Крестные и крестники: неформальные отношения

Яро­слав Зверев, Веро­ника Бузын­кина

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Тема «крест­ные и крест­ники», конечно, не срав­нима с вечной темой «отцы и дети», но все-таки и она весьма акту­альна в наше время. Ведь тра­ди­ции вос­при­ем­ни­че­ства были пре­рваны. И часто полу­ча­ется так, что люди, дале­кие от Церкви, жела­ю­щие все же кре­стить ребенка, выби­рают для него крест­ного по чисто житей­ским сооб­ра­же­ниям. Да и в семьях воцер­ко­в­лен­ных людей, бывает, воз­ни­кают пре­ткно­ве­ния в отно­ше­ниях между крест­ными и крест­ни­ками. О неко­то­рых подоб­ных про­бле­мах мы и хотим пого­во­рить.

Исто­рия вопроса

Роль крест­ных роди­те­лей у первых хри­стиан невоз­можно понять, не зная усло­вий, в кото­рых они жили.

Согласно импе­ра­тор­ским эдик­там, хри­сти­ан­ство было постав­лено вне закона как вред­ная секта. При­об­ще­ние кого-либо к веро­уче­нию, кото­рое отри­цало боже­ствен­ность пра­вя­щего Авгу­ста и запре­щало при­но­сить обще­обя­за­тель­ные жертвы богам и изоб­ра­же­ниям импе­ра­тора, рас­смат­ри­ва­лось как госу­дар­ствен­ное пре­ступ­ле­ние и пре­сле­до­ва­лось по закону об оскорб­ле­нии вели­чия импе­ра­тора.

Для рим­ских хри­стиан было важно такое настав­ле­ние и вос­пи­та­ние ново­кре­ще­ных, кото­рое помогло бы им стать насто­я­щими чле­нами Церкви. Особую слож­ность ситу­а­ции при­да­вало то обсто­я­тель­ство, что, в отли­чие от более позд­них времен, основ­ную часть кре­стив­шихся состав­ляли не мла­денцы, а взрос­лые люди, при­хо­див­шие к кре­ще­нию созна­тельно. Это понуж­дало хри­стиан сохра­нять для них дли­тель­ный срок огла­ше­ния для усво­е­ния сути веро­уче­ния и помо­гать им, удер­жи­вая от сомне­ний и отступ­ле­ний.

В домах состо­я­тель­ных римлян жили домаш­ние рабы – при­слуга, вос­пи­та­тели, кор­ми­лицы детей. Фак­ти­че­ски они были млад­шими чле­нами семьи, при­част­ными ко всем ее делам. Среди них посте­пенно рас­про­стра­ня­лось хри­сти­ан­ство, и для чело­века, при­вя­зан­ного к детям, было есте­ственно пытаться спасти ребенка для буду­щей жизни. Это дало осно­ва­ние для тай­ного обу­че­ния детей осно­вам хри­сти­ан­ской веры и их кре­ще­ния людьми, не состо­я­щими с ними в кров­ном род­стве. Эти люди ста­но­ви­лись их вос­при­ем­ни­ками, крест­ными роди­те­лями.

При кре­ще­нии взрос­лого вос­при­ем­ник был сви­де­те­лем и пору­чи­те­лем за серьез­ность наме­ре­ния и за правую веру кре­ща­е­мого. При кре­ще­нии мла­ден­цев и боль­ных, лишен­ных дара речи, вос­при­ем­ники давали обеты и про­из­но­сили Символ веры. 54‑е пра­вило Кар­фа­ген­ского собора преду­смат­ри­вало: «Боля­щие, кото­рые за себя отве­щати не могут, да будут кре­ща­емы тогда, когда, по их изво­ле­нию, изре­кут сви­де­тель­ство о них другие, под соб­ствен­ною ответ­ствен­но­стью».

В раз­ви­тие 83-го и 72-го правил Кар­фа­ген­ского собора Трулль­ский собор в 84‑м пра­виле уста­но­вил, что най­ден­ные дети, о кре­ще­нии кото­рых нет досто­вер­ных све­де­ний, также должны были быть кре­щены. В этом случае вос­при­ем­ники ста­но­ви­лись фак­ти­че­ски настав­ни­ками детей.

Пер­во­на­чально в кре­ще­нии участ­во­вал только один вос­при­ем­ник: при кре­ще­нии жен­щины – жен­щина, муж­чины – муж­чина. Впо­след­ствии на кре­ще­ние была рас­про­стра­нена ана­ло­гия с физи­че­ским рож­де­нием: в нем стали участ­во­вать одно­вре­менно крест­ный отец и крест­ная мать.

Цер­ков­ные пра­вила (и в полном согла­сии с ними – граж­дан­ские законы при­няв­шей хри­сти­ан­ство Импе­рии) не допус­кали до вос­при­ем­ни­че­ства физи­че­ских роди­те­лей кре­ща­е­мого (людей и без того для него близ­ких), мало­лет­них (людей, не спо­соб­ных по воз­расту осу­ществ­лять духов­ное настав­ни­че­ство) и мона­хов (людей, отре­шив­шихся от мира).

В России XVIII-XIX веков в дерев­нях детей кре­стили во мла­ден­че­стве спустя несколько дней, реже – недель от рож­де­ния. Послед­нее было свя­зано не с какими-то осо­быми обы­ча­ями, а, напри­мер, с уда­лен­но­стью деревни от храма.

Как пра­вило (исклю­че­ния были крайне редки), в кре­ще­нии детей участ­во­вали вос­при­ем­ники. Их ста­ра­лись выби­рать среди хорошо зна­ко­мых людей, чаще – род­ствен­ни­ков.

Среди сла­вян­ских наро­дов, в том числе и среди рус­ских, очень быстро рас­про­стра­нился обычай иметь одно­вре­менно крест­ного отца и крест­ную мать. Они должны были быть совер­шен­но­лет­ними, спо­соб­ными ответ­ственно отно­ситься к своим обя­зан­но­стям. В 1836 году Синод уста­но­вил нижний воз­раст­ной предел для крест­ных – 14 лет. При совер­ше­нии самого таин­ства в обя­зан­но­сти крест­ного отца вхо­дила оплата всех мате­ри­аль­ных рас­хо­дов по его про­ве­де­нию и после­ду­ю­щего празд­не­ства, а также забота о кре­стике для мла­денца. От крест­ной матери тре­бо­ва­лось пре­под­не­сти мла­денцу ризки – ткань, в кото­рую его заво­ра­чи­вали, вынув из купели, одеяло и кре­стиль­ную рубаху.

Часто крест­ных роди­те­лей ста­ра­лись найти среди кров­ных род­ствен­ни­ков, кото­рые могли бы в случае смерти роди­те­лей взять на себя ответ­ствен­ность за вос­пи­та­ние детей. Эта прак­тика не осуж­да­лась: счи­та­лось, что род­ствен­ные отно­ше­ния только укреп­ля­ются.

Сва­деб­ный гене­рал или фея-крест­ная?

Крест­ный или, иначе говоря, вос­при­ем­ник – это чело­век, кото­рый берет на себя обя­за­тель­ства по цер­ков­ному вос­пи­та­нию ребенка. Он дает за крест­ника обеты Христу, отре­ка­ется от сатаны, читает Символ веры во время Таин­ства Кре­ще­ния. После того как мла­денца трижды погру­жают в купель, свя­щен­ник пере­дает его на руки крест­ному, кото­рый и вос­при­ни­мает его от купели – поэтому «вос­при­ем­ник».

Но вот Таин­ство Кре­ще­ния совер­ши­лось, его отпразд­но­вали, жизнь потекла дальше, и через неко­то­рое время у роди­те­лей кре­ще­ного мла­денца воз­ни­кают пре­тен­зии: «крест­ный (ая) нас забы­вает» – мало обща­ется с ребен­ком, редко звонит, вплоть до того, что вообще исче­зает из жизни крест­ника. Рас­стра­и­вает даже не то, что крест­ный редко появ­ля­ется (это, конечно, непри­ятно, но можно понять, учи­ты­вая, насколько сего­дня все загру­жены). Обидно фор­маль­ное отно­ше­ние к вос­при­ем­нику. Напри­мер, одна девушка рас­ска­зы­вала, что ей в крест­ные отцы при­гла­сили авто­ри­тет­ного для них воцер­ко­в­лен­ного чело­века, но за всю жизнь он так и не пытался нала­дить с ней кон­такта. Одна­жды давно в дет­стве он пода­рил ей буке­тик цветов – это ее един­ствен­ное вос­по­ми­на­ние о нем. Конечно, крест­ный молился за нее – эта обя­зан­ность вос­при­ем­ника при любых обсто­я­тель­ствах, – но ребенку этого было явно недо­ста­точно.

Говоря об обя­зан­но­стях крест­ного, трудно пере­чис­лить: мол, должен выпол­нять то-то и то-то. Все – кроме молитвы – зави­сит от ситу­а­ции. Часто крест­ные видят свою помощь только в «транс­пор­ти­ровке» ребенка в храм и обратно. Но если роди­те­лям крест­ника нужна помощь, а у крест­ного есть сво­бод­ное время, то схо­дить погу­лять с ребен­ком или поси­деть с ним дома – долг любви. Многие «рас­чет­ли­вые» (в хоро­шем смысле этого слова) роди­тели, думая о том, кого попро­сить стать крест­ным, выби­рают именно таких вос­при­ем­ни­ков, на кото­рых можно поло­житься.

Кроме того, крест­ным нужно пом­нить, как важно для любых детей – из цер­ков­ных и нецер­ков­ных семей – ощу­ще­ние празд­ника, дру­же­ского обще­ния. Напри­мер, одна моло­дая жен­щина вспо­ми­нала о том, что в дет­стве крест­ная всегда после при­ча­стия водила ее в кафе «Шоко­лад­ница» или рыбный ресто­ран «Якорь». Посе­ще­ние храма пере­хо­дило в дру­же­ское обще­ние за празд­нич­ным столом, от всего вместе оста­лось в памяти впе­чат­ле­ние вол­шеб­ной сказки. Конечно, этим обще­ние не огра­ни­чи­ва­лось. Крест­ная и возила ее по мона­сты­рям, и читала хоро­шие книги, напри­мер Ники­фо­рова-Вол­гина (причем именно сама читала вслух, а не дарила «пра­виль­ную» книжку для галочки), и делала запо­ми­на­ю­щи­еся подарки. Крест­ной всегда можно было позво­нить перед труд­ным экза­ме­ном с прось­бой о молит­вен­ной помощи – и быть уве­рен­ной, что она будет молиться за тебя.

Нево­цер­ко­в­лен­ная семья: наста­и­вать или отсту­питься?

Крест­ные, рас­ска­зы­вая о слож­но­стях в отно­ше­ниях с крест­ни­ками, чаще всего упо­ми­нают ситу­а­ции, свя­зан­ные с тем, что роди­тели крест­ника нево­цер­ко­в­лены. Напри­мер, сна­чала обе­щали не пре­пят­ство­вать воцер­ко­в­ле­нию ребенка, даже про­яв­ляли инте­рес к Церкви, но вскоре после кре­ще­ния про все обе­ща­ния забыли. На словах вроде бы воз­мож­ность обще­ния сохра­ня­ется, но реально… Летом надо на дачу, зимой – эпи­де­мия гриппа. В осталь­ное время то насморк, то бабушку надо наве­стить, то на рынок за ком­би­не­зо­ном съез­дить, да и вообще вос­кре­се­нье – един­ствен­ный выход­ной, когда выспаться можно. И если полу­ча­ется выби­раться в храм с крест­ни­ком хотя бы два раза в год – это хорошо.

Вообще, прежде чем согла­шаться стать крест­ным ребенка из нево­цер­ко­в­лен­ной семьи, необ­хо­дим совет с духов­ни­ком. Но что делать, если ребенка уже кре­стили, а роди­тели, несмотря на свои обе­ща­ния, оста­ются индиф­фе­рент­ными к Церкви?

Крест­ные, зна­ко­мые с такой ситу­а­цией, сове­туют не возить ребенка в храм, рас­по­ло­жен­ный далеко от дома крест­ника. Лучше пойти в бли­жай­шую цер­ковь, пред­ва­ри­тельно узнав, когда начи­на­ется служба и в какое время удоб­ней при­ча­стить ребенка. Если около дома несколько храмов, то лучше узнать, где менее мно­го­людно, где спо­кой­нее и при­вет­ли­вее атмо­сфера.

Стоит ли крест­ному, кото­рому не дают выпол­нять его прямые обя­зан­но­сти, наста­и­вать на своих правах? Можно пред­по­ло­жить, что агрес­сив­ная про­по­ведь скорее всего вызо­вет оттор­же­ние. Значит ли, что надо отсту­питься? В ответ на этот вопрос хоро­шую исто­рию рас­ска­зал про­то­и­е­рей Феодор Боро­дин, насто­я­тель храма святых бес­среб­ре­ни­ков и чудо­твор­цев Космы и Дами­ана на Маро­сейке: «Со своей буду­щей крест­ной мы с сест­рой позна­ко­ми­лись, каза­лось бы, слу­чайно. В наш дом пере­ез­жала какая-то жен­щина, и отца попро­сили пере­не­сти ей мебель. Отец увидел у нее иконы. Поэтому, когда позже зашла речь о том, чтобы кре­стить детей, роди­тели обра­ти­лись к ней – к Вере Алек­се­евне. Эта неча­ян­ная встреча изме­нила всю нашу после­ду­ю­щую жизнь. Все думали, что мы покре­стимся – и все, но Вера Алек­се­евна стала нас про­све­щать и, видимо, очень крепко за нас моли­лась. Водила нас в храм. Мне это было очень тяжело. Все мое дет­ское вос­по­ми­на­ние от храма – это только боли в спине и бутер­броды, кото­рые она нам давала, когда мы, уста­лые и голод­ные, выхо­дили после при­ча­стия из церкви.

Бывает, что неко­то­рые крест­ные молятся, пере­жи­вают за ребенка, но боятся быть навяз­чи­выми.

А она наста­и­вала, гово­рила: «Вы же мне обе­щали», пре­ду­пре­ждала: «Через две недели я возьму Аню и Федю в храм, пожа­луй­ста, пусть они не едят с утра». Спра­ши­вала: «Аня и Федя, а вы читали молитвы?» Я помню, она пода­рила нам молит­во­слов и отме­тила три молитвы, кото­рые надо читать. Через две недели пришла к нам: «Ну как, Федя, ты читал молитвы?» Я говорю: «Да». Она взяла молит­во­слов и ска­зала: «Если бы ты его читал, то первая обложка бумаж­ная была бы вот такой чертой отдав­лена, этого нет, значит, ты редко его откры­вал. Нехо­рошо обма­ны­вать крест­ную». Мне стало стыдно, и с тех пор я начал читать молитвы.

А еще мы были втя­нуты в круг хри­сти­ан­ского про­све­ще­ния, кото­рый был у крест­ной дома. У нее было несколько десят­ков крест­ни­ков. Она пыта­лась досту­чаться до их сердец через вечера чтения, хри­сти­ан­ского пере­осмыс­ле­ния поэзии, музыки, лите­ра­туры. Бла­го­даря этому мы совер­шенно по-новому откры­вали веру. Мы узна­вали, что Пра­во­сла­вие – это не ста­рушки в церкви, что насле­дие всей рус­ской куль­туры по суще­ству своему пра­во­славно. Ей уда­лось по-насто­я­щему воцер­ко­вить очень боль­шое коли­че­ство людей. Среди ее крест­ни­ков три свя­щен­ника, много людей, живу­щих пол­но­цен­ной цер­ков­ной жизнью. Притом, что боль­шин­ство из нас было из семей, абсо­лютно дале­ких от Церкви».

Если все же полу­чи­лось так, что отно­ше­ния с нецер­ков­ными роди­те­лями крест­ника зашли в тупик и ваши жиз­нен­ные пути разо­шлись, а ребе­нок еще слиш­ком мал, чтобы общаться само­сто­я­тельно, то пре­вра­щаться в «сва­деб­ного гене­рала» не сле­дует. Чест­нее будет просто сер­дечно молиться за этого ребенка.

Подросток/h2>

Многие свя­щен­ники и педа­гоги пре­ду­пре­ждают, что в пере­ход­ном воз­расте ребе­нок почти неми­ну­емо будет вос­ста­вать против роди­тель­ского авто­ри­тета и искать под­держку вне семьи. «Такова воз­раст­ная осо­бен­ность у под­рост­ков – им обя­за­тельно нужен кто-то вне семьи, авто­ри­тет­ный взрос­лый чело­век, на кото­рого можно было бы поло­житься. И крест­ный может стать таким авто­ри­те­том, – гово­рит пре­по­да­ва­тель вос­крес­ной школы при храме свя­ти­теля Нико­лая в Куз­не­цах педа­гог Елена Вла­ди­ми­ровна Вос­пен­ни­кова. – Как гото­вить себя к этому? Во-первых, крест­ный с дет­ства должен при­ни­мать уча­стие в жизни ребенка, в любых вопро­сах, не только каса­ю­щихся Церкви. Обще­ние с крест­ным должно быть раз­но­сто­рон­ним – это и помощь в домаш­нем зада­нии, и сов­мест­ные походы в театр, и обсуж­де­ние того, что инте­ресно и вам, и ребенку. Во-вторых, крест­ный должен быть авто­ри­те­том для ребенка. А это воз­можно только тогда, когда ребе­нок видит, что вы зани­ма­е­тесь им искренне, не по долгу службы».

Но важно не просто сохра­нить хоро­шие отно­ше­ния. Глав­ное – помочь под­ростку не поте­рять веру. Как это сде­лать? Только личным при­ме­ром. Елена Васи­льевна Кры­лова, пре­по­да­ва­тель Свято-Димит­ри­ев­ского учи­лища сестер мило­сер­дия: «Если ребе­нок видит, что для крест­ного невоз­можно в вос­кре­се­нье остаться дома вместо того, чтобы идти на Литур­гию, что жизнь крест­ного не суще­ствует без храма, только тогда слова крест­ного могут быть услы­шаны. Если ребе­нок почув­ствует бла­го­даря уча­стию в цер­ков­ных таин­ствах, бла­го­даря обще­нию с крест­ным, что суще­ствует другая жизнь, то, даже если он отпа­дет в мытар­ствах пере­ход­ного воз­раста, он потом вер­нется в Цер­ковь. А при­влечь под­ростка в храм можно через общие дела. Сейчас в моло­деж­ном мире вне Церкви все огра­ни­чи­ва­ется тусов­кой, дис­ко­те­ками, а под­ростку нужны и реаль­ные дела».

Таких дел в Церкви очень много: поездки в дет­ские дома, помощь людям, мис­си­о­нер­ские походы, вос­ста­нов­ле­ние ста­рин­ных храмов с моло­де­жью из «Рестав­роса» в самых живо­пис­ных местах и еще очень много чего!

Кре­ще­ние в дет­ском доме

В древ­ней Церкви мла­ден­цев не кре­стили без вос­при­ем­ни­ков, поскольку в язы­че­ских семьях нельзя было гаран­ти­ро­вать хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние. И сейчас нельзя кре­стить ребенка без взрос­лого вос­при­ем­ника. Но как быть с детьми в дет­ских домах и домах ребенка? Ведь здесь ситу­а­ция совер­шенно особая. Крест­ным мла­денца (если их уда­ется найти) про­сле­дить даль­ней­шую судьбу своего крест­ника очень трудно

Повод ли это для того, чтобы вообще отка­зы­ваться от кре­ще­ния бро­шен­ных мла­ден­цев? Свет­лана Покров­ская, руко­во­ди­тель Попе­чи­тель­ского совета свят. Алек­сия: «Раз в месяц мы ходим в дет­скую боль­ницу, где лежат ново­рож­ден­ные бро­шен­ные дети с тяже­лыми поро­ками сердца. Дети, как пра­вило, безы­мян­ные. Батюшка наре­кает им имена и кре­стит. Впо­след­ствии мы не можем про­сле­дить судьбу этих детей, адми­ни­стра­ция боль­ницы таких све­де­ний не дает. Многие из них уми­рают, не дожив до трех-четы­рех меся­цев. И выжив­шим малы­шам гаран­ти­ро­вать хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние мы не можем. Поэтому наша дея­тель­ность вызы­вает про­ти­во­ре­чи­вое отно­ше­ние. Бывало так, что я обра­ща­лась с прось­бой о кре­ще­нии к свя­щен­нику, но он отка­зы­вался кре­стить без крест­ных, причем таких крест­ных, кото­рые понесли бы свои обя­зан­но­сти пол­но­стью вплоть до усы­нов­ле­ния. Но многие другие свя­щен­ники счи­тают, что нельзя лишить бла­го­дати мла­ден­цев только потому, что нет вос­при­ем­ни­ков. Ведь крест­ный может молиться за ребенка, писать его имя в запис­ках, чтобы в алтаре выни­ма­лась частица за боль­ного стра­да­ю­щего малыша, а это же очень важно. Поэтому тех, кто согла­ша­ется быть крест­ным, мы просим прежде всего молиться за детей».

Ситу­а­ция, когда дет­до­мов­ского ребенка кре­стят в созна­тель­ном воз­расте, зна­чи­тельно отли­ча­ется от преды­ду­щей. Здесь крест­ный должен пони­мать, что дети очень при­вя­зы­ва­ются к взрос­лым, кото­рые про­яв­ляют к ним вни­ма­ние, и поэтому оста­вить ребенка, раз начав с ним общаться, будет нельзя. Многие боятся такой ответ­ствен­но­сти, боятся, что ребе­нок захо­чет, чтобы его взяли в семью. Марина Нефе­дова (она в числе других при­хо­жан храма Бла­го­ве­ще­ния в Федо­сьине помо­гает бли­жай­шему дет­скому дому кре­стить детей), опи­ра­ясь на свой опыт, гово­рит: «Дети старше семи лет пони­мают, что крест­ный водит в храм, наве­щает, но не ста­но­вится усы­но­ви­те­лем. Мне кажется, было бы очень хорошо, если бы у дет­до­мов­ских детей были крест­ные, кото­рые бы обща­лись с ними на про­тя­же­нии многих лет».

Бывает так, что крест­ным просят стать слиш­ком часто. Но есть разум­ные чело­ве­че­ские пре­делы. По мнению многих духов­ни­ков, сле­дует трезво оце­нить свои воз­мож­но­сти и в тех отно­ше­ниях, кото­рые уже есть, ста­раться быть посто­ян­ными. Ведь с нас спро­сят, что мы делали и как забо­ти­лись о вос­при­ня­тых нами от купели.

Нескуч­ный сад

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки