Кратко об иудаизме

Одной из основ­ных кано­ни­че­ских книг в иуда­изме при­зна­ется Танах (Ветхий Завет Библии), важ­ней­шей частью кото­рого явля­ется Тора или Пяти­кни­жие Моше (Моисея). В III веке н. э. иудей­скими бого­сло­вами были напи­саны ком­мен­та­рии к Торе, полу­чив­шие назва­ние Мишна (повто­ре­ние закона). Затем была состав­лена еще одна книга – Гемара, назна­че­ние кото­рой – углуб­лен­ное ком­мен­ти­ро­ва­ние Мишны. Мишна и Гемара вместе состав­ляют Талмуд. Тора и Талмуд регла­мен­ти­руют все сто­роны жизни рели­ги­оз­ного еврея, в том числе и те, кото­рые в других рели­гиях обычно счи­тают отно­ся­щи­мися к сфере этики, морали, граж­дан­ского и уго­лов­ного права. В Тал­муде раз­ли­чают галаху и агаду, кото­рые пере­пле­та­ются друг с другом. Галаха – это закон, каса­ю­щийся рели­ги­оз­ной, семей­ной, граж­дан­ской жизни. Агада опре­де­ляет духов­ные основы иуда­изма.

Чтение Тал­муда почи­та­ется как весьма ответ­ствен­ное заня­тие, раз­ре­ша­е­мое только самим евреям. В трак­тате «Синед­рион» гово­рится: «Не еврей, изу­ча­ю­щий Талмуд, заслу­жи­вает смерти».

«Евреи при­ят­нее Богу, нежели ангелы», «как чело­век в мире высоко стоит над живот­ными, так евреи высоко стоят над всеми наро­дами на свете» – учит Талмуд. Избран­ни­че­ство мыс­лится в иуда­изме как право на гос­под­ство.

Отвер­же­ние Христа и ожи­да­ние вместо Него дру­гого, стало духов­ной при­чи­ной госу­дар­ственно-наци­о­наль­ной ката­строфы иудеев – в начале II века Иеру­са­лим был раз­ру­шен, а иудеи рас­се­яны по свету. После рас­се­я­ния евреев, во II-VI веках про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние тал­му­дизма, харак­те­ри­зу­ю­ще­гося обсто­я­тель­ной систе­ма­ти­за­цией и нор­ма­тив­ной риту­а­ли­за­цией иудей­ского культа, кото­рый из хра­мо­вого свя­щен­но­дей­ствия пре­вра­тился во все про­ни­ка­ю­щую систему пред­пи­са­ний, иногда скру­пу­лезно подроб­ных, вплоть до тре­бо­ва­ний под­чер­ки­ва­ния своей при­над­леж­но­сти к «избран­ному Богом народу» с помо­щью особых дета­лей внеш­него облика. Так, веру­ю­щему еврею пред­пи­сы­ва­ется иметь бороду, отпус­кать длин­ные волосы на висках (пейсы), носить малень­кую круг­лую шапочку (кипу), пройти обряд обре­за­ния. Тогда же фор­ми­ру­ется и такое учение в иуда­изме, как Каб­бала, глав­ная роль в кото­ром отво­дится магии и оккуль­тизму. Многие прин­ци­пи­аль­ные вопросы Библии пере­тол­ко­ваны в Тал­муде и в Каб­бале совер­шенно в оккульт­ном осве­ще­нии.

Если для Библии харак­те­рен ярко выра­жен­ный пер­со­на­лизм, то есть пред­став­ле­ние о Боге и сотво­рен­ном им чело­веке как о лич­но­стях, то в Тал­муде гово­рится о том, что чело­век изна­чально был сотво­рен гер­ма­фро­ди­том и лишь позд­нее воз­ни­кает раз­де­ле­ние полов, воз­ни­кают Адам и Ева (это чисто язы­че­ское воз­зре­ние, пол­но­стью исклю­ча­ю­щее пони­ма­ние чело­века как лич­но­сти).

Воз­рож­да­ются в Тал­муде пан­те­и­сти­че­ские воз­зре­ния, так, напри­мер, гово­рится о сотво­ре­нии Богом душ евреев из самой боже­ствен­ной сущ­но­сти. Те евреи, кто не достиг совер­шен­ства в своей жизни, для очи­ще­ния пере­во­пло­ща­ются в новых телах – в рас­те­ниях, в живот­ных, в телах не евреев, и, нако­нец, в теле еврея, после чего могут заслу­жить вечное бла­жен­ство.

В VIXIII веках воз­рас­тает роль рав­ви­нов (от древ­не­ев­рей­ского «рабби» – мой учи­тель) – тол­ко­ва­те­лей закона, воз­глав­ляв­ших иудей­ские общины. Рас­се­я­ние евреев по стра­нам Ста­рого Света (Европа, Азия, Африка), а потом и Нового Света (Аме­рика) при­вело к обра­зо­ва­нию боль­шого коли­че­ства еврей­ских наци­о­нально-рели­ги­оз­ных общин. В древ­но­сти цен­тром иудей­ского культа был Иеру­са­лим­ский Храм, где совер­ша­лось еже­днев­ное жерт­во­при­но­ше­ние. Когда Храм был раз­ру­шен, место жерт­во­при­но­ше­ний заняла молитва, для совер­ше­ния кото­рой евреи стали соби­раться вокруг отдель­ных учи­те­лей – рав­ви­нов. Из этих собра­ний воз­никли иудей­ские молит­вен­ные объ­еди­не­ния, име­ну­е­мые сина­гоги («собра­ния»). В иуда­изме сина­гога пред­став­ляет собой собра­ние евреев для совер­ше­ния молитвы и изу­че­ния Торы и Тал­муда. Такое собра­ние не преду­смат­ри­вает нали­чия спе­ци­аль­ного здания и может про­хо­дить в любом поме­ще­нии.

Для совер­ше­ния пуб­лич­ного бого­слу­же­ния необ­хо­димо при­сут­ствие не менее десяти евреев муж­ского пола, достиг­ших рели­ги­оз­ного совер­шен­но­ле­тия (с 13-лет­него воз­раста). Они состав­ляют пер­вич­ную иуда­ист­скую общину – миньян (бук­вально «число,» то есть кворум, необ­хо­ди­мый для бого­слу­же­ния). Исто­ри­че­ски право совер­шать пуб­лич­ные бого­слу­же­ния закре­пи­лось за рав­ви­нами – учи­те­лями и тол­ко­ва­те­лями Торы. Кроме рав­вина, в пер­со­нал сина­гоги входят хазан, шамаш и габай. Хазан ведет обще­ствен­ную молитву и пред­став­ляет всю общину в обра­ще­нии к Богу. Шамаш – сина­го­галь­ный служка, обя­зан­но­сти кото­рого – наблю­дать за поряд­ком и чисто­той в сина­гоге и забо­титься о сохран­но­сти сина­го­галь­ного иму­ще­ства. Габай решает адми­ни­стра­тив­ные и финан­со­вые вопросы сина­гоги.

Особое место в иудей­ской общине зани­мает кога­ним (един­ствен­ное число – коген). По еврей­ской тра­ди­ции, лица, нося­щие фами­лию Коген (Коган, Кохен, Коэн, Кон), явля­ются потом­ками (по отцов­ской линии) пер­во­свя­щен­ника Аарона, т.е. своего рода жре­че­ской кастой.

Во вре­мена Иеру­са­лим­ского Храма кога­ним кроме испол­не­ния своей глав­ной функ­ции – веде­ния службы в храме – были также духов­ными настав­ни­ками народа, его судьями и учи­те­лями. Однако с тече­нием вре­мени духов­ное руко­вод­ство еврей­ского народа пере­шло к про­ро­кам, а затем к муд­ре­цам и рав­ви­нам. Дея­тель­ность кога­ним была огра­ни­чена, в основ­ном, служ­бой в храме. После раз­ру­ше­ния храма в 70 г. н.э. они лиши­лись воз­мож­но­сти испол­нять и эту обя­зан­ность. В насто­я­щее время кога­ним обя­заны про­во­дить обряд выкупа пер­вен­цев и бла­го­слов­лять народ в сина­гоге.

В усло­виях рас­се­я­ния (диас­поры) иуда­изм сыграл глав­ную роль в само­со­хра­не­нии евреев как этноса. Наци­о­наль­ное и рели­ги­оз­ное начала в душе веру­ю­щего иудея сов­па­дали, а отход от иуда­изма озна­чал выход из еврей­ства, что для вос­пи­тан­ных сто­ле­ти­ями кор­по­ра­тив­ного быта евреев, в свою оче­редь, озна­чало смерть. Поэтому отлу­че­ние от сина­гоги и от еврей­ства рас­смат­ри­ва­лось как самое страш­ное нака­за­ние.

Новый период исто­рии еврей­ства и иуда­изма насту­пил в конце XVIII в. Он харак­те­ри­зу­ется поли­ти­че­ской эман­си­па­цией евро­пей­ских евреев в резуль­тате Фран­цуз­ской рево­лю­ции и после­до­вав­шим за этим раз­ру­ше­нием сред­не­ве­ко­вой изо­ля­ции иудей­ских общин, на кото­рые были рас­про­стра­нены юри­ди­че­ские акты о сво­боде веро­ис­по­ве­да­ния.

Парал­лельно с этим в самих общи­нах воз­никло дви­же­ние за ослаб­ле­ние системы риту­аль­ных пред­пи­са­ний и запре­тов и внеш­нее сбли­же­ние иудей­ского бого­слу­же­ния с про­те­стант­ским (т. наз. «рефор­ми­ро­ван­ный иуда­изм»).

Тогда же, в XVIII веке, среди евреев Польши и Запад­ной Укра­ины воз­никло новое рели­ги­оз­ное тече­ние – хаси­дизм (от древ­не­ев­рей­ского слова «хасид» – бла­го­че­сти­вый). Хаси­дизм возник как оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние против орто­док­саль­ного иуда­изма, в част­но­сти, против рав­ви­ната. Вместо рав­ви­нов в хасид­ских общи­нах высшим авто­ри­те­том стали поль­зо­ваться цадики («цадик» озна­чает по-древ­не­ев­рей­ски «пра­вед­ник»), якобы обла­да­ю­щие сверхъ­есте­ствен­ными спо­соб­но­стями. Для хаси­дизма харак­терны край­ний мисти­цизм и рели­ги­оз­ная экзаль­та­ция.

С XIX века еврей­ство Запад­ной Европы, а затем и США, захва­тили про­цессы секу­ля­ри­за­ции и эман­си­па­ции. Стала фактом наци­о­наль­ная само­иден­ти­фи­ка­ция евреев вне рели­ги­оз­ных рамок. Запад­ные народы все дальше отхо­дили от хри­сти­ан­ства, и иуда­изм, до этого вре­мени оттес­ня­е­мый из духов­ной жизни евро­пей­ской циви­ли­за­ции, начи­нает влиять на духов­ность и куль­туру.

Оценка совре­мен­ной иудей­ской веры

Вера, кото­рую испо­ве­дуют совре­мен­ные евреи, явля­ется не той, кото­рая была дана Изра­иль­тя­нам через Моисея и Про­ро­ков, и кото­рую испо­ве­до­вали они до при­ше­ствия Мессии, но той, какую они сами измыс­лили, укло­нив­шись от истин­ного духа Моисея и Про­ро­ков, и кото­рой дер­жатся ныне уже по при­ше­ствии обе­то­ван­ного Мессии, ими непри­знан­ного. Первая вера есть истинно бого­от­кро­вен­ная и явля­ется под­го­то­ви­тель­ной сту­пе­нью к хри­сти­ан­ству, а ново-иудей­ская явля­ется плодом чело­ве­че­ских измыш­ле­ний.

Эта новая вера изло­жена в двух книгах, почи­та­е­мых Иуде­ями за боже­ствен­ные книги, в Каб­бале и Тал­муде (Каб­бала, по поня­тию Иудеев, есть кодекс фило­соф­ско-мисти­че­ских пре­да­ний, слу­жа­щих допол­не­нием и объ­яс­не­нием Закону, а Талмуд – кодекс пре­да­ний по пре­иму­ще­ству исто­ри­че­ских, обря­до­вых и граж­дан­ских, слу­жа­щих таким же допол­не­нием и объ­яс­не­нием. Све­де­ния о Каб­бале можно найти у рав­вина Франка, а о Тал­муде у Драха). В обеих этих книгах наряду с исти­нами, заим­ство­ван­ными в Библии, столько стран­но­стей, неле­по­стей, про­ти­во­ре­чий, что ста­но­вится неве­ро­ят­ным, как могли люди выду­мать подоб­ные вещи, и как могут другие при­зна­вать столь урод­ли­вые поня­тия за истины свя­щен­ные и неопро­вер­жи­мые, не отка­зав­шись от здра­вого смысла. Таковы –

В тео­ре­ти­че­ском отно­ше­нии ска­за­ния:

а) о еже­днев­ных заня­тиях Бога (Хр. Чтение 1834, 3, 283–309);
б) о цели, для кото­рой создан мир («Бог создал свет един­ственно для того, чтобы при­ло­жить к делу закон обре­за­ния». Евр. Секты в России, Гри­го­рьева стр. 95);
в) о Мессии и обсто­я­тель­ствах Его при­ше­ствия (Бук­сторф);
г) о вос­кре­се­нии мерт­вых («Вос­кре­се­ние мерт­вых может иметь место только в Пале­стине: поэтому Гос­подь откры­вает подле могил Евреев, умер­ших в пле­не­нии, длин­ные пещеры, через кото­рые трупы их и катятся, как бочки, в святую землю, чтобы вос­при­нять здесь душу» Талмуд. Иеру­сал. Тракт. Килоим.), и проч.

В нрав­ствен­ном – таковы:

а) основ­ной закон об отно­ше­нии чело­века к ближ­ним: «всякое добро, кото­рое закон Мои­сеев пред­пи­сы­вает, и всякое зло, кото­рое он вос­пре­щает делать ближ­нему, брату, това­рищу, должно, объ­яс­няет Талмуд, пони­мать только в отно­ше­нии к Иудеям» (Талмуд. Тракт. Бава-Меция);
б) взгляд на прочие народы: назы­вая их наро­дами нечи­стыми и бого­про­тив­ными, с кото­рыми Евреи не только не должны всту­пать ни в какие род­ствен­ные связи, талмуд учит, что Еврей может без греха нару­шать клятвы, дава­е­мые ино­верцу, может обма­ны­вать его, при­тес­нять, пре­сле­до­вать и даже умерщ­влять за его раз­но­ве­рие, и что вообще все эти ино­вер­ные народы, по при­ше­ствии Мессии, или истре­бятся совер­шенно, или будут пора­бо­щены Иудеям, так что самые цари ино­вер­ные сде­ла­ются слу­гами для послед­него из чад Изра­иля (Мозез Мен­дель­сон);
в) учение о сред­ствах к оправ­да­нию: в Тал­муде про­по­ве­ду­ется, что как грех пер­во­род­ный, так и вообще все грехи могут быть изгла­жены и уни­что­жены через стро­гое испол­не­ние всех пред­пи­са­ний закона обря­до­вого и проч.

Вслед­ствие этого Иудеи исклю­чи­тельно пре­даны своим обря­дам. Но надобно еще при­ба­вить, как мело­чен, ничто­жен в своих неис­чис­ли­мых пред­пи­са­ниях и уста­нов­ле­ниях этот закон! Напри­мер, на осно­ва­нии одной запо­веди Божией: да не сотво­ришь вся­кого дела в день суб­бот­ний (Исх. 20:40), теперь суще­ствует 949 рав­вин­ских пред­пи­са­ний, из кото­рых одно «запре­щает Еврею даже пле­вать по воз­духу в суб­боту, потому что дей­ствие похоже на веяние неочи­щен­ной ржи. (Хаие Адам – Авра­ама Данижга, о поста­нов­ле­ниях суб­бот­них)». На осно­ва­нии запре­ще­ния Божия не есть квас­ного в Пасху (Исх. 12:20) измыш­лено 265 поста­нов­ле­ний, из кото­рых одно гласит, что если бы 10000 Евреев, в день Пасхи, варили пищу в воде, почерп­ну­той из одного колодца, в кото­ром вскоре после того найден какой-нибудь ячмень, то все они обя­заны при­го­тов­лен­ную пищу, вместе с посу­дой, сжечь или бро­сить в реку. Об этих запре­щен­ных яствах суще­ствует с лишком 3000 раз­лич­ных поста­нов­ле­ний; об одном обряде умо­ве­ния рук – до ста, а о соле­нии мяса – до двух сот; есть даже опре­де­ле­ние каса­тельно спо­соба обре­зы­ва­ния ногтей… На осно­ва­нии запо­веди Моисея, запре­ща­ю­щей варить коз­ленка в молоке его матери (Исх. 23:19; Втор. 14:21), тал­му­ди­сты запре­тили: а) варить в молоке какое бы-то ни было мясо; б) упо­треб­лять даже сосуд, в кото­ром изго­тов­ля­ется мясная пища, на изго­тов­ле­ние в нем пищи молоч­ной; и в) опре­де­лили при­ни­мать молоч­ную пищу не ранее, как по исте­че­нии шести часов после при­ня­тия пищи мясной, а мясную после молоч­ной не ранее, как через час. И пусть бы еще испол­не­ние всех таких мело­чей отдано было на про­из­вол каж­дого; напро­тив, Талмуд все обряды воз­во­дит в дог­маты, и тре­бует самого стро­гого испол­не­ния отно­ся­щихся к ним поста­нов­ле­ний и правил.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки