Критерии Канонизации местночтимых святых в Русской Православной Церкви

архи­манд­рит Геор­гий (Тер­тыш­ни­ков)

По учению Святой Пра­во­слав­ной Церкви святые, угод­ники Божии, состав­ляя лик святых, молятся перед Богом о живых собра­тиях своих по вере, кото­рые, в свою оче­редь, воз­дают им молит­вен­ное чество­ва­ние.

Неко­то­рые подвиж­ники, про­сла­вив­ши­еся про­зор­ли­во­стью и чуде­сами, почи­та­лись всем наро­дом; иногда даже при жизни в честь их стро­и­лись храмы. Боль­шей частью святые дела­лись сна­чала мест­но­чти­мыми (в мона­сты­рях или епар­хиях), а затем, по мере уве­ли­че­ния чудес от них, чество­ва­ние их ста­но­ви­лось обще­цер­ков­ным.

Почи­та­ние святых вошло в обычай с самых первых дней суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ской Церкви. Мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Коло­мен­ский Юве­на­лий, Пред­се­да­тель Сино­даль­ной Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, в своем докладе “О кано­ни­за­ции святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви”, про­из­не­сен­ном на Помест­ном Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 6–9 июня 1988 года, отме­тил, что “к концу пер­вого тыся­че­ле­тия Пра­во­слав­ная Цер­ковь имела вполне сфор­ми­ро­ван­ный список все­лен­ских святых, празд­ну­е­мый каждой Помест­ной Цер­ко­вью. Извест­ность отдель­ных мест­ных святых воз­рас­тала, им начи­нают стро­ить храмы” 1.

В исто­рии кано­ни­за­ции святых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви выде­ля­ются пять пери­о­дов: от Кре­ще­ния Руси до мака­ри­ев­ских Собо­ров; соб­ственно мака­ри­ев­ские Соборы (1547 и 1549 гг.); от мака­ри­ев­ских Собо­ров до учре­жде­ния Свя­тей­шего Синода; сино­даль­ный и совре­мен­ный пери­оды2.

Пра­вила, кото­рыми руко­вод­ство­ва­лась Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь при при­чис­ле­нии подвиж­ни­ков к лику святых, в общих чертах напо­ми­нают пра­вила Церкви Кон­стан­ти­но­поль­ской. “Основ­ным кри­те­рием кано­ни­за­ции служил дар чудо­тво­ре­ний, про­яв­лен­ный при жизни или по кон­чине свя­того, а в неко­то­рых слу­чаях — нали­чие нетлен­ных остан­ков. Сама кано­ни­за­ция имела три вида. Наряду с ликами святых по харак­теру их цер­ков­ного слу­же­ния (муче­ники, свя­ти­тели, пре­по­доб­ные и др.) в Рус­ской Церкви раз­ли­ча­лись святые и по рас­про­стра­нен­но­сти их почи­та­ния — мест­но­хра­мо­вые, мест­но­е­пар­хи­аль­ные и обще­на­ци­о­наль­ные” 3.

Право кано­ни­за­ции мест­но­хра­мо­вых и мест­но­е­пар­хи­аль­ных святых при­над­ле­жало пра­вя­щему архи­ерею с ведома Мит­ро­по­лита (позд­нее — Пат­ри­арха всея Руси) и могло огра­ни­чи­ваться лишь устным бла­го­сло­ве­нием на почи­та­ние мест­ного подвиж­ника.

Право кано­ни­за­ции обще­цер­ков­ных святых при­над­ле­жало Мит­ро­по­литу, или Пат­ри­арху всея Руси при уча­стии Собора рус­ских иерар­хов.

В мона­сты­рях почи­та­ние подвиж­ни­ков могло начи­наться по реше­нию совета мона­стыр­ских стар­цев, кото­рые позд­нее пред­став­ляли дело на утвер­жде­ние мест­ного епи­скопа.

“Цер­ков­ному празд­но­ва­нию памяти свя­того пред­ше­ство­вала работа епар­хи­аль­ной власти по удо­сто­ве­ре­нию в под­лин­но­сти чудес при гробе почив­шего (а часто — и в нетле­нии мощей), а затем уста­нав­ли­ва­лось тор­же­ствен­ное бого­слу­же­ние в мест­ном храме и назна­чался день чество­ва­ния свя­того, состав­ля­лась особая служба, писа­лась икона, а также “житие” с изоб­ра­же­нием чудес, удо­сто­ве­рен­ных дозна­нием Цер­ков­ной власти” 4. Кроме собор­ного почи­та­ния и празд­но­ва­ния дней святых, про­слав­лен­ных Богом, хри­сти­ане отме­чали память еще не кано­ни­зи­ро­ван­ных Цер­ко­вью подвиж­ни­ков особым бого­слу­же­нием — пани­хи­дой. “Поскольку цер­ков­ная память — это народ­ная память, то часто именно она давала мате­риал для кано­ни­за­ции того или иного свя­того. В этом смысле посто­ян­ная (во все вре­мена) и повсе­мест­ная (во многих при­хо­дах и епар­хиях) молит­вен­ная память о упо­ко­е­нии со свя­тыми подвиж­ни­ков часто явля­лась первым шагом к кано­ни­за­ции сего подвиж­ника. При этом мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства о таких святых порою изоби­ло­вали боль­шим числом повест­во­ва­ний о чуде­сах, ими совер­шен­ных” 5.

В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви кано­ни­за­ция святых явля­лась под­твер­жде­нием уже имев­ших место фактов народно-цер­ков­ного почи­та­ния усоп­ших подвиж­ни­ков бла­го­че­стия: цер­ков­ная же власть освя­щала это почи­та­ние и тор­же­ственно про­воз­гла­шала подвиж­ника веры и бла­го­че­стия святым.

Кано­ни­за­ция всегда мыс­ли­лась цер­ков­ным созна­нием как факт про­яв­ле­ния в Церкви свя­то­сти Божией, дей­ству­ю­щей через обла­го­дат­ство­ван­ного подвиж­ника бла­го­че­стия. Посему во все вре­мена основ­ным усло­вием про­слав­ле­ния было про­яв­ле­ние под­лин­ной освя­щен­но­сти, свя­то­сти пра­вед­ника. Мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Коло­мен­ский Юве­на­лий в своем докладе на Помест­ном Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви изла­гает сле­ду­ю­щие при­знаки свя­то­сти пра­во­слав­ных подвиж­ни­ков:

“1. Вера Церкви в свя­тость про­слав­ля­е­мых подвиж­ни­ков как людей, Богу уго­див­ших и послу­жив­ших при­ше­ствию на землю Сына Божия и про­по­веди Свя­того Еван­ге­лия (на осно­ва­нии такой веры про­слав­ля­лись пра­отцы, отцы, про­роки и апо­столы).

2. Муче­ни­че­ская за Христа смерть, или истя­за­ние за веру Хри­стову (так, в част­но­сти, в Церкви про­слав­ля­лись муче­ники и испо­вед­ники).

3. Чудо­тво­ре­ния, совер­ша­е­мые святым по его молит­вам или от чест­ных его остан­ков — мощей (пре­по­доб­ные, мол­чаль­ники, столп­ники, муче­ники-стра­сто­терпцы, юро­ди­вые и др.).

4. Высо­кое цер­ков­ное пер­во­свя­ти­тель­ское и свя­ти­тель­ское слу­же­ние.

5. Боль­шие заслуги перед Цер­ко­вью и наро­дом Божиим.

6. Доб­ро­де­тель­ная, пра­вед­ная и святая жизнь.

7. В сем­на­дца­том веке, по сви­де­тель­ству Пат­ри­арха Нек­та­рия, три вещи при­зна­ва­лись при­чи­ной истин­ной свя­то­сти в людях:
а) Пра­во­сла­вие без­уко­риз­нен­ное;
б) совер­ше­ние всех доб­ро­де­те­лей, за кото­рыми сле­дует про­ти­во­сто­я­ние за веру даже до крови;
в) про­яв­ле­ние Богом сверхъ­есте­ствен­ных зна­ме­ний и чудес.

8. Нередко сви­де­тель­ством о свя­то­сти пра­вед­ника было боль­шое почи­та­ние его наро­дом, иногда еще при жизни” 6.

При мно­го­об­ра­зии причин и осно­ва­ний кано­ни­за­ции святых в раз­лич­ные исто­ри­че­ские эпохи суще­ство­ва­ния Церкви одно оста­лось неиз­мен­ным: всякое про­слав­ле­ние святых есть явле­ние свя­то­сти Божией, оно всегда совер­ша­ется по бла­го­из­во­ле­нию и воле­изъ­яв­ле­нию самой Церкви.

Опре­де­лен­ное зна­че­ние в вопросе кано­ни­за­ции имели мощи. По учению Пра­во­слав­ной Церкви мощами святых явля­ются как пол­но­стью сохра­нив­ши­еся (нетлен­ные мощи), так и отдель­ные частицы от тел про­слав­лен­ных Богом пра­вед­ни­ков. Само наиме­но­ва­ние их мощами на цер­ков­но­сла­вян­ском языке обо­зна­чает “мощь”, “силу”, то есть какие-то чудес­ные, сверхъ­есте­ствен­ные их про­яв­ле­ния, что было сви­де­тель­ством их при­част­но­сти Боже­ствен­ной бла­го­дати. “Воз­ник­но­ве­ние чудес или чудес­ных про­яв­ле­ний (исто­че­ние мира) от мощей в Рус­ской Церкви часто было нача­лом про­слав­ле­ния свя­того. Однако мощи святых нередко изно­си­лись из земли уже после кано­ни­за­ции, из чего можно заклю­чить, что нали­чие святых остан­ков оста­ва­лось лишь одним из воз­мож­ных усло­вий про­слав­ле­ния свя­того” 7.

Всякой кано­ни­за­ции пред­ше­ство­вала под­го­то­ви­тель­ная работа по изу­че­нию житий, трудов и подви­гов кано­ни­зу­е­мого. Это обя­за­тель­ное усло­вие соблю­да­лось как при еди­нич­ном, так и при груп­по­вом про­слав­ле­нии угод­ни­ков Божиих. В каждом отдель­ном случае Цер­ковь, рас­смот­рев подвиги кано­ни­зу­е­мого, опре­де­ляла осно­ва­ния к его кано­ни­за­ции. После этого выно­си­лось опре­де­ле­ние о при­чис­ле­нии пред­ло­жен­ного подвиж­ника к лику святых Божиих угод­ни­ков. В иссле­до­ва­ниях, отно­ся­щихся к пред­ла­га­е­мой кано­ни­за­ции, были пред­став­лены резуль­таты изу­че­ния житий, чудес, трудов и подви­гов всех ниже­по­име­но­ван­ных подвиж­ни­ков. Их мно­го­об­раз­ные подвиги духов­ного совер­шен­ство­ва­ния при­званы оза­рить путь к спа­се­нию совре­мен­ному хри­сти­а­нину. “Труды по под­го­товке данной кано­ни­за­ции выявили необ­хо­ди­мость и даль­ней­ших изу­че­ний вопроса о про­слав­ле­нии святых, как живших в про­шлом веке, так и завер­шив­ших свою подвиж­ни­че­скую жизнь и подвиги в новое время. Они как звезды на тверди небес­ной над Рус­ской землей; но тре­бу­ется доста­точно вре­мени и углуб­лен­ных трудов, дабы пред­ста­вить их жизнь и подвиги для нази­да­ния верным” 8.

Осу­ществ­лен­ные за послед­ний период кано­ни­за­ции святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви явля­ются сви­де­тель­ством воз­рож­де­ния в ней пре­рван­ной на многие деся­ти­ле­тия тра­ди­ции про­слав­ле­ния подвиж­ни­ков веры и бла­го­че­стия, кото­рая при­суща Церкви на про­тя­же­нии всего ее исто­ри­че­ского бытия.

Немно­го­чис­лен­ная по своему составу Сино­даль­ная Комис­сия по кано­ни­за­ции святых, обра­зо­ван­ная на засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 10–11 апреля 1989 года, сотруд­ни­чая с епи­ско­па­том, клиром и миря­нами, осу­ществ­ляет своего рода коор­ди­ни­ру­ю­щую роль в про­цессе изу­че­ния и под­го­товки про­слав­ле­ния подвиж­ни­ков веры.

В зави­си­мо­сти от сте­пени рас­про­стра­нен­но­сти почи­та­ния подвиж­ника он при­чис­ля­ется к мест­но­чти­мым или обще­цер­ков­ным святым, “но кри­те­рии кано­ни­за­ции оста­ются одни и те же” 9.

Как известно, осно­ва­ния для кано­ни­за­ции фор­ми­ро­ва­лись на про­тя­же­нии мно­го­ве­ко­вой цер­ков­ной исто­рии. Осно­ва­нием для кано­ни­за­ции явля­ются: “неустан­ная про­по­ведь слова Божия, муче­ни­че­ство и испо­вед­ни­че­ство за Христа, рев­ност­ное свя­ти­тель­ское слу­же­ние, высо­кая пра­вед­ная жизнь, без­уко­риз­нен­ное Пра­во­сла­вие. Кри­те­ри­ями кано­ни­за­ции служат народ­ное почи­та­ние подвиж­ни­ков, дары чудо­тво­ре­ния, засви­де­тель­ство­ван­ные при жизни свя­того или после его смерти, и, нередко, хотя и не обя­за­тельно, нали­чие святых мощей” 10. “Канони­зация должна слу­жить укреп­ле­нию веры, объ­еди­не­нию членов Церкви в любви и согла­сии, она не должна созда­вать каких-либо пово­дов к сму­ще­ниям и раз­де­ле­ниям. Исходя из этих под­хо­дов, Комис­сия взве­шенно и тща­тельно изу­чает все посту­па­ю­щие в ее рас­по­ря­же­ние мате­ри­алы и лишь после этого предо­став­ляет их Свя­тей­шему Пат­ри­арху и Свя­щен­ному Синоду” 11.

При­чис­ле­ние к мест­но­чти­мым святым осу­ществ­ля­ется с бла­го­сло­ве­ния Свя­тей­шего Пат­ри­арха, а к обще­цер­ков­ным — Архи­ерей­ским или Помест­ным Собо­ром. “Таким обра­зом, кано­ни­за­ция святых выра­жает собор­ный разум Церкви” 12.

На засе­да­нии Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, состо­яв­шемся 18–19 марта 1993 года, по имев­ше­муся обсуж­де­нию была выра­бо­тана сле­ду­ю­щая пози­ция: “В прак­тике Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви право кано­ни­за­ции мест­но­хра­мо­вых и мест­но­е­пар­хи­аль­ных святых при­над­ле­жало пра­вя­щему архи­ерею с ведома и бла­го­сло­ве­ния Пред­сто­я­теля Церкви — Мит­ро­по­лита, позд­нее — Пат­ри­арха всея Руси. Сви­де­тель­ством свя­то­сти явля­ются в Церкви про­по­ведь слова Божия, муче­ни­че­ство и испо­вед­ни­че­ство за Христа, свя­ти­тель­ское слу­же­ние, высо­кая пра­вед­ная жизнь, без­уко­риз­нен­ное Пра­во­сла­вие. В под­ходе к кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых исполь­зо­ва­лись те же кри­те­рии, что и при обще­цер­ков­ном про­слав­ле­нии: свя­тость того или иного подвиж­ника веры удо­сто­ве­ря­ется его народ­ным почи­та­нием, даром чудо­тво­ре­ния свя­того при его жизни или после смерти и нередко — нали­чием нетлен­ных мощей” 13.

Цер­ков­ному про­слав­ле­нию свя­того пред­ше­ство­вала работа епар­хи­аль­ной власти по удо­сто­ве­ре­нию под­лин­но­сти чудес, свя­зан­ных с его именем, и осви­де­тель­ство­ва­нию мощей.

Затем состав­ля­лись бого­слу­жеб­ные тексты в честь дан­ного свя­того, писа­лись иконы и житие с опи­са­нием его деяний и чудес. “Такая прак­тика кано­ни­за­ции святых на епар­хи­аль­ном уровне, сло­жив­ша­яся в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, должна быть вос­ста­нов­лена и усво­ена в работе епар­хи­аль­ных комис­сий по кано­ни­за­ции святых для сбора и изу­че­ния мате­ри­а­лов о кано­ни­за­ции подвиж­ни­ков веры и бла­го­че­стия, реше­ние о созда­нии кото­рых было при­нято на Архи­ерей­ском Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 31 марта — 4 апреля 1992 года” 14.

1 октября 1993 года Свя­щен­ный Синод заслу­шал доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, кото­рый пред­ста­вил доку­мент этой Комис­сии — “К вопросу о порядке кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на епар­хи­аль­ном уровне”. Свя­щен­ный Синод одоб­рил пред­став­лен­ный Комис­сией поря­док кано­ни­за­ции святых и реко­мен­до­вал его к неукос­ни­тель­ному выпол­не­нию во всех епар­хиях Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. В связи с нача­лом дея­тель­но­сти в ряде епар­хий Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви комис­сий по кано­ни­за­ции, орга­ни­зо­ван­ных согласно реше­нию Архи­ерей­ского Собора Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви от 31 марта — 4 апреля 1992 года, для них необ­хо­димо было разъ­яс­нить поря­док кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых на епар­хи­аль­ном уровне. Собор­ному реше­нию о созда­нии епар­хи­аль­ных комис­сий по кано­ни­за­ции пред­ше­ство­вало Опре­де­ле­ние Свя­щен­ного Синода от 25 марта 1991 года о сборе на епар­хи­аль­ном уровне мате­ри­а­лов о жизни и подви­гах муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков веры XX века. В нем отме­ча­лось, что собран­ные мате­ри­алы сле­дует направ­лять в Сино­даль­ную Комис­сию по кано­ни­за­ции святых для даль­ней­шего их изу­че­ния на пред­мет кано­ни­за­ции муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских. Епар­хи­аль­ным комис­сиям по кано­ни­за­ции сле­дует руко­вод­ство­ваться этим Сино­даль­ным Опре­де­ле­нием. Епар­хи­аль­ная комис­сия соби­рает све­де­ния о жизни, подви­гах, чудо­тво­ре­ниях и почи­та­нии в народе дан­ного подвиж­ника. Состав­ля­ется его житие и текст деяния о при­чис­ле­нии его к лику святых, пишется его икона. Состав­ля­ются бого­слу­жеб­ные тексты, кото­рые пере­да­ются на рас­смот­ре­ние Сино­даль­ной Бого­слу­жеб­ной комис­сии. Собран­ные мате­ри­алы пере­сы­ла­ются епар­хи­аль­ным архи­ереем в Сино­даль­ную Комис­сию по кано­ни­за­ции. После рас­смот­ре­ния их в Сино­даль­ной Комис­сии и при нали­чии доста­точ­ных осно­ва­ний для кано­ни­за­ции Свя­тей­ший Пат­ри­арх бла­го­слов­ляет при­чис­ле­ние к лику святых мест­но­чти­мого подвиж­ника веры и почи­та­ние его в данной епар­хии, о чем сооб­ща­ется епар­хи­аль­ному архи­ерею. Кано­ни­за­ция мест­но­чти­мого свя­того совер­ша­ется епар­хи­аль­ным архи­ереем в уста­нов­лен­ном в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви порядке.

Имена про­слав­лен­ных мест­но­чти­мых святых не вно­сятся в обще­цер­ков­ный кален­дарь, и служба им не печа­та­ется в обще­цер­ков­ных бого­слу­жеб­ных книгах, а пуб­ли­ку­ется отдель­ным изда­нием на местах.

Памя­туя о постиг­ших в XX сто­ле­тии Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь испы­та­ниях, хоте­лось бы особо отме­тить воз­рас­та­ние в народе почи­та­ния муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков веры, за Христа и Цер­ковь Святую жизнь свою поло­жив­ших. В докладе мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии Свя­щен­ного Синода по кано­ни­за­ции святых, про­чи­тан­ном на Архи­ерей­ском Соборе 29 ноября — 2 декабря 1994 года, гово­рится, что “ника­кое под­лин­ное стра­да­ние не про­па­дает в памяти Церкви, подобно тому как не про­па­дает бес­следно хри­сти­ан­ский подвиг каж­дого умер­шего о Христе, о кото­ром в чине отпе­ва­ния или пани­хиды воз­но­сится усерд­ная молитва: И сотвори ему (или ей) вечную память15. И поэтому Цер­ковь забот­ливо хранит “Жития” (жиз­не­опи­са­ния) святых стра­даль­цев и уве­ще­вает веру­ю­щих бла­го­го­вейно почи­тать их, нази­да­ясь их вели­кой любо­вью ко Гос­поду. “Среди хри­стиан пра­вед­ной жизни Цер­ковь особо выде­ляет тех стра­даль­цев, жизнь и осо­бенно смерть кото­рых наи­бо­лее ярко и наглядно сви­де­тель­ствует об их глу­бо­чай­шей пре­дан­но­сти Христу. Такие стра­дальцы име­ну­ются Цер­ко­вью свя­тыми муче­ни­ками, испо­вед­ни­ками, стра­сто­терп­цами. Упо­треб­ля­е­мое в сла­вян­ском и рус­ском языках слово «стра­сто­тер­пец» есть небук­валь­ный пере­вод того гре­че­ского слова, кото­рое у древ­них греков озна­чало «побе­див­ший в состя­за­нии и нося­щий знаки этой своей победы, как награду». В пра­во­слав­ной же гим­но­гра­фии это слово пере­во­дится на сла­вян­ский и рус­ский языки либо как «побе­до­но­сец», либо как «стра­сто­тер­пец»” 16. В созна­нии цер­ков­ного народа постра­дав­шие в годы гоне­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь епи­скопы, кли­рики и миряне совер­шали подвиги муче­ни­че­ства и испо­вед­ни­че­ства. Наиме­но­ва­ние их “ново­му­че­ни­ками Рос­сий­скими” вошло уже в широ­кое упо­треб­ле­ние. “При­чис­лив Пат­ри­арха Тихона к лику святых, Архи­ерей­ский Собор 1989 года про­сла­вил Свя­ти­теля прежде всего за его испо­вед­ни­че­ское сто­я­ние за Цер­ковь в труд­ную для нее пору” 17. От мас­со­вых репрес­сий 30‑х годов постра­дали десятки тысяч свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мил­ли­оны пра­во­слав­ных мирян. “Но впе­чат­ле­ние слу­чай­но­сти в выборе жертвы несов­ме­стимо с хри­сти­ан­ским миро­воз­зре­нием, для кото­рого слу­чай­но­сти не бывает. Гос­подь гово­рил: «Не две ли малые птицы про­да­ются за асса­рий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца  вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены» (Мф.10:29–30).

Мы верим поэтому, что хри­сти­ане, умер­шие под пыт­ками с именем Христа, молив­ши­еся Ему перед рас­стре­лом в тюрем­ных под­ва­лах, скон­чав­ши­еся, с бла­го­да­ре­нием Богу за все, от голода и тяже­лых работ в лаге­рях, стали жерт­вой не тра­ги­че­ской слу­чай­но­сти, а поло­жили свою жизнь за Христа”18.

Кано­ни­за­ция ново­му­че­ни­ков, к совер­ше­нию кото­рой идет Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, должна послу­жить не раз­де­ле­нию, а еди­не­нию цер­ков­ного народа. Поэтому выбор святых подвиж­ни­ков, пред­ла­га­е­мых для цер­ков­ного про­слав­ле­ния, должен быть бес­спор­ным и само­оче­вид­ным. “Считаю, что наш долг, архи­пас­ты­рей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, — сказал мит­ро­по­лит Юве­на­лий на Архи­ерей­ском Соборе, — каж­дому в своей епар­хии, чутко и бла­го­го­вейно отне­стись к подоб­ному духов­ному дви­же­нию, давая ему цер­ков­ное руко­вод­ство и под­го­тав­ли­вая в своих епар­хиях мате­ри­алы для кано­ни­за­ции ново­му­че­ни­ков Рос­сий­ских”.

Именно поэтому Архи­ерей­ский Собор, про­хо­див­ший 31 марта — 4 апреля 1992 года, поста­но­вил “обра­зо­вать во всех епар­хиях Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви комис­сии по кано­ни­за­ции святых для сбора и изу­че­ния мате­ри­а­лов к кано­ни­за­ции подвиж­ни­ков веры и бла­го­че­стия, осо­бенно муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков XX сто­ле­тия, в пре­де­лах каждой епар­хии” 19.

В том случае, если почи­та­ние мест­ного свя­того выхо­дит за пре­делы данной епар­хии, вопрос о его обще­цер­ков­ной кано­ни­за­ции выно­сится на суж­де­ние Свя­тей­шего Пат­ри­арха и Свя­щен­ного Синода после изу­че­ния в Сино­даль­ной Комис­сии. “Окон­ча­тель­ное реше­ние об обще­цер­ков­ном про­слав­ле­нии при­над­ле­жит Помест­ному или Архи­ерей­скому Собору Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Между засе­да­ни­ями тако­вых Собо­ров вопрос может решаться на рас­ши­рен­ном засе­да­нии Свя­щен­ного Синода с учетом мнения всего епи­ско­пата рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви” 20.

Комис­сией по кано­ни­за­ции святых при Свя­щен­ном Синоде Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви были под­го­тов­лены два доку­мента — “О порядке кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на епар­хи­аль­ном уровне”, кото­рые были реко­мен­до­ваны на засе­да­ниях Свя­щен­ного Синода 25 марта и 1 октября 1993 года “к неукос­ни­тель­ному выпол­не­нию во всех епар­хиях Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви”. Ука­зан­ные в этих доку­мен­тах прин­ципы кано­ни­за­ции и должны опре­де­лять дея­тель­ность епар­хи­аль­ных кано­ни­за­ци­он­ных комис­сий. В тече­ние послед­них двух лет в ряде епар­хий Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха были про­ве­дены кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых на епар­хи­аль­ном уровне. Воз­рож­де­ние про­цесса кано­ни­за­ции святых в епар­хиях сви­де­тель­ствует о нико­гда не пре­кра­щав­шемся почи­та­нии угод­ни­ков Божиих в народе цер­ков­ном. На засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 22 фев­раля 1993 года под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха был заслу­шан доклад Прео­свя­щен­ного мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, пред­се­да­теля Комисси по кано­ни­за­ции святых, в кото­ром пред­став­лены резуль­таты обсуж­де­ния вопро­сов бого­слу­жеб­ной прак­тики, свя­зан­ных с почи­та­нием мест­но­чти­мых святых.

“В том случае, если име­ются тро­парь и кондак мест­но­чти­мому свя­тому, а службы не име­ется, то совер­шать службы этому свя­тому можно по Общей Минее. В том случае, если нет мест­но­чти­мому свя­тому тро­паря и кондака, то общими тро­па­рями, конда­ками и служ­бами поль­зо­ваться  можно по роду его подвиж­ни­че­ства. Что же каса­ется состав­ле­ния новых тро­па­рей, конда­ков и служб дан­ному подвиж­нику, то эта ини­ци­а­тива может исхо­дить от пра­вя­щего архи­ерея, кото­рый должен обра­титься к Свя­тей­шему Пат­ри­арху с про­ек­том соот­вет­ству­ю­щих служб или с прось­бой о состав­ле­нии тако­вых в Бого­слу­жеб­ную Комис­сию. Если име­ются тро­парь и кондак мест­но­чти­мому подвиж­нику, состав­лен­ные в про­шлом, то нужно про­ве­сти иссле­до­ва­ние, явля­ются ли эти тро­парь и кондак следом уста­нов­лен­ного в про­шлом мест­ного его почи­та­ния как свя­того. Если же в этом убе­диться невоз­можно, то ему сле­дует совер­шать пани­хиду без упо­треб­ле­ния име­ю­щихся тро­паря и кондака” 21.


При­ме­ча­ния:

1 Доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия на Освя­щен­ном Помест­ном Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, посвя­щен­ном 1000-летию Кре­ще­ния Руси, на тему “О кано­ни­за­ции святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви” // Кано­ни­за­ция святых. Свято-Тро­иц­кая Сер­ги­ева Лавра, 6–9 июня 1988. — С. 16.
2 Голу­бин­ский Е. Исто­рия кано­ни­за­ции святых в Рус­ской Церкви. Изд. 2‑е, М., 1903. — С. 43. © Под­го­товка текста. “Альфа и Омега”, 1999.
3 Доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия… — С. 17.
4 Там же. — С. 18.
5 Там же.
6 Там же. — С. 25–26.
7 Там же. — С. 26.
8 Там же. — С. 27.
9 Доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии Свя­щен­ного Синода по кано­ни­за­ции святых, на Архи­ерей­ском Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 29 ноября — 2 декабря 1994 года, Свято-Дани­лов мона­стырь, г. Москва. — Л. 2.
10 Там же. — Л. 1.
11 Там же. — Л. 2.
12 Там же.
13 Опре­де­ле­ние Свя­щен­ного Синода Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви по докладу мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, “О порядке кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на епар­хи­аль­ном уровне”. В засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 25 марта 1993 года под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия Вто­рого.
14 Там же.
15 Доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, пред­се­да­теля Комис­сии Свя­щен­ного Синода по кано­ни­за­ции святых, на Архи­ерей­ском Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 29 ноября — 2 декабря 1994 года. — Л. 6.
16 Там же.
17 Доклад Прео­свя­щен­ного мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, на засе­да­нии Свя­щен­ного Синода Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 25 марта 1991 года, “Об отно­ше­нии Церкви к подвигу муче­ни­че­ства” // К кано­ни­за­ции ново­му­че­ни­ков Рос­сий­ских. Комис­сия Свя­щен­ного Синода Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви по кано­ни­за­ции святых. М., 1991. — С. 32–33.
18 Там же. — С. 34.
19 Доклад Мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии Свя­щен­ного Синода по кано­ни­за­ции святых, на Архи­ерей­ском Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 29 ноября — 2 декабря 1994 года. — Л. 8–9.
20 Опре­де­ле­ние Свя­щен­ного Синода по докладу мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, кото­рый пред­ста­вил доку­мент этой Комис­сии: “К вопросу о порядке кано­ни­за­ции мест­но­чти­мых святых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на епар­хи­аль­ном уровне”. В засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 1 октября 1993 года под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия Вто­рого.
21 Опре­де­ле­ние Свя­тей­шего Синода по докладу мит­ро­по­лита Кру­тиц­кого и Коло­мен­ского Юве­на­лия, Пред­се­да­теля Комис­сии по кано­ни­за­ции святых, о резуль­та­тах обсуж­де­ния вопро­сов бого­слу­жеб­ной прак­тики, свя­зан­ных с почи­та­нием мест­но­чти­мых святых. В засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 22 фев­раля 1993 года под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия Вто­рого.

Аль­ма­нах “Альфа и омега” 24 июня 2012 г.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки