профессор Александр Дмитриевич Беляев

Отступление от веры в Бога в последние времена

Дерзкое проявление и значительное распространение безбожия во Франции, а отчасти и в других образованных странах во второй половине восемнадцатого века и еще более широкое распространение материализма и безбожия во второй половине истекающего столетия невольно вызывают вопрос, не может ли безбожие когда-нибудь проявиться у всех народов и во всех классах населения? Временами ослабевая и даже почти совсем прекращаясь, но с каждым новым взрывом всё более усиливаясь и шире распространяясь, не достигнет ли оно когда-нибудь такой силы и широты распространения, что наконец отравит все народы и племена человеческого рода? Не настанет ли такая эпоха, когда части организма человеческого рода, сохранившиеся здоровыми или малоповрежденными безбожием, будут настолько незначительны, что противодействие их разрушительной силе безбожия не будет в состоянии произвести целительной реакции в человечестве, будет подавлено натиском безбожия, и не от кого будет обновиться и возродиться человеческому роду? He наступит ли такое время, когда человеческий род будет похож на человека, хотя и крепкого телосложения, но расстроившего важнейшие органы и главнейшие отправления своего тела, а потому не способного дожить до глубокой старости или даже только отсрочить быстро приближающуюся смерть?

На этот вопрос отвечать не гадательно и предположительно, а уверенно и твердо, можно только на основании Слова Божия. Руководясь одними естественными источниками и способами познания, человек ничего не может сказать не только положительного, но даже и вероятного, о будущем состоянии человеческого рода. От человека сокрыто даже и ближайшее будущее и еще менее взор его может проникнуть в глубокий мрак отдаленного будущего. Учительный архипастырь древней Иерусалимской Церкви Св. Кирилл, изъясняя седьмой член символа веры и раскрывая учение Иисуса Христа, пророков и апостолов о последних временах мира, говорил своим слушателям: «Мы не от себя пророчествуем, потому что не достойны; но износим на среду сказанные и написанные признаки»1. Св. Ипполит, Епископ Римский, в начале своего, сделавшегося столь известным в русской литературе, Слова об антихристе2 говорит, что пророки потому издревле и назывались пророками и видящими, что они, умудряемые Словом и хорошо преднаучаемые о будущем в видениях, с твердой уверенностью говорили то, что им одним открыто было от Бога, и возвещали будущее. «Посему и мы, выводит отсюда святой отец руководственное правило для писания, хорошо изучивши их предсказания, говорим не от своего собственного измышления и не позволяем себе другими, новыми словами заменять древле сказанное пророками, коих писания предлагая (в церкви), читаем могущим право веровать; потому что отсюда бывает общая для тех и других польза, – для говорящего та, что он, удерживая в памяти предлагаемое, правильно изъясняет оное, а для слушающего та, что он прилагает ум свой к тому, что говорится»3. Поставивши это правило, Св. Ипполит твердо следует ему в своем сочинении, обнаруживая в нем обширное и твердое знание Св. Писания Ветхого и Нового Завета, все свои мысли и соображения обосновывая на разнообразных изречениях Писания, показывая способность к здравому истолкованию их и не позволяя себе пускаться в догадки, для которых трудно найти подкрепление в Писании. Но если даже св. отцы Церкви не считали себя достойными, – и справедливо, – предсказывать о событиях отдалённого будущего и говорили о них только то, что можно подтвердить Писанием; то мы, конечно, и совсем недостойны и не способны предрекать будущее. Поэтому, подражая примеру Св. Кирилла, Св. Ипполита и других св. отцов и учителей Церкви, поищем указаний для решения поставленного вопроса в Св. Писании; а для того, чтобы правильно понимать его учение об этом предмете, возьмём в руководителей св. отцов и учителей Церкви.

На основании Св. Писания и учения св. отцов и учителей Церкви мы можем положительно и твердо ответить, что действительно некогда настанет эпоха распространения безбожия по всей земле. Эта злосчастная во всех отношениях година, беспримерная по силе и повсеместности распространения безбожия, небывалая по тяжести, продолжительности и широте распространения бедствий, которые будут поражать человечество, наступит пред вторым пришествием Иисуса Христа, пред кончиной мира. Прямо и ясно сказано: Сын человеческий, пришедши, найдет ли веру на земле (Лк.18:8).

В Св. Писании эта година называется: последние дни (2Пет.3:3), последние времена (1Тим.4:1), последнее время (Дан.11:4–9). Продолжительность её в Св. Писании не определена. Конец её совпадает с пришествием Иисуса Христа и концом мира; но начало её будет наступать постепенно и потому его трудно разграничить от предыдущего времени, нельзя указать определенного момента времени, с которого она начнется. Из книги пророка Даниила и из Апокалипсиса видно, что последний и самый страшный период этой годины продолжится три с половиной года, – разумеем время царствования антихриста. Но злосчастная година страшных бедствий и необычайного распространения нечестия и безбожия начнётся раньше начала царствования антихриста, как это видно из речи Иисуса Христа о кончине мира, из Второго Послания Апостола Павла к Фессалоникийцам и из Апокалипсиса. Царствование антихриста будет только завершением и концом этой годины, последним периодом её. Но как продолжителен будет предшествующий царствованию антихриста период этой годины – это неизвестно. Дальше мы покажем, что в до антихристовом периоде последних времён можно, на основании Св. Писания, различить два периода, но продолжительность каждого из них опять-таки неизвестна.

Одна, очень важная и очень характерная черта объединяет «последние времена», объединяет периоды, предшествующие антихристу с временем царствования антихриста. Черта эта означается словом: «отступление». Апостол Павел, рассеивая страх Фессалоникийцев, будто уже наступает день второго пришествия Христова, говорит: день тот не приидет, доколе не приидет прежде отступление (ἀποστασία), и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом, или святыней (2Сол.2:3–4).

Под отступлением, о котором говорит Апостол Павел, нельзя разуметь отпадение от Римской империи подвластных ей народов. Такого мнения об отступлении, как политическом отпадении народов от Рима, держались Иероним, Примазий и некоторые католические богословы, напр. Кайэтан, Корнелий и Лапиде. В Св. Писании ἀποστασία постоянно означает не политическое, a религиозно-нравственное отпадение; напр., в Ветхом Завете в переводе LXX в следующих местах: 2Пар.29:19; Иер.2:19; 1Мак.2:15; в Новом завете Деян.21:21 и, что особенно важно, у самого же Апостола Павла, и притом в речи о последних временах: В последние времена, говорит он в Первом Послании к Тимофею, отступят некоторые от веры (1Тим.4:1). Кроме того, во всей второй главе Второго Послания к Фессалоникийцам, где говорится об отступлении в последние времена, речь идет о религиозно-нравственном отпадении людей, об отступлении их от Бога, от Христа, от истины и от добра. Смысл слова ἀποστασία в этой главе достаточно уясняется словами: человек греха, беззаконник, действие сатаны, неправедное обольщение, действие заблуждения, тайна беззакония и проч.; напр., слова: тайна беззакония (ἀνομία), означают греховное состояние, а не политическое отпадение. – Нет достаточного основания принять и мнение Фомы Аквината, что под отступлением вместе разумеются и отпадение от Римской империи или отпадение политическое, и отпадение от католической веры, отступление религиозное. – Столь же произвольно и, кроме того, страдает вероисповедной (конфессиональной) тенденциозностью мнение Энгельберта Адмонта, что отступление означает троякое отпадение: отпадение народов от Римской империи, церкви от папы и верующих от Бога4. Хотя, как это видно из речи Иисуса Христа о кончине мира (Мф.24:7–8-12; Лк.21:9–10) и из слов Апостола Павла о характере людей, которые будут жить в последние дни мира (2Тим.3:1–4), в последние времена придут в крайнее расстройство отношения международные, государственные, гражданские и семейные, вообще подвергнется разгрому весь обычный строй общежития; тем не менее под «отступлением» в Св. Писании, и в частности во Втором Послании к Фессалоникийцам, разумеется религиозно-нравственное отступление. Политическое-же и всякое иное расстройство общежительного порядка людей будет неизбежным результатом отступления людей от Бога, Христа и религии, от добра и истины.

Что касается до отцов и учителей Церкви, то и они под отступлением разумели религиозно-нравственное отпадение; но только они суживали понятие отступления. Почти все они под отступлением разумели не отступление, имеющее быть вообще в последние времена, а собственно отступление, которое будет в мире при антихристе или ещё чаще называли отступлением самого антихриста, как главного виновника, имеющего быть при нём богоотступления. Антихриста называли отступлением Ириней Лионский, Кирилл Иерусалимский, Златоуст, Феофилакт Болгарский, Августин, Феодорит; последний в одном месте называет отступлением антихриста, а в другом его пришествие. Однако они не отождествляют понятие антихриста с понятием отступления: называя антихриста отступлением, они не называют отступление антихристом и тем молчаливо обличают взгляд протестантов и русских беспоповцев, будто антихрист не лицо, а отступление людей от Бога. Без сомнения, св. отцы называли антихриста отступлением, как представителя, характерного выразителя и виновника отступления, или точнее, как виновника обнаружения необычайного распространения и усиления отступления. Напр., Иоанн Златоуст прямо говорит об антихристе, что «он возобладает только над погибающими, которые, хотя бы он и не пришел, не уверовали бы»5. Из речи Иисуса Христа о последних временах и ещё яснее из слов Апостола Павла во Втором Послании к Фессалоникийцам (2Сол.2:3) видно, что отступление начнётся раньше антихриста, что сначала придёт отступление, потом явится антихрист, который тоже есть отступление, и наконец придёт Иисус Христос. Различие между отступлением, которое будет раньше антихриста и отступлением, которое проявится в самом антихристе и чрез антихриста в роде человеческом, только в степени: отступление при антихристе будет гораздо сильнее отступления предшествующего периода; отступление пред временем антихриста подготовит отступление, имеющее быть при антихристе.

Следствием отступления последних времён, беспримерным по своей важности, будет кончина мира. Чрезвычайное распространение неверия и нечестия по всей земле; всеобщая взаимная вражда между людьми и народами, которая еще задолго до кончины мира усилится до того, что восстанет народ на народ и царство на царство (Мф.24:6–7), что люди друг друга будут предавать и возненавидят друг друга (Мф.24:10), так что даже предаст брат брата на смерть, и отец детей, и восстанут дети на родителей и умертвят их (Мк.13:12); большие землетрясения по местам, и глады, и моры, и ужасные явления, и великие знамения с неба (Лк.21:11); великая скорбь, какой не было от начала мира до ныне и не будет (Мф.24:21), когда люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную (Лк.21:26); умножение беззакония и сопровождающее его охлаждение любви к людям (Мф.24:12); предание на мучения и на смерть христиан и ненависть к ним со стороны всех народов за имя Христа (Мф.24:9); мерзость запустения, реченная чрез пророка Даниила, стоящая на святом месте (Мф.24:15; Дан.9:27) – всё это и вызовет кончину мира, подобно тому, как яд, отравляя все соки живого существа, причиняет последнему смерть. Господь Иисус Христос прямо сказал, что если бы не сократились те дни, то ни спаслась бы никакая плоть (Мф.24:22). Это значит, что если бы Иисус Христос и не пришёл тогда, чтобы произвести окончательный суд над человеческим родом (Мф.25:31–46), чтобы разрушить и обновить огнём небо и землю (Мф.24:29; 2Пет.3:7–12), всё-таки существование человеческого рода прекратилось бы.

Что человечество само приуготовит свой конец, учение об этом мы находим у отцов Церкви. Св. Ириней Лионский, изъясняя Даниилово видение четвёртого зверя с десятью рогами и ещё с одним малым рогом и сближая с ним видение апокалипсического зверя с семью головами и десятью рогами (Дан.7:8; Откр.17:7–14), – этот зверь означает четвёртое и последнее всемирное царство6, рога знаменуют десять царей, а малый рог – антихриста (Дан.7:23–25), – говорит: «Имеющий придти трех из них умертвит, а остальных подчинит своей власти, и он будет восьмой между ними; они опустошат Вавилон7, и сожгут его огнем, и предадут свое царство зверю, и будут гнать Церковь, а потом будут сокрушены пришествием Господа нашего. Ибо что царство должно разделиться и так погибнуть, об этом Господь говорит: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и всякий город, или дом, разделившийся сам в себе, не устоит (Мф.12:25). Разделится же и царство, и город, и дом должны на десять, и потому Он наперед уже означил раздробление и разделение»8. «Вдруг восстанут, говорит Кирилл Иерусалимский, десять римских царей, царствующих может быть в разных местах, но в одно и то же время; а после них одиннадцатый будет антихрист, который с помощью волшебного искусства захватит себе Римскую державу, уничтожит трех прежде него царствовавших, имея уже под своей властью остальных семерых»9. Хотя антихрист, подчинивши себе царства, объединит их под своей властью; но эта власть будет деспотическая, это подчинение будет рабское, это единство будет не единением мира и любви, а союзом зла, насилия, произвола. Порожденное смутами и кровопролитием, оно, в свою очередь, еще более усилит междоусобицу, войны, кровопролитие. Охлаждение любви между людьми и водворение между ними вражды и раздоров доведут человечество до всемирной междоусобицы, до самоистребления и окончательной погибели, так что сам ход всемирной истории неизбежно приведет ее к концу; царство земное, царство мира кончится; явятся новое небо и новая земля (2Пет.3:13), и человечество перейдет к иному виду своего существования. Воссядут судьи, объяснил некто Даниилу значение малого рога, и отнимут у него власть губить и истреблять до конца, царство же, и власть, и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство – вечное, и все властители будут служить и повиноваться ему (Дан.7:26–27). Вместе с вышеприведенными словами Евангелия (Мф.24:22) эти слова книги Даниила ясно показывают, что род человеческий был бы доведен антихристом и бедствиями, всеобщим растлением и повсеместным страшным кровопролитием до поголовного истребления и окончательной гибели. Правда, в книге Даниила виновником гибели человечества признается исключительно антихрист, но это нисколько не противоречит мысли, что человеческий род сам подготовит свою погибель, потому что антихрист будет кость от кости человечества и плоть от плоти его, он будет порождением и деятельность его будет плодом крайнего развращения, до которого дойдут люди в последние времена. «Попущением святого Бога, говорит Св. Ефрем Сирин о змее – дьяволе, орудием которого будет антихрист, получит он власть обольщать мир, потому что исполнилось нечестие мира, и повсюду совершаются всякого рода ужасы. Посему-то пречистый Владыко за нечестие людей попустил, чтобы мир был искушен духом льсти, потому что так восхотели человеки отступить от Бога и возлюбить лукавого»10. «Так как, говорит Св. Кирилл Иерусалимский, растление, татьба, прелюбодеяние и все роды грехов разлились по земле, и крови с кровьми смешаны в мире (Ос.4:2), то, чтобы чудная обитель эта не осталась наполненной беззаконием, этот мир перейдет и явится лучшим»11. Во дни Ноя люди стали плотью, плотью растленной, они пренебрегали Духом Божиим, велико было развращение их, все существо их стало зло (Быт.6:1–7), и они жили только для земли, (Мф.24:37–39). Результатом всеобщего растления было истребление их всемирным потопом. Такое же, или большее растление людей будет в последние времена: в лице антихриста начнется тогда явное и повсеместное владычество дьявола на земле; повсюду распространится и будет господствовать зло. А зло все разрушает. При религиозном, умственном, нравственном и физическом упадке как индивидуумы, так и весь род ослабевают, истощаются, но могут оказывать разрушительному влиянию стихий такого прочного противодействия, которое обеспечивало бы возможность существования, а главное – при нечестии, безнравственности и безбожии страсти и зверские инстинкты людей разнуздываются, начинается беспощадная братоубийственная война, люди истребляют друг друга. Пред кончиной мира владычество, дерзость и распространенность безбожия, глубина u общераспространённость нравственного растления и физическая захудалость в человеческом роде будут столь же необыкновенны и чрезвычайны, как будут необычайны многие физические явления и другие события, которые тогда совершатся, как необыкновенна сама кончина мира. Это будет эпоха во всех отношениях и в частности в отношении к безбожию исключительная, единственная, беспримерная, страшная и злосчастная.

Столь же исключительны и причины необычайного распространения безбожия пред кончиной мира. На основании Священного Писания и учения отцов Церкви мы можем высказать частью предположения, а частью и положительные суждения о причинах страшного распространения и необыкновенного владычества безбожия пред кончиной мира; отметим так же и характерные черты безбожного духа тогдашнего времени.

В Св. Писании есть некоторые указания на то, что безнравственность, нечестие и безбожие последней годины будут подготовляться постепенно, быть может, в течении очень долгого времени. Евангелист Иоанн Богослов уже о своём времени говорил: как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов; то мы и познаем из того, что последнее время (1Ин.2:18). В то же время и Апостол Павел писал, что тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2Сол.2:7). Однако протекло слишком восемнадцать веков с тех пор, как сказаны были те и другие слова, а кончина мира всё ещё не наступила. Но, с другой стороны, Апостолы, как писатели боговдохновенные, не могли высказать в своих посланиях, принятых в канон Св. Писания, ошибочных мыслей, и притом о предмете столь важном. Как же нужно понимать приведенные слова? В них выражается не то, что во времена Апостолов приближалась кончина мира, а указывается на сходство событий гражданской и церковной тогдашней жизни, тогдашнего духа времени с тем, что будет происходить пред концом мира, и современная Апостолам година изображается ими как начало печального и страшного конца, – начало не по близости времени, a по сходству явлений жизни. В словах Апостола Павла это высказано очень ясно. Он вовсе не говорит, что наступает кончина мира. Совсем напротив: он самое Послание то своё пишет к Фессалоникийцам с той преимущественно целью, чтобы некоторых из них, ожидавших скорого наступления конца мира, разубедить в этом мнении. Он соглашается с тем и утверждает, что тайна беззакония, – того беззакония, которое во всей силе и наготе обнаружится пред концом мира, – уже действует; но оно действует именно как тайна, прикровенно, мало заметно, как мало заметен росток, который только чрез многие годы становится видным для всех, огромным деревом. Подобным образом и кончина мира не настанет до тех пор, пока тайна беззакония, уже начавшаяся, не совершится, т. е., пока не обнаружится и не осуществится в полноте и во всей силе. Когда это будет, Апостол указывает, но только не прямо, а таинственно: это будет тогда, когда будет взят от среды удерживающий теперь; но что такое удерживающий и когда он будет взят от среды, этого Апостол не изъясняет. Не указывая ясно, когда наступит конец мира, он, однако же, убеждает Солунян не верить слухам о скором наступлении кончины мира и ясно показывает, что скоро она не наступит.

Разъяснение истинного смысла приведенных слов Апостола Павла даёт ключ и к пониманию слов Иоанна Богослова, которые в свою очередь проливают свет на слова Апостола Павла. Слова того и другого Апостола параллельны и соответственны; мысль в них приблизительно одна и та же, и только выражена она различно. Антихристами Евангелист Иоанн Богослов называет людей, отвергающих Отца и Сына (1Ин.2:22); Он же говорит, что всякий дух, который не исповедает Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1Ин.4:3); об антихристах он говорит еще, что они вышли от нас, но не были наши (1Ин.2:19). Ясно, что под антихристами он разумеет еретиков своего времени – гностиков, отвергавших боговоплощение и не признавших Христа Богом12, эвионитов, признававших Христа только человеком, и других еретиков, а может быть также и лжехристов (много лжепророков появилось в мире 1Ин.4:1). Приписывая всем таковым людям дух антихриста, имеющего прийти пред кончиной мира, Евангелист Иоанн говорит, что он, т. е. настоящий антихрист, теперь есть уже в мире. Но так как в его время настоящего антихриста не было и он знал это, то ясно, что и об явлении настоящего антихриста в его время, и о наступлении последнего времени (дети! последнее время 1Ин.2:18) Иоанн Богослов говорит в том же смысле, как и Апостол Павел о тайне беззакония, как начавшей действовать, но ещё не совершившейся, не осуществившейся, т. е., он указывает предшественников имеющего прийти антихриста, но предшественников не по непосредственному, a по отдалённому преемству, не по времени, a по духу. Еретики отвергали Христа, как Богочеловека, а вместе с тем если и не отвергали Бога, то по крайней мере неизбежно извращали учение о Нём, на место христианства поставляли своё лжехристианство: и настоящий антихрист будет отвергать Христа и совращать христиан в свою веру (Откр.2:17; 13:5–8; 17:14). Только он далеко и безмерно превзойдет еретиков степенью, дерзостью, силой и успехами в отрицании Христа и христианства: он будет истреблять христиан, богохульствовать, называть себя Богом и владычествовать на всей земле (Откр.13; 2:3–12). Между тем как еретики предызображают обольщения и соблазны, которыми антихрист будет отторгать христиан от Христа (2Сол.2:10–11), гонители христианства из иудеев и язычников были и бывают предшественниками антихриста в его истребительной войне против святых (Откр.13:7). Поэтому, не без основания, под тайной беззакония, которая по словам Апостола Павла уже в действии, некоторые отцы Церкви, напр. Златоуст, разумели Нерона, как прообраз антихриста. «Ибо, говорит вселенский учитель, и тот (т. е. Нерон) хотел, чтобы его считали Богом. Хорошо сказал он (т. е., Апостол) тайна; ибо Нерон не так явно и бесстыдно выдавал себя за Бога, как антихрист»13. А другие отцы Церкви и под тайной беззакония разумеют еретиков, и в таком случае сходство и параллелизм двух изъясняемых мест – одного из Первого Послания Евангелиста Иоанна Богослова и одного из Второго Послания Апостола Павла к Солунянам – будет еще ближе. Так, Блаженный Феодорит говорит: «Иные утверждали, что Нерона назвал Апостол тайной беззакония и делателем злочестия. Но думаю, что Апостол означил сим породнившиеся ереси; потому что ими дьявол доводит многих до отступления от истины. Наименовал же их тайной беззакония, потому что сеть беззакония в них сокрыта, сам же дьявол явно ведет людей к богоотступничеству. Посему-то пришествие его Апостол назвал открытием. Ибо, что всегда приуготовлял втайне, провозгласит тогда открыто и ясно»14. Эти разноречивые толкования можно примирить предположением, что Апостол Павел под тайной беззакония разумел Нерона только преимущественно, как наиболее типического и притом современного ему прообраза антихриста, но не исключительно его одного. Писав свои послания в ответ на потребности своего времени, Апостолы, тем не менее, предназначали их для всех времен. Как Евангелист Иоанн Богослов, говоря о современных ему еретиках-антихристах, подразумевал и еретиков последующих времен, как выразителей антихристианского духа: так и Апостол Павел словами: тайна беззакония, обозначил предшественников антихриста всякого рода и всех времен: еретиков, безбожников, неверующих и лжеверующих гонителей христианства. Сам способ выражения Апостола Павла даёт понять, что действие тайны беззакония будет не кратковременное, не единократное, какова была деятельность Нерона, а постоянное, имеющее продолжаться до того времени, пока она не обнаружится явно, дерзко, во всей силе и страшной широте, пока антихристианский дух всех времен, воплощающийся и действующий в разнообразных противниках Христа, не сосредоточится в антихристе, пока он не достигнет завершения, высшей степени развития и вместе своего конца в безбожии, безнравственности и антихристианстве пред кончиной мира. Не один Нерон, а целый ряд Неронов – этих гордых самообожателей, жестоких деспотов, кровожадных, как тигры, завоевателей, безнравственных распутников, нечестивых безбожников и богохульников, сумасшедших попирателей истины и страшных гонителей христианства – пройдет в течение веков до конца мира. Ламех (Быт.4:19–24), библейские исполины (Быт.6:1–7), Нимрод (Быт.10:8–10), строители Вавилонской башни (Быт.11:1–9), Навуходоносор (Ис.14 гл.; 4Цар.24 и 25 гл.; Иудиф.1–7 гл.; Дан.3; 4 гл.), Антиох Епифан (2Мак.5–9 гл.), – кто они, как не ветхозаветные Нероны, как не древнейшие предшественники антихриста? Ирод, так называемый Великий, избивший четырнадцать тысяч Вифлеемских младенцев (Мф.2:16); другой Ирод – Агриппа, не воздавший славы Богу в том, что принял от народа восхваление его, как Бога, и за это пораженный от Ангела страшной болезнью и изъеденный червями (Деян.12:21–23), Римский император Калигула, безумно говоривший, что если бы у Римлян была одна голова, то он отсёк бы её; Домициан, Диоклетиан, Юлиан Отступник и другие жестокие гонители христиан; Аттила, названный Бичом Божиим; Омар, Осман и другие жестокие преемники лжепророка Мохаммеда, распространившие Мохаммеданство огнём, мечом и всякими жестокими насильственными способами; Чингисхан и Тамерлан, превращавшие многолюдные города в груды мусора и целые царства в пустыни и воздвигавшие вместо памятников огромные пирамиды из отрубленных голов; Наполеон и другие Тамерланы нового времени, из-за честолюбия и властолюбия погубившие миллионы людей, – кто они, как не предшественники по духу, как не прообразы по жизни и деятельности того зверя, выходящего из моря, которому дано вести войну со святыми и победить их, которому будет дана власть над всяким коленом и народом, и языком, и племенем, которого даже образ, одушевленный чародейской силой его помощника – зверя, выходящего из земли, будет говорить и действовать так, что будет убиваем всякий, кто не будет покланяться образу зверя (Откр.13:1–7-11–15)? Далее, если Евангелист Иоанн Богослов назвал антихристами гностиков, отрицавших боговоплощение (докетов), иудействующих, не признававших Христа Богом, отступников от христианства, принявших истинную веру, но не устоявших в ней, лжепророков и лжехристов, поставлявших себя на место истинного Христа, то не должны ли быть названы антихристами все позднейшие еретики, а также и имеющие явиться в последствии? Не антихристы ли, не предшественники ли апокалипсического антихриста – гностики второго и третьего века, манихеи, антитринитарии, ариане, аполлинаристы, несториане, монофизиты и монофелиты, пелагиане, иконоборцы, богомилы и павликиане, социниане, жидовствующие, древние и новые антиномисты, наши раскольники, особенно беспоповцы, наши хлысты и прочие сектанты, ирвингиане и другие бесчисленные толки мистического сектантства? He антихристы ли крайние рационалисты прошлого и нашего века, в роде Павлюса, Штрауса, Ренана и новотюбингенских богословов? He антихристы ли деисты, пантеисты, радикальные скептики и агностики, материалисты и безбожники? Не антихристами ли будут и все имеющие явиться еретики, отступники от веры, лжеверы, отрицатели, враги и гонители религии и христианства, враги истины и добра, закоренелые в грехах, богохульники и безбожники? Все таковые были и будут предшественниками, прообразами и предуготовителями апокалипсического зверя – антихриста в тех действиях последнего, в которых он явится лжецом и обманщиком, явным, сильным и дерзким врагом Бога, христианства, религии и всего святого, и будет требовать божеского поклонения только одному себе. Тайнозритель видел, что даны были ему (зверю, выходящему из моря) уста, говорящие гордо и богохульно. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его и жилище Его, и живущих на небе... И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира (Откр.13:5,6,8). И Апостол Павел говорит о нём, что он будет человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом, или святыней, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога..., что он будет беззаконник..., которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякой силой, и знамениями, и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих, – за то, что они не приняли любви истины для своего спасения (2Сол.2:3,4,8,9,10).

Еретичество, кровожадная жестокость, нравственное беззаконие, богохульство и безбожие и соединенные с ними умственный упадок и физическое вырождение, проявляясь в течении веков в разных формах, то ослабевая, то усиливаясь, но никогда не прекращаясь, замирая в одних формах и в одних местах и возгораясь с новой силой в других видах и в других местах и народах, будут постепенно накапливаться в человеческом роде; зло, антихристианство, вражда против Бога, хотя и чрез промежутки, но всё-таки будут усиливаться, пока не возрастут до всепоглощающего потопа зла пред кончиной мира. Бесчисленные и разнообразные антихристы всех времён и мест, как воплощение зла, как слуги дьявола, как враги Бога и Христа, были и будут предшественниками апокалипсического антихриста, будут в течении длинного ряда веков подготавливать появление его и его всемирную пропаганду безбожия. Зло, ложь, нечестие, антихристианство и безбожие всех времен и мест будут той почвой, на которой возрастёт безбожие последней годины и распространится по всей земле. Эта почва произрастит и антихриста, а главное – она будет благоприятствовать безмерным, всемирным успехам его безбожной деятельности. Конечно, главной причиной необыкновенной быстроты и широты успехов его пропаганды безбожия будет то, что он будет хотя человек, но в нём сосредоточится вся сила сатаны. Само пришествие его будет по действию сатаны и по действию же сатаны оно будет сопровождаться всякой силой, и знамениями, и чудесами ложными, и всяким неправедным обольщением погибающих (2Сол.2:9–10). Тайнозритель видел, что низвержен был с неба великий дракон, древний змий, называемый дьяволом и сатаной, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним (Откр.12:9) и что поэтому горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел дьявол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени (Откр.12:12). Этот-то дракон зверю, выходящему из моря, т. е. антихристу, дал силу свою и престол свой, и великую власть (Откр.13:1–2). Этому зверю дано вести войну со святыми и победить их; и дана ему власть над всяким коленом, и народом, и языком, и племенем (Откр.13:7). Даже помощник его или зверь, выходящий из земли, говорит как дракон; действует пред ним со всей властью первого зверя; … и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю пред людьми; и чудесами, которые дано было ему творить пред зверем, он обольщает живущих на земле (Откр.13:11–14). Но и сам сатана и антихрист, в которого он вложит всю свою силу, и помощник антихриста, не уступающий последнему в безбожной, чародейской и обольщающей силе и власти, не могли бы в столь короткое время, именно в сорок два месяца (Откр.13:5), распространить безбожие по всей земле, если бы успехи их деятельности не были подготовлены предшествующим погружением человечества во зло, предшествующим распространением в человечестве антихристианского и богопротивного духа. Как ни сильна ярость дьявола, предвидящего конец своего владычества на земле; как ни велика сила и власть антихриста, который, и получивши смертельную рану, исцеляется (Откр.13:2–3); как ни изумительно это чудо, так что вся земля дивилась и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему, и кто может сразиться с ним (Откр.13:3–4)? Как ни поразительны прочие чудеса антихриста и его помощника (2Сол.2:9; Откр.13:15); как ни страшны кровожадный деспотизм и безграничное насилие у двух апокалипсических зверей в отношении ко всем людям (2Сол.2:4 и Откр.13 гл.); как ни коварны и ни обольстительны их слова и действия (2Сол.2:10; Откр.13:13–14); как ни дерзко самообоготворение антихриста, опирающееся на власть и силу сатаны, на богохульную гордость, на поразительные чудеса, на необычайную хитрость, на победу над святыми и на преклонение пред ним всей земли (2Сол.2:4 и Откр.13 гл.): но и яростное могущество дьявола, и чудеса, хитрость, гордое богохульство, кровожадная власть и непреодолимая сила обоих зверей не подчинили бы им в самое короткое время всей земли и не отторгли бы почти всего человеческого рода от Бога, если бы человечество уже не было предрасположено к отпадению от Бога и Христа и к переходу в царство сатаны. А такое безбожное и противохристианское предрасположение человеческого рода, имеющего быть пред концом мира, пред явлением антихриста, подготовится постепенно, частью самим историческим ходом развития и накопления зла, частью скрытой деятельностью дьявола, напряженность которой будет усиливаться по мере приближения земной истории человечества к концу и предугадываемого дьяволом конца своей власти на земле. Вот это то противохристианское и безбожное предрасположение человечества, имеющее быть и усилиться прежде явления антихриста и имеющее начаться, быть может, даже за долго до него, и будет ближайшей причиной и естественным источником безбожия, которое при антихристе распространится по всей земле; а раннейшие безбожные эпохи, как напр. безбожные эпохи прошлого и текущего века, равно как всякого рода антихристы и всякого вида антихристианство всех времён и мест, могут быть признаны отдаленными причинами печального нравственного и религиозного состояния человечества пред пришествием антихриста и, чрез подготовку этого состояния, отдаленными источниками безбожия последней страшной годины.

Наше мнение о постепенном подготовлении безбожной деятельности антихриста и чрезвычайных успехов ее предварительным распространением в роде человеческом безнравственности, безбожия и антихристианского духа подтверждается учением Св. Писания.

Так, Апостол Павел писал Тимофею: Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержаны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся... К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины... Сии противятся истине, люди развращенные умом, невежды в вере (2Тим.3:1–8). Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух, и обратятся к басням (2Тим.4:3–4). Дух ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил (1Тим.4:1–3).

Блаженный Феодорит, изъясняя первое из этих мест, относит, впрочем, предположительно, заключающееся в нем предсказание к своему времени. «Настоящее, думаю, предсказано Апостолом время, ибо жизнь наша исполнена сих зол и облекаясь в наружность благочестия, делами уготовляем из себя кумир лукавства; вместо боголюбивых стали сребролюбивыми, и любим рабство страстям; одним словом, в нас можно найти и прочее, что предрек божественный Апостол»15. Нельзя согласиться с этим изъяснением, как, впрочем, и сам Феодорит не вполне уверен в его истинности. Без сомнения, как в пятом веке, так и во всякое время, были, бывают и будут люди, описываемые Апостолом Павлом, и ещё больше всегда бывает людей, имеющих только нечто из указанных Апостолом дурных свойств, наклонностей и страстей. Были такие люди и при жизни Апостолов, как видно из тут же написанных слов Апостола Павла к Тимофею: таковых удаляйся (2Тим.3:5; ср. 2-е Петра). Но тогда было только в малой мере, только в зародыше зло, которое в ужасной широте и силе раскроется в последние дни. И может ли быть время, народ, место, где бы и когда бы не было таких людей? Но Апостол, очевидно, говорит не о всяких временах, а об определенной эпохе, которую он называет: «последние времена», «последние дни»; говорит, что эти времена будут «тяжкие» и что это предсказано Духом. Что этими «последними днями и тяжкими временами» не были времена Блаженного Феодорита, об этом нечего и говорить. Ясно, что Апостол говорит о временах, предшествующих кончине мира; ибо какой иной период времени можно назвать «последними временами», «последними днями»? Чтобы дать больше силы своим словам и возбудить в людях особенное внимание к ним и твердую веру в них, Апостол в доказательство их истинности ссылается на свидетельство самого Бога и называет это свидетельство ясным, т. е., не только истинным, но и не допускающим никакого перетолкования: Дух ясно говорит...; а это показывает, что Апостол говорит не вообще о тяжких эпохах, которые не раз приходилось и ещё придется переживать человечеству, a об одной определенной и притом исключительно тяжкой године. Нельзя под этой годиной разуметь уже приближавшихся в то время тяжких и страшных дней осады и разрушения Иерусалима Римлянами в 70-м году при императоре Веспасиане, – нельзя разуметь, несмотря на то, что Иисус Христос в одной и той же речи предсказал разрушение Иерусалима и погибель Иудеи и кончину мира (Мф.24 гл.; Мк.13 гл., Лк.21 гл.). Тимофей, которому были писаны вышеприведенные изречения, был епископом в Ефесе, а не в Иерусалиме и Ефесу жестокая участь Иерусалима и Иудеи не предлежала; притом же Апостол описывает не бедствия, а нравственное развращение и умственный упадок последних дней, и в таких чертах, которые не вполне соответствуют религиозному, умственному и нравственному состоянию Иудеев того времени; наконец, сама форма речи: будет время, в последние дни наступят времена тяжкие..., указывает на отдаленное время, тогда как от времени написания Посланий к Тимофею до разрушения Иерусалима оставалось только несколько лет16, и о богопротивном направлении духа иудеев следовало бы говорить в настоящем времени, если бы Апостол «последними временами и последними днями» называл последние дни Иудеи и Иерусалима. Сопоставление рассматриваемых изречений Апостола Павла со Вторым Посланием Апостола Петра, написанным приблизительно в то же время, ещё более и окончательно убеждает в том, что Апостол Павел именем «последних дней» и «последних времен» назвал времена пред кончиной мира. Предостерегая христиан от лжеучителей и людей, нравственно и умственно развращенных, подобно тому, как и Апостол Павел предостерегал от таких же людей Тимофея, Апостол Петр заканчивает свое Послание предсказанием о конце мира, говоря: «в последние дни» явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: где обетование пришествия Его! Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же. Думающие так не знают, что в начале Словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою; потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водой. А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человек... Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же разгоревшись разрушатся, земля и все дела на ней сгорят (2Пет.3:3–7,9,10); и дальше прибавляет: как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях (2Пет.3:15–16), подразумевается – во всех тех посланиях, в которых есть речь о кончине мира и о последних или предшествующих ей временах, а именно: в Первом Послании к Коринфянам, в обоих к Тимофею, меньше в Посланиях к Евреям и к Римлянам, а попутно и краткими словами также и в других посланиях. В последних словах Апостола Петра две мысли: в первой половине их, в стихе 15, он говорит, что и Апостол Павел написал об этом, т. е., о долготерпении Господа, о втором Его пришествии и конце мира; во второй половине изречения, в стихе 16, он добавляет, что об этом же Павел говорил и во всех своих посланиях. Очевидно, в 15-м стихе Апостол Петр говорит о недавнем написании Павлом того, что последним и прежде было говорено в прочих посланиях. Но из всех посланий Апостола Павла, в которых прямо и нарочито говорится о последних временах, только оба Послания к Тимофею писаны в одни годы со Вторым Посланием Петра, а именно – Первое Послание, как думают, написано в 64 или 65 г., а Второе – пред самой смертью, в 67 г. Притом Второе Послание послано из Рима, откуда, по-видимому, писано и послано и Второе Послание Петра, и тоже незадолго до смерти Петра (2Петр.1:14). А так как Апостолы Павел и Петр пострадали в Риме одновременно, при Нероне, в 67 или в 68 году, то можно полагать, Второе Послание Петра писано приблизительно одновременно со Вторым Посланием к Тимофею и не долго спустя после Первого Послания к Тимофею. Напротив, оба Послания к Фессалоникийцам и Первое к Коринфянам, в которых нарочито говорится о последних временах были написаны еще в первую половину пятидесятых годов. Одинаковое выражение «последние дни», употребленное как во Втором Послании к Тимофею, так и во Втором Послании Петра, а также сходство характеристики лжеучителей и развращения людей в двух этих посланиях сближают эти послания между собой и ещё более подтверждают мысль, что в Посланиях к Тимофею под последними временами и днями нужно разуметь времена пред кончиной мира.

Но хотя и ясно, что выражениями: «последние дни», «последние времена», Апостолы Павел и Петр означают не современные им дни Нерона и не дни разрушения Иерусалима и рассеяния иудеев, и еще меньше 5-й в., или какую иную из последующих эпох, а называют именно времена пред кончиной мира; но сами по себе эти выражения довольно неопределенны, потому что не указывают, какой собственно и сколь продолжительный период времени в них разумеется. Естественно возникают вопросы, разумеется ли под последними днями и последними временами сами последние дни мира, т. е., краткое время сорокадвухмесячного царствования антихриста или неопределенный период времени, предшествующий этой окончательной и страшной године, или же вместе разумеются и эта година и непосредственно предшествующие ей времена.

По нашему мнению, первое предположение наименее вероятно. Bo 1-х, Апостол Павел ни в Первом, ни во Втором Послании к Тимофею совсем не говорит об антихристе, а едва ли он умолчал бы о нем при описании безнравственности людей в последние дни, если бы под последними днями разумел исключительно время антихриста. Во 2-х, представленные им упадок и извращение религиозного, нравственного и умственного состояния людей в последние дни, как они ни печальны и ни глубоки, всё-таки не имеют тех резких черт совершенного, всеобщего и страшного богоотступничества, какое будет во дни антихриста по изображению 13-й главы и других мест Апокалипсиса. В Посланиях к Тимофею изображается, так сказать, полуотступление людей от Бога, а во дни антихриста будет полное отступление людей от Бога, – полное и огромностью числа отступников (Лк.18:8; Откр.13 гл.), и дерзостью проявления (Откр.13; 16:9–11,21). Напр., во Втором Послании к Тимофею люди последних дней называются более сластолюбивыми, нежели боголюбивыми и имеющими вид благочестия, хотя и не имеющими силы его (2Тим.3:4–5); а во дни антихриста люди прямо будут покланяться дракону или сатане и антихристу, который объявит себя Богом (Откр.13:3–8; 2Сол.2:4), и будут хулить Бога (Откр.16:9,11). В 3-х, состояние безнравственности и нечестия людей последних времён в Посланиях к Тимофею представляется как бы долговременным; напр., люди представляются всегда учащимися и никогда не могущими дойти до познания истины (2Тим.3:7), а такой оборот речи не может быть применен только к дням антихриста, которые продолжатся всего три с половиной года. В 4-х, во Втором Послании к Фессалоникийцам Апостол Павел говорит, что день Христов не придет до тех пор, доколе не придет прежде отступление, и не откроется человек греха... (2Сол.2:3), т. е., антихрист. Последовательный ход речи Апостола дает указание, как нужно понимать ее. Сначала (πρῶτον) придет отступление (ἡ ἁποστασία), потом явится человек греха, и затем уже придёт день Христов. Изъясняя так слова Апостола, мы относим слово πρῶτον только к тому предложению, в котором оно стоит. Впрочем, если его отнести не только к явлению отступления, но вместе с тем и к откровению человека греха, т. е., допустить такой смысл речи, что сначала придёт отступление и (сначала же) откроется человек греха, а потом придёт день Христов; то и в таком случае нет основания признавать понятие отступление тождественным с понятием человек греха, признавать эти слова синонимами. Апостол не отождествляет, а различает эти понятия, указывает не одновременность, а последовательность сначала явления отступления, а потом явления человека греха. Он не говорит слитно: «доколе не придет прежде отступление, человек греха, сын погибели» и т. д.; а говорит раздельно: доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха. Понятие «человек греха» не есть определительное к понятию «отступление», а особое и отличное от него понятие. Что по учению Апостола отступление не то же, что человек греха и будет предшествовать явлению последнего, это видно и из дальнейших слов Апостола. И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему (человеку греха) в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник... (2:6–8). Тайна беззакония в действии – это начатки того отступления, которое будет пред явлением антихриста; «тайна беззакония совершится» – это осуществление отступления. И тогда откроется беззаконник, т. е., явится антихрист, которого раньше Апостол назвал человеком греха. Если таким образом явлению беззаконника предшествует совершение, полное проявление тайны беззакония и эта имеющая совершиться тайна беззакония не то же, что сам беззаконник, то ясно, что и отступление, о котором сказал Апостол раньше, не то же, что человек греха, а будет предшествовать ему. Как беззаконник есть то же самое лице, что и человек греха: так и тайна беззакония в своем осуществлении есть то же, что отступление. Слова Апостола о тайне беззакония и её совершении и об удерживающем явление антихриста служат пояснением и распространением слов об отступлении. Апостол поучает Фессалоникийцев не бояться слухов, будто наступает день Христов: по учению Апостола этот день не придёт до тех пор, пока не придёт предварительно отступление и пока не откроется человек греха. Дальше Апостол говорит, что это он и раньше им говорил и что едва ли они забыли это. He помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это (2:5)? В этом вопросе выражается уверенность, что они не забыли слов Апостола. Далее он и прямо выражает эту уверенность, говоря: И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время; а затем говорит о том, что не дозволяет ему открыться, о тайне беззакония и об удерживающем, т. е., о том, что им было говорено, когда Апостол был у них, что они помнят и сами знают и о чём он опять напоминает, с той целью, чтобы они твердо верили его словам. По учению Апостола, наступить дню Христову препятствует то, что не пришло ещё отступление и не открылся человек греха. Это – общее положение. А дальше Апостол раскрывает его частнее, говоря о том, что препятствует явиться человеку греха или беззаконнику теперь, – препятствует то, что, хотя тайна беззакония уже в действии, но ещё не совершилась, а не совершится она до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. Как только тайна беззакония совершится и удерживающий будет взят от среды, так придёт беззаконник, а затем придёт Иисус Христос. И выше Апостол говорил, что сначала придёт отступление, откроется человек греха и наконец наступит день Христов. Очевидно, что в словах о тайне беззакония и об удерживающем говорится о том же предмете, что и в словах об отступлении, только пространнее. И как тайна беззакония в её совершении будет предшествовать беззаконнику, т. е., антихристу: так и отступление будет предшествовать человеку греха, т. е., тому же антихристу. Говоря иначе: отступление – это то же, что тайна беззакония. Тайна беззакония, начавшая действовать, соответствует начаткам отступления: и при Апостолах, и в последующие времена было отступление, только незначительное; а тайна беззакония, имеющая проявиться в полности, соответствует тому повсеместному отступлению, которое будет пред явлением антихриста. – Постановка пред словом ἀποστασία члена , что показывает, что Апостол говорит о каком-то определенном отступлении, объясняется тем, что читателям Послания это понятие было уже раньше раскрыто и стало известно из устной беседы с ними Апостола.

Подтверждение нашего толкования, что отступление не есть антихрист, а будет предшествовать ему, мы находим в следующих словах Св. Кирилла Иерусалимского: «Ныне есть отступление, потому что люди отступили от правой веры, и одни возвещают сыноотечество, а другие осмеливаются говорить, что Христос приведен в бытие из несущих. И прежде еретики были явные, а ныне Церковь наполнена еретиками скрытными, потому что люди отступили от истины и льстят слуху (2Тим.4:3,4). Если слово потворствует им, слушают с удовольствием; а если слово о обращении, все отвращаются. Большая часть отступила от правых учений, скорее избирают худое, нежели предпочитают доброе. Это и есть отступление. Посему должно ожидать врага и он начал уже отчасти посылать своих предшественников и готов придти за добычею»17. Ясно, что Св. Кирилл под именем отступления разумел то нечестье и неверие в людях, которое будет предшествовать явлению антихриста.

Правда, по толкованию других св. отцов и учителей, Апостол отступлением назвал самого антихриста. Так изъясняли это слово Златоуст, Феодорит, Феофилакт Болгарский18 и Августин19. Но они в своих толкованиях выходили из общего понятия об отступлении и антихристе, упуская из виду подробное изъяснение поставленных слов. Изъясняя только основную мысль Апостола, что дню Христову будет предшествовать отступление и явление антихриста, можно сближать понятия отступление и антихрист; потому что они имеют между собой много общего. Отступление подготовит явление антихриста; отступление будет продолжаться и при антихристе и даже достигнет при нем своей вершины; виновником умножения отступления будет антихрист; в нём самом отступление достигнет до ужасающей силы и чрез него же оно дойдёт до страшных размеров в его царстве. Поэтому антихриста можно назвать отступлением. Златоуст потому и назвал его отступлением, что «он имеет погубить многих и привести к отступлению»20. Точно также и Феодорит называет его отступлением по той причине, что он покусится всех довести до отступления от истины»21. Отступлением называется всякое богоотступничество и в особенности то, которое будет пред явлением антихриста, так как оно будет чрезвычайно сильно; об этом отступлении и говорит Апостол Павел. Но и сам антихрист может быть назван отступлением, потому что в нем, при нём и чрез него предваряющее его отступление дойдет до тех пределов, дальше которых оно идти уже не может. Очевидно, что понятие отступление есть более широкое и более общее понятие, нежели понятие антихрист, когда его называют отступлением. Антихриста по его происхождению, характеру и деятельности и по характеру его царства можно назвать отступлением, но наоборот – назвать отступление антихристом нельзя; его можно назвать только антихристианством. Поэтому протестанты и русские беспоповцы, отождествляя отступление с антихристом, уча, что антихрист не есть лицо, а богоотступление людей, богоотступнический дух времени, противоречат учению Св. Писания и погрешают против логики в виду того, что в Св. Писании отступление и антихрист не отождествляются. В частности, и в рассматриваемом изречении Апостола Павла понятие отступление ясно не отождествляется с понятием человек греха. Это указывается не только отличием в дальнейшей речи тайны беззакония от беззаконника, но и поставлением при слове отступление иного предиката, нежели при словах человек греха, а также заметной раздельностью двух рядом стоящих предложений с подлежащими отступление и человек греха.

Второе предположение, т. е., что термин «последние времена», «последние дни» означает период времени, предшествующий царствованию антихриста и подготовляющий его, не может быть принято; потому что один этот период не составляет ещё последних дней, так как за ним следуют дни антихриста.

Остается принять третье предположение, что под «последними временами» разумеются время антихристово вместе с подготовляющим явление антихриста временем отступления. Апостол Павел в Посланиях к Тимофею изображает религиозное, умственное и нравственное состояние людей, имеющее быть в течении неопределенного периода времени пред кончиной мира; и этот-то неопределенно долгий период времени он называет: «последние времена», «последние дни».

Неверие, маловерие, лицемерие, нечестие и безнравственность распространятся среди людей ещё раньше антихриста; а при антихристе они достигнут наивысшей степени и наибольшего распространения, и господства. Но Апостол не считал нужным отмечать ступени в развитии и распространении зла в последние времена, а только указывает характеристические черты состояния зла во всё продолжение этих времен. Так как период деятельности антихриста отчасти будет сходен с предшествующим ему временем, но будет также и значительно отличаться от него многими особенностями и так как Апостол, характеризуя длинный период, указывал общие черты духа времени, брал, так сказать, средние величины, то его характеристика людей конца истории больше относится к временам, предшествующим явлению антихриста, нежели к времени самого антихриста, когда явятся исключительные и совсем особые условия распространения зла, и когда последнее выступит опять таки в особых резких чертах. Одним словом, Апостол Павел в Посланиях к Тимофею в описании людей последних времен характеризует главным образом времена, предшествующие дням антихриста, но не исключает и эти последние: его характеристика людей последних времен отчасти служит характеристикой и дней антихриста. Времена, предшествующие антихристу, он описывает полностью; ко дням же антихриста его характеристика хотя и применима, но краски ее должны быть усилены и прибавлены многие новые черты, чтобы получилась полная картина дней антихриста.

* * *

1

Св. Кирилла, Архиепископа Иерусалимского, Слова Огласительные, Слово 15-е, § 4. Творения св. отцов в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии, т. XXV, стр. 252.

2

С именем Ипполитова Слова об антихристе известны два сочинения: одно подлинное, найденное в Реймсе в 1660 г. Марквардом Гудием, и тогда же изданное им в Париже; другое подложное, изданное целым столетием раньше, в 1557 г., каноником Ником с одного Венецианского кодекса. Первое озаглавливается так: Ιππολύτου ’Επισκόπου και μάρτυρας απὸδειζις περί Χριστοῦ καὶ αντίχριστου, т.е., Сказание (можно: изложение, слово) о Христе и антихристе. Второе носит следующее заглавие: Τοῦ μακαριοτάτου Ιππολύτου ἐπισκόπου καὶ μάρτυρος λόγος περὶ τῇς συντελεὶας τοῦ κόσμου καὶ περὶ τοῦ ἀντιχρίστου καὶ ἐις τὴν δευττέραν παρουσίαν τοῦ κυρίου ἡμν ’Ιησοῦ, т.е., Блаженнейшего Ипполита, епископа и мученика, слово о скончании мира, и об антихристе, и на второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Подлинность первого сочинения подтверждается: сходством мыслей его с мыслями других сочинений Ипполита, сходством его с учением учителя Ипполитова Иринея, признаками древности сочинения и заимствованием древними писателями изречений именно из этого сочинения. Кроме того, древние писатели сочинение Ипполитово, о котором у нас речь, называли или книгой об антихристе, – так назвал его Иероним, – потому что и на самом деле оно почти все посвящено изложению учения об антихристе, а о втором пришествии Иисуса Христа говорится только в трех последних главах или книгой о Христе и антихристе, т. е., давали ему то именно заглавие, которое носит изданное Гудием; так назвали его Иоанн Дамаскин и патриарх Фотий. Наконец, это сочинение – вполне православное и содержащееся в нем учение об антихристе согласно с учением других знаменитых отцов Церкви. Подложность сочинения, изданнаго Ником, доказывается тем, что в нем нет заимствования из сочинений Ефрема Сирина и других, позднее Ипполита живших писателей, что даже само заглавие его есть подражание заглавию Слова Ефрема: На пришествие Господне, на скончание мира и на пришествие антихриста (в русском переводе Слово 39-е, в славянском 105-е), что далее, в нем есть анахронизмы, странные и даже неправославные мысли и не свойственные Ипполиту обороты речи. Содержание подложного Слова буквально взято частью из подлинного Слова Ипполитова, частью из упомянутого Слова Ефрема Сирина, и потому только в некоторых отделах согласно с Словом Ипполита. По объему оно короче его, не смотря на прибавки из Слова Ефрема и других. Время происхождения подложного сочинения неизвестно: разные ученые относили его к 4, 5, 6, 7 и позднейшим векам. В Византии оно введено было в собрание или в годовой круг церковных поучений и поставлено как Слово в неделю Мясопустную, когда вспоминается второе пришествие Христово. В таком собрании поучений, известном у нас в старину под именем Соборник, оно явилось и в славянском переводе в России. На славянский язык было переведено и подлинное Слово Ипполита и притом очень рано. К. И. Невоструев 40 лет тому назад нашел в библиотеке Чудова монастыря пергаментную славянскую рукопись, относимую к XII или к началу ХIII в., содержащую подлинное Слово Ипполита. К сожалению, в первопечатные книги попало не подлинное, а подложное Слово, которое поэтому и слыло у нас очень долго за подлинное Слово, а подлинное было неизвестно. Общеизвестным и распространенным в России подложное Слово сделалось, потому что оно попало в греческих и в переведенных с них славянских рукописях в Соборник. Позже громкую известность и широкое распространение Слову Ипполита доставила полемика православных против раскольников, основавших на подложном Слове свой взгляд на антихриста, как воплощение сатаны, и другие неправильные мнения. Желающим узнать подробности о подлинном и подложном сочинениях Об

антихристе с именем Ипполита и познакомиться с самими сочинениями рекомендуем прекрасную книгу К. И. Невоструева, изданную в 1868 г. под заглавием: Слово Святого Ипполита об антихристе в славянском переводе по списку XII века, с исследованием о Слове и о другой мнимой Беседе Ипполита о том же, с примечаниями и приложениями. Книга содержит: греческий текст подлинного Слова, славянский перевод его XII в., русский перевод с греческого, сделанный Невоструевым, славянский текст подложного Слова, некоторые выписки из отцов и писателей церковных, ученое Введение и ученые Примечания к Слову и алфавитный указатель предметов, содержащихся в книге. Книга Невоструева имеет большую цену, как по ученому достоинству своему, так и по практическому значению для полемики против раскольников.

3

Глава или § 2.

4

Перечисление этих мнений см. в статье М. Богословского: Человек беззакония. Православный Собеседник, 1885 г, ч. 2, стр. 288 и 289.

5

Беседы на Второе Послание Св. Апостола Павла к Фессалоникийцам. Беседа четвертая, § 1.

6

По учению отцов и учителей Церкви последнее всемирное царство – царство Римское. Так учили: Св. Иоанн Златоуст (Беседы на Второе Послание к Фессалоникийцам. Бес. 4-я, § 1, Св. Ипполит, Епископ Римский (Сказание о Христе и антихристе, § 25, Блаж. Феодорит (Толкование на видение пророка Даниила. Отдел. 2-е и 7-е. В русском перев. ч. 4-я творений Феодорита, стр. 32–35 и 131–135), Блаж. Иероним (Commentarius in Danielem Prophetam. Mygne, Patrologiae Cursus completus, ser. lat., t 25, Col. 503–504 и 528–530), Св. Кирилл Иерусалимский (15-е Огласительное слово, § 13). Учение это основывается на том, что пророку Даниилу под видом четырех зверей львицы, медведя, барса и четвёртого безымянного зверя – представлены были четыре всемирных царства: Ассирийско-Вавилонское, Мидо-Персидское, Македонско-Греческое и Римское (Дан.7). Разуметь под этими зверями именно эти четыре монархии дают основание слова одного из предстоящих лиц, виденных Даниилом, объяснившему Даниилу по просьбе его смысл видения зверей: эти большие звери, которых четыре, означают, что четыре Царя восстанут от земли (Дан.7:17). Цари означают царства, которые они возвысят и которыми будут владеть. Кроме того, и состав огромного истукана, виденного Навуходоносором во сне, так же означает те же четыре царства, как объяснил Даниил Навуходоносору значение его сна: Ты, Царь, царь царей, которому Бог даровал царство…, ты – золотая голова. После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всей землей. А четвертое царство будет крепкое, как железо (Дан.2:31–45). Наиболее полное объяснение видения Даниилом четырех зверей и сна Навуходоносора об истукане мы находим у Ипполита. Вот его слова: «Сказавши о львице, выходящей из моря, пророк означил Вавилонское царство в мире (равно как и тем), что у оного тела глава была златая. После львицы видит второго зверя, подобного медведице: это были Персы, ибо после Вавилонян владычествовали Персы. Словами: три клыка во рту у него, показывает трёх народов – Персов, Мидян и Вавилонян; то же показывает в (виденном) теле после золота упоминаемое серебро. Потом третий зверь – рысь: это были Еллины. Ибо после Персов принял власть Александр Македонский, победивший Дария: он в теле означается медью. Замечая, что у него четыре птичьих крыла и четыре головы, очевидно указывает, как разделится царство Александрово: ибо в четырех головах разумеет четырех царей, восставших из него, так как Александр умирая разделил своё царство на четыре части. Потом говорит: зверь четвертый, страшный и ужасный, зубы его железные и ногти его медяны. Кто это, как не Римляне? Это есть железо – стоящее ныне царство (Римское): ибо голени его железны. После сего остается нам (объяснить) ступни ноги в теле, в коих часть некая железна и часть глиняна, смешанные между собой. Чрез пальцы ног его пророк таинственно показал царей, имеющих восстать из него, о чем говорит Даниил: Я рассматривал зверя того, и вот десять рогов сзади его, в них возникнет другой малый рог, как отрасль, и исторгнет три из прежних рогов. Сим показывается не кто другой, как антихрист, который также восстановит царство Иудейское. Три рога, говорит, будут исторгнуты им: это три царя Египетский, Ливийский и Эфиопский, которых он убьет на войне в сражении (Слич. Дан.11:43) ... Спустя немного придет с небес Камень, поразивший тело и сокрушивший оное, представивший все царства и давший царство святым Вышнего. Он сделался в гору великую и наполнил всю землю; о Нем говорит Даниил (Дан.7:13–14); показывает власть данную Отцом Сыну (Мф.28:18), Который поставлен царем небесных, земных и преисподних (Фил.2:10) и судьей всех... Когда же сбудется то, что и десять пальцев (у ног) истукана образуются в народные державы, и десять рогов четвёртого зверя разделятся на десять царств; тогда яснее увидели бы мы всё вышеуказанное и усмотрели бы это наглядно. Глава тела златая и (по другому видению) львица были Вавилоняне; плечи и мышцы серебренные и медведица – Персы и Мидяне; чрево и стегна медные и рысь – Еллины, принявшие власть со времен Александра; голени железные и зверь страшный и ужасный – Римляне, ныне обладающие; ступни ног из глины и железа и десять рогов означали имеющие быть (царства); рог один малый, возникающий в них – это антихрист: камень поражающий (тело и наполняющий) землю и несущий суд миру – Христос» (Сказание о Христе и антихристе, параграфы §§ 23–28). Десять рогов зверя и десять пальцев ног истукана, по учению Ипполита, означают десять царств, которые произойдут пред кончиной мира из Римской империи и которые поэтому представляют, как бы продолжение или видоизменение её. Ниже, в § 49, Ипполит прямо говорит, что Римская империя под конец мира распадётся на десять царств. Мысль эта заимствована Ипполитом у Иринея.

7

Любодейцу с надписью на челе: Вавилон великий (Откр.17) некоторые (напр. Св. Ипполит) принимали за Римскую империю или Рим. Но Андрей, Архиепископ Кесарийский, справедливо не соглашается признать это мнение правильным и думает, что эта любодейца с именем Вавилона «есть вообще земное царство, как бы в одном теле, или город, имеющий царствовать пред пришествием антихриста» (Толкование на Апокалипсис, гл. 53).

8

Сочинения Св. Иринея, Епископа Лионского. Изданы в русском переводе священником П. Преображенским. 1871 г. Пять книг против ересей, кн. 5, гл. 25 и 26.

9

Огласительное слово 15-е, § 12.

10

Творения св. отцов в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии, т. 14. Творения Ефрема Сирина, ч. 3, Слово 39 – На пришествие Господне, на скончание мира и на пришествие антихристово, стр. 25. В слав. Переводе, ч. 1, Слово 105.

11

Огласительное слово 15-е, § 3.

12

Более подробные сведения об этом предмете желающие могут почерпнуть в сочинении Д. Богдашевского: «Лжеучители, обличаемые в Первом Послании Апостола Иоанна. Киев, 1890 г.».

13

Беседы на Второе Послание Св. Апостола Павла к Фессалоникийцам. Беседа 4-я, § 1. Переведены при Санкт-Петербургской Духовной Академии.

14

Творения Блаженного Феодорита, Епископа Кирского, часть 7-я. Толкование на четырнадцать посланий святого Апостола Павла, 548 стр.

15

Творения Блаженного Феодорита, Епископа Кирского, ч. 7, стр. 723.

16

Оба Послания к Тимофею писаны в шестидесятых годах, незадолго до смерти Апостола Павла.

17

Творения Кирилла, Архиепископа Иерусалимского. Слова огласительные, Слово 15-е, § 9.

18

Первый в Беседах, а второй и третий в Толкованиях на Второе Послание к Фессалоконийцам.

19

Библиотека творений святых отцов и учителей Церкви западных, издаваемые при Киевской Духовной Академии, книга 18. Творений Блаженного Августина, Епископа Иппонийского, часть 6. О граде Божием, книга 20, гл. 19. Нужно заметить, что Августин под отступлением не мог не разуметь антихриста; потому что в том латинском переводе Нового Завета, который был у него под руками, в рассматриваемом месте греческое слово ἡ ἀποστασία неправильно переведено словом refuga, беглец; потому что именно это слово поставлено в тексте, который он приводит в своём сочинении.

20

Беседы на Послания Св. Апостола Павла к Фессалоникийцам, Беседа 3-я на Второе Послание, § 2.

21

Творения Блаж. Феодорита, Епископа Кирского, ч. 7, стр. 546. Толкование на Второе Послание к Фессалоникийцам, гл. 2-я.


Источник: Беляев А.Д. Отступление от веры в Бога в последние времена // Богословский вестник. 1893. Т. 2. № 6. С. 396–428.

Вам может быть интересно:

1. Вера патриархов и отцов иеромонах Пантелеимон (Успенский)

2. Памятники прений о вере, возникших по делу королевича Вальдемара и царевны Ирины Михайловны профессор Александр Петрович Голубцов

3. Религиозные сомнения наших дней. Т. 1 протоиерей Александр Введенский

4. Об основных истинах христианской веры профессор Николай Павлович Рождественский

5. В вере ли вы священноисповедник Сильвестр (Ольшевский)

6. Православный Символ веры. Религиозно-философские размышления епископ Исидор (Богоявленский)

7. Речь перед защитой диссертации «Вера в Бога, ее происхождение и основания» Алексей Иванович Введенский

8. Вера и дела профессор Николай Семёнович Суворов

9. Изложение символа веры православной восточной Кафолической Церкви Андрей Николаевич Муравьёв

10. Об отношении между верою и добрыми делами епископ Герасим (Добросердов)

Комментарии для сайта Cackle