Неофит

диакон Андрей

– Известно, что у вас есть опыт обще­ния с нео­фи­тами – людьми, недавно при­шед­шими к вере. Какие, на ваш взгляд, труд­но­сти воз­ни­кают у нео­фи­тов и есть ли вообще такая про­блема в Пра­во­слав­ной Церкви?

– Неофит озна­чает «ново­уве­ро­вав­ший». Значит, все, кто обрел веру, – нео­фиты. Но не каждый кре­ще­ный явля­ется нео­фи­том. Прежде всего это чело­век, кото­рый выбрал миро­воз­зрен­че­скую пози­цию, вера стала его убеж­де­нием, а не просто неким допол­ни­тель­ным сег­мен­том к стилю его жизни. Тот, кто кре­стился «походя», нео­фи­том, увы, не ста­но­вится и хри­сти­а­ни­ном тоже. Так что если нео­фит­ство болезнь, то это хоро­шая болезнь.

Одна из самых боль­ших труд­но­стей для нео­фита – как рас­слы­шать голос Церкви. Он искренне желает быть цер­ков­ным послуш­ни­ком. Но встает вопрос: кого в Церкви слу­шаться? Такой чело­век про­хо­дит через пору все­ве­рия. Это нор­мально, и если неофит не готов слу­шаться самую обыч­ную цер­ков­ную бабку, то значит, что такой чело­век в Церкви ищет себя, а не Христа в себе.

Но то, что хорошо в опре­де­лен­ный период жизни чело­века, может ока­заться опас­ным на после­ду­ю­щих этапах. Пам­персы хороши в мла­ден­че­стве, но шагать в пам­пер­сах по жизни было бы странно. Изна­чаль­ное нео­фит­ское все­до­ве­рие со вре­ме­нем может вылиться в серьез­ный кризис, когда для веру­ю­щего все оди­на­ково свято, все цер­ков­ные голоса вос­при­ни­ма­ются как голоса нази­да­тель­ные.

Но дело в том, что по мере нрав­ствен­ного взрос­ле­ния чело­век должен создать в себе опре­де­лен­ную шкалу цен­но­стей. Делить мир на добро и зло хорошо лишь в дет­ском воз­расте. Более раз­ви­тое нрав­ствен­ное созна­ние должно раз­ли­чать уже оттенки: «это хорошо, а это лучше; это плохо, а это хуже».

Такая иерар­хия должна выра­бо­таться со вре­ме­нем и у цер­ков­ного чело­века. Он не должен ста­вить на одну доску мнение какой-нибудь листовки, набран­ной цер­ковно-сла­вян­ским шриф­том, и мнение Еван­ге­лия, суж­де­ние Пат­ри­арха и про­по­ведь при­ход­ского свя­щен­ника. Это разные авто­ри­теты, и иногда они входят между собой в кон­фликт. Из подоб­ного рода столк­но­ве­ний цен­но­стей надо учиться выхо­дить.

А вообще мое виде­ние этой про­блемы созвучно с тем, что о нео­фит­стве сказал Пат­ри­арх Алек­сий:

«Неофит — это недавно обра­тив­шийся к вере чело­век. Это уди­ви­тель­ная пора в жизни чело­века, своего рода «медо­вый месяц» — все внове, все в цер­ков­ной жизни радует своей бла­го­дат­ной и смыс­ло­вой напол­нен­но­стью. В нор­маль­ном нео­фите душа вос­тор­га­ется перед огром­ным миром, вдруг рас­пах­нув­шимся перед ней. Радость об обре­те­нии Истины пере­рас­тает в жела­ние слу­жить Ей всей своей жизнью. Но именно потому, что это время легких взле­тов и воз­го­ра­ний, время нео­фит­ства может быть и вре­ме­нем серьез­ных иску­ше­ний. Сего­дня люди входят в цер­ков­ную жизнь в основ­ном через книги. И есть опас­ность, что пер­выми цер­ков­ными кни­гами станут изда­ния лег­ко­вес­ные, испол­нен­ные суе­ве­рий. Другое воз­мож­ное иску­ше­ние может состо­ять в том, что чело­век слиш­ком бук­вально вос­при­мет про­чи­тан­ное. И автор книги под­лин­ный святой, и книга у него заме­ча­тель­ная. Но порой те слова, что должны были целить души, в неко­то­рых умах пре­вра­ща­ются в таран, кото­рым те начи­нают сокру­шать все вокруг. С полю­бив­шейся цита­той они всмат­ри­ва­ются в жизнь других веру­ю­щих людей, сличая с этой цита­той, видят рас­хож­де­ние и начи­нают кри­ти­ко­вать и осуж­дать, доходя до пря­мого кли­ку­ше­ства и рас­коль­ни­че­ства. Нако­нец, если чело­век слиш­ком пря­мо­ли­нейно отож­деств­ляет Пра­во­сла­вие с тем или иным его соци­аль­ным или куль­тур­ным отра­же­нием, он ста­но­вится борцом за какую-то част­ную идею, может быть и в самом деле свя­зан­ную с Пра­во­сла­вием, но при этом такой само­зва­ный борец как-то упус­кает из виду Христа. Он больше доро­жит своими идеями, нежели Таин­ством При­ча­стия Христу. Каж­дому из нас стоит пом­нить, что цен­тром жизни хри­сти­а­нина явля­ется Евха­ри­стия как глав­ное таин­ство Церкви, сози­да­ю­щее Тело Хри­стово и явля­ю­ще­еся спо­со­бом Бого­об­ще­ния. При­хо­жане должны ясно созна­вать, что цен­тром, вокруг кото­рого и ради кото­рого они соби­ра­ются воедино, явля­ется не свя­щен­ник, не та или иная хра­мо­вая свя­тыня, не та или иная — пусть даже самая воз­вы­шен­ная — идея, но Сам Гос­подь и Его Жертва». (Пат­ри­арх Алек­сий II. Вой­дите в радость Гос­пода своего. Раз­мыш­ле­ния о вере, чело­веке и совре­мен­ном мире. M., 2004. С. 74–75).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки