О времени совершения Всенощного бдения

Юрий Рубан, канд. ист. наук, канд. бого­сло­вия

Вопрос: Почему в конце вечер­ней службы перед вос­кре­се­ньем и празд­ни­ками воз­гла­шают: «Испол­ним утрен­нюю молитву…». А на часах еще около 9 часов вечера? На какой часо­вой пояс они ори­ен­ти­ру­ются? Быть может, по серо­сти своей, я чего-то не пони­маю. Про­стите. (Ана­ста­сия)

Доро­гая Ана­ста­сия!

Само­уни­чи­же­ние здесь неуместно. Вы не должны раз­би­раться в тон­ко­стях пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния (это — весьма спе­ци­аль­ная область знаний), но стрем­ле­ние уяс­нить логику про­ис­хо­дя­щего во время бого­слу­же­ния — похвально. Думаю, мало кто из при­хо­жан заду­мы­ва­ется над древними бого­слу­жеб­ными тра­ди­ци­ями, изна­чаль­ный смысл кото­рых давно уже про­ти­во­ре­чит их месту в совре­мен­ном суточ­ном цикле бого­слу­же­ний. Вы имеете в виду про­ис­хо­дя­щее во время бого­слу­же­ния, име­ну­е­мого у греков Агрип­ния (букв. «бес­сон­ное», «бодр­ство­ва­ние»), а у нас Все­нощ­ное бдение, или, в народе, — Все­нощ­ная. Его исто­рия инте­ресна и поучи­тельна.

В 485 году святой Савва Освя­щен­ный осно­вал на запад­ном склоне реки Кедрон — в Иудей­ской пустыне — мона­стырь, став­ший впо­след­ствии зна­ме­ни­той Лаврой Свя­того Саввы. Монахи жили пооди­ночке в пеще­рах, лепив­шихся по крутым бере­гам как ласточ­кины гнезда. Под вос­кре­се­нье они соби­ра­лись в мона­стыр­ском храме и про­во­дили там всю ночь, потому что рас­хо­диться по кельям после вечер­него бого­слу­же­ния было смер­тельно опасно. Они под­креп­ля­лись хлебом и вином (в память этого у нас раз­дают кусочки хлеба, про­пи­тан­ные вином), а затем в чтении Псал­тири и духов­ных бесе­дах, име­но­вав­шихся кафиз­мата («седаль­ные»; ныне смысл этого тер­мина иной) дожи­да­лись утра; во время бесед можно было немного подре­мать. Так вечер­няя служба пере­те­кала у них в утрен­нюю. Когда же над горами начи­нал алеть Восток, воз­глав­ля­ю­щий бого­слу­же­ние тор­же­ственно воз­гла­шал «Хва­ле­ние Зари» («Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет!»). Монахи бла­го­да­рили Бога за то, что Он даро­вал им воз­мож­ность встре­тить еще один новый день земной жизни. Через какое-то время слу­жи­лась Литур­гия, все при­ча­ща­лись и рас­хо­ди­лись по своим кельям-пеще­рам до сле­ду­ю­щего вос­кре­се­нья или празд­ника. Понятно, что такое про­дол­жи­тель­ное бого­слу­же­ние было вызвано мест­ными спе­ци­фи­че­скими жиз­нен­ными усло­ви­ями.

Посте­пенно на Востоке сфор­ми­ро­вался так назы­ва­е­мый Иеру­са­лим­ский (Пале­стин­ский, или Сав­ва­ит­ский) бого­слу­жеб­ный устав (греч. Типи­кон), обни­ма­ю­щий все сто­роны цер­ков­ной жизни (своего рода цер­ков­ная Кон­сти­ту­ция), и Агрип­ния вошла в него в каче­стве первой статьи как отли­чи­тель­ная осо­бен­ность слав­ной Лавры Свя­того Саввы. К XIV веку авто­ри­тет­ный Иеру­са­лим­ский устав вытес­нил другие уставы Пра­во­слав­ного Востока (и мате­ри­ко­вой Греции), а в России стал доми­ни­ро­вать в XV веке. До этого наши предки жили по Сту­дий­скому уставу (при­ня­тому вместе с кре­ще­нием Руси), кото­рый сфор­ми­ро­вался в город­ском Сту­дий­ском мона­стыре Кон­стан­ти­но­поля. Все­нощ­ного бдения этот Устав не знает: город­ские монахи без­опасно рас­хо­ди­лись по кельям после вечер­ней службы и воз­вра­ща­лись в храм к утрен­ней. Про­во­дить в церкви всю ночь не было ника­кой необ­хо­ди­мо­сти.

Авто­ри­тет Иеру­са­лим­ского устава был таков, что стал опре­де­лять и бого­слу­же­ние в при­ход­ских храмах, хотя, разу­ме­ется, сокра­ще­ние пол­ного бого­слу­жеб­ного строя для мирян было неиз­беж­ным. (В XIX веке в Греции был создан особый бого­слу­жеб­ный Устав для при­ход­ских храмов — то есть для мирян, а у нас его — увы! — нет до сих пор. Но это — особая тема.) Ясно, что ситу­а­ция со Все­нощ­ным бде­нием прин­ци­пи­ально нераз­ре­шима. Согласно пред­пи­са­нию Устава, это бого­слу­же­ние начи­на­ется во время захода солнца, а окан­чи­ва­ется при его вос­ходе (посмот­рите любое совре­мен­ное изда­ние Типи­кона). Но на широте Санкт-Петер­бурга, напри­мер, самая про­дол­жи­тель­ная ночь — 17 часов (воз­можно ли даже самым рев­ност­ным молит­вен­ни­кам соблю­сти Устав?), а за поляр­ным кругом, если пони­мать пред­пи­са­ние Устава бук­вально, Все­нощ­ное бдение вообще не может совер­шаться: нельзя же вос­кли­цать «Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет!» во время поляр­ной ночи (впро­чем, как и поляр­ного дня).

Наша совре­мен­ная «Все­нощ­ная» (именно в кавыч­ках) состоит из Вечерни (как пра­вило), Утрени (начи­на­ется с Шесто­псал­мия) и крат­кого 1‑го Часа (чита­ется пса­лом­щи­ком на кли­росе, духо­вен­ство в это время раз­об­ла­ча­ется в алтаре) и про­дол­жа­ется в сред­нем около трех часов (с 18 до 21 часа). Несколько дольше про­дол­жа­ется Все­нощ­ное бдение в боль­шин­стве мона­сты­рей, учи­ты­ва­ю­щих и силы мно­го­чис­лен­ных палом­ни­ков, при­ез­жа­ю­щих для разум­ной молитвы, но не для умерщ­вле­ния плоти (не имею в виду опыты отдель­ных оби­те­лей, в основ­ном скитов). Понятно, что совер­шать Утреню и «утрен­ний» же по смыслу I Час вече­ром — значит про­фа­ни­ро­вать тему содер­жа­щихся в них молитв и пес­но­пе­ний, строго соот­не­сен­ных с кон­крет­ными часами (древними стра­жами) суток: не зря же эти службы назы­ва­ются «Бого­слу­же­ния суточ­ного цикла», а содер­жа­щая их книга — «Часо­слов»! Можно пытаться совер­шить пяти­летку в четыре года, но нельзя «отмо­литься напе­ред», зара­нее воз­бла­го­да­рив Бога вече­ром за еще не даро­ван­ную Им утрен­нюю зарю. У нас во время воз­гласа «Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет!» зажи­гают яркие пани­ка­дила, это наивно и смешно: в этом случае бла­го­дар­ность пока­зав­шему нам свет отно­сится не к Богу, а к глав­ному энер­ге­тику или изоб­ре­та­телю элек­три­че­ства… Столь же бес­смыс­ленны (строго говоря, даже кощун­ственны) при­зывы испол­нить вече­ром утрен­ние молитвы, о кото­рых Вы пишете. Этим мы словно бы «застав­ляем» Бога непре­менно про­длить все наши жизни до утра, когда утрен­ние молитвы обре­тут закон­ную силу, но что если у Него другие наме­ре­ния и кто-то из нас не проснется?…

Бла­го­ра­зум­ные греки давно уже отка­за­лись от Агрип­нии и совер­шают Вечерню вече­ром, а Утреню утром. Помест­ный Собор Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церкви 1917–1918 годов обсуж­дал это и другие несо­от­вет­ствия между реаль­ной жизнью и устав­ными нор­мами (см.: Бала­шов Н., прот. На пути к литур­ги­че­скому воз­рож­де­нию. М., 2001). Были наме­чены широ­кие реформы в обла­сти Устава (пред­ла­га­лось, в част­но­сти, вер­нуться к Сту­дий­скому уставу), но кон­крет­ные реше­ния не были при­няты из-за преж­де­вре­мен­ного роспуска Собора в усло­виях «крас­ного тер­рора».

Подробно об исто­рии Все­нощ­ного бдения смот­рите: Все­нощ­ное бдение // Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. Том IX. — М.: Цер­ковно-науч­ный центр «Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия», 2005. — С. 668–680. При­ве­дена основ­ная биб­лио­гра­фия.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки