Библиотеке требуются волонтёры

Учение о благодати божьей в творениях свят. отцов и учителей церкви до бл. Августина.

Благодать Божия есть понятие, употребляющееся в широком и тесном смысле. В широком смысле оно употребляется в Св. Писании и у св. отцов и учителей церкви как восточных так и западных до бл. Августина, а греческих – и после него в течение всего святоотеческого периода, в тесном же смысле оно начинает входить в общее употребление на западе со времен пелагианских споров.

Вслед за священными писателями древние св. отцы и учители церкви созерцали благодать Божию в ее, так сказать, историческом проявлении и 1) со стороны ее источников: первовиновника ее Бога Отца – предустроителя всего; второй вины Сына – устроителя и Духа Св. – совершителя и освятителя, дарователя благодати Отчей и Сыновней. Рассматривая же благодать 2) со стороны проявлении творческо-спасающего действия Триединого Бога во все времена бытия мира, древние святые отцы усматривали совместное и вместе особое действие Сына и Духа во всех моментах бытия всего разумного мира как высшего, ангельского, так и низшего, человеческого (благодать в творении и устроении мира ангельского и в создании человека), затем – в Ветхом Завете (ветхозаветная благодать, меньшая) в богоявлениях, откровениях, пророчествах, и в Новом Завете (благодать высшая, большая) в воплощении Сына Божия, Его уничижении, совершеннейшем Богооткровении и просвещении, в искуплении и наконец, в нисшествии Духа Утешителя в мир для устроения спасения каждого отдельного человека, для его освящения, причем выдвигали на вид преимущественное, хотя не исключительное действие освящения нас Духом Св. Словом, для древних Отцов говорить о благодати Божьей значило то же, что изображать многообразные дела премудрости, благости и человеколюбия Божия на пространстве всего бытия и жизни мира разумного. Правда, они не опускали из внимания в частности и совершаемого силою Духа Св. усвоения нам спасения во Христе. Говорили и о совокупном действии силы Божьей с силами человеческими, намечали и различали и моменты благодатного воздействия и соответствующих сему воздействию движений в душе человеческой, изображали и процесс постепенного преспеяния человека облагодатствованного. Но все это составляло у них только часть широкого, многосоставного целого и притом часть последнюю, заключительную, на которой они хотя и останавливались, но не исключительно, даже не преимущественно и во всяком случае сравнительно не надолго.

Со времени появления пелагианства и борьбы с ним и с его отпрысками, по требованию обстоятельств и нужд времени, а также и по складу западного ума, происходит перемена в точке отправления, при рассуждениях о благодати. То, чем древние отцы заключали свое созерцание, начинает, служит началом, исходным пунктом. Благодать начинает быть рассматриваема частнее – как сила Св.Духа вспомоществующая нашим силам в усвоении спасения, и процесс спасения, слагающийся из совокупного действия благодати и человеческой воли делается предметом преимущественного внимания и рассмотрения. Начинается обсуждение степени участия того или другого деятеля, времени начала их действия и т. д. При этом хотя не отрицается участие Отца и Сына в нашем освящении, но изображение этого участия не сосредоточивает уже на себе такого внимания, как у древних Отцов востока. От Отца не идут чрез Сына к Духу, а от Духа не восходят чрез Сына к Отцу, подобно древнему святоотеческому созерцанию, а от Духа Св. идут к человеку и здесь останавливаются, анализируют перемены, происходящие в нем от действия благодати и от известной доли собственного его участия и усилий в деле спасения.

Не одними только данными Св. Писания и не одним только присущим древним отцам складом ума и высоко развитою созерцательною способностью объясняется вышеуказанное направление святоотеческой мысли до бл. Августина, но и обстоятельствами времени: борьбою с иудейством и языческими воззрениями, с гностическими и манихейскими заблуждениями, с антитринитарными ересями. Нужно было показать, что Бог-Отец чрез Сына и Духа есть творец мира, виновник обоих заветов – Ветхого и Нового, со всеми их дарами, благодатью, что Он чрез Сына и Духа создал, устроил, совершил и доселе совершает все в мире и чрез Них именно, т.е. чрез Сына и Духа, являет Триединое свое божество в делах творения, промышления, искупления и освящения. Таким образом, широта в созерцании благодати Божьей и ее проявлений обусловливалась столько же данными Св. Писания и складом ума древних Отцов востока, а отчасти и запада (не исключая Тертуллиана и Киприана), сколько и обстоятельствами и нуждами времени.

Точно то же нужно сказать и о последующем, начиная с пелагианских споров, направлении богословской мысли. Вместо востока выступает запад со своими запросами, нуждами времени и со своим особым, отличным от восточного, складом ума – практического. Поднимаются вопросы частнейшего сотериологического характера – о благодати и человеческой воле, в их взаимных отношениях. Начинаются многовековые труды запада по сотериологии, напоминающие великие и также многолетние труды греческого востока в области теологии и христологии, хотя и менее последних удачные, неизменно вращавшиеся около благодати и человеческой воли и вообще человеческих сил в союзе с божественною силою (благодатью). Сотериологические вопросы составляли, можно сказать, жизненный нерв средневековой схоластики; они же выступили на первый план в период реформации и оттенили главнейшие особенности римского и протестантского вероучений. Те же вопросы продолжали волновать и потом как протестантский мир (споры между приверженцами Лютера и Меланхтона, так называемые синергистические споры), так и римских богословов (янсенистские и иезуитские споры конца XVІІ и в XVІІІ вв.). Результатом всей этой работы западной богословской мысли было появление большого количества развитых и стройных, хотя более или менее и односторонних, систем сотериологического учения.

Сотериологические труды запада далеко немаловажны для богословия, несмотря на их, в большинстве случаев, односторонность. Благодаря именно им, учение о благодати Божьей приобрело в системе догматического богословия обособленность, явилось в качестве особого отдела системы и получило ту постановку, в какой оно трактуется в науке в настоящее время – не только на западе, но и у нас, в богословии нашей православной восточной церкви.

Такая постановка означенного учения не только весьма естественна для запада, но необходима и обязательна и для нашего православного богословия. Изменить ее и всецело перейти к древнеотеческому восточному широкому созерцанию значило бы отказаться от удовлетворения настойчивых нужд времени, от выяснения отличий нашего православного сотериологического учения от учения западных вероисповеданий и от формулирования первого путем отрицания того, что есть ложного в последнем.

Тем не менее, если для кого, то именно для православного богослова весьма полезно и даже необходимо по временам сходить с точки зрения тесного смысла учения о благодати Божьей и обращаться к древнеотеческому учению, которое было плодом глубокого, многостороннего созерцания, пламенного воображения и живейшего чувства благоговения и благодарности к Богу за все великие Его благодеяния (благодать) к роду человеческому. Древнее святоотеческое созерцание, как живая вода, оплодотворит нашу сухую и вялую мысль, яснее обнаружит уклонение западного богословия от истинного Боговедения, даст надежное оружие в борьбе с западными лжеучениями в области сотериологии и сверх того придаст учению о благодати Божьей в науке догматического богословия характер наиболее отвечающий задаче и целям этой науки вообще и отделу о Боге освятителе в частности, т.е. характер учения более теоретическо-теологического, чем практически-нравственного, каковым оно является здесь и на западе, и у нас. Таким образом, возможное и до известной степени простирающееся объединение обеих точек зрения представляется нам идеальной целью науки догматического богословия в данном отделе. Формулирование же православно-догматического учения о благодати, соответственно указанной задаче 23 , конечной целью науки.

Для ознакомления с святоотеческим широким созерцанием благодати Божьей и для восстановления по возможности цельной ткани святоотеческих на этот предмет воззрений (ткани, отрывки которой, в виде как бы пестрых лоскутков, образуют обыкновенно приставки к положениям догматической науки), берем на себя труд изложить учение о благодати Божьей в творениях древних св. Отцов и учителей церкви до бл. Августина, именно: 1) мужей апостольских, 2) древнейших апологетов, 3) св. Иринея Лионского , 4) Тертуллиана, 5) св. Киприана Карфагенского, 6) Климента Александрийского, 7) Оригена, 8) св. Кирилла Иерусалимского, 9) св. Василия Великого, 10) св. Григория Богослова, 11) св. Григория Нисского, 12) пр. Макария Египетского и 13) св. Иоанна Златоуста.

Но так как святоотеческое учение, как вообще, так и в данном случае, питалось словом Божьим и развивалось на почве Св. Писания не только в отношении содержания, но и формы и способа выражения, то прежде всего, следует изложить библейское учение о благодати Божьей. Только при свете Св. Писания, при сближении с ним становится вполне понятным святоотеческое о ней учение во всей его широте и характерных особенностях. А потому учение Св. Писания требует особенного к себе внимания не только по безотносительной своей важности, но и по теснейшей с ним связи святоотеческого раскрытия.

* * *

23

Нельзя признать существующее в нашей богословской науке формулирования учения о благодати вполне совершенным. Правда, у нас ость весьма ценный, превосходный опыт такого формулирования в труде о. протопресвитера И.Л.Янышева – „Православное христианское учение о нравственности“ (Москва 1887), но – с точки зрения задачи и целей нравственного богословия, а не догматического, и хотя означенный труд дает много ценного и для последнего, но не избавляет догматическую науку от разработки вопроса со стороны ее собственных требовании и задач; на что и указано в этом труде.


Источник: Учение о благодати божией в творениях древних св. отцев и учителей церкви до бл. Августина : Ист.-догмат. исслед. А. Катанского. - Санкт-Петербург : тип. А.П. Лопухина, 1902. - [2], VI, 331 с.

Комментарии для сайта Cackle