епископ Герасим (Добросердов)

Слово в день памяти св. равноап. кн. Владимира

«Имуще Архиерея велика,

прошедшаго небеса, Иисуса Сына Божия,

да держимся исповедания» (Евр. 4: 14).

Знакомым с дивными судьбами христианства известно , что св. вера наша, коей заповедует держаться, в приведенных нами словах, св. ап. Павел, не простое слово, а жизнь, не учение только, а дело и дело Божие, совершающееся непрерывно и неизменно в продолжение восемнадцати веков. Без оружия, с одним только крестом вошла она в мир, во зле лежащий и враждебный для нее, но победила его и пережила все его перевороты, воспитала духовным хлебом души целых народов. Проникая во все, она все обновила: семейства, общества, обычаи, законы, гражданственность, всему дала свой дух и направление. Так эта победившая мир христианская вера (1Ін. 5: 4) действовала при известных условиях везде. Так она действует, по милости Божией, со времен равноапостольного князя Владимира, и в обширных пределах нашего, благословенного Богом , отечества, и таким образом оправдывает пред глазами всех божественное свое происхождение.

Впрочем справедливость требует сказать, что как духовное и чистое семя она может расти и плодоносить только на духовной, очищенной почве сердца, в совести заботливо охраняемой от терния страстей,что многое-множество и было и есть христиан только по имени, христиан поверхностных, с одним образом благочестия без силы его (2Тим. 3:5), христиан с заблуждениями и пороками язычества, кои, как чужеядные растения на деревах, задерживают и останавливают в них развитие духовной жизни. А разлад веры с жизнью, благочестия с нравами, столь обыкновенный в наше время, ясно показывает, что многие из нас не держатся, как должно, исповедания своего и живут по прихотям сердец своих, по внушениям князя власти воздушныя (Еф. 2:2). Направление жизни самое опасное: оно может окончиться неверием и решительной изменой Господу нашему Иисусу Христу, а след. и вечной погибелью для многих.

Имуще убо Архиерея, прошедшаго небеса, Иисуса Сына Божия, да держимся крепко нашего исповедания, веры нашей православной с ее уставами святыми. К этому должны побуждать всякого из нас сама неосновательность тех извинений, или предлогов, какие в свое оправдание представляют не сообразующие свою жизнь с правилами веры, а еще более и временная и вечная участь наша, тесно соединенная с тем, во что и как мы веруем, живем.

Страшно подумать, сколько зла внесло и вносит с собою в христианский мир лжеучение непризнанных преобразователей веры о мнимой неспособности христиан к исполнению христианских обязанностей. Многие и без того не любили и не любят подвигов христианской жизни, а теперь эту леность покушаются возвести уже на степень правды, и между обыкновенными предлогами жить, как живется, день за день, представляют тот, якобы «подвиги христианской жизни, требуемые св. верою, не соразмерены с силами нашими!»

Но не говоря уже о том, что Бог лучше нас всех знает меру силам нашим, следоват. не может отяготить нас несоразмерными требованиями, предписываемыми от Его имени нам св. верою для исполнения, можно ли забыть, что вся нам, по выражению св. ап. Петра, Божественныя силы, Его, яже к животу и благочестию, подана (2Пет. 1:3)? Мы слабы – это правда, но всесильная благодать Божия всегда готова для нас. А при ее содействии слабость сил наших не препятствует не только начинать дело спасения, но и достигать самых высоких степеней совершенства. Чтобы узнать, трудно ли служить господину, надобно испытать службу, или спросить о ней у тех, которые знают ее по опыту. А из тех, кои отказались от страстей своих и ведут жизнь, согласно правилам св. веры, из тех каждый нам скажет с Апостолом, что заповеди Его тяжки не суть (1Ин. 5:3), что иго Господа нашего благо и бремя Его легко есть (Мф. 11:30). Все лучшие в христианстве ясно свидетельствовали это делами. Нет сомнения, что даже и среди нас найдутся такие, кои, с Божиею помощию, подвизаются для добра, не лгут и не обманывают, не жадны до денег, не гоняются за призраком ложной славы, обиженные переносят обиды ради Христа терпеливо, не пламенея гневом, не закипая местью и, не взирая на окружающие их, как и нас, соблазны и искушения, твердо хранят чистоту души своей. От чего же и нам не быть такими? Мы слабы! Нет, мы не так слабы. Сколько иной из нас переносит трудов для выполнения греховных желаний своих! Каких тревог, каких иногда мучений не переносят искатели почестей и славы! Каких усилий не употребляют желающие обогатиться! Для иного тяжело пробыть два-три часа на молитве, а не тяжело провести ночь среди забав, оставляющих пустоту в душе и утомление в теле. На то, чтобы удерживать в себе порывы гнева, волнения нечистоты, не достает у многих из нас ни ума, ни силы воли, а в делах греха сколько является хитрости, решимости, упорства!

Все это показывает, что ни высота подвигов, требуемых от нас св. верою, ни слабость сил наших не оправдывают нас в нарушении христианских обязанностей. Кто ны разлучит от любве Божия, говорит св. ап. Павел, скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или мечъ? Во всех сих препобеждаем за возлюбльшаго ны (Рим. 8:30,37).

Не мало можно встретить и таких между христианами, кои, не заботясь ни о жизни по вере, ни о возрождении, даже мало веря в содействие благодати Божией нашим силам, довольствуются или праздною надеждою на крестные заслуги Ходатая нашего, или даже собственною видимою честностью.

Но можно ли довольствоваться привлекательным видом обыкновенной мирской честности? Не быть открытым врагом веры, не делать вопиющих несправедливостей, оказывать иногда благодеяния, избегать вредных излишеств, словом исполнять только необходимые и наружные обязанности человека и члена общества, исполнять не редко по своекорыстным видам, значит только повапливать свой гроб, который, между тем, остается внутрь уду полн костей мертвых (Мф. 23:27), значит ограничиваться только правдою книжников и фарисеев, которая не вводит в царствие небесное (Мф. 5: 20). Такое наружное приличие жизни еще не есть христианство. И добрые язычники не довольствовались тем, чтобы только быть добрыми гражданами, а желали быть в мире и со своею совестью. Христианину ли не выше стоять по нравственности язычника? Ему открыто, что каждая мысль его, каждый порыв сердца, каждое движение воли должны быть служением Богу духом и истиною, он должен знать, что ни гордость, прикрытая смелым видом откровенности, ни осуждение ближнего, закрытое ревностию к славе Божией, ни честолюбие под видом благородства душевного, ни скупость под защитой бережливости, ни расточительность под маскою щедрости, не сокроют своего безобразия пред Богом, как скрывают себя от людей нередко. Он не может забыть священного долга соблюсти весь закон, и не согрешитъ ни во едином, чтобы всем не быть виновну (Иак. 2:10). Кто же из знающих таких заветов веры не ужаснется своей духовной нищеты, кто не затрепещет при горькой мысли о своей виновности пред Богом и из глубины души смиренно не возопиет: Господи! и слеп я, и беден, и нищ, и наг (Откр. 3:17)! Сам Ты созижди во мне сердце чисто и дух прав обнови во утробе моей (Пс. 50:21).

С другой стороны, разве Бог предал Сына Своего в жертву не только Своему правосудию, но и нашей неблагодарности? Разве для того св. вера возвестила нам о действительности крестной жертвы, чтобы тем с большею беспечностью оставаться нам в бездействии? Так мыслить не есть возвышать цену заслуг Христовых, но унижать их. Если мы христиане и обязаны жить духом, то духом и да ходим (Гал. 5:25), постоянно совлекаясь, при содействии Божием, ветхаго человека, тлеющаго в похотех прелестных, и облекаясь в новаго человека, созданнаго по Богу в правде и в преподобии истины (Еф. 4:22, 23, 24).

Есть и такие люди, которые думают, даже и говорят иногда, что все равно, как ни веровать в Бога, и этим равнодушием большой причиняют вред истинной вере, которая есть едина, по словам св. ап. Павла (Еф. 4:5).

Да избавит Господь всех и каждого из нас от этой современной нравственной болезни! Если бы мы, слуги, возвращаясь из чужой стороны в страну родную, заметили и уверились, что дорога, по которой мы идем, не доведет нас до милой родины, и что мы избрали ее по ошибке, то неужели бы мы стали продолжать наш путь и идти, куда не попало?

Напротив, не остановились ли бы мы тотчас же, и с небольшим ли бы удовольствием пошли по той, которая, по отзывам знающих, ближе к нашей цели? Но если мы, по внушению здравого смысла, так поступаем в обыкновенных случаях жизни, как же нам быть менее осмотрительными в деле крайней важности, от которого зависит участь вечная, при встрече с разными вероисповеданиями? И как не знать, какой держаться веры? Это обидно для нашего ума, столь много под час уважаемого нами. Освящая мысль о безразличии вер, мы оскорбляем в себе природу человеческую, мы требуем от нее, чтобы для нее было все равно – истина и ложь, произвол страстей и св. воля Божия, путь жизни и путь погибели! Нет, вера истинная и спасительная можетъ быть только одна, как одна всегда верная самой себе-истина, как Бог всегда верен Себе Самому. Аще мы, говорит св. Апостол, или Ангел благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1:8). Таков суд на тех, кои посягают на чистоту и святость православной веры!

Как христиане, мы, обыкновенно, называем себя верными и в сем наименований полагаем надежду спасения, а наименование неверного представляем себе поносным и гибельным даже. И справедливо: кая частъ верну с неверным? говорит апостол Павел (2Кор. 16:15). И как часть верного есть спасение, по слову Самого Иисуса Христа: иже веру имет и крестится спасен будет (Мк. 16:16), то участью неверного, очевидно, должна быть погибель. Но что нам дает право называться верными? То ли только одно, что мы верим учению христианскому о Боге? Но этому и беси веруют и трепещут (1Иак. 2:19), однако их никто не назвывает верными. И так явно, что наша вера тогда только может быть для нас вполне спасительна, когда она чужда всякого сомнения, колебания, непостоянства, измены, словом, когда она возрасла в нас до непоколебимой верности Богу и Христу в неизменном исповедании православно-кафолической веры, когда сопровождается в нас неослабным исполнением заповедей Божиих и тщательным употреблением таинств, дарований, служений по слову Божию. Праведный, говорит ап. Павел, от веры жив будет и, аще обинется, не благоволит душа моя о нем (Евр. 10:38). Верный в мале, и во мнозе верен есть, и неправедный в мале, и во мнозе неправеден есть (Лк.16:10) говорит Сам Спаситель. Все это показывает, что неоспоримое право на спасительное наименование верных, не столь приобретается легко, как это многие, обыкновенно, себе представляют. Истинные последователи Христовы должны не только без всякой пытливости разума, с доверенностью принимать неизъяснимые таинства веры, но должны быть преданы сей вере всей душой, преданы так, чтобы вся жизнь их была выражением сей веры; должны при этом быть верными до смерти Царю небесному, Его повелениям, дарованиям и талантам, которые он вверяет каждому по его силе (Мф. 25:15). Только при этом условии св. вера может обещать нам награду за подвиги наши, это спасение. Земные почести и воздаяния не долго утешают и тех, которые пристрастны к земному, а еще менее тех, которые беспристрастно полагают цену вещам. Блажен, кто не так располагает жизнь и дела свои, чтобы только на земле и от человеков восприятъ мзду свою (Мф. 4:2). Блажен, кто под руководством св. веры, стремится к почести вышняго звания Божия о Христе Иисусе (Флп. 3:14).

И вам, именитые мужи, за подвиги ваши, для пользы, чести и славы общественной подъятые с самоотвержением, с опасностью жизни нередко, изъявлена земная почесть знамением креста с изображением св. и равноапостольного князя Владимира, с тою, конечно, целью, чтобы вы, взирая на все, помнили о почести вышняго звания Божия о Христе Иисусе, которой нет ничего выше, драгоценнее, но которая может быть дарована всем и каждому из нас, как и равноапостольному Владимиру, только при сохранении нами единой истинной веры, ибо апост. Павел, говоря о венце правды его же воздаст Господь и ему и всем возлюбльшим явление Его, возвещает, что венец этот дается за соблюдение веры (2Тим. 4:7, 8).

И так, если без веры невозможно угодити Богу (Евр. 11:6), а вера истинная одна, преданная нам православными предками нашими, то, не прилагаясъ в научения странна относительно ее, и различна (Евр. 9:13), как это делают ныне многие не редко, хотяще быти законоучители, но не разумеюще ни яже глаголют, ни о нихже утверждают (1Тим.1:7), да держимся исповедания нашего неуклонно и неослабно. Аминь.


Источник: Слово в день памяти св. равноап. кн. Владимира // Самарские Епархиальные ведомости. 1876 г. № 18

Комментарии для сайта Cackle