О причинах популярности акафистов

свя­щен­ник Феодор Людо­гов­ский

Необы­чай­ная вос­тре­бо­ван­ность ака­фи­стов в России, дума­ется, не может вызы­вать сомне­ний: посто­янно изда­ются самые разные сбор­ники ака­фи­стов, еже­годно появ­ля­ется несколько десят­ков новых (в том числе пере­вод­ных) тек­стов дан­ного жанра. Логично пред­по­ло­жить при этом, что попу­ляр­ность ака­фи­стов обрат­ной своей сто­ро­ной имеет сни­же­ние инте­реса цер­ков­ного народа к другим жанрам – прежде всего службе и канону (будь то канон на утрене или молеб­ный канон). Подоб­ный пере­кос давно заме­чен, и огра­ни­чи­ваться ламен­та­ци­ями по этому поводу по мень­шей мере непро­дук­тивно: сло­жив­ша­яся ситу­а­ция тре­бует осмыс­ле­ния с пози­ций фило­ло­гии и литур­гики. Высвет­лив силь­ные сто­роны ака­фи­ста, мы сможем понять, чего недо­стает (или что нахо­дится в избытке) в текстах обще­ствен­ного бого­слу­же­ния.

Доступ­ность изда­ний ака­фи­стов. Начнем с того, что ака­фи­сты чрез­вы­чайно легко при­об­ре­сти: в любом более-менее круп­ном сто­лич­ном мага­зине пра­во­слав­ной лите­ра­туры можно найти не один деся­ток изда­ний ака­фи­стов. Здесь и деше­вые бро­шюрки, вклю­ча­ю­щие один ака­фист в рус­ской транс­ли­те­ра­ции (напри­мер, серия мос­ков­ского Сре­тен­ского мона­стыря), и более доро­гие изда­ния в твер­дой обложке, где тексты набраны по-цер­ков­но­сла­вян­ски (серия, выпус­ка­е­мая в Санкт-Петер­бурге), и сбор­ники ака­фи­стов раз­лич­ного содер­жа­ния, объема и фор­мата. Тиражи боль­шие, цены разные.

Трудно ска­зать, явля­ется ли подоб­ная доступ­ность при­чи­ной или след­ствием попу­ляр­но­сти ака­фи­стов. Скорее, второе, но ведь отча­сти спрос фор­ми­ру­ется и пред­ло­же­нием. Впро­чем, оста­вим реше­ние подоб­ных вопро­сов эко­но­ми­стам. Для нас здесь важно, что миря­нин или клирик без осо­бого труда может найти нужный ему ака­фист[1].

Разу­ме­ется, за пре­де­лами столиц ситу­а­ция может суще­ственно отли­чаться. Но здесь на помощь при­хо­дит Интер­нет: прак­ти­че­ски все ака­фи­сты оциф­ро­ваны и доступны совер­шенно бес­платно на сайте www.akafist.narod.ru.

Если же мы попы­та­емся – для срав­не­ния – найти в про­даже отдель­ные службы и каноны или сбор­ники служб и кано­нов, то выяс­нится, что пред­ло­же­ние здесь крайне огра­ни­ченно: помимо бого­слу­жеб­ных Миней в 24 томах довольно часто невоз­можно найти ничего. В Интер­нете по понят­ным при­чи­нам поло­же­ние дел не столь удру­ча­ю­щее, однако и здесь не всегда легко найти необ­хо­ди­мую службу.

Итак, в отно­ше­нии тех­ни­че­ской доступ­но­сти ака­фи­сты нахо­дятся явно в выиг­рыш­ном поло­же­нии по срав­не­нию со служ­бами и кано­нами.

Воз­мож­ность зри­тель­ного вос­при­я­тия текста. Из преды­ду­щего выте­кает довольно оче­вид­ный вывод: когда в храме (или дома, или на работе) хри­сти­ане сов­местно поют ака­фист, то каждый из моля­щихся имеет воз­мож­ность дер­жать перед гла­зами текст. Таким обра­зом, к вос­при­я­тию текста на слух добав­ля­ется зри­тель­ное вос­при­я­тие, за счет чего обес­пе­чи­ва­ется гораздо более полное пони­ма­ние текста.

Напро­тив, во время обыч­ной службы (кото­рая, как известно, имеет довольно слож­ную струк­туру) миряне не имеют ника­кой воз­мож­но­сти смот­реть в книгу: для этого при­шлось бы каж­дого пред­сто­я­щего и моля­ще­гося уса­дить за стол, где лежали бы Слу­жеб­ник, Часо­слов, Минея, Октоих, Псал­тирь, Еван­ге­лие, Апо­стол и Ирмо­ло­гий, а также подроб­ная инструк­ция, какую книгу в каком месте в какой момент службы необ­хо­димо откры­вать. Аль­тер­на­тив­ный вари­ант – делать гото­вый текст на каждую кон­крет­ную службу и изго­тав­ли­вать необ­хо­ди­мое коли­че­ство экзем­пля­ров для мирян; однако и это на деле ока­зы­ва­ется почти неис­пол­ни­мым.

Народ­ное пение ака­фи­ста. Ака­фист (точнее, зна­чи­тель­ная его часть), как пра­вило, поется (в отли­чие от кано­нов, кото­рые, вопреки пря­мому тре­бо­ва­нию уставу, повсе­местно чита­ются). Прак­ти­че­ски всегда поются рефрены строф ака­фи­ста, довольно часто про­пе­ва­ются все хай­ре­тизмы. Нередко ака­фист в храме даже поется без хора: текст у всех перед гла­зами (см. выше), кондаки и повест­во­ва­тель­ную часть икосов читает свя­щен­ник, а все осталь­ное поет народ. Для мирян очень дорого это ощу­ще­ние соб­ствен­ного актив­ного уча­стия в бого­слу­же­нии, в отли­чие от обыч­ного пас­сив­ного «выста­и­ва­ния».

Опти­маль­ный объем текста. Чтение ака­фи­стов (осо­бенно регу­ляр­ное, еже­днев­ное) нередко вос­при­ни­ма­ется как некий молит­вен­ный подвиг (пусть и неболь­шой). Чтение одной молитвы в этом плане не может вос­при­ни­маться все­рьез (на это доста­точно потра­тить порядка одной минуты), а служба (если даже она име­ется под рукой, что бывает неча­сто – см. выше) – черес­чур про­странна, да и сложна. Ака­фист имеет срав­ни­тельно неболь­шой, однако ощу­ти­мый объем (чаще всего – 12–15 тыс. знаков) и иде­ально под­хо­дит в каче­стве допол­не­ния к утрен­нему или вечер­нему молит­вен­ному пра­вилу: его чтение зани­мает при­мерно 10–15 минут – при­мерно столько же, сколько и чтение самого пра­вила.

Про­зрач­ность струк­туры текста. Струк­тура ака­фи­ста, хотя и не может быть названа про­стой (в ней можно выде­лить до 5–6 уров­ней), тем не менее пред­став­ля­ется вполне про­зрач­ной: доста­точно про­честь два-три ака­фи­ста, чтобы понять устрой­ство тек­стов этого жанра. Зна­ком­ство со струк­ту­рой играет важную роль в адек­ват­ном вос­при­я­тии текста, поскольку сама струк­тура нередко несет семи­о­ти­че­скую и семан­ти­че­скую нагрузку.

В случае, напри­мер, со все­нощ­ным бде­нием, ситу­а­ция прин­ци­пи­ально иная. Не секрет, что многие люди, ходя­щие в храм деся­ти­ле­ти­ями, не имеют пред­став­ле­ния о том, как устро­ена все­нощ­ная, из каких частей она состоит, где на утрене место канона и что такое первый час. Текст этой службы, ском­би­ни­ро­ван­ный по извест­ным устав­щи­кам (но не рядо­вому миря­нину!) пра­ви­лам, в вос­при­я­тии сред­не­ста­ти­сти­че­ского моля­ще­гося пред­став­ляет собой, веро­ятно, слабо струк­ту­ри­ро­ван­ный набор пред­ло­же­ний (а то и отдель­ных сло­во­форм).

Высо­кая дис­крет­ность текста. Про­зрач­ность струк­туры ака­фи­ста обес­пе­чи­ва­ется не в послед­нюю оче­редь высо­кой дис­крет­но­стью текста: ака­фист состоит из строф, икосы рас­па­да­ются на повест­во­ва­тель­ную часть (в кото­рой особое поло­же­ние зани­мает началь­ная сло­во­форма), блок хай­ре­тиз­мов и рефрен. Блок хай­ре­тиз­мов, в свою оче­редь (если хай­рет­зи­мов 12 или 8), рас­па­да­ется на квар­теты, те – на пары.

Далее, началь­ная сло­во­форма любого хай­ре­тизма (в боль­шин­стве слу­чаев это радуйся) также обла­дает извест­ной само­сто­я­тель­но­стью по отно­ше­нию к осталь­ной части хай­ре­тизма, поскольку повто­ря­ется и во всех прочих хай­ре­тиз­мах дан­ного и многих других ака­фи­стов. Иными сло­вами, радуйся сиг­на­ли­зи­рует о том, что один хай­ре­тизм кон­чился и начался другой. В текстах обще­ствен­ного бого­слу­же­ния (напри­мер, в сти­хи­рах) подоб­ные погра­нич­ные сиг­налы можно выде­лить неча­сто.

Про­стота син­так­сиса. В отли­чие от тро­па­рей канона и стихир, ака­фи­сты отли­ча­ются доста­точно про­стым син­так­си­сом (в част­но­сти, здесь мы не встре­тим зло­упо­треб­ле­ния инвер­ти­ро­ван­ным поряд­ком слов, обыч­ного для визан­тий­ских гим­но­гра­фи­че­ских тек­стов). Ска­зан­ное отно­сится прежде всего к хай­ре­тиз­мам, однако в зна­чи­тель­ной мере это при­ло­жимо и к конда­кам, и к повест­во­ва­тель­ным частям икосов. Учи­ты­вая, что глав­ным пре­пят­ствием к пони­ма­нию текста на нерод­ном языке явля­ется отнюдь не лек­сика (ее можно выучить или посмот­реть в сло­варе), а грам­ма­тика, и прежде всего – син­так­сис, ука­зан­ное обсто­я­тель­ство пред­став­ля­ется весьма суще­ствен­ным.

Руси­фи­ци­ро­ван­ная лек­сика. Несмотря на то, что прак­ти­че­ски все нахо­дя­щи­еся у нас в обра­ще­нии ака­фи­сты напи­саны на цер­ков­но­сла­вян­ском (а не на рус­ском) языке (по край­ней мере, таковы наме­ре­ния авто­ров и редак­то­ров), нетрудно заме­тить, что цер­ков­но­сла­вян­ский язык ака­фи­стов в отно­ше­нии лек­сики и семан­тики заметно ближе к рус­скому лите­ра­тур­ному языку, нежели язык Минеи, Окто­иха и Триоди. Разу­ме­ется, это обсто­я­тель­ство также служит допол­ни­тель­ной гирь­кой, скло­ня­ю­щей чашу весов в пользу ака­фи­стов.

Про­стота образ­ной системы. «Кано­ни­че­ские» бого­слу­жеб­ные тексты, напи­сан­ные в боль­шин­стве своем в Визан­тии, содер­жат обилие тропов, они под­черк­нуто интер­тек­сту­альны. Ака­фи­сты же гораздо более просты. Конечно, это про­стота может быть названа бед­но­стью и даже убо­же­ством, однако, положа руку на сердце, мы должны при­знать, что визан­тий­ское витий­ство редко нахо­дит адек­ват­ный эмо­ци­о­наль­ный и интел­лек­ту­аль­ный отклик в душе моля­ще­гося, в то время как про­стень­кий, неза­тей­ли­вый, шаб­лон­ный ака­фист при­хо­дится в боль­шин­стве слу­чаев как раз впору.

Выводы. Резю­ми­руя всё выше­ска­зан­ное, при­хо­дим к сле­ду­ю­щему заклю­че­нию: ака­фи­сты выгодно отли­ча­ются от тек­стов обще­ствен­ного бого­слу­же­ния 1) своей про­сто­той и потому понят­но­стью, 2) тех­ни­че­ской доступ­но­стью и 3) воз­мож­но­стью уча­стия цер­ков­ного народа в их пении.

Теперь, когда мы, как можно наде­яться, выявили силь­ные сто­роны ака­фи­стов (а нали­чие слабых сторон обще­из­вестно и не состав­ляет пред­мета нашего сего­дняш­него обсуж­де­ния), посмот­рим с этой точки зрения на обыч­ную хра­мо­вую службу, на тра­ди­ци­он­ное обще­ствен­ное бого­слу­же­ние. Как при­бли­зить его к моля­щимся? Упро­стить его, не меняя прин­ци­пи­ально тексты и их струк­туру, вряд ли воз­можно; что же каса­ется понят­но­сти, то это уже обсуж­да­лось. Но, как видим, здесь есть и другие зна­чи­мые фак­торы. Чтобы сде­лать тексты обще­ствен­ного бого­слу­же­ния более вос­тре­бо­ван­ными, их надо сде­лать более доступ­ными: необ­хо­димо изда­вать отдель­ные службы, отдель­ные каноны в виде деше­вых брошюр, но притом жела­тельно с ком­пакт­ным ком­мен­та­рием (как фило­ло­ги­че­ского, так и литур­ги­че­ского харак­тера). И, конечно, при­хо­жане всегда рады воз­мож­но­сти активно участ­во­вать в бого­слу­же­нии. Нужно просто понять, что цер­ков­ная служба – это не дра­ма­ти­че­ское пред­став­ле­ние, испол­ня­е­мое силами избран­ных, а молитва цер­ков­ной общины, и община эта хочет и может петь – не только Символ веры и «Отче наш», но и другие часто повто­ря­ю­щи­еся тексты.

При­знаем честно: ска­зан­ное в преды­ду­щем абзаце не может пре­тен­до­вать на новизну и ори­ги­наль­ность. О жела­тель­но­сти испол­не­ния при­хо­жа­нами ряда пес­но­пе­ний, о необ­хо­ди­мо­сти доступ­ных изда­ний служб (равно как и о про­блеме понят­но­сти бого­слу­жеб­ного языка) гово­рится уже давно, однако воз и ныне там. И все же хочется наде­яться, что анализ причин попу­ляр­но­сти ака­фи­стов, пред­при­ня­тый в насто­я­щей статье, даст лишний повод заду­маться о том, как сде­лать уча­стие цер­ков­ного народа, народа Божия, в обще­ствен­ном бого­слу­же­нии более полным, глу­бо­ким и осмыс­лен­ным.


При­ме­ча­ние:

[1] Разу­ме­ется, если иско­мый ака­фист суще­ствует. Здесь пред­став­ля­ется довольно харак­тер­ным обыч­ный вопрос, зада­ва­е­мый на интер­нет-фору­мах: «Ска­жите, пожа­луй­ста, где найти ака­фист такому-то свя­тому?» Самим вопро­сом выра­жа­ется уве­рен­ность, что если святой кано­ни­зи­ро­ван, то ему должен быть напи­сан ака­фист. (Заме­тим, именно ака­фист, а не служба!)

http://www.bogoslov.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки