Инструкция для ловца человеков — священник Даниил Сысоев

Инструкция для ловца человеков — священник Даниил Сысоев


Слово мис­сия озна­чает воз­ве­ще­ние непо­вре­жден­ного Свя­того Еван­ге­лия тем людям, кото­рые нахо­дятся за пре­де­лами Пра­во­слав­ной Церкви. Если мы гово­рим с людьми кре­ще­ными, но нево­цер­ко­в­лен­ными, кото­рые себя счи­тают пра­во­слав­ными, то это не мис­сия, – это катехизация.

 

Оглав­ле­ние

 

1. Понятия миссии и миссионерства

Слово мис­сия озна­чает воз­ве­ще­ние непо­вре­жден­ного Свя­того Еван­ге­лия тем людям, кото­рые нахо­дятся за пре­де­лами Пра­во­слав­ной Церкви. Если мы гово­рим с людьми кре­ще­ными, но нево­цер­ко­в­лен­ными, кото­рые себя счи­тают пра­во­слав­ными, то это не мис­сия, – это кате­хи­за­ция. На Земле живут только два типа разум­ных существ: homo sapiens и homo christianus. Отли­ча­ются они друг от друга, как мерт­вый от живого. Живой хри­сти­а­нин отли­ча­ется от нежи­вых (обыч­ных) людей. Как гово­рит апо­стол Павел, «вас, мерт­вых по пре­ступ­ле­ниям и гре­хам вашим, в кото­рых вы неко­гда жили, по обы­чаю мира сего, по [воле] князя, гос­под­ству­ю­щего в воз­духе… Бог… ожи­во­тво­рил со Хри­стом» (Еф. 2, 1–5). Когда мис­си­о­нер идет про­по­ве­до­вать, он идет в то место, кото­рое в «Дея­ниях апо­сто­лов» назы­ва­ется обла­стью сатаны, местом тьмы, местом отвер­же­ния, где живут чада гнева Божия, нахо­дя­щи­еся под вла­стью сатаны и под тенью смерти, – люди, пора­бо­щен­ные и захва­чен­ные дья­воль­ской сетью.

Инструк­ция для ловца человеков

Мис­си­о­нер идет в мир, кото­рый живет по иным зако­нам, ведь законы хри­стиан и законы обыч­ного чело­ве­че­ского мира – это совер­шенно раз­ные законы. Когда мы мис­си­о­нер­ствуем, то нахо­димся на гра­нице трех миров:

1) мира людей;

2) мира на гра­нице с Небом. Мис­си­о­неры – пря­мые послан­ники Хри­ста. Апо­стол Павел гово­рит: «Вы пока­зы­ва­ете собою, что вы – письмо Хри­стово» (2 Кор. 3, 3). Мы воз­ве­щаем непо­вре­жден­ную весть откро­ве­ния людям, кото­рые не знают истины и не знают спасения;

3) миром на гра­нице с под­не­бес­ной. Мис­си­о­неры всту­пают в пря­мое сра­же­ние с Люци­фе­ром, так как дья­волу сильно не нра­вится, когда выры­вают добычу из его пасти.

2. Традиционные и нетрадиционные религии

К сожа­ле­нию, сей­час, бла­го­даря раз­ви­тию раз­ных нецер­ков­ных уче­ний, напри­мер таких, как гума­низм, люди при­шли к стран­ному выводу, что спа­стись могут все. Не важно, хри­сти­а­нин или не хри­сти­а­нин, лишь бы чело­век был хоро­ший. Такое пред­став­ле­ние про­ти­во­ре­чит Свя­щен­ному Писа­нию, уче­нию Все­лен­ской Церкви; более того, оно про­ти­во­ре­чит здра­вому смыслу и наблю­да­е­мому опыту. Ни один чело­век, живу­щий вне Церкви, при­дер­жи­ва­ю­щийся иных рели­ги­оз­ных тра­ди­ций, нико­гда не рас­счи­ты­вает полу­чить то спа­се­ние, на кото­рое наде­ются христиане.

Наша глав­ная надежда – что мы спа­са­емся от греха, про­кля­тия и смерти, полу­чаем про­ще­ние гре­хов и веч­ную жизнь, ста­но­вимся Божьими детьми и встре­ча­емся лицом к лицу с нашим Небес­ным Отцом. Гос­подь гово­рит: «Бла­женны чистые серд­цем, потому что они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Эта глав­ная надежда хри­стиан – на спа­се­ние как бого­об­ще­ние, как обо­же­ние, как веч­ная жизнь вос­крес­шим во плоти перед лицом Бога – неиз­вестна для всех осталь­ных людей. Именно поэтому, когда хри­сти­ане гово­рят, что вне Церкви нет спа­се­ния, они гово­рят ту вещь, с кото­рой кос­венно согласны пред­ста­ви­тели всех рели­гий. Инте­ресно, что до хри­сти­ан­ства ни в одной из рели­ги­оз­ных тра­ди­ций чело­ве­че­ства не было надежды на хоро­ший исход вообще. Хоро­ших исхо­дов от встречи с Твор­цом не обе­ща­лось никем и никогда.

Что про­ис­хо­дит после смерти с людьми, кото­рые не при­няли кре­ще­ние? Они реально идут в ад – дру­гого пути для них нет. Хри­стос спус­кался в ад в кон­крет­ный момент – Вели­кую Суб­боту и осво­бо­дил тех людей, кото­рые искали Его при жизни (до Его рож­де­ния). Все люди, кото­рые сей­час не захо­тели придти ко Хри­сту, поги­бают навсе­гда. Поэтому мис­си­о­нер­ство – это пря­мое след­ствие мило­сер­дия. Можно ли жить спо­койно зная, что наши близ­кие, род­ные, зна­ко­мые – собра­тья по Адаму и Еве – огром­ными мас­сами схо­дят в долину смерт­ной тени, при­чем навсе­гда? Если об этом пом­нить, то будет ли инте­ресно, тра­ди­ци­он­ная у них рели­гия или нетра­ди­ци­он­ная? (Тра­ди­ци­онно чело­век пове­сился или нетра­ди­ци­онно подо­рвался на гра­нате – какая раз­ница? Все равно погиб!) Если чело­век идет в ад, то неважно, идет ли он из-за того, что при­дер­жи­ва­ется ислама или из-за того, что был чле­ном, напри­мер, какой-нибудь секты типа «сви­де­те­лей Иеговы». Глав­ное, что поги­бает. И это самая страш­ная вещь, кото­рая может слу­читься с человеком.

Тра­ди­ци­он­ные кон­фес­сии как поня­тие воз­никло в пер­вые века нашей эры в древ­нем Риме. Есть уди­ви­тель­ное житие свя­того рав­ноап­о­столь­ного Карпа. Когда допра­ши­вали свя­того Карпа, пра­ви­тель спра­ши­вал его, зачем он ото­шел от древ­ней тра­ди­ци­он­ной рели­гии своих пред­ков, кото­рая укре­пила госу­дар­ство, создала нрав­ствен­ные устои обще­ства, кото­рая при­зна­ется не только рим­ля­нами, но и вар­ва­рами, рели­гии древ­ней и утвер­жден­ной опы­том мно­гих поко­ле­ний? Почему вошел в новую секту хри­стиан? На это Карп отве­чал, что мы не ува­жаем вещь только за то, что она древ­няя, ибо и злоба древ­няя, но не заслу­жи­вает ника­кого уважения.

Для отцов Церкви ника­кой раз­ницы между тра­ди­ци­он­ными и нетра­ди­ци­он­ными кон­фес­си­ями не было. Свя­щен­ное Писа­ние раз­де­ляет рели­гии только по одному прин­ципу: одна – истин­ная, все – осталь­ные лож­ные. Есть один путь, веду­щий к Богу. Гос­подь ска­зал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6). И есть мно­же­ство путей, выду­ман­ных дья­во­лом, кото­рые ведут к гибели. Сам Гос­подь ска­зал, что участь идо­ло­по­клон­ни­ков «в озере, горя­щем огнем и серою. Это смерть вто­рая» (Откр. 21, 8). Пред­ста­ви­тели всех тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий пой­дут в ад, и тра­ди­ци­он­ность им ничем не поможет.

Почему же такой лжи­вый под­ход суще­ствует сего­дня в рели­ги­оз­ном вопросе? Потому что сама суть рели­гии заклю­ча­ется в том, что нужно ста­вить вопрос не о тра­ди­ци­он­но­сти или нетра­ди­ци­он­но­сти той или иной рели­гии, а о ее истин­но­сти. Любая рели­гия на этом постро­ена. Инду­изм, ислам или хри­сти­ан­ство – все они постро­ены на этом, и в этом поле рабо­тают. А ука­зан­ный под­ход – это попытка опи­сать рели­гию как обще­ствен­ный инсти­тут, и не больше. Посту­пать так в Церкви недо­пу­стимо. Мы должны быть в мире со всеми людьми, мы должны сотруд­ни­чать в деле мира с пред­ста­ви­те­лями дру­гих рели­гий, но речь идет только о фор­маль­ном мире, чтобы, как гово­рит свя­той Иоанн Зла­то­уст, не было все­об­щей войны всех про­тив всех.

Но ни в коем слу­чае мы не должны под этим пред­ло­гом губить людей. Ведь если тата­рам или чечен­цам, евреям или каза­хам мы не будем про­по­ве­до­вать, потому что они члены «тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий», то мы про­явим дья­воль­скую бес­че­ло­веч­ность по отно­ше­нию к ним. Ведь полу­ча­ется жут­кий расизм: люди тюрк­ских кро­вей или кав­казцы ока­зы­ва­ются будто бы недо­стойны спа­се­ния по при­чине своей наци­о­наль­но­сти. Это дис­кри­ми­на­ция в самом страш­ном смысле.

3. Причины миссионерства

Именно потому, что нам безумно жалко людей, мы и пыта­емся их спа­сти. Но мы можем их спа­сти, только зная очень важ­ную вещь: мы избран­ные Богом. Мы «род избран­ный, цар­ствен­ное свя­щен­ство, народ свя­той, люди, взя­тые в удел, дабы воз­ве­щать совер­шен­ства При­звав­шего… из тьмы в чуд­ный Свой свет» (1 Петр. 2, 9). Нам дана пол­нота Истины, мы знаем абсо­лют­ную Истину, «мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5, 19). И именно поэтому мы не стес­ня­емся все­гда напо­ми­нать всем, что обла­даем абсо­лют­ной Исти­ной. Но важно заме­тить, что заслуги нашей в этом нет: мы не доби­лись ее – нам ее пода­рили, и мы хотим поде­литься этим подар­ком. Мы хотим, чтобы люди, нахо­дя­щи­еся во тьме, нашли Свет; чтобы люди, быв­шие в заблуж­де­нии, нашли Истину. Именно поэтому мы в заве­домо нерав­ном поло­же­нии с теми, к кому мы идем. Мы вест­ники Бога. Мы избран­ные Бога, кото­рые при­зы­вают в это избра­ние всех осталь­ных, чтобы они стали такими же, как мы.

4. Методология миссионерства

Ника­кого рав­но­прав­ного диа­лога мис­си­о­нер не имеет права вести: он не может ска­зать «у вас есть право на свое мне­ние, а у нас есть право на свое мне­ние». Мис­си­о­нер вообще не имеет права иметь свое мне­ние. Пра­во­слав­ная Цер­ковь ни на одну про­блему своей точки зре­ния не имеет – она все­гда обхо­дится точ­кой зре­ния Гос­пода Бога и ей этого хва­тает. Мы не должны иметь своих точек зре­ния, мы должны обхо­дится точ­кой зре­ния Гос­пода Бога – и этого нам хва­тит. Как гово­рил Мак­сим Испо­вед­ник, «я и Бог – это уже боль­шин­ство, при­чем подавляющее».

К сожа­ле­нию, когда люди пыта­ются про­по­ве­до­вать, они счи­тают, что надо выстро­ить какие-то пари­тет­ные отно­ше­ния с пред­ста­ви­те­лями дру­гих рели­гий, ува­жать их взгляды. Но это воз­можно только при усло­вии, что чело­век не пони­мает, что с ним про­ис­хо­дит. Пред­ставьте себе, как вы будете ува­жать взгляды нар­ко­мана, кото­рый счи­тает, что он имеет право на героин? Будете ува­жать его мне­ние? Нет. Точно также лож­ная рели­гия – и более, ведь эта вещь хуже геро­ина на самом-то деле. Она губит чело­века в пря­мом, реаль­ном смысле этого слова. Хри­стова любовь тре­бует бес­по­щад­ной нетер­пи­мо­сти к лож­ным мне­ниям, сопро­вож­да­е­мой бес­по­щад­ной – по отно­ше­нию к себе – любо­вью к поги­ба­ю­щему. Себя щадить для слу­же­ния поги­ба­ю­щему нельзя, но при этом нельзя щадить и лжи­вые мне­ния дру­гого чело­века, именно потому, что они губят душу.

Мис­си­о­нер рабо­тает на самых глу­би­нах чело­ве­че­ского духа. И то слово, кото­рое мы при­но­сим, дохо­дит до самых глу­бин сердца, до раз­де­ле­ния моз­гов и сердца, до души и духа и судит помыш­ле­ния сер­деч­ные. Если чело­век пыта­ется свое слово ска­зать вме­сто Слова Божьего – даже очень хоро­шее, очень умное, логич­ное, оно оста­нется на уровне головы. Голова может даже согла­ситься, а сердце ска­жет «не хочу». И что вы будете делать с этим? Мис­си­о­нер все раз­ло­жил по полоч­кам, а чело­век гово­рит «я все пони­маю, а делать не буду, потому что не хочу». В чем здесь про­блема? В том, что мис­си­о­нер поло­жился на себя, и тут появи­лось то, о чем гово­рил свя­той Гри­го­рий Палама: «Вся­кое слово борется со сло­вом, но кто опро­верг­нет жизнь? Наша задача – сеять именно Слово Божие, чистое, свя­тое, в неиз­мен­ном виде, пола­га­ясь на силу Самого Слова Божьего.

Был у меня такой слу­чай. При­шел ко мне вах­ха­бит – чече­нец – ска­зать, что я мно­го­бож­ник. Я ему все раз­ло­жил по полоч­кам, и мы дого­во­ри­лись, что будем про­сто логично раз­би­рать кто такой Бог, что такое пред­опре­де­ле­ние. Сна­чала мне каза­лось, вот всё, сей­час я его обращу. Ничего подоб­ного, ника­кого обра­ще­ния. А потом мы стали про­сто встре­чаться, все по порядку раз­би­рать. Раз­би­раем, раз­би­раем, я думаю: ну ладно, пус­кай хоть что-то узнает о хри­сти­ан­стве. И вдруг он задает вопрос: «Отец Даниил, а ты чего мне не пред­ла­га­ешь кре­ститься?» – «Ты вроде жела­ния не выска­зы­ва­ешь». А он в ответ: «Да я давно уже желаю».

Есть вещи, кото­рые про­ис­хо­дят таин­ствен­ным обра­зом, и Бог спе­ци­ально делает так, чтобы чело­век нико­гда не смог похва­статься. Я за свою жизнь не обра­тил ни одного чело­века. Я видел кучу обра­ще­ний, но сам я не обра­тил никого. Когда я ста­рался, не выхо­дило ничего, а когда гово­рил Слово Божие, то оно само меняло чело­века. Бог спе­ци­ально это сде­лал, зная мое при­род­ное хва­стов­ство, чтобы я ни разу не мог похва­литься». Как и гово­рит апо­стол Павел: «Сокро­вище сие мы носим в гли­ня­ных сосу­дах, чтобы пре­из­бы­точ­ная сила была [при­пи­сы­ва­ема] Богу, а не нам» (2 Кор. 4, 7).

5. Основной принцип миссионера

Все­гда ува­жай чело­века и нико­гда не ува­жай его убеж­де­ния. Необ­хо­димо четко раз­де­лять грех и греш­ника. Здесь та же схема: мы любим блуд­ника и нена­ви­дим блуд, любим пья­ницу и нена­ви­дим пьян­ство, – точно так же мы любим ере­тика и нена­ви­дим ересь, любим языч­ника и нена­ви­дим язы­че­ство, любим мусуль­ма­нина и нена­ви­дим ислам. Более того, если вы захо­тите стать мис­си­о­не­ром, вы вой­дете в очень древ­ний замы­сел. Когда была заду­мана мис­сия? Еще до сотво­ре­ния Все­лен­ной Бог Отец решил создать мир как пода­рок Сво­ему Сыну, потому что «все Им и для Него создано» (Кол. 1, 16), как ска­зано в Писа­нии. И Он захо­тел, чтобы Сын Божий стал «пер­во­род­ным между мно­гими бра­ти­ями» (Рим. 8, 29). И мы, люди, ста­но­вимся слу­жи­те­лями дела Бога Отца по при­ве­де­нию новых бра­тьев к Его Сыну. Задача мис­си­о­нера – пройти по этому миру частым гре­беш­ком и найти тех людей, для кото­рых Истина важ­нее, чем они сами.

6. Оружие миссионера

Непо­вре­жден­ное ярчай­шее Слово Бога – это самое страш­ное ору­жие, кото­рое есть во Все­лен­ной. Оно силь­нее ядер­ной бомбы, оно под­ры­вает всю силу дья­вола, и оно должно быть пере­да­ва­емо мак­си­мально чистым. Поэтому мис­си­о­неры обя­заны гово­рить с вла­стью, но только вла­стью Божией. И поэтому же у мис­си­о­нера есть внут­рен­нее огра­ни­че­ние: мис­си­о­нер огра­ни­чен в том, о чем и как он гово­рит. Мис­си­о­нер дол­жен гово­рить так: я не желаю знать «ничего, кроме Иисуса Хри­ста, и при­том рас­пя­того» (1 Кор. 2, 2), – это глав­ней­шее усло­вие. Мис­си­о­нер не имеет права гово­рить о чем-то, кроме Свя­того Еван­ге­лия. Мис­си­о­нер дол­жен быть, как гово­рит мир сей, узко­ло­бым фана­ти­ком, а на самом деле – широ­ко­ло­бым муд­ре­цом. Он дол­жен гово­рить только чистое, нераз­бав­лен­ное Слово Божие. Гово­рить так: «Бог ска­зал, извольте выпол­нять. Я вас пре­ду­пре­дил, понятно?» Вот тогда через мис­си­о­нера будет дей­ство­вать немыс­ли­мая сила.

Когда чело­век именно так начи­нает мис­си­о­нер­ство­вать, его жизнь меня­ется. Ведь апо­стол Иаков ска­зал, что «обра­тив­ший греш­ника от лож­ного пути его спа­сет душу от смерти и покроет мно­же­ство гре­хов» (Иак. 5, 20). Мис­си­о­нер дол­жен при­зы­вать чело­века к лич­ному кон­такту с Гос­по­дом Богом.

7. Когда нужно начинать миссионерствовать?

В Свя­щен­ном Писа­нии опи­сы­ва­ется один огла­шен­ный, кото­рый был вели­ко­леп­ным мис­си­о­не­ром, – Апол­лос. Он был настав­лен в нача­лах пути Гос­подня и, будучи огла­шен­ным, учил о Гос­поде, даже не зная до конца уче­ния, зная только кре­ще­ние Иоан­ново. И что мы видим? Его попра­вили, но мис­си­о­нер­ство­вать не запре­тили. Если чело­век чув­ствует при­зва­ние в своем сердце воз­ве­стить Еван­ге­лие Цар­ства, он дол­жен делать это сразу же.

Мно­гие гово­рят, мол, я недо­стоин. Да никак ты не можешь быть достоин! Ты греш­ный чело­век с нечи­стыми устами, живешь среди людей с нечи­стыми устами, а твои глаза видят Гос­пода. Как такое может быть? Ты не достоин, но ты при­зван. Так и надо ска­зать: «Я недо­стоин, но я иду, потому что Бог позвал меня, потому что мне жалко погибающих».

8. Награда миссионера.

Мис­си­о­нер – кол­лек­ци­о­нер. Он полу­чает награды за тот образ жизни, кото­рый ведет:

- как хри­сти­а­нин – или 30-крат­ную, или 60-крат­ную, или 100-крат­ную, в зави­си­мо­сти от того, семей­ный, вдо­вый или девственник;

- как мис­си­о­нер – не меньше 100 крат, а то и больше;

- как тот, кого пре­сле­дуют за имя Гос­подне, – вели­кую награду на Небесах;

- как миротворец.

Мис­си­о­нер дей­стви­тельно попа­дает в совер­шенно иную реаль­ность пря­мого Цар­ства. Т.е. он уже в реаль­но­сти Цар­ства Божия и начи­нает пред­вос­хи­щать Цар­ство Божие уже на земле, а затем оно его увле­кает в веч­ность. У мис­си­о­не­ров есть огром­ное коли­че­ство дру­зей на Небе, потому что чем больше они мис­си­о­нер­ствуют, тем больше нуж­да­ются в помощи своих пред­ше­ствен­ни­ков – свя­тых мис­си­о­не­ров, апо­сто­лов, рав­ноап­о­столь­ных, пре­по­доб­ных, вели­ких про­све­ти­те­лей. Они ста­но­вятся для него сродными.

Нужно ли искать славу? Нужно, конечно же. Какой нор­маль­ный чело­век не хочет славы? Только зачем нам вре­мен­ная слава? Славу надо искать веч­ную. А кто может дать веч­ную славу? Только веч­ный Бог. И как про­яв­ля­ется эта слава? Бог ска­зал: «Я про­славлю про­слав­ля­ю­щих Меня» (1 Цар. 2, 30). А как лучше про­сла­вить Бога? Оче­видно, не по оди­ночке. Обрати, напри­мер, чело­век 100, и вме­сте с ними про­славь Бога.

Во сколько раз будет больше награда? Когда чело­век зани­ма­ется пра­во­слав­ной мис­сией, сра­жа­ется с дья­во­лом, он ста­но­вится силь­нее и силь­нее. Кто лучше знает уче­ние Церкви? Мис­си­о­нер или обыч­ный чело­век? Оче­видно, мис­си­о­нер, потому что ему все время при­хо­дится в этом поле рабо­тать. Мис­си­о­неру жить не очень удобно. Вот захо­чется нару­шить какую-то запо­ведь Божию, только собрался – а тут ему про­по­ве­до­вать нужно, и Бог обя­за­тельно устроит так, что нужно будет гово­рить именно об этой запо­веди, кото­рую он нару­шить собрался.

Гос­подь делает так, что через обра­ща­е­мых мис­си­о­нер учится и сам. Таким обра­зом Бог будет под­ни­мать его выше и выше. Но есть обя­за­тель­ное усло­вие: мис­си­о­нер дол­жен молиться. Конечно, мис­сия этому тоже учит: если чело­век не молится, то начи­нает уны­вать, потому что у него ничего не полу­ча­ется. Если чело­век пыта­ется быть устами Бога Отца, но при этом к Богу Отцу не обра­ща­ется, у него ничего не полу­чится. Сыг­рать в это не полу­чится. Т.е. мис­си­о­нер­ство застав­ляет людей молиться, осо­бенно когда мис­си­о­нер попа­дает в экс­тре­маль­ную ситу­а­цию – а он все­гда живет в такой экс­тре­маль­ной ситу­а­ции, ведь нахо­дится на пере­се­че­нии трех миров. Именно поэтому жизнь его пре­дельно насы­щен­ная, пре­дельно яркая, и мис­си­о­нер при­вы­кает посто­янно пола­гаться на Гос­пода Бога.

Как только мис­си­о­нер ото­шел от Бога, сразу его пора­жает враг. Он рядом, он видит в нем глав­ного сво­его про­тив­ника, мис­си­о­нер – это, можно ска­зать, спец­на­зо­вец Пре­свя­той Тро­ицы. Один писа­тель заме­тил, что, если хочешь уви­деть чудеса, нужно быть или муче­ни­ком, или мис­си­о­не­ром, потому что, дей­стви­тельно, это пря­мая рука Божия. Она дей­ствует именно тогда, когда чело­век нахо­дится на пере­до­вой, когда он про­хо­дит впе­реди всего, идет в атаку про­тив сил тьмы. Поэтому мис­си­о­нер­ство есть путь к свя­то­сти, к кото­рой мы все призваны.

Если ты будешь мис­си­о­не­ром, ты будешь одно­вре­менно и помо­гать несчаст­ным. Как гово­рил пре­по­доб­ный Мака­рий Алтай­ский, «я тут мест­ным наро­дам самый низ­ший слуга». А пре­по­доб­ный Гер­ман Аляс­кин­ский гово­рил: «Я тут всем этим наро­дам нянька». Полу­ча­ется, нач­нешь про­по­ве­до­вать – и будешь вынуж­ден помо­гать чело­веку. Кстати, сердце будет смяг­чаться. Сердце от мис­сии смяг­ча­ется больше, чем даже от дел бла­го­тво­ри­тель­но­сти, так как мис­си­о­нер вынуж­ден всту­пить в лич­ный кон­такт с чело­ве­ком. Ведь разве можно так осно­ва­тельно помочь дру­гому чело­веку, помо­гая только внешне, не каса­ясь его душой?

9. Требование к миссионеру

Изу­чить пра­во­слав­ное веро­уче­ние на осно­ва­нии Свя­щен­ного Писа­ния и узнать, как пра­вильно его пре­по­дать совре­мен­ному чело­веку. Необ­хо­димо сво­бодно ори­ен­ти­ро­ваться в составе и содер­жа­нии Биб­лии, кото­рая у мис­си­о­нера должна быть все­гда с собой. Пер­вое домаш­нее зада­ние – выучить наизусть оглав­ле­ние Биб­лии. В плане обу­че­ния мис­си­о­нер отли­ча­ется от обыч­ного чело­века, кото­рый про­сто хочет что-то изу­чить, тем, что пер­вый усва­и­вает инфор­ма­цию с целью пере­дачи ее кому-то.

10. Основные принципы проповеди: цели и задачи

Мис­си­о­нер опи­ра­ется прежде всего на Свя­щен­ное Писа­ние, но не так, как ему хочется, а так, как его пони­мает согла­сие отцов Церкви.

Основ­ная задача мис­си­о­нера – нести весть Иисуса Хри­ста о про­ще­нии гре­хов. Это явля­ется и самой глав­ной вестью – «про­ще­ние гре­хов во всех наро­дах» (Лк. 24, 47). Т.е. самая глав­ная весть в том, что нам обе­ща­ется про­ще­ние гре­хов. Обычно гово­рят: у хри­стиан все очень легко – пока­ялся, и грехи тебе про­ща­ются. И мы согла­ша­емся: у нас все легко! И гово­рим: попро­буйте, сами уви­дите! В этом немыс­ли­мая новизна Еван­ге­лия: про­ще­ние гре­хов озна­чает, что при­чинно-след­ствен­ные связи рвутся, мое про­шлое мной уже больше не управ­ляет, я могу начи­нать с чистого листа, я попа­даю в пер­вый день тво­ре­ния, и все мои пути начи­на­ются от ана­лоя с Кре­стом и Еван­ге­лием. Мы начи­наем жить с чистого листа бла­го­даря мило­сти Бога, за кото­рую очень дорого запла­чено кро­вью Гос­под­ней. Весть о про­ще­нии гре­хов явля­ется серд­це­ви­ной вести о христианстве.

Мы воз­ве­щаем пока­я­ние – пере­мену миро­воз­зре­ния. Мы тре­буем от всех наро­дов изме­не­ния миро­воз­зре­ния. Бог утвер­ждает, что невоз­можно чело­веку в есте­ствен­ном состо­я­нии при­нять Еван­ге­лие – невоз­можно, если он не поме­няет сво­его миро­воз­зре­ния. Еван­ге­лие нельзя меха­ни­че­ски при­ло­жить к суще­ству­ю­щему миро­воз­зре­нию. «Не вся­кий, гово­ря­щий Мне: «Гос­поди! Гос­поди!», вой­дет в Цар­ство Небес­ное, но испол­ня­ю­щий волю Отца Моего Небес­ного. Мно­гие ска­жут Мне в тот день: Гос­поди! Гос­поди! не от Тво­его ли имени мы про­ро­че­ство­вали? и не Твоим ли име­нем бесов изго­няли? и не Твоим ли име­нем мно­гие чудеса тво­рили? И тогда объ­явлю им: Я нико­гда не знал вас; отой­дите от Меня, дела­ю­щие без­за­ко­ние» (Мф. 7, 21–23). В этом отрывке гово­рится, что есть воля Божия и что она отли­ча­ется от мне­ния чело­века. Гос­подь прямо гово­рит: нельзя сов­ме­стить ста­рые, «вет­хие мехи» обыч­ного чело­ве­че­ского миро­воз­зре­ния с новым, «моло­дым вином» Еван­ге­лия (Мф. 9, 16–17). Наша задача: тре­бо­вать изме­не­ния миро­воз­зре­ния вза­мен ста­рому язы­че­скому на христианское.

Мы явля­емся сви­де­те­лями при­ча­стия, пока­я­ния и про­ще­ния гре­хов, это очень важно. Мы знаем точно и совер­шенно, что нам грехи про­щены. Мы в это не про­сто верим, мы это видим: «Вы же сви­де­тели сему» (Лк. 24, 48). Из этого сле­дует, что мы должны гово­рить то, что нам Бог ска­зал, – без при­бав­ле­ния и убав­ле­ния. В деле мис­си­о­нер­ства самое глав­ное – пере­дать слово Божие в чистом виде, «как чистое вино, не сме­шан­ное ни с чем, – тогда оно будет обла­дать цели­тель­ной силой. Иначе, когда оно будет раз­бав­лено какими-либо чело­ве­че­скими умо­за­клю­че­ни­ями, оно поте­ряет свою силу» (свт. Фео­фан Затвор­ник). Пред­ставьте себе два вари­анта проповеди:

1. «Есть выс­шее пред­став­ле­ние о Боге – напри­мер, то, что Бог есть любовь. Давайте раз­бе­рем, какое из уче­ний этому наи­бо­лее соот­вет­ствует», – такой под­ход вполне рабо­тает, но есть и другой.

2. «Бог ска­зал так, и Он пове­ле­вает делать то». Вто­рой спо­соб для про­по­веди лучше потому, что в пер­вом на все постро­ен­ные умо­за­клю­че­ния собе­сед­ники могут выдви­гать свои кон­тр­за­клю­че­ния, и это уво­дит в сто­рону от глав­ной темы проповеди.

11. Главная весть миссионера

Мы воз­ве­щаем Иисуса Хри­ста рас­пя­того и Вос­крес­шего из мерт­вых, для того чтобы иску­пить нас от греха про­кля­тия смерти. «Над­ле­жало постра­дать Хри­сту, и вос­крес­нуть из мерт­вых в тре­тий день, и про­по­ве­дану быть во имя Его пока­я­нию и про­ще­нию гре­хов» (Лк. 24, 46–47). Пра­вило №1: нико­гда не гово­рите «мы счи­таем так…» или «наша Цер­ковь так учит…» – все­гда гово­рите «точка зре­ния Гос­пода Бога такая…», «Бог ска­зал так…». Это прин­ци­пи­ально важ­ный момент. Если мы ска­жем что-то, что Божиим сло­вом не явля­ется, то это будет грех лжесвидетельства.

12. Объект миссии

Если чело­веку без­раз­лична Истина как тако­вая, то такой чело­век в прин­ципе закрыт для про­по­веди. Мис­сия не может дойти до чело­века, кото­рый забло­ки­ро­вал себя от Бога своей злой волей. Если чело­век гово­рит, что ему напле­вать на все, что у вас есть, то он закрыт для Бога. О таких людях гово­рит Гос­подь: «И если кто не при­мет вас и не будет слу­шать вас, то, выходя оттуда, отря­сите прах от ног ваших, во сви­де­тель­ство на них. Истинно говорю вам: отрад­нее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу» (Мк. 6, 11). О том, как пока­зать суще­ство­ва­ние Бога, гово­рить надо спе­ци­ально, когда пой­дет речь о том, кто такой Бог. Сна­чала ска­зать, кто такой Бог, а потом изло­жить аргу­мен­та­цию, кото­рая опро­вер­гает ате­изм. Это вза­и­мо­свя­зан­ные вещи. Однако с самого начала надо пом­нить: если чело­веку без­раз­лична Истина, то такой чело­век не явля­ется объ­ек­том миссии.

13. Принцип свидетельствования

Очень важно в основу раз­го­вора поло­жить прин­цип сви­де­тель­ство­ва­ния. В первую оче­редь мы сви­де­тели. Мы должны делать ставку на сви­де­тель­ство. А для этого нужно сви­де­тель­ство­вать так, чтобы тебя пони­мали. Поэтому мис­си­о­нер дол­жен упо­треб­лять как можно меньше тер­ми­нов, остав­ляя самые необ­хо­ди­мые. Наша задача гово­рить мак­си­мально про­стым язы­ком, мак­си­мально понят­ным. Когда наша логика исчер­пана, и ска­зать больше нечего, нужно не про­сто замол­чать, а сде­лать вывод. И потре­бо­вать у собе­сед­ника ответа: «Ты согла­сен или не согла­сен?» Если не согла­сен, то почему? В слу­чае несо­гла­сия беседу нужно раз­би­рать по тези­сам: в чем именно собе­сед­ник не согла­сен, – и только в слу­чае согла­сия идти дальше. Если чело­век с нами в чем-то согла­ша­ется, это зна­чит, что он в этой части изме­нил свое миро­воз­зре­ние. Пол­но­стью лож­ных миро­воз­зре­ний в при­роде не суще­ствует. Они невоз­можны: «хими­че­ски чистая» ложь само­уни­что­жа­ется, она анни­ги­ли­ру­ется, ее про­сто невоз­можно постро­ить. Поэтому в любом, самом слож­ном миро­воз­зре­нии при­сут­ствуют истин­ные эле­менты, на кото­рые оно опи­ра­ется. А вот абсо­лютно истин­ное миро­воз­зре­ние само по себе суще­ство­вать может, потому что оно исхо­дит от абсо­лютно истин­ного Бога.

14. Сила миссионера

Чьей силой дей­ствуют мис­си­о­неры? Гос­подь гово­рит: «И Я пошлю обе­то­ва­ние Отца Моего на вас; вы же оста­вай­тесь в городе Иеру­са­лиме, доколе не обле­че­тесь силою свыше» (Лк. 24, 49). Мис­си­о­нер­ство все­гда совер­ша­ется силой обе­то­ван­ного Богом Отцом Духа Свя­того. Поэтому начало мис­си­о­нер­ства – молитва, сере­дина мис­си­о­нер­ства – молитва и завер­ше­ние мис­си­о­нер­ства – молитва. Без молитвы ничего не полу­чится. Более того, суще­ствует одна гад­кая мысль, кото­рая лишает нас вся­кой силы. Мысль эта – «а у меня хорошо полу­ча­ется!». Как только мы ее при­мем, гаран­ти­ро­ванно в тече­ние одной минуты нас ждет гром­кий про­вал. Потому что Бог отой­дет от нас немед­ленно. Обра­тить дру­гого чело­века может только Бог: «Никто не может придти ко Мне, если не при­вле­чет его Отец, послав­ший Меня; и Я вос­крешу его в послед­ний день. У про­ро­ков напи­сано: и будут все научены Богом. Вся­кий, слы­шав­ший от Отца и научив­шийся, при­хо­дит ко Мне. Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога; Он видел Отца» (Ин. 6, 44–46). Итак, без помощи Бога Отца никому и нико­гда никого обра­тить не уда­лось. Поэтому необ­хо­димо все­гда опи­раться на силу Божию. Самые успеш­ные мис­си­о­неры гово­рили, что они за всю свою жизнь не обра­тили ни одного чело­века, что через них обра­щал Бог. И это чистая правда!

15. Духовный смысл миссии

Чело­век, кото­рый выхо­дит на дело мис­сии, реально попа­дает на перед­нюю гра­ницу духов­ной борьбы, он нахо­дится на краю Все­лен­ной в пря­мом смысле этого слова. Мис­си­о­нер стал­ки­ва­ется с тремя мирами одно­вре­менно: с миром Бога, от имени кото­рого дей­ствует; с миром людей с их сво­бод­ной волей – при­чем видит здесь и немыс­ли­мое зло, кото­рое там скрыто, и немыс­ли­мое добро; с миром злых духов, кото­рые ося­за­емо про­тив него вос­стают. Поэтому мис­си­о­нер нахо­дится в точке пере­се­че­ния трех миров. Это погра­нич­ное состо­я­ние. Монахи – спец­наз пра­во­сла­вия, а мис­си­о­неры – это дивер­санты, они гото­вят наступ­ле­ние за пре­де­лами Церкви. Мис­си­о­нер­ство – это крайне опас­ная, но и по-насто­я­щему вели­кая вещь, потому что речь идет уже о таких реаль­но­стях, кото­рые нахо­дятся на гра­нице Вселенной.

16. Доказательства бытия Божия.

Для хри­сти­а­нина часто бывает сложно дока­зы­вать то, что оче­видно. Веч­ное Бытие Созда­теля для нас ощу­тимо еже­дневно: и в молит­вах, и в про­ще­нии гре­хов, и в таин­ствах, и в бес­чис­лен­ных явле­ниях силы Божией — чуде­сах, зна­ме­ниях, пере­пол­ня­ю­щих Цер­ковь. Именно поэтому, когда рядо­вого пра­во­слав­ного спра­ши­вают: «Как ты можешь дока­зать, что Бог есть?», он на секунду оста­нав­ли­ва­ется в недо­уме­нии. Ведь это же оче­видно! Сама задача, сто­я­щая перед нами, срав­нима с тем, как если бы сле­пой потре­бо­вал дока­за­тель­ства суще­ство­ва­ния солнца.

Но все же и сле­пой может почув­ство­вать сол­неч­ное тепло, и неве­ру­ю­щий может, исполь­зуя бого­дан­ный разум, рас­смот­реть ясные черты Без­на­чаль­ной Причины.

Дока­за­тель­ство 1

Если мы рас­смот­рим весь окру­жа­ю­щий мир, то уви­дим, что все на этом свете имеет при­чину суще­ство­ва­ния вне себя: мы сами себя не рож­даем, корабль сам себя не строит, даже гора вытал­ки­ва­ется из бездн земли не соб­ствен­ной силой. Если все во Все­лен­ной под­чи­нено закону при­чинно-след­ствен­ной связи, сле­до­ва­тельно, и сама Все­лен­ная имеет при­чину вне самой себя. Эта При­чина мира нахо­дится по опре­де­ле­нию вне про­стран­ства и вре­мени, а потому и нельзя спра­ши­вать, кто при­чина у Нее самой. Эта Пер­во­при­чина и назы­ва­ется Богом.

Дока­за­тель­ство 2

Как-то ате­ист фран­цуз путе­ше­ство­вал вме­сте с веру­ю­щим ара­бом по пустыне. Видя, как араб молится Богу, фран­цуз спро­сил его, откуда тот знает, что Бог вообще есть? На это араб ответил:

— Как ты дума­ешь, ночью около шатра про­хо­дил верблюд?

— Да, — отве­тил француз.

— Но откуда ты зна­ешь это? Ведь ночью темно, и ты спал?

— Но ведь от вер­блюда оста­лись следы, — отве­тил безбожник.

Тогда араб пока­зал ему на солнце и сказал:

— Эти следы оста­вил не человек!

Дей­стви­тельно, чрез­вы­чай­ная слож­ность устрой­ства миро­зда­ния сви­де­тель­ствует о Вели­ком Мастере, кото­рый создал настолько слож­ную гро­маду мира и напол­нил ее столь слож­ными настрой­ками, что объ­яс­нить это слу­чай­но­стью про­сто невоз­можно. Если обыч­ная видео­ка­мера с тру­дом при­бли­жа­ется по уровню слож­но­сти к устрой­ству глаза, то как сле­пой слу­чай мог создать наш глаз? Если эхо­ло­ка­цию нельзя объ­яс­нить слу­чаем, когда мы гово­рим о чело­веке, то как ее объ­яс­нить слу­чаем у лету­чих мышей? Это же явная глу­пость! Разве Создав­ший глаз — не видит, разве наса­див­ший ухо — не слы­шит, разве не знает Тот, кто учит чело­века разуму?

Как ска­зал извест­ный аст­ро­фи­зик Фред Хойл, ско­рее ура­ган, про­нес­шийся над свал­кой мусора, собе­рет новень­кий Боинг, чем слу­чайно воз­ник­нет хоть одна клетка.

Я уже не говорю о слож­ной урав­но­ве­шен­но­сти атмо­сферы, тон­чай­шей настройке миро­вых зако­нов, опти­маль­ном нахож­де­нии Земли в отно­ше­нии Солнца и дру­гих бес­чис­лен­ных при­ме­рах Разум­ного Замысла, пере­пол­ня­ю­щих Вселенную.

Оче­видно, слож­ность, разум­ность, кра­сота мира ясно пока­зы­вают муд­рость и худо­же­ствен­ное мастер­ство Созда­теля. Только явно пред­взя­тый чело­век может отвер­гать оче­вид­ное даже для пер­во­клашки. Если мобиль­ный теле­фон не мог полу­читься слу­чайно, то как мог слу­чайно появится тот, кто скон­стру­и­ро­вал его — чело­век. И в этом, и в дру­гом слу­чае потребно вме­ша­тель­ство разума. Только по уровню Интел­лект Творца мозга чело­века явно выше человеческого!

Дока­за­тель­ство 3

Дру­гим дока­за­тель­ством бытия Божия слу­жит наш соб­ствен­ный разум. Когда мы гово­рим о чем-то, воз­ни­кает кате­го­рия оценки: хорошо это или плохо, кра­сиво или урод­ливо, совер­шенно или несовершенно.

Но давайте поду­маем, почему мы счи­таем лягушку менее совер­шен­ной, чем собаку, или камень менее совер­шен­ным, чем зда­ние из кам­ней, или, нако­нец, вошь почему менее совер­шенна, чем чело­век? Откуда у нас берется такая шкала?

Пред­ста­вим себе картинку:

____________+__________________+_________________________________

Какой из этих плю­си­ков ближе к цели? Конечно, ника­кой! Ведь этой цели у нас нет.

Дру­гое дело, если кар­тинку нари­со­вать вот так:

_________________+________________________+________________________|

Тогда ста­но­вится оче­вид­ным, что пра­вый плю­сик ближе к цели, чем левый.

Так же функ­ци­о­ни­рует наше созна­ние. Если у нас нет врож­ден­ной шкалы цен­но­стей, то мы теряем вся­кую спо­соб­ность к оценке. А шкала эта не может суще­ство­вать без пре­дель­ной Цели, Вер­хов­ного Мерила Совер­шен­ства. И тут нам над­ле­жит вспом­нить аргу­мент древ­него муд­реца Ансельма Кен­тер­бе­рий­ского: «В Боге как в Суще­стве Все­со­вер­шен­ней­шем не может отсут­ство­вать такое каче­ство, как бытие».

Говоря проще, если мы можем оце­ни­вать кар­тошку, людей, погоду, книги, то, зна­чит, есть Бог — Вер­хов­ный Судья.

Дока­за­тель­ство 4

Каж­дый из нас заме­чает, что в сердце чело­века живет пред­став­ле­ние, что есть поступки хоро­шие, а есть плохие.

«Что такое хорошо, что такое плохо?» — спра­ши­вает каж­дый малыш; каж­дый нор­маль­ный чело­век хочет посту­пать правильно.

Но если Бога нет, то все поз­во­лено, как спра­вед­ливо ска­зал Ф. М. Досто­ев­ский. Если нет Бога, то нет и Судьи, нет и Источ­ника спра­вед­ли­во­сти. Тогда мы не можем осуж­дать ни Гит­лера, ни бит­цев­ского маньяка. Все они по-сво­ему правы. У всех свои пред­став­ле­ния о том, как жить.

Правда, тогда совер­шенно непо­нятно, каким обра­зом в каж­дом сердце дей­ствует в той или иной мере совесть. Ведь ни с какой есте­ствен­ной точки зре­ния она не удобна. Дар­ви­ни­сты гово­рят, что все сде­лала борьба за суще­ство­ва­ние, но тогда совесть должна была бы отсе­яться как ненуж­ный хлам. Но этого не про­изо­шло. И при­чина именно в том, что есть Источ­ник добра и спра­вед­ли­во­сти, Кото­рый вло­жил в наше сердце пред­став­ле­ние о добре и зле; за хоро­шие дела Он награж­дает, за злые нака­зы­вает, при­чем если подоб­ного и не про­ис­хо­дит в этой жизни, то совесть у боль­шин­ства людей воз­му­ща­ется. А это в свою оче­редь явля­ется наи­луч­шим под­твер­жде­нием хри­сти­ан­ского уче­ния о Послед­нем Суде.

Если же Бога нет, то никто не мог бы воз­му­титься ни убий­ством, ни даже непра­виль­ным судей­ством на фут­боль­ном матче. Ведь спра­вед­ли­вость тогда — пустышка, совесть — про­шло­год­ний снег. Да и появиться этим стран­ным поня­тиям «добро», «бла­го­род­ство», «муже­ство», «честь» было бы про­сто не откуда. Ведь если мы не созданы Богом, то мы про­сто авто­маты, управ­ля­е­мые бес­смыс­лен­ными инстинктами.

Тогда мат­рос, бро­са­ю­щийся на амбра­зуру, про­сто био­ро­бот. Он не мог посту­пить иначе. Он был про­сто запро­грам­ми­ро­ван (при­чем без про­грам­ми­ста — сле­пым слу­чаем) на этот посту­пок. Но и Гит­лер неви­но­ват. Он тоже био­ро­бот. Это сле­пой слу­чай запро­грам­ми­ро­вал его жечь людей в печах Освен­цима. Всё — слу­чай и сте­че­ние хими­че­ских соеди­не­ний и элек­три­че­ских сигналов.

Вы согласны с этим? Зна­чит, и вы био­ро­бот, и даже ваш спор со мной – это только про­яв­ле­ние слу­чай­ного соче­та­ния химии и физики. Навер­ное, вы отри­ца­ете Бога из-за несва­ре­ния желудка или какого-то дру­гого неудо­вле­тво­рен­ного инстинкта.

Если же вы чело­век, то для вас ста­нет оче­вид­ным суще­ство­ва­ние Пра­вед­ного Творца, у Кото­рого есть силы и научить добру, и нака­зать зло. И вы сами можете попро­бо­вать почув­ство­вать Его любовь, полу­чив от Него про­ще­ние гре­хов в Кре­ще­нии и Исповеди.

17. Критерии истинности информации и правильности ее интерпретации.

Если инфор­ма­ция имеет пол­ное соот­вет­ствие с тек­стом Свя­щен­ного Писа­ния, то она истинна. Кри­те­рии же пра­виль­но­сти пони­ма­ния тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния – это про­верка Свя­тым Духом и соот­вет­ствие пони­ма­нию свя­тых отцов Церкви. Когда мы про­по­ве­дуем Еван­ге­лие, мы про­по­ве­дуем не про­сто хри­сти­ан­ство – мы про­по­ве­дуем веру свя­тых апо­сто­лов, про­ро­ков и учи­те­лей Церкви, кото­рая назы­ва­ется «пра­во­сла­вие». Это та самая вера, кото­рую дал нам Гос­подь – через про­ро­ков, апо­сто­лов и, глав­ное, через Хри­ста Спа­си­теля – Сына Сво­его. Именно поэтому свою веру мы должны чер­пать в Боже­ствен­ном Откро­ве­нии. А оно имеет две состав­ля­ю­щие: Свя­щен­ное Писа­ние и Свя­щен­ное Предание.

Когда мы объ­яс­няем некое уче­ние Церкви, мы должны в обя­за­тель­ном порядке обос­но­вать его из слова Божия. Это необ­хо­димо потому, что Слово Божие есть пря­мая речь Бога, зву­ча­щая в насто­я­щем вре­мени: «Дух живо­тво­рит; плоть не поль­зует нимало. Слова, кото­рые говорю Я вам, суть дух и жизнь. Но есть из вас неко­то­рые неве­ру­ю­щие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неве­ру­ю­щие и кто пре­даст Его. И ска­зал: для того-то и гово­рил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего» (Ин. 6, 63–65). Слы­шите? Гос­подь гово­рит: «Слова мои – дух и жизнь». Поэтому суще­ствует пра­вило еже­днев­ного чте­ния Свя­щен­ного Писа­ния. В этом же при­чина того, что очень мно­гие нару­шают это пра­вило: они боятся того, что ска­жет им Бог. Зача­стую людям не хочется слы­шать этого. Известно, что чело­век, не чита­ю­щий Свя­щен­ное Писа­ние, отда­ля­ется от Церкви. Ему тяжело слы­шать Бога, ему тяжело там, где Бог рядом находится.

Само Слово Божие, цити­ру­е­мое нами, обла­дает соб­ствен­ной внут­рен­ней живой силой, кото­рая реально дей­ствует на людей. Вспом­ним зна­ме­ни­тую исто­рию о том, как Анто­ний Вели­кий решил стать мона­хом. Он шел к себе на поле и слу­чайно зашел в храм, где в это время читали слова Еван­ге­лия: «Если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мною» (Лк. 9, 23). Он вышел из храма, пошел, про­дал все, что имеет, раз­дал нищим и ушел в мона­стырь. Т.е. само Слово Божие ожи­вило чело­века. Именно поэтому мы все­гда цити­руем Свя­щен­ное Писа­ние. Вот слова свя­того Кирилла Иеру­са­лим­ского: «Если я говорю тебе что-то, не осно­ван­ное на Свя­щен­ном Писа­нии, не верь мне».

Вто­рая состав­ля­ю­щая Боже­ствен­ного Откро­ве­ния – Свя­щен­ное Пре­да­ние. Часто при­хо­дится слы­шать: «Это ваши интер­пре­та­ции!», – или: «Мы так пони­маем, вы так пони­ма­ете – у каж­дого своя правда, у каж­дого своя точка зре­ния. У нас у всех есть право на свою точку зре­ния». Мод­ная тео­рия – «тео­рия тео­ло­гу­ме­нов», кото­рая гово­рит о том, что суще­ствуют част­ные бого­слов­ские мне­ния, а бого­сло­вие – это наука твор­че­ская. На самом деле это ложь. Слово «тео­ло­гу­мен» изоб­ре­тено в XIX веке Адоль­фом Гар­на­ком. В пра­во­сла­вие оно впер­вые вве­дено Васи­лием Васи­лье­ви­чем Боло­то­вым. Со свя­то­оте­че­ским уче­нием оно ничего общего не имеет. Свя­тые отцы раз­де­ляли мне­ние Церкви и част­ные бого­слов­ские мне­ния. Для свя­тых отцов част­ное бого­слов­ское мне­ние – это мне­ние, не одоб­рен­ное Все­лен­ской пол­но­той и чаще всего ошибочное.

18. Истинность Священного Предания

О Свя­щен­ном Пре­да­нии ска­зано: «Итак, бра­тия, стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены или сло­вом или посла­нием нашим» (2 Фес. 2, 15). Апо­стол пове­ле­вает сто­ять и дер­жаться Пре­да­ния, кото­рым научены или сло­вом, или посла­нием. «Сло­вом» – это уст­ное Пре­да­ние, а пись­мен­ное Пре­да­ние – это Свя­щен­ное Писа­ние. Это выс­шая часть Свя­щен­ного Пре­да­ния Церкви. Биб­лей­ское обос­но­ва­ние обра­ще­ния к свя­тым отцам таково: «Он поста­но­вил устав в Иакове и поло­жил закон в Изра­иле, кото­рый запо­ве­дал отцам нашим воз­ве­щать детям их, чтобы знал гря­ду­щий род, дети, кото­рые родятся, и чтобы они в свое время воз­ве­щали своим детям– воз­ла­гать надежду свою на Бога и не забы­вать дел Божиих, и хра­нить запо­веди Его, и не быть подоб­ными отцам их, роду упор­ному и мятеж­ному, неустро­ен­ному серд­цем и невер­ному Богу духом своим» (Пс. 77, 5–8). Это закон, поло­жен­ный Богом, – пере­да­вать от отцов к детям, кото­рые в свою оче­редь пере­да­дут своим детям, вер­ность Богу, вос­по­ми­на­ния о Его чуде­сах. Об этом ска­зано как о законе в книге царя Давида.

Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство наших дог­ма­тов гово­рят о чуде­сах Божиих. О самом Боге гово­рят дог­маты о Свя­той Тро­ице и о свой­ствах Бога. Все осталь­ные – о вели­ких чуде­сах Бога. Пра­во­сла­вие без чудес – несу­ще­ству­ю­щая рели­гия. Без чудес оно умрет сразу же. Без чудес от Сим­вола Веры ничего не оста­нется. Дог­маты Божии были сфор­му­ли­ро­ваны окон­ча­тельно и бес­по­во­ротно в день Пяти­де­сят­ницы. Пяти­де­сят­ница – день завер­ше­ния дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия, потому что боль­шего Откро­ве­ния, чем Бого­во­пло­ще­ние и соше­ствие Свя­того Духа, нет в при­роде. Поэтому и назы­вает Цер­ковь Пяти­де­сят­ницу «конеч­ный празд­ник». После­ду­ю­щие Соборы про­хо­дили не для того, чтобы заново что-то опре­де­лить. Их задача была отсе­кать лож­ные тол­ко­ва­ния: чисто кон­сер­ва­тив­ная задача – отсе­кать. Фор­му­ли­ровки были даны для того, чтобы отде­лять, опре­де­лять. Опре­де­лять – зна­чит ста­вить пре­делы, пока­зы­вать, как не должно пони­мать. Почти все опре­де­ле­ния Собо­ров были свя­заны с ана­фе­мами: «Если кто-либо будет учить так-то, так-то и так-то – да будет ана­фема!», «Если кто-либо не будет учить так-то, так-то и так-то – да будет анафема!».

Само Откро­ве­ние дано одна­жды и навсе­гда свя­тым, и новей­шего Завета не будет. «Под­ви­заться за веру, одна­жды пре­дан­ную свя­тым» (Иуд. 1, 3). Ска­зано именно «одна­жды», а не «мно­га­жды» пре­дан­ную свя­тым. О том что дог­ма­ти­че­ское раз­ви­тие завер­ши­лось, прямо ска­зано: «Бог, мно­го­кратно и мно­го­об­разно гово­рив­ший издревле отцам в про­ро­ках, в послед­ние дни сии гово­рил нам в Сыне, Кото­рого поста­вил наслед­ни­ком всего, чрез Кото­рого и веки сотво­рил. Сей, будучи сия­ние славы и образ ипо­стаси Его и держа все сло­вом силы Своей, совер­шив Собою очи­ще­ние гре­хов наших, вос­сел одес­ную пре­стола вели­чия на высоте, будучи столько пре­вос­ход­нее Анге­лов, сколько слав­ней­шее пред ними насле­до­вал имя» (Евр. 1, 1–4). Итак, вели­чай­шее откро­ве­ние дано в Сыне – в Хри­сте. Это послед­ние дни, знак послед­них вре­мен – вели­чай­шее Откро­ве­ние, дан­ное через Сына Божия.

Мис­си­о­нер не имеет права упо­треб­лять тер­мин «послед­ние дни» в смысле, отлич­ном от зна­че­ния того, что послед­ние дни есть время, когда Бог непо­сред­ственно дей­ствует в этом мире, когда веч­ность вры­ва­ется во время. Послед­ние дни насту­пили с момента Бого­во­пло­ще­ния. Поэтому в день Пяти­де­сят­ницы апо­стол Петр ска­зал: «Но это есть пред­ре­чен­ное про­ро­ком Иои­лем: И будет в послед­ние дни, гово­рит Бог, излию от Духа Моего на вся­кую плоть, и будут про­ро­че­ство­вать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть виде­ния, и старцы ваши сно­ви­де­ни­ями вра­зум­ля­емы будут» (Деян. 2, 16–17). И если нас спра­ши­вают «когда насту­пят послед­ние дни», мы должны отве­тить так: «Послед­ние дни насту­пили 2000 лет назад, Завет уже дан!»

Откро­ве­ние содер­жится в Церкви, поэтому любое вне­цер­ков­ное уче­ние не может быть пра­виль­ным. Любое фило­соф­ское вне­цер­ков­ное уче­ние ложно уже по факту сво­его воз­ник­но­ве­ния. Если некое уче­ние воз­ни­кает вне церкви, его истин­ность можно не обсуж­дать. Все вне­цер­ков­ные уче­ния ложны потому, что Гос­подь дал всю пол­ноту истины Церкви: «Сие пишу тебе, наде­ясь вскоре придти к тебе, чтобы, если замедлю, ты знал, как должно посту­пать в доме Божием, кото­рый есть Цер­ковь Бога живаго, столп и утвер­жде­ние истины. И бес­пре­ко­словно – вели­кая бла­го­че­стия тайна: Бог явился во плоти, оправ­дал Себя в Духе, пока­зал Себя Анге­лам, про­по­ве­дан в наро­дах, при­нят верою в мире, воз­несся во славе» (1 Тим. 3, 14–16). Прямо ска­зано «столп и утвер­жде­ние истины» – это Цер­ковь. Как и в кате­хи­зисе запи­сано: «Не должно искать истину вне Церкви, когда как в бога­тую сокро­вищ­ницу апо­столы поло­жили все необ­хо­ди­мое для спа­се­ния». Таким обра­зом, вне­цер­ков­ные уче­ния неистинны по факту сво­его про­ис­хож­де­ния. Вне Церкви может быть только частич­ная истина, но абсо­лют­ной истины быть не может. Помните вопрос Пон­тия Пилата «что есть Истина»? Этот вопрос не имеет смысла, поэтому Хри­стос и мол­чал. Вопрос имеет смысл только в таком виде: «Кто есть Истина?» Истина – это Лич­ность, и точка зре­ния этой Лич­но­сти – Истина.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки