Избрание по жребию церковных иерархов

Руденко Виктор Николаевич

 

Избрание по жребию церковных иерархов — достаточно распространенное явление в церковном праве. Однако институт жребия не получил широкого распространения на западе Европы. Он нашел своих сторонников, главным образом, в восточном христианстве в Византии, среди сиро-персидских несториан и коптов, в русской православной церкви и в ряде других церквей, близких православию. До наших дней не прекращается полемика о необходимости избрания по жребию патриарха Русской православной церкви.

Согласно установлениям церковного права избрание высших церковных иерархов — Вселенского патриарха Константинопольского, епископов, архиепископов и митрополитов в Византии представляло собой сложный процесс, включавший до семи стадий[1]. В отборе кандидатов в патриархи активное участие принимал сам император, но иногда мнения архиереев и императора расходились настолько, что между ними возникали непреодолимые споры. В таком случае казус разрешал жребий, считавшийся проявлением божественной воли.

Одно из первых упоминаний об использовании жребия при выборах патриарха относится к концу V столетия. После смерти патриарха Акакия в 489 г. император Зинон решил прибегнуть к божественному избранию. Он положил на престол две хартии: одну чистую в запечатанном конверте, другую с молением к Богу рукой ангела написать имя своего избранника. По истечении сорокадневного поста с молитвой к Богу об указании преемника Акакия пакет, положенный на престол, был распечатан и, к всеобщему изумлению, на хартии оказалось написано имя пресвитера Флавиты. Вскоре после смерти вновь избранного патриарха Флавиты выяснилось, что он подкупил евнуха, чтобы на хартии оказалось его имя.[2]

Исследование избирательного процесса, проведенное И. И. Соколовым, свидетельствует о том, что жеребьевка в Византии могла производиться и в форме гадания по Евангелию. В христианстве долгое время сохранялись некоторые языческие ритуалы и обычаи. Одним из таких ритуалов, является гадание по священным книгам. Оно известно у многих народов: у древних персов, арабов, туркмен, евреев, сербов, а также в древней и средневековой Руси. Этот способ гадания предусматривал толкование текста на открытой наугад странице[3]. Отбор текста осуществлялся на основе случайной выборки, что дает основание рассматривать его как разновидность жеребьевки.

Согласно сведениям Феодора Скутариота гадание на Евангелии было применено императором Феодором II Ласкарисом при избрании в 1255 г. Константинопольского патриарха. Так как после отбора архиереями трех кандидатов возникли разногласия между ними и императором, по предложению Феодора Ласкариса было проведено гадание на Евангелии, по результатам которого все три кандидатуры были отвергнуты. В дискуссии о новых возможных кандидатурах кем-то было упомянуто имя бывшего игумена монастыря на о. Окси Арсения Авториана, жившего отшельником у оз. Аполлониады, и тогда император и архиереи вновь обратились к Евангелию. Открыв книгу, они обнаружили слова: «Сам и ученики его». В скором времени Арсений был посвящен в сан дьякона и патриарха[4].

К избранию церковных иерархов путем гадания по священным книгам ранее прибегали и на западе Европы. При избрании епископа Турской общины возникло разногласие между некоторыми епископами и горожанами, просившими занять епископскую кафедру Мартина. Когда противостояние достигло предела, один из священников взял Псалтырь, открыл ее наугад и прочел первый попавшийся стих: «Из уст младенцев и грудных детей ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя». Окончание чтения вызвало возглас восторга со стороны горожан и смущение противников кандидатуры Мартина. Таким образом, спор нашел разрешение, а Мартин был посвящен в сан епископа.[5]

Судя по имеющимся историческим сведениям, гадание по Евангелию для избрания церковных иерархов в Византии было необычным явлением. Однако долгое время оно входило в чин поставления епископов: лицу, посвящаемому в сан, клали на голову Евангелие, раскрывали наугад и читали первую фразу на странице. По прочитанному тексту заключали, каков будет вновь посвященный[6]. Гадание по священным книгам многократно осуждалось самой церковью. В конечном итоге оно стало порицаться и в византийском церковном праве. В статье 20 части второй Номоканона при большом Требнике (середина XV в.) гадание по книгам отнесено к одному из видов суеверий[7]. Но, вопреки всему, оно продолжало применяться в церковных и светских кругах разных стран на протяжении нескольких столетий.

При замещении церковных должностей жребий в Византии чаще всего применялся на низовом уровне — в отдельных киновиях. Он находил применение при избрании начальников монастырей — игуменов, высших монашеских чинов — архимандритов, начальников групп монастырей — протов, наместников патриарха и главных начальников священников — протосинкеллов[8]. Эти должности могли замещаться по решению монашеской братии, либо по жребию. При избрании игумена предварительно отбирали трех кандидатов, а окончательное решение принимали жребием: хартии с именами избранных полагались на престоле и возносилась молитва, чтобы Бог явил достойного; хартию брал с престола неграмотный монах или мальчик. Применялся подобный порядок и в женских монастырях. Согласно Типикону императрицы Ирины — супруги императора Алексея Комнина (1183 г.) — на трех одинаковых хартиях писалась молитва, запечатанные попечительницею монастыря хартии клались на время бдения и литургии на престол, сразу же после литургии пелись тропари, к которым присоединялось прошение: «Еще молимся, да покажет нам Господь достойную настоятельства у нас», сестры исполняли 30 раз «Господи помилуй», совершали 15 коленопреклонений с воздеванием рук и молитвою: «Боже сердцевидче, яви нам грешницам достойную настоятельства у нас». По совершении этих действий священник, сделав три земных поклона перед престолом, с тою же молитвою брал одну из хартий. По проверке печати запечатавшая вскрывала ее и тем самым выявлялось имя новой настоятельницы[9].

В начале прошлого тысячелетия христианство продвинулось далеко на Восток. Крупные христианские общины уже во II в. обосновались в Месопотамии. Рядом с Багдадом в Селевкии находилась резиденция главы сиро-персидских христиан — католикоса Сирийского. Местные иранские власти поначалу относились к христианам терпимо, но с признанием христианства в IV в. государственной религией Римской империи терпимость сменилась подозрительностью. В этих условиях в 424 г. собор местных епископов провозгласил независимость католикоса от церкви Римской империи[10]. В V столетии среди христиан в данном регионе получило распространение несторианское учение, которое стало продвигаться в Центральную Азию, Индию и Китай. В 484 г. была образована несторианская сиро-персидаская (Ассирийская) церковь. Но, несмотря на независимость сиро-персидских несториан от Рима и Константинополя, они постоянно испытывали давление со стороны шаха Ирана, стремившегося установить свой контроль над сиро-иранскими христианами. По сложившейся практике того времени шах мог предложить свою кандидатуру на выборах католикоса сирийского. Отказ от избрания предложенной кандидатуры мог быть воспринят как вызов со стороны христиан. Сиро-персидские несториане выработали оригинальный способ избрания католикоса, получивший наименование хайкалийя (от арабского «хайкал» — корпус, остов). Этот институт регламентировал порядок замещения кафедры католикоса Сирийского путем алтарного способа жеребьевки: помещения на алтарь жребиев и их вытягивания незаинтересованным в результатах избрания лицом[11].

Из всех лиц, имевших право избрания, путем прямых выборов избирались 100 человек, которые становились выборщиками и выбирали уже из своей среды 50 выборщиков, те, в сою очередь — 25, из 25 — 10, из 10 — 3. Из этих трех жребием избирался один. Имя каждого писалось на особом билетике, а на четвертом писалось имя Иисуса Христа. Билетики скатывались и полагались на престол. По совершении литургии посылали ребенка, от которого нельзя было ожидать подвоха. Ребенок выносил билетик, и если на нем было написано имя кандидата, он признавался избранным. Ели же это было имя Христа, то считалось, что Христос остается добрым пастырем церкви, но никто из кандидатов Всевышнему не угоден. Так повторялось до тех пор, пока выбор не падал на определенное лицо[12].

Этот способ, в случае выдвижения шахом угодной ему кандидатуры на должность католикоса Сирийского, давал возможность ссылаться на обычай избирать жребием. И тогда выдвинутый шахом кандидат мог участвовать в выборах наряду с другими кандидатами. Кроме того, избрание католикоса Сирийского по жребию давало возможность избежать заговоров, закулисной борьбы внутри церковных групп в самой христианской среде и тем самым не давать лишних поводов к расколам, столь нежелательным в условиях доминирования зороастризма на территории проживания несториан. После завоевания Месопотамии арабами-мусульманами (VII в.) хайкалийя у сиро-персидских несториан, вероятно, не применялась. С середины XV столетия и до 70-х годов XX в. у них действовал обычай передавать должность католикоса в пределах одного рода, как правило, от дяди к сыну[13].

У сиро-персидских несториан алтарный способ избрания был перенят коптами. Он использовался при выборах главы коптской церкви. Первое упоминание о практике «бросания жребия на алтарь» при избрании предстоятеля коптской церкви относится к концу VIII века. Согласно жизнеописанию патриарха Иоанна IV выборы происходили в Александрии. Высшим духовенством было выдвинуто несколько кандидатов. Жребии, представляющие собой маленькие папирусные листы, на которых были написаны имена кандидатов, поместили на алтарь. Затем ввели маленького ребенка, чистого от греха, которому было поручено выбрать один из них. На нем и было указано имя патриарха[14].

За всю историю коптской церкви с помощью хайкалийи было произведено одиннадцать из ста семнадцати избраний патриархов. Копты, как и сиро-персидские несториане, вынуждены были решать два вопроса: как избежать давления со стороны государственной власти, и как предотвратить расколы среди сторонников коптской церкви, связанные с выборами ее главы.

Жребий используется в коптской церкви до настоящего времени. Согласно установленному порядку патриархом становится монах одного из основных коптских монастырей, в последнее время — из обители св. Антония, что находится в пустыне, в районе Красного моря. Он должен быть египтянином по национальности, не моложе 50 лет, строгим аскетом. Избрание патриарха происходит в Каире и осуществляется митрополитами и епископами, составляющими Священный Синод коптской церкви, а также некоторыми архимандритами из епархии и мирянами (архонтами) по 12 от каждой епархии. Голосованием избираются три кандидата. Бюллетени с именами кандидатов полагаются под святой престол, а в день избрания после божественной литургии, как и более тысячи лет тому назад, мальчик вытягивает бюллетень с именем патриарха. Если избранный — простой монах, то в короткий срок он принимает все степени священства. Избранный патриарх рукополагается митрополитами и епископами из Священного Синода Коптской церкви[15].

Несколько иная практика применения жребия была выработана в Новгороде Великом. С 1156 г. жребий использовался здесь при избрании на престол епископа (с 1165 г. — архиепископа) Новгородского. Владыка Новгородский в XIIXV вв. являлся не только лицом духовного звания, но и ключевой фигурой среди высшего новгородского руководства.

В середине XII в. епископ новгородский избирался и рукополагался Киевским митрополитом. Но по мере становления и развития вечевой демократии среди новгородцев получает поддержку идея самостоятельного избрания владыки. В 1156 г. после смерти Нифонта, воспользовавшись отсутствием в Киеве митрополита по жребию епископом Новгорода был избран настоятель Свято-Успенского монастыря Аркадий[16]. Около двух лет после выборов он правил Новгородской епархией в сане игумена, и только в 1158 г. прибыл в Киев и был рукоположен в епископы митрополитом Константином[17].

Жребий, как и в Византии, мог применяться в Новгороде в чисто технических целях — в случае возникновения спора он был средством его разрешения. Первоначально избрание по жребию в общих чертах выглядело следующим образом. На вече, проводимом на Ярославовом дворе, избирали трех кандидатов из местного духовенства, черного или белого. Кандидаты выбирались по их деловым качествам, невзирая на их духовный сан. Причем кандидаты на должность архиепископа даже могли и не знать о своем участии в выборах, так как они не всегда были непосредственными участниками вече. Имена кандидатов записывались на жребиях — листах пергамента и запечатывались посадником. Затем участники веча и духовенство собирались у стен Софийского собора, в котором служилась литургия. Жребии полагались на престол собора и во время службы находились там. После окончания службы слепец или ребенок наугад брал один из жребиев с престола и имя, написанное на нем, оглашалось собравшимся у собора.

С середины XIV в. избрание архиепископов по жребию приобретает характер устойчивой традиции. Изменяется и порядок его проведения. Избранным по жребию архиепископом стал считаться тот, чей жребий оставался на престоле: «Его же оставил себе Бог и святая София». Согласно новому порядку жребии вынимал протопоп Софийского собора. Он брал с престола сначала один жребий, потом другой и зачитывал новгородцам, собравшимся у собора, записанные на них имена. Жребий, оставшийся на престоле, указывал избранника Божия и Святой Софии, имя которого и оглашалось, как имя нового владыки. Вновь избранный владыка через некоторое время отправлялся с пышной свитой на хиротонию к митрополиту в Москву[18].

Избрание новгородских архиепископов по жребию имело большое символическое значение. В условиях усиления Москвы оно позволяло сохранять определенную независимость от соседа. Это понимали и московские правители. В период борьбы за подчинение Москве новгородских земель они долгое время не решались отменить избрание по жребию новгородских архиепископов, так как это могло вызвать возмущение новгородцев. Иван III даже после упразднения новгородского вече не решился порвать с этой традицией. После насильственного отречения последнего избранного по жребию новгородца — архиепископа Феофила при избрании нового новгородского владыки Иваном III была сохранена видимость избрания по жребию. Преемника Феофила избрали в 1483 г. положением жребиев на престол Успенского собора в Москве. Избрание было произведено из трех кандидатов — московских монахов — путем вытягивания избирательного жребия, а не посредством его оставления, что символизировало разрыв с современной Ивану III новгородской традицией. По результатам жеребьевки сан достался иноку Троице-Сергиевой обители Сергию. Присланный из Москвы архиепископ не пользовался поддержкой новгородцев и вскоре сложил свой сан. И только в 1484 г. при назначении нового владыки Иван III окончательно отказался от жеребьевки[19].

В 1589 г. в Московском царстве было введено патриаршество. Первым патриархом Московским и всея Руси стал митрополит московский Иов (1598–1607 гг.). На патриарший престол Иов был возведен Константинопольским патриархом Иеремией по настоянию царя Федора Ивановича. Сама же кандидатура Иова была предложена царю Борисом Годуновым. В последовавший затем период смутного времени патриархи поставлялись на престол собором архиереев русской церкви по царскому соизволению. Но 20 марта 1642 г. по инициативе царя Михаила Федоровича была применена жеребьевка. По жребию был избран патриарх Иосиф. Введение института жеребьевки в то время было связано с необходимостью недопущения церковной оппозиции реформам, проводимым царем. Эти реформы напрямую затрагивали интересы церкви: в планах царя было установление контроля над использованием результатов хозяйственной деятельности монастырей в интересах государства. Учитывая тот факт, что к середине XVII в. должность патриарха Московского и всея Руси была по своей значимости во многом сопоставима с должностью царя[20], Михаил Федорович хотел иметь в качестве патриарха своего ставленника. Поэтому им была выработана процедура жеребьевки, предполагавшая вытягивание жребия из панагии — небольшого ковчежца с иконой Богоматери, которой носили на груди патриархи. Всех кандидатов на патриарший престол предварительно отбирал сам царь, что символизировало одинаковое его доверие ко всем кандидатам. Право же окончательного выбора конкретного кандидата отдавалось Богу и Пресвятой Богородице. За основу предложенного способа избрания патриарха Михаилом Федоровичем был взят институт избрания по жребию, реализованный при выборах архиепископа Новгородского Сергия при Иване III. В свою очередь, не исключено, что Иван III заимствовал его у византийских императоров. В целом этот способ выглядел так.

По согласованию с собором архиереев царь в Золотой палате Кремля определил шесть кандидатов из числа лучших представителей русского духовенства, лично известных ему. Были изготовлены шесть жребиев — бумажных свитков, на каждом из которых было написано по одному имени шести кандидатов. Жребии в присутствии царя были залиты воском, на котором была проставлена царская печать. Через посыльного боярина жребии были доставлены в соборную церковь (Успенский собор Кремля) к находившимся там архиереям. По получении жребиев в соборной церкви архиереями была проведена достаточно сложная жеребьевка. Сначала они положили три жребия в драгоценную панагию, которую носили прежние патриархи. Панагию установили в киоте на пелене перед Владимирской иконой Богоматери. Вслед за этим был проведен молебен. По окончании молебна старший из архиереев поручил одному из присутствовавших архиереев вынуть один из трех находившихся в панагии жребиев и держать его в руках, а два остальные отложить. В ту же панагию потом поместили оставшиеся три жребия и совершили те же действия. Таким образом, из панагии был вынут еще один жребий, а два отложены в сторону. Наконец, в панагию поместили два отобранных жребия и поставили ее перед иконой Богоматери. По завершении третьего молебна один из жребиев вынул архиерей, не тянувший жребия на двух предшествующих стадиях. Вынутый жребий был передан старшему из архиереев. Нераспечатанным этот жребий был доставлен царю князем Львовым. Царь распечатал жребий перед своим окружением (синклитом) и объявил, кому Бог и Пречистая Богородица благоволят быть патриархом. На следующий день было проведено торжественное возведение патриарха в сан, элементом которого явилась поездка патриарха по Москве «на осляте»[21].

В литературе нередко высказывается мнение, что вышеописанным или иным способом жеребьевки избирались досинодальные патриархи, в действительности же избрание патриарха по жребию в Московском царстве можно считать явлением уникальным. Из 11 досинодальных патриархов по жребию был избран только Иосиф.

Но и после отмены патриаршества жребий применялся для избрания церковных иерархов. В 1761 г. из восьми кандидатов по жребию епископом Кексгольмским и Ладожским был избран архимандрит Тихон. Жребий четырежды указал на него, и хотя митрополит Петербургский Димитрий предполагал назначить Тихона настоятелем Троицко-Сергиевой лавры, указание жребия было воспринято, как знак свыше[22].

Институт жребия сохранился и в старообрядческой среде. В середине XIX столетия старообрядцы-поповцы, отколовшиеся от Белокриницкой церкви, избрали по жребию из трех кандидатов патриарха Всероссийского. Им стал старец Израиль, получивший имя Иосифа[23].

В существенно измененном виде избрание по жребию патриарха Московского и всея Руси было применено в XX столетии. Уже в начале века в российском обществе дискутировался вопрос о восстановлении патриаршества. В ходе дискуссии архиепископом Сергием (Страгородским) в 1905 г. было предложено вернуться к практике избрания патриархов по жребию во избежание возможной конкурентной борьбы в среде духовенства. Согласно Сергию кандидатов в патриархи должен был определить Собор, состоящий их двух палат — Палаты духовенства и мирян и Палаты епископов. Каждая палата должна была составить список возможных кандидатов, обсудить их заслуги и вычеркнуть не соответствующих каноническим требованиям. Объединенный список кандидатов предлагалось направить царю, который должен был отобрать из него трех кандидатов. Если, по мнению царя, в списке отсутствует кто-либо из достойных, то он мог сократить этот список до двух и дополнить его своим кандидатом. Подготовленный царем список возвращался Собору. Затем, согласно предложению Сергия, должны были быть приготовлены три жребия — каждое имя кандидатов писалось на отдельном листке бумаги. Эти жребии предлагалось помещать в чашу на патриаршем троне. Затем по прочтении общей молитвы о ниспослании Святого Духа всеми уважаемый старец должен был вынуть из чаши одну записку и громко провозгласить имя избранника перед собравшимися. По предложению Сергия избрание патриараха должно было проходить в Успенском соборе Московского Кремля, бывшем соборе московских патриархов[24].

Таким образом, институт избрания патриарха по жребию, предложенный архиепископом Сергием, существенно ограничивал не только противоборство духовенства, но и возможности влияния на выбор патриарха со стороны царя. В измененном виде институт избрания патриарха по жребию должен был обеспечить независимость церкви от государства и во многом напоминал аналогичный институт, принятый у сиро-персидских несториан и в коптской церкви.

4 (17) ноября 1917 г. на Поместном Соборе Православной Российской Церкви, проходившем в Москве, было принято решение о восстановлении в России патриаршества. 5 (18) ноября 1917 г. по похожим, но измененнымправилам, было проведено избрание патриарха. По предложению Соборного Совета была принята следующая процедура голосования: все соборяне подавали записки с именами трех кандидатов. Лицо, получившее абсолютное большинство голосов, считалось избранным в кандидаты. При отсутствии абсолютного большинства у трех кандидатов должны были проводиться повторные голосования до тех пор, пока не будут отобраны все три кандидата. Потом жребием из них должен был быть выбран патриарх. Согласно этим правилам по итогам двух туров выдвижения кандидатов участниками жеребьевки стали архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), получивший 159 голосов участников Собора, архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий), набравший 199 голосов и митрополит Тихон (Белавин), за которого было подано 162 голоса[25].

Жеребьевка состоялась 5 ноября не в Успенском Соборе, а в храме Христа Спасителя. Протоирей В. Цыпин так описывает ее проведение: «Тянуть жребий предстояло затворнику Зосимовой пустыни схииеромонаху Алексию. В этот день храм был переполнен народом. Божественную литургию совершали митрополиты Владимир и Вениамин в сослужении сонма архиереев и пресвитеров. Неслужащие епископы в мантиях стояли на ступенях солеи. Пел хор синодальных певчих в полном составе. После чтения часов митрополит Владимир вошел в алтарь и встал перед уготованным столиком. Секретарь Собора Василий Шеин поднес ему три жребия, которые архипастырь, начертав на них имена кандидатов, вложил в ковчежец. Потом вынес ковчежец на солею и поставил его на тетрапод, слева от царских врат. Диакон вознес моление о кандидатах в Патриархи. При чтении Апостола из Успенского собора в сопровождении митрополита Платона была внесена Владимирская икона Божией Материя. По окончании литургии и молебного пения митрополит Владимир вынес ковчежец на амвон, благословил им народ и снял с него печати. Из алтаря вышел старец в черной схимнической мантии. Митрополит Владимир благословил старца. Схииеромонах Алексий, кладя земные поклоны, трижды совершил крестное знамение. Затаив дыхание, все ждали изъявления воли Господней о первосвятителе русского народа. Помолившись, старец вынул из ковчежца жребий и передал его митрополиту Владимиру. Архипастырь вскрыл жребий и внятно прочитал: «Тихон, митрополит Московский. Аксиос!» «Аксиос!» — повторили за ним народ и духовенство. Хор вместе с народом запел торжественный гимн «Тебе Бога хвалим»…»[26]. После посвящения патриарха Тихона в сан он по древнему обычаю совершил объезд Кремля, но не «на осляти», а в экипаже с двумя архимандритами по сторонам.

В ходе работы Поместного Собора опыт избрания патриарха был обобщен и закреплен в Определении Собора от 31 июля (13 августа) 1918 года «О порядке избрания Святейшего патриарха». Согласно определению патриарх избирается Собором, состоящим из архиереев, клириков и мирян. Собор созывается в трехмесячный срок по освобождении патриаршего престола. Тайным голосованием в два этапа избираются три кандидата в Патриархи. При этом кандидатом становится лицо, получившее большинство голосов участников Собора и наибольшее количество голосов по сравнению с другими, подвергшимся голосованию (статья 14). Имена кандидатов в порядке полученных голосов заносятся в особое соборное деяние (статья 17). Старшинство кандидатов, получивших одинаковое количество голосов, определяется жребием (статья 16). В случае единогласного избрания кандидата избрание двух других не производится. После этого на третьем заседании в патриаршем соборном храме избрание совершается по жребию, а в случае единогласного избрания кандидата оглашается имя избранного (статья 19)[27].

Введение института жеребьевки было поддержано не всеми участниками Поместного Собора. В частности, епископ Черниговский Пахомий, ссылаясь на опыт Восточных Церквей, возражал против жребия и предлагал избрать патриарха одними епископами, которые бы решили вопрос тайной подачей голосов. Однако участники Собора пришли к выводу, что жеребьевка не нарушает права епископов, так как они добровольно предоставляют право избрания патриарха воле Божьей[28].

Последовавшие затем гонения на церковь не позволили созвать Собор для выборов нового предстоятеля Русской православной церкви после смерти в 1925 г. патриарха Тихона. С 1918 г. и до настоящего времени избрание патриархов Московских и всея Руси по жребию не производилось, хотя этот вопрос остается в повестке дня.

В наши дни в восточных христианских церквях использование жребия при замещении церковных должностей предусмотрено в исключительных случаях, на заключительной стадии избрания предстоятеля церкви, когда участвующие в выборах кандидаты получают одинаковое количество голосов избирателей.

Институт жребия в восточном христианстве в разных церквях имеет много общего. Существуют две основные модели института жребия, которые условно можно обозначить как «византийскую» и «коптскую». Первая модель основана на тесном взаимодействии церкви и государства, которому принадлежит главенствующая роль при выборе высших церковных иерархов. Вторая модель основана на определенной автономии церкви. Кандидатов отбирают сами верующие на вече либо участники собора. В первой модели институт жребия выполняет преимущественно роль технического средства, с помощью которого решается непринципиальный вопрос о конкретной личности лица, замещающего церковную должность. Во втором случае институт жребия достаточно политизирован: он сдерживает, насколько это возможно, стороннее вмешательство в дела церкви (со стороны государства, его правителей, иноверцев, митрополитов и др.).

Однако роль жребия в избирательном процессе в восточном христианстве не следует преувеличивать. Жребий здесь является факультативным институтом. В то же время опыт его использования, особенно при выборе патриархов и архиереев, заслуживает внимания.

Источник: Вопросы истории, №4 (2008)

 

1. Соколов И. И. Избрание патриархов в Византии с середины IX до начала XV века (843–1453 гг.); его же. Вселенские судьи в Византии. СПб. 2003, с. 55–221.

2. Болотов В. В. Лекции по истории древней церкви. М. 1994, с. 184.

3. Сперанский М. Из истории отреченных книг. Гадания по псалтыри. Тексты гадательной псалтыри и родственных ей памятников и материал для их объяснения. СПб. 1899.

4. Соколов И. И. Ук. соч., с. 150–152.

5. Сульпиций Север. Сочинения. М. 1999.

6. Сперанский М. Ук. соч., с. 17.

7. Ученые записки Императорского Московского университета. Отдел юридический. М. 1897.

8. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. XIXA (38). СПб. 1896, с. 724.

9. Толковый Типикон. Составитель — Скабалланович М. М. 1995, с. 478–479.

10. Самостоятельные восточные церкви http://www.bigpi.biysk.ru/encicl/ articles/23/1002392/1002392L.htm.

11. Болотов В. В. Лекции по истории древней церкви. М. 1994, с. 191.

12. Там же.

13. Роберсон Р. Восточные Христианские Церкви. СПб. 1999, с. 26–27.

14. Фурсова Е. Н. Возрождение коптской церкви. Путь Востока. Традиции и современность. Материалы V Молодежной научной конф. по проблемам философии, религии, культуры Востока. СПб. 2003, с. 9.

15. Коптское христианство: догматика и ритуалы. Принципы церковной организации http://www.jtl.lv/article/egypt.php?locate=about/culture/religion/dogmas_rituals/orga nisations.html.

16. Макарий (Булгаков) митрополит Московский и Коломенский. История русской церкви в период совершенной зависимости ее от Константинопольского патриарха. М. 1995, с. 399.

17. Житие Святого Аркадия епископа Новгородского http://www.saints.ru/a/Isvt.Arkadii_Novotorzhskii.

18. Андреев В. Ф. Очерки истории средневекового Новгорода. Северный страж Руси. Л. 1989, с. 99–100.

19. Скрынников Р. Г. Трагедия Новгорода. М. 1994, с. 31–32; УСПЕНСКИЙ Б. А. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление). М. 1998, с. 302–303.

20. Патриарх Филарет (1619–1634 гг.) — отец царя Михаила Романова, именовался «великим государем» наравне с царем и фактически был соправителем государства. Патриарх Никон (1652 — 1667 гг.) имел титул «великий государь».

21. Макарий (Булгаков) митрополит Московский и Коломенский. История Русской церкви. Период самостоятельности русской церкви (1589–1881). Патриаршество в России (1589–1720). М. 1996, с. 326.

22. Дмитриев А. П. История Корельской (Кексгольмской) епархии, http://priozersk.ru/index_pm.shtml?/1/text/0016_2.shtml.

23. Успенский Б. А. Царь и патриарх: харизма власти в России. М. 1998, с. 307.

24. Каннингем, Джемс В. С надеждой на Собор. Лондон. 1990, с. 151–152.

25. Прот. Цыпин В. История русской церкви. 1917–1997. М. 1997, с. 30–31.

26. Там же, с. 32–33.

27. Определение Священного Собора Православной Российской Церкви «О порядке избрания Святейшего патриарха» от 31 июля (13 августа) 1918 года. Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М. 1994, с. 3–6. 28. Там же, с. 31.

Print Friendly, PDF & Email