К вопросу о форме Креста Христова

иеро­ди­а­кон Иоанн (Пони­ка­ров­ский)

Крест анге­лов слава и демо­нов язва
(Све­ти­лен на Воз­дви­же­ние Креста)

Хри­сти­ане по всему миру счи­тают, что Хри­стос постра­дал на кресте клас­си­че­ской формы, т.е. в виде двух пере­се­ка­ю­щихся балок (†). Только пред­ста­ви­тели секты Сви­де­тели Иеговы (далее СИ) пола­гают, что ору­дием казни Христа был столб. Для под­твер­жде­ния своего взгляда СИ при­во­дят ряд аргу­мен­тов: 1. иссле­до­ва­ния като­ли­че­ского учё­ного XVII века Юстуса Липсия, 2. тот факт, что в клас­си­че­ском гре­че­ском языке слово σταυρος (далее став­рос) имело зна­че­ние кол, столб, свая, 3. при­ме­ни­тельно к орудию казни Христа помимо слова «став­рос», упо­треб­ля­ется слово ξυλος (далее ксилос) – древо.

Сле­дует заме­тить, что до 1931 года СИ, как и весь осталь­ной хри­сти­ан­ский мир, счи­тали, что Крест Хри­стов имел клас­си­че­скую форму, лишь в октябре 1931 года крест исчез со стра­ниц жур­нала «Сто­ро­же­вая Башня», а СИ отка­зав­шись от креста, как от хри­сти­ан­ского сим­вола, начали утвер­ждать, будто Хри­стос был распят на столбе. В жур­нале «Сто­ро­же­вая Башня» от 1 апреля 1965 года содер­жится сле­ду­ю­щее опи­са­ние рас­пя­тия Спа­си­теля: «Его руки поло­жили одну на другую и удер­жи­вали до тех пор, пока острие не вон­зи­лось и, про­ткнув плеть, не угнез­ди­лось в дереве. Кровь едва успела окра­сить его руки крас­ным1, как другой гвоздь был вбит в его ноги. Затем столб под­няли, пока, нако­нец, его тело всем своим весом не повисло на этих двух гвоз­дях».

Такое опи­са­ние рас­пя­тия Христа прямо про­ти­во­ре­чит еван­гель­скому повест­во­ва­нию. В еван­ге­лии от Иоанна сооб­ща­ется о том, что Фома не при­сут­ство­вал с про­чими апо­сто­лами, когда им явился вос­крес­ший Иисус и не верил им: «Другие уче­ники ска­зали ему: мы видели Гос­пода. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоз­дей, и не вложу перста моего в раны от гвоз­дей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин.20:25). Фома упо­треб­ляет слово гвозди, кото­рые прон­зили руки Спа­си­теля во мно­же­ствен­ном числе, если бы Хри­стос был распят так, как опи­сы­вает это «Сто­ро­же­вая Башня», Фома должен был бы упо­тре­бить форму един­ствен­ного числа, от гвоздя. Кроме того, Матфей пишет, что над голо­вой Христа была постав­лена над­пись «Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский» (Мф.27:37). Если бы Иисус был распят на столбе, то над­пись была бы раз­ме­щена над руками. Таким обра­зом, два при­ве­дён­ных еван­гель­ских отрывка ясно сви­де­тель­ствуют против опи­са­ния рас­пя­тия Христа СИ.

Теперь сле­дует перейти к другим аргу­мен­там СИ в защиту своего взгляда на крест.

Юст Липсий (1547–1606) в своём труде «De cruce» («О кресте»)  рас­смат­ри­вает раз­лич­ные формы кре­стов: клас­си­че­ский, в виде пере­се­че­ния гори­зон­таль­ной и вер­ти­каль­ной балок (†), Андре­ев­ский, в виде буквы Х, пере­вёр­ну­тый, на кото­ром по пре­да­нию был распят апо­стол Пётр и в виде столба, на кото­ром по мнению СИ и был распят Хри­стос. Сам Липсий не сомне­вался в том, что Хри­стос был распят на клас­си­че­ском кресте. Таким обра­зом, ссылка на иссле­до­ва­ния этого учё­ного в каче­стве аргу­мента против клас­си­че­ского вида Креста Хри­стова не обос­но­вана. Его иссле­до­ва­ние пока­зы­вает лишь то, что столб, наряду с про­чими фор­мами, мог при­ме­няться для рас­пя­тия.

В каче­стве дру­гого аргу­мента в защиту своей пози­ции отно­си­тельно формы Креста Хри­стова СИ при­во­дят зна­че­ние слова «став­рос», кото­рое в клас­си­че­ском гре­че­ском языке озна­чало кол, шест, свая. Дей­стви­тельно, Гомер (VIII в до Р.Х.), Геродот (ок. 484 – ок. 425), Фуки­дид (ок. 460 – ок. 400) и Ксе­но­фонт (не позже 444 – не ранее 356) упо­треб­ляли слово «став­рос» в зна­че­нии кол, шест свая. Однако более позд­ние авторы, Диодор (ок. 90–30 до Р.Х.), Плу­тарх (ок.45 – ок. 127), Лукиан (ок. 120 – после 180), Арти­ми­дор (II век) уже упо­треб­ляли это слово в зна­че­нии древ­не­рим­ского орудия казни, причём в трудах послед­них двух авто­ров есть прямые ука­за­ния на то, что крест (став­рос) имел клас­си­че­скую форму. Не лишним будет заме­тить, что в Новом Завете слово «став­рос» упо­треб­ля­ется только по отно­ше­нию ко Кресту Хри­стову, а также в тех местах, где оче­видна аллю­зия на Крест напри­мер, Мф. 16:24: «Тогда Иисус сказал уче­ни­кам Своим: если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Такая мета­мор­фоза зна­че­ния слова «став­рос» свя­зана с тем, что до заво­е­ва­ний Алек­сандра Маке­дон­ского в греко-рим­ском мире рас­пя­тие как вид казни вообще не прак­ти­ко­ва­лось. Только со II века рим­ляне сде­лали рас­пя­тие одним из попу­ляр­ней­ших видов нака­за­ния, пере­няв этот вид казни от кар­фа­ге­нян.

Итак, в древ­не­гре­че­ском языке слово «став­рос» может иметь зна­че­ния кол, шест, свая, крест, однако для поня­тия «крест» в гре­че­ском языке нет дру­гого тер­мина, кроме «став­рос», тогда как слову столб соот­вет­ствует гре­че­ское слово «στιλος» (стилос), а слову «кол» «σκολοψ» (ско­лопс). Тем не менее, из всех пере­чис­лен­ных тер­ми­нов, ново­за­вет­ные авторы исполь­зуют по отно­ше­нию ко Кресту Хри­стову только слово «став­рос», когда же речь идёт о столбе, упо­треб­ляют слово стилос, напри­мер, Гал. 2:9, 1Тим. 4:15, Откр. 3:12 и Откр. 10:1. В Сеп­ту­а­гинте2 слово «став­рос» вообще не упо­треб­ля­ется, а слова со зна­че­нием «столб» пере­да­ются словом «стилос», напри­мер, Быт. 19:26, Исх. 13:21-22 и др.

В каче­стве ещё одного аргу­мента в защиту своего взгляда на форму Креста СИ пыта­ются пред­ста­вить тот факт, что в неко­то­рых местах Нового Завета по отно­ше­нию ко Кресту упо­треб­лено слово «ξυλον» (ксилон), наме­кая на то, что дерево чаще всего имеет форму столба. Однако для обо­зна­че­ния дерева как рас­те­ния в гре­че­ском языке исполь­зу­ется другое слово – «δενδρον» (денд­рон), а «ксилон» упо­треб­ля­ется, когда речь идёт о дереве как о мате­ри­але. В Ново­за­вет­ных текстах это хорошо видно. Там слово «ксилон», помимо обо­зна­че­ния Креста Хри­стова, упо­треб­лено при­ме­ни­тельно к кольям, с кото­рыми вышли иудеи на Иисуса (Мф. 26:47,55; Мк. 14:46,48; Лк. 22:52), колод­кам, в кото­рые были закреп­лены ноги апо­сто­лов (Деян. 16:24)3, стро­и­тель­ном мате­ри­але (1Кор. 3:12), това­рам из дерева (Откр. 18:12). В Апо­ка­лип­сисе словом «ксилон» названо древо жизни, однако здесь явно при­сут­ствует аллю­зия на Крест Хри­стов. Пони­ма­ние Креста как древа жизни содер­жится и в посла­нии Игна­тия Бого­носца († 107) к трал­лий­цам: «Итак, убе­гайте злых про­из­расте­ний, при­но­ся­щих смер­то­нос­ный плод: кто вкусит от него, тот немед­ленно уми­рает. Ибо ере­тики не насаж­де­ние Отца. Если бы они были это, то явля­лись вет­вями креста, и плод их был бы нетле­нен» (Трал.11). Отдель­ного рас­смот­ре­ния тре­бует Лк. 23:31: «Ибо если с зеле­не­ю­щим дере­вом (ксилон) это делают, то с сухим что будет?». На первый взгляд кажется, что в этом стихе упо­треб­лено слово «ксилон» по отно­ше­нию к рас­те­нию, однако в гре­че­ском тексте речь идёт не о «зеле­не­ю­щем» дереве, а о влаж­ном. Таким обра­зом, в Новом Завете нет ни еди­ного случая упо­треб­ле­ния слова «ксилон» по отно­ше­нию к дереву как рас­те­нию.

Итак, ни один из аргу­мен­тов СИ не выдер­жи­вает кри­тики. Далее сле­дует при­ве­сти поло­жи­тель­ные дока­за­тель­ства клас­си­че­ской формы Креста Хри­стова. Их можно раз­де­лить на четыре группы: дока­за­тель­ства из Свя­щен­ного Писа­ния, они были рас­смот­рены выше, сви­де­тель­ства ран­не­хри­сти­ан­ских писа­те­лей, архео­ло­ги­че­ские находки и сви­де­тель­ства древ­них ману­скрип­тов Нового Завета.

К одному из наи­бо­лее древ­них пись­мен­ных ука­за­ний на клас­си­че­скую форму Креста Хри­стова отно­сится посла­ние Вар­навы, отно­ся­ще­еся к 130 году. В этом посла­нии форма креста соот­но­сится с гре­че­ской буквой тав (Ττ) (Вар. 9:12). Если бы Хри­стос постра­дал на столбе, как учат СИ, логич­нее было бы срав­нить орудие Его казни с буквой йота (Ιι). Хри­сти­ан­ский писа­тель II века Иустин Фило­соф (100–160) также не сомне­вался в том, что Крест Хри­стов имел клас­си­че­скую форму I Апол. I,35; Разг. с Триф. иуд. 40; 90; 97. Ириней Лион­ский (130–202), опи­сы­вая Крест Хри­стов, гово­рит именно о клас­си­че­ской форме (Против ересей II,24,4 [36,2]). О клас­си­че­ской форме Креста гово­рят Кли­мент Алек­сан­дрий­ский (150–215) и Тер­тул­лиан (160–240).

Итак, первые хри­сти­ан­ские авторы были убеж­дены в том, что Крест Хри­стов имел клас­си­че­ский вид. В ран­не­хри­сти­ан­ской лите­ра­туре нет даже намёка на суще­ство­ва­ние иного мнения на этот счёт.

24 авгу­ста 79 г. про­изо­шло извер­же­ние вул­кана Везу­вий. Под пеплом были погре­бены города Помпеи и Гер­ку­ла­нум. В XIX веке на месте этих горо­дов нача­лись рас­копки. Неко­то­рые находки архео­ло­гов также под­твер­ждают клас­си­че­скую форму Креста. К числу таких нахо­док отно­сится остра­кон4, най­ден­ный в Попмеях, с изоб­ра­же­нием креста и над­пи­сью spes in deo (надежда в Боге). В Гер­ку­ла­нуме, в Доме двух­сот­ле­тия была обна­ру­жена неболь­шая ком­ната 3  м.  на 2,7  м., а  в  ней – нечто  вроде домаш­него алтаря:  углуб­ле­ние в форме креста, сбоку желез­ные штыри и петли от ставен как бы для при­кры­тия  креста в  случае необ­хо­ди­мо­сти; под кре­стом — дере­вян­ный  шкаф, покры­тый широ­кой крыш­кой,  веро­ятно, пре­стол.

При рас­коп­ках на местах захо­ро­не­ния в Пале­стине также были обна­ру­жены сви­де­тель­ства в пользу клас­си­че­ской формы Креста. В 1873 г. фран­цуз­ский иссле­до­ва­тель Шарль Клер­мон-Ганнё рас­ко­пал ок. 30 захо­ро­не­ний, на неко­то­рых малень­ких извест­ня­ко­вых урнах над именем усоп­шего был выбит крест. Пер­во­на­чаль­ное захо­ро­не­ние, по при­бли­зи­тель­ным оцен­кам, дати­ру­ется пери­о­дом 70–135 годами. В 1945 в Тал­пиоте най­дены 11 погре­баль­ных урн с хри­сти­ан­ского клад­бища в Вифа­нии. На этих урнах также было выбито изоб­ра­же­ние креста, а дата захо­ро­не­ния оце­ни­ва­ется как 42–43 годы.

Итак, архео­ло­гия убе­ди­тельно дока­зы­вает как то, что Крест Хри­стов имел клас­си­че­скую форму, так и то, что самые первые хри­сти­ане почи­тали изоб­ра­же­ние Креста, кото­рый был одним из их сим­во­лов.

Нако­нец, в пользу клас­си­че­ской формы Креста Хри­стова сви­де­тель­ствуют древ­ние руко­писи Нового Завета, в тексте кото­рых писцы исполь­зо­вали став­ро­граммы. В хри­сти­ан­ской среде были рас­про­стра­нены т.н. хри­сто­граммы, т.е. соеди­не­ние двух букв в виде вен­зеля, обра­зу­ю­щих имя Христа, напри­мер, йота и ита (ΙΗ) – началь­ные буквы имени Иисус, йота и хи (ΙΧ) – Иисус Хри­стос, хи и ро (ΧΡ) – Хри­стос и др. Боль­шин­ство хри­сто­грамм имеют дохри­сти­ан­ское про­ис­хож­де­ние. Став­ро­грамма, соеди­не­ние букв тав и ро (ΤΡ) – раз­но­вид­ность хри­сто­граммы, визу­ально напо­ми­нает рас­пя­того чело­века и упо­треб­ля­ется в словах рас­пи­нать и рас­пя­тие. Древ­ней­шие ману­скрипты, содер­жа­щие хри­сто­граммы, дати­ру­ются 200 годом – папи­русы p66 и  p75. Иссле­до­ва­тель хри­сто­грамм Ларри Хур­тадо пола­гает, что усво­е­ние сим­вола ΤΡ про­изо­шло, как мини­мум, в нач. или сер. II сто­ле­тия.

Все пере­чис­лен­ные сви­де­тель­ства ясно ука­зы­вают как на то, что ору­дием казни Христа был крест клас­си­че­ской формы, таки на особое отно­ше­ние ко Кресту хри­стиан, начи­ная с самых первых лет Церкви. Пози­цию СИ по вопросу формы Креста сле­дует при­знать оши­боч­ной.


При­ме­ча­ния:

1. Было бы весьма странно, если бы кровь окра­сила руки, скажем, зелё­ным.
2. Пере­вод Вет­хого Завета на гре­че­ский язык III века до Р.Х.
3. Дослов­ный пере­вод этого места звучит так: «ноги их закре­пили в дерево (ксилон)».
4. Остра­коны – кера­ми­че­ские черепки, исполь­зо­вав­ши­еся бед­ными людьми для крат­ких запи­сей.

сайт Вят­ского духов­ного учи­лища

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки