама, / и на земли не обрет сего, Владыко, / даже до ада снизшел еси ищяй.

 

На землю Ты сошел, чтобы спасти Адама, / и на земле не найдя его, Владыка, / до самого ада сошел, его ища.

26 Пути моя возвестих, и услышал мя еси, / научи мя оправданием Твоим.

 

Пути мои я возвестил, и Ты услышал меня; / научи меня повелениям Твоим.

Сотрясеся страхом, Слове, вся земля, / и денница лучи скры, / величайшему в землисокровенному Твоему Свету.

 

Приходит в смятение от страха вся земля, Слово, / и звезда утренняя лучи сокрыла, / когда Ты, Величайший Свет, землею был сокрыт.

27 Путь оправданий Твоих вразуми ми, / и поглумлюся в чудесех Твоих.

 

Дай мне понять путь повелений Твоих, / и буду рассуждать о чудесах Твоих.

Яко человек убо умираеши волею, Спасе, / яко Бог же смертныя возставил еси от гробов, / и глубины греховныя.

 

Как смертный, Ты Спаситель, добровольно умираешь, / но как Бог воскресил умерших / из гробниц и глубины грехов.

28 Воздрема душа моя от уныния, / утверди мя в словесех Твоих.

 

Задремала душа моя от нерадения: / укрепи меня в словах Твоих.

Слезоточная рыдания, на Тебе Чистая / матерски, о Иисусе, накрапляющи вопияше: / како погребу Тя, Сыне?

 

Слезные сетования над Тобою, Иисусе, / матерински проливая, взывала Чистая: / "Как погребу Тебя, Сын?"

29 Путь неправды отстави от мене, / и законом Твоим помилуй мя.

 

Путь неправды удали от меня, / и законом Твоим помилуй меня.

Якоже пшеничное зерно, / зашед в недра земная, / многоперстный воздал еси клас, / возставив человеки, яже от Адама.

 

Как пшеничное зерно, погрузившееся в недра земли, / Ты принес плодородный колос, / воскресив смертных, происшедших от Адама.

30 Путь истины изволих, / и судьбы Твоя не забых.

 

Путь истины я избрал, / и судов Твоих не забыл.

Под землею скрылся еси, яко солнце ныне, / и нощию смертною покровен был еси, / но возсияй светлейше Спасе.

 

Под землю Ты ныне был скрыт, как солнце, / и ночью смерти был объят, / но воссияй еще светлее, Спаситель!

31 Прилепихся свидением Твоим, Господи, / не посрами мене.

 

Я прилепился к свидетельствам Твоим; / Господи, не постыди меня.

Якоже солнечный круг луна, Спасе, сокрывает, / и Тебе ныне гроб скры, / скончавшагося смертию плотски.

 

Как солнечный круг луна закрывает, / так и Тебя, Спаситель, гроб ныне сокрыл, / затмившегося смертью по плоти.

32 Путь заповедей Твоих текох, / егда разширил еси сердце мое.

 

Путь заповедей Твоих я пробежал, / когда Ты расширил сердце моё.

Живот смерти вкусивый Христос, / от смерти смертныя свободи, / и всем ныне дарует живот.

 

Жизнь, вкусившая смерти, Христос, / от смерти людей освободил, / и всем ныне дарует жизнь.

33 Законоположи мне, Господи, путь оправданий Твоих, / и взыщу и выну.

 

Положи мне, Господи, законом путь повелений Твоих, / и буду искать его постоянно.

Умерщвлена древле Адама завистно, / возводиши к животу умерщвлением Твоим, / Новый, Спасе, во плоти явлейся Адам.

 

В древности умерщвленного из зависти Адама / Ты возводишь к жизни умерщвлением Твоим, / явившись, Спаситель, во плоти как новый Адам.

34 Вразуми мя, и испытаю закон Твой, / и сохраню и всем сердцем моим.

 

Вразуми меня, и исследую закон Твой, / и сохраню его всем сердцем моим.

Умнии Тя чини, простерта мертва зряще нас ради, / ужасахуся, покрываеми крилы, Спасе.

 

Видя Тебя, Спаситель, распростертым, мертвым ради нас, / невещественные полки поражались, / закрываясь крылами.

35 Настави мя на стезю заповедей Твоих, / яко тую восхотех.

 

Направь меня на стезю заповедей Твоих, / ибо я её возжелал.

Снем Тя, Слове, от древа мертва, / во гробе Иосиф ныне положи, / но востани, спасаяй вся, яко Бог.

 

Сняв Тебя, Слово, мертвым с Древа, / Иосиф ныне положил во гроб, / но восстань, спасая всех, как Бог.

36 Приклони сердце мое во свидения Твоя, / а не в лихоимство.

 

Склони сердце моё к свидетельствам Твоим, / а не к любостяжанию.

Ангельская, Спасе, радость быв, / ныне и печали сим был еси виновен, / видимь плотию бездыханен мертв.

 

Спаситель, ставший радостью для Ангелов, / ныне сделался и причиной их печали, / видимый по плоти бездыханным мертвецом.

37 Отврати очи мои, еже не видети суеты, / в пути Твоем живи мя.

 

Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты; / на пути Твоем оживи меня.

Вознеслся еси на древе, / и живущия человеки совозносиши: / под землею же быв, / лежащия под нею воскрешаеши.

 

Вознесенный на Древо, Ты и живущих людей с Собой возносишь, / а оказавшись под землею, / под нею лежащих воскрешаешь.

38 Постави рабу Твоему / слово Твое в страх Твой.

 

Поставь рабу Твоему / слово Твоё в страх Твой.

Якоже лев, Спасе, уснув плотию, / яко некий скимен мертв возстаеши, / отложив старость плотскую.

 

Как лев уснув по плоти, Спаситель, / Ты как некий львенок, мертвый воскресаешь, / сбросив плотскую старость.

39 Отыми поношение мое, еже непщевах, / яко судьбы Твоя благи.

 

Удали поношение моё, которого я боюсь, / ибо суды Твои благи.

В ребра прободен был еси, / ребро вземый Адамле, / от негоже Еву создал еси, / и источил еси токи чистительныя.

 

Ты, взявший ребро Адама, из которого Еву создал, / был в ребра пронзен / и источил очищающие потоки.

40 Се возжелах заповеди Твоя, / в правде Твоей живи мя.

 

Вот, я возжелал заповедей Твоих, / в правде Твоей оживи меня.

Тайно убо древле жрется агнец: / Ты же яве жрен быв, Незлобиве, / всю тварь очистил еси, Спасе.

 

В древности агнец тайно приносится в жертву, / Ты же, беззлобный, принесенный в жертву открыто, / все творение очистил, Спаситель.

41 И да приидет на мя милость твоя, Господи, / спасение Твое по словеси Твоему.

 

И да придет на меня милость Твоя, Господи, / спасение Твоё, по слову Твоему.

Кто изречет образ страшный воистинну новый? / Владычествуяй бо тварию, / днесь страсть приемлет, и умирает нас ради.

 

Кто изъяснит явление страшное, поистине небывалое, / ибо Владычествующий над творением в сей день / принимает страдание и умирает ради нас.

42 И отвещаю поношающим ми слово, / яко уповах на словеса Твоя.

 

И я отвечу поносящим меня слово, / ибо уповаю на слова Твои.

Живота Сокровище, како зрится мертв? / Ужасающеся Ангели взываху: / како же во гробе заключается Бог?

 

"Как Жизни Податель созерцается мертвым?" / – поражаясь, восклицали Ангелы, – / "И как во гробе заключается Бог?"

43 И не отыми от уст моих словесе истинна до зела, / яко на судьбы Твоя уповах.

 

И не отними от уст моих слова истины до конца, / ибо на суды Твои я уповал.

Копием прободеннаго, Спасе, из ребра Твоего, / живот животом из живота спасшаго мя искапаеши, / и живиши мя с ним.

 

Из ребра Твоего, Спаситель, копьем пронзенного, / Ты, Жизнь, меня некогда из жизни изгнавшая, / жизнь проливаешь и оживляешь ею меня.

44 И сохраню закон Твой выну / в век, и в век века.

 

И буду хранить закон Твой всегда, / вовек и во век века.

Распростерт на древе, собрал еси человеки: / в ребра же прободен, / животочное всем оставление источаеши, Иисусе.

 

Распростертый на Древе, Ты собрал к Себе смертных, / и пронзенный в ребра, изливаешь всем / источающее жизнь прощение, Иисусе.

45 И хождах в широте, / яко заповеди Твоя взысках.

 

И ходил я на просторе, / ибо заповедей Твоих взыскал.

Благообразный Спасе образует страшно, / и погребает Тя яко мертва благообразно, / и ужасается Твоего образа страшнаго.

 

Благородный Иосиф выражает страх, / и благолепно погребает Тебя, Спаситель, как мертвеца, / и ужасается Твоего повергающего в трепет облика.

46 И глаголах о свидениих Твоих пред цари, / и не стыдяхся.

 

И говорил о свидетельствах Твоих пред царями / и не стыдился.

Под землею хотением низшед яко мертв, / возводиши от земли к небесным, оттуду падшия, Иисусе.

 

Добровольно под землю сойдя, как смертный, / Ты возводишь от земли к небесному / оттуда падших, Иисусе.

47 И поучахся в заповедех Твоих, / яже возлюбих зело.

 

И упражнялся в заповедях Твоих, / которые возлюбил крепко.

Аще и мертв виден был еси, но живый яко Бог, / возводиши от земли к небесным, оттуду падшия, Иисусе.

 

Хотя и был Ты видим мертвым, но живым пребывая как Бог, / Ты возводишь от земли к небесному / оттуда падших, Иисусе.

48 И воздвигох руце мои / к заповедем Твоим, яже возлюбих.

 

И поднял руки мои к заповедям Твоим, / которые возлюбил.

Аще и мертв виден был еси, но жив яко Бог, / умерщвленыя человеки оживил еси, / моего умертвив умертвителя.

 

Хотя и был Ты видим мертвым, но живым пребывая как Бог, / умерщвленных смертных вновь оживил, / умертвив меня умертвившего.

48 И глумляхся / во оправданиих Твоих.

 

И рассуждал / о повелениях Твоих.

О радости оныя! / О многия сладости! / Ихже во аде наполнил еси, / во днах мрачных Свет возсияв.

 

О, эта радость! О, великое наслаждение! / Те, которыми исполнил Ты находившихся во аде, / излучив в глубинах мрачных свет!

49 Помяни словеса Твоя рабу Твоему, / ихже упование дал ми еси.

 

Вспомни слово Твоё к рабу Твоему, / которым Ты вселил надежду в меня.

Покланяюся страсти, / воспеваю погребение, / величаю Твою державу, Человеколюбче, / имиже свободихся страстей тлетворных.

 

Поклоняюсь страданию, воспеваю погребение, / величаю Твое могущество, Человеколюбец, / которыми мы освобождены от губительных страстей.

50 То мя утеши во смирении моем, / яко слово Твое живи мя.

 

Это утешило меня в унижении моём, / что слово Твоё оживило меня.

На Тя меч обнажися, Христе, / и меч крепкаго убо притупляется, / меч же обращается едемский.

 

Против Тебя, Христе, меч блистал, / и вот, – меч сильного притупляется, / и вспять обращается меч Эдемский.

51 Гордии законопреступоваху до зела, / от закона же Твоего не уклонихся.

 

Высокомерные до крайности преступали закон, / но я от закона Твоего не уклонился.

Агница Агнца зрящи в заколении, / острием прободаема рыдаше, / сподвигши и стадо вопити.

 

Агница, видя Агнца во время заклания, / поражаемая стрелами, восклицала, / побуждая взывать и стадо.

52 Помянух судьбы Твоя от века, Господи, / и утешихся.

 

Вспомнил суды Твои от века, Господи, / и утешился.

Аще и во гробе погребаешися, / аще и во ад идеши, / но и гробы истощил еси, / и ад обнажил еси, Христе.

 

Хотя бы Ты и был в могиле погребен, / хотя бы и сошел во ад, Спаситель, / но и могилы Ты опустошил и ад обнажил, Христе.

53 Печаль прият мя от грешник, / оставляющих закон Твой.

 

Печаль объяла меня от грешников, / оставляющих закон Твой.

Волею снизшел еси, Спасе, под землю, / умерщвленыя человеки оживил еси, / и возвел еси во славе Отчей.

 

Добровольно сойдя под землю, Спаситель, / Ты умерщвленных смертных оживил / и возвел во славу Отца.

54 Пета бяху мне оправдания Твоя / на месте пришельствия моего.

 

Как песни были мне повеления Твои / на месте странствия моего.

Троицы Един во плоти, / нас ради поносную претерпе смерть, / ужасается же солнце, и трепещет земля.

 

Один из Троицы во плоти / ради нас позорную смерть претерпел: / содрогается солнце и трясется земля.

55 Помянух в нощи имя Твое, Господи, / и сохраних закон Твой.

 

Вспомнил я ночью имя Твоё, Господи, / и сохранил закон Твой.

Яко от источника горькаго, / Иудова колена исчадия в рове положиша, / Питателя маннодавца Иисуса.

 

Как происшедшие из источника горького, / отпрыски колена Иудина во рве положили / Питателя и Подателя манны Иисуса.

56 Сей бысть мне, / яко оправданий Твоих взысках.

 

Это случилось со мной, / ибо повелений Твоих я взыскал.

Судия яко судимь пред Пилатом судиею, / и предста, и смертию неправедною осужден бысть, древом крестным.

 

Судия, как судимый пред судьею Пилатом / и предстал, и неправедно был осужден / на смерть чрез Древо Крестное.

57 Часть моя еси, Господи, / рех сохранити закон Твой.

 

Удел мой, Господи, сказал я, – / сохранить закон Твой.

Гордый Израилю, / убийственнии людие, / что пострадавше, Варавву свободисте, / и Спаса предасте кресту?

 

Кичливый Израиль, запятнанный убийством народ, / что случилось с тобою, что Варавве дал ты свободу, / а Спасителя предал Кресту?

58 Помолихся Лицу Твоему всем сердцем моим, / помилуй мя по словеси Твоему.

 

Помолился я пред лицом Твоим всем сердцем моим; / помилуй меня по слову Твоему.

Рукою Твоею создавый Адама от земли, / того ради естеством был еси Человек, / и распялся еси волею Твоею.

 

Создавший Адама Своею рукой из земли, / ради него по природе стал человеком / и был распят по воле Своей.

59 Помыслих пути Твоя, / и возвратих нозе мои во свидения Твоя.

 

Обдумал я пути Твои / и обратил ноги мои ко свидетельствам Твоим.

Послушав, Слове, Отца Твоего, / даже до ада лютаго сошел еси, / и воскресил еси род человеческий.

 

Послушный, Слово, Отцу Своему, / Ты сошел вплоть до страшного ада / и воскресил человеческий род.

60 Уготовихся и не смутихся, / сохранити заповеди Твоя.

 

Я приготовился и не смутился, / чтобы сохранить заповеди Твои.

Увы Мне, Свете мира! / Увы Мне, свете Мой, / Иисусе Мой возжеленный! / Вопияше Дева, рыдающи горько.

 

"Увы Мне, Свет мира! Увы Мне, Мой Свет, / Иисусе Мой вожделеннейший!" – / в скорбной песне горестно Дева взывала.

61 Ужа грешник обязашеся мне, / и закона Твоего не забых.

 

Верви грешников обвили меня, – / и закона Твоего я не забыл.

Завистливии, убийственнии и гордии людие, / поне плащаницы и сударя самаго стыдятся, воскресшу Христу.

 

Завистливый, жаждущий убийства и преступный народ, / хотя бы пеленами и самым платом ты устыдился / по воскресении Христа.

62 Полунощи востах исповедатися Тебе / о судьбах правды Твоея.

 

В полночь я вставал прославлять Тебя за праведные суды Твои.

Прииди убо, скверный убийце учениче, / и нрав злобы твоея покажи ми, / имже был еси предатель Христов.

 

Приди же, мерзкий ученик-убийца, / и ход злодеяния твоего разъясни мне, / отчего ты стал предателем Христа.

63 Причастник аз есмь всем боящимся Тебе, / и хранящим заповеди Твоя.

 

Общник я всем боящимся Тебя / и хранящим заповеди Твои.

Яко человеколюбив некто притворяешися буе, и слепе, / всегубительнейший, неверный, Миро продавый на цене.

 

Как бы некий человеколюбец лицемеришь ты, глупец, / и слепец, всегубительнейший, непримиримый, / мvро продавший за деньги.

64 Милости Твоея Господи, исполнь земля, / оправданием Твоим научи мя.

 

Милости Твоей, Господи, полна земля: / повелениям Твоим научи меня.

Небеснаго Мира кую имел еси цену Многоценнаго; / кое приял еси противодостойное; / неистовство обрел еси, проклятейший сатано.

 

За небесное Мvро какую ты цену получил? / За бесценное что равноценное принял? / Бешенство снискал ты, проклятый сатана.

65 Благость сотворил еси с рабом Твоим, Господи, / по словеси Твоему.

 

Благостно поступил Ты с рабом Твоим, / Господи, по слову Твоему.

Аще нищелюбец еси, / и о мире печалуеши истощаемом во очищение души, / како за злате продаеши Светозарна?

 

Если ты нищелюбец и о мvре жалеешь, / изливаемом в умилостивление о душе, / то как продаешь за золото Светозарного?

66 Благости и наказанию, и разуму научи мя, / яко заповедем Твоим веровах.

 

Доброте, и благонравию, и знанию научи меня, / ибо заповедям Твоим я поверил.

О Божий Слове! / О радосте Моя! / Како претерплю тридневное Твое погребение? / Ныне терзаюся утробою матерски.

 

О, Боже и Слово! О, Радость Моя, / как перенесу трехдневное Твое погребение? / Ныне терзаюсь Я материнским сердцем!

67 Прежде даже не смирити ми ся, аз прегреших, / сего ради слово Твое сохраних.

 

Прежде чем смирился, я погрешил, / потому слово Твое сохранил.

Кто даст Ми воду и слез источники, / Богоневестная Дева взываше, / да восплачу сладкаго Ми Иисуса?

 

"Кто даст Мне воду и источники слез", – / восклицала Богоневестная Дева, – / чтобы оплакать Сладкого Моего Иисуса?"

68 Благ еси Ты, Господи, / и благостию Твоею научи мя оправданием Твоим.

 

Благ Ты, Господи, и в благости Твоей / научи меня повелениям Твоим.

О горы и холми, и человеков множества! / Восплачитеся, и вся рыдайте со Мною, / Бога вашего Материю!

 

О, холмы, и долины, и множество людей! / Все восплачьте и сетуйте со Мною, / Матерью Бога вашего!

69 Умножися на мя неправда гордых, / аз же всем сердцем моим испытаю заповеди Твоя.

 

Умножилась против меня неправда гордых, / я же буду всем сердцем моим исследовать заповеди Твои.

Когда вижду Тя, Спасе, безлетнаго Света, / радость и сладость сердца Моего? / Дева горько вопияше.

 

"Когда увижу Тебя, Спаситель, Вечный Свет, / радость и наслаждение сердца Моего?" – / горестно взывала Дева.

70 Усырися яко млеко сердце их, / аз же закону Твоему поучихся.

 

Сгустилось, как молоко, сердце их, / я же в Твой закон углубился.

Аще и яко камень Спасе, краесекомый, / Ты приял еси сечение, / но источил еси живую струю, / яко Источник сый жизни.

 

Хотя и принял рассечение Ты, Спаситель, как обрывистая скала, / но источил живой поток, / будучи источником жизни.

71 Благо мне, яко смирил мя еси, / яко да научуся оправданием Твоим.

 

Благо мне, что ты смирил меня, чтобы мне изучить повеления Твои.

Яко от источника единаго сугубою рекою / ребром Твоим изливающим напаяющеся, / безсмертную приобретаем жизнь.

 

Как орошаемые двойною рекой, / из одного родника – ребр Твоих истекающей, / мы получаем плод – бессмертную жизнь.

72 Благ мне закон уст Твоих, / паче тысящ злата и сребра.

 

Благ для меня закон уст Твоих / больше тысяч золота и серебра.

Волею явился еси Слове, во гробе мертв, но живеши, / и человеки, якоже предрекл еси, / воскресением Твоим, Спасе мой, воздвизаеши.

 

Добровольно явился Ты, Слово, мертвым во гробе, / но Ты живешь, и смертных, как предсказал, / пробудишь, Спаситель мой, Своим воскресением.

Слава: Воспеваем Слове, Тебе всех Бога, / со Отцем и Святым Твоим Духом, / и славим Божественное Твое погребение.

 

Слава, Троичен: Воспеваем Тебя, Слово, Бога всех, / со Отцом и Святым Твоим Духом / и славим Твое Божественное погребение.

И ныне, Богородичен: Блажим Тя, Богородице Чистая, / и почитаем тридневное погребение / Сына Твоего и Бога нашего верно.

 

И ныне, Богородичен: Превозносим Тебя, Богородица чистая, / и с верою чтим погребение трехдневное / Сына Твоего и Бога нашего.

И паки первый припев оба лика вкупе: Жизнь во гробе положился еси, Христе, / и Ангельская воинства ужасахуся, снизхождение славяще Твое.

 

И оба хора поют вместе поют первый припев: Ты – Жизнь, Христе, во гробе был положен / и Ангельские воинства поражались, / прославляя снисхождение Твое.

Таже ектения малая. И возглас на первую статию: Яко благословися Твое Имя, и прославися Твое Царство, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков.

 

 

Затем ектения малая, молитва 3 и возглас: Ибо благословенно Твоё имя и прославлено Твоё Царство, Отца, и Сына, и Святого Духа ныне, и всегда, и во веки веков.

 

И, покадив, начинает вторую статию.

 

И после каждения начинает вторую статию.

Статия вторая.

 

Статия вторая

Начинает левый лик благочинно тропарь, во глас 5:

  

Достойно есть / величати Тя Жизнодавца, / на Кресте руце простершаго, / и сокрушшаго державу вражию.

 

Достойно есть прославлять Тебя, жизни Подателя, / на Кресте руки простершего / и могущество врага сокрушившего.

73 Руце Твои сотвористе мя, и создасте мя; / вразуми мя, и научуся заповедем Твоим.

 

Руки Твои сотворили меня и создали меня; / вразуми меня, и научусь заповедям Твоим.

Достойно есть / величати Тя, всех Зиждителя: / Твоими бо страданьми имамы безстрастие, / избавльшеся от тления.

 

Достойно есть прославлять Тебя, Творца всего, / ибо через Твои страдания мы обладаем бесстрастием, / избавленные от тления.

74 Боящиися Тебе узрят мя и возвеселятся, / яко на словеса Твоя уповах.

 

Боящиеся Тебя увидят меня и возвеселятся, / ибо на слова Твои я уповал.

Ужасеся земля, / и солнце Спасе скрыся, / Тебе Невечернему Свету Христе, / зашедшу во гробе плотски.

 

Содрогнулась земля и солнце скрылось, Спаситель, / когда Ты, Христе, Немеркнущий Свет, / зашел во гробе по плоти.

75 Разумех, Господи, яко правда судьбы Твоя, / и воистинну смирил мя еси.

 

Я познал, Господи, что правда – суды Твои, / и по истине Ты смирил меня.

Уснул еси, Христе, / естественноживотным сном во гробе, / и от тяжкаго сна греховнаго / воздвигл еси род человеческий.

 

Ты, Христе, уснул животворным сном во гробе / и от тяжкого сна греха / пробудил человеческий род.

76 Буди же милость Твоя, да утешит мя, / по словеси Твоему рабу Твоему.

 

Да будет же милость Твоя утешением мне, / по слову Твоему к рабу Твоему.

Едина жен, кроме болезней родих Тя Чадо, / болезни же ныне терплю Страстию Твоею нестерпимыя, / глаголаше Чистая.

 

"Я единственная из женщин родила Тебя без мучений, Дитя, / ныне же при страдании Твоем / переношу нестерпимые муки", – говорила Пречистая.

77 Да приидут мне щедроты Твоя, и жив буду, / яко закон Твой поучение мое есть.

 

Да придет ко мне сострадание Твоё, и буду жить, / ибо закон Твой – занятие моё.

Горе Тя Спасе, неразлучно со Отцем суща, / доле же мертва простерта на земли, / ужасаются зряще Серафими.

 

Созерцая Тебя, Спаситель, в высоте неразлучно с Отцом пребывающим, / а внизу мертвецом, на земле распростертым, / ужасаются Серафимы.

78 Да постыдятся гордии, яко неправедно беззаконноваша на мя, / аз же поглумлюся в заповедех Твоих.

 

Да постыдятся гордые, ибо неправедно сотворили беззаконие против меня, / я же буду рассуждать о заповедях Твоих.

Раздирается церковная завеса Твоим распятием, / покрывают светила Слове свет, / Тебе, скрывшуся Солнцу под землю.

 

Раздирается завеса храма при распятии Твоем, Слово, / светила же скрывают свой свет, / когда Ты, Солнце, был сокрыт под землею.

79 Да обратят мя боящиися Тебе, / и ведящии свидения Твоя.

 

Да обратятся ко мне боящиеся Тебя / и знающие свидетельства Твои.

Земли изначала единем манием водрузивый круг, / бездыханен, яко человек зайде под землю: / ужаснися видением небо.

 

Одним мановением в начале круг земной утвердивший, / как человек зашел бездыханным под землю. / Содрогнись же от этого зрелища, небо!

80 Буди сердце мое непорочно во оправданиих Твоих, / яко да не постыжуся.

 

Да будет сердце моё непорочно в повелениях Твоих, / чтобы мне не постыдиться.

Зашел еси под землю, рукою Твоею создавый человека, / да воздвигнеши от падения соборы человеческия всесильною державою.

 

Ты зашел под землю, человека Своею рукою Создавший, / чтобы восстановить от падения множества смертных / всесильною мощью.

81 Исчезает во спасение Твое душа моя, / на словеса Твоя уповах.

 

Изнемогает о спасении Твоем душа моя, / и на слова Твои я уповал.

Плач священный приидите воспоим Христу умершему, / яко древле жены мироносицы, / да и радуйся услышим с ними.

 

Придите, плач священный воспоем Христу умершему, / как в древности жены-мироносицы, / чтобы и "Радуйтесь!" нам услышать с ними.

82 Исчезоша очи мои в слово Твое, глаголюще: / когда утешиши мя?

 

Изнемогли очи мои о слове Твоем; я говорю: / "Когда Ты утешишь меня?"

Миро воистинну еси Ты, Слове неистощимое: / темже Ти и мира приношаху, / яко мертву Живому, жены мироносицы.

 

Ты, Слово, – поистине неиссякаемое мvро, / потому и приносили Тебе мvро жены мироносицы, / – живому, как мертвецу.

83 Зане бых яко мех на слане, / оправданий Твоих не забых.

 

Ибо стал я, как мех на морозе, повелений Твоих не забыл.

Адова убо погребен царствия, Христе, сокрушаеши, / смертию же смерть умерщвляеши, / и тления свобождаеши земнородныя.

 

Погребенный, царство ада Ты, Христе, сокрушаешь; / смертью же смерть умерщвляешь / и избавляешь от тления рожденных на земле.

84 Колико есть дней раба Твоего? / Когда сотвориши ми от гонящих мя суд?

 

Сколько дней раба Твоего? / Когда сотворишь мне суд против гонящих меня?

Токи жизни проливающая Божия Премудрость, / во гроб заходящи, животворит / сущия в незаходимых адовых местех.

 

Потоки жизни изливающая Божия Премудрость, / сойдя во гроб, оживотворяет / пребывающих в недоступных глубинах ада.

85 Поведаша мне законопреступницы глумления, / но не яко закон Твой, Господи.

 

Поведали мне законопреступники рассуждения, / но не как закон Твой, Господи.

Да человеческое обновлю сокрушенное естество, / уязвлен есмь смертию хотя плотию: / Мати Моя, не терзайся рыданьми.

 

Чтобы обновить сокрушенную природу смертных, / Я по воле Своей уязвлен смертью по плоти. / Матерь Моя, не терзайся рыданиями.

86 Вся заповеди Твоя истина, / неправедно погнаша мя, помози ми.

 

Все заповеди Твои – истина; / стали гнать меня неправедно, помоги мне.

Зашел еси под землю, Светоносец правды, / и мертвыя якоже от сна воздвигл еси, / отгнав всякую тьму сущую во аде.

 

Зашел Ты под землю, Утренняя Звезда правды, / и мертвых, как от сна пробудил, / изгнав всю бывшую во аде тьму.

87 Вмале не скончаша мене на земли: / аз же не оставих заповедей Твоих.

 

Едва не погубили меня на земле, / но я не оставил заповедей Твоих.

Зерно двоерасленное естественножизненное, / в бока земная сеется со слезами днесь: / но прозябше мир радостносотворит.

 

Зерно двухприродное, животворное / в недра земли сеется со слезами в сей день, / но, произросши, оно наполнит радостью мир.

88 По милости Твоей живи мя, / и сохраню свидения уст Твоих.

 

По милости Твоей оживи меня, / и сохраню свидетельства уст Твоих.

Убояся Адам, Богу ходящу в раи: / радуется же, ко аду сошедшу, / падый прежде, и ныне воздвизаемь.

 

Скрылся Адам от Бога, ходящего в раю, / но радуется во ад Пришедшему / некогда падший, но ныне воздвигнутый.

89 Во век Господи, слово Твое / пребывает на небеси.

 

Вовек, Господи, слово Твоё / пребывает на небесах.

Жрет Тебе жертвы слезныя рождшая Тя Христе, / плотию положена во гробе, вопиющи: / востани Чадо, якоже предрекл еси.

 

Совершает возлияния слез Родившая Тебя, / Тебе, Христе, лежащему плотию во гробе, / взывая: "Воскресни, Дитя, как Ты предсказал!"

90 В род и род истина Твоя, / основал еси землю, и пребывает.

 

В род и род истина Твоя: / Ты основал землю, и она пребывает.

Во гробе Иосиф благоговейно Тя новем сокрывая / песни исходныя боголепныя поет Тебе, / смешеныя рыданьми Спасе.

 

Благоговейно скрывая Тебя в новом гробе, Иосиф / песнопения отходные, достойные Бога, / смешав их с рыданиями воспевает Тебе, Спаситель.

91 Учинением Твоим пребывает день, / яко всяческая работна Тебе.

 

По велению Твоему пребывает день, / ибо все служит Тебе.

Гвоздьми Тя Кресту пригвождена, / Мати Твоя Слове зрящи, / гвоздьми печали горькия пронзает, и стрелами душу.

 

Видя Тебя, пригвожденным гвоздями к Кресту, / Матерь Твоя, Слово Божие, / гвоздями горькой скорби и стрелами душу Свою пронзает.

92 Яко аще бы не закон Твой поучение мое был, / тогда убо погибл бых во смирении моем.

 

Ибо если бы не был закон Твой занятием моим, / тогда погиб бы я в унижении моём.

Тя всех наслаждение Мати зрящи, / питием напаяема горьким, / слезами лице омакает горце.

 

Видя Тебя, Услада всех, Матерь Твоя, / питием напояемого горьким, / наводняет взоры слезами горестно.

93 Во век не забуду оправданий Твоих, / яко в них оживил мя еси.

 

Вовек не забуду повелений Твоих, / ибо ими Ты меня оживил.

Уязвляюся люте, и растерзаюся утробою Слове, зрящи неправедное Твое заколение, глаголаше Пречистая с плачем.

 

"Уязвляюсь тяжко и терзаюсь внутренне, Слово, / видя заклание Твое неправедное", – / взывала Пречистая с плачем.

94 Твой есмь аз, спаси мя, / яко оправданий Твоих взысках.

 

Твой я, спаси меня, / ибо повелений Твоих я взыскал.

Око сладкое, и устне Твои како заключу Слове? / Како же Тя мертволепно погребу? / Ужасаюся, вопияше Иосиф.

 

"Взор Твой сладкий и уста как закрою, Слово? / Как же по образу умерших Тебя погребу?" – / с трепетом взывал Иосиф.

95 Мене ждаша грешницы погубити мя, / свидения Твоя разумех.

 

Стали ждать меня грешники, чтобы меня погубить, – / я же понял свидетельства Твои.

Песни Иосиф и Никодим надгробныя / поют Христу умершему ныне, / поют же с ними и Серафими.

 

Песнопения надгробные Иосиф и Никодим / воспевают ныне Христу умершему, / и вместе с ними поют Серафимы.

96 Всякия кончины видех конец, / широка заповедь Твоя зело.

 

Всякого свершения предел я узрел, – / широка заповедь Твоя весьма.

Заходиши под землю Спасе, Солнце правды: / темже Рождшая Тя Луна печальми оскудевает, / вида Твоего лишаема.

 

Ты заходишь под землю, Спаситель, Солнце правды, / оттого родившая Тебя Луна затмевается от скорбей, / Твоего лицезрения лишаясь.

97 Коль возлюбих закон Твой Господи, / весь день поучение мое есть.

 

Как возлюбил я закон Твой, Господи, / целый день он – занятие моё.

Ужасеся ад Спасе, зря Тя Жизнодавца, / богатство онаго упраждняюща, / и яже от века мертвыя возставляюща.

 

Содрогнулся ад, видя Тебя, Спаситель, Жизни Подателя, / расхищающего его богатство / и от века умерших воскрешающего.

98 Паче враг моих умудрил мя еси заповедию Твоею, / яко в век моя есть.

 

Более врагов моих Ты умудрил меня заповедью Твоею, / ибо она – моя вовек.

Солнце свет возсиявает по нощи Слове: / и Ты же воскрес, просияваеши по смерти ясно, / яко от чертога.

 

Солнце излучает сияние после ночи, / но и Ты, Слово воскресши, радостно воссияешь / после смерти, как из брачного чертога.

99 Паче всех учащих мя разумех, / яко свидения Твоя поучение мое есть.

 

Лучше всех учащих меня я стал понимать, / ибо свидетельства Твои – занятие моё.

Земля Тя Создателю, в недра приемши, / трепетом содержима Спасе трясется, / успивши мертвыя трясением.

 

Земля, приняв Тебя, Создатель, в недра, / охваченная страхом, сотрясается, / пробудив своим сотрясением мертвых.

100 Паче старец разумех, / яко заповеди Твоя взысках.

 

Лучше старцев я стал понимать, / ибо заповедей Твоих взыскал.

Миры Тя Христе, Никодим и Благообразный, / ныне новолепно помазующе, / ужаснися, вопияху, вся земля.

 

С благовониями Тебя, Христе, Никодим и благородный Иосиф / ныне по-новому предав погребению, взывали: / "Содрогнись, вся земля!"

101 От всякаго пути лукава возбраних ногам моим, / яко да сохраню словеса Твоя.

 

От всякого злого пути удержал я ноги мои, / чтобы сохранить слова Твои.

Зашел еси Светотворче, / и с Тобою зайде свет солнца: / трепетом же тварь содержится, / всех Тя проповедающи Творца.

 

Ты зашел, Создатель светов, и с Тобою зашел свет солнца, / а творение охватывается трепетом, / провозглашая Тебя Творцом всего.

102 От судеб Твоих не уклонихся, / яко Ты законоположил ми еси.

 

От судов Твоих не уклонился, / ибо Ты дал мне закон.

Камень углажденный, краеугольный покрывает камень: / человек же смертный яко смертна, / Бога покрывает ныне во гробе: / ужаснися земле.

 

Камень обсеченный покрывает краеугольный Камень, / а смертный человек ныне Бога, как смертного скрывает во гробе. / Ужаснись земля!

103 Коль сладка гортани моему словеса Твоя, / паче меда устом моим.

 

Как сладки гортани моей слова Твои, – / лучше меда устам моим.

Виждь ученика, егоже любил еси, / и Твою Матерь Чадо, / и вещание даждь сладчайшее, / взываше плачущи Чистая.

 

"Взгляни на ученика, которого Ты возлюбил, и Матерь Твою, / и подай голос, Дитя Сладчайшее", – / взывала Чистая с плачем.

104 От заповедей Твоих разумех, / сего ради возненавидех всяк путь неправды.

 

От заповедей Твоих я разум стяжал, / потому возненавидел всякий путь неправды.

Ты Слове, яко сый живота Датель, / иудеов, на Кресте прострыйся, не умертвил еси, / но воскресил еси и сих мертвыя.

 

Ты, как истинный Податель жизни, Слово, / на Кресте простертый не умертвил Иудеев, / но воскресил и их мертвецов.

105 Светильник ногама моима закон Твой, / и свет стезям моим.

 

Светильник ногам моим закон Твой / и свет стезям моим.

Доброты Слове прежде не имел еси, / ниже вида, егда страдал еси, / но воскрес провозсиял еси, / удобрив человеки Божественными зарями.

 

Ни красоты, ни вида не имел Ты прежде, во время страдания Твоего, Слово; / воскресши же, воссиял с преизбытком, / украсив смертных Божественными блистаниями.

106 Кляхся, и поставих / сохранити судьбы правды Твоея.

 

Я поклялся и постановил / сохранить суды правды Твоей.

Зашел еси плотию в землю, Невечерний Светоносец, / и не терпя зрети солнце померче, / полудни еще сущу.

 

Зашел Ты плотию в землю, немеркнущий Носитель Света, / и солнце, будучи не в силах это видеть, / помрачилось в разгар полудня.

107 Смирихся до зела Господи, / живи мя по словеси Твоему.

 

Я унижен был до предела, Господи, оживи меня по слову Твоему.

Солнце вкупе и луна померкше Спасе, / рабом благоразумным образовахуся, / иже в черныя одежды облачатся.

 

Солнце и луна вместе омраченные, Спаситель, / благожелательных рабов изображая, / облекаются в черные одежды.

108 Вольная уст моих благоволи же / Господи, и судьбам Твоим научи мя.

 

Добровольные жертвы уст моих приими же благосклонно, Господи, / и судам Твоим научи меня.

Виде Тя Бога сотник, аще и умертвился еси: / како Тя убо Боже мой, осяжу рукама? / Ужасаюся, вопияше Иосиф.

 

"Познал в Тебе Бога сотник, хотя Ты и умер, – / как же я Тебя, Боже мой, коснусь руками? / Содрогаюсь я!" – взывал Иосиф.

109 Душа моя в руку Твоею выну, / и закона Твоего не забых.

 

Душа моя постоянно в руках Твоих, – / и закона Твоего я не забыл.

Усну Адам, но смерть из ребр изводит: / Ты же ныне уснул еси Слове Божий, / источаеши от ребр Твоих мирови жизнь.

 

Уснул Адам, – и смерть из ребр изводит, / а Ты ныне уснув, Слово Божие, / из ребр Твоих изливаешь миру жизнь.

110 Положиша грешницы сеть мне, / и от заповедей Твоих не заблудих.

 

Устроили грешники мне западню, – / но я от заповедей Твоих не уклонился.

Уснул еси мало, и оживил еси умершия, / и воскрес, воскресил еси спящия от века Блаже.

 

Уснул Ты ненадолго, и оживил умерших, / и, воскресши, воскресил / спящих от века, Благой.

111 Наследовах свидения Твоя во век, / яко радование сердца моего суть.

 

Унаследовал я свидетельства Твои вовек, / ибо они – радость сердца моего.

Взят еси от земли, / но источил еси спасения вино, животочная Лозо: / прославляю Страсть и Крест.

 

Ты был взят от земли, но излил вино спасения, / источающая жизнь Виноградная Лоза; / прославляю Твое страдание и Крест.

112 Приклоних сердце мое, / сотворити оправдания Твоя в век за воздаяние.

 

Склонил я сердце моё, чтобы исполнить повеления Твои / вовек, ради воздаяния.

Како умная чиноначалия Тя Спасе поют, / нага, окровавлена, осуждена, / терпяще дерзость распинателей?

 

Как невещественные военачальники, видя Тебя, Спаситель, / обнаженным, окровавленным, осужденным / выносили дерзость распинателей?

113 Законопреступныя возненавидех, / закон же Твой возлюбих.

 

Законопреступников возненавидел, / а закон Твой я возлюбил.

Обрученный, стропотнейший роде еврейский, / ведал еси воздвижение храма, / почто осудил еси Христа?

 

Обрученный, но строптивейший род еврейский, / ты знал о восстановлении храма, / для чего ты осудил Христа?

114 Помощник мой, и Заступник мой еси Ты, / на словеса Твоя уповах.

 

Помощник мой и заступник мой – Ты, / на слова Твои я уповал.

Во одежду поругания Украсителя всех облекаеши, / Иже небо утверди, и землю украси чудно.

 

В плащ глумления ты облекаешь Устроителя всего, / Который утвердил небо / и украсил землю дивно.

115 Уклонитеся от мене, лукавнующии, / и испытаю заповеди Бога моего.

 

Удалитесь от меня, творящие зло, / и буду исследовать заповеди Бога моего.

Якоже неясыть уязвлен в ребра Твоя Слове, / отроки Твоя умершия оживил еси, / искапав животныя им токи.

 

Как пеликан, уязвленный в ребра Твои, Слово, / оживил Ты детей Твоих умерших, / источив им животворные родники.

116 Заступи мя по словеси Твоему и жив буду, / и не посрами мене от чаяния моего.

 

Поддержи меня по слову Твоему, и буду жить, / и не постыди меня в ожидании моём.

Солнце прежде устави Иисус, иноплеменники секий: / Ты же скрылся еси, низлагая тьмы начальника.

 

Прежде солнце остановил Иисус Навин, иноплеменников поражая, / но ныне Ты Сам скрылся, / низлагая начальника мрака.

117 Помози ми, и спасуся, / и поучуся во оправданиих Твоих выну.

 

Помоги мне и буду спасён, / и буду вникать в повеления Твои всегда.

Недр Отеческих неисходен пребыв Щедре, / и Человек быти благоволил еси, / и во ад снизшел еси Христе.

 

Неотлучно от Отеческих недр Ты пребыл, Милосердный, / и стать человеком благоволил, / и во ад сошел, Христе.

118 Уничижил еси вся отступающия от оправданий Твоих, / яко неправедно помышление их.

 

В ничто Ты вменил всех, отступающих от повелений Твоих, / ибо неправедно помышление их.

Взятся распныйся, / иже на водах землю повешей, / и яко бездыханен в ней ныне возлегает: / яже не терпящи трясашеся люте.

 

Вознесен был Распятый, на водах повесивший землю, / и бездыханным Он в ней погребается, / и не вынося того, она сотрясается сильно.

119 Преступающия непщевах вся грешныя земли: / сего ради возлюбих свидения Твоя.

 

Преступниками счел я всех грешников земли, / потому возлюбил свидетельства Твои.

Увы мне, о Сыне, / Неискусомужная рыдаше глаголющи: / Егоже бо яко Царя надеяхся, / осуждена зрю ныне на Кресте.

 

"Увы Мне, о Сын", – не знавшая мужа рыдает и возглашает, – / "ведь Тебя, Кого Я надеялись видеть царем, / ныне вижу осужденным на Кресте!"

120 Пригвозди страху Твоему плоти моя, / от судеб бо Твоих убояхся.

 

Пригвозди страхом пред Тобою плоть мою, / ибо от судов Твоих я убоялся.

Сия Гавриил Мне возвести, егда слете, / иже Царство вечное рече, Сына Моего Иисуса.

 

"Это Мне возвестил Гавриил, когда прилетел: / он сказал, что будет вечным / Царство Сына Моего Иисуса".

121 Сотворих суд и правду, / не предаждь мене обидящим мя.

 

Сотворил я суд и правду, / не предай меня обижающим меня.

Увы, Симеоново совершися пророчество: / Твой бо меч пройде сердце Мое, Еммануиле.

 

"Увы, пророчество Симеона исполнено: / ибо меч Твой прошел / сквозь сердце Мое, Эммануил!"

122 Восприими раба Твоего во благо, / да не оклеветают мене гордии.

 

Прими раба Твоего ко благу, / чтобы не оклеветали меня гордые!

Поне сущих от мертвых постыдитеся, о иудее! / Ихже Животодавец возстави, / Егоже вы убисте завистно.

 

Хотя бы тех устыдились вы, о Иудеи, / кого из мертвых воскресил жизни Податель, / Тот, Кого вы по зависти убили.

123 Очи мои исчезосте во спасение Твое, / и в слово правды Твоея.

 

Изнемогли очи мои, ожидая спасения Твоего / и слова правды Твоей.

Ужасеся видевшее, невидимый Свете, / Тебе Христе мой во гробе сокрываема, бездыханна же, / и помрачи солнце свет.

 

Содрогнулось солнце, увидев Свет незримый, – Тебя Христе Мой, / в гробнице скрытым и бездыханным, / и помрачило свой свет.

124 Сотвори с рабом Твоим по милости Твоей / и оправданием Твоим научи мя.

 

Сотвори с рабом Твоим по милости Твоей, / и повелениям Твоим научи меня.

Плакаше горько Пренепорочная Мати Твоя Слове, / егда во гробе виде Тебе Неизреченнаго и Безначальнаго Бога.

 

Плакала горько Всенепорочная Матерь Твоя, Слово, / когда во гробе увидела Тебя, / Непостижимого и Безначального Бога.

125 Раб Твой есмь аз, вразуми мя, / и увем свидения Твоя.

 

Я раб Твой, вразуми меня, / и познаю свидетельства Твои.

Мертвость Твою нетленная Христе, / Мати Твоя зрящи, / горько к Тебе вещаше: / не косни Животе в мертвых.

 

Видя Умерщвление Твое, Христе, Пречистая Матерь Твоя, / горько к Тебе возглашала: / "Не задерживайся, Жизнь, среди мертвых".

126 Время сотворити Господеви, / разориша закон Твой.

 

Время действовать Господу: / разрушили закон Твой.

Ад лютый потрепета, / егда Тя виде Солнце Славы Безсмертне, / и издаваше юзники тщательно.

 

Страшный ад затрепетал, когда увидел Тебя, / Бессмертное Солнце славы, / и отпускал узников поспешно.

127 Сего ради возлюбих заповеди Твоя / паче злата и топазия.

 

Потому возлюбил я заповеди Твои / больше золота и топаза.

Велие и ужасное видение ныне зрится: / живота сый Виновный, смерть подъят, / оживити хотя всех.

 

Великое и страшное видение созерцается ныне, Спаситель: / ибо Виновник жизни принял смерть добровольно, / желая оживить всех.

128 Сего ради ко всем заповедем Твоим направляхся, / всяк путь неправды возненавидех.

 

Потому ко всем заповедям Твоим я направлялся, / всякий путь неправды возненавидел.

Прободаешися в ребра, / и пригвождаешися Владыко руками, / язву от ребра Ты исцеляя, / и невоздержание рук праотец.

 

Ты пронзаешься в ребра и пригвождаешься руками, Владыка, / язву из ребра Твоего исцеляя, / и невоздержание рук праотцев.

129 Дивна свидения Твоя, / сего ради испыта я душа моя.

 

Дивны свидетельства Твои: / потому углубилась в них душа моя.

Прежде Рахилина сына плакаше всяк иже в дому, / и Сына Девыя рыдаху ученик лик с Материю.

 

Прежде сына Рахили оплакали все, бывшие в доме, / ныне о Сыне Девы стал бить себя в грудь / сонм учеников с Матерью.

130 Явление словес Твоих / просвещает, и вразумляет младенцы.

 

Явление слов Твоих / просвещает и вразумляет младенцев.

Ударение рук даша Христовой ланите, / рукою человека создавшаго, / и челюсти зверя сокрушившаго.

 

Удар рукою нанесен по лицу Христа, / рукою человека создавшего / и челюсти зверя сокрушившего.

131 Уста моя отверзох, и привлекох Дух, / яко заповедей Твоих желах.

 

Открыл я уста мои и привлек в себя Дух, / ибо заповедей Твоих вожделел.

Песньми Твое Христе, ныне распятие и погребение, вси вернии празднуем, / избавльшеся смерти погребением Твоим.

 

В песнопениях распятие, как и погребение Твое, Христе, / все мы, верные, ныне боготворим, / избавленные от смерти Твоим погребением.

Слава, Троичен: Безначальне Боже, Соприсносущне Слове, и Душе Святый! / Люди православныя в вере укрепи на ратныя, яко Благ.

 

Слава, Троичен: Безначальный Боже, со-вечное Слово и Дух, / по Своей благости укрепи / скипетры властителей против врагов.

И ныне, Богородичен: Жизнь рождшая, / Пренепорочная Чистая Дево, / утоли церковныя соблазны, / и подаждь мир, яко Благая.

 

И ныне, Богородичен: Родившая Жизнь, Пренепорочная, Чистая Дева, / по Своей благости прекрати / соблазны в Церкви и даруй мир.

И паки первый тропарь оба лика: Достойно есть / величати Тя Жизнодавца, / на Кресте руце простершаго, / и сокрушшаго державу вражию.

 

И оба хора повторяют первый тропарь: Достойно есть прославлять Тебя, жизни Подателя, / на Кресте руки простершего / и могущество врага сокрушившего.

Таже ектения малая. Возглас во вторую статию: Яко Свят еси Боже наш, Иже на престоле славы Херувимстем почиваяй, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем, и с Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков.

 

 

Затем ектения малая, молитва 7 и возглас: Ибо Свят Ты, Боже наш, на престоле славы Херувимском почивающий, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом, ныне, и всегда, и во веки веков.

 

И начинаем третию статию, кадящу священнику.

 

И после каждения начинаем третью статию.

Статия третия.

 

Статия третья

Начинает паки со сладкопением десный, сиречь первый лик, на глас 3-й:

 

Стих, глас 3:

Роди вси песнь / погребению Твоему приносят, Христе мой.

 

Все поколения / песнь погребению Твоему / приносят, Христе мой.

132 Призри на мя, и помилуй мя, / по суду любящих имя Твое.

 

Воззри на меня и помилуй меня / по суду любящих имя Твоё.

Снем с древа иже от Аримафеа, / плащаницею обвив / во гробе Тя погребает.

 

Сняв с Древа, / Аримафеянин во гробе / Тебя погребает.

133 Стопы моя направи по словеси Твоему, / и да не обладает мною всякое беззаконие.

 

Стопы мои направь по слову Твоему, / и да не овладеет мною никакое беззаконие.

Мироносицы приидоша, / мира Тебе Христе мой, носящия премудро.

 

Мvроносицы пришли, / мvро для Тебя, Христе мой / принося с усердием.

134 Избави мя от клеветы человеческия, / и сохраню заповеди Твоя.

 

Избавь меня от клеветы человеческой, / и сохраню заповеди Твои.

Гряди вся тварь, / песни исходныя принесем Зиждителю.

 

Приди, все творение, / песнопения погребальные / будем приносить Создателю.

135 Лице Твое просвети на раба Твоего, / и научи мя оправданием Твоим.

 

Яви свет лица Твоего рабу Твоему / и научи меня повелениям Твоим.

Яко мертва Живаго / с мироносицами, вси миропомажем мудренно.

 

Живущего, как мертвеца / мvром все помажем благоразумно / вместе с мироносицами.

136 Исходища водная изведосте очи мои, / понеже не сохраних закона Твоего.

 

Источники вод излили очи мои, / ибо не сохранили закона Твоего.

Иосифе треблаженне, / погреби тело Христа Жизнодавца.

 

Иосиф трижды блаженный, / погреби тело / Христа, жизни Подателя.

137 Праведен еси Господи, / и прави суди Твои.

 

Праведен Ты, Господи, / и правы суды Твои.

Ихже воспита манною, / воздвигоша пяту на Благодетеля.

 

Те, кого вскормил Он манной, / подвигли пяту / на Благодетеля.

138 Заповедал еси правду, свидения Твоя, / и истину зело.

 

Ты заповедал правду – свидетельства Твои, / и истину – твердо.

Ихже воспита манною, / приносят Спасу желчь купно и оцет.

 

Те, кого вскормил Он манной, / Спасителю подносят / желчь вместе с уксусом.

139 Истаяла мя есть ревность Твоя, / яко забыша словеса Твоя врази мои.

 

Изнурила меня ревность по Тебе, / ибо забыли слова Твои враги мои.

О пребезумия и христоубийства пророкоубийц!

 

О, безрассудство / и Христоубийство / убийц пророков!

140 Разжжено слово Твое зело, / и раб Твой возлюби е.

 

Огнем очищено слово Твоё вполне, / и раб Твой возлюбил его.

Якоже безумный служитель, / предаде ученик бездну премудрости.

 

Как безумный слуга, / предал участник таинств / Бездну Премудрости.

141 Юнейший аз есмь и уничижен, / оправданий Твоих не забых.

 

Весьма молод я и презрен, – / повелений Твоих не забыл.

Избавителя оставив, / пленник оставися льстивый Иуда.

 

Продав Избавителя, / пленником стал / коварный Иуда.

142 Правда Твоя правда во век, / и закон Твой истина.

 

Правда Твоя – правда вовек, / и закон Твой – истина.

По Соломону, ров глубокий, / уста еврей беззаконных.

 

Согласно Соломону, / глубокая яма / уста беззаконных Евреев.

143 Скорби и нужди обретоша мя, / заповеди Твоя поучение мое.

 

Скорби и беды нашли меня, – / заповеди Твои – занятие моё.

В стропотных шествиих евреов беззаконных, волчцы и сети.

 

На кривых путях / беззаконных Евреев / колючки и западни.

144 Правда свидения Твоя в век: / вразуми мя, и жив буду.

 

Свидетельства Твои – правда вовек; / вразуми меня, и буду жить.

Иосиф погребает с Никодимом мертволепно Зиждителя.

 

Иосиф с Никодимом / по образу умерших / погребают Творца.

145 Воззвах всем сердцем моим, услыши мя Господи, / оправдания Твоя взыщу.

 

Воззвал я всем сердцем моим, / услышь меня, Господи, повелений Твоих взыщу.

Жизнодавче Спасе, / слава державе Твоей, ад разоршей.

 

Податель жизни, Спаситель, / слава Твоему могуществу, / ад разорившему.

146 Воззвах Ти, спаси мя, / и сохраню свидения Твоя.

 

Воззвал я к Тебе, спаси меня, / и сохраню свидетельства Твои.

Лежаща Тя Пречистая видящи, Слове, / матеролепно плакаше.

 

Видя Тебя, Слово, / лежащим навзничь, / Пречистая матерински рыдала.

147 Предварих в безгодии, и воззвах, / на словеса Твоя уповах.

 

Раньше времени начал я и воззвал, – / на слова Твои уповал.

О сладчайшая Моя весно, сладчайшее Мое Чадо! / Где Твоя зайде доброта?

 

"О, сладкая Весна Моя, / сладчайшее Мое Дитя, / куда зашла Твоя красота?"

148 Предваристе очи мои ко утру, / поучитися словесем Твоим.

 

Открылись очи мои до рассвета, / чтобы углубляться в слова Твои.

Плачь сподвизаше Всечистая Твоя Мати, / Тебе Слове умершу.

 

Плач возбуждала / Пречистая Матерь Твоя, / ибо Ты умерщвлен был, Слово.

149 Глас мой услыши Господи, по милости Твоей, / по судьбе Твоей живи мя.

 

Голос мой услышь, Господи, по милости Твоей, / по суду Твоему оживи меня.

Жены с миры приидоша / помазати Христа Божественнаго мира.

 

Жены с благовониями / пришли помазать мvром Христа, / Божественное Мvро.

150 Приближишася гонящии мя беззаконием, / от закона же Твоего удалишася.

 

Приблизились гонящие меня беззаконно, / от закона же Твоего удалились.

Смерть смертию Ты умерщвляеши Боже мой, / Божественною силою Твоею.

 

Смертию смерть / Ты умерщвляешь, Боже Мой, / Божественным Твоим могуществом.

151 Близ еси Ты Господи, / и вси путие Твои истина.

 

Близок Ты, Господи, / и все заповеди Твои – истина.

Прельстися прелестник, / прельстивыйся избавляется, / премудростию Твоею Боже мой.

 

Введен в заблуждение обманщик, / а обольщенный избавляется / Премудростью Твоею, Боже мой,

152 Исперва познах от свидений Твоих, / яко во век основал я еси.

 

От начала я познал из свидетельств Твоих, / что навек Ты их основал.

Во дно адово низведен бысть предатель, / в кладенец истления.

 

На дно ада / низведен был предатель, / в колодец погибели.

153 Виждь смирение мое, и изми мя, / яко закона Твоего не забых.

 

Воззри на унижение моё и избавь меня, / ибо закона Твоего я не забыл.

Волчцы и сети путие / треокаяннаго безумнаго Иуды.

 

Колючки и западни – / пути трижды несчастного / безумного Иуды.

154 Суди суд мой, и избави мя, / словесе ради Твоего живи мя.

 

Рассуди дело мое и избавь меня, / по слову Твоему оживи меня.

Вси спогибают распинателие Твои Слове, / Сыне Божий Всецарю.

 

Погибают все вместе / распинатели Твои, Слово, / Сын Божий, Царь всего.

155 Далече от грешник спасение, / яко оправданий Твоих не взыскаша.

 

Далеко от грешных спасение, / ибо повелений Твоих не взыскали.

В кладенец истления вси спогибают мужие кровей.

 

В колодце погибели / гибнут все вместе / люди кровожадные.

156 Щедроты Твоя многи Господи, / по судьбе Твоей живи мя.

 

Велико сострадание Твоё, Господи, / по суду Твоему оживи меня.

Сыне Божий Всецарю Боже мой, Создателю мой, / како страсть подъял еси?

 

Сын Божий, Царь всего, / Боже мой, Создатель мой, / как Ты принял страдание?

157 Мнози изгонящии мя и стужающии ми, / от свидений Твоих не уклонихся.

 

Много изгоняющих меня и теснящих меня, – / от свидетельств Твоих я не уклонился.

Юница Тельца на древе повешена взываше зрящи.

 

Телица, видя Тельца, / повешенным на Древе, / восклицала.

158 Видех неразумевающия и истаях, / яко словес Твоих не сохраниша.

 

Увидел неразумных и изнемогал, / ибо они слов Твоих не сохранили.

Тело живоносное Иосиф погребает с Никодимом.

 

Тело живоносное / Иосиф погребает / с Никодимом.

159 Виждь, яко заповеди Твоя возлюбих Господи, / по милости Твоей живи мя.

 

Узри, что я заповеди Твои возлюбил, Господи, / по милости Твоей оживи меня.

Взываше Отроковица / тепле слезы точащи, / утробою прободаема.

 

Восклицала Дева, / проливая горячие слезы, / внутренне пронзаемая.

160 Начало словес Твоих истина, / и во век вся судьбы правды Твоея.

 

Начало слов Твоих – истина, / и вовек – все суды правды Твоей.

Свете очию Моею, / Сладчайшее Мое Чадо! / Како во гробе ныне покрываешися?

 

"О Свет очей Моих, / сладчайшее Мое Дитя, / как Ты ныне во гробе скрываешься?"

161 Князи погнаша мя туне, / и от словес Твоих убояся сердце мое.

 

Князья стали гнать меня безвинно, / но от слов Твоих убоялось сердце моё.

Адама и Еву свободити, Мати не рыдай, сия стражду.

 

"Чтобы освободить Адама и Еву / Я претерпеваю это, – / не рыдай, Матерь".

162 Возрадуюся аз о словесех Твоих, / яко обретаяй корысть многу.

 

Возрадуюсь я о словах Твоих, / как находящий много добычи.

Прославляю Твое, Сыне Мой, крайнее благоутробие, / егоже ради сия страждеши.

 

"Славлю, Сын Мой, / величайшее Твое милосердие, / из-за которого Ты это переносишь".

163 Неправду возненавидех и омерзих, / закон же Твой возлюбих.

 

Неправду возненавидел я и возгнушался ею, / закон же Твой возлюбил.

Оцтом напоен был еси и желчию Щедре, / древнее разрешая вкушение.

 

Ты был напоен уксусом / и желчью, Милосердный, / уничтожая грех древнего вкушения.

164 Седмерицею днем хвалих Тя, / о судьбах правды Твоея.

 

Семь раз в день восхвалил я Тебя /за суды правды Твоей.

На кресте пригвоздился еси, / древле люди Твоя столпом облачным покрываяй.

 

На видном месте Ты был пригвожден / в древности народ Твой / столпом облачным покрывавший.

165 Мир мног любящим закон Твой, / и несть им соблазна.

 

Великий мир – любящим закон Твой, / и нет им преткновения.

Мироносицы Спасе ко гробу пришедшия, / мира принесоша Тебе.

 

Мироносицы, ко гробу пришедшие, / приносили благовония / Тебе, Спаситель.

166 Чаях спасения Твоего Господи, / и заповеди Твоя возлюбих.

 

Ожидал я спасения Твоего, Господи, / и заповеди Твои возлюбил.

Востани Щедре, / от пропастей адских возставляяй нас.

 

Воскресни, Милосердный, / поднимая нас / из пропастей ада.

167 Сохрани душа моя свидения Твоя, / и возлюби я зело.

 

Сохранила душа моя свидетельства Твои, / и возлюбила их крепко.

Воскресни Жизнодавче, / рождшая Тя Мати слезы точащи глаголет.

 

"Восстань, жизни Податель", – / говорит, проливая слезы, / родившая Тебя Матерь.

168 Сохраних заповеди Твоя и свидения Твоя, / яко вси путие мои пред Тобою, Господи.

 

Сохранил я заповеди Твои и свидетельства Твои, / ибо все пути мои пред Тобою, Господи.

Потщися воскреснути, печаль разрешая Слове, / чисто Рождшия Тя.

 

"Поспеши восстать, Слово, / прекращая скорбь / непорочно Тебя Родившей!"

169 Да приближится моление мое пред Тя Господи, / по словеси Твоему вразуми мя.

 

Да приблизится моление моё пред лицо Твоё, Господи, – / по слову Твоему вразуми меня.

Небесныя силы ужасошася страхом, / мертва Тя зряще.

 

Небесные Силы / изумлялись в страхе, / мертвым Тебя созерцая.

170 Да внидет прошение мое пред Тя Господи, / по словеси Твоему избави мя.

 

Да взойдет прошение моё пред лицо Твоё, Господи, – / по слову Твоему избавь меня.

Любовию же и страхом Страсти Твоя почитающим, / даждь прегрешений разрешение.

 

С любовию и страхом / страдания Твои почитающим / даруй избавление от согрешений.

171 Отрыгнут устне мои пение, / егда научиши мя оправданием Твоим.

 

Изольют уста мои песнь, / когда Ты научишь меня повелениям Твоим.

О ужаснаго и страннаго видения, Божий Слове! / Како земля Тя спокрывает?

 

О, страшное и необычайное зрелище, / Слово Божие! / Как земля Тебя скрывает?

172 Провещает язык мой словеса Твоя, / яко вся заповеди Твоя правда.

 

Произнесет язык мой слова Твои, / ибо все заповеди Твои – правда.

Носяй Тя древле Спасе, Иосиф бегает, / и ныне Тя иный погребает.

 

Прежде бежит в Египет Иосиф, / неся Тебя, Спаситель, / и ныне другой Иосиф Тебя погребает.

173 Да будет рука Твоя еже спасти мя, / яко заповеди Твоя изволих.

 

Да будет рука Твоя во спасение мне, / ибо заповеди Твои я избрал.

Плачет и рыдает Тя Пречистая Мати Твоя, Спасе мой умерщвленаго.

 

Плачет и рыдает / Всечистая Матерь Твоя / о Тебе, Спаситель мой, умершем.

174 Возжелах спасение Твое Господи, / и закон Твой поучение мое есть.

 

Возжелал я спасения Твоего, Господи, / и закон Твой – занятие моё.

Ужасаются умы страннаго, / и ужаснаго Тебе всех Создателя, погребения.

 

Содрогаются умы / пред необычайным и повергающим в трепет / погребением Тебя, Создателя всего.

175 Жива будет душа моя, и восхвалит Тя, / и судьбы Твоя помогут мне.

 

Будет жить душа моя и восхвалит Тебя, / и суды Твои помогут мне.

Излияша на гроб мироносицы мира, / зело рано пришедшыя.

 

Окропили мvром / гроб Твой мvроносицы, / весьма рано пришедшие.

176. Заблудих яко овча погибшее, / взыщи раба Твоего, яко заповедей Твоих не забых.

 

Заблудился я, как овца пропавшая; / взыщи раба Твоего, ибо заповедей Твоих я не забыл.

Мир Церкви, / людем Твоим спасение / даруй востанием Твоим.

 

Мир – Церкви, / народу Твоему – спасение / даруй Твоим воскресением.

Слава: О Троице Боже мой, / Отче, Сыне и Душе, / помилуй мир.

 

Слава, Троичен: О, Троица, Боже мой, – / Отец, Сын и Дух, / помилуй мiр!

И ныне: Видети Твоего Сына Воскресение, / Дево, сподоби Твоя рабы.

 

 

И ныне, Богородичен: Увидеть воскресение / Сына Твоего, Дева, / удостой Твоих рабов.

 

И абие поем тропари сия, во глас 5:

 

Тропари, глас 5

Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи, научи меня повелениям Твоим.

Ангельский собор удивися, / зря Тебе в мертвых вменившася, / смертную же Спасе крепость разоривша, / и с Собою Адама воздвигша, / и от ада вся свобождша.

 

Ангельский сонм изумился, / видя Тебя, Спаситель, к мертвым причтенного, / но силу смерти сокрушившего, / и Адама с Собою воздвигшего, / и от ада всех освободившего.

Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи, научи меня повелениям Твоим.

Почто мира с милостивными слезами, / о ученицы растворяете? / Блистаяйся во гробе Ангел мироносицам вещаше: / видите вы гроб и уразумейте, / Спас бо воскресе от гроба.

 

"Что вы миро слезами сострадания, / о ученицы, разбавляете?" / – Ангел, блистающий в гробнице, к мироносицам взывал, / – "осмотрите вы гробницу и познайте, / что воскрес Спаситель из гроба!"

Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи, научи меня повелениям Твоим.

Зело рано мироносицы течаху / ко гробу Твоему рыдающия, / но предста к ним Ангел и рече: / рыдания время преста, не плачите: / Воскресение же апостолом рцыте.

 

Рано утром поспешили / мироносицы ко гробу Твоему с рыданиями. / Но предстал пред ними Ангел и возгласил: / "Кончилось время рыдания, не плачьте, / но о воскресении Апостолам возвестите".

Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

 

Благословен Ты, Господи, научи меня повелениям Твоим.

Мироносицы жены, с миры пришедшия / ко гробу Твоему Спасе, рыдаху, / Ангел же к ним рече, глаголя: / что с мертвыми Живаго помышляете? / Яко Бог бо воскресе от гроба.

 

Жены-мироносицы с миром пришедшие / ко гробу Твоему, Спаситель, рыдали, / тогда как Ангел им возглашал: / "Что вы к мертвым Живого причисляете? / Ведь как Бог воскрес Он из гроба".

Слава, Троичен: Поклонимся Отцу, / и Его Сынови, и Святому Духу, / Святей Троице во Едином Существе, / с Серафимы зовуще: / Свят, Свят, Свят еси Господи.

 

Слава, Троичен: Поклонимся Отцу, / и Его Сыну, и Святому Духу, / святой Троице во едином существе, / с Серафимами восклицая: / "Свят, Свят, Свят Ты, Господи".

И ныне, Богородичен: Жизнодавца рождши, / греха Дево Адама избавила еси, / радость же Еве / в печали место подала еси: / падшия же от жизни / к сей направи, / из Тебе воплотивыйся Бог и Человек.

 

И ныне, Богородичен: Жизни Подателя родив, / Ты, Дева, от греха Адама избавила, / Еве же радость вместо скорби подала; / от жизни отпавшего к ней же направил / из Тебя воплотившийся Бог и Человек.

Аллилуиа, трижды.

 

 

Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. (3)

 

Таже ектения малая. Возглас: Ты бо еси Царь мира, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем, и с Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков.

 

 

 

Затем ектения малая, молитва 8 и возглас: Ибо Ты – Царь мира, Христе Боже наш, и Тебе славу воссылаем, со безначальным Твоим Отцом, и всесвятым и благим и животворящим Твоим Духом, ныне и всегда, и во веки веков.

 

 

И поем седален дне, глас 1.
Подобен: Гроб Твой, Спасе:

 

Седален дня, глас 1

Плащаницею чистою, и ароматы Божественными / Тело Честное, испросив у Пилата миропомазует, / и полагает Иосиф в новом гробе. / Темже уранше мироносицы жены, возопиша: / покажи нам, якоже предрекл еси Христе, Воскресение.

 

Тело священное испросив у Пилата, / миром умащает и полагает его Иосиф в новом гробе / с чистым полотном и ароматами божественными. / Потому пришедшие чуть свет жены мироносицы воззвали: / "Покажи нам, Христе, / как Ты предсказал, воскресение!"

Слава: Покажи нам, якоже предрекл еси Христе, Воскресение.

 

Слава: Покажи нам, Христе, / как Ты предсказал, воскресение!

И ныне, другий подобен: Ужасошася лицы Ангельстии, / зряще Седящаго в недрех Отчих: / како во гроб полагается, яко мертв Безсмертный! / Егоже чини Ангельстии окружают / и славят с мертвыми во аде, / яко Зиждителя и Господа.

 

 

И ныне: Изумились сонмы Ангелов, / созерцая Сидящего в недрах Отца, – / как подобно мертвому во гробе полагается Бессмертный; / Тот, Кого полки Ангелов окружают / и славят вместе с мертвыми во аде / как Создателя и Господа.

 

Таже бывает чтение во Евангелии толковом, от Матфеа, зачало 114: Во утрий же день, иже есть по пятце: Воскресение Христово: не глаголем. Но абие псалом 50.

 

 

Воскресение Христово: не поем, а читаем псалом 50.

 

 

И поем канон, ирмос по дважды, а тропари на 12. И паки последи ирмос оба лика вкупе. Есть же канон, от первыя песни до шестыя, творение Марка монаха, епископа Идруитскаго: ирмосы же творение жены некия, Кассии именуемыя. От 6-я же песни до конца творение господина Космы. Краегранесие же канона: Каи симерон де Савватон мелпо Мега. Сиесть: И днесь же Субботу пою Великую. Глас 6.

 

Творение преп. Космы Маиумского, Марка, епископа Идрунтского и инокини Кассии, глас 6; ирмосы поем дважды, а тропари на 12. В конце каждой песни оба хора вместе поют ирмос.

 

Песнь 1.

 

Канон, глас 6. Песнь 1

Ирмос: Волною морскою / Скрывшаго древле, / гонителя мучителя, под землею скрыша / спасенных отроцы; / но мы, яко отроковицы, / Господеви поим, / славно бо прославися.

 

Ирмос: Волною морскою / Покрывшего в древности / преследователя-тирана / сокрыли под землею / дети Им спасенных; / но мы, как юные девы, / Господу воспоем: / ибо славно Он прославился.

{Κ} Господи Боже мой, / исходное пение, и надгробную Тебе песнь воспою, / погребением Твоим жизни моея входы отверзшему, / и смертию смерть и ад умертвившему.

 

Господи Боже мой! / Отходное песнопение / и надгробную песнь воспою Тебе, / погребением Своим входы жизни мне отворившему / и смертию смерть и ад умертвившему.

{Α} Горе Тя на Престоле и доле во гробе, / премирная и подземная, помышляющая Спасе мой, / зыбляхуся умерщвлением Твоим: / паче ума бо виден был еси мертв, Живоначальниче.

 

В высоте – на престоле / и внизу – во гробе / надмирные и подземные существа / созерцая Тебя, Спаситель мой, / сотрясались при умерщвлении Твоем: / ибо превыше разума Ты явился мертвым, / жизни Первоначальник.

{Ι} Да Твоея славы вся исполниши, / сшел еси в нижняя земли: / от Тебе бо не скрыся состав мой, иже во Адаме, и погребен, / истлевша мя обновляеши, Человеколюбче.

 

 

Дабы Своею славою / все наполнить, / Ты нисшел в глубочайшие места земли; / ибо не скрылось от Тебя / естество мое, то, что у Адама, / и, погребенный, Ты обновляешь / меня, истлевшего, Человеколюбец.

 

Песнь 3.

Ирмос: Тебе, на водах / повесившаго / всю землю неодержимо, / тварь видевши / на лобнем висима, / ужасом многим содрогашеся, / несть свят, / разве Тебе Господи, взывающи.

 

Песнь 3

Ирмос: Тебя, на водах / повесившего всю землю без опоры, / творение увидев висящим на лобном месте, / великим ужасом охваченное, восклицало: / "Нет святого, кроме Тебя, Господи!"

{Σ} Образы погребения Твоего показал еси, видения умножив. / Ныне же сокровенная Твоя богомужно уяснил еси, и сущим во аде Владыко, / несть свят, разве Тебе Господи, взывающим.

 

Образы погребения Твоего / Ты показал во множестве видений; / а ныне тайны Свои, Владыка, / Ты богочеловечески явил и находившимся во аде, восклицавшим: / "Нет святого, кроме Тебя, Господи!"

{Η} Простерл еси длани, и соединил еси древле разстоящаяся. / Одеянием же Спасе, еже в плащанице и во гробе, / окованныя разрешил еси, / несть свят, разве Тебе Господи, взывающия.

 

Ты распростер длани / и соединил прежде разделенное; / а облечением, Спаситель, / в полотно и гроб / Ты освободил и скованных цепями, восклицавших: / "Нет святого, кроме Тебя, Господи!"

{Μ} Гробом и печатьми, Невместиме, / содержимь был еси хотением: / ибо силу Твою действы показал еси, / богодейственно поющим: / несть свят, разве Тебе Господи, Человеколюбче.

 

 

В гробнице и за печатями / Ты, Невместимый, был удержан добровольно; / и, действительно, силу Свою / Ты божественно явил делами воспевающим: / "Нет святого, кроме Тебя, Господи, Человеколюбец!"

 

Седален, глас 1:

Гроб Твой Спасе, воини стрегущии, / мертви от облистания явльшагося Ангела быша, / проповедающа женам Воскресение. / Тебе славим, тли потребителя! / Тебе припадаем, Воскресшему из гроба, / и Единому Богу нашему!

 

Седален, глас 1

Воины, охранявшие гроб Твой, Спаситель, / стали как мертвые от блистания явившегося Ангела, / возвещавшего женам о воскресении. / Тебя мы славим, тления истребителя, / к Тебе припадаем, воскресшему из гроба, /и единому Богу нашему.

Слава, и ныне, тойже.

 

 

Слава, и ныне: повторяем то же.

 

Песнь 4.

Ирмос: На Кресте Твое / Божественное истощание / провидя Аввакум, / ужасся, вопияше: / Ты сильных пресекл еси / державу Блаже, / приобщаяся сущим во аде, яко Всесилен.

 

Песнь 4

Ирмос: На Кресте Твое божественное умаление провидя, / Аввакум в изумлении взывал: / "Ты пресек, Благой, могущество властителей, / приобщаясь к находящимся во аде, / как всесильный!"

{Ε} Седьмый день днесь освятил еси, / егоже древле благословил еси упокоением дел: / преводиши бо всяческая и обновляеши, / субботствуя Спасе мой, и назидая.

 

День седьмой Ты сегодня освятил, / который прежде благословил упокоением от дел; / ибо Ты изменяешь все, Спаситель мой, и обновляешь, / покоясь, – и к Себе привлекая.

{Ρ} Силою лучшаго, победившаго Тебе, / от плоти душа Твоя разделися, / растерзающи бо обоя узы, / смерти и ада, Слове, державою Твоею.

 

Когда Ты силой высшей одержал победу, / душа Твоя от тела отделилась; / но то и другое расторгает / узы смерти и ада / могуществом Твоим, Слово.

{Ο} Ад Слове, срет Тя огорчися, / человека зря обожена, / уязвлена ранами, и Всесильнодетеля, / страшным же зраком погибе.

 

 

Ад встретившись с Тобою, Слово, ожесточился, / видя смертного обоженным, / изъязвленным ранами и вместе – всесильным, / но погиб от страха пред этим образом.

 

Песнь 5.

Ирмос: Богоявления Твоего Христе, / к нам милостивно бывшаго, / Исаия Свет видев Невечерний, / из нощи утреневав взываше: / воскреснут мертвии, / и востанут сущии во гробех, / и вси земнороднии возрадуются.

 

Песнь 5

Ирмос: Богоявления Твоего к нам, Христе, / из сострадания происшедшего, / Исаия увидев свет немеркнущий, / от ночи бодрствуя восклицал: / "Воскреснут мертвые, / и восстанут находящиеся в гробницах, / и все, на земле живущие, возрадуются!"

{Ν} Новотвориши земныя Создателю, перстен быв, / и плащаница и гроб являют еже в Тебе Слове, таинство. / Благообразный бо советник, Тебе Рождшаго совет образует, / в Тебе велелепно новотворящаго мя.

 

Ты обновляешь рожденных на земле, Создатель, / Сам явившись созданным из праха, / и полотно и гроб указывают, Слово, / на связанное с Тобою таинство; / ибо почтенный член совета представляет / замысел Твоего Родителя, / в Тебе величественно обновляющего меня.

{Δ} Смертию смертное, / погребением тленное прелагаеши, / нетленно твориши бо, / боголепно безсмертно творя приятие, / плоть бо Твоя истления не виде Владыко, / ниже душа Твоя во аде страннолепно оставлена бысть.

 

Смертию Ты изменяешь смертное, / погребением – тленное; / ибо Ты неизменным пребываешь, как подобает Богу, / делая бессмертным то, что принял: / ведь ни плоть Твоя не увидела тления, Владыка, / ни душа Твоя во аде дивным образом не оставлена.

{Ε} Из Небрачныя прошед, и прободен в ребра Содетелю мой, / из Нея соделал еси обновление Евино, Адам быв, / уснув паче естества сном естественным, / и жизнь воздвигнув от сна и тления, яко Всесилен.

 

 

От Безбрачной происшедший и пронзенный в ребра, / Ты чрез Нее, Создатель мой, / Евы совершил восстановление, / новым Адамом став, / уснув сном животворным сверхъестественно, / и жизнь пробудив от сна и тления, / как Всесильный.

 

Песнь 6.

{Σ} Ирмос: Ят бысть, / но не удержан в персех китовых Иона: / Твой бо образ нося, / Страдавшаго, и погребению давшагося, / яко от чертога от зверя изыде. / Приглашаше же кустодии, / хранящии суетная и ложная, / милость сию оставили есте.

 

Песнь 6

Ирмос: Был объят, но не удержан недрами кита Иона; / ибо нося образ Тебя, пострадавшего и погребению преданного, / он вышел из зверя, как из чертога, / а к страже гроба Твоего взывал: / "Соблюдающие суетное и ложное, / Самую Милость вы оставили!"

{Α} Биен был еси, но не разделился еси Слове, / еяже причастился еси плоти: / аще бо и разорися Твой храм во время страсти, / но и тако един бе состав Божества и плоти Твоея. / Во обоих бо Един еси Сын, Слово Божие, Бог и Человек.

 

Ты умерщвлен был, но не разделился, Слово, / с плотью, к которой приобщился; / ибо хотя и разрушился Твой храм во время страдания, / но и тогда была едина Ипостась / Божества и плоти Твоей, / ведь в обоих естествах Ты пребываешь, один Сын, / Слово Божие, Бог и человек.

{Β} Человекоубийственно, но не богоубийственно бысть прегрешение Адамово: / аще бо и пострада Твоея плоти перстное существо, / но Божество безстрастно пребысть, / тленное же Твое на нетление преложил еси, / и нетленныя жизни показал еси источник Воскресением.

 

Смертоносно для людей, но не для Бога, / было падение Адама, / ибо хотя и пострадало естество плоти Твоей, созданной из праха, / но бесстрастным осталось Божество, / а тленное Ты в Себе претворил в нетленное / и явил источник нетленной жизни воскресением.

{Β} Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим: / Ты бо положся во гробе Державне, живоначальною дланию, / смерти ключи развергл еси, / и проповедал еси от века тамо спящим, избавление неложное / быв Спасе, мертвым первенец.

 

 

Царствует ад, но не вечно, / над родом человеческим; / ибо Ты, Могущественный, положенный во гробе, / живоначальной дланию расторг засовы смерти / и возвестил сидевшим там от века истинное избавление, / став, Спаситель, первенцем из мертвых.

 

Кондак, глас 6:

Бездну заключивый, мертв зрится, / и смирною и плащаницею обвився, / во гробе полагается яко смертный Безсмертный: / жены же приидоша помазати Его миром, / плачущия горько и вопиющия: / сия суббота есть преблагословенная, / в нейже Христос уснув, воскреснет тридневен.

 

Кондак, глас 6

Бездну Заключивший / лежит пред нами мертвым, / и, полотном со смирною обвитый, / в гробнице полагается как смертный – Бессмертный. / Жены же пришли помазать Его миром, / плача горько и взывая: / "Эта суббота – преблагословенна, / та самая, когда Христос уснул, / чтобы на третий день воскреснуть".

Икос: Содержай вся на Крест вознесеся, / и рыдает вся тварь, Того видящи нага висяща на древе, / солнце лучи сокры, и звезды отложиша свет: / земля же со многим страхом поколебася, и море побеже, / и камение распадеся, гроби же многи отверзошася, / и телеса восташа святых мужей. / Ад низу стенет, / и иудее советуют оклеветати Христово Воскресение. / Жены же взывают: / сия суббота есть преблагословенная, / в нейже Христос, уснув, воскреснет тридневен.

 

Икос: Все Удерживающий на Кресте был возвышен, / и рыдает все творение, / видя Его обнаженным, висящим на Древе; / солнце скрыло лучи, и звезды лишились света; / земля же в великом страхе поколебалась, / море побежало и камни распались, / а многие гробницы открылись, / и восстали тела святых мужей. / Ад внизу стенает, а Иудеи замышляют оклеветать Христово воскресение, / но жены взывают: / "Эта суббота – преблагословенна, / та самая, когда Христос уснул, / чтобы на третий день воскреснуть".

Синаксарий.

 

 

 

Песнь 7.

{Α} Ирмос: Неизреченное чудо, / в пещи избавивый / преподобныя отроки из пламене, / во гробе мертв / бездыханен полагается, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, / благословен еси.

 

Песнь 7

Ирмос: Неизреченное чудо! / Избавивший благочестивых отроков в печи от пламени / во гробе мертвым, бездыханным погребается, / ко спасению нас, поющих: / "Боже, Искупитель, благословен Ты!"

{Τ} Уязвися ад, в сердце / прием Уязвеннаго копием в ребра, / и воздыхает огнем Божественным иждиваемь, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, благословен еси.

 

Уязвлен в сердце ад, / приняв Пронзенного копьем в ребра, / и стенает, огнем божественным поглощаемый, / ко спасению нас, поющих: / "Боже, Искупитель, благословен Ты!"

{Ο} Богат гроб, / в себе бо приим яко спяща Содетеля, / жизни Божественное сокровище показася, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, благословен еси.

 

Богат гроб! / Ведь приняв в себя / как бы уснувшего Создателя, / он явлен божественной сокровищницей жизни, / ко спасению нас, поющих: / "Боже, Искупитель, благословен Ты!"

{Ν} Законом умерших / еже во гробе положение, всех приемлет Жизнь, / и сего источника показует востания, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, благословен еси.

 

По закону смертных / положению во гробе / подвергается Жизнь всех / и источником воскресения его являет, / ко спасению нас, поющих: / "Боже, Искупитель, благословен Ты!"

{Μ} Едино бяше неразлучное, / еже во аде, и во гробе, и во Едеме, / Божество Христово, со Отцем и Духом, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, благословен еси.

 

 

Единым было во аде, / и во гробе, и в Эдеме / Божество Христа, нераздельное с Отцом и Духом, / ко спасению нас поющих: / "Боже, Искупитель, благословен Ты!"

 

Песнь 8.

{Ε} Ирмос: Ужаснися бояйся небо, / и да подвижатся основания земли: / се бо в мертвецех вменяется в вышних Живый, / и во гроб мал странноприемлется. / Егоже отроцы благословите, / священницы воспойте, / людие превозносите во вся веки.

 

Песнь 8

Ирмос: Изумись в трепете, небо, / и да потрясутся основания земли; / ибо вот, к мертвым причисляется / на высотах Живущий / и в тесном гробе помещается; / Его отроки благословляйте, / священники воспевайте, / люди превозносите во все века.

{Λ} Разрушися Пречистый храм, / падшую же совозставляет скинию: / Адаму бо первому Вторый, Иже в вышних Живый, / сниде даже до адовых сокровищ. / Егоже отроцы благословите, / священницы воспойте, / людие превозносите во вся веки.

 

Разрушен пречистый храм, / но с Собой Он восстанавливает падшую скинию, / ибо к первому Адам второй, / на высотах Живущий, / сошел даже до внутренних хранилищ ада: / Его отроки благословляйте, священники воспевайте, / люди превозносите во все века.

{Π} Преста дерзость учеников, / Аримафей же изрядствует Иосиф: / мертва бо и нага зря, над всеми Бога, / просит и погребает, зовый: / отроцы благословите, / священницы воспойте, / людие, превозносите во вся веки.

 

Не стало дерзновения у учеников, / но отличается Аримафеянин Иосиф, / ибо мертвым и обнаженным Всевышнего Бога видя, / он испрашивает Его и погребает, восклицая: / "Отроки благословляйте, священники воспевайте, / люди превозносите во все века!"

{Ω} О чудес новых! / О благости! / О неизреченнаго терпения! / Волею бо под землею печатлеется, Иже в вышних Живый, / и яко льстец, Бог оклеветается. / Егоже отроцы благословите, / священницы воспойте, / людие превозносите во вся веки.

 

 

О необычайные чудеса! О благость! / О неизреченное терпение! / Под землею добровольно запечатывается / на высотах Живущий, / и Бог, как обманщик, ложно обвиняется: / Его отроки благословляйте, священники воспевайте, / люди превозносите во все века.

 

Песнь 9.

{Μ} Ирмос: Не рыдай Мене Мати, / зрящи во гробе, / Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: / востану бо и прославлюся, / и вознесу со славою, непрестанно яко Бог, / верою и любовию Тя величающия.

 

Песнь 9

Ирмос: Не рыдай надо Мною, Матерь, / видя во гробе Сына, / Которого Ты во чреве без семени зачала, / ибо Я воскресну и буду прославлен, / и во славе вознесу, как Бог, / непрестанно с верою и любовию / Тебя величающих.

{Ε} В страннем Твоем рождестве, / болезней избежавше паче естества, / ублажихся Безначальне Сыне: / ныне же Тя Боже мой, / бездыханна зрящи мертва, / оружием печали растерзаюся люте, / но воскресни, яко да возвеличуся.

 

При дивном Твоем рождестве / сверхъестественно избежав мучений, / Я была прославлена, Сын безначальный; / ныне же, видя Тебя, Боже Мой, бездыханным, мертвым, / Я мечом скорби терзаюсь страшно; / но воскресни, чтобы Мне возвеличиться.

{Γ} Земля покрывает Мя хотяща, / но устрашаются адовы вратницы, / одеяна видяще одеждею окровавленою, Мати, отмщения: / враги бо Крестом поразив яко Бог, / воскресну паки, и возвеличу Тя.

 

Земля покрывает Меня по Моей воле, / но трепещут привратники ада, / видя Меня, Матерь, / облеченного в окровавленную одежду мщения, / ибо поразив врагов на Кресте, как Бог, / Я опять воскресну и возвеличу Тебя.

{Α} Да радуется тварь, / да веселятся вси земнороднии, / враг бо пленися ад: / с миры жены да сретают, / Адама со Евою избавляю всеродна, / и в третий день воскресну.

 

 

Да радуется творение, / да веселятся все, на земле рожденные, / ибо у ада ненавистного отнята добыча; / пусть жены с ароматами Меня встречают; / Я избавляю Адама и Еву со всем их родом, / и в третий день воскресну.

 

Ексапостиларий, глас 2:

 

Ексапостиларий, глас 2

Свят Господь Бог наш. (3)

 

Свят Господь Бог наш. (3)

Стих: Яко свят Господь Бог наш.

Стих: Над всеми людьми Бог наш.

 

 

 

Стих: Ибо свят Господь Бог наш.

Стих: Над всеми людьми Бог наш.

 

 

На хвалитех поставим стихи 4
и поем стихиры самогласны, глас 2:

 

На "хвалите" стихиры на 4
Глас 2

Днесь содержит гроб Содержащаго дланию тварь, / покрывает камень Покрывшаго добродетелию небеса: / спит Живот, и ад трепещет, / и Адам от уз разрешается. / Слава Твоему смотрению, / имже совершив все упокоение вечное, / даровал еси нам Боже, / всесвятое из мертвых Твое Воскресение.

 

В сей день удерживает гроб / Держащего Своей рукою все творение; / камень покрывает / Покрывшего Своею доблестью небеса. / Жизнь спит, и ад трепещет, / и Адам от уз освобождается. / Слава промыслу Твоему, / по которому все завершив, / Ты даровал нам вечный субботний покой – / всесвятое Твое воскресение из мертвых.

Что зримое видение? / Кое настоящее упокоение? / Царь веков, Иже страстию совершив смотрение, / во гробе субботствует, новое нам подая субботство. / Тому возопиим: / воскресни Боже, судяй земли, / яко Ты царствуеши во веки, / неизмерную имеяй велию милость.

 

Что за зрелище пред глазами? / Что за нынешнее упокоение? / Царь веков, Своим страданием все предусмотренное завершив, / во гробе бездействует, / подавая нам новый субботний покой. / Ему воззовем: / "Восстань, Боже, суди землю, / ибо Ты царствуешь во веки, / имеющий безмерно великую милость!"

Приидите видим Живот наш во гробе лежащь, / да во гробех лежащия оживит. / Приидите днесь Иже из Иуды спяща зряще, / пророчески Ему возопиим: / возлег уснул еси яко лев, / кто воздвигнет Тя Царю? / Но востани самовластно, / давый Себе о нас волею, / Господи слава Тебе.

 

Придите, увидим Жизнь нашу, во гробе лежащую, / чтобы лежащих в могилах оживотворить. / Придите, Того, Кто от Иуды в сей день созерцая спящим, / пророчески Ему воззовем: / "Возлегши, Ты уснул как лев, / кто пробудит Тебя, Царь? / Но воскресни Своею властью, / добровольно отдавший Себя за нас, / Господи, слава Тебе!"

Глас 6: Проси Иосиф тело Иисусово, / и положи е в новем своем гробе: / подобаше бо Ему из гроба, / яко из чертога проити. / Сокрушивый державу смерти, / и отверзый врата райская человеком, / Господи, слава Тебе.

 

Глас 6: Испросил Иосиф тело Иисуса, / и положил в новой своей гробнице: / ведь подобало Ему из гроба, / выйти, как из брачного чертога. / Сокрушивший могущество смерти, / и открывший людям врата рая, / (Господи,) слава Тебе!

Слава, глас 6: Днешний день тайно великий Моисей / прообразоваше, глаголя: / и благослови Бог день седьмый, / сия бо есть благословенная суббота. / Сей есть упокоения день, / воньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий, / смотрением еже на смерть, плотию субботствовав: / и во еже бе, паки возвращься Воскресением, / дарова нам живот вечный, / яко Един Благ и Человеколюбец.

 

Слава, глас 6: Сей день таинственно / прообразовал великий Моисей, говоря: / "И благословил Бог день седьмой", / ибо это – благословенная суббота. / Она – упокоения день, / в который почил от всех дел Своих / Единородный Сын Божий. / Через промыслительную смерть плотию упокоившись / и вновь вернувшись к тому, чем был через воскресение, / Он даровал нам вечную жизнь, / как единственно благой и Человеколюбец.

И ныне, Богородичен, глас 2: Преблагословена еси, Богородице Дево, / Воплощшим бо ся из Тебе ад пленися, / Адам воззвася, / клятва потребися, / Ева свободися, / смерть умертвися, и мы ожихом. / Тем воспевающе вопием: / благословен Христос Бог, / благоволивый тако, слава Тебе.

 

 

И ныне, глас 2: Преблагословенна Ты, Богородица Дева, / ибо Воплотившимся от Тебя ад пленен, / Адам из него возвращен, / проклятие лишилось силы, / Ева освобождена, смерть умерщвлена / и мы исполнились жизни. / Потому, воспевая, взываем: / "Благословен Христос Бог, так благоволивший, слава Тебе!"

 

Славословие великое. Священник же облачается во всю священническую одежду, и входит со святым Евангелием. По Трисвятом же глаголет Священник: Вонмем. Мир всем. Премудрость.

 

 

Славословие великое; после пения Трисвятого совершается крестный ход вокруг храма с плащаницей и Евангелием. Затем у Царских врат настоятель возглашает: Премудрость! Станем благоговейно!

 

И мы тропарь, глас 2, единожды:

 

Тропарь, глас 2

Благообразный Иосиф, / с древа снем Пречистое Тело Твое, / плащаницею чистою обвив, / и вонями во гробе нове покрыв положи.

 

 

Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив и помазав благовониями / в гробнице новой положил.

 

И глаголем тропарь пророчества, глас 2:

 

Тропарь пророчества, глас 2

Содержай концы, / гробом содержатися изволил еси, Христе, / да от адова поглощения избавиши человечество / и воскрес оживиши нас, / яко Бог Безсмертный.

 

Держащий всего мира концы, / благоволил Ты быть удержанным гробом, Христе, / чтобы от поглощения адом / избавить человеческое естество / и, обессмертив, оживить нас, / как Бог бессмертный.

Слава, И воскрес оживиши нас, яко Бог Безсмертный.

 

Слава: И, обессмертив, оживить нас, как Бог бессмертный.

И ныне, весь.

 

 

И ныне: Держащий всего мира концы:

 

Таже прокимен, глас 4:

 

Прокимен, глас 4

Воскресни Господи, помози нам, / и избави нас имене ради Твоего. Стих: Боже, ушима нашима услышахом и отцы наши возвестиша нам.

 

 

Восстань, Господи, помоги нам, / и избавь нас ради имени Твоего. Стих: Боже, мы ушами нашими услышали, и отцы наши возвестили нам.   Пс 43:27, 2А

 

Пророчества Иезекиилева чтение.
[Глава 37, ст. 1 – 14.]

 

Пророчества Иезекииля чтение

Бысть на мне рука Господня, и изведе мя в дусе Господни, и постави мя среде поля, се же бяше полно костей человеческих. И обведе мя окрест их около, и се многи зело на лицы поля, и се сухи зело. И рече ко мне: сыне человечь, оживут ли кости сия? И рекох: Господи Боже, Ты веси сия. И рече ко мне: сыне человечь, прорцы на кости сия, и речеши им: кости сухия, слышите слово Господне. Се глаголет Адонаи Господь костем сим: ее Аз введу в вас дух животен. И дам на вас жилы, и возведу на вас плоть, и простру по вам кожу, и дам дух Мой в вас, и оживете, и увесте, яко Аз есмь Господь. И прорекох, якоже заповеда ми Господь. И бысть глас внегда ми пророчествовати, и се трус, и совокупляхуся кости, кость к кости, каяждо к составу своему. И видех, и се быша им жилы, и плоть растяше, и восхождаше, [и протяжеся] им кожа верху, духа же не бяше в них. И рече ко мне: прорцы о дусе, прорцы сыне человечь, и рцы духови: сия глаголет Адонаи Господь, от четырех ветров прииди душе, и вдуни на мертвыя сия, и да оживут. И прорекох, якоже повеле ми: и вниде в ня дух жизни, и ожиша, и сташа на ногах своих, собор мног зело. И рече Господь ко мне, глаголя: сыне человечь, сия кости весь дом Израилев есть, тии бо глаголют: сухи быша кости наша, погибе надежда наша, убиени быхом. Того ради прорцы [сыне человечь], и рцы к ним, сия глаголет Адонаи Господь: се Аз отверзу гробы ваша, и изведу вас от гроб ваших, людие Мои, и введу вы в землю Израилеву. И увесте, яко Аз есмь Господь, внегда отверсти Ми гробы ваша, еже возвести Ми вас от гробов ваших, людие Мои: и дам дух Мой в вас, и живи будете. И поставлю вы на земли вашей, и увесте, яко Аз Господь: глаголах, и сотворю, глаголет Адонаи Господь.

 

 

 

Была на мне рука Господня, и вывел Он меня в Духе Господнем и поставил меня посреди поля, и оно было полно костей человеческих, и обвел меня со всех сторон вокруг них, и [вот] весьма [много] их на поверхности поля, и вот, они сухи весьма. И сказал мне: "Сын человеческий! Оживут ли кости сии?" И сказал я: "Господи (Боже)*! Ты знаешь это". И сказал мне: "(Сын человеческий,) изреки пророчество на кости сии; и скажешь им: Кости сухие! Выслушайте слово Господне! Так говорит (Адонаи) Господь костям сим: Вот, Я введу в вас дух жизни, и наложу на вас жилы, и подниму на вас плоть, и простру по вам кожу, и введу Дух Мой в вас, и оживете, и узнаете, что Я – Господь". И изрек я пророчество, как заповедал мне Господь. И произошел шум, в то время, как я пророчествовал; и вот, землетрясение, и сблизились кости, (кость к кости,) каждая с суставом своим. И я увидел: и вот, (появились) на них жилы, и плоть вырастала, и возникла (и простиралась) на них кожа сверху, а духа не было в них. И сказал Он мне: "Изреки пророчество к духу, сын человеческий, изреки пророчество и скажи Духу: Так говорит (Адонаи)* Господь: От четырех ветров приди, (Дух,) и дохни на этих мертвых, и пусть они оживут". И изрек я пророчество, согласно с тем, что Он повелел мне, и вошел в них Дух (жизни), и они ожили, и стали на ноги свои – собрание весьма многочисленное. И сказал Господь мне, говоря: "Сын человеческий! Кости эти – весь дом Израилев. (Ибо) они говорят: Сухи стали кости наши, потеряна надежда наша, мы погибли. Потому изреки пророчество, (сын человеческий,) и скажи им: Так говорит (Адонаи)* Господь: Вот, Я открываю гробницы ваши, и выведу вас, (народ мой,) из гробниц ваших, и введу вас в землю Израилеву. И узнаете, что Я Господь, когда Я открою могилы ваши, чтобы вывести Мне (вас) из могил (ваших,) народ Мой. И вложу Дух Мой в вас, и оживете, и помещу вас на земле вашей, и узнаете, что Я, Господь, сказал – и сделаю, говорит (Адонаи)* Господь".   Иез 37:1–14

 

* в греч. Минее: Господь Господь, в лучших списках текста 70 – Господь, в синод. – Господь Бог.

 

Прокимен, глас 7:

 

Прокимен, глас 7

Воскресни Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, / не забуди убогих Твоих до конца. Стих: Исповемся Тебе, Господи, всем сердцем моим, повем вся чудеса Твоя.

 

 

Восстань, Господи Боже мой, да возвысится рука Твоя, / не забудь бедных Твоих до конца. Стих: Буду славить Тебя, Господи, всем сердцем моим, возвещу все чудеса Твои.   Пс 9:33, 2

 

Апостол
к Коринфянам, зачало 133:

Братие, мал квас все смешение квасит. Очистите убо ветхий квас, да будете ново смешение, якоже есте безквасни: ибо Пасха наша за ны пожрен бысть, Христос. Темже да празднуем, не в квасе ветсе, ни в квасе злобы и лукавства, но в безквасиих чистоты и истины. Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва. Писано бо есть: проклят всяк висяй на древе. Да в языцех благословение Авраамле будет о Христе Иисусе, да обетование Духа приимем верою.

 

 

Апостол
Послание к Коринфянам, зачало 133, 206

Братья, малая закваска заквашивает все тесто. Очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны. Ибо и Пасха наша, Христос, был заклан. Итак, будем праздновать не со старой закваской и не с закваской порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины. Христос искупил нас от проклятия Закона, сделавшись за нас проклятием, потому что написано: проклят всякий, висящий на древе, чтобы на язычников благословение Авраама пришло в Иисусе Христе, чтобы обещанного Духа мы получили чрез веру.   1 Кор 5:6Б–8; Гал 3:13–14

 

Аллилуиа, глас 5:

 

Аллилуия, глас 5

Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от Лица Его ненавидящии Его. Стих: Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня. Стих: Тако да погибнут грешницы от Лица Божия, а праведницы да возвеселятся.

 

 

Стих: Да восстанет Бог и рассеются враги Его, и да бегут от лица Его ненавидящие Его. Стих: Как исчезает дым, да исчезнут, как тает воск пред лицом огня. Стих: Так да погибнут грешники от лица Божия, а праведники да возвеселятся.   Пс 67:2, 3А, 3Б–4А

 

Евангелие от Матфеа,
зачало 114:

 

Евангелие от Матфея,
зачало 114

Во утрий день, иже есть по пятце, собрашася архиерее и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом, яко льстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану. Повели убо утвердити гроб до третияго дне, да не како пришедше ученицы Его нощию, украдут Его, и рекут людем: воста от мертвых, и будет последняя лесть горша первыя. Рече же им Пилат: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. Они же шедше утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею.

 

 

 

На другой день, который приходится после пятницы, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и сказали: господин, мы вспомнили, что обманщик тот сказал, еще будучи в живых: "через три дня восстану". Повели поэтому охранять гробницу до третьего дня, чтобы ученики, придя, не украли Его, и не сказали бы народу: "восстал из мертвых"; и будет последний обман хуже первого. Сказал им Пилат: имеете стражу; идите, охраняйте, как знаете. И они пошли и охраняли гробницу, запечатав камень и приставив стражу.   Мф 27:62–66

 

 

Таже ектения: Рцем вси: и прочая, яко обычно. Исполним утреннюю молитву нашу: Такожде и прочая, яко обычно. И бывает отпуст. И бывает целование плащаницы, а идеже несть плащаницы, целуют образ;

 

 

Затем ектении Возгласим все от всей души: Восполним утреннюю молитву нашу Господу: и далее как обычно, и отпуст тот же, что на вечерне. И затем целование плащаницы, а где нет плащаницы целуем образ.

 

Певцы же поют стихиру, глас 5:

 

Стихира, глас 5

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, / в нощи к Пилату пришедшаго, / и Живота всех испросившаго. / Даждь ми Сего страннаго, / Иже не имеет где главы подклонити; / даждь ми Сего страннаго, Егоже ученик лукавый на смерть предаде; / даждь ми Сего страннаго, / Егоже Мати зрящи на Кресте висяща, / рыдающи вопияше, / и матерски восклицаше: / увы Мне, Чадо Мое! / Увы Мне, Свете Мой, / и утроба Моя возлюбленная! / Симеоном бо предреченное в церкви днесь собысться: / Мое сердце оружие пройде, / но в радость Воскресения Твоего / плач преложи. / Покланяемся Страстем Твоим, Христе; / покланяемся Страстем Твоим, Христе; / покланяемся Страстем Твоим, Христе, / и Святому Воскресению.

 

 

Придите, прославим Иосифа, навеки памятного, / ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: / "Отдай мне Сего Странника, / Который не имеет, где главу приклонить; / отдай мне Сего Странника, / Которого ученик коварный предал на смерть; / отдай мне Сего Странника, / Которого Матерь, видя висящим на Кресте, / с рыданиями взывала / и по-матерински восклицала: / "Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой / и Жизнь Моя возлюбленная! / Ибо предсказанное в храме Симеоном в сей день сбылось: / Мое сердце меч пронзил, / но в радость о воскресении Твоем плач претвори!" / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, / и святому воскресению!

 

Первый же час поется в притворе: третий же час, шестый и девятый поются вкупе просто в притворе с блаженными во свое время.

 

 

 



(c) Переводы Св. Писания и Богослужебных текстов: о. Амвросий (Тимрот).
При любом использовании материалов сайта, ссылка на автора обязательна.

 

 
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus