Добродетель послушания и грех человекоугодия

про­то­и­е­рей Павел Адель­гейм

Чтобы пода­вить дух и сво­боду кли­ри­ков и мирян, не просто лишить прав, но пода­вить саму волю к сво­боде, твор­че­ству и актив­но­сти, вво­дится прин­цип, выра­жен­ный словом «послу­ша­ние». Оно вос­кре­шает древ­нюю тра­ди­цию, освя­щено бога­тым опытом мона­ше­ского подвига. Оста­ётся напол­нить слово нужным содер­жа­нием, чтобы никто не заме­тил под­мену. Тогда слово станет ору­дием подав­ле­ния кли­ри­ков и гос­под­ства над стадом Хри­сто­вым. Что стоит за вели­ким словом, кото­рое опре­де­ляет меру нашей любви к Богу: «Кто любит Меня, тот соблю­дёт слово Мое» (Ин.14:23)? Это слово выра­жает суще­ствен­ный прин­цип хри­сти­ан­ской этики. Каждое дитя при­ни­мает его как запо­ведь матери. Однако нельзя забыть об опас­но­сти, сопут­ству­ю­щей всякой доб­ро­де­тели. Есть такая опас­ность и в послу­ша­нии. Эту опас­ность несёт грех чело­ве­ко­уго­дия.

Почтен­ный про­то­и­е­рей сооб­щает став­лен­нику секрет карьеры:

– Свя­щен­нику сле­дует знать два слова, чтобы жить в любви с архи­ереем: «про­стите, святый Вла­дыко» и «бла­го­сло­вите, святый Вла­дыко».

Моло­день­кий дьякон в Алтаре Собора сове­тует став­лен­нику:

– Глав­ное, почаще про­ги­байся перед Вла­ды­кой. Забот не будет, а хлеб с маслом будет. Глав­ное – вовремя про­гнуться.

Вспо­ми­на­ется клас­сика:

«Мне заве­щал отец: во-первых, уго­ждать
всем людям без изъ­я­тья –
Хозя­ину, где дове­дётся жить,
Началь­нику, с кем буду я слу­жить,
Слуге его, кото­рый чистит платье,
Швей­цару, двор­нику, для избе­жа­нья зла
Собаке двор­ника, чтоб лас­кова была».

Так доб­ро­де­тель послу­ша­ния и грех чело­ве­ко­уго­дия ока­зы­ва­ются рядом: «слу­жить бы рад, при­слу­жи­ваться тошно».

В извест­ной притче о двух послуш­ни­ках, сажав­ших капу­сту, Старец объ­яс­няет жиз­нен­ную задачу инока: «В мона­стыре нужна не капу­ста, а послу­ша­ние». Послуш­ник, выпол­нив­ший при­ка­за­ние старца без рас­суж­де­ния, ока­зался достой­ным мона­ше­ской жизни. Послуш­нику, про­явив­шему личную ини­ци­а­тиву, в мона­стыре делать нечего.

Можно ли воз­ве­сти этот прин­цип в общее пра­вило цер­ков­ной жизни? Всему своё место. Постав­ляя пре­сви­тера, епи­скоп пре­ду­пре­ждает его об ответ­ствен­но­сти перед Богом: «прими залог сей, о нем же имаши истя­зан быти…» и в руки пре­сви­тера вла­гает часть Тела Хри­стова – Приход, общину. Перед насто­я­те­лем храма встают кон­крет­ные задачи: постро­ить и содер­жать храм, орга­ни­зо­вать хор и штат, создать нрав­ствен­ный и бого­слу­жеб­ный климат в при­ходе. Если епи­скоп согла­сен с такими зада­чами, ему при­дётся поощ­рять ини­ци­а­тиву насто­я­теля, а не пре­сле­до­вать и нака­зы­вать её. Кто принял ответ­ствен­ность, должен быть сво­бо­ден делать дело. Сво­боду и ответ­ствен­ность нельзя раз­де­лить. Это две сто­роны одной монеты. Чего тре­бует епи­скоп: капу­сту или послу­ша­ние? Нужно выбрать, ибо капу­ста вверх кореш­ками не растет. Вместо ого­рода вырас­тет чер­то­по­лох.

Откро­ве­ние уве­щает: «слуги, пови­нуй­тесь гос­по­дам» (1Пет.2:18); «дети, пови­нуй­тесь своим роди­те­лям» (Еф.6:1); «пови­нуй­тесь пас­ты­рям» (1Пет.5:5); «пови­нуй­тесь настав­ни­кам вашим» (Евр.13:17). Одно из уве­ща­ний апо­стола даёт ключ к смыслу послу­ша­ния: «жёны, пови­нуй­тесь своим мужьям, как Гос­поду» (Еф.5:22). Послу­ша­ние инока имеет задачу отсе­кать свое­во­лие, испол­нить волю Божию, а не обес­пе­чить игу­мену гос­под­ство: «пасите Божие стадо,… не гос­под­ствуя над насле­дием Божиим, но пода­вая пример стаду» (1Пет.5:2–3).

Хри­стос запре­тил уче­ни­кам гос­под­ство над чело­ве­ком: «кто хочет быть боль­шим между вами, да будет вам слугой» (Мк.10:42–43). Апо­столы запо­ве­дали: «должно пови­но­ваться Богу больше, нежели чело­ве­кам» (Деян.5:29). «Под­чи­ня­ясь друг другу, обле­ки­тесь сми­рен­но­муд­рием» (1Пет.5:5). Эти слова обра­щены к любому хри­сти­а­нину, в том числе к епи­скопу.

В основе послу­ша­ния лежит дове­рие. Поэтому послу­ша­ние ста­но­вится подви­гом. Дове­рие свя­зано с риском. Говоря о послу­ша­нии, обык­но­венно предъ­яв­ляют усло­вия только послуш­нику, словно послу­ша­ние выра­жает одно­сто­рон­ний акт. Первым усло­вием послу­ша­ния явля­ется вер­ность настав­ника. Он должен быть достоин дове­рия. Мы дове­ряем тому, кто не обма­нет. Мы слу­ша­емся Бога, ибо «Бог верен, и нет неправды в Нем» (1Пет.5:5). Исаак покорно вос­хо­дит на костёр, дове­ряя отцу жизнь. Авраам зано­сит нож над сыном, дове­ряя Богу. Жертва дове­рия свя­зы­вает их золо­той цепью в един­ство с Богом. Само­по­жерт­во­ва­ния нельзя тре­бо­вать.

К нему можно только при­зы­вать. Подвиг всегда сво­бо­ден. Этим подвиг отли­ча­ется от наси­лия. Послу­ша­ние имеет нрав­ствен­ную цен­ность, пока оно сво­бодно. «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять при­нять её. Никто не отни­мает её у Меня; но Я Сам отдаю её» (Ин.10:17–18).

Послу­ша­ние бес­ко­рыстно и выра­жает сынов­ние отно­ше­ния: «Послуш­лив быв даже до смерти, смерти же крест­ной» (Флп.2:8), Он «испол­нил волю Отца» (Мф.7:21). Послу­ша­ние часто сме­ши­вают с под­чи­не­нием и пови­но­ве­нием, име­ю­щими разную при­роду и выра­жа­ю­щими раз­лич­ные соци­аль­ные и нрав­ствен­ные отно­ше­ния.

Под­чи­не­ния можно тре­бо­вать. Высший чин тре­бует под­чи­не­ния от низших. Это тре­бо­ва­ние не выра­жает любви и дове­рия. Эта граж­дан­ская обя­зан­ность явля­ется усло­вием дис­ци­плины и осно­вана на тру­до­вом дого­воре. Под­чи­не­ние выво­дит из обла­сти нрав­ствен­ных отно­ше­ний в область права. Под­чи­не­ние обя­зы­вает испол­нять волю шефа. Однако ука­за­ние чинов­ника дей­ствует в пре­де­лах закона. Если приказ нару­шает закон, под­чи­нён­ный может его не выпол­нить. Еван­ге­лие назы­вает «наем­ни­ками» рабо­та­ю­щих за плату. Дого­вор нала­гает обя­зан­но­сти на обе сто­роны и каждой сто­роне предо­став­ляет права. В случае кон­фликта сто­роны могут рас­торг­нуть дого­вор и защи­щать свои права в суде. Пси­хо­ло­гия наем­ника кон­струк­тивна. Он под­чи­ня­ется и выпол­няет работу, «как наем­ник, ожи­да­ю­щий платы» (Иов.7:2). Корысть явля­ется сти­му­лом к работе, но не к един­ству.

Во-первых, наем­ник дистан­ци­ру­ется от хозя­ина: «я уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим; прими меня как одного из твоих наем­ни­ков» (Лк.15:19).

Во-вторых, наем­ника инте­ре­сует личная выгода, а не успех общего дела. От доб­ро­со­вест­ного наем­ника можно ожи­дать каче­ствен­ной работы. Нельзя ожи­дать «вер­но­сти до смерти» (Откр.2:10). «Пас­тырь добрый душу свою пола­гает за овец. А наем­ник не пас­тырь, овцы ему не свои. Видит волка идуща и остав­ляет овец и бежит; и волк рас­хи­щает и раз­го­няет овец. А наем­ник бежит, потому что наем­ник, и не забо­тится об овцах» (Ин.10:11–13). Назва­ние «наем­ник» обидно для епи­скопа и свя­щен­ника. Каждый стре­мится выгля­деть «добрым пас­ты­рем».

Третью область отно­ше­ний пред­став­ляет раб­ское пови­но­ве­ние. Давно отжив­шая система оста­вила поныне глу­бо­кий след в чело­ве­че­ской пси­хо­ло­гии. В системе раб­ства только гос­по­дин обла­дает чело­ве­че­ским досто­ин­ством. Рабы живут на поло­же­нии домаш­них живот­ных и не обла­дают досто­ин­ством и пра­вами. Отсюда родился термин «пови­но­ве­ние»: «Рабы, пови­нуй­тесь гос­по­дам своим по плоти со стра­хом и тре­пе­том» (Еф.5:6). «Пови­но­ве­ние» озна­чало, что раб вино­вен по опре­де­ле­нию и должен жить в посто­ян­ном страхе перед нака­за­нием: «стра­хом смерти чрез все житие повинны были раб­ству» (Евр.13:17).

Пови­но­ве­ние из страха не имеет нрав­ствен­ной цен­но­сти: «враги твои рабо­леп­ствуют тебе, и ты попи­ра­ешь их» (Втор.33:29). «Кто кем побеж­дён, тот тому и раб» (2Пет.2:19). Раб­ское пови­но­ве­ние уни­жает досто­ин­ство раба и гос­по­дина. Апо­стол предо­сте­ре­гает: «не делай­тесь рабами чело­ве­ков» (1Кор.7:15).

Вели­кий Инкви­зи­тор уверен, что народ под­чи­нится его власти и воз­ве­дёт Христа на костёр. Он видит во Христе сопер­ника, подобно иудеям, кото­рые «пре­дали Его из зави­сти» (Мф.27:18). Тра­ги­че­ский образ пре­лата, «оста­вив­шего первую любовь свою» (Откр.2:4) и ради власти «при­няв­шего иску­ше­ние вели­кого духа», утвер­ждает, что пре­тен­зия вла­деть чело­ве­че­ской сове­стью ока­зы­ва­ется нече­сти­вой.

Три каче­ства под­власт­но­сти необ­хо­димо раз­ли­чить, чтобы понять вза­и­мо­от­но­ше­ния епи­скопа с клиром и наро­дом. «Про­блема права для Церкви есть, глав­ным обра­зом, про­блема цер­ков­ной иерар­хии и её вза­и­мо­от­но­ше­ний с чле­нами Церкви. Здесь лежит началь­ная точка, в кото­рой и через кото­рую право стало про­ни­кать в цер­ковь» (прот. Нико­лай Афа­на­сьев. «Цер­ковь Духа Свя­таго», гл.8 «Власть любви», п.6). Хри­стос назы­вает Своих уче­ни­ков «дру­зьями» и «сынами Бога» (Гал.2:19–21). А за кого епи­скоп почи­тает клир и народ?

Кто мы епи­скопу: друзья, сорат­ники, дети? – тогда наши отно­ше­ния имеют нрав­ствен­ный харак­тер. Они стро­ятся на любви, вер­но­сти и послу­ша­нии.

Если мы «наем­ники», наши отно­ше­ния имеют дого­вор­ной харак­тер права. Тогда епи­скоп имеет права и обя­зан­но­сти по отно­ше­нию к нам, а мы имеем права и обя­зан­но­сти по отно­ше­нию к епи­скопу. Наши отно­ше­ния должен регу­ли­ро­вать суд на основе зако­нов. Это под­твер­жда­ется учре­жде­нием цер­ков­ного суда.

Если суда нет, власть епи­скопа не огра­ни­чена зако­ном, право не защи­щает кли­ри­ков, право опре­де­ля­ется не зако­ном, а мне­нием и волей епи­скопа, чиня­щего суд и рас­праву. Такую зави­си­мость при­хо­дится при­знать «раб­ской».

Един­ство, осно­ван­ное на пора­бо­ще­нии, отверг­нуто Богом. Во-первых, как некон­струк­тив­ное: «не назы­ваю вас рабами, ибо раб не знает, что делает гос­по­дин его» (Ин.15:14). Во-вторых, как вре­мен­ное и слу­чай­ное: «раб не пре­бы­вает в доме вечно» (Ин.8:35). Цер­ков­ное един­ство нельзя постро­ить на пора­бо­ще­нии вла­стью, силой, стра­хом, голо­дом.

Раб­ское пови­но­ве­ние и наем­ни­че­ское под­чи­не­ние при­об­ре­тают отно­си­тель­ный смысл только как сту­пени, воз­во­дя­щие к сынов­нему послу­ша­нию и духов­ному еди­не­нию. «Наслед­ник, доколе в дет­стве, ничем не отли­ча­ется от раба, хотя и гос­по­дин всего: он под­чи­нён попе­чи­те­лям и домо­пра­ви­те­лям до срока, отцом назна­чен­ного» (Гал.4:1–2). Подвиг сынов­него послу­ша­ния как фун­да­мент зало­жен в Домо­стро­и­тель­стве Cына: «Смирил себя, быв послуш­ным даже до смерти, и смерти крест­ной» (Флп.2:8).

Под­лин­ное един­ство Хри­стос указал в сынов­ней любви. «Все води­мые Духом Божиим суть сыны Божии. Вы не при­няли духа раб­ства, чтобы опять жить в страхе, но при­няли Духа усы­нов­ле­ния, кото­рым взы­ваем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух сви­де­тель­ствует духу нашему, что мы дети Божии» (Рим.8:14–16). Сынов­няя любовь сво­бодна от коры­сти и страха. Сын совер­шает дело, пору­чен­ное отцом, отда­ва­ясь ему до само­по­жерт­во­ва­ния: «жизнь Мою пола­гаю за овец. Сию запо­ведь Я полу­чил от Отца Моего» (Ин.10:15, 18).

Раб обязан «пови­но­ваться» гос­по­дину, и от наем­ника есте­ственно тре­бо­вать «под­чи­не­ния». Нельзя тре­бо­вать «послу­ша­ния» – как нельзя тре­бо­вать любви, бла­го­дар­но­сти, мило­сти. Это сво­бод­ные дары сердца.

[…]

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки