Раскаяние

Литература по теме

Раска́яние

1) осознание собственной вины;
2) сожаление о содеянном (Быт.6:6);
3) сокрушение о совершенном грехе.

При раскаянии человек не только осознает неправильность, ошибочность, греховность, но и горько сожалеет о поступке (помышлении, высказывании), тоскует, испытывает муки совести, страдает, томится, казнится.

Понятие «раскаяние» следует отличать от христианского понятия «покаяние». Покаяние в христианском осмыслении характеризуется не просто осознанием грешником личной вины, но осознанием им своей виновности перед Богом; не только сожалением о совершенных грехах, но и глубинным стремлением избавиться, при помощи Божьей, от греховности, измениться в нравственном отношении, стать чище. Кроме того христианское покаяние предполагает упование и надежду на Господа. Раскаяние же может сопровождаться отчаянием. Примером бесплодного раскаяния может служить случай с Иудой, осознавшим, что поступил преступно, предав Господа Иисуса Христа, но, однако же, вместо того, чтобы испросить у Бога прощения и приложить усилия к достижению личного спасения, прибегнувшего к суициду. Раскаявшись, он не только не принес полноценного покаяния, но усугубил свои вину, совершив самоубийство. (см. Мф.27:3–5).

Раскаяние – это необходимый этап покаяния.

При раскаянии человек может испытывать эмоции от сожаления до стыда. Раскаяние есть форма сознательного самоосуждения. Раскаиваться можно и в отдельном греховном поступке, не раскаиваясь при этом во многих прочих грехах. Покаяние же охватывает множество грехов.

Тупиковые пути раскаяния – уныние или попытка успокоить совесть в суете дел или самооправдании.Раскаяние, вызванное проявлением совести, сопровождаемое печалью  ради Бога, приводит к спасению, а печаль мирская приводит к смерти (2Кор.7:10). Так, раскаяние Иуды привело его к смерти, а раскаяние Давида, апостола Петра и благоразумного разбойника привело их к спасению. Самоубийство Иуды – крайний случай раскаяния без покаяния.

Как следует понимать раскаяние Бога, о котором говорится в Библии?

В Священном Писании встречаются, на первый взгляд, непонятные слова о раскаянии Бога. Например: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле» (Быт.6:6). «Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем» (1Цар.15:35), и тут же в этой главе выше (ст. 29) читаем: «и не раскаялся Верный Израилев: ибо не человек Он, чтобы раскаяться Ему». Это классический антропоморфизм, указывающий на несоответствие тех или иных действий людей благоволению Божию. Богу не свойственно чувство скорби или сожаления, Он бесстрастен и всеблажен. Согласно толкованию прп. Максима Исповедника, «переход от одного способа промышления к другому обыкновенно именуется в Писании раскаянием Бога».

***

В обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины — покаяние и раскаяние. Если судить по произошедшему с Иудой (см. Мф.27:3–5), раскаяние может быть и без покаяния, т. е. бесполезным, а то и погибельным. Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания этим терминам соответствуют разнокоренные слова μετάνοια (метания) и μεταμέλεια (метамелия). Слово μετανοέω (метаноэо) значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей. А этимология слова μεταμέλεια (метамелия) (μέλομαι, меломэ — заботиться) указывает на изменение предмета заботы, устремлений, попечений. Покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.

Между словами μεταμέλομαι и μετανοέω часто проводят следующие различия: первое выражает просто эмоциональное изменение, второе — изменение выбора, первое относится к частностям, второе — ко всей жизни, первое означает не более, чем раскаяние в смысле сожаления, а последнее — обращение вспять и изменение нравственной цели, известное как покаяние. Правда, эти различия между двумя словами вряд ли можно с очевидностью подтвердить их словоупотреблением. Но на то, что μετανοέω — более объемлющий и благородный термин, относящийся к нравственным вопросам и выражающий внутреннее нравственное действие, указывает не только его этимология, но и гораздо более частое употребление (встречается в Новом Завете более 30 раз, μεταμέλομαι же всего 6), а также тот факт, что он часто употребляется в повелительном наклонении (μεταμέλομαι никогда).

***

Олеся Николаева

Анализ подоплеки греха Иуды и греха Петра приводят, в конечном счете, к противопоставлению этих евангельских персонажей, один из которых раскаялся, однако не покаялся в евангельском смысле «перемены ума» («метанойя») и, продолжая пребывать в греховном мраке, отчаялся и удавился, а другой – плакал горько (Мф.26:75) и, исполненный любви ко Христу, прибег к Его милосердию, покаялся, был прощен, получил Господне благословение, стал первоверховным апостолом и засвидетельствовал свою верность Господу мученической кончиной.

Это говорит прежде всего о том, что между раскаянием Иуды и покаянием Петра существует кардинальная метафизическая разница. Раскаяние оказывается лишь муками нечистой совести, не ищущей и не чающей, однако, прощения, не верящей в Того, Кто имеет власть оставлять грехи, Кто взял на себя грех мира (Ин.1:29). Раскаяние, таким образом, может настичь и неверующего человека, но покаяние происходит исключительно перед лицом Господним, в преддверии приблизившегося Царства Небесного. Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.4:17) – с этими словами Господь выходит на проповедь после искушения Его сатаною в пустыне.

Цитаты о раскаянии

«Есть немало таких, которые, раскаиваясь в совершенных грехах, делают исключение для того, что доставляет им удовольствие; они забывают, что Господь избавил от дьявола человека, который был одновременно и глух, и нем, чем показал нам, что исцелиться можно только от всех грехов».
блж. Августин

«Что есть истинное сокрушение, если не скорбь и раскаяние о сделанных грехах, которое так действует на волю человека, что если бы совершенно было в его воле возвратить прошедшее, то он охотно потерпел бы все бедствия, только бы изгладить все бывшее, даже захотел бы лучше лишиться всех прежних удовольствий и выгод, нежели повторить грехи прежние, или сделать новые».
архиепископ Платон (Фивейский)

Комментировать

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka