Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иерусалимского

• По­не­дель­ник
• Втор­ник
• Сре­да
• Чет­верг 1‑ой сед­ми­цы Ве­ли­ко­го поста
• Чет­верг 5‑ой сед­ми­цы Ве­ли­ко­го поста

В ПО­НЕ­ДЕЛЬ­НИК
ПЕР­ВОЙ СЕД­МИ­ЦЫ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

На­чи­на­ем ве­ли­кий ка­нон, тво­ря­ще и на ча­сти че­ты­ре со ир­мо­сом, яко ис­пол­ни­ти­ся ему в чет­вер­ток ве­че­ра. Тво­ре­ние свя­та­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ска­го, Иеру­са­лим­ска­го. Тво­рим же на кийж­до тро­парь ме­та­ния 3. По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го, Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя пе­ред каж­дым тро­па­рем при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.

Глас 6. Песнь 1. Ир­мос по дважды.

Песнь 1, глас 6

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися. Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он – мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го – и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он про­сла­вил­ся! (2)
Стих: По­ми­луй мя, Бо­же, по­ми­луй мя. При­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.
Отку­ду нач­ну пла­ка­ти / ока­ян­на­го мо­е­го жи­тия де­я­ний? / Кое ли по­ло­жу на­ча­ло, Хри­сте, ны­неш­не­му ры­да­нию? / Но яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми пре­гре­ше­ний оставление. Сче­го нач­ну опла­ки­вать / зло­счаст­ной мо­ей жиз­ни де­я­ния? / Ка­кое по­ло­жу на­ча­ло, Хри­сте, / ны­неш­ней пес­ни пла­чев­ной? / Но Ты, как Ми­ло­серд­ный, / да­руй мне со­гре­ше­ний прощение.
Гря­ди ока­ян­ная ду­ше, с пло­тию тво­ею, / Зи­жди­те­лю всех ис­по­веж­дь­ся, / и оста­ни­ся про­чее пре­жд­ня­го без­с­ло­ве­сия, / и при­не­си Бо­гу в по­ка­я­нии слезы. При­ди, несчаст­ная ду­ша с пло­тию тво­ею, / Со­зда­те­лю все­го ис­по­ве­дай­ся, / и воз­дер­жись, на­ко­нец, от преж­не­го без­рас­суд­ства, / и при­не­си Бо­гу в по­ка­я­нии слезы.
Пер­во­здан­на­го Ада­ма пре­ступ­ле­нию по­рев­но­вав, / по­знах се­бе об­на­же­на от Бо­га / и прис­но­сущ­на­го Цар­ствия и сла­до­сти, / грех ра­ди моих. Пер­во­здан­но­му Ада­му в пре­ступ­ле­нии под­ра­жав, / по­знал я се­бя от­лу­чен­ным от Бо­га, / и веч­но­го Цар­ства, и сла­до­сти / из-за гре­хов моих.
Увы мне ока­ян­ная ду­ше, / что упо­до­би­ла­ся еси пер­вей Еве? / Ви­де­ла бо еси зле, и уяз­ви­ла­ся еси гор­це, / и кос­ну­ла­ся еси дре­ва и вку­си­ла еси дер­зост­но / без­с­ло­вес­ныя снеди. Увы, несчаст­ная моя ду­ша! / За­чем упо­до­би­лась ты пер­вой Еве? / Ибо по­смот­ре­ла по­роч­но, уяз­ви­лась горь­ко, / при­кос­ну­лась к дре­ву и вку­си­ла дер­зост­но / без­рас­суд­ной снеди.
Вме­сто Евы чув­ствен­ныя / мыс­лен­ная ми бысть Ева, / во пло­ти страст­ный по­мысл, / по­ка­зу­яй слад­кая / и вку­ша­яй прис­но / горь­ка­го напоения. Вме­сто Евы чув­ствен­ной / мыс­лен­ная вос­ста­ла во мне Ева – / во пло­ти страст­ный по­мы­сел, – / по­ка­зы­ва­ю­щий при­ят­ное, / но вку­су до­став­ля­ю­щий все­гда / горь­кое питие.
До­стой­но из Еде­ма из­гнан бысть, / яко не со­хра­нив еди­ну Твою, Спа­се, за­по­ведь Адам: / аз же что по­ст­раж­ду, / от­ме­тая все­гда жи­вот­ная Твоя словеса? До­стой­но из Эде­ма из­гнан был, / так как не со­хра­нил еди­ную Твою, Спа­си­тель, за­по­ведь Адам; / как же я по­стра­даю, / от­вер­гая все­гда жи­во­твор­ные Твои слова?
Сла­ва, Тро­и­чен: Пре­сущ­ная Тро­и­це, во Еди­ни­це по­кла­ня­е­мая, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­троб­на, / даждь ми сле­зы умиления. Сла­ва, Тро­и­чен: Сверх­су­ще­ствен­ная Тро­и­ца, во Един­стве по­кло­ня­е­мая, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ная, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, на­деж­де и пред­ста­тель­ство Те­бе по­ю­щих, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко Вла­ды­чи­ца Чи­стая, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, На­деж­да и За­щи­та Те­бя вос­пе­ва­ю­щих! / Возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и как Вла­ды­чи­ца Чи­стая / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня.

Песнь 2.

Ир­мос: Вон­ми, небо, и воз­гла­го­лю, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы пло­тию при­шед­ша­го. (2)

Песнь 2

Ир­мос: Вни­май, небо, – и воз­ве­щу, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы во пло­ти При­шед­ше­го. (2)

Вон­ми небо, и воз­гла­го­лю, / зем­ле, вну­шай глас, / ка­ю­щий­ся к Бо­гу и вос­пе­ва­ю­щий Его. Вни­май, небо, – и воз­ве­щу; / зем­ля! Слу­шай глас, / ка­ю­щий­ся пред Бо­гом / и вос­пе­ва­ю­щий Его.
Вон­ми ми, Бо­же, Спа­се мой / ми­ло­стив­ным Тво­им оком, / и при­и­ми мое теп­лое исповедание. Воз­зри на ме­ня, Бо­же, как ми­ло­серд­ный, / ми­ло­сти­вым Тво­им оком / и при­ми мое теп­лое исповедание.
Со­гре­ших па­че всех че­ло­век, / един со­гре­ших Те­бе: / но ущед­ри яко Бог, Спа­се, / тво­ре­ние Твое. Со­гре­шил я бо­лее всех лю­дей, / один со­гре­шил пред То­бою; / но по­ми­луй, как Бог, о Спа­си­тель, / тво­ре­ние Твое.
Во­об­ра­зив мо­их стра­стей без­об­ра­зие, / лю­бо­сласт­ны­ми стрем­лень­ми / по­гу­бих ума красоту. Отоб­ра­зив мо­их стра­стей без­об­ра­зие, / сла­сто­лю­би­вы­ми стрем­ле­ни­я­ми / ис­ка­зил я ума красоту.
Бу­ря мя злых об­дер­жит, / бла­го­у­тробне Гос­по­ди: / но яко Пет­ру, / и мне ру­ку простри. Бу­ря зла ме­ня охва­ты­ва­ет, / ми­ло­серд­ный Гос­по­ди, / но, как Пет­ру, / Ты и мне ру­ку простри.
Осквер­них пло­ти мо­ея ри­зу / и ока­лях / еже по об­ра­зу, Спа­се, / и по подобию. Осквер­нил я пло­ти мо­ей одеж­ду / и за­пят­нал то, / в чем об­раз Твой, Спа­си­тель, / и подобие.
Омра­чих ду­шев­ную кра­со­ту / стра­стей сластьми, / и вся­че­ски весь ум / персть сотворих. Омра­чил я ду­ши кра­со­ту / стра­стей услаж­де­ни­я­ми / и со­вер­шен­но весь ум / в прах превратил.
Раз­д­рах ныне одеж­ду мою первую, / иже ми изт­ка Зи­жди­тель из на­ча­ла, / и от­ту­ду ле­жу наг. Изо­рвал я ныне оде­я­ние мое пер­вое, / ко­то­рое со­ткал мне Тво­рец из­на­ча­ла, / и по­то­му ле­жу наг.
Об­ле­кох­ся в раз­дран­ную ри­зу, / юже изт­ка ми змий со­ве­том, / и стыждуся. Об­лек­ся я в рва­ную одеж­ду, / ко­то­рую со­ткал для ме­ня змий сво­им со­ве­том, / и стыжусь.
Сле­зы блуд­ни­цы, Щед­ре, / и аз пред­ла­гаю: / очи­сти мя, Спа­се, / бла­го­у­тро­би­ем Твоим. Сле­зы блуд­ни­цы, о Ми­ло­серд­ный, / и я про­ли­ваю; / сми­луй­ся на­до мною, Спа­си­тель, / по со­стра­да­нию Твоему.
Воз­зрех на са­дов­ную кра­со­ту / и пре­льстих­ся умом: / и от­ту­ду ле­жу наг, и срамляюся. Взгля­нул я на кра­со­ту дре­ва в са­ду / и пре­льстил­ся умом, / и те­перь ле­жу на­гим и стыжусь.
Де­ла­ша на хреб­те мо­ем / вси на­чаль­ни­цы стра­стей, / про­дол­жа­ю­ще на мя / без­за­ко­ние их. Ра­бо­та­ли на хреб­те мо­ем / все пред­во­ди­те­ли зол, / про­дол­жая про­тив ме­ня / без­за­ко­ние свое.
Сла­ва, Тро­и­чен: Еди­на­го Тя в три­ех Ли­цех, / Бо­га всех пою, / От­ца и Сы­на и Ду­ха Святаго. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Еди­но­го в трех Ли­цах / Бо­га всех, пою: / От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Святого.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / еди­на Все­пе­тая, / мо­ли при­леж­но во еже спа­сти­ся нам. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная все­п­ро­слав­лен­ная, / мо­ли усерд­но о спа­се­нии нашем.

Песнь 3.

Ир­мос: На недви­жи­мом, Хри­сте, ка­ме­ни за­по­ве­дий Тво­их, / утвер­ди мое по­мыш­ле­ние. (2)

Песнь 3

Ир­мос: На непо­движ­ном, Хри­сте, камне за­по­ве­дей Тво­их / утвер­ди мое по­мыш­ле­ние. (2)

Ог­нь от Гос­по­да ино­гда / Гос­подь одо­ждив, / зем­лю Со­дом­скую / преж­де попали. Огонь от Гос­по­да, о ду­ша, / до­ждем про­лив, / зем­лю Со­дом­скую Гос­подь / в древ­но­сти попалил.
На го­ре спа­сай­ся, ду­ше, / яко­же Лот оный, / и в Си­гор угонзай. На го­ру спа­сай­ся, ду­ша, / как Лот, те­бе из­вест­ный, / и в Си­гор укрыть­ся спеши.
Бе­гай за­па­ле­ния, о ду­ше, / бе­гай Со­дом­ска­го го­ре­ния, / бе­гай тле­ния Бо­же­ствен­на­го пламене. Убе­гай от по­жа­ра, о ду­ша, / бе­ги от со­дом­ско­го го­ре­ния, / бе­ги от ги­бе­ли в Бо­же­ствен­ном пламени.
Со­гре­ших Те­бе един аз, / со­гре­ших па­че всех, Хри­сте Спа­се, / да не пре­зри­ши мене. Со­гре­шил пред То­бою один я, / со­гре­шил боль­ше всех, Хри­сте Спа­си­тель, / не пре­зри меня!
Ты еси Пас­тырь доб­рый, / взы­щи мене агн­ца, / и за­блужд­ша­го да не пре­зри­ши мене. Ты, Пас­тырь Доб­рый, / взы­щи ме­ня – агн­ца, / и за­блу­див­ше­го­ся не пре­зри меня.
Ты еси слад­кий, Иису­се, / Ты еси Со­зда­те­лю мой: / в Те­бе, Спа­се, оправдаюся. Ты Слад­чай­ший Иису­се, / Ты Со­зда­тель мой! / То­бою я, Спа­си­тель, оправдаюсь.
Ис­по­ве­да­ю­ся Те­бе, Спа­се: / со­гре­ших, со­гре­ших Ти: / но осла­би, оста­ви ми, / яко благоутробен. Ис­по­ве­да­юсь пред То­бою, Спа­си­тель: / со­гре­шил я, со­гре­шил Те­бе, / но от­пу­сти, про­сти ме­ня, / как Милосердный.
Сла­ва, Тро­и­чен: О Тро­и­це Еди­ни­це Бо­же! / Спа­си нас от пре­ле­сти, / и ис­ку­ше­ний, и обстояний. Сла­ва, Тро­и­чен: О, Тро­и­ца, Еди­ни­ца, Бо­же! / Спа­си нас от пре­льще­ния, / и ис­ку­ше­ний, и несчастий.
Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Бо­го­при­ят­ная утро­бо, / ра­дуй­ся, пре­сто­ле Гос­по­день, / ра­дуй­ся, Ма­ти Жиз­ни нашея. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Чре­во, Бо­га вме­стив­шее, / ра­дуй­ся, Пре­стол Гос­по­день, / ра­дуй­ся, Ма­терь Жиз­ни нашей.

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди. (2)

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди! (2)

Дел Тво­их да не пре­зри­ши, / со­зда­ния Тво­е­го да не оста­ви­ши, Пра­во­су­де, / аще и един со­гре­ших, яко че­ло­век, / па­че вся­ка­го че­ло­ве­ка, Че­ло­ве­ко­люб­че, / но има­ши, яко Гос­подь всех, / власть остав­ля­ти грехи. Дел Сво­их не пре­зри, / со­зда­ни­ем Сво­им не пре­не­бре­ги, Пра­во­суд­ный. / Хоть и один я со­гре­шил, как че­ло­век, / бо­лее вся­ко­го че­ло­ве­ка, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / но Ты име­ешь, как Гос­подь все­го, / власть от­пус­кать грехи.
При­бли­жа­ет­ся, ду­ше, ко­нец, при­бли­жа­ет­ся, / и нера­ди­ши, ни го­то­ви­ши­ся: / вре­мя со­кра­ща­ет­ся, во­ста­ни, близ при две­рех Су­дия есть: / яко со­ние, яко цвет, вре­мя жи­тия те­чет: / что всуе мятемся? При­бли­жа­ет­ся, ду­ша, ко­нец, при­бли­жа­ет­ся, / и ты не ра­де­ешь, не го­то­вишь­ся; / вре­мя со­кра­ща­ет­ся, вос­стань: близ­ко, при две­рях Су­дия. / Как сон, как цвет, вре­мя жиз­ни бе­жит, / за­чем мы на­прас­но мятемся?
Вос­пря­ни, о ду­ше моя, / де­я­ния твоя, яже со­де­ла­ла еси, по­мыш­ляй, / и сия пред ли­це твое при­не­си, / и кап­ли ис­пу­сти слез тво­их: / рцы со дерз­но­ве­ни­ем де­я­ния и по­мыш­ле­ния Хри­сту, / и оправдайся. Вос­прянь, о ду­ша моя! / О со­вер­шен­ных то­бою де­лах по­мыш­ляй, / и их пред оча­ми сво­и­ми пред­ставь, / и кап­ли про­лей слез тво­их, / от­крой со дерз­но­ве­ни­ем свои де­ла и по­мыш­ле­ния Хри­сту / и оправдайся.
Не бысть в жи­тии гре­ха, ни де­я­ния, ни зло­бы, / ея­же аз, Спа­се, не со­гре­ших / умом и сло­вом, и про­из­во­ле­ни­ем / и пред­ло­же­ни­ем, и мыс­лию, и де­я­ни­ем со­гре­шив, / яко ин ник­то­же когда. Нет в жиз­ни ни гре­ха, ни де­я­ния, ни зла, / в ко­то­рых бы я, Спа­си­тель, не по­гре­шил / умом, и сло­вом, и про­из­во­ле­ни­ем, / и на­ме­ре­ни­ем, и мыс­лью, и де­лом со­гре­шил, / как ни­кто иной никогда.
От­сю­ду и осуж­ден бых, / от­сю­ду пре­прен бых аз ока­ян­ный от сво­ея со­ве­сти, / ея­же ни­что­же в ми­ре нуж­ней­ше: / Су­дие Из­ба­ви­те­лю мой, и вед­че, / по­ща­ди и из­ба­ви, и спа­си мя ра­ба Твоего. По­то­му и осуж­ден был, / по­то­му и об­ви­нен я был, несчаст­ный, сво­ею со­ве­стию, / ко­то­рой ни­че­го нет в ми­ре стро­же; / Су­дия и Из­ба­ви­тель мой, все ве­да­ю­щий! / По­ща­ди, из­бавь и спа­си ме­ня, ра­ба Твоего.
Ле­стви­ца, юже ви­де древ­ле / ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех, / ука­за­ние есть ду­ше моя, / де­я­тель­на­го вос­хож­де­ния, ра­зум­на­го воз­ше­ствия: / аще хо­ще­ши убо, де­я­ни­ем, и ра­зу­мом, / и зре­ни­ем по­жи­ти, обновися. Лест­ни­ца, ко­то­рую ви­дел в древ­но­сти / ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов, / ука­зы­ва­ет, ду­ша моя, / на де­я­тель­ный подъ­ем и на ра­зум­ное вос­хож­де­ние; / по­то­му, ес­ли же­ла­ешь жить в де­я­ни­ях, и в по­зна­нии, / и в со­зер­ца­нии, – обновись.
Зной днев­ный пре­тер­пе / ли­ше­ния ра­ди пат­ри­арх, / и мраз нощ­ный по­не­се, / на всяк день снаб­де­ния тво­ря, / па­сый, труж­да­яй­ся, ра­бо­та­яй, / да две жене сочетает. Зной днев­ной пре­тер­петь / вы­нуж­ден был пат­ри­арх, / и мо­роз ноч­ной пе­ре­нес, / на вся­кий день при­бы­ток тво­ря, / па­ся, сра­жа­ясь, раб­ски слу­жа, / что­бы с же­на­ми дву­мя сочетаться.
Же­ны ми две ра­зу­мей, / де­я­ние же и ра­зум в зре­нии, / Лию убо де­я­ние, яко мно­го­чад­ную: / Ра­хиль же ра­зум, яко мно­го­труд­ную: / ибо кро­ме тру­дов, ни де­я­ние, ни зре­ние ду­ше, исправится. Под же­на­ми дву­мя ра­зу­мей / де­я­тель­ность и по­зна­ние в со­зер­ца­нии: / под Ли­ей, как мно­го­дет­ною – де­я­ние, / под Ра­хи­лью же, как по­лу­чен­ной мно­ги­ми тру­да­ми – по­зна­ние, / ибо без тру­дов ни де­я­ния, ни со­зер­ца­ние, / ду­ша моя, не совершатся.
Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, / нес­лит­ное Ли­цы / бо­го­слов­лю Тя, Тро­и­че­ское Еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Ти песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
Бо­го­ро­ди­чен: И раж­да­е­ши и дев­ству­е­ши, / и пре­бы­ва­е­ши обо­ю­ду есте­ством Де­ва: / Рож­дей­ся об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / утро­ба же раж­да­ет, не раж­да­ю­щая. / Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин: / тво­рит бо ели­ка хощет. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: И рож­да­ешь, и оста­ешь­ся Де­вой, / со­хра­няя все­гда дев­ство по есте­ству; / Рож­ден­ный от Те­бя об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / и рож­да­ет чре­во дев­ствен­ное. / Где угод­но Бо­гу, там пре­одо­ле­ва­ет­ся по­ря­док есте­ства, / ибо Он тво­рит все, что хочет.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ща, / Че­ло­ве­ко­люб­че, про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя, Спа­се, / тво­ри­ти во­лю Твою. (2)

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою. (2)

В но­щи жи­тие мое пре­идох прис­но, / тьма бо бысть и глу­бо­ка мне мгла, нощь гре­ха, / но яко дне сы­на Спа­се по­ка­жи мя. В но­чи жизнь мою я про­во­дил по­сто­ян­но, / ибо мра­ком и глу­бо­кою мглою / бы­ла для ме­ня ночь гре­ха; / но сы­ном дня, Спа­си­тель, по­ка­жи меня.
Ру­ви­ма под­ра­жая ока­ян­ный аз, / со­де­ях без­за­кон­ный и за­ко­но­пре­ступ­ный со­вет на Бо­га Выш­ня­го, / осквер­нив ло­же мое, яко от­чее он. Ру­ви­му под­ра­жая, я, несчаст­ный, / со­вер­шил без­за­кон­ный и пре­ступ­ный за­мы­сел пред Бо­гом Все­выш­ним, / осквер­нив ло­же мое, как тот ло­же отца.
Ис­по­ве­да­ю­ся Те­бе Хри­сте Ца­рю, / со­гре­ших, со­гре­ших, / яко преж­де Иоси­фа бра­тия про­дав­шии, / чи­сто­ты плод и целомудрия. Ис­по­ве­да­юсь пред То­бою, Хри­сте-Царь: / со­гре­шил, со­гре­шил я, / как неко­гда бра­тья, про­дав­шие Иоси­фа / – плод чи­сто­ты и целомудрия.
От срод­ни­ков пра­вед­ная ду­ша свя­за­ся, / про­да­ся в ра­бо­ту слад­кий, / во об­раз Гос­по­день: / ты же вся ду­ше, про­да­ла­ся еси / злы­ми твоими. Срод­ни­ка­ми пра­вед­ная ду­ша бы­ла свя­за­на, / про­дан был в раб­ство воз­люб­лен­ный, / – в про­об­раз Гос­по­да; / ты же, ду­ша, са­ма всю се­бя про­да­ла / злым де­лам твоим.
Иоси­фа пра­вед­на­го и це­ло­муд­рен­на­го ума / под­ра­жай ока­ян­ная, и неис­кус­ная ду­ше, / и не осквер­няй­ся без­с­ло­вес­ны­ми стрем­лень­ми / прис­но беззаконнующи. Иоси­фа пра­вед­но­го и це­ло­муд­рен­но­го ра­зу­му / под­ра­жай, несчаст­ная и жал­кая ду­ша, / и не осквер­няй­ся без­рас­суд­ны­ми стрем­ле­ни­я­ми, / непре­стан­но тво­ря беззакония.
Аще и в ро­ве по­жи­ве ино­гда Иосиф, / Вла­ды­ко Гос­по­ди, / но во об­раз по­гре­бе­ния и во­ста­ния Тво­е­го: / аз же что Те­бе ко­гда си­це­вое принесу? Ес­ли и был неко­гда во рве Иосиф, / Вла­ды­ка Гос­по­ди, / но в про­об­раз по­гре­бе­ния и Вос­кре­се­ния Тво­е­го; / я же что Те­бе ко­гда по­доб­ное принесу?
Сла­ва, Тро­и­чен: Тя Тро­и­це сла­вим, Еди­на­го Бо­га: / Свят, Свят, Свят еси От­че, Сыне и Ду­ше, / про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­це прис­но покланяемая. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Тро­и­ца, мы сла­вим, Еди­но­го Бо­га: / Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / – про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­ца непре­стан­но поклоняемая.
Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бе об­ле­че­ся в мое сме­ше­ние, / нетлен­ная, без­муж­ная Ма­ти Де­во, / Бог со­зда­вый ве­ки, / и со­еди­ни Се­бе че­ло­ве­че­ское естество. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бя об­лек­ся в мой со­став, / нетлен­ная, не знав­шая му­жа Ма­терь-Де­ва, / Бог, ве­ка со­тво­рив­ший, / и со­еди­нил с Со­бою че­ло­ве­че­ское естество.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем серд­цем мо­им / к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой. (2)

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою. (2)

Сле­зы Спа­се очию мо­ею, / и из глу­би­ны воз­ды­ха­ния / чи­сте при­но­шу, во­пи­ю­щу серд­цу: / Бо­же, со­гре­ших Ти / очи­сти мя. Сле­зы, Спа­си­тель, очей мо­их, / и из глу­би­ны сте­на­ния / ис­крен­но при­но­шу с воп­лем серд­ца: / “Бо­же, я со­гре­шил пред То­бою, / будь ми­ло­стив ко мне!”.
Укло­ни­лася еси ду­ше, от Гос­по­да тво­е­го, / яко­же Да­фан и Ави­рон: / но по­ща­ди, воз­зо­ви из ада пре­ис­под­ня­го, / да не про­пасть зем­ная те­бе покрыет. Укло­ни­лась ты, ду­ша, от Гос­по­да тво­е­го, / как Да­фан и Ави­рон; / но о по­ща­де воз­зо­ви из ада пре­ис­под­не­го, / что­бы про­пасть зем­ная те­бя не покрыла.
Яко юни­ца ду­ше раз­сви­ре­пев­шая, / упо­до­би­ла­ся еси Еф­ре­му, / яко сер­на от те­нет со­хра­ни жи­тие, / впе­рив­ши де­я­ни­ем ум, и зрением. Как те­ли­ца рас­сви­ре­пев­шая / упо­до­би­лась ты, ду­ша, Еф­ре­му; / но как сер­ну от се­тей, со­хра­ни жизнь свою, / окры­лив ум де­я­ни­я­ми и созерцанием.
Ру­ка нас Мо­и­сео­ва да уве­рит ду­ше, / ка­ко мо­жет Бог про­ка­жен­ное жи­тие / убе­ли­ти, и очи­сти­ти: / и не от­чай­ся са­ма се­бе, / аще и про­ка­жен­на еси. Ру­ка Мо­и­сея да уве­рит нас, ду­ша, / как мо­жет Бог про­ка­жен­ную жизнь / убе­лить и очи­стить, / и не от­ча­и­вай­ся са­ма за се­бя, / хо­тя и про­ка­же­на ты.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца есмь про­ста, нераз­дель­на, / раз­дель­на Личне, / и Еди­ни­ца есмь Есте­ством со­еди­не­на, / Отец гла­го­лет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Сла­ва, Тро­и­чен: “Тро­и­ца Я неслож­ная, нераз­дель­ная, / раз­ли­ча­е­мая по Ли­цам, / и Един­ство, есте­ством со­еди­нен­ное”, / – Отец воз­гла­ша­ет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Утро­ба Твоя Бо­га нам ро­ди, / во­об­ра­же­на по нам: / Его­же яко Со­зда­те­ля всех, мо­ли Бо­го­ро­ди­це, / да мо­лит­ва­ми Тво­и­ми оправдимся. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чре­во Твое Бо­га ро­ди­ло нам, / При­няв­ше­го наш об­раз, / Ко­то­ро­го как Твор­ца все­го мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца, / что­бы нам по мо­лит­вам Тво­им оправдаться.
Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй (3). Сла­ва, и ныне:

Кондак:

Душе моя, ду­ше моя, во­ста­ни, что спи­ши? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и има­ши сму­ти­ти­ся. / Вос­пря­ни убо, да по­ща­дит тя Хри­стос Бог, / вез­де сый и вся исполняяй.

Кондак, глас 6

Душа моя, ду­ша моя, вос­стань, что ты спишь? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и пред­сто­ит те­бе сму­тить­ся. / Вос­прянь же, да по­ща­дит те­бя Хри­стос Бог, / вез­де­су­щий и все наполняющий!

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам; / но не пре­даждь нас до кон­ца, / от­цев Бо­же. (2)

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Бо­же! (2)

Со­гре­ших, без­за­кон­но­вах, / и от­вер­гох за­по­ведь Твою, / яко во гре­сех про­из­ведох­ся / и при­ло­жих яз­вам стру­пы се­бе: / но Сам мя по­ми­луй, / яко Бла­го­у­тро­бен, от­цев Боже. Со­гре­шил я, со­де­лал без­за­ко­ние, / и от­верг за­по­ведь Твою, / так как и рож­ден был уже во гре­хах, / и еще при­ло­жил к сво­им яз­вам ра­ны; / но Сам по­ми­луй ме­ня, / Ми­ло­серд­ный от­цов Боже.
Тай­ная серд­ца мо­е­го / ис­по­ве­дах Те­бе Су­дии мо­е­му, / виждь мое сми­ре­ние, / виждь и скорбь мою, / и вон­ми су­ду мо­е­му ныне, / и Сам мя по­ми­луй, яко Бла­го­у­тро­бен, / от­цев Боже. Тай­ны серд­ца мо­е­го / ис­по­ве­дал я Те­бе, Су­дии мо­е­му, / воз­зри на мое сми­ре­ние, / воз­зри на скорбь мою, / внем­ли са­мо­осуж­де­нию мо­е­му ныне / и Сам ме­ня по­ми­луй, как Ми­ло­серд­ный / от­цов Боже.
Са­ул ино­гда яко по­гу­би от­ца сво­е­го ду­ше ос­ля­та, / вне­за­пу цар­ство об­ре­те к про­слу­тию, / но блю­ди, не за­бы­вай се­бе, / скот­ския по­хо­ти твоя / про­из­во­лив­ши па­че Цар­ства Христова. Са­ул неко­гда, по­те­ряв ослиц от­ца сво­е­го, / вне­зап­но об­рел цар­ский сан, путь к из­вест­но­сти; / но смот­ри же, ду­ша, не за­бы­вай­ся, / скот­ские во­жде­ле­ния твои / пред­по­чи­тая Цар­ству Христову.
Да­вид ино­гда Бо­го­отец, / аще и со­гре­ши су­гу­бо ду­ше моя, / стре­лою убо устре­лен быв пре­лю­бо­дей­ства, / ко­пи­ем же пле­нен быв убий­ства том­ле­ни­ем, / но ты са­ма тяж­чай­ши­ми де­лы неду­гу­е­ши, / са­мо­хот­ны­ми стремленьми. Да­вид неко­гда Бо­го­отец, / ес­ли и со­гре­шил су­гу­бо, ду­ша моя: / уязв­лен был пре­лю­бо­дей­ства стре­лою / и, как ко­пьем, был ра­нен за убий­ство воз­мез­ди­ем, / но ты са­ма тяг­чай­ши­ми тех де­ла­ми стра­да­ешь / – про­из­воль­ны­ми стремлениями.
Со­во­ку­пи убо Да­вид ино­гда без­за­ко­нию без­за­ко­ние: / убий­ству же лю­бо­дей­ство рас­тво­рив, / по­ка­я­ние су­гу­бое по­ка­за абие: / но са­ма ты лу­кав­ней­шая ду­ше со­де­ла­ла еси, / не по­ка­яв­ши­ся Богу. При­со­еди­нил Да­вид неко­гда без­за­ко­ние к без­за­ко­нию, / убий­ство к пре­лю­бо­де­я­нию при­ме­шав, / но по­ка­я­ние су­гу­бое при­нес вско­ре; / ты же худ­шие де­ла со­вер­ши­ла, ду­ша, / не рас­ка­яв­шись пред Богом.
Да­вид ино­гда во­об­ра­зи, / спи­сав яко на иконе песнь, / ею­же де­я­ние об­ли­ча­ет, еже со­дея, зо­вый: / по­ми­луй мя. Те­бе бо Еди­но­му со­гре­ших всех Бо­гу, / Сам очи­сти мя. Да­вид неко­гда на­чер­тал, / на­пи­сав, как на иконе, песнь, / ко­то­рою он об­ли­ча­ет то, что со­де­лал, взы­вая: / “По­ми­луй ме­ня, ибо пред То­бою Еди­ным я со­гре­шил, всех Бо­гом. / Сам очи­сти меня!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, нераз­дель­ная, / еди­но­сущ­ная, и Есте­ство еди­но, / Све­то­ве, и Свет, и Свя­та три, и еди­но Свя­то / по­ет­ся Бог Тро­и­ца: / но вос­пой, про­сла­ви, Жи­вот и Жи­во­ты, ду­ше, / всех Бога. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Про­стая, Нераз­дель­ная, / Еди­но­сущ­ная и Есте­ством Еди­ная: / как Све­ты и Свет, и – Три Свя­тых и Еди­ное Свя­тое / вос­пе­ва­ет­ся Бог Тро­и­ца; / но вос­пой, про­славь Жизнь и Жиз­ни, ду­ша, / – всех Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: По­ем Тя, бла­го­сло­вим Тя, / по­кла­ня­ем­ся Ти Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / яко нераз­дель­ныя Тро­и­цы по­ро­ди­ла еси еди­на­го Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­верз­ла еси нам / су­щим на зем­ли небесная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ва­ем Те­бя, бла­го­слов­ля­ем Те­бя, / по­кло­ня­ем­ся Те­бе, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / ибо но­си­ла Ты во чре­ве / Еди­но­го из Нераз­дель­ной Тро­и­цы – Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­кры­ла нам, / жи­ву­щим на зем­ле, небесное.

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся ве­ки. (2)

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все ве­ка! (2)

Со­гре­шив­ша Спа­се по­ми­луй, / воз­двиг­ни мой ум ко об­ра­ще­нию, / при­и­ми мя ка­ю­ща­го­ся, ущед­ри во­пи­ю­ща: / со­гре­ших Ти, спа­си, / без­за­кон­но­вах, по­ми­луй мя. Со­гре­шив­ше­го по­ми­луй, Спа­си­тель, / воз­двиг­ни мой ум ко об­ра­ще­нию, / при­ми ме­ня, ка­ю­ще­го­ся, уми­ло­сер­дись к взы­ва­ю­ще­му: / “Со­гре­шил я пред То­бою, спа­си; / без­за­ко­ние со­де­лал, по­ми­луй меня!”
Ко­лес­нич­ник Илия, / ко­лес­ни­цею доб­ро­де­те­лей вшед, / яко на небе­са, но­ша­ше­ся / пре­вы­ше ино­гда от зем­ных: / се­го убо ду­ше моя, вос­ход помышляй. Воз­ни­чий Илия, / на ко­лес­ни­цу доб­ро­де­те­лей взой­дя, / как бы на небе­са воз­но­сил­ся неко­гда / пре­вы­ше все­го зем­но­го; / о его вос­хож­де­нии, ду­ша моя, помышляй.
Елис­сей ино­гда при­ем ми­лоть Или­и­ну, / при­ят су­гу­бую бла­го­дать от Бо­га: / ты же о ду­ше моя, сея не при­ча­сти­ла­ся еси бла­го­да­ти / за невоздержание. Ели­сей неко­гда, при­няв ми­лоть Илии, / по­лу­чил су­гу­бую бла­го­дать от Бо­га; / ты же, о ду­ша моя, не при­об­щи­лась той бла­го­да­ти / за невоздержание.
Иор­да­но­ва струя пер­вее, ми­ло­тию Или­и­ною / Елис­се­ем, ста сю­ду и сю­ду: / ты же, о ду­ше моя, сея не при­ча­сти­ла­ся еси бла­го­да­ти / за невоздержание. Иор­да­на те­че­ние ми­ло­тию Илии / для Ели­сея неко­гда оста­но­ви­лось / по ту и дру­гую сто­ро­ну; / ты же, о ду­ша моя, не при­об­щи­лась той бла­го­да­ти / за невоздержание.
Со­ма­ни­ти­да ино­гда / пра­вед­на­го учре­ди, о ду­ше, нра­вом бла­гим: / ты же не вве­ла еси в дом, / ни стран­на, ни пут­ни­ка. / Тем­же чер­то­га из­ри­не­ши­ся вон, рыдающи. Со­ма­ни­тян­ка неко­гда / с доб­рым рас­по­ло­же­ни­ем пра­вед­ни­ка при­ня­ла, / ты же, ду­ша, не вве­ла в свой дом / ни чу­же­стран­ца, ни пут­ни­ка; / за то бу­дешь из чер­то­га из­вер­же­на вон с рыданиями.
Ги­е­зи­ев под­ра­жа­ла еси ока­ян­ная / ра­зум сквер­ный все­гда ду­ше, / его­же среб­ро­лю­бие от­ло­жи поне на ста­рость: / бе­гай ге­ен­ска­го ог­ня, / от­сту­пив­ши злых твоих. Ги­е­зия нечи­сто­му нра­ву все­гда / под­ра­жа­ла ты, несчаст­ная ду­ша; / среб­ро­лю­бие его от­ринь хо­тя бы в ста­ро­сти, / из­бе­гай ог­ня ге­енн­ско­го, / от­сту­пив от злых дел твоих.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чальне От­че, Сыне со­без­на­чальне, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый: / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, / От­ца без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше жи­вый и зи­ждай, / Тро­и­це Еди­ни­це по­ми­луй мя. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко от об­ро­ще­ния черв­ле­ни­цы Пре­чи­стая, / ум­ная баг­ря­ни­ца Ем­ма­ну­и­ле­ва, / внутрь во чре­ве Тво­ем плоть ис­т­ка­ся: / тем­же Бо­го­ро­ди­цу во­ис­тин­ну Тя почитаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как бы из пур­пур­но­го со­ста­ва, Пре­чи­стая, / мыс­лен­ная баг­ря­ни­ца – плоть Эм­ма­ну­и­ла / внут­ри чре­ва Тво­е­го со­тка­лась; / по­то­му мы Те­бя, Бо­го­ро­ди­цу, / ис­тин­но почитаем.

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Ум остру­пи­ся, те­ло обо­лез­ни­ся, / неду­гу­ет дух, сло­во из­не­мо­же, / жи­тие умерт­ви­ся, ко­нец при две­рех. / Тем­же моя ока­ян­ная ду­ше, что со­тво­ри­ши, / егда при­и­дет Су­дия ис­пы­та­ти твоя? Ум из­ра­нен, те­ло рас­слаб­ле­но, / бо­лез­ну­ет дух, сло­во из­не­мог­ло, / жизнь омерт­ве­ла, ко­нец при две­рях. / Итак, несчаст­ная ду­ша моя, что со­тво­ришь, / ко­гда при­дет Су­дия ис­пы­тать де­ла твои?
Мо­и­сео­во при­ведох ти ду­ше, ми­ро­бы­тие, / и от то­го все за­вет­ное пи­са­ние, / по­ве­да­ю­щее те­бе пра­вед­ныя и непра­вед­ныя: / от ни­х­же вто­рыя, о ду­ше, под­ра­жа­ла еси, а не пер­выя, / в Бо­га согрешивши. Мо­и­се­е­ву кни­гу о про­ис­хож­де­нии ми­ра / вос­про­из­вел я пред то­бою, ду­ша, / и за ней – все со­кро­вен­ное Пи­са­ние, / по­вест­ву­ю­щее о пра­вед­ных и непра­вед­ных; / из них вто­рым, о ду­ша, ты под­ра­жа­ла, а не пер­вым, / пе­ред Бо­гом согрешив.
За­кон из­не­мо­же, празд­ну­ет Еван­ге­лие, / пи­са­ние же все в те­бе небре­же­но бысть, / про­ро­цы из­не­мо­го­ша, и все пра­вед­ное сло­во: / стру­пи твои, о ду­ше, умно­жи­ша­ся, / не су­щу вра­чу ис­це­ля­ю­ще­му тя. За­кон обес­си­лел, без­дей­ству­ет Еван­ге­лие, / и все Пи­са­ние у те­бя в пре­не­бре­же­нии: / про­ро­ки по­те­ря­ли си­лу и вся­кое пра­вед­ни­ка сло­во. / Яз­вы твои, о ду­ша, умно­жи­лись, / и нет вра­ча, ис­це­ля­ю­ще­го тебя!
Но­ва­го при­во­жду ти пи­са­ния ука­за­ния, / вво­дя­щая тя ду­ше, ко уми­ле­нию: / пра­вед­ным убо по­рев­нуй, греш­ных же от­вра­щай­ся, / и уми­ло­сти­ви Хри­ста мо­лит­ва­ми же и по­щень­ми, / и чи­сто­тою, и говением. Но­во­за­вет­но­го Пи­са­ния при­во­жу те­бе при­ме­ры, / при­во­дя­щие те­бя, ду­ша, в со­кру­ше­ние. / Итак, пра­вед­ным по­рев­нуй, от греш­ных же от­вра­щай­ся, / и уми­ло­стивь Хри­ста мо­лит­вою, и по­стом, / и чи­сто­тою, и благоговением.
Хри­стос во­че­ло­ве­чи­ся, / при­звав к по­ка­я­нию раз­бой­ни­ки, и блуд­ни­цы: / ду­ше по­кай­ся, дверь от­вер­зе­ся Цар­ствия уже, / и пред­вос­хи­ща­ют е фа­ри­сее и мы­та­ри / и пре­лю­бо­деи кающиися. Хри­стос, во­че­ло­ве­чив­шись, / при­звал к по­ка­я­нию раз­бой­ни­ков и блуд­ниц. / Ду­ша, по­кай­ся: дверь Цар­ства от­вер­ста уже, / и пер­вы­ми вос­хи­ща­ют его фа­ри­сеи, и мы­та­ри, / и пре­лю­бо­деи кающиеся.
Хри­стос во­че­ло­ве­чи­ся, / пло­ти при­об­щи­вся ми, / и вся, ели­ка суть есте­ства хо­те­ни­ем / ис­пол­ни гре­ха кро­ме, / по­до­бие те­бе, о ду­ше, / и об­раз пред­по­ка­зуя Сво­е­го снизхождения. Хри­стос стал мла­ден­цем, / пло­тию мне при­об­щив­шись, / и доб­ро­воль­но ис­пы­тал / все, свой­ствен­ное есте­ству, кро­ме гре­ха, / при­мер те­бе, о ду­ша, яв­ляя / и об­раз Сво­е­го снисхождения.
Хри­стос волх­вы спа­се, / пас­ты­ри соз­ва, / мла­де­нец мно­же­ства по­ка­за му­че­ни­ки, / стар­цы про­сла­ви, и ста­рыя вдо­ви­цы, / их­же не по­рев­но­ва­ла еси ду­ше, ни де­я­ни­ем, ни жи­тию, / но го­ре те­бе, вне­гда бу­де­ши судитися. Хри­стос волх­вов спас, / пас­ты­рей со­звал, / мно­же­ство мла­ден­цев со­де­лал му­че­ни­ка­ми, / стар­ца про­сла­вил и пре­ста­ре­лую вдо­ви­цу. / Ни их де­я­ни­ям, ни жиз­ни не под­ра­жа­ла ты, ду­ша; / но го­ре те­бе, ко­гда на Суд предстанешь.
По­сти­вся Гос­подь дний че­ты­ре­де­сять в пу­сты­ни, / по­сле­ди взал­ка, по­ка­зуя че­ло­ве­че­ское: / ду­ше, да не раз­ле­ни­ши­ся, аще те­бе при­ло­жит­ся враг, / мо­лит­вою же и по­стом от ног тво­их да отразится. По­стил­ся Гос­подь со­рок дней в пу­стыне, / и на­ко­нец взал­кал, / об­на­ру­жи­вая в Се­бе есте­ство че­ло­ве­че­ское. / Ду­ша, не уны­вай: ес­ли на те­бя устре­мит­ся враг, / мо­лит­вою и по­стом от ног тво­их да отразится.
Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней, Еди­ни­це по Су­ще­ству, / яко Све­ту и Све­том, и Жи­во­ту и Жи­во­том, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху с ве­рой по­кло­ним­ся / – Тро­и­це нераз­дель­ной, Еди­ни­це по су­ще­ству, / как Све­ту и Све­там, и Жиз­ни и Жиз­ням, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му ми­ра концы.
Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй / Бо­го­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая, / в Те­бе бо сей вер­но цар­ству­яй, / в Те­бе и утвер­жда­ет­ся, / и То­бою по­беж­да­яй, / по­беж­да­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и пле­ня­ет рат­ни­ки, / и про­хо­дит послушание. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца Пре­чи­стая. / Ибо под Тво­ею за­щи­той он с ве­рою цар­ству­ет, / и от Те­бя по­лу­ча­ет кре­пость, / и при Тво­ем со­дей­ствии / по­бе­до­нос­но от­ра­жа­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и бе­рет в плен непри­я­те­лей, / и дер­жит их в послушании.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее чест­ный, и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­ты­рю Крит­ский, / не пре­стай мо­ля­ся о вос­пе­ва­ю­щих тя: / да из­ба­вим­ся вси гне­ва и скор­би, и тле­ния, / и пре­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щии твою па­мять верно. Ан­дрей до­сто­чти­мый и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­тырь Крит­ский! / Не пе­ре­ста­вай мо­лить­ся о вос­пе­ва­ю­щих те­бя, / да из­ба­вим­ся все мы от гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и со­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щие твою па­мять с верою.
Та­же по­ем оба ли­ка ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем.

И про­чее по­сле­до­ва­ние По­ве­че­рия.

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (И поклон)

ВО ВТОР­НИК
ПЕР­ВОЙ СЕД­МИ­ЦЫ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­на­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ска­го, Иеру­са­лим­ска­го. Тво­рим же на ко­емж­до тро­па­ре ме­та­ния три гла­го­лю­ще и стих: По­ми­луй мя Бо­же, по­ми­луй мя. По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя на каж­дый тро­парь при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.

Песнь 1. Глас 6.

Ир­мо­сы по два­жды: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися.

Песнь 1, глас 6

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он – мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го – и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он про­сла­вил­ся! (2)

Стих: По­ми­луй мя, Бо­же, по­ми­луй мя. При­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.
Каино­во пре­шед убий­ство, / про­из­во­ле­ни­ем бых убий­ца со­ве­сти ду­шев­ней, / ожи­вив плоть, и во­е­вав на ню / лу­ка­вы­ми мо­и­ми деяньми. Каино­во пре­взой­дя убий­ство, / по про­из­во­ле­нию я сде­лал­ся убий­цей со­ве­сти ду­шев­ной, / ожи­вив плоть и во­ору­жив­шись про­тив нее / лу­ка­вы­ми мо­и­ми деяниями.
Аве­ле­ве Иису­се, не упо­до­бих­ся прав­де, / да­ра Те­бе при­ят­на не при­не­сох ко­гда, / ни де­я­ния бо­же­ствен­на, ни жерт­вы чи­стыя, / ни жи­тия непорочнаго. С Аве­лем, Иису­се, я не срав­нял­ся в пра­вед­но­сти, / да­ров Те­бе при­ят­ных не при­но­сил ни­ко­гда, / ни дел бо­го­угод­ных, ни жерт­вы чи­стой, / ни жиз­ни непорочной.
Яко Ка­ин и мы, ду­ше ока­ян­ная, / всех Со­де­те­лю де­я­ния сквер­ная, / и жерт­ву по­роч­ную, / и непо­треб­ное жи­тие при­не­со­хом вку­пе: / тем­же и осудихомся. Как Ка­ин и мы, ду­ша несчаст­ная, / Со­зда­те­лю все­го де­я­ния сквер­ные / и жерт­ву по­роч­ную, / и жизнь негод­ную при­нес­ли вме­сте; / за то и осуждены.
Бре­ние Зда­тель жи­во­со­здав, / вло­жил еси мне плоть и ко­сти, / и ды­ха­ние и жизнь: / но о Твор­че мой, Из­ба­ви­те­лю мой, и Су­дие / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. Гли­ну, как Со­зда­тель, ожи­во­тво­рив, / Ты да­ро­вал мне плоть, и ко­сти, / и ды­ха­ние, и жизнь; / но, Тво­рец мой, Ис­ку­пи­тель мой и Су­дия, / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня!
Из­ве­щаю Ти Спа­се, гре­хи, яже со­де­ях, / и ду­ши и те­ла мо­е­го яз­вы, / яже внутрь убий­ствен­нии по­мыс­лы / раз­бой­ни­че­ски на мя возложиша. От­кры­ваю Те­бе, Спа­си­тель, гре­хи, ко­то­рые со­де­лал, / и ду­ши и те­ла мо­е­го ра­ны, / ко­то­рые внут­рен­ние убий­ствен­ные по­мыс­лы / раз­бой­ни­че­ски на ме­ня возложили.
Аще и со­гре­ших, Спа­се, / но вем, яко Че­ло­ве­ко­лю­бец еси, / на­ка­зу­е­ши ми­ло­стив­но, и ми­ло­серд­ству­е­ши теп­ле: / сле­зя­ща зри­ши, / и при­те­ка­е­ши яко Отец, при­зы­вая блуднаго. Ес­ли и со­гре­шил я, Спа­си­тель, / но знаю, что Ты Че­ло­ве­ко­лю­бец: / на­ка­зы­ва­ешь со­стра­да­тель­но и ми­лу­ешь ра­душ­но, / на пла­чу­ще­го взи­ра­ешь / и по­спе­ша­ешь как отец при­звать блудного.
Сла­ва, Тро­и­чен: Пре­сущ­ная Тро­и­це, во Еди­ни­це по­кла­ня­е­мая, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­троб­на, / даждь ми сле­зы умиления. Сла­ва, Тро­и­чен: Сверх­су­ще­ствен­ная Тро­и­ца, во Един­стве по­кло­ня­е­мая, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ная, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, на­деж­де и пред­ста­тель­ство Те­бе по­ю­щих, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко Вла­ды­чи­ца Чи­стая, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, На­деж­да и За­щи­та Те­бя вос­пе­ва­ю­щих! / Возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и как Вла­ды­чи­ца Чи­стая / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня.

Песнь 2.

Ир­мос: Вон­ми, небо, и воз­гла­го­лю, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы пло­тию при­шед­ша­го. (2)

Песнь 2

Ир­мос: Вни­май, небо, – и воз­ве­щу, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы во пло­ти При­шед­ше­го. (2)

Сши­ва­ше кож­ныя ри­зы грех мне, / об­на­жи­вый мя пер­выя / бо­го­ткан­ныя одежды. Сшил ко­жа­ные ри­зы грех и мне, / сняв с ме­ня первую / Бо­гом со­ткан­ную одежду.
Об­ло­жен есмь оде­я­ни­ем сту­да, / яко­же лист­ви­ем смо­ков­ным, / во об­ли­че­ние мо­их са­мо­власт­ных страстей. Об­лек­ся я оде­я­ни­ем сты­да / как ли­стья­ми смо­ков­ни­цы / во об­ли­че­ние мо­их са­мо­воль­ных страстей.
Оде­ях­ся в срам­ную ри­зу, / и окро­вав­лен­ную студ­но, / те­че­ни­ем страст­на­го и лю­бо­сласт­на­го живота. Одел­ся я в одеж­ду за­пят­нан­ную / и окро­вав­лен­ную гнус­но / те­че­ни­ем страст­но­го и чув­ствен­но­го жития.
Впа­дох в страст­ную па­гу­бу / и в ве­ще­ствен­ную тлю, / и от­то­ле до ныне враг мне досаждает. Под­верг­ся я стра­стей му­че­нию / и ве­ще­ствен­но­му тле­нию, / и от­то­го ныне враг мне досаждает.
Лю­бо­вещ­ное и лю­бо­имен­ное жи­тие, / невоз­дер­жа­ни­ем Спа­се пред­по­чет ныне, / тяж­ким бре­ме­нем об­ло­жен есмь. Жизнь в люб­ви к ве­щам и стя­жа­ни­ям / нес­тя­жа­нию, Спа­си­тель, пред­по­чтя, / я те­перь под тяж­ким бре­ме­нем пребываю.
Укра­сих плот­ский об­раз / сквер­ных по­мыш­ле­ний раз­лич­ным об­ло­же­ни­ем, / и осуждаюся. Укра­сил я пло­ти ис­ту­кан / гнус­ных по­мыс­лов раз­но­цвет­ною одеж­дою / и осуждаюсь.
Внеш­ним при­леж­но бла­го­укра­ше­ни­ем / еди­нем по­пе­кох­ся, / внут­рен­нюю пре­зрев / бо­го­об­раз­ную скинию. Об од­ном внеш­нем бла­го­ле­пии / по­за­бо­тил­ся я усерд­но, / в пре­не­бре­же­нии оста­вив / внут­рен­нюю бо­го­об­раз­ную скинию.
По­гре­бох пер­ва­го об­ра­за доб­ро­ту Спа­се страстьми, / юже яко ино­гда драх­му, / взыс­кав обрящи. Скрыл я пер­во­го об­ра­за кра­со­ту, / Спа­си­тель, стра­стя­ми мо­и­ми, / но Ты, как неко­гда драх­му, / взы­щи его и найди.
Со­гре­ших, яко­же блуд­ни­ца во­пию Ти: / един со­гре­ших Те­бе, / яко ми­ро при­и­ми Спа­се / и моя слезы. Со­гре­шил я и как блуд­ни­ца взы­ваю к Те­бе: / “Один я со­гре­шил пред То­бою, / как ми­ро при­ми, Спа­си­тель, / и мои слезы!”
Очи­сти, яко­же мы­тарь во­пию Ти, / Спа­се, очи­сти мя: / ник­то­же бо су­щих из Ада­ма, яко­же аз / со­гре­ших Тебе. “Сми­луй­ся”, – как мы­тарь взы­ваю к Те­бе, / – “Сми­луй­ся на­до мною, Спа­си­тель, / ибо ни­кто из чад Ада­ма, как я, / не со­гре­шил пред Тобою!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Еди­на­го Тя в три­ех Ли­цах, / Бо­га всех пою, / От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Святаго. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Еди­но­го в трех Ли­цах / Бо­га всех, пою: / От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Святого.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / еди­на Все­пе­тая, / мо­ли при­леж­но, во еже спа­сти­ся нам. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная все­п­ро­слав­лен­ная, / мо­ли усерд­но о спа­се­нии нашем.

Песнь 3.

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их / по­двиг­ше­е­ся серд­це мое, / яко Един Свят еси и Гос­подь. (2)

Песнь 3

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне за­по­ве­дей Тво­их / ко­леб­лю­ще­е­ся серд­це мое, / ибо Ты один Свят и Гос­подь. (2)

Ис­точ­ник жи­во­та стя­жах Те­бе, / смер­ти низ­ло­жи­те­ля, / и во­пию Ти от серд­ца мо­е­го преж­де кон­ца: / со­гре­ших, очи­сти и спа­си мя. Ис­точ­ник жиз­ни стя­жал я в Те­бе, / смер­ти Низ­ло­жи­те­ле, / и взы­ваю к Те­бе от серд­ца мо­е­го преж­де кон­ца: / “Со­гре­шил я, сми­луй­ся и спа­си меня!”
Со­гре­ших, Гос­по­ди, / со­гре­ших Те­бе, очи­сти мя: / несть бо иже кто со­гре­ши в че­ло­ве­цех, / его­же не пре­взы­дох прегрешеньми. Со­гре­шил я, Гос­по­ди, / со­гре­шил пред То­бою! Сми­луй­ся на­до мной: / ибо нет греш­ни­ка меж­ду людь­ми, / ко­то­ро­го я не пре­взо­шел согрешениями.
При Нои, Спа­се, / блуд­ство­вав­шия под­ра­жах, / онех на­след­ство­вав осуж­де­ние, / в по­то­пе погружения. При Ное блу­до­дей­ство­вав­шим / под­ра­жал я, Спа­си­тель, / и уна­сле­до­вал на­ка­за­ние их: / в по­то­пе погружение.
Ха­ма она­го ду­ше, / от­це­убий­ца под­ра­жав­ши, / сра­ма не по­кры­ла еси ис­крен­ня­го, / вспять зря возвратившися. Ха­му всем из­вест­но­му, / от­ца оскор­би­те­лю, под­ра­жая, ду­ша, / не при­кры­ла ты сра­мо­ты ближ­не­го, / ли­цом от­вер­нув­шись на­зад / и возвратившись.
За­па­ле­ния яко­же Лот, / бе­гай ду­ше моя гре­ха: / бе­гай Со­до­мы и Го­мор­ры, / бе­гай пла­мене вся­ка­го без­с­ло­вес­на­го желания. Как по­жа­ра Лот, / из­бе­гай, ду­ша моя, гре­ха, / убе­гай от Со­до­ма и Го­мор­ры, / из­бе­гай пла­ме­ни вся­ко­го без­рас­суд­но­го желания.
По­ми­луй Гос­по­ди, по­ми­луй мя, во­пию Ти, / егда при­и­де­ши со ан­ге­лы Тво­и­ми, / воз­да­ти всем по до­сто­я­нию деяний. По­ми­луй, Гос­по­ди, по­ми­луй ме­ня, взы­ваю к Те­бе, / ко­гда при­дешь со Ан­ге­ла­ми Тво­и­ми / всем воз­дать по до­сто­ин­ству их деяний.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, несо­здан­ная, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / в Тро­и­це пе­ва­е­мая Ипо­ста­сей, / спа­си ны ве­рою по­кла­ня­ю­щи­я­ся / дер­жа­ве Твоей. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство про­стое, не со­здан­ное, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / вос­пе­ва­е­мое в Трех Ипо­ста­сях, / спа­си нас, с ве­рою по­кло­ня­ю­щих­ся / мо­гу­ще­ству Твоему.
Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца без­лет­на Сы­на, / в ле­то Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / неис­ку­со­муж­но ро­ди­ла еси, / стран­ное чу­до, / пре­быв­ши Де­ва, доящи. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца вне вре­ме­ни рож­ден­но­го Сы­на / во вре­ме­ни, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / не по­знав му­жа, Ты ро­ди­ла, / – о необы­чай­ное чу­до! / – Де­вой пре­быв и мо­ло­ком питая.

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди. (2)

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди! (2)

Бди о ду­ше моя! / Из­ряд­ствуй яко­же древ­ле ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех, / да стя­же­ши де­я­ние с ра­зу­мом, / да бу­де­ши ум зряй Бо­га / и до­стиг­не­ши неза­хо­дя­щий мрак в ви­де­нии, / и бу­де­ши ве­ли­кий купец. Бодр­ствуй, о ду­ша моя, / со­вер­шен­ствуй­ся, как ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов, / что­бы при­об­ре­сти те­бе де­я­ние с ра­зу­мом, / дабы обо­га­тить­ся умом, зря­щим Бо­га, / и про­ник­нуть в непри­ступ­ный мрак со­зер­ца­ни­ем, / и сде­лать­ся ве­ли­ким купцом.
Два­на­де­сять пат­ри­ар­хов, / ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех де­то­тво­рив, / тай­но утвер­ди те­бе / ле­стви­цу де­я­тель­на­го ду­ше моя вос­хож­де­ния: / де­ти, яко ос­но­ва­ния: сте­пе­ни, / яко вос­хож­де­ния, пре­муд­рен­но подложив. Две­на­дцать пат­ри­ар­хов / ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов по­ро­див, / та­ин­ствен­но утвер­дил для те­бя, ду­ша моя, / лест­ни­цу де­я­тель­но­го вос­хож­де­ния, / пре­муд­ро де­тей как сту­пе­ни, / а свои ша­ги – как вос­хож­де­ния / по ним расположив.
Ис­а­ва воз­не­на­ви­ден­на­го под­ра­жа­ла еси ду­ше, / от­да­ла еси пре­лест­ни­ку тво­е­му / пер­выя доб­ро­ты пер­вен­ство, / и оте­че­ския мо­лит­вы от­па­ла еси, / и два­жды по­полз­ну­ла­ся еси ока­ян­ная, / де­я­ни­ем и ра­зу­мом: / тем­же ныне покайся. Ис­а­ву пре­зрен­но­му под­ра­жая, / от­да­ла ты, ду­ша, сво­е­му со­блаз­ни­те­лю / пер­во­на­чаль­ной кра­со­ты пер­во­род­ство, / и оте­че­ской мо­лит­вы ли­ши­лась, / и дво­я­ко под­па­ла со­блаз­ну, несчаст­ная: / де­лом и ра­зу­мом; / по­то­му ныне покайся.
Едом Ис­ав на­ре­че­ся, / край­ня­го ра­ди же­но­не­истов­на­го сме­ше­ния: / невоз­дер­жа­ни­ем бо прис­но раз­жи­га­емь, / и сластьми осквер­ня­емь, / Едом име­но­ва­ся, / еже гла­го­лет­ся раз­жже­ние ду­ши любогреховныя. Эдо­мом Ис­ав был про­зван / за край­нее к же­нам во­жде­ле­ние; / ведь невоз­дер­жа­ни­ем по­сто­ян­но пы­лая / и на­сла­жде­ни­я­ми осквер­ня­ясь, / он был на­име­но­ван Эдо­мом, / что зна­чит: “рас­па­ле­ние ду­ши грехолюбивой”.
Иова на гно­и­щи слы­шав­ши, / о ду­ше моя, оправ­дав­ша­го­ся, / то­го му­же­ству не по­рев­но­ва­ла еси, / твер­да­го не име­ла еси пред­ло­же­ния, во всех яже ве­си, / и ими­же ис­ку­си­ла­ся еси, / но яви­ла­ся еси нетерпелива. Об Иове на гно­и­ще услы­шав, / ты, о ду­ша моя, и его оправ­да­нии, / не по­рев­но­ва­ла ему в му­же­стве, / не име­ла твер­дой во­ли во всем, что узна­ла, / что ви­де­ла, что ис­пы­та­ла, / но ока­за­лась нетерпеливой.
Иже пер­вее на пре­сто­ле, / наг ныне на гно­и­щи гно­ен: / мно­гий в ча­дех и слав­ный, / без­ча­ден и без­до­мок на­прас­но: / па­ла­ту убо гно­и­ще, / и би­се­рие стру­пы вменяше. Быв­ший преж­де на троне / – те­перь об­на­жен­ный, на гно­и­ще, в яз­вах; / бо­га­тый детьми и слав­ный / стал без­дет­ным и без­дом­ным вне­зап­но; / и вот, чер­то­гом сво­им счи­тал он гно­и­ще / и яз­вы – жемчугами.
Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, / нес­лит­ное Ли­цы / бо­го­слов­лю Тя, Тро­и­че­ское Еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Ти песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
Бо­го­ро­ди­чен: И раж­да­е­ши, и дев­ству­е­ши, / и пре­бы­ва­е­ши обо­ю­ду есте­ством Де­ва: / Рож­дей­ся об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / утро­ба же раж­да­ет нераж­да­ю­щая. / Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин: / тво­рит бо, ели­ка хощет. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: И рож­да­ешь, и оста­ешь­ся Де­вой, / со­хра­няя все­гда дев­ство по есте­ству; / Рож­ден­ный от Те­бя об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / и рож­да­ет чре­во дев­ствен­ное. / Где угод­но Бо­гу, там пре­одо­ле­ва­ет­ся по­ря­док есте­ства, / ибо Он тво­рит все, что хочет.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ща, / Че­ло­ве­ко­люб­че, про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя, Спа­се, / тво­ри­ти во­лю Твою. (2)

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою. (2)

Мо­и­сеов слы­ша­ла еси ков­че­жец ду­ше, / во­да­ми, вол­на­ми но­сим реч­ны­ми, / яко в чер­то­зе древ­ле бе­га­ю­щий де­ла горь­ка­го / со­ве­та фараонитска. О Мо­и­сее в ков­чеж­це ты слы­ша­ла, ду­ша, / в древ­но­сти по во­де но­си­мом вол­на­ми реч­ны­ми / и как в чер­то­ге из­бег­шем горь­ко­го бед­ствия / за­мыс­ла фараонова.
Аще ба­бы слы­ша­ла еси, уби­ва­ю­щия ино­гда / без­воз­раст­ное му­же­ское, ду­ше ока­ян­ная, це­ло­муд­рия де­я­ние, / ныне яко ве­ли­кий Мо­и­сей, / сси премудрость. О по­ви­валь­ных баб­ках ты слы­ша­ла, несчаст­ная ду­ша, / что долж­ны бы­ли неко­гда уби­вать / мла­ден­цев муж­ско­го по­ла – дей­ствие це­ло­муд­рия; / но те­перь, как ве­ли­кий Мо­и­сей, / пей мо­ло­ко премудрости.
Яко Мо­и­сей ве­ли­кий / егип­тя­ни­на, ума уяз­вив­ши / ока­ян­ная, не уби­ла еси ду­ше: / и ка­ко все­ли­ши­ся, гла­го­ли, / в пу­сты­ню стра­стей покаянием? Как Мо­и­сей ве­ли­кий / еги­пет­ско­му ра­зу­му удар на­не­ся, / ты, несчаст­ная ду­ша, его не уби­ла; / и как ты за­се­лишь, ска­жи, / пу­сты­ню стра­стей покаянием?
В пу­сты­ню все­ли­ся ве­ли­кий Мо­и­сей, / гря­ди убо под­ра­жай то­го жи­тие, / да и в ку­пине бо­го­яв­ле­ния ду­ше, / в ви­де­нии будеши. В пу­стыне по­се­лил­ся ве­ли­кий Мо­и­сей; / иди же и ты, ду­ша, под­ра­жай его жиз­ни, / дабы и те­бе при со­зер­ца­нии / Бо­го­яв­ле­ния в тер­но­вом ку­сте присутствовать.
Мо­и­сеов жезл во­об­ра­жай ду­ше, / уда­ря­ю­щий мо­ре, и огу­сте­ва­ю­щий глу­би­ну, / во об­раз Кре­ста Бо­же­ствен­на­го: / им­же мо­же­ши и ты / ве­ли­кая совершити. Мо­и­се­ев жезл изоб­ра­зи, ду­ша, / уда­рив­ший мо­ре и огу­стив­ший глу­би­ну, / зна­ме­ни­ем Кре­ста бо­же­ствен­но­го, / ко­то­рым смо­жешь и ты / ве­ли­кое совершить.
Аарон при­но­ша­ше ог­нь Бо­гу, непо­роч­ный, нелест­ный: / но Оф­ни и Фи­не­ес, яко ты ду­ше, / при­но­ша­ху чуж­дее Бо­гу осквер­нен­ное житие. Аарон при­но­сил Бо­гу огонь бес­при­мес­ный, чи­стый; / но Оф­ни и Фи­не­ес при­нес­ли как ты, ду­ша, / от­чуж­ден­ную от Бо­га нечи­стую жизнь.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тя Тро­и­це сла­вим, Еди­на­го Бо­га: / Свят, Свят, Свят еси От­че, Сыне, и Ду­ше, / про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­це прис­но покланяемая. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Тро­и­ца, мы сла­вим, Еди­но­го Бо­га: / Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / – про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­ца непре­стан­но поклоняемая.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бе об­ле­че­ся в мое сме­ше­ние, / нетлен­ная без­муж­ная Ма­ти Де­во, / Бог со­зда­вый ве­ки, / и со­еди­ни Се­бе че­ло­ве­че­ское естество. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бя об­лек­ся в мой со­став, / нетлен­ная, не знав­шая му­жа Ма­терь-Де­ва, / Бог, ве­ка со­тво­рив­ший, / и со­еди­нил с Со­бою че­ло­ве­че­ское естество.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем серд­цем мо­им / к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой. (2)

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою. (2)

Вол­ны Спа­се пре­гре­ше­ний мо­их / яко в мо­ри Черм­нем воз­вра­ща­ю­ще­ся, / по­кры­ша мя вне­за­пу, / яко Егип­тя­ны ино­гда, и тристаты. Вол­ны, Спа­си­тель, гре­хов мо­их, / как в Крас­ном мо­ре, воз­вра­тив­шись, / вне­зап­но по­кры­ли ме­ня, / как неко­гда егип­тян и их всадников.
Нера­зум­ное ду­ше про­из­во­ле­ние име­ла еси, / яко преж­де Из­ра­иль: / Бо­же­ствен­ныя бо ман­ны пред­су­ди­ла еси без­с­ло­вес­но, / лю­бо­сласт­ное стра­стей объядение. Нера­зу­мен твой вы­бор, ду­ша, / как у Из­ра­и­ля в древ­но­сти: / ибо бо­же­ствен­ной манне ты пред­по­чла без­рас­суд­но / сла­сто­лю­би­вое стра­стя­ми пресыщение.
Кла­ден­цы ду­ше, пред­по­чла еси ха­на­ней­ских мыс­лей, / па­че жи­лы ка­мене, / из него­же пре­муд­ро­сти ре­ка, яко ча­ша / про­ли­ва­ет то­ки богословия. Ко­лод­цы пред­по­чла ты, ду­ша, ха­на­ней­ских по­мыс­лов / кам­ню с жи­лою вод­ною, / из ко­то­ро­го как бы пре­муд­ро­сти ча­ша / про­ли­ва­ет струи богословия.
Сви­ная мя­са и кот­лы, и Еги­пет­скую пи­щу, / па­че небес­ныя пред­су­ди­ла еси ду­ше моя, / яко­же древ­ле нера­зум­нии лю­дие в пустыни. Сви­ное мя­со, и кот­лы, и еги­пет­скую пи­щу / небес­ной пи­ще пред­по­чла ты, ду­ша моя, / как неко­гда без­рас­суд­ный на­род в пустыне.
Яко уда­ри Мо­и­сей раб Твой / жез­лом ка­мень, / об­раз­но жи­во­тво­ри­вая реб­ра Твоя про­об­ра­зо­ва­ше, / из ни­х­же вси / пи­тие жиз­ни Спа­се, почерпаем. Ко­гда уда­рил Мо­и­сей, слу­жи­тель Твой, / жез­лом о ка­мень, / он об­раз­но предъ­и­зоб­ра­зил жи­во­тво­ря­щие реб­ра Твои, / из ко­то­рых все мы, Спа­си­тель, / чер­па­ем на­пи­ток жизни.
Ис­пы­тай ду­ше и смот­ряй, яко­же Иисус На­вин / обе­то­ва­ния зем­лю, ка­ко­ва есть, / и все­ли­ся в ню благозаконием. Ис­пы­тай, ду­ша, и обо­зри, как Иисус На­вин, / обе­то­ван­ную зем­лю, ка­ко­ва она, / и по­се­лись в ней чрез ис­пол­не­ние закона.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца есмь про­ста, нераз­дель­на, / раз­дель­на Личне, / и Еди­ни­ца есмь, Есте­ством со­еди­не­на, / Отец гла­го­лет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Сла­ва, Тро­и­чен: “Тро­и­ца Я неслож­ная, нераз­дель­ная, / раз­ли­ча­е­мая по Ли­цам, / и Един­ство, есте­ством со­еди­нен­ное”, / – Отец воз­гла­ша­ет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Утро­ба Твоя Бо­га нам ро­ди, / во­об­ра­жен­на по нам: / Его­же яко Со­зда­те­ля всех мо­ли Бо­го­ро­ди­це, / да мо­лит­ва­ми Тво­и­ми оправдимся. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чре­во Твое Бо­га ро­ди­ло нам, / При­няв­ше­го наш об­раз, / Ко­то­ро­го как Твор­ца все­го мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца, / что­бы нам по мо­лит­вам Тво­им оправдаться.
Та­же: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй (3). Сла­ва, и ныне:

Кондак:

Душе моя, ду­ше моя, во­ста­ни, что спи­ши? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и има­ши сму­ти­ти­ся. / Вос­пря­ни убо, да по­ща­дит тя Хри­стос Бог, / вез­де сый и вся исполняяй.

Кондак, глас 6

Душа моя, ду­ша моя, вос­стань, что ты спишь? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и пред­сто­ит те­бе сму­тить­ся. / Вос­прянь же, да по­ща­дит те­бя Хри­стос Бог, / вез­де­су­щий и все наполняющий!

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам; / но не пре­даждь нас до кон­ца, / от­цев Бо­же. (2)

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Бо­же! (2)

Ки­вот яко но­ша­ше­ся на ко­лес­ни­це, / Зан оный, / егда пре­вра­щ­шу­ся тель­цу, / то­чию кос­ну­ся, Бо­жи­им ис­ку­си­сягне­вом: / но то­го дерз­но­ве­ния убе­жав­ши ду­ше, / по­чи­тай Бо­же­ствен­ная честне. Ко­гда вез­ли на ко­лес­ни­це ков­чег, / Оза, те­бе из­вест­ный, / в то вре­мя, как в сто­ро­ну те­лец свер­нул, / кос­нув­шись толь­ко, ис­пы­тал на се­бе гнев Бо­жий; / но из­бе­гай его дер­зо­сти, ду­ша, / по­чи­тай Бо­же­ствен­ное благоговейно.
Слы­ша­ла еси Авес­са­ло­ма, / ка­ко на есте­ство во­ста? / По­зна­ла еси то­го сквер­ная де­я­ния, / ими­же осквер­ни ло­же Да­ви­да от­ца, / но ты под­ра­жа­ла еси то­го страст­ная / и лю­бо­сласт­ная стремления. Ты слы­ша­ла об Авес­са­ло­ме, / как он на есте­ство вос­стал; / зна­ешь его сквер­ные де­я­ния, / ко­то­ры­ми он обес­че­стил ло­же Да­ви­да-от­ца. / Но са­ма под­ра­жа­ла его страст­ным / и сла­сто­лю­би­вым стремлениям.
По­ко­ри­ла еси нера­бот­ное твое до­сто­ин­ство те­лу тво­е­му: / ино­го бо Ахи­то­фе­ла об­рет­ши вра­га, ду­ше, / сниз­ш­ла еси се­го со­ве­том, / но сия раз­сы­па Сам Хри­стос, / да ты вся­ко спасешися. По­ко­ри­ла ты сво­бод­ное свое до­сто­ин­ство те­лу тво­е­му, / ибо най­дя ино­го Ахи­то­фе­ла – вра­га, / ты, ду­ша, скло­ни­лась на его со­ве­ты; / но их раз­ру­шил сам Хри­стос, / что­бы ты спас­лась всесовершенно.
Со­ло­мон чуд­ный, / и бла­го­да­ти пре­муд­ро­сти ис­пол­нен­ный, / сей лу­ка­вое ино­гда пред Бо­гом со­тво­рив, / от­сту­пи от Него: / ему­же ты про­кля­тым тво­им жи­ти­ем, ду­ше / упо­до­би­ла­ся еси. Со­ло­мон чуд­ный / и бла­го­да­ти пре­муд­ро­сти пре­ис­пол­нен­ный / неко­гда злое про­тив Бо­га со­тво­рив, / от­сту­пил от Него. / Ему ты са­ма, ду­ша, по жиз­ни сво­ей, / про­кля­тия до­стой­ной, уподобилась.
Сластьми вле­комь стра­стей сво­их осквер­ня­ше­ся, / увы мне, ра­чи­тель пре­муд­ро­сти, / ра­чи­тель блуд­ных жен, и стра­нен от Бо­га: / его­же ты под­ра­жа­ла еси умом о ду­ше! / Сла­до­страстьми скверными. Услаж­де­ни­я­ми вле­ко­мый стра­стей сво­их, / Со­ло­мон осквер­нил­ся. / Увы, рев­ни­тель пре­муд­ро­сти / стал лю­би­те­лем рас­пут­ных жен и чуж­дым для Бо­га. / Ты са­ма, ду­ша, под­ра­жа­ла ему в уме / сла­до­стра­сти­ем скверным.
Ро­во­аму по­рев­но­ва­ла еси / не по­слу­шав­ше­му со­ве­та от­ча, / куп­но же и злей­ше­му ра­бу Иеро­во­аму, преж­не­му от­ступ­ни­ку ду­ше, / но бе­гай под­ра­жа­ния, и зо­ви Бо­гу: / со­гре­ших, ущед­ри мя. Ро­во­аму по­рев­но­ва­ла ты, ду­ша, / не по­слу­шав­ше­му со­вет­ни­ков от­ца сво­е­го, / а вме­сте и злей­ше­му ра­бу, Иеро­во­аму, древ­не­му мя­теж­ни­ку. / Но оставь под­ра­жа­ние им и взы­вай к Бо­гу: / “Со­гре­ши­ла, по­жа­лей меня!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, нераз­дель­ная, / еди­но­сущ­ная, и Есте­ство еди­но, / Све­то­ве и Свет, и Свя­та три, и еди­но Свя­то / по­ет­ся Бог Тро­и­ца, / но вос­пой, про­сла­ви Жи­вот и Жи­во­ты, ду­ше, / всех Бога. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Про­стая, Нераз­дель­ная, / Еди­но­сущ­ная и Есте­ством Еди­ная: / как Све­ты и Свет, и – Три Свя­тых и Еди­ное Свя­тое / вос­пе­ва­ет­ся Бог Тро­и­ца; / но вос­пой, про­славь Жизнь и Жиз­ни, ду­ша, / – всех Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: По­ем Тя, бла­го­сло­вим Тя, / по­кла­ня­ем­ся Ти Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / яко нераз­луч­ныя Тро­и­цы по­ро­ди­ла еси / еди­на­го Хри­ста Бо­га, / и Са­ма от­верз­ла еси нам / су­щим на зем­ли небесная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ва­ем Те­бя, бла­го­слов­ля­ем Те­бя, / по­кло­ня­ем­ся Те­бе, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / ибо но­си­ла Ты во чре­ве / Еди­но­го из Нераз­дель­ной Тро­и­цы – Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­кры­ла нам, / жи­ву­щим на зем­ле, небесное.

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся ве­ки. (2)

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все ве­ка! (2)

Ты Озии ду­ше по­рев­но­вав­ши, / се­го про­ка­же­ние в се­бе стя­жа­ла еси су­гу­бо: / без­мест­ная бо мыс­ли­ши, без­за­кон­ная же де­е­ши: / оста­ви яже има­ши, / и при­те­цы к покаянию. Ты Озии, ду­ша, по­рев­но­вав, / его про­ка­зу в се­бе но­сишь вдвойне, / ибо о недолж­ном мыс­лишь и без­за­кон­ное де­ла­ешь. / Оставь то, че­го дер­жишь­ся, / и при­бег­ни к покаянию.
Ни­не­ви­тя­ны ду­ше слы­ша­ла еси / ка­ю­щи­я­ся Бо­гу, вре­ти­щем и пе­пе­лом, / сих не под­ра­жа­ла еси, но яви­ла­ся еси злей­шая всех, / преж­де за­ко­на, и по за­коне прегрешивших. О ни­не­ви­тя­нах слы­ша­ла ты, ду­ша, / ка­яв­ших­ся Бо­гу в ру­би­ще и пеп­ле, / им ты не под­ра­жа­ла, но ока­за­лась упор­нее всех, / до за­ко­на и по­сле за­ко­на согрешивших.
В ро­ве бла­та слы­ша­ла еси Иере­мию ду­ше, / гра­да Си­о­ня ры­да­нь­ми во­пи­ю­ща, / и слез ищу­ща, / под­ра­жай се­го пла­чев­ное жи­тие и спасешися. Ты слы­ша­ла о Иере­мии, ду­ша, / во рве с гря­зью ко гра­ду Си­о­ну / с ры­да­ни­я­ми взы­вав­шем и слез ис­кав­шем; / под­ра­жай его пла­чев­ной жиз­ни и спасешься.
Иона в Фар­сис по­бе­же, / про­ра­зу­мев об­ра­ще­ние ни­не­ви­тя­нов, / ра­зу­ме бо яко про­рок Бо­жие бла­го­у­тро­бие: / тем­же рев­но­ва­ше / про­ро­че­ству не солгатися. Иона в Фар­сис бе­жал, / пред­ви­дя об­ра­ще­ние ни­не­ви­тян: / ибо он знал, как про­рок, ми­ло­сер­дие Бо­жие, / и по­то­му рев­но­стью пла­ме­нел, / что­бы не яви­лось про­ро­че­ство ложным.
Да­ни­и­ла в ро­ве слы­ша­ла еси, / ка­ко за­гра­ди уста, о ду­ше зве­рей: / уве­де­ла еси, ка­ко от­ро­цы иже о Аза­рии, / по­га­си­ша ве­рою пе­щи пла­мень горящий. Слы­ша­ла ты, о ду­ша, / как Да­ни­ил во рве за­гра­дил па­сти зве­рей; / узна­ла, как быв­шие с Аза­ри­ей от­ро­ки / уга­си­ли ве­рою пе­чи пла­мень горящий.
Вет­ха­го За­ве­та вся / при­ведох ти ду­ше, к по­до­бию, / под­ра­жай пра­вед­ных бо­го­лю­би­вая де­я­ния, / из­бег­ни же па­ки лу­ка­вых грехов. Из Вет­хо­го За­ве­та / всех я при­вел те­бе, ду­ша, в при­мер, / под­ра­жай пра­вед­ных бо­го­угод­ным де­я­ни­ям, / но, на­про­тив, из­бе­гай / гре­хов по­роч­ных людей.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чальне От­че, Сыне со­без­на­чальне, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый: / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, / От­ца без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше жи­вый, и зи­ждяй, / Тро­и­це Еди­ни­це по­ми­луй мя. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко от об­ро­ще­ния черв­ле­ни­цы Пре­чи­стая, / ум­ная баг­ря­ни­ца Ем­ма­ну­и­ле­ва, / внутрь во чре­ве Тво­ем плоть ис­т­ка­ся. / Тем­же Бо­го­ро­ди­цу / во­ис­тин­ну Тя почитаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как бы из пур­пур­но­го со­ста­ва, Пре­чи­стая, / мыс­лен­ная баг­ря­ни­ца – плоть Эм­ма­ну­и­ла / внут­ри чре­ва Тво­е­го со­тка­лась; / по­то­му мы Те­бя, Бо­го­ро­ди­цу, / ис­тин­но почитаем.

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Хри­стос ис­ку­ша­ше­ся, / диа­вол ис­ку­ша­ше, / по­ка­зуя ка­ме­ние, / да хле­би бу­дут: / на го­ру воз­ве­де / ви­де­ти вся цар­ствия ми­ра во мгно­ве­нии. / Убой­ся о ду­ше, лов­ле­ния, / трез­ви­ся мо­ли­ся на вся­кий час Богу. Хри­стос был ис­ку­ша­ем: / диа­вол ис­ку­шал Его, / по­ка­зы­вая кам­ни, / да пре­вра­тит их в хле­бы; / воз­вел Его на го­ру, / да узрит все цар­ства ми­ра в од­но мгно­ве­ние; / бой­ся, о ду­ша, де­ла се­го, / трез­вись и мо­лись еже­час­но Богу.
Гор­ли­ца пу­сты­но­люб­ная, / глас во­пи­ю­ща­го воз­гла­си, / Хри­стов све­тиль­ник, про­по­ве­ду­яй по­ка­я­ние, / Ирод без­за­кон­но­ва со Иро­ди­а­дою. / Зри ду­ше моя, да не увяз­не­ши в без­за­кон­ныя се­ти, / но об­ло­бы­зай покаяние. Гор­ли­ца пу­стын­но­лю­би­вая, / го­лос во­пи­ю­ще­го воз­гла­сил, / Хри­стов све­тиль­ник, про­по­ве­дуя по­ка­я­ние; / но Ирод со­тво­рил без­за­ко­ние с Иро­ди­а­дой: / смот­ри, ду­ша моя, не за­пу­тай­ся в се­тях без­за­кон­ни­ков, / но воз­лю­би покаяние.
В пу­сты­ню все­ли­ся бла­го­да­ти Пред­те­ча, / и Иудея вся и Са­ма­рия / слы­шав­ше те­ча­ху, / и ис­по­ве­да­ху гре­хи своя, / кре­ща­ю­ще­ся усерд­но: / их­же ты не под­ра­жа­ла еси душе. В пу­стыне по­се­лил­ся бла­го­да­ти Пред­те­ча, / и со всей Иудеи и Са­ма­рии / слу­шав­шие его сте­ка­лись / и ис­по­ве­ды­ва­ли гре­хи свои, / кре­ще­ние при­ни­мая усерд­но. / Но ты им не под­ра­жа­ла, душа.
Брак убо чест­ный, и ло­же несквер­но: / обоя бо Хри­стос преж­де бла­го­сло­ви, / пло­тию ядый, / и в Кане же на бра­це во­ду в ви­но со­вер­шая, / и по­ка­зуя пер­вое чу­до: / да ты из­ме­ни­ши­ся о душе. Брак – че­стен и ло­же – непо­роч­но, / ибо Хри­стос их неко­гда бла­го­сло­вил, / пло­тию пи­щу вку­шая, / и в Кане на бра­ке во­ду в ви­но пре­тво­ряя, / и по­ка­зав это пер­вое чу­до, / что­бы ты из­ме­ни­лась, о душа.
Раз­слаб­лен­на­го стяг­ну Хри­стос, / одр взем­ша, / и юно­шу умер­ша воз­дви­же, вдо­ви­че рож­де­ние, / и сот­ни­ча от­ро­ка, / и са­ма­ря­ныне яви­ся, / в Ду­се служ­бу / Те­бе, ду­ше предживописа. Рас­слаб­лен­но­го укре­пил Хри­стос, / свое ло­же под­няв­ше­го, / и юно­шу умер­ше­го воз­двиг – ча­до вдо­ви­цы, / как и от­ро­ка сот­ни­ка; / и, са­ма­рян­ке от­крыв­шись, / в Ду­хе слу­же­ние Бо­гу / те­бе, ду­ша, предначертал.
Кро­во­то­чи­вую ис­це­ли / при­кос­но­ве­ни­ем края риз­на Гос­подь: / про­ка­жен­ныя очи­сти: / сле­пыя и хро­мыя про­све­тив, ис­пра­ви: / глу­хия же и немыя, и ни­ча­щия ни­зу ис­це­ли сло­вом: / да ты спа­се­ши­ся ока­ян­ная душе. Кро­во­то­чи­вую ис­це­лил / при­кос­но­ве­ни­ем к краю одеж­ды Гос­подь, / про­ка­жен­ных очи­стил, / сле­пых и хро­мых, про­све­тив, ис­пра­вил, / глу­хих же и немых, и сог­бен­ную ис­це­лил сло­вом, / дабы ты спас­лась, несчаст­ная душа.
Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней, Еди­ни­це по Су­ще­ству, / яко Све­ту, и Све­том, и Жи­во­ту, и Жи­во­том: / жи­во­тво­ря­ще­му, и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху с ве­рой по­кло­ним­ся / – Тро­и­це нераз­дель­ной, Еди­ни­це по су­ще­ству, / как Све­ту и Све­там, и Жиз­ни и Жиз­ням, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му ми­ра концы.
Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй / Бо­го­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая: / в Те­бе бо сей вер­но цар­ству­яй, / в Те­бе и утвер­жда­ет­ся, / и То­бою по­беж­да­яй, / по­беж­да­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и пле­ня­ет рат­ни­ки, / и про­хо­дит послушание. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца Пре­чи­стая. / Ибо под Тво­ею за­щи­той он с ве­рою цар­ству­ет, / и от Те­бя по­лу­ча­ет кре­пость, / и при Тво­ем со­дей­ствии / по­бе­до­нос­но от­ра­жа­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и бе­рет в плен непри­я­те­лей, / и дер­жит их в послушании.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее чест­ный, и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­ты­рю Крит­ский, / не пре­стай мо­ля­ся о вос­пе­ва­ю­щих тя, / да из­ба­вим­ся вси гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и пре­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щии твою па­мять верно. Ан­дрей до­сто­чти­мый и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­тырь Крит­ский! / Не пе­ре­ста­вай мо­лить­ся о вос­пе­ва­ю­щих те­бя, / да из­ба­вим­ся все мы от гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и со­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щие твою па­мять с верою.
Та­же по­ем оба ли­ка, ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем.

И про­чее по­сле­до­ва­ние По­ве­че­рия.

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.

В СРЕ­ДУ
ПЕР­ВОЙ СЕД­МИ­ЦЫ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­на­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ска­го, Иеру­са­лим­ска­го. Тво­рим же на ко­емж­до тро­па­ре ме­та­ния три гла­го­лю­ще и стих: По­ми­луй мя Бо­же, по­ми­луй мя. По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя на каж­дый тро­парь при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.

Песнь 1. Глас 6.

Ир­мо­сы по два­жды: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися.

Песнь 1, глас 6

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он – мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го – и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он про­сла­вил­ся! (2)

Стих: По­ми­луй мя, Бо­же, по­ми­луй мя. При­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.
От юно­сти Хри­сте, за­по­ве­ди Твоя пре­сту­пих, / все­ст­раст­но небре­гий, / уны­ни­ем пре­идох жи­тие. / Тем­же зо­ву Ти Спа­се: / поне на ко­нец спа­си мя. Сюно­сти я, Хри­сте, за­по­ве­ди Твои пре­сту­пил, / страст­но, нера­ди­во, бес­печ­но / про­вел я всю жизнь, / по­то­му взы­ваю к Те­бе, Спа­си­тель: / “Хо­тя бы при кон­це, спа­си меня!”
По­вер­же­на мя Спа­се, пред вра­ты Тво­и­ми, / поне на ста­рость не от­ри­ни мене во ад тща, / но преж­де кон­ца, яко Че­ло­ве­ко­лю­бец, / даждь ми пре­гре­ше­ний оставление. По­верг­ну­то­го пред вра­та­ми Тво­и­ми, Спа­си­тель, / хо­тя бы в ста­ро­сти не от­ринь ме­ня во ад, ни с чем, / но преж­де кон­чи­ны, как Че­ло­ве­ко­лю­бец, / да­руй мне со­гре­ше­ний отпущение.
Бо­гат­ство мое Спа­се, из­ну­рив в блу­де, / пуст есмь пло­дов бла­го­че­сти­вых, / ал­чен же зо­ву: / От­че щед­рот, пред­ва­рив / Ты мя ущедри. Име­ние мое, Спа­си­тель, в блу­де рас­то­чив, / ли­шен я пло­дов бла­го­че­стия, / и, го­ло­дом то­мясь, взы­ваю: / “От­че ми­ло­серд­ный, по­спе­ши, / Сам на­до мною сжалься!”
В раз­бой­ни­ки впа­дый аз есмь, / по­мыш­лень­ми мо­и­ми, / весь от них уяз­вих­ся ныне, и ис­пол­них­ся ран, / но Сам ми пред­став, / Хри­сте Спа­се исцели. Я – по­пав­ший­ся раз­бой­ни­кам – / по­мыс­лам мо­им, / весь ими из­ра­нен ныне и яз­ва­ми по­крыт; / но Ты Сам, Хри­сте Спа­си­тель, / при­ди и ме­ня исцели.
Свя­щен­ник мя пред­ви­дев ми­мо иде, / и ле­вит ви­дя в лю­тых на­га пре­з­ре, / но из Ма­рии воз­си­я­вый Иису­се, / Ты пред­став ущед­ри мя. Свя­щен­ник, ме­ня за­ме­тив, про­шел ми­мо, / и ле­вит, ви­дя ме­ня в тяж­кой бе­де, об­на­жен­ным, пре­зрел. / Но от Ма­рии вос­си­яв­ший Иису­се, / Ты при­ди и по­ми­луй меня.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Пре­по­доб­ныя: Ты ми даждь све­то­зар­ную бла­го­дать / от Бо­же­ствен­на­го свы­ше про­мыш­ле­ния, / из­бе­жа­ти стра­стей омра­че­ния, / и пе­ти усерд­но, тво­е­го Ма­рие жи­тия, / крас­ная исправления. Ты мне да­руй све­то­зар­ную бла­го­дать / от Выш­не­го Бо­же­ствен­но­го Про­мыс­ла / – из­бе­жать стра­стей омра­че­ния / и вос­петь усерд­но Тво­е­го, Ма­рия, жи­тия / пре­крас­ные деяния.
Сла­ва, Тро­и­чен: Пре­сущ­ная Тро­и­це, / во Еди­ни­це по­кла­ня­е­мая, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­троб­на / даждь ми сле­зы умиления. Сла­ва, Тро­и­чен: Сверх­су­ще­ствен­ная Тро­и­ца, / во Един­стве по­кло­ня­е­мая, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ная, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, на­деж­де и пред­ста­тель­ство Те­бе по­ю­щих, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко Вла­ды­чи­ца Чи­стая, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, На­деж­да и За­щи­та Те­бя вос­пе­ва­ю­щих! / Возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и как Вла­ды­чи­ца Чи­стая / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня.

Песнь 2.

Ир­мос: Вон­ми, небо, и воз­гла­го­лю, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы пло­тию при­шед­ша­го. (2)

Песнь 2

Ир­мос: Вни­май, небо, – и воз­ве­щу, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы во пло­ти При­шед­ше­го. (2)

По­пол­зох­ся яко Да­вид блуд­но, и осквер­них­ся: / но омый и мене Спа­се, слезами. По­скольз­нул­ся я от невоз­дер­жа­ния / по­доб­но Да­ви­ду и осквер­нил­ся; / но омой и ме­ня, Спа­си­тель, сле­за­ми моими.
Ни слез, ни­же по­ка­я­ния имам, ни­же уми­ле­ния: / Сам ми сия Спа­се, / яко Бог даруй. Ни слез, ни по­ка­я­ния нет у ме­ня, ни уми­ле­ния; / Сам мне это, Спа­си­тель, / как Бог, даруй.
По­гу­бих пер­во­здан­ную доб­ро­ту / и бла­го­ле­пие мое, / и ныне ле­жу наг, и стыждуся. По­гу­бил я пер­во­здан­ную кра­со­ту / и бла­го­ле­пие мое, / и те­перь ле­жу на­гим и стыжусь.
Дверь Твою не за­тво­ри мне то­гда, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, / но от­вер­зи ми сию / ка­ю­ще­му­ся Тебе. Дверь Твою не за­тво­ри пре­до мною то­гда, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, / но от­крой ее для ме­ня, / ка­ю­ще­го­ся Тебе.
Вну­ши воз­ды­ха­ния ду­ши мо­ея, / и очию мо­ею при­и­ми кап­ли Спа­се, / и спа­си мя. Внем­ли сте­на­ни­ям ду­ши мо­ей / и при­ми очей мо­их слез­ные кап­ли, Спа­си­тель, / и спа­си меня.
Че­ло­ве­ко­люб­че хо­тяй всем спа­сти­ся, / Ты воз­зо­ви мя, / и при­и­ми яко Благ кающагося. Че­ло­ве­ко­лю­бец, же­ла­ю­щий спа­се­ния всем, / Ты при­зо­ви ме­ня и, как Бла­гой, / при­ми кающегося.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / еди­на Все­пе­тая, / мо­ли при­леж­но, во еже спа­сти­ся нам. Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная все­п­ро­слав­лен­ная, / мо­ли усерд­но о спа­се­нии нашем.
Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, яко Аз есмь Бог, / ман­ну одо­жди­вый / и во­ду из ка­мене ис­то­чи­вый / древ­ле в пу­сты­ни лю­дем Мо­им, / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Моею. Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, что Я есмь Бог, / ман­ну до­ждем про­лив­ший / и во­ду из кам­ня ис­то­чив­ший / в древ­но­сти в пу­стыне лю­дям Мо­им / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Моею.
Ви­ди­те ви­ди­те, яко Аз есмь Бог: / вну­шай ду­ше моя Гос­по­да во­пи­ю­ща, / и уда­ли­ся преж­ня­го гре­ха, / и бой­ся яко неумыт­на­го, / и яко Су­дии и Бога. “Ви­ди­те, ви­ди­те, что Я есмь Бог!” / Вни­май, ду­ша моя, Гос­по­ду взы­ва­ю­ще­му, / и от­сту­пи от преж­не­го гре­ха, / и стра­шись Его как От­мсти­те­ля, / и как Су­дии и Бога.
Ко­му упо­до­би­ла­ся еси мно­го­греш­ная ду­ше, / ток­мо пер­во­му Ка­и­ну, и Ла­ме­ху оно­му, / ка­ме­но­вав­шая те­ло зло­дей­ст­вы, / и убив­шая ум без­с­ло­вес­ны­ми стремленьми. Ко­му упо­до­би­лась ты, мно­го­греш­ная ду­ша? / Увы, древ­не­му Ка­и­ну и то­му Ла­ме­ху, / по­ра­зив кам­ня­ми – зло­дей­ства­ми – те­ло / и умерт­вив ра­зум без­рас­суд­ны­ми стремлениями.
Вся преж­де за­ко­на пре­тек­ши, о ду­ше! / Си­фу не упо­до­би­ла­ся еси, / ни Ено­са под­ра­жа­ла еси, / ни Ено­ха пре­ло­же­ни­ем, ни Ноя, / но яви­ла­ся еси убо­га пра­вед­ных жизни. Всех, жив­ших до за­ко­на, / взо­ром пе­ре­брав, о ду­ша, / Си­фу не упо­до­би­лась ты, / ни Ено­су не под­ра­жа­ла, / ни Ено­ха пе­ре­се­ле­нию, ни Ною, / но ока­за­лась скуд­на пра­вед­ных жизнью.
Еди­на от­верз­ла еси хля­би гне­ва, / Бо­га тво­е­го, ду­ше моя, / и по­то­пи­ла еси всю, яко­же зем­лю плоть, и де­я­ния и жи­тие, / и пре­бы­ла еси вне спа­си­тель­на­го ковчега. Ты од­на от­верз­ла во­до­па­ды гне­ва / Бо­га тво­е­го, ду­ша моя, / и как зем­лю по­то­пи­ла всю плоть, и де­ла, и жизнь, / и оста­лась вне спа­си­тель­но­го ковчега.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Пре­по­доб­ныя: Всем усер­ди­ем и лю­бо­вию / при­тек­ла еси Хри­сту, / пер­вый гре­ха путь от­вра­щ­ши, / и в пу­сты­нях непро­хо­ди­мых пи­та­ю­щи­ся, / и То­го чи­сте со­вер­ша­ю­щи Бо­же­ствен­ныя заповеди. Всем усер­ди­ем и лю­бо­вью / при­бег­ла ты ко Хри­сту, / от преж­не­го пу­ти гре­ха от­вра­тив­шись, / и вос­пи­ты­ва­ясь в пу­сты­нях непро­хо­ди­мых, / и непо­роч­но ис­пол­няя Бо­же­ствен­ные Его заповеди.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­це, / нераз­дель­ная Еди­ни­це, / ка­ю­ща­ся мя при­и­ми, / со­гре­шив­ша спа­си, / Твое есмь со­зда­ние, не пре­зри, / но по­ща­ди и из­ба­ви / ог­нен­на­го мя осуждения. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­ца, / нераз­дель­ное Един­ство, / ка­ю­ще­го­ся ме­ня при­ми, / со­гре­шив­ше­го спа­си, / Твое я со­зда­ние – не пре­зри, / но по­ща­ди и из­бавь ме­ня / от ог­нен­но­го осуждения.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­це, Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / на­деж­до к Те­бе при­те­ка­ю­щих, / и при­ста­ни­ще су­щих в бу­ри, / Ми­ло­сти­ва­го и Со­зда­те­ля и Сы­на Тво­е­го / уми­ло­сти­ви и мне / мо­лит­ва­ми Твоими. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­ца, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / На­деж­да к Те­бе при­бе­га­ю­щих / и При­ста­ни­ще за­стиг­ну­тым бу­рей, / ми­ло­сти­во­го Со­зда­те­ля и Сы­на Тво­е­го / пре­кло­ни на ми­лость и ко мне / моль­ба­ми Твоими.

Песнь 3.

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их / по­двиг­ше­е­ся серд­це мое, / яко Един Свят еси и Гос­подь. (2)

Песнь 3

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне за­по­ве­дей Тво­их / ко­леб­лю­ще­е­ся серд­це мое, / ибо Ты один Свят и Гос­подь. (2)

Бла­го­сло­ве­ния Си­мо­ва не на­сле­до­ва­ла еси ду­ше ока­ян­ная, / ни про­стран­ное одер­жа­ние, / яко­же Иа­фет име­ла еси на зем­ли оставления. Бла­го­сло­ве­ния Си­мо­ва ты не на­сле­до­ва­ла, ду­ша несчаст­ная, / ни об­шир­но­го вла­де­ния, как Иа­фет / не по­лу­чи­ла на зем­ле прощения.
От зем­ли Хар­ран, / изы­ди от гре­ха ду­ше моя, / гря­ди в зем­лю то­ча­щую прис­но­жи­вот­ное нетле­ние, / еже Ав­ра­ам наследствова. Из зем­ли Хар­ран – от гре­ха / вый­ди, ду­ша моя, / по­спе­ши в зем­лю, ис­то­ча­ю­щую веч­но жи­вое нетле­ние, / ко­то­рую Ав­ра­ам унаследовал.
Ав­ра­ама слы­ша­ла еси ду­ше моя, / древ­ле остав­ль­ша зем­лю оте­че­ства, / и быв­ша при­шель­ца, / се­го про­из­во­ле­нию подражай. Об Ав­ра­аме слы­ша­ла ты, ду­ша моя, / в древ­но­сти оста­вив­шем зем­лю оте­че­скую / и сде­лав­шем­ся при­шель­цем; / его ре­ши­мо­сти подражай.
У ду­ба Мам­врий­ска­го / учре­див пат­ри­арх ан­ге­лы, / на­след­ство­ва по ста­ро­сти / обе­то­ва­ния ловитву. У ду­ба Мам­врий­ско­го пат­ри­арх, / Ан­ге­лов уго­стив, / уна­сле­до­вал в ста­ро­сти / обе­то­ва­ние в награду.
Иса­а­ка ока­ян­ная ду­ше моя, / ра­зу­мев­ши но­вую жерт­ву, / тай­но все­со­жжен­ную Гос­по­де­ви, / под­ра­жай его произволению. Иса­а­ка, несчаст­ная ду­ша моя, / узнав как но­вую жерт­ву все­со­жже­ния, / та­ин­ствен­но при­не­сен­ную Гос­по­ду, / под­ра­жай его произволению.
Ис­ма­и­ла слы­ша­ла еси, трез­ви­ся ду­ше моя, / из­гна­на яко ра­бы­ни­но от­рож­де­ние, / виждь, да не ка­ко по­доб­но что / по­ст­раж­де­ши ласкосердствующи. Об Из­ма­и­ле ты слы­ша­ла, ду­ша моя, / из­гнан­ном, как ра­бы­ни по­рож­де­ние; / смот­ри, трез­вись, что­бы и те­бе / за рас­пут­ство не пре­тер­петь подобного.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Со­дер­жимь есмь бу­рею, и тре­вол­не­ни­ем со­гре­ше­ний, / но са­ма мя ма­ти ныне спа­си, / и к при­ста­ни­щу Бо­же­ствен­на­го по­ка­я­ния возведи. Охва­чен я бу­рею и тре­вол­не­ни­ем со­гре­ше­ний, / но ты са­ма ме­ня, ма­терь, ныне спа­си / и к при­ста­ни Бо­же­ствен­но­го по­ка­я­ния приведи.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Раб­ское мо­ле­ние и ныне пре­по­доб­ная / при­нес­ши ко бла­го­у­троб­ней мо­лит­ва­ми тво­и­ми Бо­го­ро­ди­це, / от­вер­зи ми Бо­же­ствен­ныя входы. Раб­ское мо­ле­ние и ныне, пре­по­доб­ная, / при­не­ся к ми­ло­серд­ной Бо­го­ро­ди­це, / от­крой и для ме­ня тво­им хо­да­тай­ством / Бо­же­ствен­ные входы.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, несо­здан­ная, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / в Тро­и­це пе­ва­е­мая Ипо­ста­сей, / спа­си ны ве­рою по­кла­ня­ю­щи­я­ся / дер­жа­ве Твоей. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство про­стое, не со­здан­ное, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / вос­пе­ва­е­мое в Трех Ипо­ста­сях, / спа­си нас, с ве­рою по­кло­ня­ю­щих­ся / мо­гу­ще­ству Твоему.
Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца без­лет­на Сы­на, / в ле­то Бо­го­ро­ди­тель­ни­це / неис­ку­со­муж­но ро­ди­ла еси, / стран­ное чу­до, / пре­быв­ши Де­ва доящи. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца вне вре­ме­ни рож­ден­но­го Сы­на / во вре­ме­ни, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / не по­знав му­жа, Ты ро­ди­ла, / – о необы­чай­ное чу­до! / – Де­вой пре­быв и мо­ло­ком питая.

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди. (2)

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди! (2)

Те­ло осквер­ни­ся, дух ока­ля­ся, / весь остру­пих­ся, / но яко врач Хри­сте, / обоя по­ка­я­ни­ем мо­им увра­чуй, / омый, очи­сти, / по­ка­жи Спа­се мой, / па­че сне­га чистейша. Те­ло мое осквер­не­но, дух за­пят­нан, / стру­пья­ми весь я по­крыт; / но Ты, как врач, Хри­сте, / и то и дру­гое мо­им по­ка­я­ни­ем увра­чуй, / омой, очи­сти, убе­ли / и по­ка­жи, Спа­си­тель мой, / ме­ня сне­га чистейшим.
Те­ло Твое и кровь рас­пи­на­е­мый о всех / по­ло­жил еси Сло­ве: / те­ло убо, да мя об­но­ви­ши: / кровь, да омы­еши мя: / дух же пре­дал еси, / да мя при­ве­де­ши Хри­сте, / Тво­е­му Родителю. Те­ло Твое и Кровь, рас­пи­на­е­мый за всех, / пред­ло­жил, Ты, Сло­во: / Те­ло – что­бы ме­ня вос­со­здать, / Кровь – что­бы омыть ме­ня. / Дух же пре­дал Ты, / что­бы ме­ня при­ве­сти, Хри­сте, / к Тво­е­му Родителю.
Со­де­лал еси спа­се­ние / по­сре­де зем­ли Щед­ре, / да спа­сем­ся. / Во­лею на Дре­ве рас­пял­ся еси. / Едем за­тво­рен­ный от­вер­зе­ся, / гор­няя и доль­няя тварь, / язы­цы вси спа­се­ни / по­кла­ня­ют­ся Тебе. Со­вер­шил Ты спа­се­ние / по­сре­ди зем­ли, Ми­ло­серд­ный: / дабы мы спас­лись, / Ты доб­ро­воль­но на Дре­ве был рас­пят; / Эдем за­тво­рен­ный от­крыл­ся; / гор­нее и доль­нее, / тво­ре­ние и все на­ро­ды, / спа­сен­ные, по­кло­ня­ют­ся Тебе.
Да бу­дет ми ку­пель, / кровь из ребр Тво­их, / вку­пе и пи­тие, / ис­то­чив­шее во­ду остав­ле­ния, / да обо­ю­ду очи­ща­ю­ся, / по­ма­зу­я­ся и пия: / яко по­ма­за­ние и пи­тие Сло­ве, / жи­во­точ­ная Твоя словеса. Да бу­дет мне ку­пе­лью / кровь из ребр Тво­их / и вме­сте пи­ти­ем, / ис­то­чив­шим во­ду про­ще­ния, / что­бы мне все­це­ло очи­стить­ся, / ума­ща­ясь и на­поя­ясь / как по­ма­за­ни­ем и пи­ти­ем, Сло­во, / жи­во­твор­ны­ми Тво­и­ми словами.
Ча­шу Цер­ковь стя­жа, / реб­ра Твоя жи­во­нос­ная, / из ни­х­же су­гу­быя нам ис­то­чи то­ки, / остав­ле­ния и ра­зу­ма, / во об­раз древ­ня­го и но­ва­го / дво­их вку­пе за­ве­тов, Спа­се наш. Как ча­шу Цер­ковь об­ре­ла / реб­ра Твои жи­во­нос­ные, / из ко­то­рых двой­ной нам из­лил­ся по­ток: / про­ще­ния гре­хов и по­зна­ния, / во об­раз Вет­хо­го и Но­во­го, – / двух вме­сте За­ве­тов, Спа­си­тель наш.
Наг есмь чер­то­га, / наг есмь и бра­ка, куп­но и ве­че­ри: / све­тиль­ник уга­се, яко безъ­елей­ный, / чер­тог за­клю­чи­ся мне спя­щу, / ве­че­ря сне­де­ся: / аз же по ру­ку и но­гу свя­зан, / вон низ­вер­жен есмь. Ли­шен я чер­то­га, / ли­шен и бра­ка, а вме­сте – и ве­че­ри; / све­тиль­ник по­гас, ибо нет в нем елея, / чер­тог, по­ка я спал, за­тво­рил­ся, / ве­че­ря окон­че­на, / а я по ру­кам и но­гам свя­зан / и из­вер­жен вон.
Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, / нес­лит­ное Ли­цы, / бо­го­слов­лю Тя, Тро­и­че­ское Еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Ти песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
Бо­го­ро­ди­чен: И раж­да­е­ши, и дев­ству­е­ши, / и пре­бы­ва­е­ши обо­ю­ду есте­ством Де­ва, / Рож­дей­ся об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / утро­ба же раж­да­ет нераж­да­ю­щая. / Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин, / тво­рит бо, ели­ка хощет. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: И рож­да­ешь, и оста­ешь­ся Де­вой, / со­хра­няя все­гда дев­ство по есте­ству; / Рож­ден­ный от Те­бя об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / и рож­да­ет чре­во дев­ствен­ное. / Где угод­но Бо­гу, там пре­одо­ле­ва­ет­ся по­ря­док есте­ства, / ибо Он тво­рит все, что хочет.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ща, / Че­ло­ве­ко­люб­че, про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя, Спа­се, / тво­ри­ти во­лю Твою. (2)

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою. (2)

Яко тяж­кий нра­вом, / фа­ра­о­ну горь­ко­му бых Вла­ды­ко, / Иан­ни, и Иам­ври, ду­шею и те­лом, / и по­гру­жен умом, но по­мо­зи ми. Как тяж­кий нра­вом, / фа­ра­о­ну же­сто­ко­му, Вла­ды­ка, / стал я Иан­ни­ем и Иам­ври­ем ду­шою и те­лом / и по­гряз умом; но по­мо­ги мне.
Ка­лом сме­сих­ся ока­ян­ный умом, / омый мя Вла­ды­ко, ба­нею мо­их слез, / мо­лю Тя, пло­ти мо­ея одеж­ду / убе­лив яко снег. С гря­зью сме­шал я, несчаст­ный, свой ум, / но омой ме­ня, Вла­ды­ка, в ку­пе­ли мо­их слез, / мо­лю Те­бя, пло­ти мо­ей одеж­ду / убе­лив как снег.
Аще ис­пы­таю моя де­ла Спа­се, / вся­ка­го че­ло­ве­ка пре­воз­шед­ша гре­ха­ми се­бе зрю, / яко ра­зу­мом мудр­ству­яй со­гре­ших, / не неведением. Ес­ли ста­ну я ис­пы­ты­вать де­ла мои, Спа­си­тель, / то ви­жу, что я вся­ко­го че­ло­ве­ка гре­ха­ми пре­взо­шел, / ибо в пол­ном со­зна­нии я гре­шил, / не в неведении.
По­ща­ди по­ща­ди Гос­по­ди, со­зда­ние Твое, / со­гре­ших, осла­би ми, / яко есте­ством чи­стый Сам сый един, / и ин раз­ве Те­бе / ник­то­же есть кро­ме скверны. По­ща­ди, по­ща­ди, Гос­по­ди, со­зда­ние твое. / Со­гре­шил я – про­сти мне, / ибо Ты один толь­ко чист есте­ством, / и ни­кто дру­гой, кро­ме Те­бя, / не пре­бы­ва­ет без скверны.
Мене ра­ди Бог сый, / во­об­ра­зил­ся еси в мя, / по­ка­зал еси чу­де­са, ис­це­лив про­ка­жен­ныя, / и раз­слаб­лен­на­го стяг­нув, / кро­во­то­чи­выя ток уста­вил еси Спа­се, / при­кос­но­ве­ни­ем риз. Ме­ня ра­ди, бу­дучи Бо­гом, / Ты при­нял мой об­раз, / по­ка­зал чу­де­са, ис­це­лив про­ка­жен­ных / и рас­слаб­лен­ных укре­пив, / оста­но­вив у кро­во­то­чи­вой ток кро­ви, Спа­си­тель, / при­кос­но­ве­ни­ем к краю риз.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Пре­по­доб­ныя: Струи Иор­дан­ския пре­шед­ши, / об­ре­ла еси по­кой без­бо­лез­нен­ный, / пло­ти сла­сти из­бе­жав­ши, / ея­же и нас из­ми / тво­и­ми мо­лит­ва­ми преподобная. Струю иор­дан­скую пе­рей­дя, / об­ре­ла ты по­кой без­бо­лез­нен­ный, / плот­ско­го услаж­де­ния из­бе­жав; / от него и нас из­бавь / тво­и­ми мо­лит­ва­ми, преподобная.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тя Тро­и­це сла­вим, Еди­на­го Бо­га, / Свят, Свят, Свят еси / От­че, Сыне, и Ду­ше, / про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­це прис­но покланяемая. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Тро­и­ца, сла­вим, Еди­но­го Бо­га: / Свят, свят, свят Ты: / Отец, Сын и Дух, / – про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­ца непре­стан­но поклоняемая.
Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бе об­ле­че­ся в мое сме­ше­ние, / нетлен­ная без­муж­ная Ма­ти Де­во, / Бог со­зда­вый ве­ки, / и со­еди­ни Се­бе че­ло­ве­че­ское естество. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бя об­лек­ся в мой со­став, / нетлен­ная, не знав­шая му­жа Ма­терь-Де­ва, / Бог, со­тво­рив­ший ве­ка, / и со­еди­нил с Со­бою че­ло­ве­че­ское естество.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем серд­цем мо­им / к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой. (2)

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою. (2)

Во­ста­ни и по­бо­ри, / яко Иисус Ама­ли­ка, плот­ския стра­сти, / и га­ва­о­ни­ты, лест­ныя по­мыс­лы / прис­но побеждающи. Вос­стань и по­ко­ри, / как Иисус Ама­ли­ка, плот­ские стра­сти, / и га­ва­о­ни­тян, – об­ман­чи­вые по­мыс­лы / все­гда побеждая.
Пре­иди вре­мене те­ку­щее есте­ство, / яко преж­де ков­чег, / и зем­ли оныя бу­ди во одер­жа­нии обе­то­ва­ния ду­ше, / Бог повелевает. Пе­рей­ди вре­ме­ни те­ку­щее есте­ство, / как неко­гда ков­чег, / и всту­пи в об­ла­да­ние тою зем­лей обе­то­ва­ния, ду­ша: / Бог повелевает.
Яко спасл еси Пет­ра, возо­пив­ша / спа­си, пред­ва­рив мя Спа­се / от зве­ря из­ба­ви, про­стер Твою ру­ку, / и воз­ве­ди из глу­би­ны греховныя. Как спас Ты Пет­ра воз­звав­ше­го, / по­спе­шив, спа­си и ме­ня, Спа­си­тель, / от зве­ря ме­ня из­бавь, про­стер­ши ру­ку Твою, / и воз­ве­ди из глу­би­ны греховной.
При­ста­ни­ще Тя вем утиш­ное, / Вла­ды­ко, Вла­ды­ко Хри­сте, / но от неза­хо­ди­мых глу­бин гре­ха, и от­ча­я­ния / мя пред­ва­рив избави. При­ста­ни­ще Те­бя знаю ти­хое, / Вла­ды­ка, Вла­ды­ка Хри­сте; / но от непо­сти­жи­мых глу­бин гре­ха и от­ча­я­ния / ме­ня, по­спе­шив, избавь.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це есмь про­ста, нераз­дель­на, / раз­дель­на Личне, / и Еди­ни­ца есмь Есте­ством со­еди­не­на, / Отец гла­го­лет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Сла­ва, Тро­и­чен: “Тро­и­ца Я неслож­ная, нераз­дель­ная, / раз­ли­ча­е­мая по Ли­цам, / и Един­ство, есте­ством со­еди­нен­ное”, / – Отец воз­гла­ша­ет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Утро­ба Твоя Бо­га нам ро­ди, / во­об­ра­же­на по нам: / Его­же, яко Со­зда­те­ля всех, мо­ли Бо­го­ро­ди­це, / да мо­лит­ва­ми Тво­и­ми оправдимся. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чре­во Твое Бо­га ро­ди­ло нам, / При­няв­ше­го наш об­раз, / Ко­то­ро­го как Твор­ца все­го мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца, / что­бы нам по хо­да­тай­ствам Тво­им оправдаться.
Та­же: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй (3). Сла­ва, и ныне:

Кондак:

Душе моя, ду­ше моя, во­ста­ни, что спи­ши? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и има­ши сму­ти­ти­ся. / Вос­пря­ни убо, да по­ща­дит тя Хри­стос Бог, / вез­де сый и вся исполняяй.

Кондак, глас 6

Душа моя, ду­ша моя, вос­стань, что ты спишь? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и пред­сто­ит те­бе сму­тить­ся. / Вос­прянь же, да по­ща­дит те­бя Хри­стос Бог, / вез­де­су­щий и все наполняющий!

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам; / но не пре­даждь нас до кон­ца, / от­цев Бо­же. (2)

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Бо­же! (2)

Ма­нас­си­е­ва со­бра­ла еси со­гре­ше­ния из­во­ле­ни­ем, / по­став­ль­ши яко мер­зо­сти стра­сти, / и умно­жив­ши ду­ше него­до­ва­ние, / но то­го по­ка­я­нию рев­ну­ю­щи теп­ле, / стя­жи умиление. Ма­нас­си­и­ны пре­ступ­ле­ния со­бра­ла ты доб­ро­воль­но, / воз­двиг­нув вме­сто мер­зо­стей язы­че­ских стра­сти / и умно­жив тем, ду­ша, на них него­до­ва­ние; / но го­ря­чо рев­нуя его по­ка­я­нию, / стя­жи сокрушение.
Аха­а­во­вым по­рев­но­ва­ла еси / сквер­нам, ду­ше моя, увы мне, / бы­ла еси плот­ских скверн пре­бы­ва­ли­ще, / и со­суд срам­лен стра­стей, / но из глу­би­ны тво­ея воз­дох­ни, / и гла­го­ли Бо­гу гре­хи твоя. С Аха­вом ты со­рев­но­ва­лась / в мерз­ких де­лах, ду­ша моя, увы мне! / Со­де­ла­лась скверн плот­ских при­бе­жи­щем / и со­су­дом по­стыд­ных стра­стей; / но из глу­би­ны тво­ей вос­сте­най / и по­ве­дай Бо­гу гре­хи твои.
За­клю­чи­ся те­бе небо ду­ше, / и глад Бо­жий по­сти­же тя: / егда Илии Фе­сви­тя­ни­на яко­же Аха­ав, / не по­ко­ри­ся сло­ве­сем ино­гда, / но Са­раф­фии упо­до­би­вся, / на­пи­тай про­ро­чу душу. За­клю­че­но для те­бя небо, ду­ша, / и го­лод Бо­жий на­стиг те­бя, / как неко­гда бы­ло, / ко­гда ре­чам Илии Фе­сви­тя­ни­на не по­ко­рил­ся Ахав; / но Са­репт­ской вдо­ве упо­добь­ся: / на­пи­тай ду­шу пророка.
По­па­ли Илия ино­гда два­щи / пять­де­сят Ие­за­ве­ли­ных, / егда студ­ныя про­ро­ки по­гу­би, / во об­ли­че­ние Аха­а­во­во, / но бе­гай под­ра­жа­ния двою ду­ше, / и укрепляйся. Неко­гда два ра­за сжи­гал / пять­де­сят слуг Ие­за­ве­ли Илия, / ко­гда и про­ро­ков мер­зо­сти он по­гу­бил / во об­ли­че­ние Аха­ва; / но из­бе­гай под­ра­жа­ния обо­им им, ду­ша, / и укрепляйся.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, нераз­дель­ная, / еди­но­сущ­ная, и Есте­ство еди­но, / Све­то­ве и Свет, и Свя­та три: и еди­но Свя­то / по­ет­ся Бог Тро­и­ца. / Но вос­пой, про­сла­ви Жи­вот и Жи­во­ты, ду­ше / всех Бога. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Про­стая, Нераз­дель­ная, / Еди­но­сущ­ная и Есте­ством Еди­ная: / как Све­ты и Свет, и – Три Свя­тых и Еди­ное Свя­тое / вос­пе­ва­ет­ся Бог Тро­и­ца; / но вос­пой, про­славь Жизнь и Жиз­ни, ду­ша, / – всех Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: По­ем Тя, бла­го­сло­вим Тя, / по­кла­ня­ем­ся Ти Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / яко нераз­дель­ныя Тро­и­цы, / по­ро­ди­ла еси еди­на­го Хри­ста Бо­га, / и Са­ма от­верз­ла еси нам / су­щим на зем­ли небесная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ва­ем Те­бя, бла­го­слов­ля­ем Те­бя, / по­кло­ня­ем­ся Те­бе, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / ибо но­си­ла Ты во чре­ве / Еди­но­го из Нераз­дель­ной Тро­и­цы – Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­кры­ла нам, / жи­ву­щим на зем­ле, небесное.

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся ве­ки. (2)

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все ве­ка! (2)

Пра­во­су­де Спа­се по­ми­луй, / и из­ба­ви мя ог­ня, и пре­ще­ния, / еже имам на су­де пра­вед­но пре­тер­пе­ти: / осла­би ми преж­де кон­ца, / доб­ро­де­те­лию и покаянием. Пра­во­суд­ный Спа­си­тель, по­ми­луй / и из­бавь ме­ня от ог­ня и на­ка­за­ния, / ко­то­рое пред­сто­ит мне на су­де спра­вед­ли­во пре­тер­петь: / дай об­лег­че­ние мне преж­де кон­ца, / за доб­ро­де­тель и покаяние.
Яко раз­бой­ник во­пию Ти: по­мя­ни мя. / Яко Петр пла­чу гор­це: / осла­би ми Спа­се. Зо­ву яко мы­тарь: / сле­зю яко блуд­ни­ца. / При­и­ми мое ры­да­ние, / яко­же ино­гда хананеино. Как раз­бой­ник взы­ваю Те­бе: “По­мя­ни ме­ня!” / Как Петр пла­чу горь­ко. / “Про­сти ме­ня, Спа­си­тель”, – зо­ву как мы­тарь, / лью сле­зы как блуд­ни­ца; / при­ми мое ры­да­ние, / как неко­гда от хананеянки.
Гно­е­ние, Спа­се, ис­це­ли / сми­рен­ныя мо­ея ду­ши: едине Вра­чу, / пла­стырь мне на­ло­жи, и елей и ви­но, де­ла по­ка­я­ния, / уми­ле­ние со слезами. Гно­е­ние, Спа­си­тель, ис­це­ли / сми­рен­ной мо­ей ду­ши, еди­ный Врач, / пла­стырь мне при­ло­жи, и елей, и ви­но – де­ла по­ка­я­ния, / со­кру­ше­ние со слезами.
Ха­на­нею и аз под­ра­жая, / по­ми­луй мя, во­пию, Сыне Да­ви­дов: / ка­са­ю­ся края ри­зы, яко кро­во­то­чи­вая: / пла­чу, яко Мар­фа и Ма­рия над Лазарем. Ха­на­не­ян­ке под­ра­жая, и я: / “По­ми­луй ме­ня”, — взы­ваю к Сы­ну Да­ви­до­ву; / ка­са­юсь края ри­зы, как кро­во­то­чи­вая, / пла­чу, как Мар­фа и Ма­рия над Лазарем.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чальне От­че, Сыне со­без­на­чальне, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый: / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, / От­ца без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше жи­вый и зи­ждяй, / Тро­и­це Еди­ни­це по­ми­луй мя. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко от об­ро­ще­ния черв­ле­ни­цы Пре­чи­стая, / ум­ная баг­ря­ни­ца Ем­ма­ну­и­ле­ва, / внутрь во чре­ве Тво­ем плоть ис­т­ка­ся, / тем­же Бо­го­ро­ди­цу / во­ис­тин­ну Тя почитаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как бы из пур­пур­но­го со­ста­ва, Пре­чи­стая, / мыс­лен­ная баг­ря­ни­ца – плоть Эм­ма­ну­и­ла / внут­ри чре­ва Тво­е­го со­тка­лась; / по­то­му мы Те­бя, Бо­го­ро­ди­цу, / ис­тин­но почитаем.

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Неду­ги ис­це­ляя, / ни­щим бла­го­вест­во­ва­ше, Хри­стос Сло­во, / вред­ныя увра­че­ва, с мы­та­ри ядя­ше, / со греш­ни­ки бе­се­до­ва­ше, / Иа­и­ро­вы дще­ре ду­шу пре­ду­мер­шую / воз­вра­ти ося­за­ни­ем руки. Неду­ги ис­це­ляя, / ни­щим бла­го­вест­во­вал Хри­стос-Сло­во; / увеч­ных ис­це­лял, с мы­та­ря­ми вку­шал, / с греш­ни­ка­ми бе­се­до­вал; / Иа­и­ро­вой до­че­ри ду­шу, уже от­шед­шую, / воз­вра­тил при­кос­но­ве­ни­ем руки.
Мы­тарь спа­са­ше­ся, и блуд­ни­ца це­ло­мудр­ство­ва­ше, / и фа­ри­сей хва­ля­ся осуж­да­ше­ся: / ов убо, очи­сти мя: / ова же, по­ми­луй мя. / Сей же ве­ли­ча­ше­ся во­пия: Бо­же, бла­го­да­рю Тя: / и про­чия безум­ныя глаголы. Мы­тарь спас­ся и блуд­ни­ца ста­ла це­ло­муд­рен­ной, / а хва­ля­щий­ся фа­ри­сей под­верг­ся осуж­де­нию. / Ибо пер­вый взы­вал: “Будь ми­ло­стив ко мне!” / Вто­рая: “По­ми­луй ме­ня!” / А по­след­ний ки­чил­ся, воз­гла­шая: “Бо­же, бла­го­да­рю Те­бя!” / И да­лее – безум­ные глаголы.
Зак­хей мы­тарь бе, но оба­че спа­са­ше­ся, / и фа­ри­сей Си­мон соб­лаж­ня­ше­ся, / и блуд­ни­ца прии­ма­ше оста­ви­тель­ная раз­ре­ше­ния, / от Иму­ща­го кре­пость остав­ля­ти гре­хи: / юже ду­ше пот­щи­ся подражати. Зак­хей был мы­та­рем, но од­на­ко об­рел спа­се­ние, / фа­ри­сей же Си­мон со­блаз­нял­ся, / а блуд­ни­ца по­лу­ча­ла со­вер­шен­ное от­пу­ще­ние / от Име­ю­ще­го власть про­щать гре­хи; / по­спе­ши, ду­ша, / и ты ей подражать.
Блуд­ни­це, о ока­ян­ная ду­ше моя, / не по­рев­но­ва­ла еси, / яже при­им­ши ми­ра ала­вастр, / со сле­за­ми ма­заше но­зе Спа­со­ве, / от­ре же вла­сы / древ­них со­гре­ше­ний ру­ко­пи­са­ние раз­ди­ра­ю­ща­го ея. Блуд­ни­це, о несчаст­ная ду­ша моя, / не под­ра­жа­ла ты, / той, что, взяв с ми­ром ала­вастр, / со сле­за­ми по­ма­за­ла и отер­ла во­ло­са­ми но­ги Гос­по­да, / разо­рвав­ше­го ру­ко­пи­са­ние / преж­них со­гре­ше­ний ее.
Гра­ды, им­же да­де Хри­стос бла­го­ве­стие, / ду­ше моя, уве­да­ла еси, ка­ко про­кля­ти бы­ша. / Убой­ся ука­за­ния, да не бу­де­ши яко­же оны, / их­же Со­дом­ля­ном Вла­ды­ко упо­до­бив, / да­же до ада осуди. Го­ро­да, ко­то­рым Хри­стос воз­ве­стил Еван­ге­лие, / зна­ешь, как про­кля­ты бы­ли, ду­ша моя; / стра­шись это­го при­ме­ра, не ока­жись, как они, / ибо Вла­ды­ка, Со­до­му их упо­до­бив, / да­же до ада осудил.
Да не гор­шая о ду­ше моя, / яви­ши­ся от­ча­я­ни­ем, ха­на­неи / ве­ру слы­шав­шая, / ея­же дщи сло­вом Бо­жи­им ис­це­ли­ся. / Сыне Да­ви­дов, спа­си и мене, / воз­зо­ви из глу­би­ны серд­ца, / яко­же она Христу. Не явись ху­же ха­на­не­ян­ки, / о ду­ша моя, за от­ча­я­ние, / слы­шав о ве­ре, / по ко­то­рой дочь ее ис­це­ли­лась Бо­жи­им сло­вом. / “Сын Да­ви­дов, спа­си и ме­ня!” / – воз­зо­ви из глу­би­ны серд­ца, / как она Христу.
Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней Еди­ни­це по Су­ще­ству, / яко Све­ту и Све­том, и Жи­во­ту и Жи­во­том, / жи­во­тво­ря­ще­му, и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху с ве­рой по­кло­ним­ся / – Тро­и­це нераз­дель­ной, Еди­ни­це по су­ще­ству, / как Све­ту и Све­там, и Жиз­ни и Жиз­ням, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му ми­ра концы.
Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй / Бо­го­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая, / в Те­бе бо сей вер­но цар­ству­яй, / в Те­бе и утвер­жда­ет­ся, / и То­бою по­беж­да­яй, / по­беж­да­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и пле­ня­ет рат­ни­ки, / и про­хо­дит послушание. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца Пре­чи­стая. / Ибо под Тво­ею за­щи­той он с ве­рою цар­ству­ет, / и от Те­бя по­лу­ча­ет кре­пость, / и при Тво­ем со­дей­ствии / по­бе­до­нос­но от­ра­жа­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и бе­рет в плен непри­я­те­лей, / и дер­жит их в послушании.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее чест­ный, и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­ты­рю Крит­ский, / не пре­стай мо­ля­ся, о вос­пе­ва­ю­щих тя, / да из­ба­вим­ся вси гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и пре­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щии твою па­мять верно. Ан­дрей до­сто­чти­мый и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­тырь Крит­ский! / Не пе­ре­ста­вай мо­лить­ся о вос­пе­ва­ю­щих те­бя, / да из­ба­вим­ся все мы от гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и со­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щие твою па­мять с верою.
Та­же по­ем оба ли­ка: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем.

По­добне и про­чее по­сле­до­ва­ние По­ве­че­рия.

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.

В ЧЕТ­ВЕРГ
ПЕР­ВОЙ СЕД­МИ­ЦЫ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя на каж­дый тро­парь при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня. По­ем на­сто­я­щий Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя на каж­дый тро­парь при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.

Песнь 1, глас 6.

Ир­мос по два­жды: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися.

Песнь 1, глас 6

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он – мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го – и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он про­сла­вил­ся! (2)

Стих: По­ми­луй мя, Бо­же, по­ми­луй мя. При­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.
Агн­че Бо­жий, взем­ляй гре­хи всех, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. Агнец Бо­жий, подъ­ем­лю­щий гре­хи всех, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый, / да­руй мне сле­зы умиления.
Те­бе при­па­даю Иису­се, / со­гре­ших Ти, очи­сти мя, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. К Те­бе при­па­даю, Иису­се, / со­гре­шил я пред То­бою, будь ми­ло­стив ко мне, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый Бог, / да­руй мне сле­зы умиления.
Не вни­ди со мною в суд / но­ся моя де­я­ния, / сло­ве­са изыс­куя, и ис­прав­ляя стрем­ле­ния, / но в щед­ро­тах Тво­их пре­зи­рая моя лю­тая, / спа­си мя Всесильне. Не вой­ди со мною в суд, / предъ­яв­ляя мои де­я­ния, / ис­пы­ты­вая сло­ва и изоб­ли­чая стрем­ле­ния; / но по ми­ло­сер­дию Тво­е­му, не взи­рая на гре­хи мои тяж­кие, / спа­си ме­ня, Всесильный.
По­ка­я­ния вре­мя, / при­хо­жду Ти Со­зда­те­лю мо­е­му, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. По­ка­я­ния вре­мя; / при­хо­жу к Те­бе, Со­зда­те­лю мо­е­му: / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­гат­ство ду­шев­ное иждив гре­хом, / пуст есмь доб­ро­де­те­лей бла­го­че­сти­вых, / глад­ствуя же зо­ву: / ми­ло­сти по­да­те­лю Гос­по­ди, спа­си мя. Име­ние мое ду­шев­ное рас­то­чив в гре­хе, / не имею я пло­дов бла­го­че­стия, / и, го­ло­дом то­мясь, взы­ваю: / “Ми­ло­сти По­да­тель, по­спе­ши, / Сам на­до мною сжалься!”
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: При­к­лонь­ши­ся Хри­сто­вым Бо­же­ствен­ным за­ко­ном, / к Се­му при­сту­пи­ла еси, / сла­до­стей неудер­жи­мая стрем­ле­ния оста­вив­ши, / и вся­кую доб­ро­де­тель все­бла­го­го­вей­но, / яко еди­ну ис­пра­ви­ла еси. По­ко­рив­шись Хри­сто­вым бо­же­ствен­ным за­ко­нам, / ты к Нему при­сту­пи­ла, / на­сла­жде­ний неудер­жи­мые стрем­ле­ния оста­вив, / и все доб­ро­де­те­ли, со всем бла­го­го­ве­ни­ем, / как од­ну, исполнила.
Сла­ва, Тро­и­чен: Пре­су­ще­ствен­ная Тро­и­це, / во Еди­ни­це по­кла­ня­е­мая, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­троб­на, / даждь ми сле­зы умиления. Сла­ва, Тро­и­чен: Сверх­су­ще­ствен­ная Тро­и­ца, / во Един­стве по­кло­ня­е­мая, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ная, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, на­деж­де и пред­ста­тель­ство Те­бе по­ю­щих, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко Вла­ды­чи­ца Чи­стая, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, На­деж­да и За­щи­та Те­бя вос­пе­ва­ю­щих! / Возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и как Вла­ды­чи­ца Чи­стая / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня.

Песнь 2.

Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, яко Аз есмь Бог, / ман­ну одо­жди­вый / и во­ду из ка­мене ис­то­чи­вый / древ­ле в пу­сты­ни лю­дем Мо­им, / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Мо­ею. (Два­жды)

Песнь 2

Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, что Я есмь Бог, / ман­ну до­ждем про­лив­ший / и во­ду из кам­ня ис­то­чив­ший / в древ­но­сти в пу­стыне лю­дям Мо­им / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Мо­ею. (2)

Му­жа убих, гла­го­лет, / в язву мне, и юно­шу в струп, / Ла­мех ры­дая во­пи­я­ше, / ты же не тре­пе­ще­ши о ду­ше моя, / ока­ляв­ши плоть, и ум осквернивши. “Му­жа я убил, Ла­мех го­во­рит, / в язву мне, и юно­шу – в ра­ну”, / так он, ры­дая, вос­кли­цал; / а ты не тре­пе­щешь, ду­ша моя, / за­пят­нав плоть и ум осквернив.
Столп умуд­ри­ла еси со­зда­ти о ду­ше, / и утвер­жде­ние во­дру­зи­ти тво­и­ми по­хотьми, / аще не бы Зи­жди­тель удер­жал со­ве­ты твоя, / и низ­вергл на зем­лю ухищ­ре­ния твоя. Баш­ню до Неба уже за­мыс­ли­ла ты по­стро­ить, о ду­ша, / и твер­ды­ню воз­двиг­нуть тво­и­ми во­жде­ле­ни­я­ми, / ес­ли бы Тво­рец не сме­шал за­мыс­лы твои / и не низ­верг на зем­лю ухищ­ре­ния твои.
О ка­ко по­рев­но­вах Ла­ме­ху, пер­во­му убий­це, / ду­шу яко му­жа, ум яко юно­шу, / яко бра­та же мо­е­го те­ло убив, / яко Ка­ин убий­ца, лю­бо­сласт­ны­ми стремленьми. О, как под­ра­жал я Ла­ме­ху, древ­не­му убий­це, / ду­шу как му­жа, ум как юно­шу, / и как бра­та мо­е­го те­ло убив, / слов­но Ка­ин-убий­ца, сла­сто­лю­би­вы­ми стремлениями.
Одо­жди Гос­подь / от Гос­по­да ог­нь ино­гда, / на без­за­ко­ние гне­ва­ю­щее со­жег Со­дом­ля­ны: / ты же ог­нь вжег­ла еси ге­ен­ский, / в нем­же има­ши, о ду­ше, сожещися. До­ждем про­лил Гос­подь / неко­гда огонь от Гос­по­да / на без­за­ко­ние неисто­вое и сжег со­дом­лян; / ты же разо­жгла огонь ге­енн­ский, / в ко­то­ром долж­на бу­дешь, о ду­ша, / быть со­жжен­ной мучительно.
Уяз­вих­ся, ура­них­ся, / се стре­лы вра­жия уяз­вив­шия мою ду­шу и те­ло: / се стру­пи, гно­е­ния, омра­че­ния, / во­пи­ют ра­ны са­мо­воль­ных мо­их страстей. Уязв­лен я, из­ра­нен; / вот стре­лы вра­га, по­ра­зив­шие мою ду­шу и те­ло, / вот ра­ны, гной­ные яз­вы, уве­чья / во­пи­ют об уда­рах са­мо­воль­ных мо­их страстей.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Про­стер­ла еси ру­це твои / к щед­ро­му Бо­гу, Ма­рие, / в без­дне зол по­гру­жа­е­мая: / и яко­же Пет­ру че­ло­ве­ко­люб­но, / ру­ку Бо­же­ствен­ную про­ст­ре, / твое об­ра­ще­ние вся­че­ски иский. Про­стер­ла ты ру­ки твои / к Ми­ло­серд­но­му Бо­гу, Ма­рия, / в без­дне зол уто­пая, / и как Пет­ру че­ло­ве­ко­лю­би­во / ру­ку по­мо­щи Он по­дал те­бе, / тво­е­го об­ра­ще­ния вся­че­ски ища.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­це, / нераз­дель­ная Еди­ни­це, / ка­ю­ща­ся мя при­и­ми, / со­гре­шив­ша спа­си: / Твое есмь со­зда­ние, не пре­зри, / но по­ща­ди, и из­ба­ви мя / ог­нен­на­го осуждения. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­ца, / нераз­дель­ное Един­ство, / ка­ю­ще­го­ся ме­ня при­ми, / со­гре­шив­ше­го спа­си, / Твое я со­зда­ние – не пре­зри, / но по­ща­ди и из­бавь ме­ня / от ог­нен­но­го осуждения.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­це Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / на­деж­до к Те­бе при­те­ка­ю­щих, / и при­ста­ни­ще су­щих в бу­ри, / Ми­ло­сти­ва­го и Со­зда­те­ля, и Сы­на Тво­е­го, / уми­ло­сти­ви и мне / мо­лит­ва­ми Твоими. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­ца, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / На­деж­да к Те­бе при­бе­га­ю­щих / и При­ста­ни­ще за­стиг­ну­тым бу­рей, / ми­ло­сти­во­го Со­зда­те­ля и Сы­на Тво­е­го / пре­кло­ни на ми­лость и ко мне / моль­ба­ми Твоими.

Песнь 3.

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их / по­двиг­ше­е­ся серд­це мое, / яко Един Свят еси и Гос­подь. (2)

Песнь 3

Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне за­по­ве­дей Тво­их / ко­леб­лю­ще­е­ся серд­це мое, / ибо Ты один Свят и Гос­подь. (2)

Ага­ре древ­ле ду­ше, егип­тя­ныне упо­до­би­ла­ся еси, / по­ра­бо­тив­ши­ся про­из­во­ле­ни­ем, и рожд­ши / но­ва­го Ис­ма­и­ла, презорство. Ага­ри древ­ней, егип­тян­ке, / упо­до­би­лась ты, ду­ша, / по­ра­бо­тив­шись про­из­во­лу и по­ро­див / но­во­го Из­ма­и­ла – дерзость.
Иа­ков­лю ле­стви­цу / ра­зу­ме­ла еси ду­ше моя, / яв­ля­е­мую от зем­ли к небе­сем, / поч­то не име­ла еси / вос­хо­да твер­да, благочестия? О лест­ни­це, Иа­ко­ву по­ка­зан­ной, / ты зна­ла, ду­ша моя, / ве­ду­щей от зем­ли к небе­сам, / по­че­му же не стя­жа­ла ты / вос­хож­де­ния твер­до­го – благочестия?
Свя­щен­ни­ка Бо­жия, и ца­ря уеди­не­на, / Хри­сто­во по­до­бие, / в ми­ре жи­тия, в че­ло­ве­цех подражай. Свя­щен­ни­ку Бо­жию и ца­рю оди­но­ко­му / – об­ра­зу жиз­ни Хри­ста / в ми­ре меж­ду людь­ми – подражай.
Об­ра­ти­ся, по­сте­ни ду­ше ока­ян­ная, / преж­де да­же не при­и­мет ко­нец жи­тия тор­же­ство: / преж­де да­же дверь не за­клю­чит чер­то­га Господь. Об­ра­тись, вос­сте­най, ду­ша несчаст­ная, / преж­де, чем не до­шел до кон­ца празд­ник жиз­ни, / по­ка не за­тво­рил / дверь чер­то­га Господь.
Не бу­ди столп сла­ный ду­ше, / воз­вра­тив­ши­ся вспять: / об­раз да устра­шит тя Со­дом­ский, / го­ре в Си­гор спасайся. Не стань стол­пом со­ля­ным, ду­ша, / об­ра­тив­шись вспять, / да устра­шит те­бя при­мер Со­до­ма: / ввысь, в Си­гор спасайся.
Мо­ле­ния Вла­ды­ко, / Те­бе по­ю­щих не от­вер­жи, / но ущед­ри Че­ло­ве­ко­люб­че, / и по­даждь ве­рою про­ся­щим оставление. Мо­ле­ния, Вла­ды­ка, / вос­пе­ва­ю­щих Те­бя не от­верг­ни, / но по­ми­луй, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / и да­руй с ве­рою про­ся­щим отпущение.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, несо­здан­ная, / без­на­чаль­ное Есте­ство / в Тро­и­це пе­ва­е­мая Ипо­ста­сей, / спа­си ны ве­рою по­кла­ня­ю­щи­я­ся / дер­жа­ве Твоей. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство про­стое, не со­здан­ное, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / вос­пе­ва­е­мое в Трех Ипо­ста­сях, / спа­си нас, с ве­рою по­кло­ня­ю­щих­ся / мо­гу­ще­ству Твоему.
Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца без­лет­но Сы­на, / в ле­то Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / неис­ку­со­муж­но ро­ди­ла еси: / стран­ное чу­до, / пре­быв­ши Де­ва доящи. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца вне вре­ме­ни рож­ден­но­го Сы­на / во вре­ме­ни, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / не по­знав му­жа, Ты ро­ди­ла, / – о необы­чай­ное чу­до! / – Де­вой пре­быв и мо­ло­ком питая.

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди. (2)

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди! (2)

Вре­мя жи­во­та мо­е­го ма­ло, / и ис­пол­не­но бо­лез­ней и лу­кав­ства, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Вре­мя жиз­ни мо­ей крат­ко / и пре­ис­пол­не­но стра­да­ний и по­ро­ка; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Цар­ским до­сто­ин­ством, вен­цем и баг­ря­ни­цею оде­ян, / мно­го­имен­ный че­ло­век и пра­вед­ный / бо­гат­ством ки­пя и ста­ды, / вне­за­пу бо­гат­ства, сла­вы цар­ства / об­ни­щав лишися. Цар­ским до­сто­ин­ством, вен­цом и баг­ря­ни­цею об­ле­чен­ный, / че­ло­век вла­де­ю­щий име­ни­ем мно­гим и пра­вед­ный, / бо­гат­ством изоби­лу­ю­щий и ста­да­ми, / вне­зап­но бо­гат­ства, сла­вы, цар­ства, / об­ни­щав, лишился.
Аще пра­ве­ден бя­ше он, и непо­ро­чен па­че всех, / и не убе­же лов­ле­ния льсти­ва­го и се­ти: / ты же гре­хо­лю­би­ва су­щи ока­ян­ная ду­ше, что со­тво­ри­ши, / аще че­со­му о недо­ве­до­мых / слу­чит­ся на­и­ти тебе? Ес­ли пра­ве­ден был он и непо­ро­чен бо­лее всех, / но не из­бе­жал коз­ней и уло­вок об­ман­щи­ка, / то ты, несчаст­ная гре­хо­лю­би­вая ду­ша, что со­тво­ришь, / ес­ли слу­чит­ся, что нечто неждан­ное / по­стиг­нет тебя?
Вы­со­ко­гла­го­лив ныне есмь, / же­сток же и серд­цем, / вот­ще и всуе, / да не с фа­ри­се­ем осу­ди­ши мя, / па­че же мы­та­ре­во сми­ре­ние по­даждь ми / едине Щед­ре, Пра­во­су­де, / и се­му мя сочисли. Вы­со­ко­ме­рен я ныне в сло­вах, / дер­зок так­же и серд­цем / необ­ду­ман­но и без­рас­суд­но; / вме­сте с фа­ри­се­ем не осу­ди ме­ня, / но сми­ре­ние мы­та­ря мне да­руй, / еди­ный Ми­ло­сти­вый и Пра­во­суд­ный, / с ним и ме­ня сопричисли.
Со­гре­ших, до­са­див со­су­ду пло­ти мо­ея, / вем Щед­ре, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Со­гре­шил я, над­ру­гав­шись над со­су­дом пло­ти мо­ей, / знаю, Ми­ло­серд­ный; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / дабы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Са­мо­ис­ту­кан бых страстьми, / ду­шу мою вре­дя Щед­ре, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. В идо­ла я сам се­бя пре­вра­тил, / стра­стя­ми ду­шу свою осквер­нив, о Ми­ло­серд­ный; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Не по­слу­шах гла­са Тво­е­го, / пре­слу­шах пи­са­ние Твое за­ко­но­по­лож­ни­ка, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Не слу­шал я го­ло­са Тво­е­го, / не по­слу­шал­ся Пи­са­ния Тво­е­го, За­ко­но­да­тель; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Ве­ли­ких без­ме­стий во глу­би­ну низ­вед­ши­ся, / неодер­жи­ма бы­ла еси, / но во­стек­ла еси по­мыс­лом луч­шим, / к край­ней де­янь­ми яве доб­ро­де­те­ли пре­слав­но, / ан­гель­ское есте­ство Ма­рие, удививши. Во глу­би­ну ве­ли­ких непо­требств увле­чен­ная, / не утвер­ди­лась ты в них, / но яв­но взо­шла по­мыс­лом доб­рым по­сред­ством де­я­ний / до вы­со­чай­шей доб­ро­де­те­ли пре­див­но, / ан­гель­ское есте­ство, Ма­рия, удивив.
Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, / нес­лит­ное Ли­цы, / бо­го­слов­лю Тя Тро­и­че­ское Еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Ти песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
Бо­го­ро­ди­чен: И раж­да­е­ши, и дев­ству­е­ши, / и пре­бы­ва­е­ши обо­ю­ду есте­ством Де­ва: / Рож­дей­ся об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / утро­ба же раж­да­ет нераж­да­ю­щая. / Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин: / тво­рит бо ели­ка хощет. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: И рож­да­ешь, и оста­ешь­ся Де­вой, / со­хра­няя все­гда дев­ство по есте­ству; / Рож­ден­ный от Те­бя об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / и рож­да­ет чре­во дев­ствен­ное. / Где угод­но Бо­гу, там пре­одо­ле­ва­ет­ся по­ря­док есте­ства, / ибо Он тво­рит все, что хочет.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ща, / Че­ло­ве­ко­люб­че, про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя, Спа­се, / тво­ри­ти во­лю Твою. (2)

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою. (2)

Ни­зу сни­ча­щую под­ра­жай о ду­ше, / при­и­ди, при­па­ди к но­га­ма Иису­со­вы­ма, / да тя ис­пра­вит, / и да хо­ди­ши пра­во / сте­зи Господни. До­лу сог­бен­ной под­ра­жай, о ду­ша, / при­ди, при­па­ди к но­гам Иису­са, / дабы Он рас­пря­мил те­бя / и ты пря­мо по­шла бы / по сте­зям Господним.
Аще и кла­дязь еси глу­бо­кий Вла­ды­ко, / ис­то­чи ми во­ду из пре­чи­стых Тво­их жил, / да яко са­ма­ря­ны­ня, не кто­му пи­яй жаж­ду: / жиз­ни бо струи источаеши. Хо­тя Ты и глу­бо­кий ко­ло­дец, Вла­ды­ка, / но ис­то­чи мне по­то­ки из пре­чи­стых Тво­их жил, / что­бы, как са­ма­рян­ка, ис­пив, я боль­ше не жаж­дал: / ибо струи жиз­ни Ты источаешь.
Си­ло­ам да бу­дут ми / сле­зы моя, Вла­ды­ко Гос­по­ди, / да умыю и аз зе­ни­цы серд­ца, / и ви­жду Тя ум­но, Све­та превечна. Си­лоамом да бу­дут для ме­ня / сле­зы мои, Вла­ды­ка Гос­по­ди, / да умою и я очи серд­ца мо­е­го / и уви­жу мыс­лен­но Те­бя, Свет Предвечный.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Несрав­нен­ным же­ла­ни­ем все­бо­га­тая, / Дре­ву воз­же­лев­ши по­кло­ни­ти­ся жи­вот­но­му, / спо­до­би­ла­ся еси же­ла­ния, / спо­до­би убо и мене / улу­чи­ти выш­ния славы. С ни­чем не срав­ни­мой лю­бо­вью / Дре­ву Кре­ста воз­же­лав по­кло­нить­ся, / удо­сто­и­лась ты же­ла­е­мо­го; / удо­стой же и ме­ня, все­б­ла­жен­ная, / выс­шей сла­вы достигнуть.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тя Тро­и­це сла­вим, Еди­на­го Бо­га, / Свят, Свят, Свят еси / От­че, Сыне и Ду­ше, / про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­це прис­но покланяемая. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Тро­и­ца, сла­вим, Еди­но­го Бо­га: / Свят, свят, свят Ты: / Отец, Сын и Дух, / – про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­ца непре­стан­но поклоняемая.
Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бе об­ле­че­ся в мое сме­ше­ние, / нетлен­ная без­муж­ная Ма­ти Де­во, / Бог со­зда­вый ве­ки, / и со­еди­ни Се­бе че­ло­ве­че­ское естество. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бя об­лек­ся в мой со­став, / нетлен­ная, не знав­шая му­жа Ма­терь-Де­ва, / Бог, со­тво­рив­ший ве­ка, / и со­еди­нил с Со­бою че­ло­ве­че­ское естество.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем серд­цем мо­им / к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой. (2)

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою. (2)

Аз есмь, Спа­се, / юже по­гу­бил еси древ­ле цар­скую драх­му, / но вжег све­тиль­ник Пред­те­чу Тво­е­го Сло­ве, / взы­щи и об­ря­щи Твой образ. Я, Спа­си­тель, / по­те­ряв­ша­я­ся у Те­бя неко­гда цар­ская драх­ма; / но, воз­жег­ши Све­тиль­ник – Пред­те­чу Тво­е­го, Сло­во, / взы­щи и най­ди Твой образ.
Во­ста­ни и по­бо­ри, / яко Иисус Ама­ли­ка, плот­ския стра­сти, / и Га­ва­о­ни­ты, лест­ныя по­мыс­лы, / прис­но побеждающи. Вос­стань и по­ко­ри, / как Иисус Ама­ли­ка, плот­ские стра­сти, / и га­ва­о­ни­тян, – об­ман­чи­вые по­мыс­лы / все­гда побеждая.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Да стра­стей пла­мень уга­си­ши, / слез кап­ли ис­то­чи­ла еси прис­но Ма­рие, / ду­шею рас­па­ля­е­ма, / их­же бла­го­дать по­даждь и мне, / тво­е­му рабу. Что­бы пла­мя стра­стей уга­сить, / слез ру­чьи про­ли­ва­ла ты непре­стан­но, Ма­рия, / ду­шою вос­пла­ме­ня­ясь; / их бла­го­дать по­да­вай и мне, / тво­е­му рабу.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Без­стра­стие небес­ное стя­жа­ла еси, / край­ним на зем­ли жи­ти­ем ма­ти. / Тем­же те­бе по­ю­щим, / стра­стей из­ба­ви­ти­ся / мо­лит­ва­ми тво­и­ми, молися. Бес­стра­стие небес­ное стя­жа­ла ты, ма­терь, / вы­со­чай­шим жи­ти­ем на зем­ле; / по­то­му мо­ли, что­бы и те­бя вос­пе­ва­ю­щим / из­ба­вить­ся от стра­стей / хо­да­тай­ства­ми твоими.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца есмь про­ста, нераз­дель­на, / раз­дель­на Личне, / и Еди­ни­ца есмь Есте­ством со­еди­не­на, / Отец гла­го­лет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Сла­ва, Тро­и­чен: “Тро­и­ца Я неслож­ная, нераз­дель­ная, / раз­ли­ча­е­мая по Ли­цам, / и Един­ство, есте­ством со­еди­нен­ное”, / – Отец воз­гла­ша­ет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Утро­ба Твоя Бо­га нам ро­ди, / во­об­ра­жен­на по нам: / Его­же, яко Со­зда­те­ля всех, мо­ли Бо­го­ро­ди­це, / да Тво­и­ми мо­лит­ва­ми оправдимся. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чре­во Твое Бо­га ро­ди­ло нам, / При­няв­ше­го наш об­раз, / Ко­то­ро­го как Твор­ца все­го мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца, / что­бы нам по мо­лит­вам Тво­им оправдаться.
Та­же: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй (3). Сла­ва, и ныне:

Кондак, глас 6:

Душе моя, ду­ше моя, во­ста­ни, что спи­ши? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и има­ши сму­ти­ти­ся. / Вос­пря­ни убо, да по­ща­дит тя Хри­стос Бог, / вез­де сый и вся исполняяй.

Кондак, глас 6

Душа моя, ду­ша моя, вос­стань, что ты спишь? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и пред­сто­ит те­бе сму­тить­ся. / Вос­прянь же, да по­ща­дит те­бя Хри­стос Бог, / вез­де­су­щий и все наполняющий!

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам; / но не пре­даждь нас до кон­ца, / от­цев Бо­же. (2)

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Бо­же! (2)

Ис­чез­о­ша днии мои, яко со­ние во­ста­ю­ща­го: / тем­же яко Езе­кия сле­зю на ло­жи мо­ем, / при­ло­жи­ти­ся мне ле­том жи­во­та. / Но кий Ис­а­ия пред­ста­нет те­бе ду­ше, / аще не всех Бог? Ис­чез­ли дни мои, как сно­ви­де­ние про­буж­да­ю­ще­го­ся, / по­то­му как Езе­кия я пла­чу на ло­же мо­ем, / что­бы при­бав­ле­но мне бы­ло вре­мя жиз­ни; / но ка­кой Ис­а­ия пред­ста­нет те­бе, ду­ша, / ес­ли не всех Бог?
При­па­даю Ти, / и при­но­шу Те­бе, яко­же сле­зы гла­го­лы моя: / со­гре­ших, яко не со­гре­ши блуд­ни­ца, / и без­акон­но­вах, яко иный ник­то­же на зем­ли, / но ущед­ри Вла­ды­ко, тво­ре­ние Твое, / и воз­зо­ви мя. При­па­даю пред То­бою / и при­но­шу Те­бе, как сле­зы, сло­ва мои: / “Со­гре­шил я, как не со­гре­ши­ла блуд­ни­ца / и без­за­ко­ние со­де­лал, как ни­кто дру­гой на зем­ле; / но по­ми­луй, Вла­ды­ка, тво­ре­ние Твое / и при­зо­ви меня!”
По­гре­бох об­раз Твой, / и рас­тлих за­по­ведь Твою, / вся по­мра­чи­ся доб­ро­та, / и страстьми уга­си­ся, Спа­се, све­ща, / но ущед­рив воз­даждь ми / яко­же по­ет Да­вид, радование. За­тем­нил я об­раз Твой / и ис­ка­зил за­по­ведь Твою, / вся кра­со­та моя по­мра­чи­лась, / и стра­стя­ми уга­шен све­тиль­ник; / но сми­луй­ся и воз­вра­ти мне, Спа­си­тель, / как по­ет Да­вид, веселие.
Об­ра­ти­ся, по­кай­ся, от­крый со­кро­вен­ная, / гла­го­ли Бо­гу вся ве­ду­ще­му: / Ты ве­си моя тай­ная, едине Спа­се, / но Сам мя по­ми­луй, яко­же по­ет Да­вид / по ми­ло­сти Твоей. Об­ра­тись, по­кай­ся, от­крой со­кро­вен­ное, / ска­жи Бо­гу Все­ве­ду­ще­му: / “Ты зна­ешь мои тай­ны, Еди­ный Спа­си­тель; / но Сам ме­ня по­ми­луй, как по­ет Да­вид, / по ми­ло­сти Твоей!”
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Возо­пив­ши к Пре­чи­стей Бо­го­ма­те­ри, / пер­вее от­ри­ну­ла еси неистов­ство стра­стей, / нуж­но сту­жа­ю­щих, / и по­сра­ми­ла еси вра­га за­пен­ша­го, / но даждь ныне по­мощь от скор­би, / и мне, ра­бу твоему. Воз­звав к Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри, / ты преж­де от­ри­ну­ла неистов­ство стра­стей, / же­сто­ко сви­реп­ство­вав­ших, / и по­сра­ми­ла вра­га-обо­льсти­те­ля; / но да­руй же ныне по­мощь в скор­би / и мне, ра­бу твоему.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Его­же воз­лю­би­ла еси, Его­же воз­же­ле­ла еси, / Его­же ра­ди плоть из­ну­ри­ла еси пре­по­доб­ная, / мо­ли ныне Хри­ста о ра­бех: / яко да ми­ло­стив быв всем нам, / мир­ное со­сто­я­ние да­ру­ет / по­чи­та­ю­щим Его. То­го, Ко­го воз­лю­би­ла ты, Ко­го воз­же­ла­ла, / ра­ди Ко­го ты плоть из­ну­ри­ла, пре­по­доб­ная, / мо­ли ныне Хри­ста за ра­бов, / что­бы Он, явив ми­лость Свою, / мир­ное устро­е­ние да­ро­вал / всем нам, по­чи­та­ю­щим Его.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, нераз­дель­ная, / еди­но­сущ­ная, и Есте­ство еди­но, / Све­то­ве и Свет, и Свя­та три, и Еди­но Свя­то / по­ет­ся Бог Тро­и­ца, / но вос­пой, про­сла­ви, Жи­вот и Жи­во­ты, ду­ше, / всех Бога. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Про­стая, Нераз­дель­ная, / Еди­но­сущ­ная и Есте­ством Еди­ная: / как Све­ты и Свет, и – Три Свя­тых и Еди­ное Свя­тое / вос­пе­ва­ет­ся Бог Тро­и­ца; / но вос­пой, про­славь Жизнь и Жиз­ни, ду­ша, / – всех Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: По­ем Тя, бла­го­сло­вим Тя, / по­кла­ня­ем­ся Ти Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / яко нераз­луч­ныя Тро­и­цы по­ро­ди­ла еси еди­на­го Хри­ста Бо­га, / и Са­ма от­верз­ла еси нам / су­щим на зем­ли небесная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ва­ем Те­бя, бла­го­слов­ля­ем Те­бя, / по­кло­ня­ем­ся Те­бе, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / ибо но­си­ла Ты во чре­ве / Еди­но­го из Нераз­дель­ной Тро­и­цы – Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­кры­ла нам, / жи­ву­щим на зем­ле, небесное.

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся ве­ки. (2)

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все ве­ка! (2)

Слез­ную Спа­се сткля­ни­цу, / яко ми­ро ис­то­ща­вая на гла­ву, / зо­ву Ти яко­же блуд­ни­ца, ми­ло­сти ищу­щая, / моль­бу при­но­шу, / и остав­ле­ние про­шу прияти. Слез ала­вастр из­ли­вая / как ми­ро на гла­ву Твою, Спа­си­тель, / взы­ваю к Те­бе, как блуд­ни­ца, ми­ло­сти ищу­щая, / моль­бу при­но­шу и про­шу / о по­лу­че­нии мною прощения.
Аще и ник­то­же, яко­же аз со­гре­ши Те­бе, / но оба­че при­и­ми и мене, Бла­го­у­тробне Спа­се, / стра­хом ка­ю­ща­ся, и лю­бо­вию зо­ву­ща: / со­гре­ших Те­бе еди­но­му, / по­ми­луй мя Милостиве. Ес­ли и ни­кто, как я, пред То­бою не со­гре­шил, / но все же при­ми и ме­ня, Ми­ло­сер­дый Спа­си­тель, / в стра­хе ка­ю­ще­го­ся и с лю­бо­вью взы­ва­ю­ще­го: / “Со­гре­шил я пред То­бой Еди­ным, / без­за­ко­ние со­де­лал, по­ми­луй меня!”
По­ща­ди Спа­се Твое со­зда­ние, / и взы­щи яко Пас­тырь по­гиб­шее, / пред­ва­ри за­блужд­ша­го, вос­хи­ти от вол­ка, / со­тво­ри мя ов­ча / на пастве Тво­их овец. По­ща­ди, Спа­си­тель, Свое со­зда­ние / и разы­щи, как Пас­тырь, ов­цу про­пав­шую, / за­блу­див­ше­го­ся спа­си от вол­ка, / со­де­лай ме­ня яг­нен­ком / на паст­би­ще Тво­их овец.
Егда Су­дие ся­де­ши яко Бла­го­у­тро­бен, / и по­ка­же­ши страш­ную сла­ву Твою Спа­се: / о ка­ко­вый страх то­гда! Пе­щи го­ря­щей, / всем бо­я­щим­ся нестер­пи­ма­го су­ди­ща Твоего. Ко­гда Ты ся­дешь как Су­дия Ми­ло­сти­вый / и по­ка­жешь страш­ную сла­ву Твою, Хри­сте, / – о, ка­кой бу­дет страх то­гда от пе­чи го­ря­щей / всем, бо­я­щим­ся нестер­пи­мо­го Су­ди­ли­ща Твоего!
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Све­та неза­хо­ди­ма­го Ма­ти, тя про­све­тив­ши, / от омра­че­ния стра­стей раз­ре­ши. / Тем­же вшед­ши в ду­хов­ную бла­го­дать, / про­све­ти Ма­рие, / тя вер­но восхваляющия. Све­та Неза­хо­ди­мо­го Ма­терь, те­бя про­све­тив, / осво­бо­ди­ла от стра­стей омра­че­ния; / по­то­му, при­няв Ду­ха бла­го­дать, / про­све­ти, Ма­рия, / с ве­рою те­бя восхваляющих.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Чу­до но­во ви­дев, ужа­са­ше­ся бо­же­ствен­ный в те­бе во­ис­тин­ну ма­ти Зо­си­ма: / ан­ге­ла бо зря­ше во пло­ти, / и ужа­сом весь ис­пол­ня­ше­ся, / Хри­ста поя во веки. Чу­до но­вое узрев в те­бе, ма­терь, / во­ис­ти­ну вне се­бя был бо­же­ствен­ный Зо­си­ма, / ибо Ан­ге­ла во пло­ти он ви­дел, / и изум­ле­ни­ем весь ис­пол­нял­ся, / вос­пе­вая Хри­ста вовеки.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чальне От­че, Сыне со­без­на­чальне, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый: / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, / От­ца без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше жи­вый и зи­ждяй, / Тро­и­це Еди­ни­це, по­ми­луй мя. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко от об­ро­ще­ния черв­ле­ни­цы Пре­чи­стая, / ум­ная баг­ря­ни­ца Ем­ма­ну­и­ле­ва, / внутрь во чре­ве Тво­ем плоть ис­т­ка­ся. / Тем­же Бо­го­ро­ди­цу / во­ис­тин­ну Тя почитаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как бы из пур­пур­но­го со­ста­ва, Пре­чи­стая, / мыс­лен­ная баг­ря­ни­ца – плоть Эм­ма­ну­и­ла / внут­ри чре­ва Тво­е­го со­тка­лась; / по­то­му мы Те­бя, Бо­го­ро­ди­цу, / ис­тин­но почитаем.

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Уми­ло­сер­ди­ся спа­си мя, / Сыне Да­ви­дов по­ми­луй, / бес­ну­ю­щи­я­ся сло­вом ис­це­ли­вый, / глас же бла­го­у­троб­ный яко раз­бой­ни­ку мне рцы: / аминь гла­го­лю те­бе, со Мною бу­де­ши в раи, / егда при­и­ду во сла­ве Моей. Уми­ло­сер­дись, спа­си ме­ня, / Сын Да­ви­дов, по­ми­луй, / бес­ну­ю­щих­ся сло­вом ис­це­лив­ший; / и глас ми­ло­серд­ный мне, как раз­бой­ни­ку, из­ре­ки: / “Ис­тин­но го­во­рю те­бе, со Мною бу­дешь в раю, / ко­гда при­ду во сла­ве Моей!”
Раз­бой­ник огла­го­ло­ва­ше Тя, / раз­бой­ник Бо­го­сло­вя­ше Тя, / оба бо на кре­сте сви­ся­ста, / но о Бла­го­у­тробне, яко вер­но­му раз­бой­ни­ку Тво­е­му, / по­знав­ше­му Тя Бо­га, / и мне от­вер­зи дверь / слав­на­го Цар­ствия Твоего. Раз­бой­ник по­но­сил Те­бя, / раз­бой­ник же и Бо­гом ис­по­ве­дал Те­бя, / – а ведь оба ря­дом с Кре­стом Тво­им ви­се­ли; / но, о Все­ми­ло­сти­вый, как раз­бой­ни­ку, уве­ро­вав­ше­му в Те­бя / и по­знав­ше­му в Те­бе Бо­га, / и мне от­вер­зи дверь / слав­но­го Цар­ства Твоего.
Тварь со­дро­га­ше­ся рас­пи­на­е­ма Тя ви­дя­щи, / го­ры и ка­ме­ния стра­хом рас­па­да­ху­ся, / и зем­ля со­тря­са­ше­ся, и ад об­на­жа­ше­ся, / и со­омра­ча­ше­ся свет во дни, / зря Те­бе Иису­се / при­гвож­де­на ко Кресту. Тво­ре­ние стра­да­ло, рас­пи­на­е­мым Те­бя ви­дя: / го­ры и кам­ни от ужа­са рас­па­да­лись, / и зем­ля со­тря­са­лась, и ад бо­гат­ства ли­шал­ся, / и по­мра­чал­ся свет днев­ной, / взи­рая на Те­бя, Иису­се, / при­гвож­ден­но­го [пло­тию] (ко Кресту).
До­стой­ных по­ка­я­ния пло­дов не ис­тя­жи от мене, / ибо кре­пость моя во мне оску­де, / серд­це мне да­руй прис­но со­кру­шен­ное, / ни­ще­ту же ду­хов­ную, / да сия Те­бе при­не­су, / яко при­ят­ную жерт­ву, едине Спасе. До­стой­ных пло­дов по­ка­я­ния от ме­ня не по­тре­буй, / ибо си­ла моя оску­де­ла во мне; / серд­це мне да­руй все­гда со­кру­шен­ное / и ни­ще­ту ду­хов­ную, / что­бы я Те­бе их при­нес / как бла­го­при­ят­ную жерт­ву, еди­ный Спаситель.
Су­дие мой, и вед­че мой, / хо­тяй па­ки при­и­ти со ан­ге­лы, / су­ди­ти ми­ру все­му, / ми­ло­стив­ным Тво­им оком то­гда ви­дев мя, / по­ща­ди и ущед­ри мя Иису­се, / па­че вся­ка­го есте­ства че­ло­ве­ча согрешивша. Су­дия мой и зна­ю­щий все обо мне! / Ты хо­чешь со Ан­ге­ла­ми сно­ва прид­ти / что­бы суд со­вер­шить над всем ми­ром; / ми­ло­сти­вым Тво­им оком то­гда воз­зрев на ме­ня, / по­ща­ди и сми­луй­ся на­до мной, Иису­се, / бо­лее все­го ро­да че­ло­ве­че­ско­го согрешившим.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Уди­ви­ла еси всех / стран­ным жи­ти­ем тво­им, / ан­ге­лов чи­ны, и че­ло­ве­ков со­бо­ры, / неве­ще­ствен­но по­жив­ши, и есте­ство пре­шед­ши: / им­же, яко неве­ще­ствен­ны­ма но­га­ма вшед­ши Ма­рие, / Иор­дан пре­ш­ла еси. Изу­ми­ла ты всех / необыч­ным жи­ти­ем тво­им: / и Ан­ге­лов пол­ки, и смерт­ных со­бра­ния, / жи­вя как бес­плот­ная и на­ше есте­ство пре­взой­дя. / По­то­му, слов­но неве­ще­ствен­ная ше­ствуя, Ма­рия, / Иор­дан ты сто­па­ми перешла.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Уми­ло­сти­ви Со­зда­те­ля / о хва­ля­щих тя, пре­по­доб­ная ма­ти, / из­ба­ви­ти­ся озлоб­ле­ний и скор­бей / окрест на­па­да­ю­щих: / да из­ба­вив­ше­ся от на­па­стей, воз­ве­ли­чим непре­стан­но / про­слав­ль­ша­го тя Господа. Уми­ло­стивь Твор­ца / о вос­хва­ля­ю­щих те­бя, пре­по­доб­ная ма­терь, / да из­ба­вят­ся от бед и скор­бей, / ото­всю­ду на них на­па­да­ю­щих; / что­бы мы, от ис­ку­ше­ний из­бав­лен­ные, ве­ли­ча­ли непре­стан­но / про­сла­вив­ше­го те­бя Господа.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее чест­ный, и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­ты­рю Крит­ский, / не пре­стай мо­ля­ся о вос­пе­ва­ю­щих тя: / да из­ба­вим­ся вси гне­ва и скор­би, и тле­ния, / и пре­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щии твою па­мять верно. Ан­дрей до­сто­чти­мый и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­тырь Крит­ский! / Не пе­ре­ста­вай мо­лить­ся о вос­пе­ва­ю­щих те­бя, / да из­ба­вим­ся все мы от гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и со­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щие твою па­мять с верою.
Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней, Еди­ни­це по Су­ще­ству, / яко Све­ту и Све­том, и Жи­во­ту и Жи­во­том, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху с ве­рой по­кло­ним­ся / – Тро­и­це нераз­дель­ной, Еди­ни­це по су­ще­ству, / как Све­ту и Све­там, и Жиз­ни и Жиз­ням, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му ми­ра концы.
Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй / Бо­го­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая: / в Те­бе бо сей вер­но цар­ству­яй, / в Те­бе и утвер­жда­ет­ся: / и То­бою по­беж­да­яй, / по­беж­да­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и пле­ня­ет рат­ни­ки, / и про­хо­дит послушание. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца Пре­чи­стая. / Ибо под Тво­ею за­щи­той он с ве­рою цар­ству­ет, / и от Те­бя по­лу­ча­ет кре­пость, / и при Тво­ем со­дей­ствии / по­бе­до­нос­но от­ра­жа­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и бе­рет в плен непри­я­те­лей, / и дер­жит их в послушании.
Та­же по­ем оба ли­ка: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем.

И про­чее по­сле­до­ва­ние По­ве­че­рия.

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.

В ЧЕТ­ВЕРГ
ПЯ­ТОЙ СЕД­МИ­ЦЫ ВЕ­ЛИ­КО­ГО ПОСТА
НА ВЕ­ЛИ­КОМ ПОВЕЧЕРИИ

Кле­па­ет в 4‑й час но­щи. И со­брав­шим­ся нам в цер­ковь бы­ва­ет на­ча­ло от иерея, по обы­чаю. И гла­го­лем: Ца­рю Небес­ный: Три­свя­тое, и От­че наш: Гос­по­ди по­ми­луй, 12. Сла­ва, и ныне: При­и­ди­те по­кло­ним­ся: И про­чия два псал­ма, 19 и 20: и обыч­ныя тро­па­ри, и ек­те­ния. И по­сем гла­го­лем ше­сто­псал­мие, и по псал­мех по­ем Ал­ли­лу­ия, и Тро­ич­ны гла­са, яко­же обы­чай. И сти­хо­сло­вим ка­фис­му еди­ну 8‑ю. Та­же гла­го­лем се­даль­ны Осмо­глас­ни­ка. Чтем жи­тие пре­по­доб­ныя Ма­рии, на две ста­тии. Та­же пса­лом 50. Пес­ней не сти­хо­сло­вим. И абие на­чи­на­ем Ве­ли­кий ка­нон кос­но, и с со­кру­шен­ным серд­цем и гла­сом, тво­ря­ще на кийж­до тро­парь ме­та­ния три. Ка­нон Ве­ли­кий, тво­ре­ние свя­та­го Ан­дрея Крит­ска­го Иеру­са­лим­ска­го. Глас 6. По­сле ше­сто­псал­мия по­ем Ал­ли­лу­ия, Тро­ич­ны гла­са и од­ну ка­физ­му. За­тем се­даль­ны Ок­то­и­ха и чи­та­ем жи­тие пре­по­доб­ной Ма­рии на две ста­тии. За­тем пса­лом 50. И на­чи­на­ем Ве­ли­кий ка­нон пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ан­дрея Крит­ско­го и Иеру­са­лим­ско­го, по­вто­ряя на каж­дый тро­парь при­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.

Песнь 1.

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися.

Песнь 1, глас 6

Ир­мос: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он — мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го — и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он про­сла­вил­ся! (2)

Стих: По­ми­луй мя, Бо­же, по­ми­луй мя. При­пев: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по­ми­луй меня.
Отку­ду нач­ну пла­ка­ти / ока­ян­на­го мо­е­го жи­тия де­я­ний? / Кое ли по­ло­жу на­ча­ло, Хри­сте, ны­неш­не­му ры­да­нию? / Но яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми пре­гре­ше­ний оставление. Сче­го нач­ну опла­ки­вать / зло­счаст­ной мо­ей жиз­ни де­я­ния? / Ка­кое по­ло­жу на­ча­ло, Хри­сте, / ны­неш­ней пес­ни пла­чев­ной? / Но Ты, как Ми­ло­серд­ный, / да­руй мне со­гре­ше­ний прощение.
Гря­ди ока­ян­ная ду­ше, с пло­тию тво­ею, / Зи­жди­те­лю всех ис­по­веж­дь­ся, / и оста­ни­ся про­чее пре­жд­ня­го без­с­ло­ве­сия, / и при­не­си Бо­гу в по­ка­я­нии слезы. При­ди, несчаст­ная ду­ша с пло­тию тво­ею, / Со­зда­те­лю все­го ис­по­ве­дай­ся, / и воз­дер­жись, на­ко­нец, от преж­не­го без­рас­суд­ства, / и при­не­си Бо­гу в по­ка­я­нии слезы.
Пер­во­здан­на­го Ада­ма пре­ступ­ле­нию по­рев­но­вав, / по­знах се­бе об­на­же­на от Бо­га / и прис­но­сущ­на­го Цар­ствия и сла­до­сти, / грех ра­ди моих. Пер­во­здан­но­му Ада­му в пре­ступ­ле­нии под­ра­жав, / по­знал я се­бя от­лу­чен­ным от Бо­га, / и веч­но­го Цар­ства, и сла­до­сти / из-за гре­хов моих.
Увы мне ока­ян­ная ду­ше, / что упо­до­би­ла­ся еси пер­вей Еве? / Ви­де­ла бо еси зле, и уяз­ви­ла­ся еси гор­це, / и кос­ну­ла­ся еси дре­ва и вку­си­ла еси дер­зост­но / без­с­ло­вес­ныя снеди. Увы, несчаст­ная моя ду­ша! / За­чем упо­до­би­лась ты пер­вой Еве? / Ибо по­смот­ре­ла по­роч­но, уяз­ви­лась горь­ко, / при­кос­ну­лась к дре­ву и вку­си­ла дер­зост­но / без­рас­суд­ной снеди.
Вме­сто Евы чув­ствен­ныя / мыс­лен­ная ми бысть Ева, / во пло­ти страст­ный по­мысл, / по­ка­зу­яй слад­кая / и вку­ша­яй прис­но / горь­ка­го напоения. Вме­сто Евы чув­ствен­ной / мыс­лен­ная вос­ста­ла во мне Ева — / во пло­ти страст­ный по­мы­сел, — / по­ка­зы­ва­ю­щий при­ят­ное, / но вку­су до­став­ля­ю­щий все­гда / горь­кое питие.
До­стой­но из Еде­ма из­гнан бысть, / яко не со­хра­нив еди­ну Твою, Спа­се, за­по­ведь Адам: / аз же что по­ст­раж­ду, / от­ме­тая все­гда жи­вот­ная Твоя словеса? До­стой­но из Эде­ма из­гнан был, / так как не со­хра­нил еди­ную Твою, Спа­си­тель, за­по­ведь Адам; / как же я по­стра­даю, / от­вер­гая все­гда жи­во­твор­ные Твои слова?
Ка­и­но­во пре­шед убий­ство, / про­из­во­ле­ни­ем бых убий­ца со­ве­сти ду­шев­ней, / ожи­вив плоть, и во­е­вав на ню / лу­ка­вы­ми мо­и­ми деяньми. Ка­и­но­во пре­взой­дя убий­ство, / по про­из­во­ле­нию я сде­лал­ся убий­цей со­ве­сти ду­шев­ной, / ожи­вив плоть и во­ору­жив­шись про­тив нее / лу­ка­вы­ми мо­и­ми деяниями.
Аве­ле­ве Иису­се, не упо­до­бих­ся прав­де, / да­ра Те­бе при­ят­на не при­не­сох ко­гда, / ни де­я­ния бо­же­ствен­на, ни жерт­вы чи­стыя, / ни жи­тия непорочнаго. С Аве­лем, Иису­се, я не срав­нял­ся в пра­вед­но­сти, / да­ров Те­бе при­ят­ных не при­но­сил ни­ко­гда, / ни дел бо­го­угод­ных, ни жерт­вы чи­стой, / ни жиз­ни непорочной.
Яко Ка­ин и мы, ду­ше ока­ян­ная, / всех Со­де­те­лю де­я­ния сквер­ная, / и жерт­ву по­роч­ную, / и непо­треб­ное жи­тие при­не­со­хом вку­пе: / тем­же и осудихомся. Как Ка­ин и мы, ду­ша несчаст­ная, / Со­зда­те­лю все­го де­я­ния сквер­ные / и жерт­ву по­роч­ную, / и жизнь негод­ную при­нес­ли вме­сте; / за то и осуждены.
Бре­ние Зда­тель жи­во­со­здав, / вло­жил еси мне плоть и ко­сти, / и ды­ха­ние и жизнь: / но о Твор­че мой, Из­ба­ви­те­лю мой, и Су­дие / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. Гли­ну, как Со­зда­тель, ожи­во­тво­рив, / Ты да­ро­вал мне плоть, и ко­сти, / и ды­ха­ние, и жизнь; / но, Тво­рец мой, Ис­ку­пи­тель мой и Су­дия, / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня!
Из­ве­щаю Ти Спа­се, гре­хи, яже со­де­ях, / и ду­ши и те­ла мо­е­го яз­вы, / яже внутрь убий­ствен­нии по­мыс­лы / раз­бой­ни­че­ски на мя возложиша. От­кры­ваю Те­бе, Спа­си­тель, гре­хи, ко­то­рые со­де­лал, / и ду­ши и те­ла мо­е­го ра­ны, / ко­то­рые внут­рен­ние убий­ствен­ные по­мыс­лы / раз­бой­ни­че­ски на ме­ня возложили.
Аще и со­гре­ших, Спа­се, / но вем, яко Че­ло­ве­ко­лю­бец еси, / на­ка­зу­е­ши ми­ло­стив­но, и ми­ло­серд­ству­е­ши теп­ле: / сле­зя­ща зри­ши, / и при­те­ка­е­ши яко Отец, при­зы­вая блуднаго. Ес­ли и со­гре­шил я, Спа­си­тель, / но знаю, что Ты Че­ло­ве­ко­лю­бец: / на­ка­зы­ва­ешь со­стра­да­тель­но и ми­лу­ешь ра­душ­но, / на пла­чу­ще­го взи­ра­ешь / и по­спе­ша­ешь как отец при­звать блудного.
По­вер­же­на мя Спа­се, пред вра­ты Тво­и­ми, / поне на ста­рость не от­ри­ни мене во ад тща, / но преж­де кон­ца, яко Че­ло­ве­ко­лю­бец, / даждь ми пре­гре­ше­ний оставление. По­верг­ну­то­го пред вра­та­ми Тво­и­ми, Спа­си­тель, / хо­тя бы в ста­ро­сти не от­ринь ме­ня во ад, ни с чем, / но преж­де кон­чи­ны, как Че­ло­ве­ко­лю­бец, / да­руй мне со­гре­ше­ний отпущение.
В раз­бой­ни­ки впа­дый аз есмь, / по­мыш­лень­ми мо­и­ми, / весь от них уяз­вих­ся ныне, и ис­пол­них­ся ран, / но Сам ми пред­став, / Хри­сте Спа­се исцели. Я — по­пав­ший­ся раз­бой­ни­кам — / по­мыс­лам мо­им, / весь ими из­ра­нен ныне и яз­ва­ми по­крыт; / но Ты Сам, Хри­сте Спа­си­тель, / при­ди и ме­ня исцели.
Свя­щен­ник мя пред­ви­дев ми­мо иде, / и ле­вит ви­дя в лю­тых на­га пре­з­ре, / но из Ма­рии воз­си­я­вый Иису­се, / Ты пред­став ущед­ри мя. Свя­щен­ник, ме­ня за­ме­тив, про­шел ми­мо, / и ле­вит, ви­дя ме­ня в тяж­кой бе­де, об­на­жен­ным, пре­зрел. / Но от Ма­рии вос­си­яв­ший Иису­се, / Ты при­ди и по­ми­луй меня.
Агн­че Бо­жий, взем­ляй гре­хи всех, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. Аг­нец Бо­жий, подъ­ем­лю­щий гре­хи всех, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый, / да­руй мне сле­зы умиления.
По­ка­я­ния вре­мя, / при­хо­жду Ти Со­зда­те­лю мо­е­му, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. По­ка­я­ния вре­мя; / при­хо­жу к Те­бе, Со­зда­те­лю мо­е­му: / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый, / да­руй мне сле­зы умиления.
Не возг­ну­шай­ся мене Спа­се, не от­ри­ни от Тво­е­го ли­ца, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь мне гре­хо­па­де­ний оставление. Не возг­ну­шай­ся мною, Спа­си­тель, / не от­ринь от Тво­е­го ли­ца, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ный, / да­руй мне со­гре­ше­ний прощение.
Воль­ная, Спа­се, и неволь­ная пре­гре­ше­ния моя, / яв­лен­ная и со­кро­вен­ная / и ве­до­мая и неве­до­мая, / вся про­стив, яко Бог, / очи­сти и спа­си мя. Воль­ные и неволь­ные со­гре­ше­ния мои, Спа­си­тель, / и яв­ные, и со­кро­вен­ные, / и ве­до­мые, и неве­до­мые, / все про­стив, как Бог, / сми­луй­ся и спа­си меня.
От юно­сти Хри­сте, за­по­ве­ди Твоя пре­сту­пих, / все­ст­раст­но небре­гий, / уны­ни­ем пре­идох жи­тие. / Тем­же зо­ву Ти Спа­се: / поне на ко­нец спа­си мя. С юно­сти я, Хри­сте, за­по­ве­ди Твои пре­сту­пил, / страст­но, нера­ди­во, бес­печ­но / про­вел я всю жизнь; / по­то­му взы­ваю к Те­бе, Спа­си­тель: / “Хо­тя бы при кон­це спа­си меня!”
Бо­гат­ство мое Спа­се, из­ну­рив в блу­де, / пуст есмь пло­дов бла­го­че­сти­вых, / ал­чен же зо­ву: / От­че щед­рот, пред­ва­рив / Ты мя ущедри. Име­ние мое ду­шев­ное рас­то­чив в гре­хе, / не имею я пло­дов бла­го­че­стия, / и, го­ло­дом то­мясь, взы­ваю: / “Ми­ло­сти По­да­тель, по­спе­ши, / Сам на­до мною сжалься!”
Те­бе при­па­даю Иису­се, / со­гре­ших Ти, очи­сти мя, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­тро­бен, / даждь ми сле­зы умиления. К Те­бе при­па­даю, Иису­се, / со­гре­шил я пред То­бою, будь ми­ло­стив ко мне, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и, как Ми­ло­сер­дый Бог, / да­руй мне сле­зы умиления.
Не вни­ди со мною в суд / но­ся моя де­я­ния, / сло­ве­са изыс­куя, и ис­прав­ляя стрем­ле­ния, / но в щед­ро­тах Тво­их пре­зи­рая моя лю­тая, / спа­си мя Всесильне. Не вой­ди со мною в суд, / предъ­яв­ляя мои де­я­ния, / ис­пы­ты­вая сло­ва и изоб­ли­чая стрем­ле­ния; / но по ми­ло­сер­дию Тво­е­му, пре­зи­рая гре­хи мои тяж­кие, / спа­си ме­ня, Всесильный.
Иный ка­нон пре­по­доб­ныя ма­те­ре на­шея Ма­рии Еги­пет­ския, в той­же глас, и ир­мос. Его­же кра­естро­чие: Ты пре­по­доб­ная Ма­рие помогай.
За­пев: Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ты ми даждь све­то­зар­ную бла­го­дать / от Бо­же­ствен­на­го свы­ше про­мыш­ле­ния, / из­бе­жа­ти стра­стей омра­че­ния, / и пе­ти усерд­но, тво­е­го Ма­рие жи­тия, / крас­ная исправления. Ты мне да­руй све­то­зар­ную бла­го­дать / от Выш­не­го Бо­же­ствен­но­го Про­мыс­ла / — из­бе­жать стра­стей омра­че­ния / и вос­петь усерд­но Тво­е­го, Ма­рия, жи­тия / пре­крас­ные деяния.
За­пев: Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
При­к­лонь­ши­ся Хри­сто­вым Бо­же­ствен­ным за­ко­ном, / к Се­му при­сту­пи­ла еси, / сла­до­стей неудер­жи­мая стрем­ле­ния оста­вив­ши, / и вся­кую доб­ро­де­тель все­бла­го­го­вей­но, / яко еди­ну ис­пра­ви­ла еси. По­ко­рив­шись Хри­сто­вым бо­же­ствен­ным за­ко­нам, / ты к Нему при­сту­пи­ла, / на­сла­жде­ний неудер­жи­мые стрем­ле­ния оста­вив, / и все доб­ро­де­те­ли, со всем бла­го­го­ве­ни­ем, / как од­ну, исполнила.
Ан­дрею: Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Мо­лит­ва­ми тво­и­ми нас, Ан­дрее, / из­ба­ви стра­стей без­чест­ных / и Цар­ствия ныне Хри­сто­ва общ­ни­ки / ве­рою и лю­бо­вию вос­пе­ва­ю­щия тя, славне, по­ка­жи, молимся. Моль­ба­ми тво­и­ми, Ан­дрей, / из­бавь от стра­стей бес­чест­ных / и яви ныне Цар­ства Хри­сто­ва общ­ни­ка­ми / с ве­рою и лю­бо­вию вос­пе­ва­ю­щих те­бя, слав­ный, молимся.
Сла­ва, Тро­и­чен: Пре­сущ­ная Тро­и­це, во Еди­ни­це по­кла­ня­е­мая, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко бла­го­у­троб­на, / даждь ми сле­зы умиления. Сла­ва, Тро­и­чен: Сверх­су­ще­ствен­ная Тро­и­ца, во Един­стве по­кло­ня­е­мая, / возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное / и, как Ми­ло­серд­ная, / да­руй мне сле­зы умиления.
Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, на­деж­де и пред­ста­тель­ство Те­бе по­ю­щих, / воз­ми бре­мя от мене тяж­кое гре­хов­ное, / и яко Вла­ды­чи­ца Чи­стая, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, На­деж­да и За­щи­та Те­бя вос­пе­ва­ю­щих! / Возь­ми от ме­ня бре­мя тяж­кое гре­хов­ное, / и как Вла­ды­чи­ца Чи­стая / ка­ю­ще­го­ся при­ми меня.

Песнь 2.

Ир­мос: Вон­ми, небо, и воз­гла­го­лю, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы пло­тию пришедшаго.

Песнь 2

Ир­мос: Вни­май, небо, — и воз­ве­щу, / и вос­пою Хри­ста, / от Де­вы во пло­ти Пришедшего.

Вон­ми небо, и воз­гла­го­лю, / зем­ле, вну­шай глас, / ка­ю­щий­ся к Бо­гу и вос­пе­ва­ю­щий Его. Вни­май, небо, — и воз­ве­щу; / зем­ля! Слу­шай глас, / ка­ю­щий­ся пред Бо­гом / и вос­пе­ва­ю­щий Его.
Вон­ми ми, Бо­же, Спа­се мой / ми­ло­стив­ным Тво­им оком, / и при­и­ми мое теп­лое исповедание. Воз­зри на ме­ня, Бо­же, как ми­ло­серд­ный, / ми­ло­сти­вым Тво­им оком / и при­ми мое теп­лое исповедание.
Со­гре­ших па­че всех че­ло­век, / един со­гре­ших Те­бе: / но ущед­ри яко Бог, Спа­се, / тво­ре­ние Твое. Со­гре­шил я бо­лее всех лю­дей, / один со­гре­шил пред То­бою; / но по­ми­луй, как Бог, о Спа­си­тель, / тво­ре­ние Твое.
Бу­ря мя злых об­дер­жит, / бла­го­у­тробне Гос­по­ди: / но яко Пет­ру, / и мне ру­ку простри. Бу­ря зла ме­ня охва­ты­ва­ет, / ми­ло­серд­ный Гос­по­ди, / но, как Пет­ру, / Ты и мне ру­ку простри.
Сле­зы блуд­ни­цы, Щед­ре, / и аз пред­ла­гаю: / очи­сти мя, Спа­се, / бла­го­у­тро­би­ем Твоим. Сле­зы блуд­ни­цы, о Ми­ло­серд­ный, / и я про­ли­ваю; / сми­луй­ся на­до мною, Спа­си­тель, / по со­стра­да­нию Твоему.
Омра­чих ду­шев­ную кра­со­ту / стра­стей сластьми, / и вся­че­ски весь ум / персть сотворих. Омра­чил я ду­ши кра­со­ту / стра­стей услаж­де­ни­я­ми / и со­вер­шен­но весь ум / в прах превратил.
Раз­д­рах ныне одеж­ду мою первую, / иже ми изт­ка Зи­жди­тель из на­ча­ла, / и от­ту­ду ле­жу наг. Изо­рвал я ныне оде­я­ние мое пер­вое, / ко­то­рое со­ткал мне Тво­рец из­на­ча­ла, / и по­то­му ле­жу наг.
Об­ле­кох­ся в раз­дран­ную ри­зу, / юже изт­ка ми змий со­ве­том, / и стыждуся. Об­лек­ся я в рва­ную одеж­ду, / ко­то­рую со­ткал для ме­ня змий сво­им со­ве­том, / и стыжусь.
Воз­зрех на са­дов­ную кра­со­ту / и пре­льстих­ся умом: / и от­ту­ду ле­жу наг, и срамляюся. Взгля­нул я на кра­со­ту дре­ва в са­ду / и пре­льстил­ся умом, / и те­перь ле­жу на­гим и стыжусь.
Де­ла­ша на хреб­те мо­ем / вси на­чаль­ни­цы стра­стей, / про­дол­жа­ю­ще на мя / без­за­ко­ние их. Ра­бо­та­ли на хреб­те мо­ем / все пред­во­ди­те­ли зол, / про­дол­жая про­тив ме­ня / без­за­ко­ние свое.
По­гу­бих пер­во­здан­ную доб­ро­ту / и бла­го­ле­пие мое, / и ныне ле­жу наг, и стыждуся. По­гу­бил я пер­во­здан­ную кра­со­ту / и бла­го­ле­пие мое, / и те­перь ле­жу на­гим и стыжусь.
Сши­ва­ше кож­ныя ри­зы грех мне, / об­на­жи­вый мя пер­выя / бо­го­ткан­ныя одежды. Сшил ко­жа­ные ри­зы грех и мне, / сняв с ме­ня первую / Бо­гом со­ткан­ную одежду.
Об­ло­жен есмь оде­я­ни­ем сту­да, / яко­же лист­ви­ем смо­ков­ным, / во об­ли­че­ние мо­их са­мо­власт­ных страстей. Об­лек­ся я оде­я­ни­ем сты­да / как ли­стья­ми смо­ков­ни­цы / во об­ли­че­ние мо­их са­мо­воль­ных страстей.
Оде­ях­ся в срам­ную ри­зу, / и окро­вав­лен­ную студ­но, / те­че­ни­ем страст­на­го и лю­бо­сласт­на­го живота. Одел­ся я в одеж­ду за­пят­нан­ную / и окро­вав­лен­ную гнус­но / те­че­ни­ем страст­но­го и чув­ствен­но­го жития.
Осквер­них пло­ти мо­ея ри­зу / и ока­лях / еже по об­ра­зу, Спа­се, / и по подобию. Осквер­нил я пло­ти мо­ей одеж­ду / и за­пят­нал то, / в чем об­раз Твой, Спа­си­тель, / и подобие.
Впа­дох в страст­ную па­гу­бу / и в ве­ще­ствен­ную тлю, / и от­то­ле до ныне враг мне досаждает. Под­верг­ся я стра­стей му­че­нию / и ве­ще­ствен­но­му тле­нию, / и от­то­го ныне враг мне досаждает.
Лю­бо­вещ­ное и лю­бо­имен­ное жи­тие, / невоз­дер­жа­ни­ем Спа­се пред­по­чет ныне, / тяж­ким бре­ме­нем об­ло­жен есмь. Жизнь в люб­ви к ве­щам и стя­жа­ни­ям / нес­тя­жа­нию, Спа­си­тель, пред­по­чтя, / я те­перь под тяж­ким бре­ме­нем пребываю.
Укра­сих плот­ский об­раз / сквер­ных по­мыш­ле­ний раз­лич­ным об­ло­же­ни­ем, / и осуждаюся. Укра­сил я пло­ти ис­ту­кан / гнус­ных по­мыс­лов раз­но­цвет­ною одеж­дою / и осуждаюсь.
Внеш­ним при­леж­но бла­го­укра­ше­ни­ем / еди­нем по­пе­кох­ся, / внут­рен­нюю пре­зрев / бо­го­об­раз­ную скинию. Об од­ном внеш­нем бла­го­ле­пии / по­за­бо­тил­ся я усерд­но, / в пре­не­бре­же­нии оста­вив / внут­рен­нюю бо­го­об­раз­ную скинию.
Во­об­ра­зив мо­их стра­стей без­об­ра­зие, / лю­бо­сласт­ны­ми стрем­лень­ми / по­гу­бих ума красоту. Отоб­ра­зив мо­их стра­стей без­об­ра­зие, / сла­сто­лю­би­вы­ми стрем­ле­ни­я­ми / ис­ка­зил я ума красоту.
По­гре­бох пер­ва­го об­ра­за доб­ро­ту Спа­се страстьми, / юже яко ино­гда драх­му, / взыс­кав обрящи. Скрыл я пер­во­го об­ра­за кра­со­ту, / Спа­си­тель, стра­стя­ми мо­и­ми, / но Ты, как неко­гда драх­му, / взы­щи его и найди.
Со­гре­ших, яко­же блуд­ни­ца во­пию Ти: / един со­гре­ших Те­бе, / яко ми­ро при­и­ми Спа­се / и моя слезы. Со­гре­шил я и как блуд­ни­ца взы­ваю к Те­бе: / “Один я со­гре­шил пред То­бою, / как ми­ро при­ми, Спа­си­тель, / и мои слезы!”
По­пол­зох­ся яко Да­вид блуд­но, и осквер­них­ся, / но омый и мене Спа­се, слезами. По­скольз­нул­ся я от невоз­дер­жа­ния / по­доб­но Да­ви­ду и осквер­нил­ся; / но омой и ме­ня, Спа­си­тель, сле­за­ми моими.
Очи­сти, яко­же мы­тарь во­пию Ти, / Спа­се, очи­сти мя: / ник­то­же бо су­щих из Ада­ма, яко­же аз / со­гре­ших Тебе. “Сми­луй­ся”, — как мы­тарь взы­ваю к Те­бе, / — “Сми­луй­ся на­до мною, Спа­си­тель, / ибо ни­кто из чад Ада­ма, как я, / не со­гре­шил пред Тобою!”
Ни слез, ни­же по­ка­я­ния имам, ни­же уми­ле­ния: / Сам ми сия Спа­се, / яко Бог даруй. Ни слез, ни по­ка­я­ния нет у ме­ня, ни уми­ле­ния; / Сам мне это, Спа­си­тель, / как Бог, даруй.
Дверь Твою не за­тво­ри мне то­гда, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, / но от­вер­зи ми сию / ка­ю­ще­му­ся Тебе. Дверь Твою не за­тво­ри пре­до мною то­гда, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, / но от­крой ее для ме­ня, / ка­ю­ще­го­ся Тебе.
Че­ло­ве­ко­люб­че хо­тяй всем спа­сти­ся, / Ты воз­зо­ви мя, / и при­и­ми яко Благ кающагося. Че­ло­ве­ко­лю­бец, же­ла­ю­щий спа­се­ния всем, / Ты при­зо­ви ме­ня и, как Бла­гой, / при­ми кающегося.
Вну­ши воз­ды­ха­ния ду­ши мо­ея, / и очию мо­ею при­и­ми кап­ли Спа­се, / и спа­си мя. Внем­ли сте­на­ни­ям ду­ши мо­ей / и при­ми очей мо­их слез­ные кап­ли, Спа­си­тель, / и спа­си меня.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / еди­на Все­пе­тая, / мо­ли при­леж­но, во еже спа­сти­ся нам. Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная все­п­ро­слав­лен­ная, / мо­ли усерд­но о спа­се­нии нашем.
Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, яко Аз есмь Бог, / ман­ну одо­жди­вый / и во­ду из ка­мене ис­то­чи­вый / древ­ле в пу­сты­ни лю­дем Мо­им, / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Моею. Ир­мос: Ви­ди­те, ви­ди­те, что Я есмь Бог, / ман­ну до­ждем про­лив­ший / и во­ду из кам­ня ис­то­чив­ший / в древ­но­сти в пу­стыне лю­дям Мо­им / дес­ни­цею еди­ною и кре­по­стию Моею.
Ви­ди­те ви­ди­те, яко Аз есмь Бог: / вну­шай ду­ше моя Гос­по­да во­пи­ю­ща, / и уда­ли­ся преж­ня­го гре­ха, / и бой­ся яко неумыт­на­го, / и яко Су­дии и Бога. “Ви­ди­те, ви­ди­те, что Я есмь Бог!” / Вни­май, ду­ша моя, Гос­по­ду взы­ва­ю­ще­му, / и от­сту­пи от преж­не­го гре­ха, / и стра­шись Его как От­мсти­те­ля, / и как Су­дии и Бога.
Ко­му упо­до­би­ла­ся еси мно­го­греш­ная ду­ше, / ток­мо пер­во­му Ка­и­ну, и Ла­ме­ху оно­му, / ка­ме­но­вав­шая те­ло зло­дей­ст­вы, / и убив­шая ум без­с­ло­вес­ны­ми стремленьми. Ко­му упо­до­би­лась ты, мно­го­греш­ная ду­ша? / Увы, древ­не­му Ка­и­ну и то­му Ла­ме­ху, / по­ра­зив кам­ня­ми — зло­дей­ства­ми — те­ло / и умерт­вив ра­зум без­рас­суд­ны­ми стремлениями.
Вся преж­де за­ко­на пре­тек­ши, о ду­ше! / Си­фу не упо­до­би­ла­ся еси, / ни Ено­са под­ра­жа­ла еси, / ни Ено­ха пре­ло­же­ни­ем, ни Ноя, / но яви­ла­ся еси убо­га пра­вед­ных жизни. Всех, жив­ших до за­ко­на, / взо­ром пе­ре­брав, о ду­ша, / Си­фу не упо­до­би­лась ты, / ни Ено­су не под­ра­жа­ла, / ни Ено­ха пе­ре­се­ле­нию, ни Ною, / но ока­за­лась скуд­на пра­вед­ных жизнью.
Еди­на от­верз­ла еси хля­би гне­ва, / Бо­га тво­е­го, ду­ше моя, / и по­то­пи­ла еси всю, яко­же зем­лю плоть, и де­я­ния и жи­тие, / и пре­бы­ла еси вне спа­си­тель­на­го ковчега. Ты од­на от­верз­ла во­до­па­ды гне­ва / Бо­га тво­е­го, ду­ша моя, / и как зем­лю по­то­пи­ла всю плоть, и де­ла, и жизнь, / и оста­лась вне спа­си­тель­но­го ковчега.
Му­жа убих, гла­го­лет, / в язву мне, и юно­шу в струп, / Ла­мех ры­дая во­пи­я­ше, / ты же не тре­пе­ще­ши о ду­ше моя, / ока­ляв­ши плоть, и ум осквернивши. “Му­жа я убил, — Ла­мех го­во­рит, — / в язву мне, и юно­шу — в ра­ну”, / — так он, ры­дая, вос­кли­цал; / а ты не тре­пе­щешь, ду­ша моя, / за­пят­нав плоть и ум осквернив.
О ка­ко по­рев­но­вах Ла­ме­ху, пер­во­му убий­це, / ду­шу яко му­жа, ум яко юно­шу, / яко бра­та же мо­е­го те­ло убив, / яко Ка­ин убий­ца, лю­бо­сласт­ны­ми стремленьми. О, как под­ра­жал я Ла­ме­ху, древ­не­му убий­це, / ду­шу как му­жа, ум как юно­шу, / и как бра­та мо­е­го те­ло убив, / слов­но Ка­ин-убий­ца, сла­сто­лю­би­вы­ми стремлениями.
Столп умуд­ри­ла еси со­зда­ти о ду­ше, / и утвер­жде­ние во­дру­зи­ти тво­и­ми по­хотьми, / аще не бы Зи­жди­тель удер­жал со­ве­ты твоя, / и низ­вергл на зем­лю ухищ­ре­ния твоя. Баш­ню до Неба уже за­мыс­ли­ла ты по­стро­ить, о ду­ша, / и твер­ды­ню воз­двиг­нуть тво­и­ми во­жде­ле­ни­я­ми, / ес­ли бы Тво­рец не сме­шал за­мыс­лы твои / и не низ­верг на зем­лю ухищ­ре­ния твои.
Уяз­вих­ся, ура­них­ся, / се стре­лы вра­жия уяз­вив­шия мою ду­шу и те­ло: / се стру­пи, гно­е­ния, омра­че­ния, / во­пи­ют ра­ны са­мо­воль­ных мо­их страстей. Уязв­лен я, из­ра­нен; / вот стре­лы вра­га, по­ра­зив­шие мою ду­шу и те­ло, / вот ра­ны, гной­ные яз­вы, уве­чья / во­пи­ют об уда­рах са­мо­воль­ных мо­их страстей.
Одо­жди Гос­подь / от Гос­по­да ог­нь ино­гда, / на без­за­ко­ние гне­ва­ю­щее со­жег Со­дом­ля­ны: / ты же ог­нь вжег­ла еси ге­ен­ский, / в нем­же има­ши, о ду­ше, сожещися. До­ждем про­лил Гос­подь / неко­гда огонь от Гос­по­да / на без­за­ко­ние неисто­вое и сжег со­дом­лян; / ты же разо­жгла огонь ге­енн­ский, / в ко­то­ром долж­на бу­дешь, о ду­ша, / быть со­жжен­ной мучительно.
Ра­зу­мей­те и ви­ди­те, яко Аз есмь Бог, / ис­пы­та­яй серд­ца, и уму­ча­яй мыс­ли, / об­ли­ча­яй де­я­ния, и по­па­ля­яй гре­хи, / и су­дяй си­ру, и сми­ре­ну, и нищу. По­знай­те и ви­ди­те, что Я есмь Бог, / ис­пы­ты­ва­ю­щий серд­ца и ис­прав­ля­ю­щий мыс­ли, / об­ли­ча­ю­щий де­я­ния и по­па­ля­ю­щий гре­хи, / и су­дя­щий си­ро­ту, и сми­рен­но­го, и нищего.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Пре­по­доб­ней: Про­стер­ла еси ру­це твои / к щед­ро­му Бо­гу, Ма­рие, / в без­дне зол по­гру­жа­е­мая: / и яко­же Пет­ру че­ло­ве­ко­люб­но, / ру­ку Бо­же­ствен­ную про­ст­ре, / твое об­ра­ще­ние вся­че­ски иский. Про­стер­ла ты ру­ки твои / к Ми­ло­серд­но­му Бо­гу, Ма­рия, / в без­дне зол уто­пая, / и как Пет­ру че­ло­ве­ко­лю­би­во / ру­ку по­мо­щи Он по­дал те­бе, / тво­е­го об­ра­ще­ния вся­че­ски ища.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Всем усер­ди­ем и лю­бо­вию / при­тек­ла еси Хри­сту, / пер­вый гре­ха путь от­вра­щ­ши, / и в пу­сты­нях непро­хо­ди­мых пи­та­ю­щи­ся, / и То­го чи­сте со­вер­ша­ю­щи Бо­же­ствен­ныя заповеди. Всем усер­ди­ем и лю­бо­вью / при­бег­ла ты ко Хри­сту, / от преж­не­го пу­ти гре­ха от­вра­тив­шись, / и вос­пи­ты­ва­ясь в пу­сты­нях непро­хо­ди­мых, / и непо­роч­но ис­пол­няя Бо­же­ствен­ные Его заповеди.
За­пев: Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ви­дим, ви­дим че­ло­ве­ко­лю­бие, о ду­ше, / Бо­га и Вла­ды­ки: / се­го ра­ди преж­де кон­ца, То­му со сле­за­ми при­па­дем во­пи­ю­ще: / Ан­дрея мо­лит­ва­ми, Спа­се, по­ми­луй нас. Ви­дим, ви­дим че­ло­ве­ко­лю­бие, о ду­ша, / Бо­га и Вла­ды­ки; / по­то­му преж­де кон­ца при­па­дем к Нему, со сле­за­ми взы­вая: / “Мо­лит­ва­ми Ан­дрея, Спа­си­тель, по­ми­луй нас!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­це, / нераз­дель­ная Еди­ни­це, / ка­ю­ща­ся мя при­и­ми, / со­гре­шив­ша спа­си: / Твое есмь со­зда­ние, не пре­зри, / но по­ща­ди, и из­ба­ви мя / ог­нен­на­го осуждения. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ная, несо­здан­ная Тро­и­ца, / нераз­дель­ное Един­ство, / ка­ю­ще­го­ся ме­ня при­ми, / со­гре­шив­ше­го спа­си, / Твое я со­зда­ние — не пре­зри, / но по­ща­ди и из­бавь ме­ня / от ог­нен­но­го осуждения.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­це Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / на­деж­до к Те­бе при­те­ка­ю­щих, / и при­ста­ни­ще су­щих в бу­ри, / Ми­ло­сти­ва­го и Со­зда­те­ля, и Сы­на Тво­е­го, / уми­ло­сти­ви и мне / мо­лит­ва­ми Твоими. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­чи­стая Вла­ды­чи­ца, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / На­деж­да к Те­бе при­бе­га­ю­щих / и При­ста­ни­ще за­стиг­ну­тым бу­рей, / ми­ло­сти­во­го Со­зда­те­ля и Сы­на Тво­е­го / пре­кло­ни на ми­лость и ко мне / моль­ба­ми Твоими.

Песнь 3.

Ир­мос: На недви­жи­мом, Хри­сте, ка­ме­ни за­по­ве­дий Тво­их, / утвер­ди мое помышление.

Песнь 3

Ир­мос: На непо­движ­ном, Хри­сте, камне за­по­ве­дей Тво­их / утвер­ди мое помышление.

Ог­нь от Гос­по­да ино­гда / Гос­подь одо­ждив, / зем­лю Со­дом­скую / преж­де попали. Огонь от Гос­по­да, о ду­ша, / до­ждем про­лив, / зем­лю Со­дом­скую Гос­подь / в древ­но­сти попалил.
На го­ре спа­сай­ся, ду­ше, / яко­же Лот оный, / и в Си­гор угонзай. На го­ру спа­сай­ся, ду­ша, / как Лот, те­бе из­вест­ный, / и в Си­гор укрыть­ся спеши.
Бе­гай за­па­ле­ния, о ду­ше, / бе­гай Со­дом­ска­го го­ре­ния, / бе­гай тле­ния Бо­же­ствен­на­го пламене. Убе­гай от по­жа­ра, о ду­ша, / бе­ги от со­дом­ско­го го­ре­ния, / бе­ги от ги­бе­ли в Бо­же­ствен­ном пламени.
Ис­по­ве­да­ю­ся Те­бе, Спа­се: / со­гре­ших, со­гре­ших Ти: / но осла­би, оста­ви ми, / яко благоутробен. Ис­по­ве­да­юсь пред То­бою, Спа­си­тель: / со­гре­шил я, со­гре­шил Те­бе, / но от­пу­сти, про­сти ме­ня, / как Милосердный.
Со­гре­ших Те­бе един аз, / со­гре­ших па­че всех, Хри­сте Спа­се, / да не пре­зри­ши мене. Со­гре­шил пред То­бою один я, / со­гре­шил боль­ше всех, Хри­сте Спа­си­тель, / не пре­зри меня!
Ты еси Пас­тырь доб­рый, / взы­щи мене агн­ца, / и за­блужд­ша­го да не пре­зри­ши мене. Ты, Пас­тырь Доб­рый, / взы­щи ме­ня — агн­ца, / и за­блу­див­ше­го­ся не пре­зри меня.
Ты еси слад­кий, Иису­се, / Ты еси Со­зда­те­лю мой: / в Те­бе, Спа­се, оправдаюся. Ты Слад­чай­ший Иису­се, / Ты Со­зда­тель мой! / То­бою я, Спа­си­тель, оправдаюсь.
Пре­свя­тая Тро­и­це Бо­же наш, сла­ва Тебе. При­пев: Пре­свя­тая Тро­и­ца, Бо­же наш, сла­ва Тебе!
Тро­и­чен: О Тро­и­це Еди­ни­це Бо­же! / Спа­си нас от пре­ле­сти, / и ис­ку­ше­ний, и обстояний. О, Тро­и­ца, Еди­ни­ца, Бо­же! / Спа­си нас от пре­льще­ния, / и ис­ку­ше­ний, и несчастий.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Бо­го­при­ят­ная утро­бо, / ра­дуй­ся, пре­сто­ле Гос­по­день, / ра­дуй­ся, Ма­ти Жиз­ни нашея. Ра­дуй­ся, Чре­во, Бо­га вме­стив­шее, / ра­дуй­ся, Пре­стол Гос­по­день, / ра­дуй­ся, Ма­терь Жиз­ни нашей.
Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их / по­двиг­ше­е­ся серд­це мое, / яко Един Свят еси и Господь. Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне за­по­ве­дей Тво­их / ко­леб­лю­ще­е­ся серд­це мое, / ибо Ты один Свят и Господь.
Ис­точ­ник жи­во­та стя­жах Те­бе, / смер­ти низ­ло­жи­те­ля, / и во­пию Ти от серд­ца мо­е­го преж­де кон­ца: / со­гре­ших, очи­сти и спа­си мя. Ис­точ­ник жиз­ни стя­жал я в Те­бе, / смер­ти Низ­ло­жи­те­ле, / и взы­ваю к Те­бе от серд­ца мо­е­го преж­де кон­ца: / “Со­гре­шил я, сми­луй­ся и спа­си меня!”
При Нои, Спа­се, / блуд­ство­вав­шия под­ра­жах, / онех на­след­ство­вав осуж­де­ние, / в по­то­пе погружения. При Ное блу­до­дей­ство­вав­шим / под­ра­жал я, Спа­си­тель, / и уна­сле­до­вал на­ка­за­ние их: / в по­то­пе погружение.
Со­гре­ших, Гос­по­ди, / со­гре­ших Те­бе, очи­сти мя: / несть бо иже кто со­гре­ши в че­ло­ве­цех, / его­же не пре­взы­дох прегрешеньми. Со­гре­шил я, Гос­по­ди, / со­гре­шил пред То­бою! Сми­луй­ся на­до мной: / ибо нет греш­ни­ка меж­ду людь­ми, / ко­то­ро­го я не пре­взо­шел согрешениями.
Ха­ма она­го ду­ше, / от­це­убий­ца под­ра­жав­ши, / сра­ма не по­кры­ла еси ис­крен­ня­го, / вспять зря возвратившися. Ха­му всем из­вест­но­му, / от­ца оскор­би­те­лю, под­ра­жая, ду­ша, / не при­кры­ла ты сра­мо­ты ближ­не­го, / ли­цом от­вер­нув­шись на­зад / и возвратившись.
Бла­го­сло­ве­ния Си­мо­ва не на­сле­до­ва­ла еси ду­ше ока­ян­ная, / ни про­стран­ное одер­жа­ние, / яко­же Иа­фет име­ла еси на зем­ли оставления. Бла­го­сло­ве­ния Си­мо­ва ты не на­сле­до­ва­ла, ду­ша несчаст­ная, / ни об­шир­но­го вла­де­ния, как Иа­фет / не по­лу­чи­ла на зем­ле прощения.
От зем­ли Хар­ран, / изы­ди от гре­ха ду­ше моя, / гря­ди в зем­лю то­ча­щую прис­но­жи­вот­ное нетле­ние, / еже Ав­ра­ам наследствова. Из зем­ли Хар­ран — от гре­ха / вый­ди, ду­ша моя, / по­спе­ши в зем­лю, ис­то­ча­ю­щую веч­но жи­вое нетле­ние, / ко­то­рую Ав­ра­ам унаследовал.
Ав­ра­ама слы­ша­ла еси ду­ше моя, / древ­ле остав­ль­ша зем­лю оте­че­ства, / и быв­ша при­шель­ца, / се­го про­из­во­ле­нию подражай. Об Ав­ра­аме слы­ша­ла ты, ду­ша моя, / в древ­но­сти оста­вив­шем зем­лю оте­че­скую / и сде­лав­шем­ся при­шель­цем; / его ре­ши­мо­сти подражай.
У ду­ба Мам­врий­ска­го / учре­див пат­ри­арх ан­ге­лы, / на­след­ство­ва по ста­ро­сти / обе­то­ва­ния ловитву. У ду­ба Мам­врий­ско­го пат­ри­арх, / Ан­ге­лов уго­стив, / уна­сле­до­вал в ста­ро­сти / обе­то­ва­ние в награду.
Иса­а­ка ока­ян­ная ду­ше моя, / ра­зу­мев­ши но­вую жерт­ву, / тай­но все­со­жжен­ную Гос­по­де­ви, / под­ра­жай его произволению. Иса­а­ка, несчаст­ная ду­ша моя, / узнав как но­вую жерт­ву все­со­жже­ния, / та­ин­ствен­но при­не­сен­ную Гос­по­ду, / под­ра­жай его произволению.
Ис­ма­и­ла слы­ша­ла еси, трез­ви­ся ду­ше моя, / из­гна­на яко ра­бы­ни­но от­рож­де­ние, / виждь, да не ка­ко по­доб­но что / по­ст­раж­де­ши ласкосердствующи. Об Из­ма­и­ле ты слы­ша­ла, ду­ша моя, / из­гнан­ном, как ра­бы­ни по­рож­де­ние; / смот­ри, трез­вись, что­бы и те­бе / за рас­пут­ство не пре­тер­петь подобного.
Ага­ре древ­ле ду­ше, егип­тя­ныне упо­до­би­ла­ся еси, / по­ра­бо­тив­ши­ся про­из­во­ле­ни­ем, и рожд­ши / но­ва­го Ис­ма­и­ла, презорство. Ага­ри древ­ней, егип­тян­ке, / упо­до­би­лась ты, ду­ша, / по­ра­бо­тив­шись про­из­во­лу и по­ро­див / но­во­го Из­ма­и­ла — дерзость.
Иа­ков­лю ле­стви­цу / ра­зу­ме­ла еси ду­ше моя, / яв­ля­е­мую от зем­ли к небе­сем, / поч­то не име­ла еси / вос­хо­да твер­да, благочестия? О лест­ни­це, Иа­ко­ву по­ка­зан­ной, / ты зна­ла, ду­ша моя, / ве­ду­щей от зем­ли к небе­сам, / по­че­му же не стя­жа­ла ты / вос­хож­де­ния твер­до­го — благочестия?
Свя­щен­ни­ка Бо­жия, и ца­ря уеди­не­на, / Хри­сто­во по­до­бие, / в ми­ре жи­тия, в че­ло­ве­цех подражай. Свя­щен­ни­ку Бо­жию и ца­рю оди­но­ко­му / — об­ра­зу жиз­ни Хри­ста / в ми­ре меж­ду людь­ми — подражай.
Не бу­ди столп сла­ный ду­ше, / воз­вра­тив­ши­ся вспять: / об­раз да устра­шит тя Со­дом­ский, / го­ре в Си­гор спасайся. Не стань стол­пом со­ля­ным, ду­ша, / об­ра­тив­шись вспять, / да устра­шит те­бя при­мер Со­до­ма: / ввысь, в Си­гор спасайся.
За­па­ле­ния яко­же Лот, / бе­гай ду­ше моя гре­ха: / бе­гай Со­до­мы и Го­мор­ры, / бе­гай пла­мене вся­ка­го без­с­ло­вес­на­го желания. Как по­жа­ра Лот, / из­бе­гай, ду­ша моя, гре­ха, / убе­гай от Со­до­ма и Го­мор­ры, / из­бе­гай пла­ме­ни вся­ко­го без­рас­суд­но­го желания.
По­ми­луй Гос­по­ди, по­ми­луй мя, во­пию Ти, / егда при­и­де­ши со ан­ге­лы Тво­и­ми, / воз­да­ти всем по до­сто­я­нию деяний. По­ми­луй, Гос­по­ди, по­ми­луй ме­ня, взы­ваю к Те­бе, / ко­гда при­дешь со Ан­ге­ла­ми Тво­и­ми / всем воз­дать по до­сто­ин­ству их деяний.
Мо­ле­ния Вла­ды­ко, / Те­бе по­ю­щих не от­вер­жи, / но ущед­ри Че­ло­ве­ко­люб­че, / и по­даждь ве­рою про­ся­щим оставление. Мо­ле­ния, Вла­ды­ка, / вос­пе­ва­ю­щих Те­бя не от­верг­ни, / но по­ми­луй, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / и да­руй с ве­рою про­ся­щим отпущение.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Со­дер­жимь есмь бу­рею, и тре­вол­не­ни­ем со­гре­ше­ний, / но са­ма мя ма­ти ныне спа­си, / и к при­ста­ни­щу Бо­же­ствен­на­го по­ка­я­ния возведи. Охва­чен я бу­рею и тре­вол­не­ни­ем со­гре­ше­ний, / но ты са­ма ме­ня, ма­терь, ныне спа­си / и к при­ста­ни Бо­же­ствен­но­го по­ка­я­ния приведи.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Раб­ское мо­ле­ние и ныне пре­по­доб­ная / при­нес­ши ко бла­го­у­троб­ней мо­лит­ва­ми тво­и­ми Бо­го­ро­ди­це, / от­вер­зи ми Бо­же­ствен­ныя входы. Раб­ское мо­ле­ние и ныне, пре­по­доб­ная, / при­не­ся к ми­ло­серд­ной Бо­го­ро­ди­це, / от­крой и для ме­ня тво­им хо­да­тай­ством / Бо­же­ствен­ные входы.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Тво­и­ми мо­лит­ва­ми да­руй / и мне остав­ле­ние дол­гов, / о Ан­дрее, Крит­ский пред­се­да­те­лю! / по­ка­я­ния бо ты та­ин­ник преизрядный. Тво­и­ми мо­лит­ва­ми да­руй / и мне про­ще­ние дол­гов, / о Ан­дрей, Крит­ский пред­сто­я­тель! / Ибо ты тай­ны по­ка­я­ния / на­став­ник превосходнейший.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, несо­здан­ная, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / в Тро­и­це пе­ва­е­мая Ипо­ста­сей, / спа­си ны ве­рою по­кла­ня­ю­щи­я­ся / дер­жа­ве Твоей. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство про­стое, не со­здан­ное, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / вос­пе­ва­е­мое в Трех Ипо­ста­сях, / спа­си нас, с ве­рою по­кло­ня­ю­щих­ся / мо­гу­ще­ству Твоему.
Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца без­лет­на Сы­на, / в ле­то Бо­го­ро­ди­тель­ни­це / неис­ку­со­муж­но ро­ди­ла еси, / стран­ное чу­до, / пре­быв­ши Де­ва доящи. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От От­ца вне вре­ме­ни рож­ден­но­го Сы­на / во вре­ме­ни, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / не по­знав му­жа, Ты ро­ди­ла, / — о необы­чай­ное чу­до! / — Де­вой пре­быв и мо­ло­ком питая.
Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камени: Ир­мос: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне:

Се­да­лен, гос­по­ди­на Иосифа,
глас 8: По­до­бен: Вос­кресл еси от гроба:

Се­да­лен гос­по­ди­на Иосифа,
глас 8

Све­ти­ла бо­го­зрач­ная, Спа­со­вы апо­сто­ли, / про­све­ти­те нас во тьме жи­тия, / яко да во дни ныне бла­го­об­раз­но хо­дим, / све­том воз­дер­жа­ния нощ­ных стра­стей от­бе­га­ю­ще, / и свет­лыя стра­сти Хри­сто­вы узрим, радующеся. Све­ти­ла бо­го­свет­лые, жиз­ни Спа­си­те­ля оче­вид­цы! / Про­све­ти­те нас, во тьме жи­тей­ской пре­бы­ва­ю­щих, / что­бы нам как днем ныне хо­дить бла­го­об­раз­но, / све­том воз­дер­жа­ния ноч­ные стра­сти от­го­няя, / и узреть Хри­сто­вы свет­лые стра­да­ния, радуясь.

Сла­ва, дру­гий се­да­лен, глас 8
По­до­бен: По­ве­лен­ное тайно:

Сла­ва, иной седален,
глас 8

Апо­столь­ская дво­е­на­де­ся­ти­це бо­го­из­бран­ная, / моль­бу Хри­сту ныне при­не­си, / пост­ное по­при­ще всем прейти, / со­вер­ша­ю­щим во уми­ле­нии мо­лит­вы, / тво­ря­щим усерд­но доб­ро­де­те­ли, / яко да си­це пред­ва­рим ви­де­ти / Хри­ста Бо­га слав­ное Вос­кре­се­ние, / сла­ву и хва­лу приносяще. Две­на­дцать Апо­сто­лов бо­го­из­бран­ных! / Моль­бу Хри­сту ныне при­не­си­те, / что­бы всем путь по­ста прой­ти, / со­вер­шая в со­кру­ше­нии мо­лит­вы, / ис­пол­няя доб­ро­де­те­ли с усер­ди­ем, / и так до­стиг­нуть ли­це­зре­ния / слав­но­го вос­кре­се­ния Хри­ста Бо­га, / сла­ву и хва­лу Ему принося.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен. По­до­бен: Непо­сти­жи­ма­го Бо­га, Сы­на и Сло­во, / неска­зан­но па­че ума из Те­бе рожд­ше­е­ся, / мо­ли Бо­го­ро­ди­це со апо­сто­лы, / мир все­лен­ней чи­стый по­да­ти, / и со­гре­ше­ний да­ти нам преж­де кон­ца про­ще­ние, / и Цар­ствия Небес­на­го край­ния ра­ди бла­го­сти, / спо­до­би­ти ра­бы Твоя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Непо­сти­жи­мо­го Бо­га, Сы­на и Сло­во, / неизъ­яс­ни­мо, вы­ше ума от Те­бя рож­ден­но­го, / мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца вме­сте с Апо­сто­ла­ми / мир ис­тин­ный да­ро­вать все­лен­ной, / и нам дать преж­де кон­ца про­ще­ние со­гре­ше­ний, / и Цар­ства Небес­но­го по край­ней бла­го­сти / удо­сто­ить ра­бов Твоих.
И чтем остав­шее жи­тия пре­по­доб­ныя Марии. И чи­та­ем вто­рую часть жи­тия пре­по­доб­ной Ма­рии Египетской.

Та­же три­пес­нец, без по­кло­нов, глас 8.
Песнь 4.

Три­пес­нец без по­кло­нов, глас 8
Песнь 4

Ир­мос: Услы­шах, Гос­по­ди, / смот­ре­ния Тво­е­го та­ин­ство, / ра­зу­мех де­ла Твоя / и про­сла­вих Твое Божество. [Ир­мос: Услы­шал я, Гос­по­ди, / о та­ин­стве Тво­е­го про­мыс­ла, / ура­зу­мел де­ла Твои, / и про­сла­вил Твое Бо­же­ство.]
Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Воз­дер­жа­ни­ем по­жив­ше / про­све­щен­нии Хри­сто­вы апо­сто­ли, / воз­дер­жа­ния вре­мя нам / хо­да­тай­ст­вы Бо­же­ствен­ны­ми утишают. В воз­дер­жа­нии жизнь про­вед­шие / про­све­щен­ные Хри­сто­вы Апо­сто­лы / бо­го­дух­но­вен­ным сво­им по­сред­ни­че­ством де­ла­ют для нас / вре­мя воз­дер­жа­ния нетрудным.
Дво­е­на­де­ся­то­струн­ный ор­ган, / песнь вос­пе спа­си­тель­ную, / уче­ни­ков лик бо­же­ствен­ный, / лу­ка­вая воз­му­щая гласования. Две­на­дца­ти­струн­ный ор­ган, / — хор уче­ни­ков бо­же­ствен­ный, / песнь спа­си­тель­ную вос­пел, / рас­стра­и­вая злые напевы.
Одо­жде­ни­ем ду­хов­ным / всю под­сол­неч­ную на­по­и­сте, / су­шу от­гнав­ше мно­го­бо­жия всеблаженнии. Лив­ня­ми Ду­ха / вы все под солн­цем оро­си­ли, / за­су­ху мно­го­бо­жия про­гнав, / всеблаженные.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Сми­рив­ша­ся спа­си мя, / вы­со­ко­муд­рен­но по­жив­ша­го, / рожд­шая Воз­нес­ша­го сми­рен­ное есте­ство, / Де­во Всечистая. Сми­рив, спа­си ме­ня, / жизнь в вы­со­ко­ме­рии про­жив­ше­го, / ро­див­шая Воз­нес­ше­го уни­жен­ное есте­ство, / (Де­ва) Всечистая.

Иный. Глас тойже.

Ир­мос: Услы­шах, Господи:

Иной Три­пес­нец, глас 8

Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Апо­столь­ское все­чест­ное ли­ко­сто­я­ние, / Зи­жди­те­ля всех мо­ля­щее, / про­си по­ми­ло­ва­ти ны вос­хва­ля­ю­щия тя. Апо­сто­лов мно­го­чти­мое со­бра­ние! / Мо­лит­вен­но всех Со­зда­те­ля упро­си / по­ми­ло­вать нас, те­бя восхваляющих.
Яко де­ла­те­ле су­ще Хри­сто­вы апо­сто­ли, / во всем ми­ре Бо­же­ствен­ным Сло­вом воз­де­лав­шии, / при­но­си­те пло­ды Ему всегда. Как ра­бот­ни­ки Хри­сто­вы, / весь мир сло­вом бо­же­ствен­ным воз­де­лав­шие, / вы, Апо­сто­лы, все­гда / пло­ды Ему приносите.
Ви­но­град бысте Хри­стов / во­ис­тин­ну воз­люб­лен­ный, / ви­но бо ду­хов­ное ис­то­чи­сте ми­ру апостоли. Ви­но­град­ни­ком вы сде­ла­лись / Хри­ста, во­ис­ти­ну воз­люб­лен­но­го, / ибо ви­но Ду­ха ис­то­чи­ли ми­ру, Апостолы.
Пре­свя­тая Тро­и­це Бо­же наш, сла­ва Тебе. При­пев: Пре­свя­тая Тро­и­ца, Бо­же наш, сла­ва Тебе!
Тро­и­чен: Пре­на­чаль­ная, со­об­раз­ная, / все­силь­ней­шая Тро­и­це Свя­тая, / От­че, Сло­ве и Ду­ше Свя­тый, / Бо­же, Све­те и Жи­во­те, / со­хра­ни ста­до Твое. Сверхна­чаль­ная, сход­ная во всем, / все­силь­ная Тро­и­ца свя­тая, / Отец, Сло­во и Дух Свя­той, / Бо­же, Свет и Жизнь, / со­хра­няй ста­до Твое.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, пре­сто­ле ог­не­зрач­ный, / ра­дуй­ся, све­тиль­ни­че све­ще­нос­ный, / ра­дуй­ся, го­ро освя­ще­ния, ков­че­же жиз­ни, / свя­тых свя­тая сене. Ра­дуй­ся, Пре­стол ог­не­вид­ный; / ра­дуй­ся, Све­тиль­ник, но­ся­щий Све­точ; / ра­дуй­ся, Го­ра освя­ще­ния, Жиз­ни Ков­чег, / из свя­тых свя­тая Скиния!
Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Господи. Ир­мос Ве­ли­ко­го ка­но­на: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Господи!
Дел Тво­их да не пре­зри­ши, / со­зда­ния Тво­е­го да не оста­ви­ши, Пра­во­су­де, / аще и един со­гре­ших, яко че­ло­век, / па­че вся­ка­го че­ло­ве­ка, Че­ло­ве­ко­люб­че, / но има­ши, яко Гос­подь всех, / власть остав­ля­ти грехи. Дел Сво­их не пре­зри, / со­зда­ни­ем Сво­им не пре­не­бре­ги, Пра­во­суд­ный. / Хоть и один я со­гре­шил, как че­ло­век, / бо­лее вся­ко­го че­ло­ве­ка, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / но Ты име­ешь, как Гос­подь все­го, / власть от­пус­кать грехи.
При­бли­жа­ет­ся, ду­ше, ко­нец, при­бли­жа­ет­ся, / и нера­ди­ши, ни го­то­ви­ши­ся: / вре­мя со­кра­ща­ет­ся, во­ста­ни, близ при две­рех Су­дия есть: / яко со­ние, яко цвет, вре­мя жи­тия те­чет: / что всуе мятемся? При­бли­жа­ет­ся, ду­ша, ко­нец, при­бли­жа­ет­ся, / и ты не ра­де­ешь, не го­то­вишь­ся; / вре­мя со­кра­ща­ет­ся, вос­стань: близ­ко, при две­рях Су­дия. / Как сон, как цвет, вре­мя жиз­ни бе­жит, / за­чем мы на­прас­но мятемся?
Вос­пря­ни, о ду­ше моя, / де­я­ния твоя, яже со­де­ла­ла еси, по­мыш­ляй, / и сия пред ли­це твое при­не­си, / и кап­ли ис­пу­сти слез тво­их: / рцы со дерз­но­ве­ни­ем де­я­ния и по­мыш­ле­ния Хри­сту, / и оправдайся. Вос­прянь, о ду­ша моя! / О со­вер­шен­ных то­бою де­лах по­мыш­ляй, / и их пред оча­ми сво­и­ми пред­ставь, / и кап­ли про­лей слез тво­их, / от­крой со дерз­но­ве­ни­ем свои де­ла и по­мыш­ле­ния Хри­сту / и оправдайся.
Не бысть в жи­тии гре­ха, ни де­я­ния, ни зло­бы, / ея­же аз, Спа­се, не со­гре­ших / умом и сло­вом, и про­из­во­ле­ни­ем / и пред­ло­же­ни­ем, и мыс­лию, и де­я­ни­ем со­гре­шив, / яко ин ник­то­же когда. Нет в жиз­ни ни гре­ха, ни де­я­ния, ни зла, / в ко­то­рых бы я, Спа­си­тель, не по­гре­шил / умом, и сло­вом, и про­из­во­ле­ни­ем, / и на­ме­ре­ни­ем, и мыс­лью, и де­лом со­гре­шил, / как ни­кто иной никогда.
От­сю­ду и осуж­ден бых, / от­сю­ду пре­прен бых аз ока­ян­ный от сво­ея со­ве­сти, / ея­же ни­что­же в ми­ре нуж­ней­ше: / Су­дие Из­ба­ви­те­лю мой, и вед­че, / по­ща­ди и из­ба­ви, и спа­си мя ра­ба Твоего. По­то­му и осуж­ден был, / по­то­му и об­ви­нен я был, несчаст­ный, сво­ею со­ве­стию, / ко­то­рой ни­че­го нет в ми­ре стро­же; / Су­дия и Из­ба­ви­тель мой, все ве­да­ю­щий! / По­ща­ди, из­бавь и спа­си ме­ня, ра­ба Твоего.
Ле­стви­ца, юже ви­де древ­ле / ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех, / ука­за­ние есть ду­ше моя, / де­я­тель­на­го вос­хож­де­ния, ра­зум­на­го воз­ше­ствия: / аще хо­ще­ши убо, де­я­ни­ем, и ра­зу­мом, / и зре­ни­ем по­жи­ти, обновися. Лест­ни­ца, ко­то­рую ви­дел в древ­но­сти / ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов, / ука­зы­ва­ет, ду­ша моя, / на де­я­тель­ный подъ­ем и на ра­зум­ное вос­хож­де­ние; / по­то­му, ес­ли же­ла­ешь жить в де­я­ни­ях, и в по­зна­нии, / и в со­зер­ца­нии, — обновись.
Зной днев­ный пре­тер­пе / ли­ше­ния ра­ди пат­ри­арх, / и мраз нощ­ный по­не­се, / на всяк день снаб­де­ния тво­ря, / па­сый, труж­да­яй­ся, ра­бо­та­яй, / да две жене сочетает. Зной днев­ной пре­тер­петь / вы­нуж­ден был пат­ри­арх, / и мо­роз ноч­ной пе­ре­нес, / на вся­кий день при­бы­ток тво­ря, / па­ся, сра­жа­ясь, раб­ски слу­жа, / что­бы с же­на­ми дву­мя сочетаться.
Же­ны ми две ра­зу­мей, / де­я­ние же и ра­зум в зре­нии, / Лию убо де­я­ние, яко мно­го­чад­ную: / Ра­хиль же ра­зум, яко мно­го­труд­ную: / ибо кро­ме тру­дов, ни де­я­ние, ни зре­ние ду­ше, исправится. Под же­на­ми дву­мя ра­зу­мей / де­я­тель­ность и по­зна­ние в со­зер­ца­нии: / под Ли­ей, как мно­го­дет­ною — де­я­ние, / под Ра­хи­лью же, как по­лу­чен­ной мно­ги­ми тру­да­ми — по­зна­ние, / ибо без тру­дов ни де­я­ния, ни со­зер­ца­ние, / ду­ша моя, не совершатся.
Бди о ду­ше моя! / Из­ряд­ствуй яко­же древ­ле ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех, / да стя­же­ши де­я­ние с ра­зу­мом, / да бу­де­ши ум зряй Бо­га / и до­стиг­не­ши неза­хо­дя­щий мрак в ви­де­нии, / и бу­де­ши ве­ли­кий купец. Бодр­ствуй, о ду­ша моя, / со­вер­шен­ствуй­ся, как ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов, / что­бы при­об­ре­сти те­бе де­я­ние с ра­зу­мом, / дабы обо­га­тить­ся умом, зря­щим Бо­га, / и про­ник­нуть в непри­ступ­ный мрак со­зер­ца­ни­ем, / и сде­лать­ся ве­ли­ким купцом.
Два­на­де­сять пат­ри­ар­хов, / ве­ли­кий в пат­ри­ар­сех де­то­тво­рив, / тай­но утвер­ди те­бе / ле­стви­цу де­я­тель­на­го ду­ше моя вос­хож­де­ния: / де­ти, яко ос­но­ва­ния: сте­пе­ни, / яко вос­хож­де­ния, пре­муд­рен­но подложив. Две­на­дцать пат­ри­ар­хов / ве­ли­кий сре­ди пат­ри­ар­хов по­ро­див, / та­ин­ствен­но утвер­дил для те­бя, ду­ша моя, / лест­ни­цу де­я­тель­но­го вос­хож­де­ния, / пре­муд­ро де­тей как сту­пе­ни, / а свои ша­ги — как вос­хож­де­ния / по ним расположив.
Ис­а­ва воз­не­на­ви­ден­на­го под­ра­жа­ла еси ду­ше, / от­да­ла еси пре­лест­ни­ку тво­е­му / пер­выя доб­ро­ты пер­вен­ство, / и оте­че­ския мо­лит­вы от­па­ла еси, / и два­жды по­полз­ну­ла­ся еси ока­ян­ная, / де­я­ни­ем и ра­зу­мом: / тем­же ныне покайся. Ис­а­ву пре­зрен­но­му под­ра­жая, / от­да­ла ты, ду­ша, сво­е­му со­блаз­ни­те­лю / пер­во­на­чаль­ной кра­со­ты пер­во­род­ство, / и оте­че­ской мо­лит­вы ли­ши­лась, / и дво­я­ко под­па­ла со­блаз­ну, несчаст­ная: / де­лом и ра­зу­мом; / по­то­му ныне покайся.
Едом Ис­ав на­ре­че­ся, / край­ня­го ра­ди же­но­не­истов­на­го сме­ше­ния: / невоз­дер­жа­ни­ем бо прис­но раз­жи­га­емь, / и сластьми осквер­ня­емь, / Едом име­но­ва­ся, / еже гла­го­лет­ся раз­жже­ние ду­ши любогреховныя. Эдо­мом Ис­ав был про­зван / за край­нее к же­нам во­жде­ле­ние; / ведь невоз­дер­жа­ни­ем по­сто­ян­но пы­лая / и на­сла­жде­ни­я­ми осквер­ня­ясь, / он был на­име­но­ван Эдо­мом, / что зна­чит: “рас­па­ле­ние ду­ши грехолюбивой”.
Иова на гно­и­щи слы­шав­ши, / о ду­ше моя, оправ­дав­ша­го­ся, / то­го му­же­ству не по­рев­но­ва­ла еси, / твер­да­го не име­ла еси пред­ло­же­ния, во всех яже ве­си, / и ими­же ис­ку­си­ла­ся еси, / но яви­ла­ся еси нетерпелива. Об Иове на гно­и­ще услы­шав, / ты, о ду­ша моя, и его оправ­да­нии, / не по­рев­но­ва­ла ему в му­же­стве, / не име­ла твер­дой во­ли во всем, что узна­ла, / что ви­де­ла, что ис­пы­та­ла, / но ока­за­лась нетерпеливой.
Иже пер­вее на пре­сто­ле, / наг ныне на гно­и­щи гно­ен: / мно­гий в ча­дех и слав­ный, / без­ча­ден и без­до­мок на­прас­но: / па­ла­ту убо гно­и­ще, / и би­се­рие стру­пы вменяше. Быв­ший преж­де на троне / — те­перь об­на­жен­ный, на гно­и­ще, в яз­вах; / бо­га­тый детьми и слав­ный / стал без­дет­ным и без­дом­ным вне­зап­но; / и вот, чер­то­гом сво­им счи­тал он гно­и­ще / и яз­вы — жемчугами.
Цар­ским до­сто­ин­ством, вен­цем и баг­ря­ни­цею оде­ян, / мно­го­имен­ный че­ло­век и пра­вед­ный / бо­гат­ством ки­пя и ста­ды, / вне­за­пу бо­гат­ства, сла­вы­цар­ства / об­ни­щав лишися. Цар­ским до­сто­ин­ством, вен­цом и баг­ря­ни­цею об­ле­чен­ный, / че­ло­век вла­де­ю­щий име­ни­ем мно­гим и пра­вед­ный, / бо­гат­ством изоби­лу­ю­щий и ста­да­ми, / вне­зап­но бо­гат­ства, сла­вы, цар­ства, / об­ни­щав, лишился.
Аще пра­ве­ден бя­ше он, и непо­ро­чен па­че всех, / и не убе­же лов­ле­ния льсти­ва­го и се­ти: / ты же гре­хо­лю­би­ва су­щи ока­ян­ная ду­ше, что со­тво­ри­ши, / аще че­со­му о недо­ве­до­мых / слу­чит­ся на­и­ти тебе? Ес­ли пра­ве­ден был он и непо­ро­чен бо­лее всех, / но не из­бе­жал коз­ней и уло­вок об­ман­щи­ка, / то ты, несчаст­ная гре­хо­лю­би­вая ду­ша, что со­тво­ришь, / ес­ли слу­чит­ся, что нечто неждан­ное / по­стиг­нет тебя?
Те­ло осквер­ни­ся, дух ока­ля­ся, / весь остру­пих­ся, / но яко врач Хри­сте, / обоя по­ка­я­ни­ем мо­им увра­чуй, / омый, очи­сти, / по­ка­жи Спа­се мой, / па­че сне­га чистейша. Те­ло мое осквер­не­но, дух за­пят­нан, / стру­пья­ми весь я по­крыт; / но Ты, как врач, Хри­сте, / и то и дру­гое мо­им по­ка­я­ни­ем увра­чуй, / омой, очи­сти, убе­ли / и по­ка­жи, Спа­си­тель мой, / ме­ня сне­га чистейшим.
Те­ло Твое и кровь рас­пи­на­е­мый о всех / по­ло­жил еси Сло­ве: / те­ло убо, да мя об­но­ви­ши: / кровь, да омы­еши мя: / дух же пре­дал еси, / да мя при­ве­де­ши Хри­сте, / Тво­е­му Родителю. Те­ло Твое и Кровь, рас­пи­на­е­мый за всех, / пред­ло­жил, Ты, Сло­во: / Те­ло — что­бы ме­ня вос­со­здать, / Кровь — что­бы омыть ме­ня. / Дух же пре­дал Ты, / что­бы ме­ня при­ве­сти, Хри­сте, / к Тво­е­му Родителю.
Со­де­лал еси спа­се­ние / по­сре­де зем­ли Щед­ре, / да спа­сем­ся. / Во­лею на Дре­ве рас­пял­ся еси. / Едем за­тво­рен­ный от­вер­зе­ся, / гор­няя и доль­няя тварь, / язы­цы вси спа­се­ни / по­кла­ня­ют­ся Тебе. Со­вер­шил Ты спа­се­ние / по­сре­ди зем­ли, Ми­ло­серд­ный: / дабы мы спас­лись, / Ты доб­ро­воль­но на Дре­ве был рас­пят; / Эдем за­тво­рен­ный от­крыл­ся; / гор­нее и доль­нее, / тво­ре­ние и все на­ро­ды, / спа­сен­ные, по­кло­ня­ют­ся Тебе.
Да бу­дет ми ку­пель, / кровь из ребр Тво­их, / вку­пе и пи­тие, / ис­то­чив­шее во­ду остав­ле­ния, / да обо­ю­ду очи­ща­ю­ся, / по­ма­зу­я­ся и пия: / яко по­ма­за­ние и пи­тие Сло­ве, / жи­во­точ­ная Твоя словеса. Да бу­дет мне ку­пе­лью / кровь из ребр Тво­их / и вме­сте пи­ти­ем, / ис­то­чив­шим во­ду про­ще­ния, / что­бы мне все­це­ло очи­стить­ся, / ума­ща­ясь и на­поя­ясь / как по­ма­за­ни­ем и пи­ти­ем, Сло­во, / жи­во­твор­ны­ми Тво­и­ми словами.
Наг есмь чер­то­га, / наг есмь и бра­ка, куп­но и ве­че­ри: / све­тиль­ник уга­се, яко безъ­елей­ный, / чер­тог за­клю­чи­ся мне спя­щу, / ве­че­ря сне­де­ся: / аз же по ру­ку и но­гу свя­зан, / вон низ­вер­жен есмь. Ли­шен я чер­то­га, / ли­шен и бра­ка, а вме­сте — и ве­че­ри; / све­тиль­ник по­гас, ибо нет в нем елея, / чер­тог, по­ка я спал, за­тво­рил­ся, / ве­че­ря окон­че­на, / а я по ру­кам и но­гам свя­зан / и из­вер­жен вон.
Ча­шу Цер­ковь стя­жа, / реб­ра Твоя жи­во­нос­ная, / из ни­х­же су­гу­быя нам ис­то­чи то­ки, / остав­ле­ния и ра­зу­ма, / во об­раз древ­ня­го и но­ва­го / дво­их вку­пе за­ве­тов, Спа­се наш. Как ча­шу Цер­ковь об­ре­ла / реб­ра Твои жи­во­нос­ные, / из ко­то­рых двой­ной нам из­лил­ся по­ток: / про­ще­ния гре­хов и по­зна­ния, / во об­раз Вет­хо­го и Но­во­го, — / двух вме­сте За­ве­тов, Спа­си­тель наш.
Вре­мя жи­во­та мо­е­го ма­ло, / и ис­пол­не­но бо­лез­ней и лу­кав­ства, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Вре­мя жиз­ни мо­ей крат­ко / и пре­ис­пол­не­но стра­да­ний и по­ро­ка; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Вы­со­ко­гла­го­лив ныне есмь, / же­сток же и серд­цем, / вот­ще и всуе, / да не с фа­ри­се­ем осу­ди­ши мя, / па­че же мы­та­ре­во сми­ре­ние по­даждь ми / едине Щед­ре, Пра­во­су­де, / и се­му мя сочисли. Вы­со­ко­ме­рен я ныне в сло­вах, / дер­зок так­же и серд­цем / необ­ду­ман­но и без­рас­суд­но; / вме­сте с фа­ри­се­ем не осу­ди ме­ня, / но сми­ре­ние мы­та­ря мне да­руй, / еди­ный Ми­ло­сти­вый и Пра­во­суд­ный, / с ним и ме­ня сопричисли.
Со­гре­ших, до­са­див со­су­ду пло­ти мо­ея, / вем Щед­ре, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Со­гре­шил я, над­ру­гав­шись над со­су­дом пло­ти мо­ей, / знаю, Ми­ло­серд­ный; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / дабы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Са­мо­ис­ту­кан бых страстьми, / ду­шу мою вре­дя Щед­ре, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. В идо­ла я сам се­бя пре­вра­тил, / стра­стя­ми ду­шу свою осквер­нив, о Ми­ло­серд­ный; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Не по­слу­шах гла­са Тво­е­го, / пре­слу­шах пи­са­ние Твое за­ко­но­по­лож­ни­ка, / но в по­ка­я­нии мя при­и­ми, / и в ра­зум при­зо­ви, / да не бу­ду стя­жа­ние, ни браш­но чуж­де­му, / Спа­се, Сам мя ущедри. Не слу­шал я го­ло­са Тво­е­го, / не по­слу­шал­ся Пи­са­ния Тво­е­го, За­ко­но­да­тель; / но в по­ка­я­нии ме­ня при­ми / и в ра­зум при­зо­ви, / что­бы не стать мне до­бы­чей и пи­щей вра­га, / Ты Сам, Спа­си­тель, на­до мною сжалься.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Без­п­лот­ных жи­тель­ство в пло­ти пре­хо­дя­щи, / бла­го­дать пре­по­доб­ная к Бо­гу / ве­лию во­ис­тин­ну при­я­ла еси, / вер­но о чту­щих тя пред­ста­тель­ствуй. / Тем­же мо­лим тя, / от вся­ких на­па­стей и нас мо­лит­ва­ми тво­и­ми избави. Об­раз жиз­ни бес­плот­ных во пло­ти прой­дя, / по­лу­чи­ла ты во­ис­ти­ну, пре­по­доб­ная, / ве­ли­чай­шую пред Бо­гом бла­го­дать / за чту­щих те­бя с ве­рою пред­ста­тель­ство­вать; / по­то­му молим:и нас из­бавь / от вся­ких на­па­стей мо­лит­ва­ми твоими.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Ве­ли­ких без­ме­стий во глу­би­ну низ­вед­ши­ся, / неодер­жи­ма бы­ла еси, / но во­стек­ла еси по­мыс­лом луч­шим, / к край­ней де­янь­ми яве доб­ро­де­те­ли пре­слав­но, / ан­гель­ское есте­ство Ма­рие, удививши. Во глу­би­ну ве­ли­ких непо­требств увле­чен­ная, / не утвер­ди­лась ты в них, / но яв­но взо­шла по­мыс­лом доб­рым по­сред­ством де­я­ний / до вы­со­чай­шей доб­ро­де­те­ли пре­див­но, / ан­гель­ское есте­ство, Ма­рия, удивив.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее, оте­че­ская по­хва­ло, / мо­лит­ва­ми тво­и­ми не пре­стай мо­ля­ся, / пред­стоя Тро­и­це Пре­бо­же­ствен­ней, / яко да из­ба­вим­ся му­че­ния, / лю­бо­вию пред­ста­те­ля тя бо­же­ствен­на­го все­б­ла­женне при­зы­ва­ю­щии, / Кри­ту удобрение. Ан­дрей, от­цов по­хва­ла! / Пред­стоя Тро­и­це пре­бо­же­ствен­ной, / не пре­кра­щай в мо­лит­вах тво­их про­сить усерд­но / об из­бав­ле­нии от на­ка­за­ния нас, с лю­бо­вью при­зы­ва­ю­щих, / те­бя бо­же­ствен­но­го за­щит­ни­ка, Кри­та украшение.
Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, / нес­лит­ное Ли­цы, / бо­го­слов­лю Тя Тро­и­че­ское Еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Ти песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва, Тро­и­чен: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
Бо­го­ро­ди­чен: И раж­да­е­ши, и дев­ству­е­ши, / и пре­бы­ва­е­ши обо­ю­ду есте­ством Де­ва: / Рож­дей­ся об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / утро­ба же раж­да­ет нераж­да­ю­щая. / Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин: / тво­рит бо ели­ка хощет. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: И рож­да­ешь, и оста­ешь­ся Де­вой, / со­хра­няя все­гда дев­ство по есте­ству; / Рож­ден­ный от Те­бя об­нов­ля­ет за­ко­ны есте­ства, / и рож­да­ет чре­во дев­ствен­ное. / Где угод­но Бо­гу, там пре­одо­ле­ва­ет­ся по­ря­док есте­ства, / ибо Он тво­рит все, что хочет.

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утре­ню­ю­ща, / Че­ло­ве­ко­люб­че, про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя, Спа­се, / тво­ри­ти во­лю Твою.

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою.

В но­щи жи­тие мое пре­идох прис­но, / тьма бо бысть и глу­бо­ка мне мгла, нощь гре­ха, / но яко дне сы­на Спа­се по­ка­жи мя. В но­чи жизнь мою я про­во­дил по­сто­ян­но, / ибо мра­ком и глу­бо­кою мглою / бы­ла для ме­ня ночь гре­ха; / но сы­ном дня, Спа­си­тель, по­ка­жи меня.
Ру­ви­ма под­ра­жая ока­ян­ный аз, / со­де­ях без­за­кон­ный и за­ко­но­пре­ступ­ный со­вет на Бо­га Выш­ня­го, / осквер­нив ло­же мое, яко от­чее он. Ру­ви­му под­ра­жая, я, несчаст­ный, / со­вер­шил без­за­кон­ный и пре­ступ­ный за­мы­сел пред Бо­гом Все­выш­ним, / осквер­нив ло­же мое, как тот ло­же отца.
Ис­по­ве­да­ю­ся Те­бе Хри­сте Ца­рю, / со­гре­ших, со­гре­ших, / яко преж­де Иоси­фа бра­тия про­дав­шии, / чи­сто­ты плод и целомудрия. Ис­по­ве­да­юсь пред То­бою, Хри­сте-Царь: / со­гре­шил, со­гре­шил я, / как неко­гда бра­тья, про­дав­шие Иоси­фа / — плод чи­сто­ты и целомудрия.
От срод­ни­ков пра­вед­ная ду­ша свя­за­ся, / про­да­ся в ра­бо­ту слад­кий, / во об­раз Гос­по­день: / ты же вся ду­ше, про­да­ла­ся еси / злы­ми твоими. Срод­ни­ка­ми пра­вед­ная ду­ша бы­ла свя­за­на, / про­дан был в раб­ство воз­люб­лен­ный, / — в про­об­раз Гос­по­да; / ты же, ду­ша, са­ма всю се­бя про­да­ла / злым де­лам твоим.
Иоси­фа пра­вед­на­го и це­ло­муд­рен­на­го ума / под­ра­жай ока­ян­ная, и неис­кус­ная ду­ше, / и не осквер­няй­ся без­с­ло­вес­ны­ми стрем­лень­ми / прис­но беззаконнующи. Иоси­фа пра­вед­но­го и це­ло­муд­рен­но­го ра­зу­му / под­ра­жай, несчаст­ная и жал­кая ду­ша, / и не осквер­няй­ся без­рас­суд­ны­ми стрем­ле­ни­я­ми, / непре­стан­но тво­ря беззакония.
Аще и в ро­ве по­жи­ве ино­гда Иосиф, / Вла­ды­ко Гос­по­ди, / но во об­раз по­гре­бе­ния и во­ста­ния Тво­е­го: / аз же что Те­бе ко­гда си­це­вое принесу? Ес­ли и был неко­гда во рве Иосиф, / Вла­ды­ка Гос­по­ди, / но в про­об­раз по­гре­бе­ния и Вос­кре­се­ния Тво­е­го; / я же что Те­бе ко­гда по­доб­ное принесу?
Мо­и­сеов слы­ша­ла еси ков­че­жец ду­ше, / во­да­ми, вол­на­ми но­сим реч­ны­ми, / яко в чер­то­зе древ­ле бе­га­ю­щий де­ла горь­ка­го / со­ве­та фараонитска. О Мо­и­сее в ков­чеж­це ты слы­ша­ла, ду­ша, / в древ­но­сти по во­де но­си­мом вол­на­ми реч­ны­ми / и как в чер­то­ге из­бег­шем горь­ко­го бед­ствия / — за­мыс­ла фараонова.
Аще ба­бы слы­ша­ла еси, уби­ва­ю­щия ино­гда / без­воз­раст­ное му­же­ское, ду­ше ока­ян­ная, це­ло­муд­рия де­я­ние, / ныне яко ве­ли­кий Мо­и­сей, / сси премудрость. О по­ви­валь­ных баб­ках ты слы­ша­ла, несчаст­ная ду­ша, / что долж­ны бы­ли неко­гда уби­вать / мла­ден­цев муж­ско­го по­ла — дей­ствие це­ло­муд­рия; / но те­перь, как ве­ли­кий Мо­и­сей, / пей мо­ло­ко премудрости.
Яко Мо­и­сей ве­ли­кий / егип­тя­ни­на, ума уяз­вив­ши / ока­ян­ная, не уби­ла еси ду­ше: / и ка­ко все­ли­ши­ся, гла­го­ли, / в пу­сты­ню стра­стей покаянием? Как Мо­и­сей ве­ли­кий / еги­пет­ско­му ра­зу­му удар на­не­ся, / ты, несчаст­ная ду­ша, его не уби­ла; / и как ты за­се­лишь, ска­жи, / пу­сты­ню стра­стей покаянием?
В пу­сты­ню все­ли­ся ве­ли­кий Мо­и­сей, / гря­ди убо под­ра­жай то­го жи­тие, / да и в ку­пине бо­го­яв­ле­ния ду­ше, / в ви­де­нии будеши. В пу­стыне по­се­лил­ся ве­ли­кий Мо­и­сей; / иди же и ты, ду­ша, под­ра­жай его жиз­ни, / дабы и те­бе при со­зер­ца­нии / Бо­го­яв­ле­ния в тер­но­вом ку­сте присутствовать.
Мо­и­сеов жезл во­об­ра­жай ду­ше, / уда­ря­ю­щий мо­ре, и огу­сте­ва­ю­щий глу­би­ну, / во об­раз Кре­ста Бо­же­ствен­на­го: / им­же мо­же­ши и ты / ве­ли­кая совершити. Мо­и­се­ев жезл изоб­ра­зи, ду­ша, / уда­рив­ший мо­ре и огу­стив­ший глу­би­ну, / зна­ме­ни­ем Кре­ста бо­же­ствен­но­го, / ко­то­рым смо­жешь и ты / ве­ли­кое совершить.
Аарон при­но­ша­ше ог­нь Бо­гу, непо­роч­ный, нелест­ный: / но Оф­ни и Фи­не­ес, яко ты ду­ше, / при­но­ша­ху чуж­дее Бо­гу осквер­нен­ное житие. Аарон при­но­сил Бо­гу огонь бес­при­мес­ный, чи­стый; / но Оф­ни и Фи­не­ес при­нес­ли как ты, ду­ша, / от­чуж­ден­ную от Бо­га нечи­стую жизнь.
Яко тяж­кий нра­вом, / фа­ра­о­ну горь­ко­му бых Вла­ды­ко, / Иан­ни, и Иам­ври, ду­шею и те­лом, / и по­гру­жен умом, но по­мо­зи ми. Как тяж­кий нра­вом, / фа­ра­о­ну же­сто­ко­му, Вла­ды­ка, / стал я Иан­ни­ем и Иам­ври­ем ду­шою и те­лом / и по­гряз умом; но по­мо­ги мне.
Ка­лом сме­сих­ся ока­ян­ный умом, / омый мя Вла­ды­ко, ба­нею мо­их слез, / мо­лю Тя, пло­ти мо­ея одеж­ду / убе­лив яко снег. С гря­зью сме­шал я, несчаст­ный, свой ум, / но омой ме­ня, Вла­ды­ка, в ку­пе­ли мо­их слез, / мо­лю Те­бя, пло­ти мо­ей одеж­ду / убе­лив как снег.
Аще ис­пы­таю моя де­ла Спа­се, / вся­ка­го че­ло­ве­ка пре­воз­шед­ша гре­ха­ми се­бе зрю, / яко ра­зу­мом мудр­ству­яй со­гре­ших, / не неведением. Ес­ли ста­ну я ис­пы­ты­вать де­ла мои, Спа­си­тель, / то ви­жу, что я вся­ко­го че­ло­ве­ка гре­ха­ми пре­взо­шел, / ибо в пол­ном со­зна­нии я гре­шил, / не в неведении.
По­ща­ди по­ща­ди Гос­по­ди, со­зда­ние Твое, / со­гре­ших, осла­би ми, / яко есте­ством чи­стый Сам сый един, / и ин раз­ве Те­бе / ник­то­же есть кро­ме скверны. По­ща­ди, по­ща­ди, Гос­по­ди, со­зда­ние твое. / Со­гре­шил я — про­сти мне, / ибо Ты один толь­ко чист есте­ством, / и ни­кто дру­гой, кро­ме Те­бя, / не пре­бы­ва­ет без скверны.
Мене ра­ди Бог сый, / во­об­ра­зил­ся еси в мя, / по­ка­зал еси чу­де­са, ис­це­лив про­ка­жен­ныя, / и раз­слаб­лен­на­го стяг­нув, / кро­во­то­чи­выя ток уста­вил еси Спа­се, / при­кос­но­ве­ни­ем риз. Ме­ня ра­ди, бу­дучи Бо­гом, / Ты при­нял мой об­раз, / по­ка­зал чу­де­са, ис­це­лив про­ка­жен­ных / и рас­слаб­лен­ных укре­пив, / оста­но­вив у кро­во­то­чи­вой ток кро­ви, Спа­си­тель, / при­кос­но­ве­ни­ем к краю риз.
Кро­во­то­чи­вую под­ра­жай ока­ян­ная ду­ше, / при­те­цы, удер­жи оме­ты Хри­сто­вы, / да из­ба­ви­ши­ся ран, / и услы­ши­ши от Него: / ве­ра твоя спа­се тя. Кро­во­то­чи­вой под­ра­жай, бед­ная ду­ша, / по­спе­ши, ухва­тись за край Хри­сто­вой ри­зы, / что­бы от бо­лез­ни те­бе из­ба­вить­ся / и услы­шать от Него: / “Ве­ра твоя спас­ла тебя!”
Ни­зу сни­ча­щую под­ра­жай о ду­ше, / при­и­ди, при­па­ди к но­га­ма Иису­со­вы­ма, / да тя ис­пра­вит, / и да хо­ди­ши пра­во / сте­зи Господни. До­лу сог­бен­ной под­ра­жай, о ду­ша, / при­ди, при­па­ди к но­гам Иису­са, / дабы Он рас­пря­мил те­бя / и ты пря­мо по­шла бы / по сте­зям Господним.
Аще и кла­дязь еси глу­бо­кий Вла­ды­ко, / ис­то­чи ми во­ду из пре­чи­стых Тво­их жил, / да яко са­ма­ря­ны­ня, не кто­му пи­яй жаж­ду: / жиз­ни бо струи источаеши. Хо­тя Ты и глу­бо­кий ко­ло­дец, Вла­ды­ка, / но ис­то­чи мне по­то­ки из пре­чи­стых Тво­их жил, / что­бы, как са­ма­рян­ка, ис­пив, я боль­ше не жаж­дал: / ибо струи жиз­ни Ты источаешь.
Си­ло­ам да бу­дут ми / сле­зы моя, Вла­ды­ко Гос­по­ди, / да умыю и аз зе­ни­цы серд­ца, / и ви­жду Тя ум­но, Све­та превечна. Си­лоамом да бу­дут для ме­ня / сле­зы мои, Вла­ды­ка Гос­по­ди, / да умою и я очи серд­ца мо­е­го / и уви­жу мыс­лен­но Те­бя, Свет Предвечный.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Несрав­нен­ным же­ла­ни­ем все­бо­га­тая, / Дре­ву воз­же­лев­ши по­кло­ни­ти­ся жи­вот­но­му, / спо­до­би­ла­ся еси же­ла­ния, / спо­до­би убо и мене / улу­чи­ти выш­ния славы. С ни­чем не срав­ни­мой лю­бо­вью / Дре­ву Кре­ста воз­же­лав по­кло­нить­ся, / удо­сто­и­лась ты же­ла­е­мо­го; / удо­стой же и ме­ня, все­б­ла­жен­ная, / выс­шей сла­вы достигнуть.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Струи Иор­дан­ския пре­шед­ши, / об­ре­ла еси по­кой без­бо­лез­нен­ный, / пло­ти сла­сти из­бе­жав­ши, / ея­же и нас из­ми / тво­и­ми мо­лит­ва­ми преподобная. Струю иор­дан­скую пе­рей­дя, / об­ре­ла ты по­кой без­бо­лез­нен­ный, / плот­ско­го услаж­де­ния из­бе­жав; / от него и нас из­бавь / тво­и­ми мо­лит­ва­ми, преподобная.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Яко пас­ты­рей из­ряд­ней­ша, / Ан­дрее пре­муд­ре, / из­бран­на су­ща тя, / лю­бо­вию ве­лию и стра­хом мо­лю, / тво­и­ми мо­лит­ва­ми спа­се­ние улу­чи­ти, / и жизнь вечную. Как пас­ты­ря пре­вос­ход­ней­ше­го / и ис­тин­но­го из­бран­ни­ка, / те­бя, Ан­дрей пре­муд­рый, / с лю­бо­вию ве­ли­кою и стра­хом мо­лю, / да спа­се­ние по­лу­чу по тво­им хо­да­тай­ствам / и жизнь вечную.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тя Тро­и­це сла­вим, Еди­на­го Бо­га, / Свят, Свят, Свят еси / От­че, Сыне и Ду­ше, / про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­це прис­но покланяемая. Сла­ва, Тро­и­чен: Те­бя, Тро­и­ца, мы сла­вим, Еди­но­го Бо­га: / “Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / — про­стое Су­ще­ство, / Еди­ни­ца непре­стан­но поклоняемая.
Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бе об­ле­че­ся в мое сме­ше­ние, / нетлен­ная без­муж­ная Ма­ти Де­во, / Бог со­зда­вый ве­ки, / и со­еди­ни Се­бе че­ло­ве­че­ское естество. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из Те­бя об­лек­ся в мой со­став, / нетлен­ная, не знав­шая му­жа Ма­терь-Де­ва, / Бог, ве­ка со­тво­рив­ший, / и со­еди­нил с Со­бою че­ло­ве­че­ское естество.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем серд­цем мо­им / к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой.

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою.

Сле­зы Спа­се очию мо­ею, / и из глу­би­ны воз­ды­ха­ния / чи­сте при­но­шу, во­пи­ю­щу серд­цу: / Бо­же, со­гре­ших Ти / очи­сти мя. Сле­зы, Спа­си­тель, очей мо­их, / и из глу­би­ны сте­на­ния / ис­крен­но при­но­шу с воп­лем серд­ца: / “Бо­же, я со­гре­шил пред То­бою, / будь ми­ло­стив ко мне!”.
Укло­ни­лася еси ду­ше, от Гос­по­да тво­е­го, / яко­же Да­фан и Ави­рон: / но по­ща­ди, воз­зо­ви из ада пре­ис­под­ня­го, / да не про­пасть зем­ная те­бе покрыет. Укло­ни­лась ты, ду­ша, от Гос­по­да тво­е­го, / как Да­фан и Ави­рон; / но о по­ща­де воз­зо­ви из ада пре­ис­под­не­го, / что­бы про­пасть зем­ная те­бя не покрыла.
Яко юни­ца ду­ше раз­сви­ре­пев­шая, / упо­до­би­ла­ся еси Еф­ре­му, / яко сер­на от те­нет со­хра­ни жи­тие, / впе­рив­ши де­я­ни­ем ум, и зрением. Как те­ли­ца рас­сви­ре­пев­шая / упо­до­би­лась ты, ду­ша, Еф­ре­му; / но как сер­ну от се­тей, со­хра­ни жизнь свою, / окры­лив ум де­я­ни­я­ми и созерцанием.
Ру­ка нас Мо­и­сео­ва да уве­рит ду­ше, / ка­ко мо­жет Бог про­ка­жен­ное жи­тие / убе­ли­ти, и очи­сти­ти: / и не от­чай­ся са­ма се­бе, / аще и про­ка­жен­на еси. Ру­ка Мо­и­сея да уве­рит нас, ду­ша, / как мо­жет Бог про­ка­жен­ную жизнь / убе­лить и очи­стить, / и не от­ча­и­вай­ся са­ма за се­бя, / хо­тя и про­ка­жен­на ты.
Вол­ны Спа­се пре­гре­ше­ний мо­их / яко в мо­ри Черм­нем воз­вра­ща­ю­ще­ся, / по­кры­ша мя вне­за­пу, / яко Егип­тя­ны ино­гда, и тристаты. Вол­ны, Спа­си­тель, гре­хов мо­их, / как в Крас­ном мо­ре, воз­вра­тив­шись, / вне­зап­но по­кры­ли ме­ня, / как неко­гда егип­тян и их всадников.
Нера­зум­ное ду­ше про­из­во­ле­ние име­ла еси, / яко преж­де Из­ра­иль: / Бо­же­ствен­ныя бо ман­ны пред­су­ди­ла еси без­с­ло­вес­но, / лю­бо­сласт­ное стра­стей объядение. Нера­зу­мен твой вы­бор, ду­ша, / как у Из­ра­и­ля в древ­но­сти: / ибо бо­же­ствен­ной манне ты пред­по­чла без­рас­суд­но / сла­сто­лю­би­вое стра­стя­ми пресыщение.
Кла­ден­цы ду­ше, пред­по­чла еси ха­на­ней­ских мыс­лей, / па­че жи­лы ка­мене, / из него­же пре­муд­ро­сти ре­ка, яко ча­ша / про­ли­ва­ет то­ки богословия. Ко­лод­цы пред­по­чла ты, ду­ша, / ха­на­ней­ских по­мыс­лов / кам­ню с жи­лою вод­ною, / из ко­то­ро­го как бы пре­муд­ро­сти ча­ша / про­ли­ва­ет струи богословия.
Сви­ная мя­са и кот­лы, и Еги­пет­скую пи­щу, / па­че небес­ныя пред­су­ди­ла еси ду­ше моя, / яко­же древ­ле нера­зум­нии лю­дие в пустыни. Сви­ное мя­со, и кот­лы, и еги­пет­скую пи­щу / небес­ной пи­ще пред­по­чла ты, ду­ша моя, / как неко­гда без­рас­суд­ный на­род в пустыне.
Яко уда­ри Мо­и­сей раб Твой / жез­лом ка­мень, / об­раз­но жи­во­тво­ри­вая реб­ра Твоя про­об­ра­зо­ва­ше, / из ни­х­же вси / пи­тие жиз­ни Спа­се, почерпаем. Ко­гда уда­рил Мо­и­сей, слу­жи­тель Твой, / жез­лом о ка­мень, / он об­раз­но пре­ди­зоб­ра­зил жи­во­тво­ря­щие реб­ра Твои, / из ко­то­рых все мы, Спа­си­тель, / чер­па­ем на­пи­ток жизни.
Ис­пы­тай ду­ше и смот­ряй, яко­же Иисус На­вин / обе­то­ва­ния зем­лю, ка­ко­ва есть, / и все­ли­ся в ню благозаконием. Ис­пы­тай, ду­ша, и обо­зри, как Иисус На­вин, / обе­то­ван­ную зем­лю, ка­ко­ва она, / и по­се­лись в ней чрез ис­пол­не­ние закона.
Во­ста­ни и по­бо­ри, / яко Иисус Ама­ли­ка, плот­ския стра­сти, / и га­ва­о­ни­ты, лест­ныя по­мыс­лы / прис­но побеждающи. Вос­стань и по­ко­ри, / как Иисус Ама­ли­ка, плот­ские стра­сти, / и га­ва­о­ни­тян, — об­ман­чи­вые по­мыс­лы / все­гда побеждая.
Пре­иди вре­мене те­ку­щее есте­ство, / яко преж­де ков­чег, / и зем­ли оныя бу­ди во одер­жа­нии обе­то­ва­ния ду­ше, / Бог повелевает. Пе­рей­ди вре­ме­ни те­ку­щее есте­ство, / как неко­гда ков­чег, / и всту­пи в об­ла­да­ние тою зем­лей обе­то­ва­ния, ду­ша: / Бог повелевает.
Яко спасл еси Пет­ра, возо­пив­ша / спа­си, пред­ва­рив мя Спа­се / от зве­ря из­ба­ви, про­стер Твою ру­ку, / и воз­ве­ди из глу­би­ны греховныя. Как спас Ты Пет­ра воз­звав­ше­го, / по­спе­шив, спа­си и ме­ня, Спа­си­тель, / от зве­ря ме­ня из­бавь, про­стер­ши ру­ку Твою, / и воз­ве­ди из глу­би­ны греховной.
При­ста­ни­ще Тя вем утиш­ное, / Вла­ды­ко, Вла­ды­ко Хри­сте, / но от неза­хо­ди­мых глу­бин гре­ха, и от­ча­я­ния / мя пред­ва­рив избави. При­ста­ни­ще Те­бя знаю ти­хое, / Вла­ды­ка, Вла­ды­ка Хри­сте; / но от непо­сти­жи­мых глу­бин гре­ха и от­ча­я­ния / ме­ня, по­спе­шив, избавь.
Аз есмь, Спа­се, / юже по­гу­бил еси древ­ле цар­скую драх­му, / но вжег све­тиль­ник Пред­те­чу Тво­е­го Сло­ве, / взы­щи и об­ря­щи Твой образ. Я, Спа­си­тель, / по­те­ряв­ша­я­ся у Те­бя неко­гда цар­ская драх­ма; / но, воз­жег­ши Све­тиль­ник — Пред­те­чу Тво­е­го, Сло­во, / взы­щи и най­ди Твой образ.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Да стра­стей пла­мень уга­си­ши, / слез кап­ли ис­то­чи­ла еси прис­но Ма­рие, / ду­шею рас­па­ля­е­ма, / их­же бла­го­дать по­даждь и мне, / тво­е­му рабу. Что­бы пла­мя стра­стей уга­сить, / слез ру­чьи про­ли­ва­ла ты непре­стан­но, Ма­рия, / ду­шою вос­пла­ме­ня­ясь; / их бла­го­дать по­да­вай и мне, / тво­е­му рабу.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Без­стра­стие небес­ное стя­жа­ла еси, / край­ним на зем­ли жи­ти­ем ма­ти. / Тем­же те­бе по­ю­щим, / стра­стей из­ба­ви­ти­ся / мо­лит­ва­ми тво­и­ми, молися. Бес­стра­стие небес­ное стя­жа­ла ты, ма­терь, / вы­со­чай­шим жи­ти­ем на зем­ле; / по­то­му мо­ли, что­бы и те­бя вос­пе­ва­ю­щим / из­ба­вить­ся от стра­стей / хо­да­тай­ства­ми твоими.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Крит­ска­го тя пас­ты­ря, и пред­се­да­те­ля, / и все­лен­ныя мо­лит­вен­ни­ка ве­дый, / при­те­каю Ан­дрее, и во­пию ти: / из­ми мя от­че, из глу­би­ны греха. Те­бя, как Крит­ско­го пас­ты­ря и пред­сто­я­те­ля, / и хо­да­тая за все­лен­ную зная, / при­бе­гаю, к те­бе, Ан­дрей, и взы­ваю те­бе: / “Из­бавь ме­ня, от­че, из глу­би­ны греха!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца есмь про­ста, нераз­дель­на, / раз­дель­на Личне, / и Еди­ни­ца есмь Есте­ством со­еди­не­на, / Отец гла­го­лет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Сла­ва, Тро­и­чен: “Тро­и­ца Я неслож­ная, нераз­дель­ная, / раз­ли­ча­е­мая по Ли­цам, / и Един­ство, есте­ством со­еди­нен­ное”, / — Отец воз­гла­ша­ет, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Утро­ба Твоя Бо­га нам ро­ди, / во­об­ра­жен­на по нам: / Его­же, яко Со­зда­те­ля всех, мо­ли Бо­го­ро­ди­це, / да Тво­и­ми мо­лит­ва­ми оправдимся. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чре­во Твое Бо­га ро­ди­ло нам, / При­няв­ше­го наш об­раз, / Ко­то­ро­го как Твор­ца все­го мо­ли, Бо­го­ро­ди­ца, / что­бы нам по мо­лит­вам Тво­им оправдаться.
И по­ем ир­мос Ве­ли­ка­го канона. Ир­мос: Воз­звал я всем серд­цем моим:

Кондак, глас 6:

Душе моя, ду­ше моя, во­ста­ни, что спи­ши? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и има­ши сму­ти­ти­ся. / Вос­пря­ни убо, да по­ща­дит тя Хри­стос Бог, / вез­де сый и вся исполняяй.

Кондак, глас 6

Душа моя, ду­ша моя, вос­стань, что ты спишь? / Ко­нец при­бли­жа­ет­ся, и пред­сто­ит те­бе сму­тить­ся. / Вос­прянь же, да по­ща­дит те­бя Хри­стос Бог, / вез­де­су­щий и все наполняющий!

Икос: Хри­сто­во вра­чев­ство ви­дя от­вер­сто, / и от Се­го Ада­му ис­те­ка­ю­щее здра­вие, / по­стра­да, уяз­ви­ся диа­вол, / и яко бед­ствуя ры­да­ше, / и сво­им дру­гом возо­пи: / что со­тво­рю Сы­ну Ма­ри­и­ну, / уби­ва­ет мя Виф­ле­ем­ля­нин, / Иже вез­де сый, и вся исполняяй.

Си­нак­са­рий пер­вее Ми­неи, та­же Триоди.

Икос: Ви­дя Хри­сто­ву ле­чеб­ни­цу от­вер­стой / и ис­те­ка­ю­щее из нее Ада­му здра­вие, / стал му­чить­ся, был по­ра­жен диа­вол, / и, как тер­пя­щий бед­ствие, ры­дал / и сво­им дру­зьям возо­пил: / “Что мне де­лать с Сы­ном Ма­рии? / уби­ва­ет ме­ня Виф­ле­ем­ля­нин, / вез­де­су­щий и все наполняющий!”

Та­же бла­жен­ны с поклоны.
Глас 6:

Бла­жен­ны с поклонами,
глас 6

Во Цар­ствии Тво­ем, по­мя­ни нас Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во цар­ствии Твоем. Во Цар­ствии Тво­ем по­мя­ни нас, Гос­по­ди, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоём.
Раз­бой­ни­ка Хри­сте рая жи­те­ля со­тво­рил еси, / на Кре­сте Те­бе возо­пив­ша: по­мя­ни мя, / то­го по­ка­я­нию / спо­до­би и мене недостойнаго. Раз­бой­ни­ка, на кре­сте / “По­мя­ни ме­ня!” Те­бе воз­гла­сив­ше­го, / Ты, Хри­сте, преж­де всех / рая граж­да­ни­ном сде­лал. / По­ка­я­ния его удо­стой / и ме­ня, недостойного.
Стих: Бла­же­ни ни­щии ду­хом, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны ни­щие ду­хом, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Ма­ноя слы­шав­ши древ­ле ду­ше моя, / Бо­га в яв­ле­нии быв­ша, / и из непло­до­ве то­гда при­ем­ша плод обе­то­ва­ния, / то­го бла­го­че­стие подражай. О Ма­ное слы­шишь ты, ду­ша моя, / в древ­но­сти при Бо­го­яв­ле­нии при­сут­ство­вав­шем / и при­няв­шем то­гда от неплод­ной плод обе­то­ва­ния; / его бла­го­че­стию бу­дем подражать.
Стих: Бла­же­ни пла­чу­щии, яко тии утешатся. Бла­жен­ны пла­чу­щие, ибо они утешатся.
Самп­со­но­вой по­рев­но­вав­ши ле­но­сти, / гла­ву остриг­ла еси ду­ше дел тво­их, / пре­дав­ши ино­пле­мен­ни­ком, лю­бо­сла­сти­ем / це­ло­муд­рен­ную жизнь и блаженную. Под­ра­жая бес­печ­но­сти Сам­со­на, / ты остриг­ла сла­ву дел тво­их, ду­ша, / ра­ди сла­до­стра­стия ино­пле­мен­ни­кам пре­дав / жизнь це­ло­муд­рен­ную и блаженную.
Стих: Бла­же­ни крот­цыи, яко тии на­сле­дят землю. Бла­жен­ны крот­кие, ибо они на­сле­ду­ют землю.
Преж­де че­лю­стию ос­лею / по­бе­ди­вый ино­пле­мен­ни­ки, / ныне пле­не­ние лас­ко­серд­ству страст­но­му об­ре­те­ся, / но из­бег­ни ду­ше моя под­ра­жа­ния, / де­я­ния и слабости. Преж­де че­лю­стью осли­ною / по­бе­див­ший ино­пле­мен­ни­ков, / ныне жерт­вою на­прас­ной ока­зал­ся / из-за рас­пут­ства страст­но­го; / но из­бег­ни под­ра­жа­ния, ду­ша моя, / это­му его де­я­нию и ослаблению.
Стих: Бла­же­ни ал­чу­щии и жаж­ду­щии прав­ды, яко тии насытятся. Бла­жен­ны ал­чу­щие и жаж­ду­щие прав­ды, ибо они насытятся.
Ва­рак и Иеф­фай во­е­на­чаль­ни­цы, / су­дии Из­ра­и­ле­вы пред­по­чте­ни бы­ша, / с ни­ми­же Де­вор­ра му­же­ум­ная: / тех доб­ле­стьми ду­ше / вму­жив­ши­ся укрепися. Ва­рак и Иеф­фай, во­е­на­чаль­ни­ки, / су­дья­ми Из­ра­и­ля бы­ли из­бра­ны, / с ни­ми и Де­вор­ра, рав­ная му­жам умом; / доб­ле­стя­ми их, ду­ша, / му­же­ство стя­жав, укрепись.
Стих: Бла­же­ни ми­ло­сти­вии, яко тии по­ми­ло­ва­ни будут. Бла­жен­ны ми­ло­сти­вые, ибо они по­ми­ло­ва­ны будут.
Иа­и­ли­но храбр­ство по­зна­ла еси ду­ше моя, / Си­са­ра древ­ле про­бод­шую, / и спа­се­ние со­де­лав­шую, дре­вом ост­рым, слы­ши­ши, / им­же те­бе Крест образуется. О му­же­стве Иа­и­ли узна­ла ты, ду­ша моя, / Си­са­ру в древ­но­сти прон­зив­шей, / и спа­се­ние со­де­лав­шей дре­вом ост­рым, — слы­шишь, — / ко­то­рым для те­бя Крест изображается.
Стих: Бла­же­ни чи­стии серд­цем, яко тии Бо­га узрят. Бла­жен­ны чи­стые серд­цем, ибо они Бо­га узрят.
По­жри ду­ше жерт­ву по­хваль­ную, / де­я­ние яко дщерь при­не­си, / от Иеф­фа­е­вы чи­стей­шую, / и за­ко­ли яко жерт­ву, стра­сти плот­ския / Гос­по­де­ви твоему. Со­вер­ши жерт­ву по­хваль­ную, ду­ша: / при­не­си де­я­ния, как дочь, / Иеф­фа­е­вой чи­стей­шую, / и за­ко­ли, как жерт­ву, стра­сти пло­ти / Гос­по­ду твоему.
Стих: Бла­же­ни ми­ро­твор­цы, яко тии сы­но­ве Бо­жии нарекутся. Бла­жен­ны ми­ро­твор­цы, ибо они бу­дут на­ре­че­ны сы­на­ми Божиими.
Ге­део­но­во ру­но по­мыш­ляй ду­ше моя, / с небе­се ро­су по­ды­ми, / и при­ник­ни яко­же пес, и пий во­ду, / от за­ко­на те­ку­щую, / изгне­те­ни­ем писменным. О руне Ге­део­на по­мыш­ляй, ду­ша моя, / с небес ро­су при­и­ми, / и скло­нись и пей как пес струю, / из За­ко­на те­ку­щую, / из­вле­ка­е­мую из бук­вы Писания.
Стих: Бла­же­ни из­гна­ни прав­ды ра­ди, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны го­ни­мые за прав­ду, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Илии свя­щен­ни­ка осуж­де­ние ду­ше моя / вос­при­я­ла еси, ли­ше­ни­ем ума / при­об­рет­ши стра­сти се­бе, / яко­же он ча­да, де­ла­ти беззаконная. Илия свя­щен­ни­ка осуж­де­ние, ду­ша моя, / на­влек­ла ты на се­бя по недо­стат­ку ра­зу­ма, / до­пу­стив стра­стям дей­ство­вать в се­бе, / как он ча­дам сво­им де­лать беззаконие.
Стих: Бла­же­ни есте, егда по­но­сят вам, и из­же­нут, и ре­кут всяк зол гла­гол на вы лжу­ще Мене ради. Бла­жен­ны вы, ко­гда бу­дут по­но­сить вас и гнать и вся­че­ски непра­вед­но зло­сло­вить за Меня.
В су­ди­ях Ле­вит, небре­же­ни­ем / свою же­ну, два­на­де­ся­тим ко­ле­ном раз­де­ли, ду­ше моя, / да сквер­ну об­ли­чит / от Ве­ни­а­ми­на беззаконную. Во дни Су­дей ле­вит во гне­ве / же­ну свою две­на­дца­ти ко­ле­нам раз­де­лил, ду­ша моя, / дабы над по­зо­ром вос­тор­же­ство­вать / вы­шед­ше­го от Ве­ни­а­ми­на беззакония.
Стих: Ра­дуй­те­ся и ве­се­ли­те­ся, яко мзда ва­ша мно­га на небесех. Ра­дуй­тесь и ве­се­ли­тесь, ибо ве­ли­ка ва­ша на­гра­да на небесах.
Лю­бо­муд­рен­ная Ан­на мо­ля­щи­ся, / устне убо дви­за­ше ко хва­ле­нию, / глас же ея не слы­ша­ше­ся, / но оба­че неплод­на су­щи, / сы­на мо­лит­вы раж­да­ет достойна. Пре­муд­рая Ан­на, мо­лясь, / лишь гу­ба­ми для хва­ле­ния дви­га­ла, / го­лос же ее не был слы­шен; / но од­на­ко же, бу­дучи неплод­ной, / рож­да­ет сы­на, мо­лит­вы достойного.
Стих: По­мя­ни нас Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Твоем. По­мя­ни нас, Гос­по­ди, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоем.
В су­ди­ях спри­чте­ся / Ан­ни­но по­рож­де­ние, ве­ли­кий Са­му­ил, / его­же вос­пи­та­ла Ар­ма­фе­ма в до­му Гос­под­ни, / то­му по­рев­нуй ду­ше моя, и су­ди / преж­де инех де­ла твоя. К су­дьям бы­ло при­чте­но / Ан­ны ча­до, Са­му­ил ве­ли­кий, / ко­то­ро­го она, Ар­ма­фе­ма жи­тель­ни­ца / в дом Гос­по­день на вос­пи­та­ние от­да­ла; / ему рев­нуй, ду­ша моя, и су­ди / преж­де все­го дру­го­го де­ла свои.
Стих: По­мя­ни нас Вла­ды­ко, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Твоем. По­мя­ни нас, Вла­ды­ка, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоем.
Да­вид на цар­ство из­бран, / цар­ски по­ма­за­ся ро­гом Бо­же­ствен­на­го ми­ра: / ты убо ду­ше моя, аще хо­ще­ши выш­ня­го Цар­ствия, / ми­ром по­ма­жи­ся слезами. Да­вид, на цар­ство из­бран­ный, / был по цар­ски по­ма­зан из ро­га мvром бо­же­ствен­ным; / ты же, ду­ша моя, ес­ли хо­чешь выш­не­го Цар­ства, / как мvром по­мажь­ся слезами.
Стих: По­мя­ни нас Свя­тый, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Твоем. По­мя­ни нас, Свя­той, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоем.
По­ми­луй со­зда­ние Твое Ми­ло­сти­ве, / ущед­ри ру­ку Тво­ею тво­ре­ние, / и по­ща­ди вся со­гре­шив­шия, / и мене па­че всех, / Тво­их пре­зрев­ша­го повелений. По­ми­луй со­зда­ние Твое, Ми­ло­сти­вый, / сжаль­ся над тво­ре­ни­ем рук Тво­их, / и по­ща­ди всех со­гре­шив­ших, / и ме­ня, бо­лее всех пре­зрев­ше­го / Твои повеления.
Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ну, и рож­де­нию же и происхождению,/ От­цу по­кла­ня­ю­ся рожд­ше­му, / Сы­на слав­лю рож­ден­на­го, / пою со­про­си­яв­ша­го От­цу же и Сы­ну, / Ду­ха Святаго. Сла­ва, Тро­и­чен: Без­на­чаль­ность, и рож­де­ние, и ис­хож­де­ние ис­по­ве­дуя, / по­кло­ня­юсь От­цу ро­див­ше­му, / слав­лю Сы­на рож­ден­но­го, / вос­пе­ваю про­си­яв­ше­го со От­цом и Сы­ном / — Ду­ха Святого.
Бо­го­ро­ди­чен: Пре­есте­ствен­но­му Рож­де­ству Тво­е­му по­кла­ня­ем­ся, / по есте­ству сла­вы Мла­ден­ца Тво­е­го / не раз­де­ля­ю­ще Бо­го­ро­ди­тель­ни­це: / Иже бо един ли­цем, / су­гу­бы­ми ис­по­ве­ду­ет­ся естествы. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Сверхъ­есте­ствен­но­му рож­де­нию от Те­бя по­кло­ня­ем­ся, / сла­вы Мла­ден­ца Тво­е­го, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / по есте­ству Ему при­су­щей, не раз­де­ляя; / ибо Тот, Кто един Ли­цом, / ис­по­ве­ду­ет­ся в двух естествах.

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам; / но не пре­даждь нас до кон­ца, / от­цев Боже.

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Боже!

Со­гре­ших, без­за­кон­но­вах, / и от­вер­гох за­по­ведь Твою, / яко во гре­сех про­из­ведох­ся / и при­ло­жих яз­вам стру­пы се­бе: / но Сам мя по­ми­луй, / яко Бла­го­у­тро­бен, от­цев Боже. Со­гре­шил я, со­де­лал без­за­ко­ние, / и от­верг за­по­ведь Твою, / так как и рож­ден был уже во гре­хах, / и еще при­ло­жил к сво­им яз­вам ра­ны; / но Сам по­ми­луй ме­ня, / Ми­ло­серд­ный от­цов Боже.
Тай­ная серд­ца мо­е­го / ис­по­ве­дах Те­бе Су­дии мо­е­му, / виждь мое сми­ре­ние, / виждь и скорбь мою, / и вон­ми су­ду мо­е­му ныне, / и Сам мя по­ми­луй, яко Бла­го­у­тро­бен, / от­цев Боже. Тай­ны серд­ца мо­е­го / ис­по­ве­дал я Те­бе, Су­дии мо­е­му, / воз­зри на мое сми­ре­ние, / воз­зри на скорбь мою, / внем­ли са­мо­осуж­де­нию мо­е­му ныне / и Сам ме­ня по­ми­луй, как Ми­ло­серд­ный / от­цов Боже.
Са­ул ино­гда яко по­гу­би от­ца сво­е­го ду­ше ос­ля­та, / вне­за­пу цар­ство об­ре­те к про­слу­тию, / но блю­ди, не за­бы­вай се­бе, / скот­ския по­хо­ти твоя / про­из­во­лив­ши па­че Цар­ства Христова. Са­ул неко­гда, по­те­ряв ослиц от­ца сво­е­го, / вне­зап­но об­рел цар­ский сан, путь к из­вест­но­сти; / но смот­ри же, ду­ша, не за­бы­вай­ся, / скот­ские во­жде­ле­ния твои / пред­по­чи­тая Цар­ству Христову.
Да­вид ино­гда Бо­го­отец, / аще и со­гре­ши су­гу­бо ду­ше моя, / стре­лою убо устре­лен быв пре­лю­бо­дей­ства, / ко­пи­ем же пле­нен быв убий­ства том­ле­ни­ем, / но ты са­ма тяж­чай­ши­ми де­лы неду­гу­е­ши, / са­мо­хот­ны­ми стремленьми. Да­вид неко­гда Бо­го­отец, / ес­ли и со­гре­шил су­гу­бо, ду­ша моя: / уязв­лен был пре­лю­бо­дей­ства стре­лою / и, как ко­пьем, был ра­нен за убий­ство воз­мез­ди­ем, / но ты са­ма тяг­чай­ши­ми тех де­ла­ми стра­да­ешь / — про­из­воль­ны­ми стремлениями.
Со­во­ку­пи убо Да­вид ино­гда без­за­ко­нию без­за­ко­ние: / убий­ству же лю­бо­дей­ство рас­тво­рив, / по­ка­я­ние су­гу­бое по­ка­за абие: / но са­ма ты лу­кав­ней­шая ду­ше со­де­ла­ла еси, / не по­ка­яв­ши­ся Богу. При­со­еди­нил Да­вид неко­гда без­за­ко­ние к без­за­ко­нию, / убий­ство к пре­лю­бо­де­я­нию при­ме­шав, / но по­ка­я­ние су­гу­бое при­нес вско­ре; / ты же худ­шие де­ла со­вер­ши­ла, ду­ша, / не рас­ка­яв­шись пред Богом.
Да­вид ино­гда во­об­ра­зи, / спи­сав яко на иконе песнь, / ею­же де­я­ние об­ли­ча­ет, еже со­дея, зо­вый: / по­ми­луй мя. Те­бе бо Еди­но­му со­гре­ших всех Бо­гу, / Сам очи­сти мя. Да­вид неко­гда на­чер­тал, / на­пи­сав, как на иконе, песнь, / ко­то­рою он об­ли­ча­ет то, что со­де­лал, взы­вая: / “По­ми­луй ме­ня, ибо пред То­бою Еди­ным я со­гре­шил, всех Бо­гом. / Сам очи­сти меня!”
Ки­вот яко но­ша­ше­ся на ко­лес­ни­це, / Зан оный, / егда пре­вра­щ­шу­ся тель­цу, / то­чию кос­ну­ся, Бо­жи­им ис­ку­си­ся гне­вом: / но то­го дерз­но­ве­ния убе­жав­ши ду­ше, / по­чи­тай Бо­же­ствен­ная честне. Ко­гда вез­ли на ко­лес­ни­це ков­чег, / Оза, те­бе из­вест­ный, / в то вре­мя, как в сто­ро­ну те­лец свер­нул, / кос­нув­шись толь­ко, ис­пы­тал на се­бе гнев Бо­жий; / но из­бе­гай его дер­зо­сти, ду­ша, / по­чи­тай Бо­же­ствен­ное благоговейно.
Слы­ша­ла еси Авес­са­ло­ма, / ка­ко на есте­ство во­ста? / По­зна­ла еси то­го сквер­ная де­я­ния, / ими­же осквер­ни ло­же Да­ви­да от­ца, / но ты под­ра­жа­ла еси то­го страст­ная / и лю­бо­сласт­ная стремления. Ты слы­ша­ла об Авес­са­ло­ме, / как он на есте­ство вос­стал; / зна­ешь его сквер­ные де­я­ния, / ко­то­ры­ми он обес­че­стил ло­же Да­ви­да-от­ца. / Но са­ма под­ра­жа­ла его страст­ным / и сла­сто­лю­би­вым стремлениям.
По­ко­ри­ла еси нера­бот­ное твое до­сто­ин­ство те­лу тво­е­му: / ино­го бо Ахи­то­фе­ла об­рет­ши вра­га, ду­ше, / сниз­ш­ла еси се­го со­ве­том, / но сия раз­сы­па Сам Хри­стос, / да ты вся­ко спасешися. По­ко­ри­ла ты сво­бод­ное свое до­сто­ин­ство те­лу тво­е­му, / ибо най­дя ино­го Ахи­то­фе­ла — вра­га, / ты, ду­ша, скло­ни­лась на его со­ве­ты; / но их раз­ру­шил сам Хри­стос, / что­бы ты спас­лась всесовершенно.
Со­ло­мон чуд­ный, / и бла­го­да­ти пре­муд­ро­сти ис­пол­нен­ный, / сей лу­ка­вое ино­гда пред Бо­гом со­тво­рив, / от­сту­пи от Него: / ему­же ты про­кля­тым тво­им жи­ти­ем, ду­ше / упо­до­би­ла­ся еси. Со­ло­мон чуд­ный / и бла­го­да­ти пре­муд­ро­сти пре­ис­пол­нен­ный / неко­гда злое про­тив Бо­га со­тво­рив, / от­сту­пил от Него. / Ему ты са­ма, ду­ша, по жиз­ни сво­ей, / про­кля­тия до­стой­ной, уподобилась.
Сластьми вле­комь стра­стей сво­их осквер­ня­ше­ся, / увы мне, ра­чи­тель пре­муд­ро­сти, / ра­чи­тель блуд­ных жен, и стра­нен от Бо­га: / его­же ты под­ра­жа­ла еси умом о ду­ше! / Сла­до­страстьми скверными. Услаж­де­ни­я­ми вле­ко­мый стра­стей сво­их, / Со­ло­мон осквер­нил­ся. / Увы, рев­ни­тель пре­муд­ро­сти / стал лю­би­те­лем рас­пут­ных жен и чуж­дым для Бо­га. / Ты са­ма, ду­ша, под­ра­жа­ла ему в уме / сла­до­стра­сти­ем скверным.
Ро­во­аму по­рев­но­ва­ла еси / не по­слу­шав­ше­му со­ве­та от­ча, / куп­но же и злей­ше­му ра­бу Иеро­во­аму, преж­не­му от­ступ­ни­ку ду­ше, / но бе­гай под­ра­жа­ния, и зо­ви Бо­гу: / со­гре­ших, ущед­ри мя. Ро­во­аму по­рев­но­ва­ла ты, ду­ша, / не по­слу­шав­ше­му со­вет­ни­ков от­ца сво­е­го, / а вме­сте и злей­ше­му ра­бу, Иеро­во­аму, древ­не­му мя­теж­ни­ку. / Но оставь под­ра­жа­ние им и взы­вай к Бо­гу: / “Со­гре­ши­ла, по­жа­лей меня!”
Аха­а­во­вым по­рев­но­ва­ла еси / сквер­нам, ду­ше моя, увы мне, / бы­ла еси плот­ских скверн пре­бы­ва­ли­ще, / и со­суд срам­лен стра­стей, / но из глу­би­ны тво­ея воз­дох­ни, / и гла­го­ли Бо­гу гре­хи твоя. С Аха­вом ты со­рев­но­ва­лась / в мерз­ких де­лах, ду­ша моя, увы мне! / Со­де­ла­лась скверн плот­ских при­бе­жи­щем / и со­су­дом по­стыд­ных стра­стей; / но из глу­би­ны тво­ей вос­сте­най / и по­ве­дай Бо­гу гре­хи твои.
По­па­ли Илия ино­гда два­щи / пять­де­сят Ие­за­ве­ли­ных, / егда студ­ныя про­ро­ки по­гу­би, / во об­ли­че­ние Аха­а­во­во, / но бе­гай под­ра­жа­ния двою ду­ше, / и укрепляйся. Неко­гда два ра­за сжи­гал / пять­де­сят слуг Ие­за­ве­ли Илия, / ко­гда и про­ро­ков мер­зо­сти он по­гу­бил / во об­ли­че­ние Аха­ва; / но из­бе­гай под­ра­жа­ния обо­им им, ду­ша, / и укрепляйся.
За­клю­чи­ся те­бе небо ду­ше, / и глад Бо­жий по­сти­же тя: / егда Илии Фе­сви­тя­ни­на яко­же Аха­ав, / не по­ко­ри­ся сло­ве­сем ино­гда, / но Са­раф­фии упо­до­би­вся, / на­пи­тай про­ро­чу душу. За­клю­че­но для те­бя небо, ду­ша, / и го­лод Бо­жий на­стиг те­бя, / как неко­гда бы­ло, / ко­гда ре­чам Илии Фе­сви­тя­ни­на не по­ко­рил­ся Ахав; / но Са­репт­ской вдо­ве упо­добь­ся: / на­пи­тай ду­шу пророка.
Ма­нас­си­е­ва со­бра­ла еси со­гре­ше­ния из­во­ле­ни­ем, / по­став­ль­ши яко мер­зо­сти стра­сти, / и умно­жив­ши ду­ше него­до­ва­ние, / но то­го по­ка­я­нию рев­ну­ю­щи теп­ле, / стя­жи умиление. Ма­нас­си­и­ны пре­ступ­ле­ния со­бра­ла ты доб­ро­воль­но, / воз­двиг­нув вме­сто мер­зо­стей язы­че­ских стра­сти / и умно­жив тем, ду­ша, на них него­до­ва­ние; / но го­ря­чо рев­нуя его по­ка­я­нию, / стя­жи сокрушение.
При­па­даю Ти, / и при­но­шу Те­бе, яко­же сле­зы гла­го­лы моя: / со­гре­ших, яко не со­гре­ши блуд­ни­ца, / и без­акон­но­вах, яко иный ник­то­же на зем­ли, / но ущед­ри Вла­ды­ко, тво­ре­ние Твое, / и воз­зо­ви мя. При­па­даю пред То­бою / и при­но­шу Те­бе, как сле­зы, сло­ва мои: / “Со­гре­шил я, как не со­гре­ши­ла блуд­ни­ца / и без­за­ко­ние со­де­лал, как ни­кто дру­гой на зем­ле; / но по­ми­луй, Вла­ды­ка, тво­ре­ние Твое / и при­зо­ви меня!”
По­гре­бох об­раз Твой, / и рас­тлих за­по­ведь Твою, / вся по­мра­чи­ся доб­ро­та, / и страстьми уга­си­ся, Спа­се, све­ща, / но ущед­рив воз­даждь ми / яко­же по­ет Да­вид, радование. За­тем­нил я об­раз Твой / и ис­ка­зил за­по­ведь Твою, / вся кра­со­та моя по­мра­чи­лась, / и стра­стя­ми уга­шен све­тиль­ник; / но сми­луй­ся и воз­вра­ти мне, Спа­си­тель, / как по­ет Да­вид, веселие.
Об­ра­ти­ся, по­кай­ся, от­крый со­кро­вен­ная, / гла­го­ли Бо­гу вся ве­ду­ще­му: / Ты ве­си моя тай­ная, едине Спа­се, / но Сам мя по­ми­луй, яко­же по­ет Да­вид / по ми­ло­сти Твоей. Об­ра­тись, по­кай­ся, от­крой со­кро­вен­ное, / ска­жи Бо­гу Все­ве­ду­ще­му: / “Ты зна­ешь мои тай­ны, Еди­ный Спа­си­тель; / но Сам ме­ня по­ми­луй, как по­ет Да­вид, / по ми­ло­сти Твоей!”
Ис­чез­о­ша днии мои, яко со­ние во­ста­ю­ща­го: / тем­же яко Езе­кия сле­зю на ло­жи мо­ем, / при­ло­жи­ти­ся мне ле­том жи­во­та. / Но кий Ис­а­ия пред­ста­нет те­бе ду­ше, / аще не всех Бог? Ис­чез­ли дни мои, как сно­ви­де­ние про­буж­да­ю­ще­го­ся, / по­то­му как Езе­кия я пла­чу на ло­же мо­ем, / что­бы при­бав­ле­но мне бы­ло вре­мя жиз­ни; / но ка­кой Ис­а­ия пред­ста­нет те­бе, ду­ша, / ес­ли не всех Бог?
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Возо­пив­ши к Пре­чи­стей Бо­го­ма­те­ри, / пер­вее от­ри­ну­ла еси неистов­ство стра­стей, / нуж­но сту­жа­ю­щих, / и по­сра­ми­ла еси вра­га за­пен­ша­го, / но даждь ныне по­мощь от скор­би, / и мне, ра­бу твоему. Воз­звав к Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри, / ты преж­де от­ри­ну­ла неистов­ство стра­стей, / же­сто­ко сви­реп­ство­вав­ших, / и по­сра­ми­ла вра­га-обо­льсти­те­ля; / но да­руй же ныне по­мощь в скор­би / и мне, ра­бу твоему.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Его­же воз­лю­би­ла еси, Его­же воз­же­ле­ла еси, / Его­же ра­ди плоть из­ну­ри­ла еси пре­по­доб­ная, / мо­ли ныне Хри­ста о ра­бех: / яко да ми­ло­стив быв всем нам, / мир­ное со­сто­я­ние да­ру­ет / по­чи­та­ю­щим Его. То­го, Ко­го воз­лю­би­ла ты, Ко­го воз­же­ла­ла, / ра­ди Ко­го ты плоть из­ну­ри­ла, пре­по­доб­ная, / мо­ли ныне Хри­ста за ра­бов, / что­бы Он, явив ми­лость Свою, / мир­ное устро­е­ние да­ро­вал / всем нам, по­чи­та­ю­щим Его.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: На ка­ме­ни мя ве­ры / мо­лит­ва­ми тво­и­ми утвер­ди от­че, / стра­хом мя Бо­же­ствен­ным ограж­дая, / и по­ка­я­ние Ан­дрее, по­даждь ми, мо­лю­ся ти, / и из­ба­ви мя от се­ти вра­гов / ищу­щих мя. На камне ве­ры утвер­ди ме­ня / хо­да­тай­ства­ми тво­и­ми, от­че, / ограж­дая ме­ня стра­хом Бо­же­ствен­ным, / и по­ка­я­ние по­дай мне ныне, мо­люсь те­бе, Ан­дрей, / и из­бавь ме­ня от се­ти вра­гов, / ме­ня ищущих.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, нераз­дель­ная, / еди­но­сущ­ная, и Есте­ство еди­но, / Све­то­ве, и Свет, и Свя­та три, и еди­но Свя­то / по­ет­ся Бог Тро­и­ца: / но вос­пой, про­сла­ви, Жи­вот и Жи­во­ты, ду­ше, / всех Бога. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца Про­стая, Нераз­дель­ная, / Еди­но­сущ­ная и Есте­ством Еди­ная: / как Све­ты и Свет, и — Три Свя­тых и Еди­ное Свя­тое / вос­пе­ва­ет­ся Бог Тро­и­ца; / но вос­пой, про­славь Жизнь и Жиз­ни, ду­ша, / — всех Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: По­ем Тя, бла­го­сло­вим Тя, / по­кла­ня­ем­ся Ти Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / яко нераз­дель­ныя Тро­и­цы по­ро­ди­ла еси еди­на­го Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­верз­ла еси нам / су­щим на зем­ли небесная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ва­ем Те­бя, бла­го­слов­ля­ем Те­бя, / по­кло­ня­ем­ся Те­бе, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / ибо но­си­ла Ты во чре­ве / Еди­но­го из Нераз­дель­ной Тро­и­цы — Хри­ста Бо­га / и Са­ма от­кры­ла нам, / жи­ву­щим на зем­ле, небесное.

Три­пес­нец. Глас 8.
Песнь 8.

Три­пес­нец, глас 8
Песнь 8

Ир­мос: Без­на­чаль­на­го Ца­ря сла­вы, / Его­же тре­пе­щут небес­ныя си­лы, / пой­те свя­щен­ни­цы, / лю­дие пре­воз­но­си­те во вся веки. Ир­мос: Без­на­чаль­но­го Ца­ря Сла­вы, / пред Ко­то­рым тре­пе­щут Небес­ные Си­лы / и со­дро­га­ют­ся Ан­ге­лов пол­ки, / вос­пе­вай­те свя­щен­ни­ки, / лю­ди, пре­воз­но­си­те во все века.
Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Яко уг­лие неве­ще­ствен­на­го ог­ня, / по­па­ли­те ве­ще­ствен­ныя стра­сти моя, / воз­жи­за­ю­ще ныне во мне же­ла­ние / Бо­же­ствен­ныя люб­ве, апостоли. Как уг­ли неве­ще­ствен­но­го Ог­ня, / по­па­ли­те мои ве­ще­ствен­ные стра­сти, / воз­жи­гая ныне во мне же­ла­ние / люб­ви бо­же­ствен­ной, Апостолы.
Тру­бы бла­го­глас­ныя Сло­ва по­чтим, / ими­же па­до­ша сте­ны неутвер­жде­ны вра­жия, / и бо­го­ра­зу­мия утвер­ди­ша­ся забрала. Тру­бы бла­го­звуч­ные Сло­ва по­чтим, / бла­го­да­ря ко­то­рым па­ли / сте­ны непроч­ные вра­га, / и укре­пи­лись бо­го­по­зна­ния твердыни.
Ку­ми­ры страст­ныя ду­ши мо­ея со­кру­ши­те, / иже хра­мы и стол­пы со­кру­ши­сте вра­га, / апо­сто­ли Гос­под­ни, / хра­мо­ве освященнии. Ку­ми­ры страст­ные ду­ши мо­ей со­кру­ши­те, / со­кру­шив­шие хра­мы и стол­бы вра­га, / Апо­сто­лы Гос­под­ни, / хра­мы освященные.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Вме­сти­ла еси невме­сти­ма­го есте­ством: / но­си­ла еси но­ся­ща­го вся: / до­и­ла еси Чи­стая, пи­та­ю­ща­го тварь, / Хри­ста Жизнодавца. Вме­сти­ла Ты Невме­сти­мо­го по есте­ству, / но­си­ла все Но­ся­ще­го, / мо­ло­ком вскор­ми­ла, Чи­стая, / пи­та­ю­ще­го все тво­ре­ние, Хри­ста, / жиз­ни Подателя.

Иный три­пес­нец. Ир­мос тойже.

Иной три­пес­нец. Ир­мос тот же.

Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Ду­ха на­ча­ло­хит­ро­сти­ем со­здав­ше всю Цер­ковь / апо­сто­ли Хри­сто­вы, / в ней бла­го­сло­ви­те Хри­ста во веки. Зод­че­ством Ду­ха всю Цер­ковь воз­двиг­шие / — Апо­сто­лы Хри­сто­вы! / Бла­го­слов­ляй­те в ней Хри­ста вовеки.
Вос­тру­бив­ше тру­бою уче­ний, / низ­вер­го­ша апо­сто­ли всю лесть идоль­скую, / Хри­ста пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Вос­тру­бив тру­бой уче­ний, / все обо­льще­ние идоль­ское Апо­сто­лы низ­верг­ли, / Хри­ста пре­воз­но­ся во все века.
Апо­сто­ли, доб­рое пре­се­ле­ние, / на­зи­ра­те­лие ми­ра, и небес­нии жи­те­лие, / вас прис­но вос­хва­ля­ю­щия, / из­ба­ви­те от бед. Апо­сто­лы, пре­крас­ное со­об­ще­ство, / хра­ни­те­ли ми­ра и небес­ные граж­дане! / Вас вос­хва­ля­ю­щих непре­стан­но / из­бавь­те от бед.
Пре­свя­тая Тро­и­це Бо­же наш, сла­ва Тебе. При­пев: Пре­свя­тая Тро­и­ца, Бо­же наш, сла­ва Тебе!
Тро­и­чен: Три­сол­неч­ное все­свет­лое Бо­го­на­ча­лие, / еди­но­слав­ное и еди­но­пре­столь­ное Есте­ство, / От­че все­де­те­лю, / Сыне, и Бо­же­ствен­ный Ду­ше, / пою Тя во веки. Три­сол­неч­ное все­свет­лое Бо­го­вла­стие, / еди­ное сла­вой и пре­сто­лом есте­ство, / Отец, все­го Со­зда­тель, / Сын и бо­же­ствен­ный Дух! / Вос­пе­ваю Те­бя вовеки.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко чест­ный и пре­вы­ш­ший пре­стол, / вос­по­им Бо­жию Ма­терь непре­стан­но, лю­дие, / еди­ну по рож­де­стве / Ма­терь и Деву. Как до­сто­чти­мый и вы­со­чай­ший пре­стол, / бу­дем, лю­ди, непре­стан­но вос­пе­вать / Бо­жию Ма­терь — един­ствен­ную по­сле ро­дов / Ма­терь и Деву.
Иный. Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся веки. Ир­мос Ве­ли­ко­го ка­но­на: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все века!
Со­гре­шив­ша Спа­се по­ми­луй, / воз­двиг­ни мой ум ко об­ра­ще­нию, / при­и­ми мя ка­ю­ща­го­ся, ущед­ри во­пи­ю­ща: / со­гре­ших Ти, спа­си, / без­за­кон­но­вах, по­ми­луй мя. Со­гре­шив­ше­го по­ми­луй, Спа­си­тель, / воз­двиг­ни мой ум ко об­ра­ще­нию, / при­ми ме­ня, ка­ю­ще­го­ся, уми­ло­сер­дись к взы­ва­ю­ще­му: / “Со­гре­шил я пред То­бою, спа­си; / без­за­ко­ние со­де­лал, по­ми­луй меня!”
Ко­лес­нич­ник Илия, / ко­лес­ни­цею доб­ро­де­те­лей вшед, / яко на небе­са, но­ша­ше­ся / пре­вы­ше ино­гда от зем­ных: / се­го убо ду­ше моя, вос­ход помышляй. Воз­ни­чий Илия, / на ко­лес­ни­цу доб­ро­де­те­лей взой­дя, / как бы на небе­са воз­но­сил­ся неко­гда / пре­вы­ше все­го зем­но­го; / о его вос­хож­де­нии, ду­ша моя, помышляй.
Иор­да­но­ва струя пер­вее, ми­ло­тию Или­и­ною / Елис­се­ем, ста сю­ду и сю­ду: / ты же, о ду­ше моя, сея не при­ча­сти­ла­ся еси бла­го­да­ти / за невоздержание. Иор­да­на те­че­ние ми­ло­тию Илии / для Ели­сея неко­гда оста­но­ви­лось / по ту и дру­гую сто­ро­ну; / ты же, о ду­ша моя, не при­об­щи­лась той бла­го­да­ти / за невоздержание.
Елис­сей ино­гда при­ем ми­лоть Или­и­ну, / при­ят су­гу­бую бла­го­дать от Бо­га: / ты же о ду­ше моя, сея не при­ча­сти­ла­ся еси бла­го­да­ти / за невоздержание. Ели­сей неко­гда, при­няв ми­лоть Илии, / по­лу­чил су­гу­бую бла­го­дать от Бо­га; / ты же, о ду­ша моя, не при­об­щи­лась той бла­го­да­ти / за невоздержание.
Со­ма­ни­ти­да ино­гда / пра­вед­на­го учре­ди, о ду­ше, нра­вом бла­гим: / ты же не вве­ла еси в дом, / ни стран­на, ни пут­ни­ка. / Тем­же чер­то­га из­ри­не­ши­ся вон, рыдающи. Со­ма­ни­тян­ка неко­гда / с доб­рым рас­по­ло­же­ни­ем пра­вед­ни­ка при­ня­ла, / ты же, ду­ша, не вве­ла в свой дом / ни чу­же­стран­ца, ни пут­ни­ка; / за то бу­дешь из чер­то­га из­вер­же­на вон с рыданиями.
Ги­е­зи­ев под­ра­жа­ла еси ока­ян­ная / ра­зум сквер­ный все­гда ду­ше, / его­же среб­ро­лю­бие от­ло­жи поне на ста­рость: / бе­гай ге­ен­ска­го ог­ня, / от­сту­пив­ши злых твоих. Ги­е­зия нечи­сто­му нра­ву все­гда / под­ра­жа­ла ты, несчаст­ная ду­ша; / среб­ро­лю­бие его от­ринь хо­тя бы в ста­ро­сти, / из­бе­гай ог­ня ге­енн­ско­го, / от­сту­пив от злых дел твоих.
Ты Озии ду­ше по­рев­но­вав­ши, / се­го про­ка­же­ние в се­бе стя­жа­ла еси су­гу­бо: / без­мест­ная бо мыс­ли­ши, без­за­кон­ная же де­е­ши: / оста­ви яже има­ши, / и при­те­цы к покаянию. Ты Озии, ду­ша, по­рев­но­вав, / его про­ка­зу в се­бе но­сишь вдвойне, / ибо о недолж­ном мыс­лишь и без­за­кон­ное де­ла­ешь. / Оставь то, че­го дер­жишь­ся, / и при­бег­ни к покаянию.
Ни­не­ви­тя­ны ду­ше слы­ша­ла еси / ка­ю­щи­я­ся Бо­гу, вре­ти­щем и пе­пе­лом, / сих не под­ра­жа­ла еси, но яви­ла­ся еси злей­шая всех, / преж­де за­ко­на, и по за­коне прегрешивших. О ни­не­ви­тя­нах слы­ша­ла ты, ду­ша, / ка­яв­ших­ся Бо­гу в ру­би­ще и пеп­ле; / им ты не под­ра­жа­ла, но ока­за­лась упор­нее всех, / до за­ко­на и по­сле за­ко­на согрешивших.
В ро­ве бла­та слы­ша­ла еси Иере­мию ду­ше, / гра­да Си­о­ня ры­да­нь­ми во­пи­ю­ща, / и слез ищу­ща, / под­ра­жай се­го пла­чев­ное жи­тие и спасешися. Ты слы­ша­ла о Иере­мии, ду­ша, / во рве с гря­зью ко гра­ду Си­о­ну / с ры­да­ни­я­ми взы­вав­шем и слез ис­кав­шем; / под­ра­жай его пла­чев­ной жиз­ни и спасешься.
Иона в Фар­сис по­бе­же, / про­ра­зу­мев об­ра­ще­ние ни­не­ви­тя­нов, / ра­зу­ме бо яко про­рок Бо­жие бла­го­у­тро­бие: / тем­же рев­но­ва­ше / про­ро­че­ству не солгатися. Иона в Фар­сис бе­жал, / пред­ви­дя об­ра­ще­ние ни­не­ви­тян: / ибо он знал, как про­рок, ми­ло­сер­дие Бо­жие, / и по­то­му рев­но­стью пла­ме­нел, / что­бы не яви­лось про­ро­че­ство ложным.
Да­ни­и­ла в ро­ве слы­ша­ла еси, / ка­ко за­гра­ди уста, о ду­ше зве­рей: / уве­де­ла еси, ка­ко от­ро­цы иже о Аза­рии, / по­га­си­ша ве­рою пе­щи пла­мень горящий. Слы­ша­ла ты, о ду­ша, / как Да­ни­ил во рве за­гра­дил па­сти зве­рей; / узна­ла, как быв­шие с Аза­ри­ей от­ро­ки / уга­си­ли ве­рою пе­чи пла­мень горящий.
Вет­ха­го За­ве­та вся / при­ведох ти ду­ше, к по­до­бию, / под­ра­жай пра­вед­ных бо­го­лю­би­вая де­я­ния, / из­бег­ни же па­ки лу­ка­вых грехов. Из Вет­хо­го За­ве­та / всех я при­вел те­бе, ду­ша, в при­мер, / под­ра­жай пра­вед­ных бо­го­угод­ным де­я­ни­ям, / но, на­про­тив, из­бе­гай / гре­хов по­роч­ных людей.
Пра­во­су­де Спа­се по­ми­луй, / и из­ба­ви мя ог­ня, и пре­ще­ния, / еже имам на су­де пра­вед­но пре­тер­пе­ти: / осла­би ми преж­де кон­ца, / доб­ро­де­те­лию и покаянием. Пра­во­суд­ный Спа­си­тель, по­ми­луй / и из­бавь ме­ня от ог­ня и на­ка­за­ния, / ко­то­рое пред­сто­ит мне на су­де спра­вед­ли­во пре­тер­петь: / дай об­лег­че­ние мне преж­де кон­ца, / за доб­ро­де­тель и покаяние.
Яко раз­бой­ник во­пию Ти: по­мя­ни мя. / Яко Петр пла­чу гор­це: / осла­би ми Спа­се. Зо­ву яко мы­тарь: / сле­зю яко блуд­ни­ца. / При­и­ми мое ры­да­ние, / яко­же ино­гда хананеино. Как раз­бой­ник взы­ваю Те­бе: “По­мя­ни ме­ня!” / Как Петр пла­чу горь­ко. / “Про­сти ме­ня, Спа­си­тель”, — зо­ву как мы­тарь, / лью сле­зы как блуд­ни­ца; / при­ми мое ры­да­ние, / как неко­гда от хананеянки.
Гно­е­ние, Спа­се, ис­це­ли / сми­рен­ныя мо­ея ду­ши: едине Вра­чу, / пла­стырь мне на­ло­жи, и елей и ви­но, де­ла по­ка­я­ния, / уми­ле­ние со слезами. Гно­е­ние, Спа­си­тель, ис­це­ли / сми­рен­ной мо­ей ду­ши, еди­ный Врач, / пла­стырь мне при­ло­жи, и елей, и ви­но — де­ла по­ка­я­ния, / со­кру­ше­ние со слезами.
Ха­на­нею и аз под­ра­жая, / по­ми­луй мя, во­пию, Сыне Да­ви­дов: / ка­са­ю­ся края ри­зы, яко кро­во­то­чи­вая: / пла­чу, яко Мар­фа и Ма­рия над Лазарем. Ха­на­не­ян­ке под­ра­жая, и я: / “По­ми­луй ме­ня”, — взы­ваю к Сы­ну Да­ви­до­ву; / ка­са­юсь края ри­зы, как кро­во­то­чи­вая, / пла­чу, как Мар­фа и Ма­рия над Лазарем.
Слез­ную Спа­се сткля­ни­цу, / яко ми­ро ис­то­ща­вая на гла­ву, / зо­ву Ти яко­же блуд­ни­ца, ми­ло­сти ищу­щая, / моль­бу при­но­шу, / и остав­ле­ние про­шу прияти. Слез ала­вастр из­ли­вая / как ми­ро на гла­ву Твою, Спа­си­тель, / взы­ваю к Те­бе, как блуд­ни­ца, ми­ло­сти ищу­щая, / моль­бу при­но­шу и про­шу / о по­лу­че­нии мною прощения.
Аще и ник­то­же, яко­же аз со­гре­ши Те­бе, / но оба­че при­и­ми и мене, Бла­го­у­тробне Спа­се, / стра­хом ка­ю­ща­ся, и лю­бо­вию зо­ву­ща: / со­гре­ших Те­бе еди­но­му, / по­ми­луй мя Милостиве. Ес­ли и ни­кто, как я, пред То­бою не со­гре­шил, / но все же при­ми и ме­ня, Ми­ло­сер­дый Спа­си­тель, / в стра­хе ка­ю­ще­го­ся и с лю­бо­вью взы­ва­ю­ще­го: / “Со­гре­шил я пред То­бой Еди­ным, / без­за­ко­ние со­де­лал, по­ми­луй меня!”
По­ща­ди Спа­се Твое со­зда­ние, / и взы­щи яко Пас­тырь по­гиб­шее, / пред­ва­ри за­блужд­ша­го, вос­хи­ти от вол­ка, / со­тво­ри мя ов­ча / на пастве Тво­их овец. По­ща­ди, Спа­си­тель, Свое со­зда­ние / и разы­щи, как Пас­тырь, ов­цу про­пав­шую, / за­блу­див­ше­го­ся спа­си от вол­ка, / со­де­лай ме­ня яг­нен­ком / на паст­би­ще Тво­их овец.
Егда Су­дие ся­де­ши яко Бла­го­у­тро­бен, / и по­ка­же­ши страш­ную сла­ву Твою Спа­се: / о ка­ко­вый страх то­гда! Пе­щи го­ря­щей, / всем бо­я­щим­ся нестер­пи­ма­го су­ди­ща Твоего. Ко­гда Ты ся­дешь как Су­дия Ми­ло­сти­вый / и по­ка­жешь страш­ную сла­ву Твою, Хри­сте, / — о, ка­кой бу­дет страх то­гда от пе­чи го­ря­щей / всем, бо­я­щим­ся нестер­пи­мо­го Су­ди­ли­ща Твоего!
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Све­та неза­хо­ди­ма­го Ма­ти, тя про­све­тив­ши, / от омра­че­ния стра­стей раз­ре­ши. / Тем­же вшед­ши в ду­хов­ную бла­го­дать, / про­све­ти Ма­рие, / тя вер­но восхваляющия. Све­та Неза­хо­ди­мо­го Ма­терь, те­бя про­све­тив, / осво­бо­ди­ла от стра­стей омра­че­ния; / по­то­му, при­няв Ду­ха бла­го­дать, / про­све­ти, Ма­рия, / с ве­рою те­бя восхваляющих.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Чу­до но­во ви­дев, ужа­са­ше­ся бо­же­ствен­ный в те­бе во­ис­тин­ну ма­ти Зо­си­ма: / ан­ге­ла бо зря­ше во пло­ти, / и ужа­сом весь ис­пол­ня­ше­ся, / Хри­ста поя во веки. Чу­до но­вое узрев в те­бе, ма­терь, / во­ис­ти­ну вне се­бя был бо­же­ствен­ный Зо­си­ма, / ибо Ан­ге­ла во пло­ти он ви­дел, / и изум­ле­ни­ем весь ис­пол­нял­ся, / вос­пе­вая Хри­ста вовеки.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Яко дерз­но­ве­ние имый ко Гос­по­ду, / Ан­дрее Крит­ский чест­ная по­хва­ло, / мо­лю, мо­ли­ся раз­ре­ше­ние от уз без­за­ко­ния / ныне об­ре­сти мне мо­лит­ва­ми тво­и­ми, / яко по­ка­я­ния учи­тель, / и пре­по­доб­ных слава. Как дерз­но­ве­ние име­ю­щий ко Гос­по­ду, / Ан­дрей, свя­щен­ная Кри­та по­хва­ла! / Хо­да­тай­ствуй, что­бы об­рел я ныне по тво­им мо­лит­вам / от уз без­за­ко­ния осво­бож­де­ние, / мо­лю те­бя, учи­тель по­ка­я­ния / и пре­по­доб­ных слава!
Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. При­пев: Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
Тро­и­чен: Без­на­чальне От­че, Сыне со­без­на­чальне, / Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый: / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, / От­ца без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше жи­вый и зи­ждяй, / Тро­и­це Еди­ни­це, по­ми­луй мя. Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко от об­ро­ще­ния черв­ле­ни­цы Пре­чи­стая, / ум­ная баг­ря­ни­ца Ем­ма­ну­и­ле­ва, / внутрь во чре­ве Тво­ем плоть ис­т­ка­ся. / Тем­же Бо­го­ро­ди­цу / во­ис­тин­ну Тя почитаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как бы из пур­пур­но­го со­ста­ва, Пре­чи­стая, / мыс­лен­ная баг­ря­ни­ца — плоть Эм­ма­ну­и­ла / внут­ри чре­ва Тво­е­го со­тка­лась; / по­то­му мы Те­бя, Бо­го­ро­ди­цу, / ис­тин­но почитаем.
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
И па­ки ирмос. Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные славят:

И по­ем Песнь Пре­свя­той Богородицы.

Три­пес­нец. Глас 8.
Песнь 9.

Ир­мос: Во­ис­тин­ну Бо­го­ро­ди­цу Тя ис­по­ве­ду­ем, / спа­сен­нии То­бою Де­во Чи­стая, / с без­п­лот­ны­ми ли­ки Тя величающе.

Три­пес­нец, глас 8
Песнь 9

Ир­мос: Ис­тин­но Бо­го­ро­ди­цей Те­бя ис­по­ве­ду­ем / мы, спа­сен­ные То­бою, Де­ва чи­стая, / с сон­ма­ми бес­плот­ных Те­бя величая.

Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Ис­точ­ни­цы спа­си­тель­ныя во­ды / яв­ль­ше­ся апо­сто­ли, / ис­та­яв­шую ду­шу мою гре­хов­ною жаж­дою, оросите. Явив­шись ис­точ­ни­ка­ми спа­си­тель­но­го по­то­ка, / ду­шу мою, гре­хов­ною жаж­дой ис­том­лен­ную, / оро­си­те, Апостолы!
Пла­ва­ю­ща­го в пу­чине по­ги­бе­ли, / и в по­гру­же­нии уже быв­ша, / Тво­ею дес­ни­цею, яко­же Пет­ра, / Гос­по­ди спа­си мя. Пла­ва­ю­ще­го в пу­чине по­ги­бе­ли, / и под во­дою уже ока­зав­ше­го­ся, / Сво­ею дес­ни­цею, Гос­по­ди, / как Пет­ра ме­ня спаси.
Яко со­ли, вкус­ных су­ще уче­ний, / гниль­ство ума мо­е­го из­су­ши­те, / и неве­де­ния тьму отжените. Вы, как бы со­лью при­ят­ных уче­ний / гниль ума мо­е­го ис­су­ши­те, / и неве­де­ния тьму отгоните.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дость яко ро­див­шая, / плачь мне по­даждь, / им­же Бо­же­ствен­ное уте­ше­ние Вла­ды­чи­це, / в бу­ду­щем дни об­ре­сти возмогу. Как ро­див­шая Ра­дость, / плач мне по­дай, Вла­ды­чи­ца, / ко­то­рым бо­же­ствен­ное уте­ше­ние / в День гря­ду­щий я смо­гу обрести.

Иный.

Ир­мос: Тя небе­се и зем­ли ходатаицу:

Иной три­пес­нец

Ир­мос: Те­бя, меж­ду небе­са­ми и землей:

Свя­тии Апо­сто­ли, мо­ли­те Бо­га о нас. При­пев: Свя­тые Апо­сто­лы, мо­ли­те Бо­га о нас.
Тя бла­го­слав­ное апо­столь­ское со­бра­ние, / пес­нь­ми ве­ли­ча­ем: / все­лен­ней бо све­ти­ла свет­лая яви­сте­ся, / пре­лесть отгоняще. Те­бя, слав­ное Апо­сто­лов со­бра­ние, / мы пес­но­пе­ни­я­ми ве­ли­ча­ем: / ибо яви­лись вы все­лен­ной све­ти­лами свет­лы­ми, / за­блуж­де­ние отгоняющими.
Бла­го­вест­ною мре­жею ва­шею, / сло­вес­ныя ры­бы уло­вив­ше, / сия при­но­си­те все­гда снедь Хри­сту, / апо­сто­ли блаженнии. Се­тью ва­ше­го бла­го­ве­стия, / вы, ра­зум­ных рыб уло­вив, / их все­гда при­но­си­те как снедь Хри­сту, / Апо­сто­лы блаженные.
К Бо­гу ва­шим про­ше­ни­ем / по­мя­ни­те нас апо­сто­ли, / от вся­ка­го из­ба­ви­ти­ся ис­ку­ше­ния, мо­лим­ся, / лю­бо­вию вос­пе­ва­ю­щия вас. В про­ше­ни­ях ва­ших к Бо­гу / по­мя­ни­те нас, Апо­сто­лы, мо­лим вас, / да из­ба­вим­ся от вся­ко­го ис­ку­ше­ния / мы, с лю­бо­вью вас воспевающие.
Пре­свя­тая Тро­и­це Бо­же наш, сла­ва Тебе. При­пев: Пре­свя­тая Тро­и­ца, Бо­же наш, сла­ва Тебе!
Тро­и­чен: Тя трии­по­стас­ную Еди­ни­цу, / От­че, Сыне, со Ду­хом, / Еди­на­го Бо­га еди­но­сущ­на пою, / Тро­и­цу еди­но­силь­ную и безначальную. Те­бя, Един­ство в Трех ли­цах, / — От­че и Сын с Ду­хом, / — как еди­но­го Бо­га еди­но­сущ­но­го пою, / — Тро­и­цу еди­ную си­лой и безначальную.
Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас. При­пев: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас.
Бо­го­ро­ди­чен: Тя Де­то­ро­ди­тель­ни­цу и Де­ву, / вси ро­ди убла­жа­ем, / яко То­бою из­бав­ль­ше­ся от клят­вы: / ра­дость бо нам ро­ди­ла еси Господа. Те­бя, Ди­тя ро­див­шую и Де­ву, / мы, все ро­ды, бла­жен­ной име­ну­ем, / ибо чрез Те­бя из­ба­ви­лись от про­кля­тия: / ведь Ты нам ра­дость — Гос­по­да родила.
Ве­ли­ка­го ка­но­на ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем. Ир­мос Ве­ли­ко­го ка­но­на: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.
Ум остру­пи­ся, те­ло обо­лез­ни­ся, / неду­гу­ет дух, сло­во из­не­мо­же, / жи­тие умерт­ви­ся, ко­нец при две­рех. / Тем­же моя ока­ян­ная ду­ше, что со­тво­ри­ши, / егда при­и­дет Су­дия ис­пы­та­ти твоя? Ум из­ра­нен, те­ло рас­слаб­ле­но, / бо­лез­ну­ет дух, сло­во из­не­мог­ло, / жизнь омерт­ве­ла, ко­нец при две­рях. / Итак, несчаст­ная ду­ша моя, что со­тво­ришь, / ко­гда при­дет Су­дия ис­пы­тать де­ла твои?
Мо­и­сео­во при­ведох ти ду­ше, ми­ро­бы­тие, / и от то­го все за­вет­ное пи­са­ние, / по­ве­да­ю­щее те­бе пра­вед­ныя и непра­вед­ныя: / от ни­х­же вто­рыя, о ду­ше, под­ра­жа­ла еси, а не пер­выя, / в Бо­га согрешивши. Мо­и­се­е­ву кни­гу о про­ис­хож­де­нии ми­ра / вос­про­из­вел я пред то­бою, ду­ша, / и за ней — все со­кро­вен­ное Пи­са­ние, / по­вест­ву­ю­щее о пра­вед­ных и непра­вед­ных; / из них вто­рым, о ду­ша, ты под­ра­жа­ла, а не пер­вым, / пе­ред Бо­гом согрешив.
За­кон из­не­мо­же, празд­ну­ет Еван­ге­лие, / пи­са­ние же все в те­бе небре­же­но бысть, / про­ро­цы из­не­мо­го­ша, и все пра­вед­ное сло­во: / стру­пи твои, о ду­ше, умно­жи­ша­ся, / не су­щу вра­чу ис­це­ля­ю­ще­му тя. За­кон обес­си­лел, без­дей­ству­ет Еван­ге­лие, / и все Пи­са­ние у те­бя в пре­не­бре­же­нии: / про­ро­ки по­те­ря­ли си­лу и вся­кое пра­вед­ни­ка сло­во. / Яз­вы твои, о ду­ша, умно­жи­лись, / и нет вра­ча, ис­це­ля­ю­ще­го тебя!
Но­ва­го при­во­жду ти пи­са­ния ука­за­ния, / вво­дя­щая тя ду­ше, ко уми­ле­нию: / пра­вед­ным убо по­рев­нуй, греш­ных же от­вра­щай­ся, / и уми­ло­сти­ви Хри­ста мо­лит­ва­ми же и по­щень­ми, / и чи­сто­тою, и говением. Но­во­за­вет­но­го Пи­са­ния при­во­жу те­бе при­ме­ры, / при­во­дя­щие те­бя, ду­ша, в со­кру­ше­ние. / Итак, пра­вед­ным по­рев­нуй, от греш­ных же от­вра­щай­ся, / и уми­ло­стивь Хри­ста мо­лит­вою, и по­стом, / и чи­сто­тою, и благоговением.
Хри­стос во­че­ло­ве­чи­ся, / при­звав к по­ка­я­нию раз­бой­ни­ки, и блуд­ни­цы: / ду­ше по­кай­ся, дверь от­вер­зе­ся Цар­ствия уже, / и пред­вос­хи­ща­ют е фа­ри­сее и мы­та­ри / и пре­лю­бо­деи кающиися. Хри­стос, во­че­ло­ве­чив­шись, / при­звал к по­ка­я­нию раз­бой­ни­ков и блуд­ниц. / Ду­ша, по­кай­ся: дверь Цар­ства от­вер­ста уже, / и пер­вы­ми вос­хи­ща­ют его фа­ри­сеи, и мы­та­ри, / и пре­лю­бо­деи кающиеся.
Хри­стос во­че­ло­ве­чи­ся, / пло­ти при­об­щи­вся ми, / и вся, ели­ка суть есте­ства хо­те­ни­ем / ис­пол­ни гре­ха кро­ме, / по­до­бие те­бе, о ду­ше, / и об­раз пред­по­ка­зуя Сво­е­го снизхождения. Хри­стос стал мла­ден­цем, / пло­тию мне при­об­щив­шись, / и доб­ро­воль­но ис­пы­тал / все, свой­ствен­ное есте­ству, кро­ме гре­ха, / при­мер те­бе, о ду­ша, яв­ляя / и об­раз Сво­е­го снисхождения.
Хри­стос волх­вы спа­се, / пас­ты­ри соз­ва, / мла­де­нец мно­же­ства по­ка­за му­че­ни­ки, / стар­цы про­сла­ви, и ста­рыя вдо­ви­цы, / их­же не по­рев­но­ва­ла еси ду­ше, ни де­я­ни­ем, ни жи­тию, / но го­ре те­бе, вне­гда бу­де­ши судитися. Хри­стос волх­вов спас, / пас­ты­рей со­звал, / мно­же­ство мла­ден­цев со­де­лал му­че­ни­ка­ми, / стар­ца про­сла­вил и пре­ста­ре­лую вдо­ви­цу. / Ни их де­я­ни­ям, ни жиз­ни не под­ра­жа­ла ты, ду­ша; / но го­ре те­бе, ко­гда на Суд предстанешь.
По­сти­вся Гос­подь дний че­ты­ре­де­сять в пу­сты­ни, / по­сле­ди взал­ка, по­ка­зуя че­ло­ве­че­ское: / ду­ше, да не раз­ле­ни­ши­ся, аще те­бе при­ло­жит­ся враг, / мо­лит­вою же и по­стом от ног тво­их да отразится. По­стил­ся Гос­подь со­рок дней в пу­стыне, / и на­ко­нец взал­кал, / об­на­ру­жи­вая в Се­бе есте­ство че­ло­ве­че­ское. / Ду­ша, не уны­вай: ес­ли на те­бя устре­мит­ся враг, / мо­лит­вою и по­стом от ног тво­их да отразится.
Хри­стос ис­ку­ша­ше­ся, / диа­вол ис­ку­ша­ше, / по­ка­зуя ка­ме­ние, / да хле­би бу­дут: / на го­ру воз­ве­де / ви­де­ти вся цар­ствия ми­ра во мгно­ве­нии. / Убой­ся о ду­ше, лов­ле­ния, / трез­ви­ся мо­ли­ся на вся­кий час Богу. Хри­стос был ис­ку­ша­ем: / диа­вол ис­ку­шал Его, / по­ка­зы­вая кам­ни, / да пре­вра­тит их в хле­бы; / воз­вел Его на го­ру, / да узрит все цар­ства ми­ра в од­но мгно­ве­ние; / бой­ся, о ду­ша, де­ла се­го, / трез­вись и мо­лись еже­час­но Богу.
Гор­ли­ца пу­сты­но­люб­ная, / глас во­пи­ю­ща­го воз­гла­си, / Хри­стов све­тиль­ник, про­по­ве­ду­яй по­ка­я­ние, / Ирод без­за­кон­но­ва со Иро­ди­а­дою. / Зри ду­ше моя, да не увяз­не­ши в без­за­кон­ныя се­ти, / но об­ло­бы­зай покаяние. Гор­ли­ца пу­стын­но­лю­би­вая, / го­лос во­пи­ю­ще­го воз­гла­сил, / Хри­стов све­тиль­ник, про­по­ве­дуя по­ка­я­ние; / но Ирод со­тво­рил без­за­ко­ние с Иро­ди­а­дой: / смот­ри, ду­ша моя, не за­пу­тай­ся в се­тях без­за­кон­ни­ков, / но воз­лю­би покаяние.
В пу­сты­ню все­ли­ся бла­го­да­ти Пред­те­ча, / и Иудея вся и Са­ма­рия / слы­шав­ше те­ча­ху, / и ис­по­ве­да­ху гре­хи своя, / кре­ща­ю­ще­ся усерд­но: / их­же ты не под­ра­жа­ла еси душе. В пу­стыне по­се­лил­ся бла­го­да­ти Пред­те­ча, / и со всей Иудеи и Са­ма­рии / слу­шав­шие его сте­ка­лись / и ис­по­ве­ды­ва­ли гре­хи свои, / кре­ще­ние при­ни­мая усерд­но. / Но ты им не под­ра­жа­ла, душа.
Брак убо чест­ный, и ло­же несквер­но: / обоя бо Хри­стос преж­де бла­го­сло­ви, / пло­тию ядый, / и в Кане же на бра­це во­ду в ви­но со­вер­шая, / и по­ка­зу­я­пер­вое чу­до: / да ты из­ме­ни­ши­ся о душе. Брак — че­стен и ло­же — непо­роч­но, / ибо Хри­стос их неко­гда бла­го­сло­вил, / пло­тию пи­щу вку­шая, / и в Кане на бра­ке во­ду в ви­но пре­тво­ряя, / и по­ка­зав это пер­вое чу­до, / что­бы ты из­ме­ни­лась, о душа.
Раз­слаб­лен­на­го стяг­ну Хри­стос, / одр взем­ша, / и юно­шу умер­ша воз­дви­же, вдо­ви­че рож­де­ние, / и сот­ни­ча от­ро­ка, / и са­ма­ря­ныне яви­ся, / в Ду­се служ­бу / Те­бе, ду­ше предживописа. Рас­слаб­лен­но­го укре­пил Хри­стос, / свое ло­же под­няв­ше­го, / и юно­шу умер­ше­го воз­двиг — ча­до вдо­ви­цы, / как и от­ро­ка сот­ни­ка; / и, са­ма­рян­ке от­крыв­шись, / в Ду­хе слу­же­ние Бо­гу / те­бе, ду­ша, предначертал.
Кро­во­то­чи­вую ис­це­ли / при­кос­но­ве­ни­ем края риз­на Гос­подь: / про­ка­жен­ныя очи­сти: / сле­пыя и хро­мыя про­све­тив, ис­пра­ви: / глу­хия же и немыя, и ни­ча­щия ни­зу ис­це­ли сло­вом: / да ты спа­се­ши­ся ока­ян­ная душе. Кро­во­то­чи­вую ис­це­лил / при­кос­но­ве­ни­ем к краю одеж­ды Гос­подь, / про­ка­жен­ных очи­стил, / сле­пых и хро­мых, про­све­тив, ис­пра­вил, / глу­хих же и немых, и сог­бен­ную ис­це­лил сло­вом, / дабы ты спас­лась, несчаст­ная душа.
Неду­ги ис­це­ляя, / ни­щим бла­го­вест­во­ва­ше, Хри­стос Сло­во, / вред­ныя увра­че­ва, с мы­та­ри ядя­ше, / со греш­ни­ки бе­се­до­ва­ше, / Иа­и­ро­вы дще­ре ду­шу пре­ду­мер­шую / воз­вра­ти ося­за­ни­ем руки. Неду­ги ис­це­ляя, / ни­щим бла­го­вест­во­вал Хри­стос-Сло­во; / увеч­ных ис­це­лял, с мы­та­ря­ми вку­шал, / с греш­ни­ка­ми бе­се­до­вал; / Иа­и­ро­вой до­че­ри ду­шу, уже от­шед­шую, / воз­вра­тил при­кос­но­ве­ни­ем руки.
Мы­тарь спа­са­ше­ся, и блуд­ни­ца це­ло­мудр­ство­ва­ше, / и фа­ри­сей хва­ля­ся осуж­да­ше­ся: / ов убо, очи­сти мя: / ова же, по­ми­луй мя. / Сей же ве­ли­ча­ше­ся во­пия: Бо­же, бла­го­да­рю Тя: / и про­чия безум­ныя глаголы. Мы­тарь спас­ся и блуд­ни­ца ста­ла це­ло­муд­рен­ной, / а хва­ля­щий­ся фа­ри­сей под­верг­ся осуж­де­нию. / Ибо пер­вый взы­вал: “Будь ми­ло­стив ко мне!” / Вто­рая: “По­ми­луй ме­ня!” / А по­след­ний ки­чил­ся, воз­гла­шая: “Бо­же, бла­го­да­рю Те­бя!” / И да­лее — безум­ные глаголы.
Зак­хей мы­тарь бе, но оба­че спа­са­ше­ся, / и фа­ри­сей Си­мон соб­лаж­ня­ше­ся, / и блуд­ни­ца прии­ма­ше оста­ви­тель­ная раз­ре­ше­ния, / от Иму­ща­го кре­пость остав­ля­ти гре­хи: / юже ду­ше пот­щи­ся подражати. Зак­хей был мы­та­рем, но од­на­ко об­рел спа­се­ние, / фа­ри­сей же Си­мон со­блаз­нял­ся, / а блуд­ни­ца по­лу­ча­ла со­вер­шен­ное от­пу­ще­ние / от Име­ю­ще­го власть про­щать гре­хи; / по­спе­ши, ду­ша, / и ты ей подражать.
Блуд­ни­це, о ока­ян­ная ду­ше моя, / не по­рев­но­ва­ла еси, / яже при­им­ши ми­ра ала­вастр, / со сле­за­ми ма­заше но­зе Спа­со­ве, / от­ре же вла­сы / древ­них со­гре­ше­ний ру­ко­пи­са­ние раз­ди­ра­ю­ща­го ея. Блуд­ни­це, о несчаст­ная ду­ша моя, / не под­ра­жа­ла ты, / той, что, взяв с ми­ром ала­вастр, / со сле­за­ми по­ма­за­ла и отер­ла во­ло­са­ми но­ги Гос­по­да, / разо­рвав­ше­го ру­ко­пи­са­ние / преж­них со­гре­ше­ний ее.
Гра­ды, им­же да­де Хри­стос бла­го­ве­стие, / ду­ше моя, уве­да­ла еси, ка­ко про­кля­ти бы­ша. / Убой­ся ука­за­ния, да не бу­де­ши яко­же оны, / их­же Со­дом­ля­ном Вла­ды­ко упо­до­бив, / да­же до ада осуди. Го­ро­да, ко­то­рым Хри­стос воз­ве­стил Еван­ге­лие, / зна­ешь, как про­кля­ты бы­ли, ду­ша моя; / стра­шись это­го при­ме­ра, не ока­жись, как они, / ибо Вла­ды­ка, Со­до­му их упо­до­бив, / да­же до ада осудил.
Да не гор­шая о ду­ше моя, / яви­ши­ся от­ча­я­ни­ем, ха­на­неи / ве­ру слы­шав­шая, / ея­же дщи сло­вом Бо­жи­им ис­це­ли­ся. / Сыне Да­ви­дов, спа­си и мене, / воз­зо­ви из глу­би­ны серд­ца, / яко­же она Христу. Не явись ху­же ха­на­не­ян­ки, / о ду­ша моя, за от­ча­я­ние, / слы­шав о ве­ре, / по ко­то­рой дочь ее ис­це­ли­лась Бо­жи­им сло­вом. / “Сын Да­ви­дов, спа­си и ме­ня!” / — воз­зо­ви из глу­би­ны серд­ца, / как она Христу.
Уми­ло­сер­ди­ся спа­си мя, / Сыне Да­ви­дов по­ми­луй, / бес­ну­ю­щи­я­ся сло­вом ис­це­ли­вый, / глас же бла­го­у­троб­ный яко раз­бой­ни­ку мне рцы: / аминь гла­го­лю те­бе, со Мною бу­де­ши в раи, / егда при­и­ду во сла­ве Моей. Уми­ло­сер­дись, спа­си ме­ня, / Сын Да­ви­дов, по­ми­луй, / бес­ну­ю­щих­ся сло­вом ис­це­лив­ший; / и глас ми­ло­серд­ный мне, как раз­бой­ни­ку, из­ре­ки: / “Ис­тин­но го­во­рю те­бе, со Мною бу­дешь в раю, / ко­гда при­ду во сла­ве Моей!”
Раз­бой­ник огла­го­ло­ва­ше Тя, / раз­бой­ник Бо­го­сло­вя­ше Тя, / оба бо на кре­сте сви­ся­ста, / но о Бла­го­у­тробне, яко вер­но­му раз­бой­ни­ку Тво­е­му, / по­знав­ше­му Тя Бо­га, / и мне от­вер­зи дверь / слав­на­го Цар­ствия Твоего. Раз­бой­ник по­но­сил Те­бя, / раз­бой­ник же и Бо­гом ис­по­ве­дал Те­бя, / — а ведь оба ря­дом с Кре­стом Тво­им ви­се­ли; / но, о Все­ми­ло­сти­вый, как раз­бой­ни­ку, уве­ро­вав­ше­му в Те­бя / и по­знав­ше­му в Те­бе Бо­га, / и мне от­вер­зи дверь / слав­но­го Цар­ства Твоего.
Тварь со­дро­га­ше­ся рас­пи­на­е­ма Тя ви­дя­щи, / го­ры и ка­ме­ния стра­хом рас­па­да­ху­ся, / и зем­ля со­тря­са­ше­ся, и ад об­на­жа­ше­ся, / и со­омра­ча­ше­ся свет во дни, / зря Те­бе Иису­се / при­гвож­де­на ко Кресту. Тво­ре­ние стра­да­ло, рас­пи­на­е­мым Те­бя ви­дя: / го­ры и кам­ни от ужа­са рас­па­да­лись, / и зем­ля со­тря­са­лась, и ад бо­гат­ства ли­шал­ся, / и по­мра­чал­ся свет днев­ной, / взи­рая на Те­бя, Иису­се, / при­гвож­ден­но­го [пло­тию] (ко Кресту)
До­стой­ных по­ка­я­ния пло­дов не ис­тя­жи от мене, / ибо кре­пость моя во мне оску­де, / серд­це мне да­руй прис­но со­кру­шен­ное, / ни­ще­ту же ду­хов­ную, / да сия Те­бе при­не­су, / яко при­ят­ную жерт­ву, едине Спасе. До­стой­ных пло­дов по­ка­я­ния от ме­ня не по­тре­буй, / ибо си­ла моя оску­де­ла во мне; / серд­це мне да­руй все­гда со­кру­шен­ное / и ни­ще­ту ду­хов­ную, / что­бы я Те­бе их при­нес / как бла­го­при­ят­ную жерт­ву, еди­ный Спаситель.
Су­дие мой, и вед­че мой, / хо­тяй па­ки при­и­ти со ан­ге­лы, / су­ди­ти ми­ру все­му, / ми­ло­стив­ным Тво­им оком то­гда ви­дев мя, / по­ща­ди и ущед­ри мя Иису­се, / па­че вся­ка­го есте­ства че­ло­ве­ча согрешивша. Су­дия мой и зна­ю­щий все обо мне! / Ты хо­чешь со Ан­ге­ла­ми сно­ва прид­ти / что­бы суд со­вер­шить над всем ми­ром; / ми­ло­сти­вым Тво­им оком то­гда воз­зрев на ме­ня, / по­ща­ди и сми­луй­ся на­до мной, Иису­се, / бо­лее все­го ро­да че­ло­ве­че­ско­го согрешившим.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Уди­ви­ла еси всех / стран­ным жи­ти­ем тво­им, / ан­ге­лов чи­ны, и че­ло­ве­ков со­бо­ры, / неве­ще­ствен­но по­жив­ши, и есте­ство пре­шед­ши: / им­же, яко неве­ще­ствен­ны­ма но­га­ма вшед­ши Ма­рие, / Иор­дан пре­ш­ла еси. Изу­ми­ла ты всех / необыч­ным жи­ти­ем тво­им: / и Ан­ге­лов пол­ки, и смерт­ных со­бра­ния, / жи­вя как бес­плот­ная и на­ше есте­ство пре­взой­дя. / По­то­му, слов­но неве­ще­ствен­ная ше­ствуя, Ма­рия, / Иор­дан ты сто­па­ми перешла.
Пре­по­доб­ная ма­ти Ма­рие, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ная ма­терь Ма­рия, мо­ли Бо­га о нас.
Ма­рии: Уми­ло­сти­ви Со­зда­те­ля / о хва­ля­щих тя, пре­по­доб­ная ма­ти, / из­ба­ви­ти­ся озлоб­ле­ний и скор­бей / окрест на­па­да­ю­щих: / да из­ба­вив­ше­ся от на­па­стей, воз­ве­ли­чим непре­стан­но / про­слав­ль­ша­го тя Господа. Уми­ло­стивь Твор­ца / о вос­хва­ля­ю­щих те­бя, пре­по­доб­ная ма­терь, / да из­ба­вят­ся от бед и скор­бей, / ото­всю­ду на них на­па­да­ю­щих; / что­бы мы, от ис­ку­ше­ний из­бав­лен­ные, ве­ли­ча­ли непре­стан­но / про­сла­вив­ше­го те­бя Господа.
Пре­по­добне от­че Ан­дрее, мо­ли Бо­га о нас. При­пев: Пре­по­доб­ный от­че Ан­дрей, мо­ли Бо­га о нас.
Ан­дрею: Ан­дрее чест­ный, и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­ты­рю Крит­ский, / не пре­стай мо­ля­ся о вос­пе­ва­ю­щих тя: / да из­ба­вим­ся вси гне­ва и скор­би, и тле­ния, / и пре­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щии твою па­мять верно. Ан­дрей до­сто­чти­мый и от­че треб­ла­жен­ней­ший, / пас­тырь Крит­ский! / Не пе­ре­ста­вай мо­лить­ся о вос­пе­ва­ю­щих те­бя, / да из­ба­вим­ся все мы от гне­ва, и скор­би, и тле­ния, / и со­гре­ше­ний без­мер­ных, / чту­щие твою па­мять с верою.
Сла­ва, Тро­и­чен: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней, Еди­ни­це по Су­ще­ству, / яко Све­ту и Све­том, и Жи­во­ту и Жи­во­том, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­ца еди­но­сущ­ная, / Един­ство в трех Ипо­ста­сях! / Те­бя мы вос­пе­ва­ем, / От­ца сла­вя, Сы­на ве­ли­чая, / и Ду­ху по­кло­ня­ясь, / по­ис­ти­не еди­но­му по при­ро­де Бо­гу, / Жиз­ни и Жиз­ням, Цар­ству бесконечному.
Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй / Бо­го­ро­ди­тель­ни­це Пре­чи­стая: / в Те­бе бо сей вер­но цар­ству­яй, / в Те­бе и утвер­жда­ет­ся: / и То­бою по­беж­да­яй, / по­беж­да­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и пле­ня­ет рат­ни­ки, / и про­хо­дит послушание. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Град Твой со­хра­няй, / Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца Пре­чи­стая. / Ибо под Тво­ею за­щи­той он с ве­рою цар­ству­ет, / и от Те­бя по­лу­ча­ет кре­пость, / и при Тво­ем со­дей­ствии / по­бе­до­нос­но от­ра­жа­ет вся­кое ис­ку­ше­ние, / и бе­рет в плен непри­я­те­лей, / и дер­жит их в послушании.
И абие ир­мос. Све­ти­лен, яко обычно. Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо: и све­ти­лен как обычно.

На сти­ховне са­мо­гла­сен, два­жды. Глас 8:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 8

В раз­бой­ни­че­ския пу­ти впад­ши ду­ше моя, / лю­те уязв­ле­на еси от сво­их со­гре­ше­ний, / пре­дав­ши­ся нера­зум­ным вра­гом. / Но яко иму­щая вре­мя, во уми­ле­нии возо­пий: / упо­ва­ние нена­деж­ных, жи­во­те от­ча­яв­ших­ся, / Спа­се, воз­ста­ви и спа­си мя. На раз­бой­ни­чьи пу­ти по­пав, ду­ша моя, / ты из­ра­не­на тяж­ко соб­ствен­ны­ми гре­хо­па­де­ни­я­ми, / пре­да­на без­рас­суд­ным вра­гам; / но по­ка име­ешь вре­мя, в со­кру­ше­нии воз­зо­ви: / “На­деж­да без­на­деж­ных, Жизнь от­ча­яв­ших­ся, / Спа­си­тель, воз­двиг­ни и спа­си ме­ня!” (2)
Му­че­ни­чен: Во бро­ня ве­ры оболк­ше­ся доб­ре, / и об­ра­зом Крест­ным во­ору­жив­ше се­бе, / во­и­ни бла­го­мощ­нии по­ка­за­сте­ся, / му­чи­те­лем му­же­ски про­ти­ви­сте­ся, / и диа­во­лю пре­лесть по­тре­би­сте, / по­бе­ди­те­ле быв­ше, вен­цев спо­до­би­сте­ся: / мо­ли­те­ся Хри­сту о нас, / во еже спа­сти­ся ду­шам нашим. И му­че­ни­кам: В бро­ню ве­ры об­лек­шись доб­лест­но / и об­ра­зом Кре­ста са­мих се­бя во­ору­жив, / вы, во­и­на­ми мо­гу­чи­ми яви­лись, / ти­ра­нам му­же­ствен­но про­ти­во­ста­ли / и ди­воль­ское обо­льще­ние уни­что­жи­ли; / по­бе­ди­те­ля­ми сде­лав­шись, удо­сто­и­лись вен­цов. / Хо­да­тай­ствуй­те все­гда за нас / ко спа­се­нию душ наших!
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен: При­и­ми гла­сы раб Тво­их, / Все­чи­стая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / и мо­ли непре­стан­но, / гре­хов раз­ре­ше­ние, / и мир да­ро­ва­ти нам. Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен: При­ми го­ло­са слу­жи­те­лей Тво­их, / все­чи­стая Де­ва Бо­го­ро­ди­ца, / и хо­да­тай­ствуй непре­стан­но / да бу­дут из­бав­ле­ние от со­гре­ше­ний / и мир да­ро­ва­ны нам.
Со­во­куп­ля­ем же и 1‑й час, без сти­хо­сло­вия. По Три­свя­том, на всех ча­сех кондак: Ду­ше моя, ду­ше моя: И обыч­ное окон­ча­ние утрени.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки