Акафист в истории православной гимнографии

про­то­и­е­рей Максим Козлов

Слово ака­фист (от греч. ака­фи­стос имнос) озна­чает гимн, при пении кото­рого не сидят. Этим словом язык наших бого­слу­жеб­ных книг назы­вает или хва­лебно-дог­ма­ти­че­ское пес­но­пе­ние «Ака­фист ко Пре­свя­той Бого­ро­дице», испол­ня­е­мый в совре­мен­ной бого­слу­жеб­ной прак­тике на утрени празд­ника Похвалы Пре­свя­той Бого­ро­дицы (суб­бота 5‑й сед­мицы Вели­кого поста), или жанр цер­ков­ных пес­но­пе­ний, кото­рые посвя­щены Иисусу Христу, Божией Матери, святым и явля­ются позд­ней­шими под­ра­жа­ни­ями Ака­фи­сту ко Пре­свя­той Бого­ро­дице.

Ака­фист ко Пре­свя­той Бого­ро­дице изна­чально — как един­ствен­ный в своем роде — име­но­вался просто «Ака­фист», и только спустя сто­ле­тия, когда появи­лись другие подоб­ные пес­но­пе­ния, за ним закре­пи­лось назва­ние «Ака­фист ко Пре­свя­той Бого­ро­дице». Таким обра­зом, само слово ака­фист из обо­зна­че­ния кон­крет­ного текста пре­вра­ти­лось в обо­зна­че­ние жанра.

Ком­по­зи­ци­он­ное и мет­ри­че­ское постро­е­ние Ака­фи­ста очень свое­об­разно; во всей визан­тий­ской лите­ра­туре, за исклю­че­нием после­ду­ю­щих под­ра­жа­ний, не сохра­ни­лось ни одного подоб­ного про­из­ве­де­ния. Самую близ­кую жан­ро­вую струк­туру имел древ­ний кондак, ори­ги­наль­ной в ком­по­зи­ци­он­ном и мет­ри­че­ском плане раз­но­вид­но­стью кото­рого можно счи­тать Ака­фист. Ака­фи­сту пред­по­слан зачин — так назы­ва­е­мый про­и­мий (греч. про­и­мион —вступ­ле­ние) или куку­лий (греч. куку­лион — капю­шон, то есть накры­ва­ю­щий строфы). Вслед за ним идут, чере­ду­ясь, 12 боль­ших и 12 малых строф, всего 24, в форме алфа­вит­ного акро­стиха. Строфы в гре­че­ской тра­ди­ции назы­ва­ются ико­сами. Они делятся на корот­кие (в сла­вян­ской тра­ди­ции они име­ну­ются конда­ками), кото­рые закан­чи­ва­ются рефре­ном Алли­луия, и длин­ные, содер­жа­щие по 12 хере­тиз­мов (при­вет­ствий, начи­на­ю­щихся с греч. хере —радуйся), обра­щен­ных к Божией Матери и в тра­ди­циях рито­ри­че­ской поэ­тики пред­став­ля­ю­щих Ее про­стран­ное мета­фо­ри­че­ское опи­са­ние. За 12‑м хере­тиз­мом сле­дует рефрен — «Радуйся, Неве­сто Нене­вест­ная», встре­ча­ю­щийся также в кондаке на Бла­го­ве­ще­ние пре­по­доб­ного Романа Слад­ко­певца († ок. 556).

Все икосы имеют оди­на­ко­вый рит­ми­че­ский рису­нок, осно­ван­ный на изо­сил­ла­бизме и чере­до­ва­нии удар­ных и без­удар­ных слогов. Мет­ри­че­ская струк­тура Ака­фи­ста сложна: хере­тизмы в икосах объ­еди­нены по шесть пар, причем в каждой паре одна строка зер­кально отра­жает другую: при стро­жай­шей изо­сил­ла­бии они свя­заны регу­ляр­ной парной рифмой, то есть каждое слово в одной строке зариф­мо­вано с соот­вет­ству­ю­щим ему в другой. В редких слу­чаях рифма может отсут­ство­вать. Первая пара хере­тиз­мов пред­став­ляет собой 10-слож­ники, вторая — 13-слож­ники, третья — 16-слож­ники, чет­вер­тая — 14-слож­ники, пятая и шестая — 11-слож­ники. Помимо рит­ми­че­ской соот­не­сен­но­сти боль­шин­ства хере­тиз­мов, син­так­си­че­ский и семан­ти­че­ский рису­нок Ака­фи­ста харак­те­ри­зует регу­ляр­ное при­ме­не­ние прин­ципа вет­хо­за­вет­ной поэ­тики parallelismus membrorum — анти­тезы логи­че­ской и семан­ти­че­ской (Радуйся, Анге­лов мно­го­сло­ву­щее чудо; || радуйся, бесов мно­го­пла­чев­ное пора­же­ние), парал­ле­лизма (Радуйся, чест­ный венче царей бла­го­че­сти­вых; || радуйся, чест­ная похвало иереев бла­го­го­вей­ных) или сино­ни­мии (Радуйся, древо свет­ло­пло­до­ви­тое, от негоже пита­ются вернии; || радуйся, древо бла­го­сен­но­лист­вен­ное, имже покры­ва­ются мнози). В боль­шин­стве строк Ака­фи­ста исполь­зо­вана паро­но­ма­сия (игра слов), кото­рая утра­чи­ва­ется в пере­воде.

Исто­рико-дог­ма­ти­че­ское содер­жа­ние гимна рас­па­да­ется на две части: повест­во­ва­тель­ную, в кото­рой рас­ска­зы­ва­ется о собы­тиях, свя­зан­ных с земной жизнью Божией Матери, и о дет­стве Христа в соот­вет­ствии с Еван­ге­лием и Пре­да­нием (1‑й — 12‑й икосы), и дог­ма­ти­че­скую, каса­ю­щу­юся Бого­во­пло­ще­ния и спа­се­ния чело­ве­че­ского рода (13‑й — 24‑й икосы). Про­и­мий Ака­фи­ста Взбран­ной Вое­воде побе­ди­тель­ная не связан с содер­жа­нием гимна, имеет иную мет­ри­че­скую струк­туру и явля­ется позд­ней­шим добав­ле­нием к тексту Ака­фи­ста. Его соот­но­сят с осадой Кон­стан­ти­но­поля летом 626 года ава­рами и сла­вя­нами, когда Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Сергий с иконой Пре­свя­той Бого­ро­дицы обошел город­ские стены и опас­ность была отвра­щена. Про­и­мий пред­став­ляет собой побед­ную бла­го­дар­ствен­ную песнь, обра­щен­ную к Бого­ро­дице от лицаизбав­лен­ного от ужасов наше­ствия ино­пле­мен­ни­ков Ее города, то есть Кон­стан­ти­но­поля (в цер­ков­но­сла­вян­ском пере­воде Город Твой заме­нено нараби Твои), и испол­нен­ную вместе с Ака­фи­стом 7 авгу­ста 626 года (синак­сарь Триоди Пост­ной на суб­боту 5‑й сед­мицы).

Вопрос о дати­ровке и атри­бу­ции Ака­фи­ста Пре­свя­той Бого­ро­дице доста­точно сложен и до сих пор не решен одно­значно. В руко­пис­ной тра­ди­ции Ака­фист пере­да­ется ано­нимно. За послед­ние сто с неболь­шим лет ученые выска­зали мно­же­ство пред­по­ло­же­ний отно­си­тельно автор­ства гимна. Были названы Апол­ли­на­рий Лаоди­кий­ский (IV век), пре­по­доб­ный Роман Слад­ко­пе­вец (VI век), Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Сергий I (VII век), диакон Геор­гий Писида (VII век), Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Герман I (VIII век), ино­киня Кассия (IX век), Пат­ри­арх Фотий (IX век) и неко­то­рые другие; выска­зы­ва­лось мнение о сирий­ском про­ис­хож­де­нии гимна. В насто­я­щее время боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей склонны дати­ро­вать Ака­фист эпохой от импе­ра­тора Визан­тии Юсти­ни­ана I (527—565) до импе­ра­тора Ирак­лия (610—641) вклю­чи­тельно и пред­по­ло­жи­тельно атри­бу­ти­ро­вать пре­по­доб­ному Роману Слад­ко­певцу. Сто­рон­ники автор­ства пре­по­доб­ного Романа Слад­ко­певца счи­тают Ака­фист по ком­по­зи­ци­он­ной и мет­ри­че­ской струк­туре конда­ком, пола­гая, что хере­тизмы допи­саны позд­нее, в 20‑е годы VII века, Пат­ри­ар­хом Сер­гием.

Что каса­ется литур­ги­че­ского упо­треб­ле­ния, Ака­фист содер­жат руко­пис­ные гре­че­ские Конда­кари, Минеи, Триоди, Часо­словы, Треб­ники, бого­слу­жеб­ные сбор­ники, Молит­во­словы. Первое изда­ние Ака­фи­ста под­го­тов­лено Альдом Ману­цием в 1502 году. Латин­ский пере­вод Ака­фи­ста был сделан между 3‑й чет­вер­тью VIII века и сере­ди­ной IX века. Позд­нее Ака­фист был пере­ве­ден на араб­ский, сла­вян­ский, бол­гар­ский, румын­ский, турец­кий, англий­ский, немец­кий, фран­цуз­ский, рус­ский, ново­гре­че­ский и другие языки. Текст Ака­фи­ста, по-види­мому, отра­жает ту стадию раз­ви­тия кален­даря, когда Рож­де­ство Хри­стово и Бла­го­ве­ще­ние празд­но­ва­лись вместе 25 декабря. К X веку отно­сится сви­де­тель­ство о пении Ака­фи­ста в суб­боту 5‑й сед­мицы Вели­кого поста в память о победе в 626 году над ава­рами, когда впер­вые в храме Пре­свя­той Бого­ро­дицы во Вла­хер­нах, близ Кон­стан­ти­но­поля, читался Ака­фист. В совре­мен­ной бого­слу­жеб­ной прак­тике в России Ака­фист чита­ется в Суб­боту Ака­фи­ста; в неко­то­рых храмах круг­лый год слу­жится вечерня с Ака­фи­стом. В Греции Ака­фист зовется «хере­тизми», чита­ется на 5‑й сед­мице Вели­кого поста, в мона­сты­рях — на пове­че­рии, при особых нуждах; в при­ход­ских храмах вытес­нен после­до­ва­нием молеб­ного канона.

Появ­ле­ние гимнов, постро­ен­ных по фор­маль­ной модели Ака­фи­ста Пре­свя­той Бого­ро­дице, имело место лишь на исходе визан­тий­ской эпохи.

Стар­ший список Ака­фи­ста Иисусу Слад­чай­шему дати­ру­ется XIII веком; сла­вян­ский пере­вод осу­ществ­лен в XIV веке, автор гимна неиз­ве­стен. Атри­бу­ция иноку Фео­к­ти­сту Сту­диту (IX век) — автору канона при этом Ака­фи­сте — или мит­ро­по­литу Евха­ит­скому Иоанну Мав­ро­поду (XI век) сомни­тельна. Суще­ствует гипо­теза, что созда­ние Ака­фи­ста Иисусу Слад­чай­шему свя­зано с афон­ским мона­ше­ством конца XIII — начала XIV века, прак­ти­кой иси­хазма и тру­дами пре­по­доб­ных Ники­фора Афон­ского (Исих­а­ста) и Гри­го­рия Сина­ита. Под­твер­жде­нием служат древ­ней­шие руко­писи гре­че­ского под­лин­ника и сла­вян­ского пере­вода этого ака­фи­ста, най­ден­ные в биб­лио­те­ках афон­ских мона­сты­рей.

Даль­ней­шее раз­ви­тие жанра ака­фи­ста свя­зано с име­нами Кон­стан­ти­но­поль­ских Пат­ри­ар­хов Иси­дора I Бухи­раса (1341—1349) и Фило­фея Кок­кина (1353—1354, 1364—1376). На сла­вян­ской почве известно семь гимнов Пат­ри­арха Иси­дора, оза­глав­лен­ных как «Икоси, подобны Ака­фи­сту, тво­ре­ние Свя­тей­шаго Пат­ри­арха Новаго Рима, Кон­стан­тина града Кир Иси­дора». Это Ака­фи­сты Архи­стра­тигу Миха­илу, Иоанну Пред­тече, Свя­ти­телю и Чудо­творцу Нико­лаю, Успе­нию Божией Матери, Кресту Гос­подню, Апо­сто­лам Петру и Павлу и 12-ти Апо­сто­лам. Пат­ри­арху Фило­фею усво­яют два ака­фи­ста: Всем святым, в составе одно­имен­ной службы (гре­че­ский ори­ги­нал и цер­ков­но­сла­вян­ский пере­вод), и Живо­нос­ному Гробу и Вос­кре­се­нию Гос­подню (цер­ков­но­сла­вян­ский пере­вод, с при­пе­вом: Радуйся, Живо­нос­ный Гробе, из негоже Хри­стос вос­кресе трид­не­вен). Кроме того, ему при­над­ле­жат молитвы, чита­е­мые после Ака­фи­ста Иисусу Слад­чай­шему (Согре­ших, без­за­кон­но­вах, неправ­до­вах пред Тобою) и Пре­свя­той Бого­ро­дице (Несквер­ная, Неблаз­ная, Нетлен­ная, Пре­чи­стая, Пре­не­по­роч­ная).

В XIV веке был напи­сан ака­фист, нико­гда не имев­ший литур­ги­че­ского при­ме­не­ния, — пере­ло­же­ние Ака­фи­ста Пре­свя­той Бого­ро­дице ямби­че­ским три­мет­ром, сде­лан­ное при­двор­ным поэтом Ману­и­лом Филом. Послед­ний из извест­ных ака­фи­стов визан­тий­ской эпохи при­над­ле­жит Иоанну Евге­нику (1‑я поло­вина XV века). Это Ака­фист Апо­столу Иоанну Бого­слову.

В пост­ви­зан­тий­ское время жанр ака­фи­ста не исчез у греков бес­следно (напри­мер, был состав­лен Ака­фист святой Ана­ста­сии Узо­ре­ши­тель­нице), однако даль­ней­шее раз­ви­тие этого вида пра­во­слав­ной цер­ков­ной гим­но­гра­фии, рас­ши­ре­ние сферы его упо­треб­ле­ния свя­зано прежде всего с бого­слу­жеб­ной прак­ти­кой Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Ака­фист Пре­свя­той Бого­ро­дице в сла­вян­ской руко­пис­ной и ста­ро­пе­чат­ной тра­ди­ции может поме­щаться в раз­лич­ных типах бого­слу­жеб­ных книг: Триоди Пост­ной (подав­ля­ю­щее боль­шин­ство слу­чаев), Псал­тири сле­до­ван­ной, Часо­слове, Конда­каре, Ака­фист­нике (с XV века), Бого­ро­дич­нике (с начала XIV века). Пер­во­на­чально с Ака­фи­стом Пре­свя­той Бого­ро­дице сла­вяне позна­ко­ми­лись, оче­видно, в составе Пост­ной Триоди, пере­вод кото­рой, по кос­вен­ному сви­де­тель­ству Жития свя­того Кли­мента Охрид­ского, напи­сан­ного Фео­фи­лак­том, Архи­епи­ско­пом Охрид­ским (Бол­гар­ским), был завер­шен не позд­нее 916 года.

Важ­ней­шими эта­пами исто­рии Ака­фи­ста Пре­свя­той Бого­ро­дице в сла­вян­ской тра­ди­ции явля­ются: 1) его древ­ней­ший пере­вод, 2) новая редак­ция, выпол­нен­ная на Афоне в 1‑й поло­вине XIV века (веро­ятно, бол­гар­ским книж­ни­ком стар­цем Иоан­ном) и вве­ден­ная в широ­кое упо­треб­ле­ние Пат­ри­ар­хом Тыр­нов­ским святым Евфи­мием, и 3) создан­ная при исправ­ле­нии бого­слу­жеб­ных книг в Киеве в 1627 году и с сере­дины XVII века (изда­ние Триоди Пост­ной 1656 года) полу­чив­шая рас­про­стра­не­ние в мос­ков­ских (позд­нее сино­даль­ных) изда­ниях. При пере­воде про­па­дали неко­то­рые рито­ри­че­ские и мет­ри­че­ские осо­бен­но­сти ори­ги­нала, однако про­из­ве­де­ние сохра­няло всю пол­ноту дог­ма­ти­че­ского содер­жа­ния.

Пере­вод­ные ака­фи­сты полу­чили рас­про­стра­не­ние на Руси во 2‑й поло­вине XIV — начале XV века. Среди сбор­ни­ков, содер­жа­щих пере­вод­ные ака­фи­сты, необ­хо­димо упо­мя­нуть Канон­ник пре­по­доб­ного Кирилла Бело­зер­ского 1407 года. В нем содер­жатся «Икосы, подобны Ака­фи­сту, Пат­ри­арха Иси­дора — Архи­стра­тигу Миха­илу, Иоанну Пред­тече, Свя­ти­телю Нико­лаю, а также канон похваль­ный Пре­свя­той Бого­ро­дице (с ака­фи­стом)». В эпоху иси­хазма на Руси сфера упо­треб­ле­ния ака­фи­стов рас­ши­ри­лась вхож­де­нием их в мона­ше­ское молит­вен­ное пра­вило, о чем сви­де­тель­ствуют сла­вян­ские руко­писи XIV—XVI веков и ста­ро­пе­чат­ные книги. Если в конце XIV — 1‑й поло­вине XV века в основ­ном встре­ча­ются руко­писи, содер­жа­щие два, три, четыре ака­фи­ста, то со 2‑й поло­вины XV века появ­ля­ются сбор­ники, в кото­рых ака­фи­сты обра­зуют сед­мич­ный цикл.

Ори­ги­наль­ные сла­вян­ские ака­фи­сты до XVI века неиз­вестны, а до XVIII века весьма немно­го­чис­ленны и мало­изу­чены. Ука­за­ние архи­епи­скопа Чер­ни­гов­ского Фила­рета (Гуми­лев­ского) на Ака­фист Пре­по­доб­ному Сергию Радо­неж­скому, напи­сан­ный Пахо­мием Лого­фе­том, не под­твер­жда­ется источ­ни­ками и новей­шими иссле­до­ва­ни­ями. Веро­ятно, древ­ней­шими сла­вян­скими памят­ни­ками этого жанра явля­ются Ака­фист Пре­слад­кому имени Иису­сову и «Радо­сти» Иоанну Пред­тече, напи­сан­ные Фран­цис­ком Ско­ри­ной и издан­ные им около 1522 года в Вильне в составе «Малой подо­рож­ной книжки». Образ­цами и источ­ни­ками для Ско­рины слу­жили соот­вет­ственно Ака­фист Иисусу Слад­чай­шему и Ака­фист Иоанну Пред­тече Пат­ри­арха Иси­дора. Уже в XVI веке списки ака­фи­стов Ско­рины полу­чили широ­кое рас­про­стра­не­ние (с неко­то­рой сла­вя­ни­за­цией языка, в исход­ном тексте содер­жа­щего эле­менты запад­но­рус­ской «про­стой мовы») в вели­ко­рус­ских (известны списки иосифо-воло­ко­лам­ского и кирилло-бело­зер­ского про­ис­хож­де­ния) и в серб­ских руко­пи­сях.

Наи­боль­шее число рус­ских ака­фи­стов сере­дины XVII — начала XVIII века, выяв­лен­ных и иссле­до­ван­ных к насто­я­щему вре­мени, посвя­щены Пре­по­доб­ному Сергию Радо­неж­скому. Стар­ший из них (начало: Въз­бран­ный вое­водо Сергие и бесом побе­ди­телю) напи­сан в сере­дине XVII века извест­ным писа­те­лем князем С. И. Шахов­ским, текст не издан, сохра­нился в списке того же вре­мени (ГИМ. Син. III). Тем же авто­ром был напи­сан и Ака­фист Трем свя­ти­те­лям Мос­ков­ским. Долгое время в науч­ной лите­ра­туре Шахов­скому оши­бочно усво­ялся Ака­фист Пре­по­доб­ному Сергию (начало: Воз­бран­ный от Царя сил Гос­пода Иисуса, данный России вое­водо), издан­ный в 1788 году мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Пла­то­ном (Лев­ши­ным). В дей­стви­тель­но­сти он напи­сан в 1689 году, по всей веро­ят­но­сти, Силь­ве­стром Мед­ве­де­вым — бело­вой список этого года из биб­лио­теки Петра I сопро­вож­дает моно­грамма М(онах) Н(едостойный) Г(решный) С(ильвестр) М(едведев). Третий Ака­фист Пре­по­доб­ному Сергию (начало: Воз­бран­ный вое­водо воинов духов­ных), также издан­ный в 1788 году мит­ро­по­ли­том Пла­то­ном, был напи­сан около 1690 года неиз­вест­ным пока укра­ин­ским гим­но­гра­фом из окру­же­ния мит­ро­по­лита Киев­ского Вар­ла­ама (Ясин­ского) в Москве.

В 1698 году в Киево-Печер­ской типо­гра­фии вышел в свет Ака­фист вели­ко­му­че­нице Вар­варе, мощи кото­рой нахо­ди­лись в Киеве с домон­голь­ских времен. Напи­сан ака­фист был в конце XVII века, авто­ром его цер­ков­ный исто­рик мит­ро­по­лит Киев­ский Евге­ний (Бол­хо­ви­ти­нов) пола­гал архи­манд­рита Иоасафа (Кро­ков­ского, впо­след­ствии — мит­ро­по­лита Киев­ского), воз­можно потому, что его имя стоит в рас­по­ря­же­нии об изда­нии книги. В XVIII—XIX веках этот ака­фист пере­из­да­вался лавр­ской типо­гра­фией неод­но­кратно. В киев­ском (1697) и моги­лев­ском (1698) изда­ниях ака­фи­стов был поме­щен пере­вод выше­упо­мя­ну­того Ака­фи­ста Живо­нос­ному Гробу и Вос­кре­се­нию Гос­подню Пат­ри­арха Фило­фея Кок­кина, но «Духов­ный регла­мент», состав­лен­ный при Петре I, осудил этот ака­фист, так как Цер­ковь раду­ется Вос­кре­се­нию, а не совер­шает пока­ян­ных молитв.

В сино­даль­ную эпоху до конца XVIII века инте­рес к жанру ака­фи­ста на Мос­ков­ской Руси был неве­лик, в отли­чие от Юга и Запада России, где ака­фи­сты имели широ­кое рас­про­стра­не­ние. Мит­ро­по­лит Платон (Левшин) испра­вил и издал, кроме двух Ака­фи­стов Пре­по­доб­ному Сергию, службу с Ака­фи­стом Свя­ти­телю и Чудо­творцу Нико­лаю, а в 1795 году соста­вил Ака­фист свя­тому Дани­илу Мос­ков­скому. С 1798 года выхо­дит ряд новых ака­фи­стов: Апо­столу Иоанну Бого­слову (два изда­ния: 1798, 1801) и свя­ти­телю Димит­рию Ростов­скому (1799) — оба напи­саны князем Г. П. Гага­ри­ным; свя­ти­телю Сте­фану Вели­ко­перм­скому (1799) — сочи­не­ние свя­щен­ника Иоанна Алек­се­ева; другой Ака­фист свя­ти­телю Димит­рию (1801); пре­по­доб­ному Никан­дру Псков­скому (1802); свя­ти­телю Мос­ков­скому Алек­сию (1802) — сочи­не­ние иеро­мо­наха Юве­на­лия (Мед­вед­ского); вели­ко­му­че­нице Ека­те­рине (1802); вели­ко­му­че­нику и Побе­до­носцу Геор­гию (1808); пре­по­доб­ному Савве Вишер­скому (1813).

На время с 40‑х годов XIX века до 10‑х годов XX века при­хо­дится рас­цвет ака­фист­ного твор­че­ства в России. Общее число издан­ных новых ака­фи­стов равно 157; не одоб­рено духов­ной цен­зу­рой более 300 (на 1901 год). Побуж­де­нием к созда­нию ака­фи­стов послу­жил пример свя­ти­теля Инно­кен­тия (Бори­сова), архи­епи­скопа Хер­сон­ского, кото­рый, будучи епи­ско­пом Харь­ков­ским (1843—1848), уста­но­вил испол­нять ака­фи­сты в мест­ных храмах, так как «дей­ствие сих ака­фи­стов на народ чрез­вы­чайно силь­ное и бла­го­род­ное». Сам свя­ти­тель Инно­кен­тий пере­ра­бо­тал ака­фи­сты, упо­треб­ляв­ши­еся тогда уни­а­тами: Стра­стям Хри­сто­вым, Покрову Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Гробу Гос­подню и Вос­кре­се­нию, Святой Троице (вышли в 40‑е годы XIX века), Архи­стра­тигу Миха­илу (1855). Его перу при­над­ле­жит Ака­фист ко При­ча­ще­нию Святых Таин (1849), издан­ный посмертно. В 1842 году был издан Ака­фист свя­ти­телю Мит­ро­фану Воро­неж­скому, состав­лен­ный князем П. А. Ширин­ским-Ших­ма­то­вым.

Рус­ские ака­фи­сты обычно имеют энко­ми­а­сти­че­ский (хва­леб­ный), а не дог­ма­ти­че­ский (бого­слов­ский) харак­тер и посвя­щены рус­ским святым, особо чтимым подвиж­ни­кам. Веро­ятно, они пред­на­зна­ча­лись для чтения на молеб­нах у мощей или иконы свя­того, в храмах, свя­зан­ных с его именем. Таким обра­зом, ака­фи­сты начи­нают вхо­дить в состав част­ного бого­слу­же­ния.

Ака­фист­ное твор­че­ство в России было явле­нием широко рас­про­стра­нен­ным — ака­фи­сты состав­ляли люди самого раз­ного цер­ков­ного и обще­ствен­ного поло­же­ния: духов­ные писа­тели, пре­по­да­ва­тели Духов­ных школ, свя­щен­но­слу­жи­тели. Так, про­фес­со­ром МДА П. С. Казан­ским были напи­саны Ака­фи­сты Божией Матери ради Ее икон «Всех скор­бя­щих Радость» (1863) и Казан­ской (1868), бла­го­вер­ному князю Кон­стан­тину и чадам его Миха­илу и Фео­дору, Муром­ским чудо­твор­цам (1871), свя­тому пра­вед­ному Иосифу Обруч­нику (1871). Среди многих ака­фи­стов, состав­лен­ных духов­ным писа­те­лем А. Ф. Кова­лев­ским, назо­вем сле­ду­ю­щие гимны: пре­по­доб­ному Алек­сан­дру Свир­скому (1875), пре­по­доб­ному Алек­сию, чело­веку Божию (1884), пре­по­доб­ному Анто­нию Печер­скому (1888), пре­по­доб­ному Арсе­нию Вели­кому (1888), пре­по­доб­ному Ири­нарху, затвор­нику Бори­со­глеб­скому, пре­по­доб­ному Иакову Боро­вич­скому (1885), пре­по­доб­ному Кириллу Бело­е­зер­скому (1882), свя­ти­телю Леон­тию, епи­скопу Ростов­скому (1885), пре­по­доб­ному Мефо­дию, игу­мену Пеш­нош­скому (1885), пре­по­доб­ному Про­ко­пию Устюж­скому, свя­ти­те­лям Фео­дору и Иоанну Суз­даль­ским, пре­по­доб­ному Фео­до­сию Печер­скому (1888), а также Божией Матери в честь Ее икон «Неопа­ли­мая Купина» (1884), «Тро­е­ру­чица» (1884), «Ско­ро­по­слуш­ница» (1887), Смо­лен­ской, Толг­ской (1884) и другие. Духов­ная писа­тель­ница Авдо­тья Глинка соста­вила Ака­фист вели­ко­му­че­нице Ана­ста­сии Узо­ре­ши­тель­нице (1886), а А. Н. Мура­вьев — Апо­столу Андрею Пер­во­зван­ному (1867). Свя­щен­но­слу­жи­те­лями созданы сле­ду­ю­щие Ака­фи­сты: Илии Про­року (свя­щен­ник С. Соло­вьев, 1888), пре­по­доб­ному Нилу Сор­скому (иерос­хи­мо­нах Нил), вели­ко­му­че­нице Парас­кеве (свя­щен­ник К. Семе­нов, 1860), пре­по­доб­ному Сера­фиму Саров­скому (Инно­кен­тий (Беляев), епи­скоп Там­бов­ский, 1904), свя­ти­телю Иоасафу Бел­го­род­скому (про­то­и­е­рей Иоанн Сло­бод­ской, 1911).

Про­цесс вхож­де­ния ака­фи­ста в состав бого­слу­же­ния про­ис­хо­дил сле­ду­ю­щим обра­зом: автор или заин­те­ре­со­ван­ное лицо (насто­я­тель мона­стыря, свя­щен­ник или ста­ро­ста храма) направ­ляли гимн и про­ше­ние о его раз­ре­ше­нии в Коми­тет духов­ной цен­зуры; цензор выно­сил свое суж­де­ние и пред­ла­гал его Коми­тету; Коми­тет делал доне­се­ние в Свя­тей­ший Синод, где ака­фист рас­смат­ри­вали снова, исходя, как пра­вило, из отзыва архи­ерея, и выно­сили опре­де­ле­ние о воз­мож­но­сти напе­ча­та­ния гимна, дово­див­ше­еся до све­де­ния цен­зур­ного коми­тета. К 1901 году на 158 раз­ре­шен­ных при­хо­ди­лось 291 (или более) нераз­ре­шен­ных ака­фи­стов. Это могло быть свя­зано с несо­от­вет­ствием тре­бо­ва­ниям, предъ­яв­ля­е­мым к духов­ной лите­ра­туре, или с суще­ство­ва­нием уже одоб­рен­ного ранее ака­фи­ста с тем же посвя­ще­нием.

После вос­ста­нов­ле­ния Пат­ри­ар­ше­ства про­дол­жали печа­таться новые Ака­фи­сты: Архан­гелу Гав­ри­илу, свя­щен­но­му­че­нику Ермо­гену, Пат­ри­арху Мос­ков­скому (1917; состав­лен про­то­пре­сви­те­ром Нео­фи­том Люби­мо­вым), бла­го­вер­ному князю Дани­илу Мос­ков­скому (1918), муче­нику Вони­фа­тию (1919).

Авто­рами новых ака­фи­стов стали выда­ю­щи­еся цер­ков­ные дея­тели. Так, мит­ро­по­лит Вени­а­мин (Фед­чен­ков) соста­вил Ака­фи­сты Трем свя­ти­те­лям и свя­ти­телю Иоасафу Бел­го­род­скому (в составе службы). Свя­ти­телю Тихону, Пат­ри­арху Все­рос­сий­скому (или его кругу) отно­сят автор­ство Ака­фи­ста Свя­тому и Живо­тво­ря­щему Духу. Ака­фи­сты новей­шего вре­мени напи­саны в новом гим­но­гра­фи­че­ском стиле, к осо­бен­но­стям кото­рого отно­сятся сти­хо­твор­ный размер (Ака­фист в честь Вла­ди­мир­ской иконы Пре­свя­той Бого­ро­дицы «Уми­ле­ние» (1927), напи­сан­ный в заклю­че­нии мит­ро­по­ли­том (впо­след­ствии Пат­ри­ар­хом) Сер­гием (Стра­го­род­ским); при­бли­же­ние цер­ков­но­сла­вян­ского языка к рус­скому [Ака­фист «Слава Богу за всё» (1929) мит­ро­по­лита Три­фона (Тур­ке­ста­нова)].

С 1970‑х годов ака­фи­сты снова начали пуб­ли­ко­ваться, входя в состав раз­лич­ных изда­ний Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии (Молит­во­сло­вов, кален­да­рей, «Жур­нала Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии» и пр.), а затем — отдель­ными сбор­ни­ками. Глав­ным обра­зом это пере­из­да­ния ака­фи­стов сино­даль­ного пери­ода.

К напе­ча­тан­ным впер­вые отно­сятся два ака­фи­ста Пат­ри­арха Сергия (Стра­го­род­ского) — Вос­кре­се­нию Хри­стову (1974; с при­пе­вом тро­паря Пасхи к каж­дому икосу и кондаку) и в честь Вла­ди­мир­ской иконы Божией Матери (1981), а также Ака­фист пре­по­доб­ному Нилу Сор­скому (1986). В 1995 году был издан Ака­фист в честь иконы Божией Матери «Дер­жав­ная», состав­лен­ный по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­теля Тихона, Пат­ри­арха Все­рос­сий­ского.

К 2000-летию Рож­де­ства Хри­стова выпу­щено фак­си­миль­ное изда­ние руко­пис­ного Ака­фи­ста Пре­об­ра­же­нию Гос­подню. Этот ака­фист был состав­лен про­то­и­е­реем Лео­ни­дом Крас­но­вым и в 1924 году бла­го­слов­лен к обще­цер­ков­ному упо­треб­ле­нию свя­ти­те­лем Тихо­ном, Пат­ри­ар­хом Все­рос­сий­ским. В 1945 году Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий I поло­жил на ака­фи­сте резо­лю­цию: «Когда явится воз­мож­ность, можно будет его напе­ча­тать ко все­об­щему веде­нию и упо­треб­ле­нию», а в 1999 году Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий II бла­го­сло­вил «напе­ча­тать ака­фист типо­граф­ским спо­со­бом».

В заклю­че­ние при­ве­дем выдержку из фун­да­мен­таль­ного труда А. Попова «Пра­во­слав­ные рус­ские ака­фи­сты» (Казань, 1903): «Как песнь, про­ник­ну­тая духом бод­ро­сти и радо­сти, ака­фист при­вле­ка­те­лен для всякой молит­венно настро­ен­ной души… В каждом ака­фи­сте… най­дется несколько силь­ных выра­же­ний, вылив­шихся из глу­бины сердца автора, и они бла­го­дат­ным лучом запа­дут в глу­бину сердца моля­щихся, осо­бенно — жаж­ду­щих обод­ре­ния и уте­ше­ния».

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки