Крест

См. раздел КРЕСТ — ОРУДИЕ НАШЕГО СПА­СЕ­НИЯ

***

Крест – 1) орудие казни Бого­че­ло­века Иисуса Христа, на кото­ром Он был распят ради искуп­ле­ния людей; 2) глав­ный символ хри­сти­ан­ства, зна­ме­ние победы Христа над адом и смер­тью; 3) наиме­но­ва­ние крест­ного подвига Спа­си­теля. Крест явля­ется сим­во­лом жерт­вен­ной любви все­бла­гого Бога к падшим людям, все­по­беж­да­ю­щим духов­ным ору­жием хри­стиан, осно­ва­нием и сре­до­то­чием цер­ков­ной жизни.

Крест — символ победы жерт­вен­ной любви над злом и наси­лием.

Далё­ким от Церкви людям кажется, что хри­сти­ане покло­ня­ются кресту – орудию казни. Это поверх­ност­ный взгляд, мы покло­ня­емся кресту не как сим­волу смерти, а как сим­волу вечной жизни – Кресту живо­тво­ря­щему – ибо Хри­стос, под­верг­ну­тый на кресте мучи­тель­ной казни, своими стра­да­ни­ями иску­пил нас от древ­него греха и даро­вал нам жизнь вечную. На Кресте про­изо­шла не тра­ге­дия, а триумф жизни, победа над смер­тью. Крест — вопло­ще­ние любви Бога к людям.

Крест Хри­стов, кото­рый каждый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, полу­чив при кре­ще­нии, носит всю жизнь, есть символ нашего спа­се­ния, оружие духов­ной борьбы, символ испо­ве­да­ния веры.

На Кресте мы видим Бога Рас­пя­тым. Но в Рас­пя­тии таин­ственно пре­бы­вает Сама Жизнь, подобно тому, как в пше­нич­ном зерне таятся многие буду­щие коло­сья. Поэтому Крест Гос­по­день почи­та­ется хри­сти­а­нами как «живо­нос­ное древо», то есть дерево, дающее жизнь. Без Рас­пя­тия не было бы Вос­кре­се­ния Хри­стова, и поэтому Крест из орудия казни обра­тился в свя­тыню, в кото­рой дей­ствует Бла­го­дать Божия.

Пра­во­слав­ные ико­но­писцы изоб­ра­жают возле Креста тех, кто неот­ступно сопро­вож­дал Гос­пода во время Его Крест­ных мук: Божию Матерь и апо­стола Иоанна Бого­слова – люби­мого уче­ника Спа­си­теля.

А череп в под­но­жии Креста – символ смерти, вошед­шей в мир через пре­ступ­ле­ние пра­ро­ди­те­лей Адама и Евы. Согласно пре­да­нию, Адам был похо­ро­нен на Гол­гофе – на холме в окрест­но­стях Иеру­са­лима, где мно­гими сто­ле­ти­ями позже рас­пяли Христа. Божиим про­мыс­лом, Крест Хри­стов был уста­нов­лен как раз над моги­лой Адама. Чест­ная Кровь Гос­подня, про­ли­тая на землю, достигла остан­ков пра­ро­ди­теля. Она уни­что­жила пер­во­род­ный грех Адамов и осво­бо­дила от раб­ства греху его потом­ков.

Крест Цер­ков­ный (в виде изоб­ра­же­ния, пред­мета или крест­ного зна­ме­ния) – освя­щен­ный Боже­ствен­ной бла­го­да­тью символ (образ) чело­ве­че­ского спа­се­ния, воз­во­дя­щий нас к своему Пер­во­об­разу – к рас­пя­тому Бого­че­ло­веку, при­няв­шему крест­ную смерть ради искуп­ле­ния чело­ве­че­ского рода от власти греха и смерти.

Почи­та­ние креста Гос­подня, нераз­рывно свя­зано с Иску­пи­тель­ной Жерт­вой Бого­че­ло­века Иисуса Христа. Почи­тая крест, пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин воз­дает почи­та­ние Самому Богу Слову, изво­лив­шему вопло­титься и избрать крест зна­ме­нием победы над грехом и смер­тью, при­ми­ре­ния и соеди­не­ния чело­века с Богом, даро­ва­ния новой, пре­об­ра­жен­ной бла­го­да­тью Свя­того Духа жизни.

Поэтому образ Креста испол­нен особой бла­го­дат­ной силы, ибо через рас­пя­тие Спа­си­теля явлена пол­нота бла­го­дати Свя­того Духа, кото­рая сооб­ща­ется всем истинно веру­ю­щим в Иску­пи­тель­ную Жертву Христа людям.

***

«Рас­пя­тие Хри­стово – это дей­ствие сво­бод­ной Боже­ствен­ной любви, это дей­ствие сво­бод­ной воли Спа­си­теля Христа, отда­ю­щего Себя на смерть, чтобы другие могли жить – жить вечной жизнью, жить с Богом.
И этому всему знаком явля­ется Крест, потому что, в конеч­ном итоге, любовь, вер­ность, пре­дан­ность испы­ты­ва­ются не сло­вами, даже не жизнью, а отда­чей своей жизни; не только смер­тью, а отре­че­нием от себя таким полным, таким совер­шен­ным, что от чело­века оста­ется только любовь: крест­ная, жерт­вен­ная, отда­ю­щая себя любовь, уми­ра­ние и смерть самому себе для того, чтобы жил другой».
архи­епи­скоп Сурож­ский Анто­ний

«Образ Креста пока­зы­вает при­ми­ре­ние и содру­же­ство, в какое всту­пил чело­век с Богом. Посему и демоны боятся образа Креста, и не терпят видеть зна­ме­ние Креста изоб­ра­жа­е­мым даже и на воз­духе, но бегут от этого тотчас, зная, что Крест есть зна­ме­ние содру­же­ства чело­ве­ков с Богом и что они, как отступ­ники и враги Богу, уда­лен­ные от Боже­ствен­ного лица Его, не имеют более сво­боды при­бли­жаться к тем, кои при­ми­ри­лись с Богом и соеди­ни­лись с Ним, и не могут более иску­шать их. Если и кажется, что они иску­шают неко­то­рых хри­стиан, да ведает всякий, что это борют они тех, кото­рые не познали как сле­дует высо­кого таин­ства Креста».
святой Симеон Новый Бого­слов

«…Надо обра­тить особое вни­ма­ние на то, что каждый чело­век на своем жиз­нен­ном пути должен под­нять именно свой крест. Кре­стов бес­чис­лен­ное мно­же­ство, но только мой вра­чует мои язвы, только мой будет мне во спа­се­ние, и только мой я понесу с помо­щью Божией, ибо он дан мне Самим Гос­по­дом. Как бы не оши­биться, как бы не взять крест по своему про­из­волу, тому про­из­волу, кото­рый в первую оче­редь и должен быть распят на кресте само­от­вер­же­ния?! Само­воль­ный подвиг – это само­дель­ный крест, и несе­ние такого креста всегда окан­чи­ва­ется паде­нием вели­ким.
А что же значит свой крест? Это значит идти по жизни по своему пути, начер­тан­ному для каж­дого Про­мыс­лом Божиим, и на этом пути подъ­ять именно те скорби, что попу­стит Гос­подь (Дал обеты мона­ше­ства – не ищи женитьбы, связан семьей – не стре­мись к сво­боде от детей и супруги.) Не ищи боль­ших скор­бей и подви­гов, чем те, что есть на твоем жиз­нен­ном пути,– это гор­дость сби­вает с пути. Не ищи осво­бож­де­ния и от тех скор­бей и трудов, что посланы тебе, – это само­жа­ле­ние сни­мает тебя с креста.
Свой крест – это значит доволь­ство­ваться тем, что по твоим силам телес­ным. Дух само­мне­ния и само­обо­льще­ния будет звать тебя к непо­силь­ному. Не верь льстецу.
Как раз­но­об­разны в жизни и скорби, и иску­ше­ния, кото­рые посы­лает нам Гос­подь для вра­че­ва­ния нашего, какое раз­ли­чие у людей и в самих телес­ных силах и здо­ро­вье, как раз­но­об­разны и наши гре­хов­ные немощи.
Да, у каж­дого чело­века – крест свой. И этот свой крест запо­ве­дано каж­дому хри­сти­а­нину при­нять с само­от­вер­же­нием и после­до­вать Христу. А после­до­вать Христу – это изу­чить Святое Еван­ге­лие так, чтобы только оно стало дея­тель­ным руко­во­ди­те­лем в несе­нии нами нашего жиз­нен­ного креста. Ум, сердце и тело всеми своими дви­же­ни­ями и поступ­ками, явными и тай­ными, должны слу­жить и выра­жать спа­си­тель­ные истины Хри­стова учения. И все это значит, что я глу­боко и искренне сознаю вра­чу­ю­щую силу креста и оправ­ды­ваю суд Божий надо мною. И тогда мой крест ста­но­вится Кре­стом Гос­под­ним».
старец Иоанн Кре­стьян­кин

«Сле­дует покло­няться и почи­тать не только тот один Живо­тво­ря­щий Крест, на кото­ром был распят Хри­стос, но и вся­кому Кресту, сотво­рен­ному по образу и подо­бию того Живо­тво­ря­щего Креста Хри­стова. Сле­дует покло­няться, как тому самому, на кото­ром был при­гвож­ден Хри­стос. Ведь там, где изоб­ра­жа­ется Крест, из любого веще­ства, – туда при­хо­дит Бла­го­дать и Освя­ще­ние от При­гвож­ден­ного на Кресте Христа Бога нашего».
пре­по­доб­ный Иосиф Волоц­кий

«Крест без любви нельзя мыс­лить и пред­став­лять: где Крест, там и любовь; в церкви вы везде и на всем видите кресты, для того чтобы все напо­ми­нало вам, что вы во храме Бога любви, в храме Любви, рас­пя­той за нас».
святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский

На Гол­гофе воз­вы­ша­лись три креста. Все люди в своей жизни несут какой-нибудь крест, сим­во­лом кото­рого явля­ется один из гол­гоф­ских кре­стов. Немно­гие святые, избран­ные други Божии, несут Крест Христа. Неко­то­рые спо­до­би­лись креста пока­яв­ше­гося раз­бой­ника, креста пока­я­ния, кото­рый вел ко спа­се­нию. А многие, к сожа­ле­нию, несут крест того раз­бой­ника, кото­рый был и остался блуд­ным сыном, так как не захо­тел при­не­сти пока­я­ние. Хотим мы этого или нет, но все мы – «раз­бой­ники». Поста­ра­емся же, по край­ней мере, стать «бла­го­ра­зум­ными раз­бой­ни­ками».
архи­манд­рит Нек­та­рий (Анта­но­пу­лос)

***

Цер­ков­ные службы Кресту Гос­подню

 

Над­писи и крип­то­граммы на Рус­ских кре­стах:

«М.Л.Р.Б.» — место лобное распят бысть,

«Г.Г.» — гора Гол­гофа,

«Г.А.» — глава Ада­мова; причем кости рук, лежа­щие перед голо­вой, изоб­ра­жа­ются: правая на левой, как при погре­бе­нии или при­ча­ще­нии. Череп под нижней косой пере­кла­ди­ной вось­ми­ко­неч­ного креста явля­ется сим­во­ли­че­ским изоб­ра­же­нием головы Адама, погре­бен­ного по пре­да­нию на Гол­гофе (по-евр.  — «лобное место»), где и был распят Хри­стос.

Буквы «К» и «Т» озна­чают копие воина и трость с губкой, изоб­ра­жа­е­мые вдоль креста.

Над сред­ней пере­кла­ди­ной поме­ща­ются над­писи: «IC» «ХС» — имя Иисуса Христа;

а под ней: «НИКА» — Побе­ди­тель;

на титле или около нее над­пись: «СНЪ» «БЖIЙ» — Сын Божий;

«I.Н.Ц.И» — Иисус Назо­рей Царь Иудей­ский;

над­пи­са­ние над титлой: «ЦРЪ» «СЛВЫ» — Царь Славы.


Виды кре­стов:

  1. Крест натель­ный – носи­мый хри­сти­а­нами под одеж­дой на теле.
  2. Крест наперс­ный (или иерей­ский) – носи­мый свя­щен­ни­ком поверх рясы или фелони.
  3. Крест архи­ерей­ский – носи­мый архи­ереем вместе с пана­гией.
  4. Крест напре­столь­ный – пола­га­е­мый на пре­столе рядом с Еван­ге­лием.

Тайна Креста Гос­подня – тайна спа­се­ния мира

Кто может доста­точно изъ­яс­нить тайну Креста, послу­жив­шего ору­дием стра­да­ний Спа­си­теля? В самом деле, сколько было других спо­со­бов, посред­ством кото­рых Он мог испол­нить совет Свой отно­си­тельно стра­да­ния за нас! И однако из всех Он поже­лал и избрал один этот, как Сам пред­рек о Себе: «Сыну Чело­ве­че­скому должно много постра­дать»… (Лк. 9:22). Заметь, как гово­рит Он здесь: не просто только и в общих чертах пред­ска­зы­вает Свои стра­да­ния, как сделал бы кто другой, но, по некой таин­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти, обо­зна­чает и как бы уза­ко­ни­вает для Себя один род смерти: «Сыну Чело­ве­че­скому над­ле­жит быть пре­дану в руки чело­ве­ков греш­ни­ков, и быть рас­пяту, и в третий день вос­крес­нуть» (Лк. 24:7).
Вникни в зна­че­ние этого «над­ле­жит», и ты уви­дишь, что в нем заклю­ча­ется именно нечто такое, что не допус­кает дру­гого рода смерти, кроме Креста. В чем же при­чина этого? Один Павел, вос­хи­щен­ный в при­творы рая и слы­шав­ший в них неиз­ре­чен­ные гла­голы, может изъ­яс­нить ее… может истол­ко­вать эту тайну Креста, как отча­сти и сделал это в посла­нии к Ефе­ся­нам: «чтобы Вы… могли постиг­нуть со всеми свя­тыми, что широта и дол­гота, и глу­бина и высота, и ура­зу­меть пре­вос­хо­дя­щую разу­ме­ние любовь Хри­стову, дабы вам испол­ниться всею пол­но­тою Божиею» (Еф. 3:18–19). Не про­из­вольно, конечно, боже­ствен­ный взор апо­стола созер­цает и начер­ты­вает здесь образ Креста, но уже это пока­зы­вает, что чудесно очи­щен­ный от тьмы неве­де­ния взор его ясно про­зрел в самую суть. Ибо в очер­та­нии, состо­я­щем из четы­рех про­ти­во­по­лож­ных пере­кла­дин, выхо­дя­щих из общего сре­до­то­чия, он усмат­ри­вает все­объ­ем­лю­щее могу­ще­ство и дивное про­мыш­ле­ние Того, Кото­рый бла­го­во­лил явиться в нем миру. Потому-то апо­стол каждой из частей этого очер­та­ния усва­и­вает особое наиме­но­ва­ние, а именно: ту, кото­рая нис­хо­дит из сере­дины, назы­вает глу­би­ной, идущую вверх – высо­той, обе же попе­реч­ные – широ­той и дол­го­той. Этим он, как мне кажется, ясно хочет выра­зить, что все, что ни есть во все­лен­ной, пре­выше ли небес, в пре­ис­под­них ли, или на земле от одного края ее до дру­гого, – все это живет и пре­бы­вает по Боже­ствен­ной Воле – под осе­не­нием крест­ным.
Можешь еще созер­цать боже­ствен­ное и в пред­став­ле­ниях души твоей: воззри на небо и умом обними пре­ис­под­нюю, про­стри мыс­лен­ный взор твой от одного края земли до дру­гого, помысли при этом и о том могу­чем сре­до­то­чии, кото­рое все это свя­зы­вает и содер­жит, и тогда в душе твоей само собою вооб­ра­зится очер­та­ние Креста, про­сти­ра­ю­щего свои концы сверху вниз и от одного края земли до дру­гого. Это очер­та­ние пред­став­лял и вели­кий Давид, когда гово­рил о себе: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо (это высота) – Ты там; сойду ли в пре­ис­под­нюю (это глу­бина) – и там Ты. Возьму ли крылья зари (то есть с востока солнца – это широта) и пере­се­люсь на край моря (а морем у Иудеев назы­вался запад – это дол­гота), — и там рука Твоя пове­дет меня» (Пс. 138:7–10). Видишь ли, как Давид изоб­ра­жает здесь начер­та­ние Креста? «Ты,- гово­рит он Богу,- повсюду суще­ству­ешь, все Собою свя­зу­ешь и все в Себе содер­жишь. Ты вверху и Ты внизу, рука Твоя одес­ную и рука Твоя ощуюю». По той же при­чине и боже­ствен­ный апо­стол гово­рит, что в это время, когда все будет пре­ис­пол­нено веры и веде­ния. Сущий пре­выше вся­кого имени будет при­зы­ваем и покло­няем о имени Иисуса Христа от небес­ных, земных и пре­ис­под­них (Еф. 1:21; Флп. 2:10). По моему мнению, тайна Креста скрыта также и в иной «йоте» (если рас­смат­ри­вать ее с верх­ней попе­реч­ной чертой), кото­рая крепче небес и тверже земли и проч­нее всех вещей и о кото­рой гово­рит Спа­си­тель: «доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона» (Мф. 5:18). Мне кажется, что эти боже­ствен­ные слова имеют в виду таин­ственно и гада­тельно (1Кор. 13:12) пока­зать, что обра­зом Креста все содер­жится в мире и что он веко­веч­нее всего содер­жи­мого им.
По этим-то при­чи­нам Гос­подь не просто сказал: «Сыну Чело­ве­че­скому над­ле­жит уме­реть», но «быть рас­пяту», для того, то есть, чтобы созер­ца­тель­ней­шим из бого­сло­вов пока­зать, что в образе Креста сокрыта все­мо­гу­щая сила Того, кото­рый почил на нем и бла­го­из­во­лил, чтобы Крест стал всем во всем!
свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский 

Если смерть Гос­пода нашего Иисуса Христа есть искуп­ле­ние всех, если смер­тью Его раз­ру­ша­ется сре­до­сте­ние пре­грады и совер­ша­ется при­зва­ние наро­дов, то как бы Он при­звал нас, если бы не был распят? Ибо на одном Кресте пре­тер­пе­ва­ется смерть с рас­про­стер­тыми руками. И потому Гос­поду нужно было пре­тер­петь смерть такого рода, рас­про­сте­реть руки Свои, чтобы одной рукой при­влечь древ­ний народ, а другой – языч­ни­ков, и обоих собрать воедино. Ибо Сам Он, пока­зы­вая, какой смер­тью иску­пит всех, пред­ска­зал: «И когда Я воз­не­сен буду от земли, всех при­влеку к Себе» (Ин. 12:32).
Иисус Хри­стос не пре­тер­пел ни смерти Иоанна – отсе­че­нием головы, ни смерти Исаии – пере­пи­ли­ва­нием пилой, чтобы и в смерти Тело его сохра­ни­лось не рас­се­чен­ным, чтобы этим отнять повод у тех, кото­рые бы дерз­нули раз­де­лять на части Его Цер­ковь.
свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий

Как четыре конца Креста свя­зы­ва­ются и соеди­ня­ются в центре, так Божией силой содер­жатся и высота, и глу­бина, и дол­гота, и широта, то есть вся види­мая и неви­ди­мая тварь.
пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин (116, 596)

Крест чет­ве­ро­ча­стен ради при­гвож­ден­ного на нем Христа, Сына Божия, сотво­рив­шего и содер­жа­щего горнее и доль­нее, и все суще­ству­ю­щее, соеди­нив­шего горнее с тем, что на земле, свыше нис­шед­шего, чтобы воз­вы­сить нас, воз­двиг­шего из ада и из земных сде­лав­шего нас небес­ными, соеди­нив­шего все в Себе Самом и созвав­шего концы мира к покло­не­нию Истин­ному и Живому Богу, все усво­ив­шего Себе, вос­со­здав­шего нас высо­той славы и глу­би­ной нищеты и сми­ре­ния, и широ­той мило­сти и любви.
свя­ти­тель Симеон Солун­ский

Все части мира были при­ве­дены к спа­се­нию частями Креста.
свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий

Кто не уми­лится, взирая на Стран­ника, так бедно воз­вра­ща­ю­ще­гося в Свой дом! Был Он у нас в гостях; мы дали Ему первый ночлег в стойле между живот­ными, потом выпро­во­дили Его в Египет к народу идо­ло­по­клон­ни­че­скому. У нас Он не имел где при­к­ло­нить голову, «пришел к своим, и свои Его не при­няли» (Ин.1:11). Теперь же отпра­вили Его в дорогу с тяже­лым Кре­стом: воз­ло­жили на плечи Его тяжкое бремя грехов наших. «И, неся Крест Свой, Он вышел на место, назы­ва­е­мое Лобное» (Ин.19:17), дер­жа­щий «все словом силы Своей» (Евр.1:3). Несет Крест истин­ный Исаак – древо, на кото­ром должен быть при­не­сен в жертву. Тяжкий Крест! Под тяже­стью Креста падает на дороге креп­кий в бранях, «сотво­рив­ший дер­жаву мышцею Своею» (Лк. 1:51). Многие пла­кали, но Хри­стос гово­рит: «не плачьте обо Мне» (Лк. 23:28): этот Крест на плечах есть власть, есть тот ключ, кото­рым Я отопру и изведу из заклю­чен­ных дверей адских Адама, «не плачьте». «Исса­хар осел креп­кий, лежа­щий между про­то­ками вод; и увидел он, что покой хорош, и что земля при­ятна: и пре­кло­нил плечи свои для ноше­ния бре­мени» (Быт. 49:14–15). «Выхо­дит чело­век на дело свое» (Пс. 103:23). Несет пре­стол Свой Архи­ерей, чтобы бла­го­сло­вить с него про­стер­тыми руками все части света. Выхо­дит на поле Исав, взяв лук и стрелы, чтобы достать и при­не­сти дичи, «уло­вить лов» отцу своему (Быт. 27:5). Выхо­дит Хри­стос Спа­си­тель, взяв Крест вместо лука, чтобы «уло­вить лов», чтобы при­влечь всех нас к Себе. «И когда Я воз­не­сен буду от земли, всех при­влеку к Себе» (Ин. 12:32). Выхо­дит мыс­лен­ный Моисей, берет жезл. Крест Свой, про­сти­рает руки, раз­де­ляет Черм­ное море стра­стей, пере­во­дит нас от смерти к жизни, и диа­вола. как фара­она, потоп­ляет в бездне адской.
свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский


Крест – зна­ме­ние истины

Крест есть зна­ме­ние муд­ро­сти духов­ной, хри­сти­ан­ской, крест­ной и силь­ной, как оружие креп­кое, ибо пре­муд­рость духов­ная, крест­ная, есть оружие против про­ти­вя­щихся церкви, как гово­рит апо­стол: «Ибо слово о кресте для поги­ба­ю­щих юрод­ство есть, а для нас, спа­са­е­мых,- сила Божия. Ибо напи­сано: погублю муд­рость муд­ре­цов, и разум разум­ных отвергну», и далее: «Еллины ищут муд­ро­сти; а мы про­по­ве­дуем Христа рас­пя­того… Божию силу и Божию пре­муд­рость» (1Кор. 1:18–19; 22–24).
В под­не­бес­ной живет дво­я­кая муд­рость у людей: муд­рость мира сего, кото­рая была, напри­мер, у эллин­ских фило­со­фов, не зна­ю­щих Бога, и муд­рость духов­ная, какова она у хри­стиан. Мир­ская пре­муд­рость есть безу­мие перед Богом: «Не обра­тил ли Бог муд­рость мира сего в безу­мие?» – гово­рит апо­стол (1Кор. 1:20); духов­ная же пре­муд­рость почи­та­ется безу­мием у мира: «для Иудеев соблазн, а для Елли­нов безу­мие» (1Кор. 1:23). Мир­ская муд­рость – слабое оружие, бес­силь­ное воин­ство­ва­ние, немощ­ная храб­рость. Но какое оружие пре­муд­рость духов­ная, это видно из слов апо­стола: оружия воин­ство­ва­ния нашего… силь­ные Богом на раз­ру­ше­ние твер­дынь» (2Кор. 10:4); и еще «слово Божие живо и дей­ственно и острее вся­кого меча обо­ю­до­ост­рого» (Евр. 4:12).
Обра­зом и зна­ме­нием мир­ской эллин­ской муд­ро­сти явля­ются содо­мо­го­морр­ские яблоки, о кото­рых повест­ву­ется, что извне они пре­красны, внутри же их прах смрад­ный. Обра­зом же и зна­ме­нием хри­сти­ан­ской духов­ной муд­ро­сти служит Крест, ибо им явлены и как бы ключом открыты нам сокро­вища пре­муд­ро­сти и разума Божия. Муд­рость мир­ская – прах, а словом крест­ным мы полу­чили все блага: «се бо прииде Кре­стом радость всему миру»…
свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский


Крест – зна­ме­ние буду­щего бес­смер­тия

Крест – зна­ме­ние буду­щего бес­смер­тия.
Пре­по­доб­ный авва Исаия (66, 338).

Видишь ли, чем диавол побе­дил, тем и сам побеж­ден; он через древо одолел Адама, и Хри­стос древом же побе­дил его. То древо низ­вело нас в ад, а это и низ­вер­жен­ных в ад извело оттуда. То древо скрыло нагого плен­ника, а это обна­жен­ного на высо­ком месте явило побе­ди­те­лем. Та смерть пала и на потом­ков, а эта вос­кре­сила и бывших прежде Христа. Кто воз­ве­стит силы Гос­подни? Из мерт­вых мы сде­ла­лись бес­смерт­ными. Таковы дей­ствия Креста.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Все, что совер­ши­лось на древе крест­ном, было вра­че­ва­нием нашей немощи, воз­вра­ща­ю­щим вет­хого Адама туда, откуда он ниспал, и при­во­дя­щим к древу жизни, от кото­рого удалил нас плод древа позна­ния, без­вре­менно и небла­го­ра­зумно вку­шен­ный. Поэтому древо за древо и руки за руку, руки, муже­ственно рас­про­стер­тые,- за руку, невоз­дер­жанно про­тя­ну­тую, руки при­гвож­ден­ные – за руку, изверг­нув­шую Адама. Поэтому воз­не­се­ние на Крест – за паде­ние, желчь – за вку­ше­ние, тер­но­вый венец – за худое вла­ды­че­ство, смерть – за смерть, тьма – за погре­бе­ние и воз­вра­ще­ние в землю для света.
свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов

Как грех вошел в мир посред­ством дре­вес­ного плода, так и спа­се­ние – посред­ством древа крест­ного.
свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий

Иисус Хри­стос, истреб­ляя то непо­слу­ша­ние Адама, кото­рое вна­чале совер­ши­лось через древо, был «послуш­ным даже до смерти, и смерти крест­ной» (Флп.2:8). Или иначе: то пре­слу­ша­ние, кото­рое совер­шено через древо, исце­лил послу­ша­нием, совер­шен­ным на древе.
свя­ти­тель Ириней Лион­ский

Имеешь у себя чест­ное древо – Крест Гос­по­день, кото­рым, если поже­ла­ешь, можно усла­дить горь­кую воду твоего нрава.
пре­по­доб­ный Нил Синай­ский

Крест – это грань Боже­ствен­ного попе­че­ния о нашем спа­се­нии, это – вели­кая победа, это – трофей, воз­двиг­ну­тый стра­да­ни­ями, это – венец празд­ни­ков.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

«А я не желаю хва­литься, разве только Кре­стом Гос­пода нашего Иисуса Христа, кото­рым для меня мир распят, а я для мира» (Гал. 6:14). Когда Сын Божий явился на земле и когда раз­вра­щен­ный мир не мог выне­сти Его без­греш­но­сти, бес­при­мер­ной доб­ро­де­тели и обли­чи­тель­ной сво­боды и, осудив это свя­тей­шее Лицо на позор­ную смерть, при­гвоз­дил ко Кресту, тогда Крест стал новым зна­ме­нием. Он стал жерт­вен­ни­ком, ибо на нем при­не­сена вели­кая Жертва нашего избав­ле­ния. Он стал боже­ствен­ным алта­рем, ибо окро­пился бес­цен­ной Кровию непо­роч­ного Агнца. Стал пре­сто­лом, ибо на нем опочил от всех своих дел вели­кий Послан­ник Божий. Стал пре­свет­лым зна­ме­нием Гос­пода сил, ибо «воз­зрят на Того, Кото­рого прон­зили» (Ин.19:37). И эти прон­зив­шие не по чему иному Его узнают, как только увидев это зна­ме­ние Сына Чело­ве­че­ского. В этом зна­че­нии мы с почте­нием должны взи­рать не только на то самое древо, кото­рое при­кос­но­ве­нием Пре­чи­стого Тела освя­ти­лось, но и на всякое другое, явля­ю­щее нам тот же образ, не при­вя­зы­вая нашего почте­ния к веще­ству дерева или золота и серебра, но относя его к Самому Спа­си­телю, на нем совер­шив­шему наше спа­се­ние. И этот Крест не столько был тяго­стен для Него, сколько облег­чи­те­лен и спа­си­те­лен для нас. Его бремя – наше успо­ко­е­ние; Его подвиги – наша награда; Его пот – наше облег­че­ние; Его слезы – наше очи­ще­ние; Его раны – наше исце­ле­ние; Его стра­да­ние – наше уте­ше­ние; Его Кровь – наше искуп­ле­ние; Его Крест – наш вход в рай; Его смерть – наша жизнь.
Платон, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский (105, 335–341).

Нет дру­гого ключа, кото­рый бы отвер­зал врата в Цар­ство Божие, кроме Креста Хри­стова
Вне Креста Хри­стова нет хри­сти­ан­ского пре­успе­я­ния
Увы, Гос­подь мой! Ты на Кресте – я утопаю в насла­жде­ниях и неге. Ты под­ви­за­ешься за меня на Кресте… я лежу в лено­сти, в рас­слаб­ле­нии, ищу повсюду и во всем спо­кой­ствия
Гос­подь мой! Гос­подь мой! Даруй мне ура­зу­меть зна­че­ние Креста Твоего, при­влеки меня к Кресту Твоему судь­бами Твоими…
епи­скоп Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

 

О покло­не­нии Кресту

Молитва Кресту это поэ­ти­че­ская форма обра­ще­ния к Тому, кто распят на Кресте.

“Слово о кресте для поги­ба­ю­щих юрод­ство есть, а для нас, спа­са­е­мых,- сила Божия» (1Кор.1:18). Ибо «духов­ный судит о всем, а душев­ный чело­век не при­ни­мает того, что от Духа Божия» (1Кор.2:15,14). Ибо это есть безу­мие для тех, кото­рые не при­ни­мают с верой и не помыш­ляют о Бла­го­сти и Все­мо­гу­ще­стве Бога, но боже­ствен­ные дела иссле­дуют посред­ством чело­ве­че­ских и есте­ствен­ных рас­суж­де­ний, ибо все, что при­над­ле­жит Богу, выше есте­ства и разума, и мысли. И если кто-либо станет взве­ши­вать: каким обра­зом Бог вывел все из небы­тия в бытие и ради чего, и если бы он захо­тел постиг­нуть это посред­ством есте­ствен­ных рас­суж­де­ний, то он не постиг­нет. Ибо это знание – душев­ное и бесов­ское. Если же кто, руко­вод­ству­ясь верой, примет во вни­ма­ние, что Боже­ство – благое и все­мо­гу­щее, и истин­ное, и мудрое, и пра­вед­ное, то он найдет все глад­ким и ровным и путь – прямым. Ибо вне веры спа­стись невоз­можно, потому что все, как чело­ве­че­ское, так и духов­ное, осно­вано на вере. Ибо без веры ни зем­ле­де­лец не раз­ре­зает борозды земли, ни купец на малом древе не вве­ряет своей души бес­ну­ю­щейся бездне моря; не про­ис­хо­дят ни браки, ни что-либо иное в жизни. Верою Ура­зу­ме­ваем, что все при­ве­дено из небы­тия в бытие могу­ще­ством Божиим; верою пра­вильно совер­шаем все дела – как боже­ские, так и чело­ве­че­ские. Вера, далее, есть нелю­бо­пыт­ству­ю­щее одоб­ре­ние.

Всякое, конечно, деяние и чудо­тво­ре­ние Хри­стово – весьма велико и боже­ственно, и уди­ви­тельно, но уди­ви­тель­нее всего – Чест­ной Его Крест. Ибо смерть нис­про­верг­нута, пра­ро­ди­тель­ский грех уни­что­жен, ад ограб­лен, даро­вано Вос­кре­се­ние, дана нам сила пре­зи­рать насто­я­щее и даже самую смерть, воз­вра­щено пер­во­на­чаль­ное бла­жен­ство, открыты врата рая, наше есте­ство село одес­ную Бога, мы сде­ла­лись чадами Божи­ими и наслед­ни­ками не через другое что, а через Крест Гос­пода нашего Иисуса Христа. Ибо все это устро­ено через Крест: «все мы, кре­стив­ши­еся во Христа Иисуса, — гово­рит апо­стол, — в смерть Его кре­сти­лись» (Рим.6:3). «Все вы, во Христа кре­стив­ши­еся, во Христа облек­лись» (Гал.3:27). И далее: Хри­стос есть Божия сила и Божия пре­муд­рость (1Кор.1:24). Вот смерть Христа, или Крест, одел нас в ипо­стас­ную Божию Муд­рость и Силу. Сила же Божия есть слово крест­ное или потому, что через него откры­лось нам могу­ще­ство Божие, то есть победа над смер­тью, или потому, что, подобно тому как четыре конца Креста, соеди­ня­ясь в центре, твердо дер­жатся и крепко свя­зы­ва­ются, так и через посред­ство силы Божией содер­жатся и высота, и глу­бина, и длина, и широта, то есть вся види­мая и неви­ди­мая тварь.

Крест дан нам в каче­стве зна­ме­ния на челе, как Изра­илю – обре­за­ние. Ибо через него мы, верные, раз­ли­ча­емся от невер­ных и узна­емся. Он – щит и оружие, и памят­ник победы над диа­во­лом. Он – печать, для того чтобы не кос­нулся нас Истреб­ля­ю­щий, как гово­рит Писа­ние (Исх. 12:12,29). Он – лежа­щих вос­ста­ние, сто­я­щих опора, немощ­ных посох, пасо­мых жезл, воз­вра­ща­ю­щихся руко­вод­ство, пре­успе­ва­ю­щих путь к совер­шен­ству, души и тела спа­се­ние, откло­не­ние от всяких зол, всяких благ винов­ник, греха истреб­ле­ние, росток вос­кре­се­ния, древо Жизни Вечной.

Итак, самому древу, дра­го­цен­ному по истине и досто­чти­мому, на кото­ром Хри­стос принес Самого Себя в жертву за нас, как освя­щен­ному при­кос­но­ве­нием и Свя­того Тела, и Святой Крови, есте­ственно должно покло­няться; подоб­ным обра­зом – и гвоз­дям, копью, одеж­дам и святым Его жили­щам – яслям, вер­тепу, Гол­гофе, спа­си­тель­ному живо­тво­ря­щему гробу, Сиону – главе Церк­вей, и подоб­ному, как гово­рит бого­отец Давид: «Пойдем к жилищу Его, покло­нимся под­но­жию ног Его». А что он разу­меет Крест, пока­зы­вает то, что ска­зано: «Стань, Гос­поди, на место покоя Твоего» (Пс.131:7–8). Ибо за Кре­стом сле­дует Вос­кре­се­ние. Ибо если вожде­ленны дом, и ложе, и одежда тех, кото­рых мы любим, то насколько более – то, что при­над­ле­жит Богу и Спа­си­телю, через посред­ство чего мы и спа­сены!

Покло­ня­емся же мы и образу Чест­ного и Живо­тво­ря­щего Креста, хотя бы он был сделан и из иного веще­ства; покло­ня­емся, почи­тая не веще­ство (да не будет!), но образ, как символ Христа. Ибо Он, делая заве­ща­ние Своим уче­ни­кам, гово­рил: «тогда явится зна­ме­ние Сына Чело­ве­че­ского на небе» (Мф.24:30), разу­мея Крест. Поэтому и Ангел вос­кре­се­ния гово­рил женам: «Иисуса ищете Наза­ря­нина, рас­пя­того» (Мк.16:6). И апо­стол: «мы про­по­ве­дуем Христа рас­пя­того» (1Кор.1:23). Хотя много хри­стов и иису­сов, но один – Рас­пя­тый. Он не сказал: «прон­зен­ного копьем», но: «рас­пя­того». Поэтому должно покло­няться зна­ме­нию Христа. Ибо где будет зна­ме­ние, там будет и Сам Он. Веще­ству же, из кото­рого состоит образ Креста, хотя бы это было золото или дра­го­цен­ные камни, после раз­ру­ше­ния образа, если бы такое слу­чи­лось, не должно покло­няться. Итак, всему тому, что посвя­щено Богу, мы покло­ня­емся, относя почте­ние к Нему Самому.

Древо жизни, насаж­ден­ное Богом в раю, пре­ды­зоб­ра­зило этот Чест­ной Крест. Ибо так как смерть вошла через посред­ство древа, то над­ле­жало, чтобы через древо же были даро­ваны Жизнь и Вос­кре­се­ние. Первый Иаков, покло­нив­шись на конец жезла Иосифа, посред­ством образа обо­зна­чил Крест, и, бла­го­сло­вив своих сыно­вей пере­ме­нен­ными руками (Быт.48:14), он весьма ясно начер­тал зна­ме­ние Креста. То же обо­зна­чали жезл Мои­сеев, кре­сто­об­разно пора­зив­ший море и спас­ший Изра­иля, а фара­она пото­пив­ший; руки, кре­сто­видно про­сти­ра­е­мые и обра­ща­ю­щие в бег­ство Ама­лика; горь­кая вода, услаж­да­е­мая древом, и скала, раз­ры­ва­е­мая и изли­ва­ю­щая источ­ники; жезл, при­об­ре­та­ю­щий Аарону досто­ин­ство свя­щен­но­на­ча­лия; змий на древе, воз­не­сен­ный в виде трофея, как будто бы он был умерщ­влен, когда древо исце­ляло тех, кото­рые с верой смот­рели на мерт­вого врага, подобно тому как и Хри­стос Плотию, не знав­шей греха, был при­гвож­ден за грех. Вели­кий Моисей гово­рит: уви­дите, что жизнь ваша будет висеть на древе пред вами (Втор.28:66). Исаия: «всякий день про­сти­рал Я руки Мои к народу непо­кор­ному, ходив­шему путем недоб­рым, по своим помыш­ле­ниям» (Ис. 65:2). О, если бы мы, покла­ня­ю­щи­еся ему (то есть Кресту), полу­чили удел во Христе, Кото­рый был распят!”

пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин. Точное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки