Любовь или богословие?

Сергей Худиев

Одна из вещей, кото­рые не пере­стают вызы­вать печаль­ное удив­ле­ние — это неве­ро­ят­ная эффек­тив­ность при­ми­тив­ных лову­шек. Одна из таких лову­шек — когда Вам пред­ла­гают выбор между двумя непри­ем­ле­мыми аль­тер­на­ти­вами, пола­гая, что Вы сочтете одну из них настолько оттал­ки­ва­ю­щей, что при­мете другую — кото­рую Вам и хотят про­дать. Вы за то, чтобы Сжи­гать Несо­глас­ных на Кострах Инкви­зи­ции (тм) или Вы за то, чтобы  выве­сти церкви из-под защиты поли­ции? Вы за то, чтобы всех пере­ана­фе­мат­ство­вать и одному остаться, или за то, чтобы пре­не­бречь дог­ма­тами?

Конечно, стоит нам на минуту оста­но­виться, и мы увидим, что мы совер­шенно не обя­заны выби­рать что-то из двух — мы можем просто отка­заться и от того, и от дру­гого заблуж­де­ния. Но это бывает трудно — осо­бенно, когда мы вовле­чены в бурную поле­мику. И одна из ложных аль­тер­на­тив, перед кото­рыми мы все время ока­зы­ва­емся — это выбор между бого­сло­вием и любо­вью.

Сколько раз при­хо­ди­лось встре­чаться с пре­крас­но­душ­ным “ах, зачем все эти дог­маты, все эти непо­нят­но­сти про Троицу, две при­роды во Христе, когда глав­ное — это любить ближ­него?” От этой точки зрения можно было бы просто отмах­нуться — но беда в том, что ее, со своей сто­роны, мощно под­дер­жи­вают как раз люди дог­ма­ти­че­ски суро­вые — но при этом явно не любя­щие своего ближ­него, если этот ближ­ний бого­слов­ски не прав. Если споры о бес­стра­стии Бога ведут к страш­ному вос­па­ле­нию стра­стей, а рас­суж­де­ния о том, как именно пони­мать любовь Божию, при­во­дят к нема­лому озлоб­ле­нию, то не лучше ли вообще оста­вить эти взры­во­опас­ные мате­рии и обра­титься к “про­стому учению Иисуса” о том, что надо любить ближ­него?

Но и у учения о “просто любви” воз­ни­кают про­блемы — когда мы откры­ваем Еван­ге­лие, мы обна­ру­жи­ваем, что учение реаль­ного, Еван­гель­ского Иисуса никак не сво­дится к одной только запо­веди любви. Он много гово­рит об Истине — истине, кото­рая может вызвать споры и раз­де­ле­ния. Он гово­рит о том, что Он сам есть Истина, Бог, Судия и Спа­си­тель, и что для нашего веч­ного спа­се­ния чрез­вы­чайно важно, чтобы мы веро­вали этому Его сви­де­тель­ству о Себе. Он гово­рит, что создаст Цер­ковь и пола­гает необ­хо­ди­мым, неза­долго до Рас­пя­тия, уста­но­вить Таин­ство Евха­ри­стии.

Иногда гово­рят, что Иисуса рас­пяли за то, что он сви­де­тель­ство­вал о любви. Это просто не так — рав­вины того вре­мени могли сколько угодно почти теми же сло­вами гово­рить о любви к ближ­нему, это не навле­кало на них ника­ких непри­ят­но­стей. Рим­ляне были суро­выми, но не сума­сшед­шими — они без­жа­лостно подав­ляли мятежи, не рас­пи­нали за про­по­ведь любви к ближ­нему. Рели­ги­оз­ные лидеры того вре­мени сочли Гос­пода Иисуса опас­ным бого­хуль­ни­ком, а рим­ляне — опас­ным мятеж­ни­ком вовсе не из-за про­по­веди любви. А из-за того, что он гово­рил о Себе. А значит, это Его сви­де­тель­ство о том, кто Он, очень важно — и нам важно его пра­вильно пони­мать.

Однако у “просто любви” есть еще одна про­блема — она не рабо­тает. Люди, у кото­рых есть дог­маты, соби­ра­ются вместе, под­дер­жи­вают обще­ние, помо­гают друг другу и делают что-то для мира — может быть, недо­ста­точно, но хоть что-то. Люди, веря­щие в то, что Иисус про­по­ве­до­вал “просто любовь”, увы, неспо­собны  объ­еди­ниться в какие-либо общины, где они могли бы про­явить любовь друг ко другу и ко всем осталь­ным.

Оче­видно, что посла­ние Гос­пода о любви не рабо­тает без Его же посла­ния о том, Кто Он такой. Но тут нам угро­жает другая ловушка.

В самом деле, вся эта воз­вы­шен­ная любовь, кото­рая  не может полю­бить каких-нибудь кон­крет­ных людей — при­хо­жан и свя­щен­ни­ков какого-нибудь пра­во­слав­ного храма, напри­мер — недо­рого стоит. Важно дер­жаться правых дог­ма­тов  — учения Церкви о том, кто Такой Иисус и что Он совер­шил для нас.

Но может пока­заться, что набор пра­виль­ных фор­му­ли­ро­вок не только избав­ляет нас от необ­хо­ди­мо­сти любить ближ­него, но и делает эту любовь чем-то сомни­тель­ным, недолж­ным и опас­ным. Как на старом совет­ском пла­кате — “Това­рищ, не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять клас­со­вого врага!”, или, в данном случае — “ты можешь обло­бы­зать ере­тика!”

Все чело­ве­че­ские обще­ства нации, пле­мена, классы, элит­ные клубы — стро­ятся на исклю­че­нии чужа­ков, на про­ти­во­по­став­ле­нии “нас” и “их”, и такое же мыш­ле­ние легко про­ни­кает и в Цер­ковь — мы, право веру­ю­щие, против их — ере­ти­ков, причем для спло­че­ния группы важно, чтобы ере­тики про­ис­хо­дили из своей же среды.

Но дог­маты нужны совсем не для этого. Они ограж­дают воз­ве­ще­ние Апо­сто­лов о том, что Бог стал чело­ве­ком ради спа­се­ния своих мятеж­ных и небла­го­дар­ных тво­ре­ний. Что Хри­стос умер за всех нас, бедных греш­ни­ков. И что если мы примем Его дар пока­я­нием и верой, Он пошлет нам Свя­того Духа, кото­рый обно­вит наше сердце и даст нам любовь к ближ­ним — за кото­рых наш Спа­си­тель умер, как и за нас.  Святой Дух даст нам и твер­дость в испо­ве­да­нии истины, и любовь, состра­да­ние и пони­ма­ние к тем, кто заблуж­да­ется.

журнал “Фома”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки