Патологии неофитства

Д.Н. Дуры­гин

О рели­ги­оз­ной пара­нойе и рели­ги­оз­ной исте­рии

Болез­ней с такими назва­ни­ями ни в одном из диа­гно­сти­че­ских спра­воч­ни­ков и клас­си­фи­ка­то­ров забо­ле­ва­ний нет. Однако, в быто­вом смысле они при­ме­ня­ются довольно часто, обо­зна­чая те или иные откло­не­ния в обще­ствен­ном пове­де­нии неко­то­рых людей. Поэтому мы попы­та­емся про­сле­дить основ­ные этапы про­ис­хож­де­ния и раз­ви­тия этих состо­я­ний, дей­стви­тельно име­ю­щих место быть в нашей жизни, опи­ра­ясь на учение о высшей нерв­ной дея­тель­но­сти вели­кого рус­ского физио­лога И.П. Пав­лова.

Впер­вые придя в Цер­ковь, чело­век стал­ки­ва­ется с совер­шенно новым, незна­ко­мым и непо­нят­ным ему миром. При этом сра­ба­ты­вает т.н. «уста­но­воч­ный рефлекс», или рефлекс «что такое?» по Пав­лову – чело­век весь внут­ренне под­би­ра­ется, моби­ли­зу­ется, для того, чтобы адек­ватно отве­тить на изме­нив­ши­еся внешне обсто­я­тель­ства. Эта внут­рен­няя готов­ность очень важна, т.к. менять при­хо­дится много – образ жизни, пита­ния, пове­де­ния, труда и отдыха и пр. Причем менять при­хо­дится часто в сто­рону огра­ни­че­ния, а это еще тяже­лее. Начи­на­ется период нео­фит­ства.

Нео­фит­ство – это совер­шенно нор­маль­ный физио­ло­гич­ный про­цесс для вновь всту­пив­шего. Цель его – упо­ря­до­чить и при­ве­сти к опре­де­лен­ным стан­дар­там внеш­ние про­яв­ле­ния жизни и под­ве­сти к началу внут­рен­ней жизни, кото­рая и будет в даль­ней­шем опре­де­лять бытие этого чело­века в сооб­ще­стве себе подоб­ных и в вере, кото­рую он испо­ве­дует. Однако, нео­фит­ство, как про­цесс вхож­де­ния в суть дела, может пре­об­ра­жать и пато­ло­ги­че­ские черты. В чем здесь при­чина?

При­чина, как пра­вило, в уста­но­воч­ном рефлексе, кото­рый сра­ба­ты­вая на изме­не­ние внеш­ней среды, тре­бует кон­крет­ный обра­зец пове­де­ния и образа жизни в новых усло­виях. В идеале этим при­ме­ром должен быть чело­век высо­кой духов­но­сти – старец, дела­тель, но в нашей дей­стви­тель­но­сти тако­вых – дефи­цит. При отсут­ствии старца, лучшим вари­ан­том явля­ется фик­са­ция созна­нием на образ­цах жизни и поуче­ни­иях святых Отцов Церкви. Но далеко не всегда мы встре­ча­емся с этими вари­ан­тами нео­фит­ства. Чтобы читать Святых отцов, необ­хо­димо время, тер­пе­ние, боль­шие усилия для под­дер­жа­ния внут­рен­ней сосре­до­то­чен­но­сти – а это воз­можно при доста­точно креп­кой, силь­ной нерв­ной системе. Слабая нерв­ная система боль­шей части нео­фи­тов не выдер­жи­вает такого напря­же­ния и тре­бует немед­лен­ного при­мера, зна­ме­ния, сим­вола, просто более силь­ной лич­но­сти.

Однако, най­ден­ные сим­волы, зна­ме­ния и люди явля­ются объ­ек­тами внеш­него мира, они дают на какое – то время силы для сохра­не­ния внеш­них огра­ни­че­ний, но не дают толчка к началу внут­рен­ней жизни. Вот это отсут­ствие внут­рен­него духов­ного раз­ви­тия, дающее пони­ма­ние смысла необ­хо­ди­мо­сти внеш­них огра­ни­че­ний «изнутри» и явля­ется при­чи­ной рели­ги­оз­ного хан­же­ства, лице­ме­рия, показ­ной рели­ги­оз­но­сти, закон­ни­че­ства, запре­ти­тель­ства. Что же про­ис­хо­дит далее?

Даль­ней­шее раз­ви­тие нео­фита про­ис­хо­дит в соот­вет­ствии с его типом высшей нерв­ной дея­тель­но­сти. И.П.Павлов экс­пе­ри­мен­тально выде­лил 4 типа высшей нерв­ной дея­тель­но­сти, но нас будут инте­ре­со­вать лишь 2 край­них вари­анта: силь­ный неурав­но­ве­шен­ный (соот­вет­ствует Гип­по­кра­тов­скому холе­рику) и слабый неурав­но­ве­шен­ный (мелан­хо­лик у того же Гип­по­крата).

Холе­рики пред­став­ляют собой людей, у кото­рых интел­лек­ту­аль­ная дея­тель­ность пре­об­ла­дает над чув­ственно – эмо­ци­о­наль­ной сферой (такой тип мыс­ли­теля, зары­того в бумажки и не обра­ща­ю­щего вни­ма­ния на дыря­вые носки, бардак в ком­нате и уплы­ва­ю­щий кофе на плите). Такой чело­век скло­нен цепко и очень прочно фик­си­ро­ваться созна­нием на какой-то идее, воз­водя ее в пре­вос­ход­ную сте­пень до покло­не­ния ей. Также им свой­ственна пере­оценка соб­ствен­ной лич­но­сти, само­уве­рен­ность, нетер­пи­мость к чужим мне­ниям. резко выра­жен­ная чув­стви­тель­ность в отно­ше­нии фактов, ущем­ля­ю­щих их повы­шен­ное само­лю­бие, склон­ность к увле­че­нию какой – либо идеей, дохо­дя­щая до фана­тизма. Это ведет к раз­ви­тию недо­вер­чи­во­сти и подо­зри­тель­но­сти, жизнь его про­хо­дит в посто­ян­ной борьбе с окру­жа­ю­щими людьми, кото­рые, как он счи­тает, к нему неспра­вед­ливы.

В пери­оде нео­фит­ства, начи­тав­шись вместо св.Отцов все­воз­мож­ных ком­мен­та­риев к ним, напи­сан­ных не от Духа, а от «боль­шого ума» в стиле «пра­во­слав­ных стра­ши­лок», они пере­жи­вают некое внут­рен­нее потря­се­ние, кото­рое, как им кажется, дает им смысл пони­ма­ния про­ис­хо­дя­щего. Как пра­вило, после про­чте­ния «стра­ши­лок» появ­ля­ются навяз­чи­вые (хочется ска­зать бре­до­вые) идеи пре­сле­до­ва­ния по типу так назы­ва­е­мого пара­френ­ного син­дрома, выра­жа­ю­щи­еся в поиске и виде­нии всегда и везде врагов: жиды, масоны, ком­пью­тер­ная сеть, спут­ни­ко­вое коди­ро­ва­ние, секты, сата­ни­сты, эку­ме­ни­сты, жур­на­ли­сты и пр. Да, это дей­стви­тельно имеет место быть в нашей жизни, но не в такой же сте­пени, чтобы забыть о насто­я­щей жизни и думать только о кознях пре­сле­до­ва­те­лей. В даль­ней­шем навяз­чи­вая идея пре­сле­до­ва­ния наво­дит на мысль – ведь если так неот­ступно пре­сле­дуют, так значит неспро­ста…! Значит, есть в нас, а в част­но­сти во мне, нечто такое, что им покоя не дает!

Так посте­пенно фор­ми­ру­ется навяз­чи­вая идея вели­чия. При истин­ной пара­нойе все может начаться не с идеи пре­сле­до­ва­ния, а сразу с идеи вели­чия, когда чело­век счи­тает, что чело­век знает или умеет нечто такое, что может спасти мир, дать чело­ве­че­ству огром­ные воз­мож­но­сти в лече­нии болез­ней, полу­че­нии деше­вой энер­гии, про­дук­тов пита­ния. избав­ле­ния от «нечи­стой силы», спа­се­ния России и пр. Эти идеи зани­мают чело­века всего, под­чи­няя себе его дея­тель­ность и жизнь. Слож­ность этих состо­я­ний заклю­ча­ется в том, что при нали­чии таких тонких духовно – пси­хи­че­ских нару­ше­ний они абсо­лютно сохранны интел­лек­ту­ально, рабо­то­спо­собны, набожны порой до исступ­ле­ния, так что даже рука не поды­ма­ется запо­до­зрить их в откло­не­нии. Они же свои подо­зре­ния рас­сы­лают направо и налево. Исхо­дом этого состо­я­ния будет или посте­пен­ная дегра­да­ция лич­но­сти, или пара­но­ид­ная форма шизо­фре­нии. Духов­ная же подо­плека этого оче­видна: при отсут­ствии истин­ной внут­рен­ней духов­ной жизни, душев­ная при­рода, не тер­пя­щая пустоты, запол­ня­ется духом лжи и ведет к гибели.

Второй край­ний вари­ант высшей нерв­ной дея­тель­но­сти - мелан­хо­лики . Это люди очень слабые пси­хи­че­ски, чув­стви­тель­ные, мни­тель­ные, боль­ших интел­лек­ту­аль­ных, пси­хи­че­ских и физи­че­ских нагру­зок не пере­но­сят, они вводят их в депрес­сию, ступор; тогда как раз­лич­ные мелочи вос­при­ни­ма­ются обостренно и им при­да­ется пре­уве­ли­чен­ное зна­че­ние до экзаль­та­ции или аффек­тив­ного экс­таза. Пре­об­ла­дает чув­ственно – эмо­ци­о­наль­ная сфера над интел­лек­ту­аль­ными постро­е­ни­ями. В пери­оде нео­фит­ства, после «стра­ши­лок», «зна­ме­ний», мла­до­стар­цев – пара­фре­ни­ков и пара­но­и­ков такие субъ­екты впа­дают в состо­я­ние исте­рии. Исте­рия очень раз­но­об­разна в своих про­яв­ле­ниях и услож­ня­ется тем, что таким людям свой­ственны высо­кая вну­ша­е­мость и под­ра­жа­ние. Под­ра­жая сосе­дям, они боятся «коди­ро­ва­ния», ищут «зна­ме­ний», «знаков свыше», при­да­вая повы­шен­ное зна­че­ние субъ­ек­тив­ным ощу­ще­ниям и житей­ским мело­чам. Они счи­тают сколько раз их «про­би­вает бла­го­дать» в том или другом храме во время службы того или иного свя­щен­ника, ищут «бла­го­дат­ных» батю­шек, а найдя тако­вых истин­ных или наду­ман­ных, раз­ду­вают вокруг шумную кам­па­нию при­жиз­нен­ной кано­ни­за­ции, ловя каждое чиха­ние как «знак свыше», чем даже вводят в соблазн и самих свя­щен­ни­ков.

Мелан­хо­лики – это люди, дающие нам основ­ной про­цент раз­но­об­раз­ных тяже­лых и хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ний, свя­зан­ных, как пра­вило, со слабой регу­ля­цией голов­ным мозгом их внут­рен­них орга­нов и обмена веществ. Поэтому им, в силу их вну­ша­е­мо­сти, так важна уста­новка на исце­ле­ние у чудо­твор­ных икон. источ­ни­ков, мест и пр. Именно среди этих людей мы и наблю­даем, как пра­вило, все имев­шие место быть чудеса исце­ле­ния, поэтому мелан­хо­лики и состав­ляют основ­ную массу хро­ни­че­ских палом­ни­ков.

Этим я не желаю ума­лить цен­ность исце­ле­ния у икон, мощей и пр., но хочется ска­зать, что исце­ле­ние само по себе не явля­ется само­це­лью для чело­века, а есть помощь, под­держка, поощ­ре­ние за внут­рен­ний духов­ный труд и пода­ется не всем оди­на­ково, а по силам. Для силь­ных типов – санг­ви­ника и флег­ма­тика слиш­ком просто было бы куда – то при­е­хать, к чему – то при­ло­житься и готов резуль­тат – язва исчезла, рана заросла, камни высы­па­лись – они могут и должны потру­диться не на «бла­го­дат­ном месте», а внутри себя. тогда им будет помощь вне зави­си­мо­сти от бла­го­дат­но­сти места. От мелан­хо­лика же много не тре­бу­ется – пусть неболь­шое сосре­до­то­че­ние, неболь­шое дей­ствие – резуль­тат полу­чен. Однако и здесь наши исте­рич­ные мелан­хо­лики пере­усерд­ствуют, – разум фик­си­ру­ется не на вере, бдении и молитве, а на болезни как жела­нии повто­ре­ния эффекта исце­ле­ния или стра­дать, вызы­вая сочув­ствие к себе окру­жа­ю­щих, в под­ра­жа­ние Сера­фиму Саров­скому и Амвро­сию Оптин­скому. Но под­ра­жают. опять же не их молитве, а их болез­ням и желают себе (а подчас и своим близ­ким заодно) новых и все боль­ших болез­ней, забы­вая, что духов­ный рост через пере­не­се­ние телес­ных стра­да­ний – удел очень немно­гих и очень силь­ных людей, с силь­ным урав­но­ве­шен­ным типом высшей нерв­ной системы, но никак не для мелан­хо­ли­ков. Однако, обще­ствен­ность в заблуж­де­ние вводят своими экзаль­ти­ро­ван­ными рас­ска­зами вза­хлеб о пользе и необ­хо­ди­мо­сти болез­ней вплоть до их актив­ного поиска, про­во­ка­ции и про­чего чле­но­вре­ди­тель­ства.

Поль­зу­ясь слу­чаем, хочется обра­тить вни­ма­ние на неко­то­рые аспекты:

1. ста­раться поменьше читать бес­ко­неч­ные сери­алы «пра­во­слав­ных стра­ши­лок» и ком­мен­та­риев к св. Отцам, а основ­ной упор делать на самих пер­во­ис­точ­ни­ках.

2. Читая отцов Церкви, не искать у них ука­за­ний на при­знаки «послед­них времен», а пытаться найти у них ответы на сле­ду­ю­щие вопросы:

– как мне кон­кретно стро­ить мою жизнь?

– как мне молиться?

– какие суще­ствуют кри­те­рии оценки пра­виль­но­сти моей жизни и молитвы, чтобы не впасть в еще боль­шую пре­лесть, чем та, в кото­рой нахо­жусь сейчас?

3. Попы­таться понять, что истина откры­ва­ется только через внут­рен­ний поиск, а не через поиск внеш­них врагов или бла­го­дат­ных мест и найти в себе начала этого внут­рен­него поиска.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки