святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Историческое учение об Отцах Церкви. Том I

См. также: Том II * Том III

Содержание

Введение
§ 1. Понятие об отцах церкви
§ 2. Частные свойства отцов церкви: по отношению к уму – христианская образованность
§ 3. По отношению к воле – святость
§ 4. Духовное помазание и ограничения его
§ 5. а) Отношение отцов к св. Писанию
§ 6. б) Отношение к Церкви
§ 7. Отеческий период: разность отцов и отличие их от других лиц
§ 8. Учение об отцах церкви: частные предметы его: жизнь отцов, обзор сочинений
§ 9. Значение догматического учения отцов в историческом учении об отцах. Рассмотрение подлинности сочинений
§ 10. Периоды истории отцов и общие обзоры
§ 11. Важность учения об отцах
§ 12. Пособие для учения об отцах

Период первый

Отделение первое. Век мужей апостольских Общее обозрение § 13. Понятие о мужах Апостольских, их способы к просвещению. § 14. Предметы деятельности § 15. Характер сочинений и число мужей Апостольских Частное обозрение § 16. Жизнь св. Климента § 17. Характер его, как учителя церкви; первое послание к Коринфянам; содержание сего послания § 18. Второе послание к Коринфянам и два другие сочинения, не вполне или совсем не принадлежащие ему § 19. Св. Игнатий Богоносец § 20. Семь послания св. Игнатия: слог их и общее содержание § 21. Предметы веры и деятельности, излагаемые при раскрытии главных мыслей. Подложные послания § 22. св. Поликарп Смирнский § 23. Послание к Филадельфийцам – и другие сочинения § 24. Эрм § 25. Его книга – Пастырь § 26. Св. Варнава – писатель послания § 27. Послание его § 28. Св. Кодрат епископ Афонский: жизнь его, апология, послание к Диогнету § 29. Св. Папий Иерапольский Второе отделение. С 140 до 312 года Общее обозрение § 30. Предметы занятий: а) защищение веры против язычников и Иудеев § 31. б) Обличение еретиков – и в) исследования по канону св. писания § 32. Пособия просвещению необычайные и обыкновенные § 33. Училища в Александрии, Кесарии и другие § 34. Направление учителей, и перечень отцов Частное обозрение § 35. Жизнь св. Иустина § 36. Сочинения: 1-я апология § 37. Вторая апология; увещание к эллинам; сочинение о воскресении § 38. Разговор с Трифоном § 39. Потерянные сочинения Св. Иустина; сочиненные сомнительные и подложные § 40. Характер Св. Иустина – учителя, важность сочинений его § 41. Св. Феофил Антиохийский § 42. Сочинение его – книга о вере, ее содержание и важность § 43. Мелитон Сардийский § 44. Сочинения его; о каноне, ключ § 45. Апология о воплощении Христовом; подложное сочинение § 46. Дионисий, Коринфский Епископ § 47. Аполлинарий, епископ Иерапольский § 48. Св. Ириней, епископ Лионский: жизнь его § 49. Сочинения Св. Иринея; содержание сочинения против ересей § 50. Характер Св. Иринея как учителя; важность его сочинений § 51. Серапион, епископ Антиохийский § 52. Ипполит: жизнь его § 53. Св. Ипполит, как учитель; сочинения его: а) исторические и для благочиния церковного § 54. б) Догматико-полемические: против ересей и против Верона § 55. Сочинение об антихристе, Беседа на Богоявление § 56. в) Toлкование св. Писания; сочинения подложные § 57. Св. Киприан: жизнь его § 58. Характер и сочинения: а) для Пастыря, девственников, страждущих и падших § 59. Апологетические сочинения § 60. Против ереси и раскола: о единстве Церкви; замечание на  это сочинение и на решение вопроса о крещении еретиков; книга к Донату о крещении; учение о других предметах веры; подложные сочинения § 61. Григорий Чудотворец: жизнь его § 62. Сочинения Сочинения Чудотворца известные ныне § 63. Св. Дионисий Александрийский § 64. Знаменитость его; сочинения о своем времени, назидательные для всех; о благочинии; догматическое учение § 65. Против хилиастов, толкование Писания, подложное сочинение § 66. Архелай, епископ Касхарский § 67. Св. Феона, епископ Александрийский § 68. Св. Филей, епископ Тмуитский § 69. Григорий, просветитель Армении § 70. Св. Памфил мученик § 71. Св. Лукиан М., подвиги жизни его § 72. Исправление греческого текста Библии § 73. Апология, Символ веры и др. сочинения § 74. Жизнь Мефодия Тирского; сочинения его § 75. Догматическое учение § 76. Праздник дев; объяснение писания; сомнительные сочинения и сочинение подложное § 77. Св. Петр Александрийский Приложение. Знаменитейшие учители § 78. Тертуллиан: жизнь его § 79. Характер и заблуждения его § 80. Лучшие сочинения: апологетические – апологетик и свидетельство души § 81. б) Полемико-догматические: о давности против еретиков, о крещении § 82. Против Праксея и Маркиона § 83. в) Нравственные сочинения – о покаянии, о молитве, о зрелищах § 84. Климент Александрийский: жизнь его § 85. Сочинения его: увещания язычникам. Наставник юношей § 86. Строматы: значение названия и сочинения, внимание древних к сочинению, содержание каждой из 7 книг сочинения; о 8-й книге § 87. Кто из богатых спасется? Ипотипозы и др. сочинения § 88. Характер его как учителя  § 89. Ориген адамантовый: жизнь его. а) до неудовольствий с епископом Дмитрием § 90. б) Со времени неудовольствий до кончины § 91. Качества его и труды: для св. Писания а) филологические § 92. б) Исторические; сведения о каноне § 93. Толкование писания и правила толкования § 94. Апологетические труды Оригена: сочинение против Цельса § 95. III. Нравственные сочинения и IV. Догматические; произвольные мнения Оригена; верное учение: заключение о нем
Введение
§ 1. Понятие об отцах церкви
Чтобы составить себе понятие о том, что такое историческое учение оба отцах церкви, надлежит наперед составить понятие о самых отцах церкви.
С первого взгляда понятно, что наименование отца в учении об отцах церкви – наименование не собственное. Еще в глубокой древности почтительное наименование отца давали наставникам и учителям истины, и это значило более, нежели одну почесть. Сим выражали то, что как обыкновенный сын одолжен обыкновенному отцу жизнью физической, достойный ученик достойному учителю одолжен бывает рождением для жизни достойной человека, образованием высших сил души; сим вместе выражали и образ взаимных отношений учителя и ученика: учитель называл ученика сыном, – это был голос души искренней и любящей; ученик называл учителя отцом и выражал тем покорную доверенность к учителю, ту доверенность, под условием которой совершается самое образование ученика. Эти названия слышим мы в ветхозаветном откровении: Отче, Отче взывает Елисей к удаляющемуся на небо пророку–учителю (4Цар.2:12). Там известны нам сыны пророческие – ученики пророков. (4Цар.4:1,14; 2:5,7,15; 4:38). С особенной полнотой выражают глубокомысленное значение отца и сына Премудрость Божья у Соломона: Сыне, аще приим глагол моея заповеди, скрыеши в себе, послушает премудрости твое ухо и приложиши сердце твое к разуму: тогда уразумееши страх Господень и познание Божьe обрящеши (Прит.2:1,2,5. сл. 3:1).
Такое употребление наименования отца и сына принято и в церкви христианской и принято в полной чистоте и обширности значения, так как мысли и чувствования, соединявшиеся с теми названиями, более, нежели где-либо, освящаются в Христианстве. Υίος δε πᾶς ὀ παιδέυομενος καζ’ υπακοήν τϐ παιδέυοννος. «сын есть всякий тот, кто учится с покорностью учителю», так говорит Климент Александрийский.1
Соединяя такое понятиe об отце, как учителе с мыслью о церкви Христианской, получаем понятие об отце, как о наставнике Христовой церкви. Церковь Христова есть царство истины и святости, основанное Xристом Господом и силой Св. Духа, действующего чрез избранных своих, всегда живое в членах своих (1Пет.2:4,5; 2Кор.6:8; 1Тим.3:15; Еф.2:20–22); а высокая честь быть избранными орудиями Духа Божьего предоставлена отцам церкви. Так, отец Церкви есть тот, кто учит и образует под влиянием Духа Божьего, по правилам, данным церкви Духом Св. В ряду великих действователей – отцов Апостолы Христовы без сомнения занимают первое место и Ап. Павел сам именовал себя отцом церкви коринфской: аще бо и многи пестуны имате о Христе, но не многи отцы: о Христе бо Иисусе благовествованием аз вы родих. (1Кор.4:15).2 Но Апостолы не только устрояли наставлениями живые храмы живого Бога в сердцах современников, но их наставления по тому самому, что были непосредственной волей Христа и сами они находились под особенным управлением Духа Утешителя, составляют непреложный закон для всей церкви Христовой; посему и составляют они особенный, высший, разряд действователей, – с особенным именем посланников Христовых – Аностолов. (Еф.4:11; 1Кор.12:28). Отцами же церкви Христианской собственно именуются следовавшие за Апостолами учители церкви, оставившие последующим временам свои писания с силой возрождать духовных чад о Христе; это те преемники духа апостольского, которые и могли по дарованиям богопросвещенного ума и хотели по благодатной чистоте души предлагать и предложили в писаниях чистую истину Христову, семя Божье, действующее во спасение. О таком значении отца говорил, между прочими мудрый Василий в., когда находит в Христианстве духовных отцов (πατερες πνευματικοι) и говорить: «кто восприемлет от кого-либо образ благочестия, тот как бы образуется (διαπλαττεται) им».3
§ 2. Частные свойства отцов церкви: по отношению к уму – христианская образованность
В общем понятии об отцах церкви нетрудно различить частный черты их. Так как отцы церкви должны рождать и воспитывать для истины Христовой чад, или что тоже, возводить людей на высшую степень духовного образования: то это показывает, что в них самих необходимо предполагается высшая степень духовной образованности, что они обладают тем духом, который должны сообщать другим, в большей мере. Спаситель сравнивает как Апостолов, так и преемников их с светом, которым должен освещаться мир. (Мф.5:14). Как же без ясного знания веры Христовой, без способов к тому, чтобы отвечать всякому вопрошающему о вере, могли бы отцы церкви быть таким светом? Знания, приобретенные частным человеком из опыта своего и только для себя самого, могут быть сколько-нибудь достаточны для собственного его спасения: но для того, чтобы руководствовать к истине Христовой целые тысячи, надобно иметь много сведений, много читать и много размышлять (1Тим.4:13–16). Впрочем образованность, какую естественно предполагать в отце церкви, должна собственно относиться к делу истины Христовой. Совершенно вопреки понятию об отцах церкви поступили бы, когда бы стали смотреть на них, только как на литераторов, упуская из внимания силу Христианского духа: у проповедников креста Христова сила не в слове, а в духе; если есть сила духа, если есть ум близкий к уму Христову: то несомненный знак, что такой ум – ум отца церкви. (2Тим.3:14–17). Обширность и твердость знаний для изучающего истину Христову естественна более, нежели для кого-либо другого: но только в том смысле, что изучает он истину Христову (2Тим.3:7). Так и Св. Кирилл алекс. указывает отцов в тех мужах церкви, которые «всеми славятся за правоту и твердость догматов».4 Письменные произведения заключают в себе дух учителя и сим то духом возрождаются для церкви чада не одного, а разных времен. Без них последующие времена теряют  из вида значение лица, как отца церкви. Пусть пример жизни, пусть устное наставление с силой действуют на современников; но для потомства последнее бывает потерянным сокровищем и первого никакое жизнеописание не передаст в таком виде, чтобы выражен был дух наставника со всей полнотой и точностью, при том пример представляет вниманию только частные мысли и правила. Таким образом необходимой принадлежностью отца церкви служить духовная образованность ума, обнаруживающаяся в письменных произведениях.
§ 3. По отношению к воле – святость
Нельзя отделять от мысли об отце церкви и мысли о муже святой жизни. Чистота разумения истины находится в связи с чистотой жизни. Чистые сердцем зрят Господа. А учитель живой истины Христовой, по свойству самой истины, должен быть примером жизни одушевленной истиною. Нельзя быть и тому, чтобы в таких лицах, каковы отцы церкви, пример жизни оставался без влияния на успех истины (Мф.5:13). К тому же надобно любить истину, чтобы преподавать истину во всей ее чистоте: в ком не достает искренности в отношении к истине, кто не в состоянии жертвовать для истины ничем: тот конечно не замедлить оскорбить истину, когда, или надобно терпеть скорбь за истину, или когда можно приобрести что-нибудь в пользу страстей любимых; сердце человеческое – лукаво; надобно много трудиться над собой, чтобы не дозволять тайной страсти произносить решение о том или другом предмете. Апостольский дух таков: «мы наставляем не но мечтательному самообольщению не но нечистым побуждениям и не с лукавством: Тако глаголем, не аки человеком угождающе, но Богу искушающему сердца наша (1Сол.2:3,4); а дух апостольский должен по возможности выражаться и в преемниках апостольских, каковы отцы церкви (2Тим.2:3–5,15; 1Тим.4:12). «Ни гонения, ни мучения, ни угрозы императоров, ни жестокость правителей и никакое другое бедствие и насилие со стороны еретиков не могут отклонить нас от православной веры, определенной на никейском соборе, коему следовать советуем вам и всем верующим»: так писали отцы первого вселенского собора западным епископам.5 Таков общий характер отцов  церкви!
§ 4. Духовное помазание и ограничения его
Если соединим ту и другую принадлежность отцов церкви и духовное просвещение, и духовную жизнь в одном и том же лице: то само собой открывается еще новая черта отцов церкви – обитание в них Духа Божьего. Без благодати Духа Утешителя не может быть в падшем человеке ни духовного просвещения, ни жизни духовной. Следов. если в отце церкви должны быть и духовное просвещение и жизнь святая: то необходимо должно быть и помазание Духа. Так и церковь называет отцов божественными, богоносными, богомудрыми, богоглаголивыми.6 Правда, одни пророки и Апостолы были под таким непосредственным влиянием Духа Божьего, что не сами они глаголали ,а Дух Отца небесного глаголал в них, и от того писания их – писания – богодухновенные (Мф.10:20; 2Пет.1:20,21). Но Бог, говорит Апостол, поставив в церкви во-первых Апостолов и пророков, поставил за тем пастырей и учителей (1Кор.12:28; Еф.4:11). Значит, учители церкви также находятся под управлением Духа Божьего, действующего для созидания тела Христова. Только несомненно, что степень, какую, по показанию Апостола, занимают учители церкви в области, освещаемой Духом Божьим, есть степень низшая в сравнении с степенью апостольской. Учение апостольское, объясненное опытами истории, показывает, что духовное просвещение учителей церкви подлежало зависимости от их личных свойств и дарований и умножалось в душах их по мере преуспеяния в жизни духовной (2Тим.1:6,3,14); пребывая в любви, они пребывали в Боге и, очищаясь деятельной любовью, становились жилищем Божьим (1Ин.4:16). Обитание в них Духа Св. иногда обнаруживалось даже необыкновенными знамениями, но никогда не было преобладающим, как в Апостолах, а всегда оставалось в связи с нравственным их состоянием.
§ 5. а) Отношение отцов к св. Писанию
Ни высокое просвещение ума, ни высокие качества сердца сами по себе, как собственность сына Адамова, не избавляют самых высоких людей от мнений, обыкновенно возникающих из немощной природы человеческой, и потому не всегда согласных с истиной. Отселе высшим судилищем для дознания несомненной верности мыслей отцов церкви остается Слово Божье. Оно, как Слово Божье, а не человеческое, немерцающий светильник путей человеческих, всегда верный учитель истины (2Петр.1:12); оно, как Слово Божье, всегда имеет право на то, чтобы быть высшим судьей всех мыслей человеческих. Оно, как глагол Божий к людям, верно изображает и неизменно сохраняет благую и спасительную волю Божью о людях. Отселе отцы церкви и сами поверяли свои мысли Словом Божьим, и заповедали другим поверять их тем же Словом Божьим. «И мне не верь, говорил Св. Кирилл иерусалимский, когда говорю тебе просто, когда не будешь иметь доказательств на слова мои из Писания; ибо твердость нашей веры зависит не от слов отборных, а от доказательств из Писания».7 Св. Златоуст поучал: «если бы и мертвый восстал, если бы и ангел сшел с неба: более всего надобно верить Писанию; ибо оно устроено Господом ангелов, Господом мертвых и живых».8 Так учили Василий в.9, Григорий нисский10, Августин11 и другие.12
После сего понятно, что самое служение отцов церкви людям в том и состоит, что они объясняют Слово Божье в подлинном его виде, а не открывать истин неизвестных Слову Божьему. Понятно и то, что духовное помазание отцов церкви не может не соразмеряться с верностью учения их св. Писанию: напротив чем глубже проникается душа того или другого учителя духом наставлений Божьих, учением Духа Утешителя, тем обильнее является в ней духовное помазание.
§ 6. Б) Отношение к Церкви
Сколько странно было бы, если бы кто, именуясь отцом церкви, воспитывал детей таких, которых нельзя былo бы назвать чадами церкви: столько же, по самому понятию о церкви, необходимо предполагать в отце церкви зависимость его от церкви. Церковь, потому самому, что живет Духом Божьим и основана на учении Пророков и Апостолов, становится судьей над принадлежащими к ней. Внимательная к Слову Божьему, она опытами веков дознает смысл Слова Божьего и следовательно она в состоянии произносить суд о дарованиях и произволениях ума учителей церкви. –  Внимательная к изволению Духа Божьего, она признает святость того или другого лица, когда видит изволение на то Духа Божьего, а не изволение людей и следовательно голос ее – верный свидетель о нравственных качествах учителя церкви. – Таким образом внутреннее общение учителя церкви с церковью Христовой, – общение по вере и жизни, – составляет принадлежность отца церкви. Иначе сказать дополнительной чертой отца церкви служит признание его за отца церкви со стороны церкви, признание, основанное на удостоверении Духа Божьего. Так никакого нет сомнения для нас, что в числе отцов церкви состоят все те учители церкви, которые признаны церковью за угодников Божьих по удостоверение в том Господа. Напротив отзывы частных лиц о достоинстве учителей, при всей важности свидетелей, не могут иметь неизменной силы для всех случаев. Такие одобрения церковным лицам, показывая в них некоторые добрые качества, не всегда исключают недостатки, не приличные высокой личности отца церкви. Пятый вселенский собор говорит: «Не поможет нечестивым (защитникам лжи), если случится, что некоторые написали что-нибудь в их пользу. И св. Василий писал нечто подобное об Аполлинарии, но тем не освободил его от осуждения».13 Так и 2-е правило 6-го вселенского собора одобряет Феофила и Тимофея александрийских, только как учителей благочиния церковного. Но известно, сколько немощи Феофила нанесли бед св. Церкви, но делу Святителя Златоустого, и ни он, ни Тимофей не признаны церковью в числе святых. Если же говорим мы, что для достоинства отца церкви необходимо признание его в сем звании со стороны церкви: то такого признания не ограничиваем одними календарями греческой или славянской церкви, так как неполнота их очень известна. В греческом календаре нет св. Иллария поатьерского: но и жизнь, и писания его, и отзывы истории, в том числе и отзыв 5 вселенск. Собора14, поставляют его в число великих отцов церкви. Потому, при вопросе о признании того или другого лица церковью за отца церкви, надобно справляться не только с календарями греческим, римским, коптским, сирским, но и со всеми памятниками церкви.
§ 7. Отеческий период: разность отцов и отличие их от других лиц
Можно ли назначить предел, далее которого не простиралось бы существование отцов церкви? Если какой-либо может быть назначен: то только тот, которым окончится существование воинствующей церкви Христовой; другого же предела не было и быть не может. Св. Дух всегда обитает в церкви, всегда просвещает умы и сердца верующих, всегда действует в избранных мужах, смотря по нуждам времени. Потому и вера одна и учение одно, как у древних учителей, так и у самых новых. «Время, говорит св. Афанасий, не делает никакого различия между нашими учителями; древнейшие нисколько не важнее позднейших: все они равно отцы».15 – Как церковь Христова будет существовать до скончания мира, так до скончания мира будут являться в ней для нужд церкви избранные орудия Духа Божьего. Позволяя действовать в мире духу мира, Дух Божий попускает сему духу изменять цели и средства его; но вместе посылает сильную помощь свою соответственно нуждам времени. Его силой свойство и дарование избранных мужей в скорбях времени очищаются и улучшаются, получают образование соответственное времени и те стороны преданной церкви истинны, которые, по нападениям духа времени, требуют более ясного изложения и более ощутительной твердости, получают то и другое трудами избранных учителей церкви. Таким образом во всех веках могут быть мужи с качествами необходимыми для отцов церкви и мнения людские, назначающие то шестой, то тринадцатый век16, не имеют основания себе в предмете.
Все ли однако отцы церкви украшены были одинаковыми преимуществами? Конечно все они действовали под влиянием одного и того же духа и излагали одну и ту же истину Христову. Но Дух Божий действовал в избранных своих с одной стороны по мере нужд церкви, с другой – по расположениям учителей. Отселе не могли не произойти разности между отцами церкви. Первые времена христианства отличаются особенным обилием даров духовных. И учители тех времен имели за собой преимущество, которого не имели другие, – близость к богодухновенным проповедникам истины. – В последующие времена Дух Божий сообщал дары свои не в такой мере; опыт предшествовавших веков соделался наставником для последующих и естественные пособия разума послушного вере стали более нужны. Дух Божий, не действуя ни в ком непреодолимо и ни в ком не уничтожая личных сил и дарований, как всегда, так особенно во времена, следовавшие за первыми временами христианства, предоставлял мере преуспеяния в жизни духовной и мере просвещения ума пособиями различными быть мерой личной важности того или другого учителя. Отселе случалось, что в одно и то же время являлись многие великие мужи церкви; но один из них был велик в одном отношении, другой – в ином; один имел в особенном обилие такие сведения, каких не было в другом и третьем. По этим-то качествам различали отцов церкви и современники их и века последующие.
По существенным чертам высокой отеческой личности можем мы узнавать в том или другом лице отца церкви и отличать отцов церкви от других лиц, более или менее уважаемых в истории. Так как самая существенная черта в лице отца церкви есть являющаяся не для современников только, а и для веков последующих, сила слова его возрождающая к духовной жизни: то странно было бы видеть в числе отцов церкви тех, которые не оставили никакого писания сильного для возрождения к духовной жизни.17 С другой стороны те древние учители, в которых история не отличила никаких особенных добродетелей, а писания не показывают близости ума их к уму Христову, по справедливости должны быть названы только церковными писателями, но не отцами церкви. Их писания могут иметь важность, как свидетельства о мыслях церкви того или другого времени: но недостатки в чистоте жизни и в чистоте ума показывают, что как сами они не вполне возрождены были для духовной жизни, так мало способны они возрождать других для той же жизни. Впрочем не надобно забывать, что в отношении к некоторым лицам церкви еще не довольно прошло времени для того, чтобы узнать волю Божью о них, прославляющую святых своих по своему усмотрению. Потому, если высокие качества известных лиц, их высокая образованность и подвижническая жизнь, не подлежат coмнению и они пользуются уважением церкви, хотя и не в числе святых: то, не дозволяя ceбе без воли Духа Божьего называть их св. отцами, должны мы признавать их знаменитейшими учителями церкви, иначе, следуя примеру церкви, должны называть их блаженными учителями, блаженными отцами и ставить вслед за св. отцами. – Таковы напр.: П. Фотий, Феофилакт болгарский, Марк ефесский.
§ 8. Учение об отцах церкви: частные предметы его: жизнь отцов, обзор сочинений
Составив таким образом понятие о предмете, которым должно заниматься историческое учение об отцах церкви, легко составим понятие о самом учении. Историческое учение об отцах церкви предлагает сведения о тех преемниках апостольского звания, которые, по дарованиям богопросвещенного ума, могли, и, по благодатной чистоте души, хотели предложить и предложили в писаниях своих христианское учение.
Первый частный предмет этого учения, иначе называемого Патристикой, – жизнь отца. Жизнью писателя объясняются писания его: внешние обстоятельства и внутренние расположения сочинителя сообщают не только особенный характер изложению сочинения, но иногда определяют и содержание сочинения. Этот общий закон, при условной зависимости отцов от действия благодати, простирается и на отцов. С другой стороны образ жизни входит, как видели, в состав звания отцов церкви и след. жизнь отца не может быть оставлена без внимания в Патристике. Но а) частные обстоятельства той или другой жизни входят в состав учения об отцах в той мере, в какой они соприкосновенны с главным характером отцов как учителей церкви. Потому действия и обстоятельства, которые входили в круг жизни учителя и имели влияние на его сочинения, должны быть предметом преимущественного внимания в Патристике и наоборот те, которые остались без следа для звания учителя, могут  быть пройдены молчанием. б) Так как между отцами церкви есть различие, определяемое их личными качествами и преимуществами: то и в историческом учении об отцах надобно обращать внимание на характеристические черты жизни и учения, отличающие одного учителя от другого. История лиц без личных характеров не есть история лиц, а бесцветная история какого-то незнаемого лица; а в истории отцов личными качествами и преимуществами определяется наивность того или другого учителя в ряду других учителей, объясняются мера и вид влияния их на других. в) Не надобно забывать и того, что неверные сведения о лицах исторических ничего не говорят о их славе, как бы великолепны они ни были; такие сведения только оскорбляют чувство истины; тогда как истины самой по себе достаточно для славы великих мужей. Значение исторической науки требует, чтобы сведения ее были не только верны, но и отчетливы. Потому в учении об отцах сведения о их жизни должны быть ограждены свидетельствами верными, чтобы не могли подвергаться сомнениям или укорам в легковерии.
За биографией отца должен следовать обзор сочинений его. Эти очевидно по понятию об отце церкви. Что же должен заключать в себе обзор отеческих сочинений? Прежде всего надобно показать виды, к каким относятся сочинения отца. Такое разделение сочинений уже само по себе покажет, чему можно учиться у того или другого учителя и чего нельзя найти у него? Если бы в учении об отцах церкви представляем был только перечень сочинений их: то это и для простого любопытства доставляло бы не много пищи; между тем отцы церкви писали сочинения не для праздного любопытства, а для назидания ума и сердца во спасении. Посему сообразно с значением отеческих сочинений надобно обращать внимание на значение того или другого сочинения и преимущественно на значение тех, которые определяют собой в писателе отца церкви. В частности при обозрении отеческих толкований писания нельзя, как очевидно по роду сочинения, входить в подробное изложение содержания их. Здесь должны быть показаны дух и направление толкователя, средства, какими владел он для толкования, и успех его в своем деле. Подобное тому остается наблюдать при обозрении ораторских сочинений. Когда же надобно рассматривать в том или другом лице учителя веры и благочестия: то необходимо показать содержание и качества важнейших сочинений его. Чтό делать, когда надобно обозревать краткие мысли, наставления, беседы, письма отцов? Подвергать каждое из них подробному анализу – труд утомительный и к тому же бесплодный; он не привел бы к уяснению духа учителя, а только затемнил бы образ его множеством неважных подробностей. Для того, чтобы понять дух писавшего их довольно изложить в точном порядке учение, содержащееся, во всех мелких сочинениях, удерживая собственные слова учителя, или же делать извлечение таких мест, которые особенно выражают собой дух учителя.
§ 9. Значение догматического учения отцов в историческом учении об отцах. Рассмотрение подлинности сочинений
 Говорят: «главная задача Патристики исследовать и раскрыть: 1) жизнь каждого отца, 2) его сочинение и 3) его учение догматическое».18 Но поставлять догматическое учение отцов такой же особой частью Патристики, каково исследование сочинений или жизни значит не понимать своего предмета. Отцы Церкви столько же заботились для церкви о чистоте веры, сколько и о благочестии, предлагая последнее иногда в наставлениях истории, – а для веры и благочестия ревностно занимались объяснением Св. Писания. Потому та Патристика, которая обращает исключительное внимание на догматическое учение отцов, теряя из вида и толкования писания и наставления в благочестии, извращает собою понятие об отцах церкви, выставляет их не в их точном виде. С другой стороны после обзора содержания догматических сочинений предлагать отдельно догматическое учение отца значит или то, что уличают сами себя в неверном показании содержания сочинений или повторяют одно и то же наперекор правильному рассуждению о деле. – Таким образом догматическое учение отцов должно занять в Патристике то место, которое указывает правильное логическое размышление. Пусть по важности предмета оно займет собой внимание более чем какой-нибудь предмет исторический: но оно не должно исключать собой другие предметы отеческих сочинений или занимать столько же места, сколько жизнь отца церкви.
В Патристике, кроме жизни и обзора сочинений, есть еще предмет, на котором по справедливости следует обращать внимание. Как учение историческое, Патристика должна признавать то или другое сочинение за собственность отца церкви не иначе, как утверждаясь на прочных основаниях. Суд о подлинности и целости древних сочинений принадлежит преимущественно археологической критике. Но и Патристика изменила бы характеру истории, если бы все известное под именем того или другого отца, без всякой поверки, выдавала за его сочинение. Последнего нельзя допускать еще и по другой важной причине. Подложные сочинения или подложные места сочинений, украшенные то по воле злонамеренной, то по недальновидной простоте, именами великих учителей, могут изменять собою понятие о том или другом учителе, а что еще важнее, могут вводить неосмотрительных в заблуждения опасные. Потому Патристика, чтобы не сообщить ложного понятия об отце и не возбудить вредных мыслей, не в праве уклоняться от тяжкого труда, каково рассмотрение подлинности древних сочинений. «Каждый христианин, говорит вселенский собор, когда случится ему слушать или читать какие-либо подложные книги, должен отвергать их».19 Впрочем показанные причины рассмотрения подлинности сочинений определяют и предел самого рассмотрения.
§ 10. Периоды истории отцов и общие обзоры
По понятию об отцах церкви история отцов обнимает ряды времен до самого позднего времени. Как в каждом из отцов церкви есть свои особенные качества, отличающие его от других: так должны быть отличия, по которым один ряд отцов должен оказываться несходным ни с предшествующим, ни с последующим рядом учителей. Дух Божий действовал в церкви, как уже замечено, соответственно нуждам времени. В истории отцов отличия периодов ее определяются частью особенными предметами изучения истины Христовой, частью особенными способами изучения; иначе они зависят от обстоятельств, которые заставляю обращать особенное внимание на известные истины и довольствоваться определенной мерой просвещения. Отцы церкви не могли так отрешаться от духа своего времени, как отрешены были Апостолы. Общее направление умов и нравов, прикасаясь к ним, вызывало в них то сочувствие, то противодействие. Для святых целей пользовались они лучшими мыслями современной им философии и всеми способами современного просвещения. Если же обличали известные заблуждения и пороки: то возбуждались к тому тем, что видели и слышали вокруг себя. С другой стороны деятельность их находилась в связи не только с ходом человеческого образования, но и с состоянием политических обществ. От того-то после эпох плодоноснейших по произведениям богопросвещенного ума встречаются эпохи малоплодные, где только изредка являются произведения достойные великих учителей церкви. Враги церкви готовы указывать на эти эпохи малоплодия в укоризну церкви Христовой. Дело истории отцов в объяснении этой малоплодности указать на состояние общей образованности того времени и на обстоятельства политические и тем показать, что несправедливо приписывают церкви то, что не принадлежит ей.
В истории отцов церкви различаются следующие периоды: первый период объемлет отцов с 70 до 312 г., ближайших преемников предания апостольского, подвизавшихся преимущественно против язычества и иудейства; здесь ученики апостольские должны быть отличены от следовавших за ними учителей: по своей близости к Апостолам и по занятому от них духу они с именем мужей апостольских занимают в церкви первое место после Апостолов. Второй период объемлет тех, которые с 312 до 620 г. защищали против человеческих своеволий откровенное учение о Сыне Божьем и св. Духе; здесь четвертый век (312–420 г.) резко отличается от всех последующих: это век величайших светил церкви. Государство дало тогда свободу церкви и высокое просвещение открылось как следствие борьбы язычества с христианством; пятый и шестой века были уже учениками и подражателями золотого века просвещения христианского. В третьем периоде включаются отцы 620–850 г., которым надлежало защищать преданные истины против магометан и иконоборцев. Борьба с последними заставила обратить особенное внимание на устройство богослужения, тогда как варварство последователей Магомета опустошило многие из рассадников просвещения. В четвертом периоде 850–1450 года, или до взятия Царяграда Турками, борьба с своеволиями Рима и павликиян. Это время постепенного изнеможения греческой империи, обессиливаемой столько же военными успехами исламизма, сколько неприязненными действиями папизма. В пятом являются обличения против снова возродившихся ересей первых веков и раскольников.
Обзор особенностей каждого периода или эпохи отцов должен предшествовать частному изучению учителей. Это будет способствовать правильному разумению деятельности и писаний отцов; а с другой избавит от неприятности в частном изучении отцов говорить нисколько раз об одних и тех же обстоятельствах времени. Общее обозрение периода или эпохи должно заключать в себе указание на нужды времени, которыми возбуждалась деятельность учителей церкви, на способы образования, какие доставляла современность; а для того и другого случая должно, по мере надобности, объяснить современное состояние церкви. Прямым следствием всего будет определение важности учителей того времени.
§ 11. Важность учения об отцах
Важность учения об отцах церкви понятна. – Отцы церкви оставили в писаниях своих чистое, ясное, близкое к уму и сердцу учение о вере и святой жизни. Кроме же учения о вере и нравственности в писаниях их много глубоких исследований о предметах созерцательных, много сведений по разным наукам, много святого искусства в слове. Многие из них по дарованиям ума и по познаниям превосходили всех ученых современников. Потому-то еще с 5 века начали составлять извлечения из отеческих писаний для общего назидания. Одни из этих извлечений заключали в себе толкования на св. писание (Catenae Patrum, συραι). – Другие содержали в ceбе мысли отцов о каком-либо догмате веры и особенно против монофизитов или против монофелитов. Св. Дамаскин составил параллели, собрав места из писаний отеческих соответственные изречениям св. писания. Как ни полезны были все подобные извлечения: но в отрывке не всегда можно видеть точную мысль писателя и даже можно встречать несообразность тем, где ее нет по намерению писателя; только в связи мысль получает ясный и определенный образ. При чтении отрывочных мест остаются неразрешимыми вопросы: точно ли принадлежат слова тому писателю, с именем коего они приводятся? В точном ли виде приведены они? В каких обстоятельствах и по каким побуждениям писано сочинение? Кто таков сочинитель? В какой степени был он образован? Гораздо лучше изучать отеческие творения по самим творениям их, чем по извлечениям. Только это не для всех возможно, так как не для всех доступны издания оригинального их текста и даже перевода. К тому же сколько надобно времени, сколько надобно труда, чтобы прочесть все сочинения даже одного Златоустого учителя! Чтό же сказать о всех сочинениях всех отцов церкви? Потому то очень много значит, когда учение об отцах церкви в необширном объеме представляет нам, чтό, когда и как раскрываемо было отцами церкви: доставляет все необходимые сведения о личности каждого из них, о его творениях, изображает с возможной точностью дух и направление учителя церкви.
§ 12. Пособие для учения об отцах
Сколько важно и полезно учение об отцах церкви, столько же трудно представить это учение в виде вполне удовлетворительном. Сколько сведений и как разнообразны сведения, которые должны войти в состав его! До сих пор ученые успели разработать по Патристике несколько материалов, написали несколько книг или для первых трех веков20, или для первых шести веков21: но полной Патристики еще нет ни одной. Пособия, какими остается за тем пользоваться при изучении отцов церкви, ограничиваются почти только сочинениями о церковной литературе. Вот лучшие из них:
1) После Истории Евсевия, в которой есть известия о некоторых учителях предшествовавшего ему времени и приведены места из нескольких сочинений отеческих, каталог церковных писателей – сочинение блаж. Иеронима – есть первое пособие. В каталоге исчисляется 135 писателей первых четырех веков с показанием сочинений их. Это первый опыт и потому опыт не вполне удовлетворявший и блажен. Августина.22 Геннадий марсельский и Исидор севильский продолжали каталог Иеронима до 7 века; но в их трудах мало пользы для Патристики, частью потому, что сведения их слишком кратки, а более потому, что они занимаются преимущественно западными писателями.23
2) Библиотека П. Фотия говорит почти о 300 сочинениях.24 В ней ученый учитель показывает содержание сочинения, делает отзывы о достоинстве сочинения, иногда рассуждает о подлинности или целости сочинения. Это не есть хронологический обзор писателей, а заметки о тех сочинениях, которые читал Фотий. – Критике Фотия отдают честь все ученые.
3) Римские писатели много занимались историей церковной литературы. Лучшие труды: а) Эли Дюпеня «новая Библиотека церковных писателей»25; живым и легким слогом описывает, кроме жизни их, содержание и достоинство сочинений; критика смела и беспристрастна в отношении к папизму, но иногда ошибочна в других отношениях. б) Реми Селье «История священных и церковных писателей».26 Писана с тем, чтобы противопоставить ее Дюпеневой истории и точно многое дополняет и поправляет она у Дюпена; особенно же замечательна она тем, что показывает содержание почти каждого сочинения: но у сочинителя недоставало талантов Дюпеня.
4)   Сочинения протестантов – Кава «История церковных писателей» с здравой критикой, но небогатая сведениями27; Удина «Комментарий о писателях церкви»28 до 17 века, дополняет Кава, но с критикой ошибочной там, где говорит протестант; Фабриция «греческая Библиотека»29: драгоценное сочинение особенно по отношению к учителям греческой церкви 7-го и последующих веков, о которых так мало говорят все прочие: но здесь только перечень сочинений.
5)   Галландова Библиотека отцов30, кроме сочинений отеческих, содержит исторические и критические сведения об отцах и их сочинениях. Тоже встречается в некоторых отдельных изданиях творений того или другого отца церкви.
6)   Четьи-Минеи Святителя Димитрия, который для трех книг своих пользовался ученым трудом болландистов31, составляют единственное отечественное пособие для изучения отцов церкви, но почти только для изучения жизни их.

* * *

1Strom. 1, 1.
2Св. Ириней также называл Апостолов отцами. adv. haer. lib. 3. c. 1.
3Ор. T. I. р. 130 и здесь же τικνον εςι πνευματικον τϐ ξιξασκαζε ο μαθετες. T. 3. р. 308.
4Аpol. ad orient. de anathem. 8 Op. Т. 2. р. 73.
5Феодорит ц. и. кн.5. гл. 9
6См. службы в нед. св. отцов, в нед. отцов вселен. соборов.
7Кирил. Оглаш. 4 стр. 37.
8Златоуст 4 Бес. о Лазаре. Тоже он в объяснении 99-го псал
9Василий в. поверял мысли Григория чудотворца и Дионисия александр. и писал: «должно писаниями поверять то, что говорят учители и согласное с писанием принимать, а несогласное отвергать и всячески отвращаться тех, которые держатся такового учения». (Подвижн. соч. о вере).
10Св. Григорий нисский: «писания Василя – редкость и не уступают никаким памятникам, кроме Нового Завета, который написан под руководством Духа Божьего». На Шестоднев; сл. на псалмы тракт. 10.
11Августин: «я научился только книгам Св. Писания отдавать ту честь, чтобы верить в непогрешимость их, другие же книги читаю я с той мыслью, что как бы святы и учительны не были сочинители их, не потому одному одному считаю за истину, что они так думали и писали». Ер. XVIII ad Hieronymum с. l. n. 3. Он же писал: «Кто не знает, что Св. Писаниe каноническое столько предпочитается всем последующим писаниям епископов, что о нем coвершенно неуместны споры и сомнения, – верно ли, право ли то, чтό, как признано, находится в нем? А послания епископов, если в них есть какое-либо уклонениe от истины, дозволительно обличать словом более мудрым, большею важностью других епископов, соборами…  Самые полные соборы (plenaria) прежнего времени исправляются последующими, когда опытом вещей открывают то, чтό было сокрыто и дознают таившееся дотоле, – без споров зависти, с смирением святым, в мире всеобщем, с любовью христианской». De baptismo cont. Donatistas 2, 3.
12Св. Амвросий Ер. 47. Т. 3. р. 152. П. Фотий в письме к аквилейскому apxиепископу: «Мало ли было затруднительных положений, которые вынуждали многих отцов частью неточно выражаться (τα μεν παραφϧεγξασϧαι), чаcтью говорить по применению к обстоятельствам при нападении врагов, а иное и по человеческому неведению, которому подпадали и они...  Если же иные и говорили не точно (παραφϧεγξαντο), или по неизвестной для нас причине уклонились даже от пути, но исследований не было и никто не вызывал их к дознанию истины; мы оставляем их в числе отцов точно также, как бы и не говорили они того, оставляем частью за знаменитость их жизни и славу добродетелей, частью за непорочность веры их в прочих отношениях, но не следуем тем словам их, где погрешили они».
13Labbaei Concil. Т. 5. р. 489.
14В третьем заседании пятый вселен. собор говорил: «Мы следуем во всем св. отцам и учителям церкви: Афанасию, Пларию, Василию, Григорию богослову, Григорию нисскому, Амвросию, Августину, Феофилу, Иоанну констант., Кириллу, Льву, Проклу. Принимаем все чтό предложили они о правой вере, в осуждение еретиков. Принимаем и других святых и православных отцов, которые в святой Божьей Церкви непорочно проповедовали правую веру до конца жизни». Labbaei Concil. Т. 5. р. 435.
15Ер. de Соnс. Rimin. р. 757.
16Шестой век назначали пределом отцов протестанты, а 13 в. – паписты.
17Эту странность видим у Перманедера. Он ставит в числе отцов многих пап 4–7 в. напр.: Сириция, Иоанна I, Вонифатия, Симплиция (Patrologia. P. I. р. 20, 22, 29, 30, 33), тогда как они едва ли умели и писать. Он же относит к писателям церковным, но не к отцам, св. Софрония П., пр. Феофана, св. Никифора II. Эти странности зависят от того, что не принимают на себя труда с точностью определять существенные черты отцов церкви.
18В Христ. Чт. 1846. 7, 2 статья: «Взгляд на Патристику, как на науку». Эта статья говорит о всем самим решительным тоном: но вместе с тем, наполнена ошибками всех родов. В отношении к предметам Патристики она повторяет чужие ошибки. Перманедер, Люмпер, Мелер, также отделяют в Патристике особую часть для изложения учения о догматах. Почему? Так водится со времен немиролюбивой Схоластики и ее преемницы – реформации! В сущности же предмета нет причин тому!
19Деян. 7 вселен. собора у Лаббея Т. 7. р. 476.
20Lumperi Historia theologico-critica de vitls, scriplis S. Patrum, Aug. Vindel. 1783–1799, tonu 1–13. 8. Möhler Patrologie, Regensburg 1810. Permanederi Bibliothek, T. 1–2 Landshuti 1811–1815. Winter Geschichte der Ältesten Zeugen u. Lehrer des Christenthums, München 1814.
21Dan. Tobenz Institutiones, usus et doctrina Patrum, Vindoh. 1779 ed. auct. 1814, Walch Bibliotheca Patristica ed. nov. Ienae 1834. Locherer Lehrbuch d. Patrologie, Mainz. 1836. Annegarn Handbuch d. Patrologie, Münster 1839. Goldwitzer Patrologie verbunden mit Patristik, Nürnb. 1834. Fessler institutiones Patrologiae, Beniponte, t. 1, 2. 1841.
22Op. Augustini Т. 2. р. 86.
23Все три каталога (Иеронима, Геннадия и Исидора) с критическими и историческими замечаниями издал Fabricius: Bibliotheca ecclesiastica, Hamburg 1718.
24Photii Bibliotheca, grae. lat. cum scholils A. Schotti, Genev. 1613. ed nov. gr. ex rec. Beckeri Berolini 1824.
25Ellies Du Pin des autres ecclésiastiques, Par. 1686–1714 in 47 tom. 8.
26Remy Cellier Histoire générale des autres sacres el ecclésiastiques, Par. 1744–763 in 24 tom. 4.
27Cave Historia litteraria script. ecceles. recogn. et emend. Basil. 1741. f.
28Casimiri Ovdiui Commentarius de scriptoribus ecclesiae, Lipsiae 1722 in 3 tom. f.
29Alb. Fabricii Biblioteca graeca ed. nov. cura Harlesii Hambur. 1790–1809. T. I-XII. 4.
30And. Gallandi Bibliotheca vet. Patr. antiquorumq. scriptorum Venet. 1755. T. 1–12 f. Supplementum, venet. 1781 f. Труд в высшей степени полезный, но к сожалению неоконченный за смертью автора. С 1845 г. начали издавать в Париже «Полный курс патрологи» (Patrologiae cursus completus), новое издание отцов и писателей церковных, с богатыми пособиями для Патристики, которое должно заключать в себе до 300 томов in 8°.
31Bollandi et societatis Acta Sanctorum, quotquot toto orbe coluntur. Antwerpiae 1643–1794. LIII tomi f.