блаженный Иероним Стридонский

Две книги толкований на пророка Михея

Книга вторая

Мы всегда отвечаем на укоры зависти, потому что она не успокаивается, и вступления к нашим книгам опровергают злоречивые нападения [наших] соперников, которые всенародно распространяют, будто я пишу нечто непристойное пустым и сухим языком, и когда не знаю, что́ сказать, не могу соблюсти молчание. Посему заклинаю вас, о Павла и Евcтохия, чтобы вы закрыли уши свои пред лаянием подобного рода и вспомоществуя [своими] молитвами [моему], как они говорят, ребячеству, испросили мне отверзение уст моих, подобно [устам] Апостола, так что и ко [мне], говорящему о св. Писании могло бы быть применено слово [Писания]: «Господь даст слово благовествующим силою многою» (Псал. LХVII. 12). А тучных тельцов, которые окружали меня (Псал. XXI, 13), я увещеваю успокоиться и прекратить свое злоречие, что бы не почувствовать своего злого поведения, которое [мною] потом будет обнаружено, если они будут продолжать [или: продолжают] оскорблять [меня]. Ибо когда они говорят, что я делаю извлечения из свитков Оригена, и что не следует осквернять писания древних, я считаю величайшею [для себя] похвалою то, в чем они видят самое сильное порицание: ибо я хочу подражать тому, который несомненно нравится всем мудрым людям, как и вам. Если же передача прекрасно высказанного у греков есть преступление, то пусть подлежат обвинению Енний и Марон, Плавт, Цецилий и Теренций, и даже Туллий и прочие красноречивые мужи, которые перевели не только многие главы, но и весьма большие книги, а также и рассказы в целом виде. Даже и Иларий наш ответствен в воровстве, потому что он перевел почти сорок тысяч стихов на псалмы [из сочинений] вышесказанного Оригена. Я предпочитаю подражать скорее нерадению этих, чем невразумительному прилежанию тех (завистников). Но время уже приступить ко второй книге [толкований] на Михея и сокрушить главу возрождающейся гидры пророческою палицею (᾿ροπάλο).

Мих.4:8, 9. И ты башня стада, мрачная дочь Сиона, до тебя приидет и дойдет прежнее могущество, царство дочери Иерусалима. Почему же ты теперь угнетаешься печалию? Разве нет у тебя царя: или погиб советник твой? что тебя схватили муки как бы родильницы. LXX. И ты башня стада, мрачная дочь Сиона, именно к тебе придет и войдет власть первая, царство – дочери Иерусалима от Вавилона. И ныне почему ты познала бедствия? Разве не было царя у тебя? или погиб совет твой, потому что тебя схватили болезни как бы родильницы?

Под мрачною или нечистою башнею стада, что́ Евреи перевели Орhel (И2б33л), мы не можем понимать ничего другого, как только ту башню, о которой говорит пророк Исаия: «И создал башню посреди его, т. е. виноградника. Виноградник же Господень есть дом Израиля» (Ис. V, 2, 7). Пока эта башня имеет точило, т. е алтарь, а в окружности ограду, именно помощь Ангелов, и дикий вепрь – диавол не входит в виноградник, она не загрязнена и не покрыта мраком, но получившая от Господа, Истинного Света, имя, называется градом, который не может укрыться, стоя вверху горы. Эта башня, бывшая когда-то башнею стада и народа Божия, в настоящее время (так как злые наемники убили сына отца семейства (Лук. XX) загрязнена и покинута и под именем Ариель вопиет от земли в лице Исаии. «И эта башня есть дочери Сиона,» или, как на греческий язык переводит Симмах: «Сама есть дочь Сиона» (Ис. XXIX), и до нея приидет Бог, или власть первоначальная, которая есть царство дочери Иерусалима. А первая власть, или первоначальное господство, которое приидет к этой башне, есть Тот, Который изрек: «Я есмь алфа и омега, начало и конец, первый и последний» (Апокал. ХХII, 13.), и который от лица принятого на себя человеческого естества сказал в Притчах: «Господь сотворил Меня в начале путей своих на дела Свои» (Притч. VIII, 22), или как пишется в Еврейском. «Господь владел Мною», ибо саnani (Иknnй) обозначает «не создал меня», а владел мною и имеет меня. И пришла первая власть и царство дочери Иерусалима, чтобы потом после первой пришла и вторая власть, ибо как Он Сам [о Себе] говорит с твердостью: «Я есмь свет миру» (Іоан. VIII, 12), так и ученикам Своим дает [право] называться cветом мира и говорит им: Вы есте свет мира (Мф. V, 14.). Но называя себя в Евангелии истинною виноградною лозою, Он говорит о верующих чрез Иеремию: «Я возделал тебя в плодоносную лозу вполне истинную» (Иерем. II, 21); а так как Он есть хлеб живой, сходящий с неба, то я ученикам дал [право] называться хлебом; посему Апостол и говорит дерзновенно: «Ибо все мы есмы один хлеб» (1 Корнф. X, 17). Итак, власть первая и царство в Иерусалиме наступит таким образом, что Он сделает верующих в нем владыками и царями. Слова же: «И наступит» [или: «да наступит»] «владычество первое, царство дочери Сиона, и от» [или: есть от] "Вавилона", которые читаются в некоторых книгах, прибавлены, – будем знать это, – после, ибо ни к еврейском, ни у других переводчиков их не имеется. Мне кажется, что они заключают указание [Семидесяти] на Вавилонское пленение, потому что народ, выйдя оттуда, придет в Иерусалим. Следуют слова: «И ныне почему ты угнетаешься печалию?» или как написано у Семидесяти: «И ныне почему ты познала бедствия?» Почему тебя угнетают скорби, или почему ты познала бедствия, говорит он, – ты, к которой имеет придти Господь и власть первая, и царство? Но на [вопрос] немедленно дается ответ и говорится: „Потому, что царя нет у тебя; потому, что советник твой погиб; потому, что тебя охватила скорбь, как бы родильницы». Слова же: «Почему ты познала бедствия» должны быть принимаемы в том смысле, что всякий, кто заслужил и терпит бедствия, называется познавшим бедствия и незнающим благ, – что также согласно с словоупотреблением первой книги Царств: «Сыновья же Илия, сыновья погибельные, не познали Бога» (1Цар. II, 12) и в другом месте: «Кто соблюдает повеление, тот не познает слова злого» (Екклес. VIII, 6). И грешникам Господь говорит: «Отступите от Меня все делающие неправду, ибо Я не знаю вас» (Псал. VI, 9; Матф. VII, 21). Наоборот о Гоcподе [говорится]: «Его, который не познал греха, ради нас Он сделал грехом» (2 Корнф. V, 21), подразумевается Бог Отец. Под Царем же и Ангелом Великого Совета разумеется Спаситель, Который был погублен за неверующий народ, и Которого объяли скорби как бы родильницу. Вот Израиль, который думал, что держит власть, внезапно был опустошен; и как женщина, имеющая родить, не может избежать болезни, так и он не мог избежать и устранить угрожающий ему плен и войско, расположенное вокруг города. Если мы будем читать Писания, то нигде не найдем, чтобы святые жены рождали в болезнях, за исключением Рахили, которая была в пути и на гипподроме, т. е. месте конских бегов, [коней] продаваемых в Египте, и родила «сына скорби», которого отец назвал впоследствии «сыном десницы» (Быт. XXXV, 16–18). Ева, изгнанная из рая и слышавшая слова: «В болезнях будешь рождать» (Быт. III, 16) описывается, как рождавшая в болезнях. Жена Финееса, связанная [муками родов] и не могущая подняться подобно той, которую, по словам Евангелия, связал сатана (Луки ХIII, 16), родила [внезапно] после того, как узнала, что ковчег Божий взят неприятелем, а народ потерпел поражение (1Цар. IV, 19). Сара же по рождении Исаака воскликнула: «Смех сделал мне Господь, ибо кто ни услышит, будет торжествовать со мною» (Быт. XXI, 6); это потому, что она была святая и уже утратила женственное. Итак скорби, охватившие башню стада, суть скорби и муки смерти, которые охватили даже Спасителя и как бы превозмогли [Его]; но, конечно, они не могли преодолеть Его вполне, как Он сам говорит в Псалме семнадцатом: «Объяли Меня болезни смертные и потоки беззакония устрашили Меня и скорби ада окружили Меня» (Пс. ХVII, 5). Некоторые думают, что под оскверненною и темною башнею и дочерью Иерусалима, нужно понимать Иерусалим небесный, который есть мать святых, о котором и Апостол говорит: «Приступили к горе Сион, ко граду Бога живущего, Иерусалиму небесному» (Евр. ХII, 22), который до того времени будет загрязненным, пока сыны его не приведутся к нему, и пока не будет в нем советника и не возьмут его скорби, как бы родильницы; потому что видя столь великое число умерщвленных сынов [своих, он будет скорбеть, что] напрасно рождал он их.

Мих.4:10. Страдай и терпи, дочь Сиона, как рождающая, потому что ныне ты выйдешь из города и будешь жить в стране» [не населенной или чужеземной] «и дойдешь даже до Вавилона: там ты будешь освобождена, там искупит тебя Господ из руки врагов твоих. LХХ: Страдай и мужественно терпи, дочь Сиона, как бы рождающая, потому что ныне ты выйдешь из города и будешь жить на поле и дойдешь до Вавилона; оттуда Он освободить тебя; и оттуда искупить тебя Господь Бог твой из руки врагов твоих.

Не без нарочитой цели повелевается [это] той, которой приказывает [Он] скорбеть или мучиться муками родильницы, и которой потом прибавлено: «мужественно терпи»; именно: пусть она, терпеливо перенося бедствия, уходит из города и живет в стране [ненаселенной, чужеземной], или в поле, пусть идет даже до Вавилона. Когда же она, перенося плен за грех [свой], мужественно выдержит то, что назначено [для нея], тогда освободит ее Господь, и избавит ее Бог из руки врагов ее; так что потом она, – по освобождении своем, – скажет своим обидчикам: «Не нападай на меня ты, враждебная мне, потому что я пала: я восстану; и хотя я буду ходить во тьме, но Господь есть свет мой. Я перенесу гнев Господа, хотя и согрешила пред Ним, пока он не рассудить дела моего и не совершит суда надо мною, и не выведет меня на свет, и я не увижу правды Его. И увидит» [это] «враждовавшая против меня к покроется бесславием» (Мнх. VII, 9, 10). Посему согласно [с этим] и в псалме говорится: «Не до последних времен будет гневаться и не на веки будет негодовать Господь» (Пс. СІІ, 9). А что слова: «Страдай и мужественно терпи» относятся к спасению страдающего и мужественно переносящего, свидетелем этого является также Иисус Навин, которому Господь говорит: «Будь тверд и мужествен» («Иис. Навин», I, 6, 18). Страдает же и терпит мужественно дочь Сиона, потому, что она босою и обнаженною вышла из своего города и пленницею должна была быть отведена в землю Сенаар и быть в Вавилоне, пока не придет Зоровавель и Ездра, – что значит "помощник", – и не освободит ее из рук халдеев. – Так как согласно буквальному смыслу все это совершенно ясно, то мне кажется, что [в переносном значении] под этим нужно понимать душу, за грехи изгнанную из церкви, преданную врагу и мстителю на погубление плоти, чтобы дух был спасен, – эта душа исходит из города, – который радуется разливу реки [наводнению], – и обитает не на возвышенности, где была прежде, но на поле, по которому носятся войска Ассириян, и находится в смятении от пороков своих; и после того, как понесет тяжкие оковы, поработает, приводя в движение жернов, и будет молоть муку для Вавилонян, пришедши в себя, скажет: «Как мною наемников у Отца моего насыщаются хлебом, а я здесь погибаю от голода» (Лук. XV, 17), и возвращаясь в родительский дом принимается Отцом премилосердым, и освобождается от руки [своего] злейшего господина. [Теперь же] докажем примером, что повеление дочери Сиона и слова [к ней]: «Скорби и мужественно терпи, как бы рождающая», мы должны относить не к наказанию ее, а к ее пользе. Апостол Павел говорит Галатам. «Дети мои, рождением которых я снова мучусь, пока Христос не отобразится в вас.» (Галат. IV, 19). И он до того времени скорбел, до того времени [или: пока] мучился рождением, пока наконец снова не возродил чрез покаяние тех, которые погибли чрез преступление, или грех. Подумай [также], что врач говорит больному лихорадкою или раненному: ««Страдай, но мужественно терпи»», удержи жажду, перенеси прижигание адским камнем, чтобы выздоровление наступило тем вернее.

Мих.4:11–13. И ныне собраны против тебя многие народы, которые говорят: «Да будет она побита камнями и да воззрит наше око на Сион.» Но они сами не узнали мыслей Господних и не уразумели совета Его, потому что Он собрал их, как бы солому на пустое место» [гумно]. «Встань и молоти, дочь Сиона, потому что Я сделаю рог твой железным, а копыта твои сделаю медными, и ты уничижишь народы многие, и истребишь» [или: "истреблю"] «Господу их награбленные богатства и крепость их Господу всей земли. LХХ: И ныне собраны против тебя многие народы говорящих: „Нападем» [на нее] «и пусть очи ноши увидят Сион.“ Но сами они не познали помышлений Господних и не уразумели совета Его, потому что Он собрал их как снопы на гумне. Встань и молоти их, дочь Сиона, потому что Я сделаю роги твои железными, и копыта твои сделаю медными, и ты уничижишь народы многие, и посвятить Господу множество их и крепость их Господу всей земли.

О Иерусалим! о дочь Сюна! проходящая даже до Вавилона, но имеющая там получить свободу! И искупит тебя Господь от руки врагов твоих; между тем [или: снова] ныне собраны против тебя народы многие, которые говорят [о тебе], как бы о прелюбодейце: «„Да будет она побита камнями, и воззрит на нее око наше». Или, как написано у LХХ: „Нападем и возрадуемся и очи наши с презрением да посмотрят на Сион""; но не узнали они воли и совета Господня, ибо народы эти собраны против тебя для того, чтобы ты сокрушила их, как солому или стебли хлебные на гумне. Итак, встань, дочь Сиона! и рогами железными, которые Я торжественно обещаюсь дать тебе, и копытами медными, которые ты имеешь получить, сокруши и развей по ветру народы и избей их пред Господом всей земли. Ибо такою жертвою и таким священнодействием Он будет удовлетворен. Иудеи, еще не признавая всего этого исполнившимся, ожидают исполнения его для себя в будущем пришествии Христа, и говорят, что именно тогда все народы будут в рабском служении у народа еврейского, и что самая Римская империя, которую они называют в своих толкованиях Эдомом, должна быть сокрушена копытами их и рассеяна рогами их. Насколько такое толкование неразумно, это доказывается всем Писанием. Но об этом в другое время. Мы же, следующие не букве убивающей, а животворящему духу, говорим, что против дочери Сиона, под которою разумеется церковь, собрались многие полчища (nationes) демонов и нападают [на нее] в настоящем веке, который положен во зле, и торжествуют, убивая чад ее, но не зная помышлений Господа и не разумея советов Его; потому что если бы они познали [их], то никогда не распяли бы Господа величества (1 Корнф. II. 8). Итак Он соберет их, как снопы на гумне, и что́ оказалось бы в них тернистого и оскверненного, но бесполезного и легковесного, то Он сокрушит копытами Своими и развеет рогами Своими, и, оставляя чистое зерно, принесет его в жертвенный дар Господу. Но что же в этом месте обозначает сказанное: «И уничижишь народы многие и посвятишь Господу множество их и крепость их Господу всей земли?» Будем читать книги Числ, Иисуса Навина и первую Царств и тогда увидим, каким образом после покорения язычников, после того, как все погибло от лица меча, Господу были посвящены золото и серебро, а также и известное число добычи как из людей, так и из скота. Наконец, и Ахор, укравший нечто из заповедного Иерихона (anathemate Jericho), возмутил народ, и за его преступление дано долине той имя emec achor (עםך עביר), то есть: «долина шума» или "волнений" ("И. Навин." VII, 24–26). Но чтобы ты знал, что по [тексту] LХХ толковников, сказавших: «Ты посвятишь Господу множество их и крепость их Господу всей земли» посвящение должно понимать в хорошем смысле, Феодотион вместо «множество» перевел: дары, Пятое издание – "прибыток", т. е. ὠφέλειαν, Симмах – "выгода их", т. е. τό χέρδος αὐτῶν.

Глава V

Мих.5:1. Ныне ты будешь опустошена, о дочь грабители: против нас устроили засаду; розгою по щеке будут бить судию Израиля. LХХ: Ныне оградится дочь ограждением; против нас он устроил теснины: розгою будут бить по щеке племя Израиля.

Не то, что одно колено будет бить по лицу другое, а то, что другие будут бить по лицу племя Израиля. Правда, Я обещал тебе, дочь Сиона, что будет время, когда Я сделаю рог твой железным и копыта твои медными, и что ты, уничижив множество демонов, посвятишь Господу всей земли то, чем они прежде обладали (Римл. XI 7); но ведь это будет тогда, когда войдет [в церковь] полнота язычников и весь Израиль будет спасен; между тем, в настоящее время ты по заслугам своим будешь «опустошаться», или, как имеется в Еврейском тексте, «истребляться.» И не называешься ты, как говорит Апостол (Филип. III, 3) «обрезание», но «истребление»; и не называю Я тебя своею дочерью, но дочерью грабителя, что по-еврейски выражается словами bath gedud (בת גדוד), т. е. [дочерью] диавола, всегда стремящегося к похищению добычи. И в самом деле, ты сделала дом Мой вертепом разбойников, ты восстала против Меня; сыны твои устроили засаду против Меня, Сына Моего и Духа Моего; разве не поругание для св. Троицы в том, что по твоему почину Римляне били по главе тростию Судию Израиля со словами: «Христос, укажи нам, кто ударил тебя?» (Мф. XXVI, 67–68), или когда один из служителей твоих ударил Его по лицу говоря: «Так ли ты отвечаешь первосвященнику»? (Иоан. ХVIII, 22). Так [должно понимать] согласно Еврейскому тексту, с которым вполне сходны Акила, Симмах, Феодотион и Пятое издание. Но согласно тексту LХХ смысл совершенно другой. Он представляет, так сказать, особое начало для [новой] мысли. Ныне синагога оградится ограждением, и те, которые, заключены в вей скажут: «Он устроил против нас теснины,» и подчиненные Римскому владычеству племена Израиля будут биты по щекам, ибо Господь отнимет у Иуды и Иерусалима и крепкого, и сильного, и мудрого художника и искусного в слове [или: помощника], и пути его до ныне остаются закрытыми и загражденными: он не может уходить из плена, но угнетается самою тяжкою властию (Ис. III, 1, 2). Если же согласно вышеприведенному смыслу мы пожелаем сказанное понимать в отношении к Церкви, то приведем в доказательство этого место из пророка Осии, где прелюбодейца говорит: «Я пойду вслед за любовниками своими, которые дали мне хлеб мой, и воду мою, и одежду мою, и полотно мое, и масло мое и все, что мне полезно» (Осии, II, 5). И после этого Бог, желая воспрепятствовать нечестивейшему помышлению [ее], не допустил ее исполнить то, что́ она хотела, ибо Он преградил путь ее, чтобы она не последовала по стопам любовников своих и не прелюбодействовала далее. Действительно Он говорит: «Поэтому вот я прегражду ее пути рожнами и заставлю оградою пути ее, и она не найдет своей тропики, и пойдет она вслед любовников» [иные прибавляют: своих] «но не достигнет до них, и будет искать их, но не найдет, и будет говорить: „ Пойду и возвращусь к мужу своему прежнему, потому что мне у него было хорошо» (Осии, II, 6, 7. согл. LХХ). Обрати внимание на то, что дело Божие исполнено: ибо прелюбодейца, не находя пути своего и не имея возможности продолжать то, что хотела, вынужденная необходимостью, возвращается к прежнему мужу и сознается, что ей лучше в доме ее первого мужа, чем когда-то было у любовников, [так] и Израиль воспитывается скорбями и напастями. Посему и Давиду [или: о Давиде] под образом Христа таинственно говорится: «Если бы сыновья его оставили закон Мой и не ходили бы по судам Моим и осквернили бы оправдания Мои, и не сохранили бы заповедей Моих, то Я посещу жезлом их беззакония, и ударами их неправды; но милосердия Моего Я не отниму от него» (Псал. LХХХVIII, 31–34). Итак, Господь возложил наказание на дочь Сиона, и поразят ее те Ангелы в лице, которые приставлены к напастям. А чтобы ты как-нибудь не остался в неведении, кто это дочь Израиля, которая ограждается ограждением и полагается в утеснении, это непосредственно показывается в словах: «племя Израиля.» Но мы – тот Израиль, который мысленно созерцает Бога, и к которому относится указание Апостола. «Вы видите Израиля во плоти» (1 Корнф. X, 18). Никогда он не назвал бы Израиля плотским, если бы не знал, что есть также и духовный.

Мих.5:2. И ты, Вифлеем Ефрафа! ты очень мал в тысячах Иуды: из тебя Мне произойдет Тот, Который будет Владыкою Израиля, и происхождение Которого от начала от дней вечных. LХХ: И ты Вифлеем, дом Ефрафа, ты весьма мал, чтобы бить в тысячах Иуды: из тебя произойдет Мне» [Глава], «чтобы быть Главою Израиля и происхождение Его от начала от дней века.

В Евангелии от Матфея (Матф. II, 6) рассказывается, что, когда волхвы пришли от востока и Ирод спрашивал книжников, где рождается Христос Господь, [книжники] отвечали: «В Вифлееме, земле Иуды.» прибавив при этом свидетельство пророка: «И ты Вифлеем земля Иуды, ты не самый меньший среди вождей Иуды из тебя Мне произойдет Вождь, Который управит народ Мой Израиля». Это свидетельство не совпадает ни с еврейским текстом, ни с переводом Семидесяти, – что ясно видно даже и без моих слов, и я думаю, что Матфей изложил именно так, как ими было сказано, желая изобличить небрежность книжников и священников в отношении в чтению божественного Писания. Но есть такие, которые [ложно] утверждают, что почти во всех свидетельствах, заимствуемых из Ветхого Завета есть ошибка этого рода; так иногда изменяется порядок [слов], или даже слова, а иногда даже самый смысл бывает различен, потому что как апостолы, так и евангелисты почерпали свидетельства, не обращаясь к книге, но вполне доверяясь памяти, которая [однако] иногда обманывается. Итак, будем излагать смысл Еврейского [текста]. «И ты Вифлеем,» т. е. "дом хлеба", называемый Ефрафа! правда, ты самый малый среди городов Иуды; а в сравнении со столькими тысячами ты – только малое поселение. Но из этого малого селения произойдет Христос, Который есть [или: будет] Владыкою во Израиле. При этом не подумай отнюдь, что только от рода Давидова происходит Тот, Которому Я обещал словами [псалма]: «От плода чрева твоего Я посажу на престоле Моем» (Пс. СХХХI, 11). (Принятие плоти не препятствует божественному величию: от Меня Он рожден прежде всех веков и, [как] Творец времен, Он не удерживается границами времени. Это именно Он, Которому и в другом псалме Я сказал. «Прежде Денницы Я родил тебя» (Пс. СIХ, 3). Ибо в начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Богом (Иоанн. I, 1). Оно было в начале у Бога. И потому происхождение Его от начала, от дней вечности. А что этот самый Вифлеем есть Ефрафа, это показывает книга Бытия, в которой Писание упоминает: «Умерла Рахиль и погребена на пути в Ефрафа, это есть Вифлеем» (Быт. XXXV, 19). И в том и другом имени имеется указание на таинство: в самом деле, он называется и «домом хлеба» от Того Живого Хлеба, который сходит с небес (Иоан. VI, 51) и Ефрафою, – что значит «видит неистовство», – вследствие безумия Ирода, потому что он, обманутый волхвами сильно разгневался и чрез нарочито посланных [слуг] избил в Вифлееме и во всех окрестностях его детей от двух лет и више [или: меньше], согласуясь с временем, которое он выветал от волхвов; и вследствие множества пролитой крови даже в небесах был слышен голос, стоны и рыдания Рахили плачущей о детях своих (Иерем. XXXI, 15). Только согласно тексту LХХ мы читаем в книге I. Навина, – где переписываются колена, крепости и города Иуды, – между прочим, следующую запись: «Феко и Ефрафа, это есть Вифлеем и Фагор, и Етам, и Кулон, и Татами» [или: Тами], «и Сорис, и Карем, и Галлим, и Вефир и Манохо: одиннадцать городов с их селами» (Навин. XV, 59). Этого мы не находим ни в еврейском тексте, ни у других переводчиков. Уничтожено ли это место в древних свитках злобою Иудеев, чтобы не казалось, что Христос родился от колена Иудова, или оно прибавлено Семьюдесятью, – относительно этого мы не узнали ничего несомненного, в чем и сознаемся откровенно. Тем не менее из книги Судей мы можем доказать именно то, что Вифлеем находился в колене Иуды; потому что там написано: «И бил муж Левит, живущий вблизи дома» [или: горы] «Ефремова и взял себе женщину в наложницы из Вифлеема Иуды. И разгневалась на него наложница его, и ушла от него в дом отца своего в Вифлеем Иуды» (Суд. XIX, 1, 2). [Здесь] прекрасно говорится: «в Вифлеем Иуды» для отличия того Вифлеема, который находился в Галилее, как это узнается из той же книги И. Навина. На нашем языке Ефрафа может быть принято в значении Καρποφόρον, «изобильный» или «плодоносный», – что так же, как и название "дом хлеба", показывает на таинство.

Мих.5:3. Посему Он даст их до того времени, пока мучащаяся родами родит, и остатки братьев его обратятся к сынам Израиля. LХХ: Посему даст их до времени мучащейся родами: она родит» [или: «мучащаяся родами родит] и остатки братьев обратятся к сынам Израиля.

Так как от Вифлеема, что тоже от Ефрафы, вышел Христос, Владыка во Израиле, и исхождение Его было не только в то время, когда Он был видим во плоти, но от начала вечности, или от начала времени; так как Он всегда говорил чрез пророков, и слово Божие было в руках их [или: святых], то Он оставит Иудеев и позволит им царствовать до времени рождающей, [то есть] когда исполнится: «Радуйся, неплодная не рождающая, воскликни и возгласи не мучившаяся родами, потому что у оставленной есть много сыновей, – больше чем у той, которая имеет мужа» (Ис. LIV, 1. по LХХ). Ибо когда неплодная родит семь, а та, которая имела многих сынов, сделается немощною, и когда за преступление иудейского народа присоединится полнота племен; тогда [и] весь Израиль будет спасен, и остатки братьев его обратятся к сынам Израиля; а пришедший пророк Илия, – что́ значит «Господь Бог,» – обратит сердца отцов к детям и сердца сынов к отцам их (Лук. 1. 17); тогда к древнему народу присоединится новый, так что они поистине назовутся чадами Авраама, так как уверуют в Того, которого видел Авраам и возрадовался (Иоанн. VIII, 56). Но что же это за время, когда неплодная родит? По моему мнению это время, о котором говорит пророк Исаия: «Во время благоприятное я услышал тебя и в день спасения я помог тебе.» (Ис. ХLIХ, 8), каковое предсказание и апостол Павел относит ко времени I. Христа и говорит: «Вот ныне время благоприятное, вот ныне день спасения» (2 Корнф. VI, 21). По моему мнению в этом же смысле объясняется и то таинственное изречение, которое находится у Екклезиаста: «Время рождаться и время умирать» (Еккл. III, 2), т. е. в то время, как из беcплодной был рожден народ язычников, синагога потеряла детей своих. Но это может быть понято и иначе. Господь оставит храм и Иерусалим, и Иудеев до того времени, когда Дева родит; и после того как Она родит и рожденный Отрок примет добычу Самарии и силу Дамаска по умерщвлении иудеев, остатки Израиля спасутся. И братья Христа, т. е. апостолы, обратятся к вере пророков и патриархов, которые провозвестили грядущего Христа, и исполнится пророчество псалма: «Вместо отцов твоих родились у тебя дети» (Пс. ХLIV, 17) и следующ. за тем слова.

Мих.5:4. И Он будет стоять и будет пасти в силе Господа и в величии Господа Бога своего; и они обратятся, потому что ныне возвеличится Он до пределов земли. LХХ: И Он станет и увидит и будет пасти стадо свое в силе Господа и во славе имени Господа Бога своего, потому что ныне возвеличится Он до пределов земли.

После того как Солнце правды взойдет с высоты небес и дойдет до пределов их и рождающая родит, и остатки братьев его будут обращены к сына Израиля, Господь, ходивший прежде и не остановивший хождения Своего с теми, которые были положены на пути, остановится и будет пасти их в силе Господа, так что они будут иметь возможность говорить: «Господь пасет меня и ни в чем у меня не будет недостатка на месте обильного пастбища Он поселил меня и над водами насыщения он воспитал меня: душу мою он обратил.» (Псал. XXII, 1, 2). А пасет он их не только в силе Господа и во славе имени Господа Бога своего, когда говорит Отцу: «Отче Святый, сохрани их во имени. Твоем, которых Ты дал Мне, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними, Я сохранил тех, которых Ты дал Мне, во имени Твоем, и никто из них не погиб» (Иоанн. XVII 11.). И «обратятся», или как лучше перевел Симмах, и «будут обитать», ибо еврейское слово jasubu (ישבו) обозначает и то и другое. Обитать же будут они в церкви Господней, потому что Христос возвеличился до пределов земли, или же, – согласно тексту LХХ, – потому что они возвеличатся [или: возвеличиваются] сами с Пастырем своим до последних пределов, так что во всей земле раздастся звук [или проповедание] их и до концов вселенной слова их (Псал. XVIII, 5).

Мих.5:5. Он будет мир, когда Ассириянин придет на нашу землю, и когда дудет ходит в жилищах наших. LХХ: И этот будет мир, когда Ассириянин поднимется на землю вашу и вступит в страну вашу.

Когда диавол, – что понимается в смысле εὐθύνων, т. е. «порицающий», или «схватывающий,» – придет на землю и в страну верующих и тех, которых Господь пасет в крепости и в величии имени Господа Бога Своего, и будет поражать их различными напастями, а жилища душ наших, т. е. тела, займет и будет с гордостью угнетать и [когда] однако ничто не отстранит нас от любви Христовой; тогда мир Христов или сам Христос будет в нас, и о святом будет сказано [тогда]: «Враг в нем нисколько не будет успевать». Возьмем пример, чтобы сказанное нами могло быть более понятно: Ассириянин пришел некогда в землю [Апостола] Павла, и взошел в страну его, когда он нес чрезмерные труды, [когда он был] безмерно в ранах, слишком много в темницах, много кратно при смерти; когда от иудеев получил пять раз по сорока ударов без одного, три раза потерпел кораблекрушение, ночь и день провел в морской пучине, [был] в опасностях от разбойников, в опасностях от ложных братьев, от единоплеменников и язычников; во всех их он преодолевал чрез Того, Который возлюбил его. И потому он исполнялся миром, так как был наполнен поношениями (2 Корнф. XI, 23–26). Иудеи обольщают себя ложною надеждою, что все это пророчество буквально исполнится во время пришествия Христова, которого они ожидают.

Мих.5:6. И возбудим мы против него семь пастырей и восемь знатных мужей, и будут пасти они землю Асура мечем и, землю Нимрода копьями ее и Он избавит от Асура, когда тот придет в землю нашу и перейдет чрез пределы наши. LХХ: И воcстанут против него семь пастырей и восемь язв человеческих и будут они пасти Асура мечем и землю Нимврода ямою Его, и Он освободит от Асура, когда» [тот] «придет на землю вашу и когда взойдет в страну вашу.

Там где мы употребили «знатных мужей», а в Еврейском написано: nesiche adam (Инсйкй 1дм Симмах перевел из «людей Помазанников», Феодотион и Пятое издание перевели: «глав людей», Акила – важных, или «людей высокопоставленных,» Т. е, χαφεσταμένους. С другой стороны в том месте, где я и Акила переводим: «копьями ее», ири чем подразумевается земли Нимрода, Феодотион переводит: «во вратах их», Пятое издание: ἐν παραξίφησιν αὐτῶν, что́ мы можем перевести: «в кинжалах их»; а в Еврейском стоит: baphethee (ИбпТhйh). Итак мир наступит тогда, когда остатки братьев Христовых будут обращены к сынам Израиля, и [когда] придет Ассириянин на землю нашу и с помощью от Господа мы быстро сокрушим под ногами нашими того, который пожелал попирать жилище наше. Ибо сам Господь говорит: «Мы поднимем против него семь пастырей и восемь знатных мужей, или язв человеческих.» А возбудим Мы, – Я, Сын Мой и Дух Святый, что́ согласно со сказанным в книге Бытия: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию» (Быт. I, 26), и в начале [книги] Авдия пророка: «Встаньте и поднимемся против него войною» (Авд. 1). Семь пастырей по моему мнению суть все патриархи и пророки, и святые мужи, которые поработали седмице, т. е. Ветхому Завету (Instrumеnto). А восемь язв человеческих, или восемь знатных мужей, или, как перевел Симмах, «восемь помазанников» – это все святые Нового Завета, которые начиная с апостолов до настоящего времени уязвляли Ассириянина и терзали его зубами своими. Поэтому и у Екклезиаста дается наставление: «Дадим часть семи, и часть – восьми» (Еккл. XI, 2). И в храме видения Иезекииля, – что обозначает Церковь, и небесный Иерусалим, – возвышается семь и восемь ступеней (Иез. ХL 22, 26, 61, 34). И в Псалтири есть пятнадцать ступеней, по которым мы восходим в пении хвалений Богу седмерицею и восьмерицею. В восьмой день совершается торжество духовного обрезания, а в храме иудеев нарушается суббота и даже составляются псалмы для восьмого дня (pro осtаvа). Итак эти семь пастырей и восемь язв человеческих будут пасти Ассириянина мечем. «Ибо живо и действенно слово Божие и острее всякого обоюдуострого меча» (Евр. IV, 12); оно дано Тем, Который пришел принести на землю меч, чтобы двое разделились на трое (Мф. X, 34, 35). А землю Нимрода (что́ значит «нисходящее испытание») будут пасти в яме его, ибо страна великана, зверолова и гордого пред Господом находится не на возвышенных местах, а в пещерах. Он, как молния, упал с неба и всегда вращается среди зверей, и так как он ловчий, то бродит среди бесплодных деревьев и лесов. Насколько я могу собрать [примеры] в своей памяти, слово охотник, ловчий никогда не понимается в хорошем значении. Измаил и Исак были охотниками (Быт. XVI и XXVII) и были прообразами народа иудейского: один из них сын египтянки, ходящий по плоти и живущий по плоти; другой продал права первородства за чечевичную похлебку и завидуя благословению, полученному братом, прогнал его в Месопотамию. Итак земля Нимрод низведена в пещеры ее: «Ибо кто копает ров, упадет в него» (Прит. XXVI, 27); и кто открыл озеро и раскопал его, тот впадет в яму, которую устроил, и обратится скорбь на голову его и на вершину головы его сойдет неправда его. (Псал. VII, 16, 17). По низвержении Ассириянина семью пастырями и восьмью язвами Христос освободил нас из руки того Асура, который пришел против нашей земли и захотел попирать ногами пределы Израиля. А слова Симмаха: «И будут пасти землю Асура мечем и страну Нимрода в воротах ея» – должно понимать так, что враг будет заключен в оковы и поражен в своем собственном доме. В тоже время согласно тексту Авилы и Пятого издания, – враг будет низвержен кинжалами и копьями семи пастырей и восьми помазанников в ров.

Мих.5:7–15. И будут остатки Иакова посреди народов многих, как роса от Господа и как бы капли дождя на траве, которая не зависит от человека и не возлагает надежды на сынов человеческих. И будут остатки Иакова среди племен, посреди народов многих, как лев среди зверей лесных и как бы львенок среди стад овец, который когда будет выходит» [на добычу], «то будет попирать и схватывать, и никто не вырвет у него. Возвысится рука твоя над врагами твоими и все враги твои погибнут. И будет в тот день, говорит Господь, Я отниму коней твоих у тебя и разрушу твои военные колесницы и погублю города земли твоей, и разрушу все укрепления твои, и удалю злодеяния от руки твоей, и не будет у тебя прорицаний. Я погублю в конец истуканов твоих и идолов твоих» [удалю] «из среды твоей, и ты не будешь преклоняться пред изделием рук своих. И уничтожу рощи твои из среды твоей и сокрушу города твои, и совершу мщение во гневе и негодовании во всех народах, которые не будут внимать. LХХ: И будут остатки Иакова среди племен и посреди народов многих, как бы роса, падающая от Господа, и как 6ы агнцы на траве; так что не соберется ни один и не будет находиться среди сынов человеческих. И будут остатки Иакова среди племен и посреди народов многих, как лев среди скотов в лесах и как львенок среди овечьих стад; потому что когда он пройдет и, разогнав» [стадо], «похитит, не будет никого, кто отнял бы у него. Возвысится рука твоя над теми, которые терзают тебя, и все враги твои будут погублены. И будет в тот день, говорит Господь, Я истреблю коней твоих из среды твоей и погублю колесницы твои. И разрушу города земли твоей и уничтожу все крепости твои. И удалю злодеяния твои от рук твоих, и не будет е тебе тех, которые занимаются предвещаниями. И рассею истуканов твоих и идолов твоих из среды твоей, и ты не будешь уже поклоняться делам рук своих, и повырублю дубравы посреди тебя, и разрушу города твои, и во гневе и ярости Я совершу мщение против племен, так как они не послушали.

По освобождении нас от Асура, когда он придет против земли нашей и вступит в пределы страны нашей, но освобождении нас Господом, который воздвиг против него семь пастырей и восемь язв человеческих, остатки Иакова, – под которыми мы понимаем Апостолов и первоначальную церковь из Иудеев, – будут среди народов многих, как роса, каплющая от Господа. Ибо сердца народов пламенели от горящих стрел диавола, и все народы, ходившие неправо пред Господом, имели сердца, как бы печь, раскаленную огнем (Осии VII, 6, 7). Посему роса, падающая от Господа, сделалась спасением слабых. И то, что́ мы читаем в книге Даниила об Анании, Азарин и Мисанле (Дан. III), – [именно], что дух шумящей влаги угашал силу огня, мы будем применять также ко всем вообще народам, потому что учение апостолов среди всех народов было как бы роса от Господа. А следующие слова: «И как агнцы на трав, так что не будет собран ни один, и не будет жить среди сынов человеческих» – мы принимаем в отношении к тем, которые из язычников не хотели уверовать, и именно в том смысле, что Апостолы и остатки Иакова были над ними, как агнцы, ходящие по пастбищу и срывающие траву зубами своими. И они будут делать так, чтобы те, которые не хотели быть ангелами, принимая духовную росу, [сходящую от Бога], не собрались среди людей и не были отнесены к части благоразумной; но о них будет сказано: «Они не находятся в труде человеческом и не будут подвергаемы ударам вместе с людьми» (Пс. LХХІІ, 5). И будут остатки Иакова, как бы лев cреди скотов в лесах, и как бы львенок среди стад овец. Ибо Господь Иисус, о котором в книге Бытия пророчествуется: «Молодой лев Иуда! от отпрыска, Сын Мой, ты поднялся. Возлегая уснул ты, как лев и как бы львенок» (Быт. ХLIХ, 9); и в другом месте: «Возлегая ты упокоился, как лев и как бы львенок, и кто разбудит его?» (Числ. XXIV, 9) и апостолам дал повеление: «Идите, крестите все народы во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. XXVIII, 19). Так что подобно тому, как среди животных никакое не может противостоять льву и из овец – львенку, так и они, освобожденные от руки Ассириянина, [т. е.] от руки диавола, будут похищать скотов и овец, потому что Господь спасет и людей и скотов (Псал. XXXV, 7). И будут похищать они не с тем, чтобы убивать их, но чтобы разделить, т. е. отделить от неверующих, и чтобы не было тех, которые им будут противиться. Но в то время, как лев и львенок будут рыскать таким образом среди стад и овец, рука Господня возвысится над теми, которые прежде мучили как Господа, так и остатки Израиля. И все враги его будут рассеяны, но не так, что в конец погибнут они и перестанут существовать, но погибнут в том отношении, в каком они – враги. Это подобно тому, как Фессалоникийцам пишется: «Которого Господь Иисус убьет духом уст Своих» (2 Фессал. II, 8); это убиение обозначает не уничтожение, но прекращение нечестивейшей жизни, которою они прежде жили во зле, Ибо затем прибавляет он: «И истребит явлением пришествия Своего»; действительно Он уже не истребил бы его, если бы прежнее убиение его обозначало уничтожение, как будто он уже перестал существовать; так и здесь истребление врагов понимается согласно со словами Притчей Соломова, – где пишется: «Смерть будет убежищем для нечестивых» (Притч.). Она не будет вечная, не приведет их в ничтожество, но будет пребывать у них пока истребится находящееся в них нечестие; ибо Бог сотворил человека не с тем, чтобы он погиб, и не сотворил Он смерти. После этого следуют слова: «И будет в день тот», когда будет рука твоя возвышена над врагами твоими, о Израиль, и все враги твои погибнут, Я истреблю коней твоих из среды твоей, то есть: из сердца твоего властного (ἡγεμοvιχῶ) истреблю все легкомысленные твои движения, стремящиеся подобно коням, – когда они порвут оковы, – как и колесницы твои, на которых ты увеселялся в пороках твоих и, прибавляя грехи ко грехам, уносился, как победитель, на троне. И разрушу города земли твоей, ибо ты не построил города, который услаждают разлитые потоки Божии (Псал. ХLV, 5) и который расположен на горах и есть небесный Иерусалим (Мф. VII, 25), но построил город, который устроил Каин (Быт. IV, 17). Посему они и называются городами земли, устроенными действиями земными. И "уничтожу", говорит Он, «все крепости твои», т. е. богатства и роскошь мирскую, красноречие ораторов, хитросплетения диалектиков, на которые ты полагался, как бы на твердыни. «И удалю злодейства от рук твоих», которыми ты или был обманываем от других или обманутый сам обманывал других; и не будет уже больше среди их людей, дающих прорицания. Ныне мир наполнен теми, которые изрекают и дают прорицания: изрекают те, которые [ничего] не знают, и учат те, которые [ничему] не научены, а учителями являются те, которые прежде не были учениками. Когда же Господь научит людей знанию, прекратятся ложные предубеждения, и будут отвергнуты ложные учения. И развею истуканов твоих и предметы похвал твоих. Наши кумиры – это измышления прорицателей, или то, что́ мы измышляем сами собою. Посему в законе дается заповедь не творить себе кумиров (Исх. XX, 4) и не cтавить себе изваяний (Левит. XXVI, 1) и никогда не преклоняться пред изделием рук своих (Второз. V, 9). Несчастный род человеческий, полный безумия и заблуждений; знает он, что учения измышлены им от своего собственного разума, не безызвестно ему и то, что идол также измышлен им самим, однако он почитает дела рук своих вместо Бога и ухищряется, чтобы обманывать других после того, как сам был обманут. В обещаниях, которые обращены к остаткам Иакова, т. е. ὑπόλειμμα, прибавлено: «И посеку рощи посреди тебя и разрушу города твои», т. е. Бог уничтожит все деревья лесные и рощи, которые запрещено было разводить в храме Его; а города, которые нечестиво устроены, и которые раньше он назвал городами из земли, Он разорит. И потом, но совершении всего этого с остатками Иакова, Он обратится к язычникам, которых Апостолы поедали, как бы агнцы траву [или: поля вм. агнцы] А так как последние не хотели принять росы Слова Божия, Я сделаю, говорит Он, во гневе и ярости отмщение язычникам, потому что они не хотели услышать. Посему и пророк говорит: «Господи, да не в ярости твоей Ты будешь обличать меня, и да не во гневе Твоем ты накажешь меня» (Псал. VI, 1). Все эти слова разъяснены согласно тексту Семидесяти, потому что смысл их духовный и мы должны были связать его со смыслом предыдущих отрывков. А впрочем вот и те несообразности, о которых мечтают Евреи: После того, как семь пастырей, – которых они выдумывают сообразно своим желаниям, – и восемь князей победят людей Ассирийских и станут пасти землю Нимрода мечами своими, – а это будет уже после нашествия Ассириян на землю Иуды, – тогда, говорят они, во время пришествия Христова, все остатки Иакова, которые еще будут оставаться в живых среди [или: от] язычников, будут жить в благословении, как бы роса, исходящая от Бога и как бы дождь, падший на траву, и нисколько не будут уже надеяться на людей и на сынов человеческих, а только на Бога, и в отношении к народам они будут жестоки и кровожадны и, одерживая верх над прежними своими владыками, они будут как лев среди скотов лесных и как львенок среди стада овец, и никто не будет в силах воспротивиться им. Тогда, о Боже, или: о Израиль! возвысится рука твоя над Ассирийцами, и все враги и неприятели твои, которые ныне господствуют над тобою, погибнут. В тот именно день, когда ты будешь освобожден от язычников, Я уничтожу коней и колесницы твои, которые находятся среди городов твоих. Это значит не то, что Израиль будет иметь в то время коней и колесницы, а то, что уничтожены будут колесницы и кони Ассириян, которые находятся в городах Израиля; и разрушу все города твои, и укрепления, которые ты посвятил идолам; и уничтожу гадателей и прорицателей твоих от земли твоей и обращу в прах всех истуканов и идолов твоих, и не будешь уже больше покланяться делам рук твоих. Я исторгну и уничтожу все священные рощи твои и разрушу все города твои, которые ты посвятил идолам. И когда Я все это сделаю тебе и буду таким образом удовлетворен чрез уничтожение у тебя всего; что есть в тебе дурного; тогда во гневе и негодовании Моем, Я буду мстить за тебя всем язычникам, которые не хотели послушать слова [Моего]. Но пусть плотский Израиль ответит: Совершилось ли все это, или же это имеет только совершиться? Если Он будет доказывать, что все это уже прошло, то пусть приведет доказательства из истории, и справки из древних сочинений: пусть докажет он, что все язычники, как и Ассириянин когда-то были подчинены Израилю. Если же, тешась тщетною надеждою, он думает, что все эти слова еще только будут исполнены, когда придет Христос их, то [спрашивается]: какие именно идолы будут уничтожены от среды Израиля, когда он их теперь не почитает? что за рощи будут изрублены, когда у него теперь их нет? какие города будут теперь разрушены, когда они уже разрушены давно? Каких гадателей уничтожит Он, когда [Израиль] их не имеет и не хвалится уже ими? В самом деле, дочь Сиона уже столько времени покинута и живет без алтаря и священников! А они, – в то время когда другие поедают плоды их, – своими засохшими устами обещают себе в будущем то, чего [совершенно] не знают.

Глава VI

Мих.6:1–2. лушайте, что́ говорит Господь: Поднимись, предстань на суд пред горами и пусть холмы услышат голос твой. Слушайте» [или: «пусть слушают»] «гори суд Господень, и вы крепкие основания земли! Ибо будет происходить суд Господа с народом Его и со Израилем. LХХ: Слушайте, что́ сказал Господь: Встань, судись пред горами, и пусть холмы услышат голос твой. Слушайте, горы, суд Господень, и долины основания земли; ибо суд Господа с народом Его и Израилем будет происходить.

Вместо: «крепкие основания земли,» – что́ LХХ перевели словами: «долины основания земли,» – Симмах и Феодотион перевели: «и древние основания земли.» Пятое же издание оставило настоящее, еврейское значение Ethanim (אתנים) т. е. «основания земли». Итак первое слово принадлежит пророку: «Слушайте, что говорит Господь». Затем уже Господь говорит пророку: «Поднимись, предстань на суд пред горами и пусть холмы услышат голос твой.» Затем снова пророк говорит горам, как ему было повелено, и не только горам, но и крепким основаниям земли. Он говорит: «Слушайте горы, суд Господен, и крепкие основания земли.» Он также приводит и причину, по которой призывает их к слушанию, – именно: потому, что будет происходить суд Господень с народом Его и со Израилем. Вместо слова: горы, к которым пророк обращается с речью, и слов: «крепкие основания земли», LХХ перевели «холмы и долины», разумея, как мне кажется, что народ не сделал ничего, что́ было бы достойно внимания гор, а только достойное внимания холмов, которые ниже гор по высоте, или [внимания] долин, исчезающих в глубине. Поднимись, говорит он, предстань на суд пред горами и пусть холмы услышат голос твой. Вставать повелевается тому, кто или сидит или лежит [или: молчит], или спит, или кто мертв, подобно тому, как говорит Апостол: «Восстань спящий и поднимись из мертвых и просветит тебя Христос» (Ефес. V, 14): Встань от мертвых, чтобы ходить в новой жизни, чтобы, оставив землю, стремиться в вышину. И предстань на суд пред горами, под которыми, по моему мнению, он разумеет не другое что́, как Ангелов, которым вверена забота о делах человеческих, о чем согласно говорят и Песнь Песней, и Второзаконие: «Когда Вышний разделял народы и рассеявал сынов Адама, то установил границы земли по числу Ангелов Божиих» (Второз. XXXII, 8). Они суть духи служебные, посылаемые ради тех, которые хотят получить спасение. «И предстань на суд», чтобы, если откроется, что горы, холмы [или: долины] недостойно заботились о народах, с одной стороны вина оказалась на Моей ответственности за то, что Я таковых назначил над ним, с другой стороны была сложена с народа и перенесена на его князей. Будем читать Апокалипсис Апостола Иоанна, в котором то восхваляются, то обвиняются Ангелы церквей за добродетели и пороки тех, которые были, как говорится, подчинены им. Подобно тому, как в ином случае виновен епископ, а в ином народ, или как часто погрешает учитель, а часто ученик, но никогда не виновен ни отец, ни сын в том, что хорошо или дурно она воспитываются; так и на суде Божием вина будет взыскана или с Ангелов, если они не сделали всего, что́ относится к их обязанности, или с народа, если эти с своей стороны сделали совершенно все, а он не заботился о том, чтобы повиноваться им. Есть такие толкователи, которые под горами, холмами и крепкими основаниями земли разумеют Авраама, Исаака, Иакова и других патриархов, пред которыми, как бы пред слушателями [или деятелями], созванными на суд, должно изъясняться дело народа Израильского. Другие под горами, холмами и долинами разумеют, как мы выше сказали, Ангелов, которые с одной стороны слушать Богу на небесах, с другой стороны предстоят людям на сей земле, и наконец, поставленные в преисподней, называются основаниями тех, которые вследствие своих пороков жили но земному; об этих основаниях земли мы читаем и в другом месте такие слова: «Огонь возгорелся от гнева Моего, он будет жечь до ада преисподнего, пожрет землю и основания ея» (Второз. XXXII, 22). Крепкие и древние основания земли, ради которых она еще не погибла до настоящего времени, и вися над бездною находится в равновесии, это деяния праведников, о которых апостол говорит: «Созданные на основании апостолов и пророков» (Ефес. II, 20). Итак, когда апостолы, пророки и весь лик мучеников суть твердые основания земли, долины и обрывы, – согласно тексту LХХ, что по-гречески выразительнее называется φάραγγες – суть, наоборот, основания тех, которые приняли образ земного (Κοιχοῦ). Итак происходит суд у Господа с народом Его и со Израилем. Как Бог, Он мог бы за преступления народа «деревья Сеттим», которые имеют сходство с деревом известным в просторечии под именем «белый терновник» (Зpиna Alba). Посему я думаю, что я LХХ перевели σκίνον, Т. е. мастичное дерево; но мало по малу вследствие ошибки переписчиков текста образовалось σκοῖνοι, т. е. канаты вместо σκίνοις, т. е. мастичных деревьев. – Итак Бог говорит в народу Израиля и призывает этот народ к суду, позволяя ему возражать против себя. Народ Мой, что Я сделал тебе такого, чего не должен был бы делать, «или чем Я опечалил тебя»? [хотя последних слов не имеется в греческом тексте]. Опечаливает отец сына наказываемого, и неправды овец посещает розгою пастырь (или: пастыря]. Чем Я отяготил тебя? или, как выразительнее сказано в Еврейском: «каким трудом Я отяготил тебя.» Не будешь ли ты рассматривать благодеяния Мои, как бесчестие, и, желая вкушать Египетские дыни и мясо, не будешь ли скорбеть о том, что Я вывел тебя из Египта и освободил из дома рабства Моею силою, и Я дал тебе в вожди Моисея возлюбленного Моего и Аарона священника Моего и Мариам пророчицу Мою. Если это тебе кажется малым, то вспомни о том времени, когда Балак, царь Моавский подкупил против тебя прорицателя Валаама и посмотри, как оный прорицатель, желая сказать проклятия на тебя, вопреки желанию своему произнес благословение (Числ. ХХIII); и когда от Сеттима до Галгала он осматривал глазами войско Израиля и переменял место [три раза], как будто Я не мог идти с ним, когда он шел и переходить с одного места на другое; и Я сделал это, чтобы узнано было у тебя милосердие Мое и оправдания Мои, – Меня столь много любящего тебя, что, хотя ежедневно Я подвергаюсь злословию уст проклинающего, однако не позволил врагу твоему проклинать тебя. Евреи то место, в котором говорится: «От Сеттима до Галгала, чтобы ты узнал оправдания Господни» (Числ. ХХV) объясняют так; От времени, когда вы блудодействовали в Мадиане, до времени, когда Саул был избран в цари в Галгале (1Цар. X), приведите в памяти все злодеяния свои и благодеяния Мои, и вы познаете Мое милосердие к себе. Так говорит Бог плотскому Израилю, соответственно действительным совершившимся в прошедшем событиям. Мы же, желающие созерцать славу Господню с открытым лицом и по истине имеющие отцом своим Авраама, будем [смиренно] внимать восстающему против нас и обличающему нас Богу, так как мы согрешили. Ибо мы некогда поработали Фараону и выделывали глину и кирпич народу Египетскому; но искупил нас Тот, Кто предал Себя для искупления всех, чтобы мы искупленные от Господа, Который освободил нас от руки врагов и собрал от множества стран, сказали: «Ибо во веки милость Его» (Псал. СVІ, 1). Он послал также пред лицем нашим Моисея, т. е. духовный закон, и Аарона, Великого Первосвященника не преобразовательный эфод, – изображение истины, – носящего, но имеющего на челе знак святости, положенный на Него Богом Отцом. Он послал и Марию, предсказанную пророками, и не только сделал нам это, но еще и освободил нас из руки врагов. В самом деле, вспомним, что́ замыслил против нас диавол, оный истинный Валав, который хотел пожрать и убить клеветами наше собрание, ибо Валак обозначает ἐχλείκων, т. е. изглаживающий [стирающий с лица], царь родной отечественной воды, а Моав обозначает – отечественная вода, – соответственно другому этимологическому толкованию. Итак, когда Валав замыслил против нас козни при помощи «суетного народа своего», как нужно понимать слово Валаам, Бог не попустил нам подвергнуться его проклятиям; но наоборот тот благословил нас, это именно суетный народ языческий, рожденный от того, кто в коже, благословил нас побуждаемый истиною самого дела, ибо Беор значит одетый в кожу, преданный всегда плоти и делам смерти. Этот суетный народ ответил за нас, – народ, происходящий от того, кто весь покрыт кожею, всегда переменяет места, или стоит над терновником, или над веревками, если взять в расчет неправильное выражение Вульгаты. Терния же по выражению Спасителя суть заботы века сего и богатства, и похоти, в которых живет народ суетный (Матф. XIII, 22; Марк. IV, 19). А тот, кто стоит в веревках, пребывает именно в узах своих грехов [ибо каждый опутывается узами своих грехов] (Притч. V, 22), о чем свидетельствует и Исаия, говоря: «Горе тем, которые влекут за собою грехи свои, как бы длинный канат, и беззакония свои, как бы ремень ярма волов.» (Ис. V, 18). Итак когда он стоит, то стоит только опутанный узами и окруженный тернием; а если он захочет двинуться, не имеет твердого шага; нетвердою, некрепкою ногою доходит он до Галгал, что значит χυλισμός, т. е. «непостоянство», или «грязь болота.» Если когда-либо мы увидим некоторых, восстающих против нас и жадною гортанию ищущих нашей крови, и если по неисповедимому промыслу Божию за нас будут те, которые пришли против нас, то мы скажем: Валаам пришел от уз до Галгала, чтобы был познан праведный суд Божий.

Мих.6:6, 7. Что достойное я принесу в жертву Господу? Преклоню ли колена пред Богом Вышним? Разве не принести ли ему всесожжений и тельцов однолетних? Но разве возможно, чтобы Бог был умилостивлен тысячами овец или многими тысячами тучных козлов? Разве не дат ли мне за преступление мое первородного моего и плод чрева моего за грех души моей? LХХ: Чем я привлеку Господа, или чем приобрету Бога моего Вышнего? Разве я привлеку Его всесожжениями или тельцами однолетними? Разве склоняется Господь пред тысячами овец или десятью тысячами тучных козлов? Не дат ли Ему первенцев моих за нечестие мое, и плоды чрева моего за грех души моей

Господь призвал народ Свой на суд: он же, сознавая свой грех, желает не вступать в состязание, а только просить; и однако не имеет уверенности в молитвах своих. Ибо нет ничего достойного, что́ он мог бы принести в жертву Богу, и никакое смирение не может омыть скверны его грехов, так как невозможно, чтобы кровь волов и тельцов, тучные всесожжения, кровь овец и тучных козлов омывали скверну души (Евр. X, 4). Разве не дать ли мне, говорит он, первородного моего, за преступление мое, как это сделал царь Моава (4Цар. III, 27], или плод чрева моего за грех души моей, что́ сделал Иеффай, принеcший в жертву дочь вследствие неразумно данного обета (Судей XI, 34–40). Мы же составляем часть народа Божия, и зная, что пред Лицом Его не оправдается ни один живущий (Псал. СХLII, 2) и говоря: «В скота обратился я пред тобою» (Псал. LХХІІ, 22) и раскаиваясь во грехах своих, сомневаемся и говорим: «Чем я привлеку Господа или приобрету Господа Вышнего моего?» Каким образом я буду иметь возможность удержать Его, уклоняющегося [от меня] и каким очищением я буду в силах приготовить жилище св.Троице? Привлеку ли я Его всесожжениями? напр., принеся всего себя в жертву всесожжения, пли же тельцов однолетних, т. е. оставив питаться молоком и переходя к твердой пище, разве я сделаюсь достойным времени Господня милосердия? Но если бы я принес и тысячу овец и десять тысяч козлов, или соединил бы в себе все жертвы книги Левит, понимая их в духовном смысле, и если бы со стороны моей пала тысяча и от левой руки моей десять тысяч (Псал, ХС), то и тогда я ничего не мог бы дать достойного, чем я привлек бы или приобрел бы Бога. Если Я отдам первородного своего за нечестие свое или плод чрева моего за грех души моей, т. е. отдам в жертву нечто первое во мне, то и тогда ничего достойного я не принесу Богу за грех мой и за нечестие мое. Посему то и Давид смиренно молится такою молитвою: «Больше и больше омывай меня от беззакония моего и от греха моего очищай меня. Ибо беззакония Мои я знаю, и грех мой всегда находится предо мною» (Псал. L, 3). За грех души приноситcя только одна по истине достойная жертва, и это есть в собственном смысле принесение в жертву крови, но не крови тельцов, овец или козлов, как видно из слов вопрошающего и отвечающего пророка: «Что я воздам Господу за все, что́ он воздал мне? Я прииму чашу спасительную и призову имя Господне. Драгоценна пред лицом Господним смерть святых Его» (Псал. СХV, 2–6). И эту самую кровь мы не даем, мы только воздаем. Но какое же в этом подобие? Так как праведник умер за грешников, т. е. Сын Божий за людей, то мы грешники и люди будем ли умирать за исповедание имени Его?

Мих.6:8. О человек я покажу тебе, что́ есть добро и чего Бог ищет от тебя, это именно; делать правду, любить милосердие и со тщанием ходить пред Богом твоим LХХ: О человек! тебе возвещено, что есть добро, или чего требует от тебя Бог: ничего кроме того, что бы ты делал правду, любил милосердие и с готовностию ходил пред Богом твоим.

О народ Израильский и также и весь род человеческий! (Ибо Я говорю не к одному только народу Иудейскому, но слово мое касается всякого человека). Почему ты недоумеваешь о том, каким образом можно тебе умилостивить Бога за грехи твои, если даже ты и не имеешь жертв, которыми ты мог бы воздать Богу за свое нечестие: я отвечу тебе, чего требует от тебя Бог, – это уже и прежде указал Я в законе. Ибо во Второзаконии написано: «И ныне, о Израиль! чего требует от тебя Господь Бог твой? Ничего, кроме того, чтобы ты боялся Господа Бога твоего и ходил во всех путях Его, и любил Его, и служил Господу Богу твоему от всего сердца твоего и от всей души твоей и хранил повеления Господа Бога твоего и оправдания Его, которые я заповедаю тебе ныне, чтобы тебе было хорошо.» (Второз. X, 12). Господь требует от нас, – и желает в виду необходимости для нас нашего спасения, что бы мы приняли то, что полезно дающему, – чтобы мы творили справедливость, т. е. не делали ничего без основательного обсуждения, что бы ум наш прежде рассудил о том, что намерен сделать, а потом уже приводил в исполнение; чтобы мы любили милосердие, и не были бы милосердными по принуждению, или по необходимости, ибо «доброхотного даятеля любит Бог» (2 Корнф. IX, 7). И не будем говорить: „уходи сегодня и возвратись завтра, и тогда я дам тебе“. По когда мы будем творить правду и любить милосердие, то какую награду получим? Мы будем ходить вместе с Господом Богом, как Энох, – согласно рассказам Еврейских книг (Быт. V, 22, 24. Екклвз. ХLIV?) ходил с Богом и угодил Ему и потом не был найден, ибо Господь взял его и вознес. – Вот ты сказал: „в чем я последую Господу или чем привлеку Его», но Я обещаю тебе нечто большее: твори правду, люби милосердие, и будешь ходить с Богом твоим. Впрочем и то несомненно, что хождение пред Богом есть для нас не награда, а заповедь для исполнения. В самом деле, подобно тому, как повелевается нам творить справедливость и любить молосердие, так заповедуется вам быть всегда готовыми к тому, чтобы ходить с Господом Богом нашим: мы должны не успокаиваться ни на один час, ни в какое время не быть в праздности; но всегда должны ожидать грядущего Отца дома, представлять в уме день суда и в ночи этого настоящего века говорить: «Я сплю, но сердце мое бодрствует» («Песн. Песн.» V, 2). Слово esne (הצנע), которое LХХ перевели «быть готовым», а мы выразили словами «ходить со тщанием», Феодотион более точно выразил словами: χαι ἀσφαλίζου τοῦ πορεύεσφαι μετὰ ᾿Ελωαίκ, т. е. «тщательно заботься о том, чтобы ходить с Богом твоим», или, – как переведено в пятом издании, – χαί φροντιζειν, т. е. «делать со тщанием» и иметь прилежание о том, чтобы ходить с Богом твоим. Действительно тот, кто говорит, что он верует во Христа, должен ходить так, как и Он ходил (1 Иоанн. II, 6), и Апостол Павел говорит: «Будьте подобны мне, как и я Христу» (1Кор. XI, 1).

Мих.6:9. Голос Господа взывает к городу и будет спасением боящимся имени Твоего» [или Его] LХХ: «Голос Господа воззовет к городу и спасет боящихся имени Его».

В еврейском тексте эти слова составляют начало другого отрывка; а у Семидесяти толковников они – конец предыдущего отдела; и смысл они имеют такой: о человек! ничего другого не хочет от тебя Бог твой, кроме того, чтобы ты творил правду, любил милосердие и был готов ходить е Богом твоим. Ибо голос Господа слышится во граде Его, [т. е.] в церкви: и в священном Писании ежедневно провозглашается, что учением Его и милосердием спасутся не только те, которые любят милосердие, но и те, которые низшего качества, т. е. только боятся имени Господа. – А если эти слова составляют вступление в следующий отдел, то мы будем относить их к истории, [именно, в том смысле], что говорится здесь о Самарии, столице десяти колен, которая во время пророчества Михея была уже взята, и будем говорить: Самарию уже разрушил Господь, но еще угрожает ей грядущими бедствиями, чтобы народ Иуды или боящиеся имени Господня, слыша о том, что другие терпят наказание, сами получили спасение, будучи охвачены страхом [пред грядущими бедствиями]; в самом деле, когда наказывается человек погибельный, то не только мудрый, но даже и глупый делается благоразумнее (Притч. ХIХ, 25.) Тоже самое ты можешь отнести вообще и к праведникам, и в грешникам: так что наказанный служит вообще [полезным] примером и для всех других. Тоже самое разъяснил Господь и в Евангелии касательно тех, на которых обрушилась башня Силоамская, т. е. что из всего народа не одни только они были грешниками, но их погибель должна была призвать других в покаянию.

Мих.6:10. Слушайте, племена, и кто примет со вниманием это? Еще и теперь огонь в доме нечестивого» [т. е.] «сокровища неправды и неправильная мера, полная гнева. Разве я не осужу неправильный вес и обманную тяжесть мешка, с которыми богачи его» [города] «исполнены нечестия, а живущие в нем говорили ложь, и языки лживые во устах их. Посему вот Я начал поражать тебя гибелью за грехи твои. Ты будешь есть и не насытиться, и унижение твое будет в средине твоей; ты возьмешь себе, но не сохранишь, а тех, которых ты сохранишь, Я предам мечу. Ты будешь сеять, но не пожнешь, ты будешь выжимать маслину, но не будешь умащаться маслом; и» [выжмешь] «виноградный сок, но не будешь пить вина. И сохранил ты заповеди Амри и всякое дело дома Ахава, и ходил ты в похотях их, чтобы Я предал тебя погибели и жителей его посмешищу, и понесете вы поругание народа Моего. LХХ: Слушай» [или: "слушайте"], «племя, и кто украсит город? Не огонь ли и дом беззаконника, собирающий груды сокровищ неправедных, и не беззакония ли» [или: беззаконие] «с неправдою? Разве оправдается в» [ложной] «мере нечестивец или неправильный вес в мешке, которыми они наполнили богатства нечестия своего» [или: твоего], «а населяющие» [или: «населявшие»] «его говорили нечестие, и возносился язык их во устах их. И Я наказал тебя гибелью за грехи твои: ты будешь есть, и не насытишься, и Я брошу тебя на тебя самого, и ты возьмешь, но не сохранишь, а те, которые будут сохранены, будут преданы мечу: ты будешь сеять, но не пожнешь; ты будешь выжимать маслину, но не умастишься маслом, и будешь выжимать виноград, но не будешь пить вина, и рассеяны будут законы народа Моего и все дела дома Ахава. А ты походил в советах их, так что Я предам тебя погибели, а обитателей его – посмеянию, и примете вы поругание народов.» – Многое в этом отрывке у LХХ отличается от Еврейской истины, и преимущественно в начале: «Слушай племя и кто будет украшать город? И рассеяны будут законы народа Моего.» Вместо этого мы ради последовательности речи употребили слова: «И ты сохранил заповеди Амри», хотя в еврейском тексте написано: «И сохранены заповеди Амри и все дела дома Ахава.» Действительно, если бы в еврейском тексте было написано ammi (עםּּי), то LХХ правильно перевели бы: «народа Моего;» а так как в настоящем случае написано amri (עםרי) и прибавлена буква рес (ר), так что это обозначает не народ, а имя отца Ахава, о котором содержится рассказ в книге Царств (III Цар. XVI), то нет никакого сомнения, что здесь вкралась ошибка. Притом же здесь ясно, что после имени отца указывается имя сына в словах: «и все дела дома Ахава.» Но обратимся к началу отрывка. И прежде всего, разъяснив буквальный смысл, постараемся с помощию молитв ваших дойти до смысла духовного. – Слушайте, десять колен Самарии, что́ объявляет вам Господь: еще и теперь огонь, т. е. неправда, есть в доме нечестивого Амри и сокровища беззакония продолжают оставаться в доме царском. Хотите ли вы слышать по порядку, какими нечестиями наполнен ваш город? Внимайте: уменьшенная мера, вызывающая гнев Божий; обманные весы и разновесные гири неправильные, [наконец я купцы], продающие товары с одним весом, а покупающие их с другим (Притч. XI, 1: Второз. XXV, 13–15). Но если бы это еще делали бедняки, то можно было бы бедностью защитить их преступление; в настоящем же случае богачи его наполнены не столько богатствами, сколько беззакониями, потому что все богатства их рождаются от беззаконий, когда они грабят других. За накоплением богатств следует ложь, и рука, привыкшая к созиданию сокровищ, обладает лживым языком. Справедливость порождает бедность, а ложь производит богатства. Я не хотел вас подвергнуть наказанию тотчас, хотя князья ваши и делали это; но понемногу начал Я поражать [вас] и делать внушения разными казнями. Я послал на вас голод, Я послал жажду, Я послал болезни и опустошения со стороны окрестных врагов: жатва ваша не приносила плодов, выжимаемая маслина не давала масла, а сухие кисти винограда отказывали в вине. Все эти наказания Я навел [на вас] за нечестия, обманные меры и неправильные весы. А так как ты соблюл все обряды идолослужения, установленные нечестивым царем Амри (III Цар. XVI и дал.) и вместо Моего закона удержал все деяния дома Ахава и Иезавели, то Я был подвигнут к тому, чтобы предать тебя и обитателей твоих на посмеяние, чтобы вы понесли позор народа Моего, [т. е.] плененные Ассириянами были побеждены, как народ Божий, и имя Мое ради вас подверглось поруганию у язычников (Римл. II, 24. Ис. LII, 5 Езек. XXXVI, 20). В настоящем месте необходимо заметить, что в словах: «понесете поругание народа Моего,» или, – как перевели LХХ, – «примете поругание народов» в Еврейском тексте написано аmmi (עםּּי). Итак, если ammi обозначает: «народа Моего», то нет никакого сомнения, что выше неправильно переведено: "народ Мой" вместо: Амри. – До этого места мы высказали все, что́ казалось нам нужным, согласно еврейскому тексту. А теперь будем рассуждать насколько возможно раздельно, обращаясь к переводу LХХ. – Племя Самарийское, которое отделилось от народа Божия, призывается в слушанию, и ему говорится следующее. Тщетно ты устрояешь идолов и воздвигаешь золотых тельцов искусную рукою, и хочешь, чтобы и Иерусалим, вторая столица, был также разрушен: ибо кто может украсить город? Разве огонь, воспламеняемый горящими стрелами диавола, или дом нечестивого, который по упорству своему и нераскаянному сердцу своему собирает себе гнев на день гнева и откровения праведного суда Божия (Римл. II, 5.)? Он умножает нечестие неправдою и не только опустошает дом Божий, т. е. церковь, но грабит и чужие блага с гордостью и суровостью. Разве может быть не осужден тот, кто без меры и без веса обманно накопляет богатства свои из свидетельств св. Писания, – богатства, которые суть сокровища неправды? Ибо хотя Господь повелевает: «Да не будет в мешке твоем вес больший и меньший» (Второз. XXV, 13–15), однако они ради неправедного прибытка часто лицеприятствуют на суде, и в одном и том же деле судят богатых и бедных то так, то иначе, согласуясь не с сущностью дела, но с различием их состояний. А обитатели города его, когда думают украситься неправым учением и извращенными догматами, говорят ложь и гордо возвышают главу свою и презирают простоту [веры] народа, принадлежащего к церкви. Посему Премилосердый Господь не поражает их внезапно, но стремится вразумить их понемногу бедствиями, что́ и сказано: «И Я начну тебя поражать несчастиями за грехи твои»; а смысл этого такой: О город, который еретики имеют воздвигнуть, Я поражу тебя, чтобы ты погиб, но неокончательною гибелью, а только в том отношении, в каком ты грешник. Затем следуют слова: «Ты будешь есть, и не насытишься.» В самом деле, – они читают, но не понимают и, питаясь словами Св. Писания, они испытывают недостаток [или: алчбу] истины. "И выброшу", – говорит он, – тебя, «и ты схватишь, но не сохранишь, а те которые будут спасены» [тобою], «будут преданы мечу». Я оставляю тебя твоему собственному суду, и после того, как ты в искании многого ничего не найдешь, ты поймешь свое заблуждение и увидишь, что не можешь спастись всеми твоими догматами. А те, которые подумают, что они насытились и не были выброшены от тебя, и не поняли истины, – те будут преданы мечу и воспитаны наказаниями. Итак, о племя и город нечестивейший, который еретики созидают огнем, неправдою, бесчестием, неправильными весами и обманною мерою, ты посеешь, но не пожнешь; ты будешь выжимать оливу, но не намастишься маслом, будешь топтать виноград, но не будешь пить вина. Ибо тебе, после того как ты сознаешь свое заблуждение, будет полезно, чтобы ты не имел учеников, не умащал главы своей маслом грешников и не опьянял вином содомским тех, которые пьют. И рассеяны будут законы народа Моего, или Амри, и все деяния дома Ахава, [т. е.], тех которые остаются в отношении в ересям родоначальниками и князьями. Под ними мы можем разуметь или вражеские силы или же главных еретиков, каковыми были Маркион и Василил, а в более позднее время Арий и Евномий. И ходили вы по мыслям их, именно Амрия и Ахава. Прекрасно, сказал он «по мыслям их», ибо учение [их] наставников негодно; оно не есть учение Божие, а измышление сердца их. И предам тебя погибели, чтобы ты погиб в том отношении, в каком ты еретик. А обитателей твоих предам освистанию, чтобы ты последовал призывному свисту Доброго Пастыря, который, по словам пророка Захарии, говорит: Я свистну им и соберу их, потому что Я искупил их.» (Захар. X. 8) или свисту дракона для погубления плоти, чтобы дух их спасся ("1 Корнф." V. 5) и они исправленные научились не богохульствовать (1Тимоф. I. 20). И все это они претерпят, чтобы могли понять заблуждение свое, потому что они понесли [в себе] грехи и позорные дела всех племен и многих народов. Я знаю, что некоторые отнесли к церкви то, что́ мы истолковали в отношении к еретикам. Но я не понимаю, каким образом имена Амри и Ахава царей Самарийских можно отнести к Иерусалиму и Иуде, под которыми разумеется церковь.

Глава VII

Мих.7:1–4. Горе мне, потому что я оказался в положении человека, который осенью собирает виноградные кисти: нет ни одной ягоды для еды; душа моя пожелала винных ягод первой зрелости. Погиб святой от земли, и нет праведного среди людей. Все в крови строят козни; муж предает на смерть брата своего; злое дело рук своих они называют добром. Князь требует» [взятки] «и судья подражает» [ему]; «знатный человек высказывает желание души своей, и они смутили ее. Лучший среди них, как колючий терн, и праведник, как шиповник в изгороди. LХХ: Горе мне, потому что я был, как собирающий солому на жатве и виноградные кисти в пору собирания винограда; ибо нет ни одной ягоды первого созревания для еды, как того сильно пожелала душа моя. Горе мне, о душа, потому что погиб на земле достопочитаемый, и нет среди людей исправляющего: все судятся в крови, и каждый терзает мучениями ближнего своего; на зло приготовляют они руки свои. Князь усиленно просит, и судья говорит мирные речи, это желание души его. И уничтожу благосостояние их, как соядающая моль, и ходя по правилам в день испытания твоего».

Предсказав пленение и десяти колен, и двух (ибо слово Божие было в Михею Морасфитянину о Самарии и Иерусалиме), пророк горестно взывает о том, что среди народа на земле не находится ни одного праведника, который мог бы твердо устоять пред гневом Божиим и противопоставить себя Ему как бы стену. Напрасно, – говорит он, – Я прорекал; тщетно хотел я отыскивать как бы последние кисти уже опустошенного и погибшего города; и так как для еды нет ягод, то собрать для еды по крайней мере тех недозревших фиговых ягод, которые у евреев называются bechchora [или: bechura] (בכורה), т. е. толстые из фиг: он как бы говорит: „Не находя хлеба соответственно величине голода, я искал сора и отрубей.» Святой человек исчез с земли и праведника нет среди людей. Повсюду козни, повсюду обманы; проливается невинная кровь. Из-за скупости и похоти не обращается внимания даже на кровное родство. И не только они делают, но даже еще и защищают зло, и заменив одно название другим, называют зло добром. Сами князья принимают подарки не от тех только, которые приносят их, но еще принуждают и настойчиво требуют, чтобы и другие подданные давали. А судья подражает им, судя другого так, как бы сами были судимы от другого, чтобы таким образом взаимно получить снисходительный приговор своим преступлениям и найти оправдание [своему преступлению] в преступлении другого. Тот, кто занимает важное положение и как бы самый сведущий в законе, провозвещает не Божию, а свою волю. «И смутили они ее», или истину, или город, или землю, о которой выше было сказано: «Погиб святой человек от земли.» В самом деле, тот, кто между ними самый лучший, оказывается на деле, как колючий терновник, цепкий и ранящий приближающегося в нему и схватывающий кривым суком, а тот, кто найдется у него праведником, оказывается, на деле как бы спица в ограде, так что где ожидалась помощь, там оказывается опасность. Так по еврейскому тексту. – Затем согласно Семидесяти, которые в некоторых отношениях отличаются, а в конце отдела перевели даже совершенно различно, мне кажется такой смысл: Речь пророческая или апостольская оплакивает вообще род человеческий, потому что понапрасну бросалось семя учения, и потому, что запоздавший жнец вместо жатвы и плодов с трудом найдет только пустую солому и сухие стебли и не сможет найти даже мелких ягод в винограднике, – и так далее до конца отрывка. И в самом деле, если блажен тот, который говорил, имея пред собою уши слушающего, и если уши слушающего составляют предмет желания для мудрого, а слушатель понимающий есть радость для говорящего, то, наоборот, горе для учителя дурной ученик; с этим сетованием согласны также и слова пророка Иеремии: «Я никому не был полезен и никто мне не был полезен» (Иерем. XV, 10). Есть такие, которые думают, что это сказано от лица Спасителя, указывающего на то, что в столь большом числе верующих и во всем мире, и роде человеческом Он едва находит деяния, достойные крови Своей, о чем и говорит в двадцать девятом псалме: «Какая польза в крови Моей, когда Я схожу» [или: сойду] "в тление" (Псал. XXIX, 10)? Хотя другие утверждают, что слова: «Горе мне, ибо я сделался как тот, кто собирает солому на поле жатвы», менее всего приличествуют Лицу Того, Который в Евангелии сказал: «Поднимище очи ваши и посмотрите на поля, ибо они уже вполне побелели для жатвы» (Иоанн. IV, 35), а в другом месте: «Жатвы много, а делателей мало» (Матф. IX, 35). Те, которые хотят понимать, что это сказано от лица Спасителя, говорят: „не удивительно, что Он говорит: "Горе мне," когда Он плавал о Иерусалиме и обливался слезами о смерти Лазаря (Луки XIX, 41; Иоанн. XI, 34)“ А вышеприведенные слова: «Я сделался как тот, который собирает сухой колос на поле жатвы», они относят к концу мира, который гораздо определеннее называется жатвою; они говорят, что это пророчество может исполниться тогда, когда с умножением неправды, охладеет вера многих и сын человеческий, приходя на землю, найдет веру редкою на земле (Мф. XIV, 24). Ибо тогда, как бы после жатвы с трудом найдется солома, или после сбора винограда – сухие ягоды, в тех которые сохранили веру во время поражения всех; а что эти слова сказаны от Лица Того, Кто принял человечество, это они думают доказать словами: «Горе мне о душа», о которой говорится: «Прискорбна есть душа Моя до смерти» (Матф. XXVI, 38). Исчез [или исчезнет] благочестивый от земли, или потому, что антихрист убивает святых, или потому, что все поверглись во множество соблазнов. «И среди людей нет того, кто исправляет: все судятся в крови,» не в легких и незначительных грехах, но в весьма больших и относящихся в кровавым. Ни соседство, ни дружба, ни родство не будет сдерживать преступления: все подымут руки на злое дело, так что хотя кто-либо даже и не мог сделать зла, однако уготовляя руки [на зло] он уже делает преступление в воле своей. Сам князь выпрашивает, и судья говорит льстивые слова, ибо получает подарки желание души своей. Так как все это ясно, и так как я остерегаюсь ненависти князей и судей, то и предоставляю это пониманию читателя, только присоединю слова: «Дары ослепляют глаза даже мудрых» (Второз. XVI, – 19): судьи оставляют живою ту душу, которую не должны были бы оставлять: и убивают ту, которая по заслуге своей и добродетелям живет; а делают это они благодаря подаркам, которых они требуют с бесстыдством и которые принимают бесчестно. Таковым Господь и угрожает в словах: «И уничтожу благосостояние их», которое они считают для себя добром, которое кажется им добром, хотя по истинному существу дела добром не может быть названо то, что́ разоряет дающего и убивает принимающего; и хотя удалить от них зло и вступить Господу и божественному слову в совесть их, чтобы подобно моли истребить к ней все развращенное, и сделать опустошение в их добыче и злых помышлениях и ходить по порядку и правилу истины, а их самих, руководящихся злыми мыслями, увлекать в правому пути, – все это ее есть угроза [бедствиями], а скорее благодеяние. Все это Он делает при свете истины, и в тот день, когда святые и избранники в церкви взойдут на высоту и будут рассуждать о небесных предметах в недосягаемой высоте своего учения и дел своих.

Мих.7:5–7. День испытания Твоего, посещение Твое приближается; ныне будет разорение их: не доверяйте другу и не полагайтесь на вождя. Стереги двери уст твоих от той, которая почивает на лоне твоем, ибо сын делает бесчестие отцу, и дочь восстает против матери своей, и невестка против свекрови своей: враги человеку – домашние его. Я же буду взирать на Господа, уповать на Бога Спасителя моего: услышит меня Бог мой. LХХ: Горе! Горе! пришло мщение Твое, ныне будет плач их: не верьте друзьям и не полагайтесь на вождей; берегись доверяться той, которая почивает с тобою, потому что сын наносит бесчестие отцу, а дочь восстает против матери своей и невестка против свекрови своей: враги человека домашние люди его. Я же буду взирать на Господа моего и уповать на Бога Спасителя Моего: и услышит меня Бог мой.

Исключай начало отрывка, тот и другой тексты во всех остальных частях согласны между собою. Днем испытания Самарии или Иерусалима, и посещения Его, наступления которого пророк часто ожидал и боялся, в смысле историческом он называет пленение, именно в следующих словах: «посещение твое пришло: ныне будет разорение их», – т. е. обитателей, – или осада: ибо в еврейском marucha (םרוכה) обозначает скорее πολιοπχίαν и φπούπησιν т. е. осаду и «неусыпную охрану», чем «опустошение». Итак ее доверяйте никаким словам пророков и не приклоняйте слуха своего ни к каким льстивым обещаниям прорицателей, потому что, если редко доверие даже в отношении в наиболее дорогим людям и в единокровной любви, то насколько более редко должно быть доверие к тем, которые льстиво лгут пред вами из-за прибытка и как больным советуют вам не то, что́ может быть полезно, а то что сладко на вкус и приятно! Не доверяйте другу, потому что и Ахитофел восстал [некогда] против Давида (2Цар. XV.), и истинный Ахитофел Иуда – против Христа (Матф. XXVI). И не полагайтесь на вождя, кака мужи Сихемскиена Авимелеха (Судей IX); ибо они сами сделали его царем и были угнетены им. «Стереги двери уст твоих от той, которая почивает на лоне твоем», чтобы не потерпеть того, что́ Самсон потерпел от Далилы (Судей, XVI). «Ибо сын сделает бесчестие отцу», именно [как] Авессалом Давиду: он не только опозорил царство, но и наложниц отца своего кровосмесительным сожительством (2Цар. XVI). «Дочь восстанет против матери своей»; хотя в св. Писаниях нет примеров такого деяния, но за то в повседневной жизни встречается столь много примеров, что мы должны больше скорбеть, что их столько, чем искать их. «Невестка против свекрови своей» [напр.,] так, как жена Исава восстала против Ревекки (Быт. XXVI). «Враги человеку домашние его.» Примеров этого я не подыскиваю, так как их больше, чем сколько мы нуждаемся в доказательствах. Итак если дела находятся в таком положении, то вы, Самария [или: Самарии] и Иерусалим! не доверяйте лжепророкам. Я же, – говорит пророк, – «буду взирать на Господа» и возрадуюсь в Боге, Спасителе моем, или Иисусе моем, «и услышить меня Бог мой». – Затем будем следовать переводу Семидесяти, которые говорят: «Горе! Горе! Мщение твое пришло», т. е. имеющее быть наложенным наказание за преступления. Он говорит «Мне отмщение, и Я воздам говорит Господь» (Римл. XII, 19; Втор. XXXII, и в другом месте: «Пришли дни мщения Твоего» (Осии IX, 7). Ибо Господь мстит за вопиющих в Нему день и ночь и говорящих: «Доколе, Гоcподи святый и истинный, Ты не судишь и не мстишь за кровь нашу тем, которые живут на земле» (Апокал. IV, 10). Итак пришло мщение, и ныне будет плач от них, т. е. мщений, так что возрыдают те, воторые прежде смеялись и немедленно, по отшествии своем из этой жизни, понесут мучения, которые оный богач, векогда покрытый пурпуром и непрерывно веселившийся, несет в аду, где плач и скрежет зубов (Лук. XVI; Матф. VIII, 12; ХIII, 42.) А следующие затем слова: «Ныне будут», ты понимай или в отношении к концу жизни каждого, или в отношении к уничтожению всех вещей и дню судному, когда на всех без исключения придет общее мщение. Итак не верьте друзьям, так как всякий друг хитро подставляет ногу; а тот, кто́ по какой-либо причине является другом, не столько есть друг того, кого он как будто любит (ибо от amore он называется amicus) сколько друг предмета, который он любит. Некто спрошенный, что такое друг, отвечал: „Второй я.“ Посему если нам представят в пример Пифогорейцев, которые взаимно один за другого отдавались в поручители пред тираном, то мы скажем, что суждение произнесено от Бога не против всех друзей и не против всех обнаружений любви, и не в отношении во всякому времени, а только к тому, о котором Апостол сказал: «В последние дни наступят времена погибельные: ибо люди будут самолюбивы, жадны, надменны, горды, злоречивы, родителям не повинующиеся, неблагодарны, преступны, не имеющие любви, не соблюдающие договора, клеветники, невоздержны, не кротки, немилосерды, предатели, дерзки, напыщенны, больше любящие удовольствия, чем Бога» (2Тим. III, 1. 2) и прочее. Ибо тогда брат предает брата, отец – сына, мать – дочь, и врагами человеку [будут] домашние его (Матф. X, 35, 36). Но и ныне вера есть нечто редкое; ибо одно высказывается устами, а другое скрывается в сердце; мед на языке скрывает яд душевный. Богатые люди имеют много друзей, а от бедных удаляются даже и те, которые по-видимому есть у них. Посему и говорится: «Если имеешь друга, чрез испытание овладей им» (Еккл. VI, 7). В сборнике противоречий некоего писателя я прочитал следующее: Друга долго нужно искать, находят его с большим трудом, и сохраняют с большими затруднениями“. Феофраст написал три книги о дружбе; но, предпочитая ее всякому проявлению любви, он сознается однако, что она очень редка в делах человеческих. Есть и книга Цицерона о дружбе, которую он посвятил Лелию, и в которой советуется почти в тех же словах и тоже самое, что́ и в наших писаниях, [именно]: чтобы друг был для нас, как старое вино, чтобы мы пили его мало по малу наслаждаясь [им]. Дружба или обнаруживается между разными людьми, или делает их таковыми: где нет равенства, а есть возвышение одного и подчинение другого, там не столько дружба, сколько ласкательство. Посему и в другом месте мы читаем: „Пусть друг будет одной и той же [с нами] души“. И лирический поэт, прося небо о друге говорит: „Сохрани половину души моей“ (Гораций). Итак не полагайтесь на людей, которые от дружбы ожидают выгоды себе. Если хочешь утешаться истинною дружбою, то будь другом Божиим, как Моисей, который беседовал с Богом, как бы друг с другом (Исход. XXXIII, 11). Будь другом подобно Апостолам, которым Спаситель говорит: «Я уже не буду называть вас рабами, потому что раб не знает, чего хочет господин его; но Я буду называть вас друзьями, потому что вы пребывали со Мною во всех искушениях Моих» (Иоанн. XV, 15). Слишком слабою бывает та дружба, которая сохраняется при счастии и богатстве. Такого рода люди, по моему мнению, не друзья, а только любят самих себя. Поразмыслим более внимательно о словах Господа: «Но буду называть вас», – говорит Он, – "друзьями", и прибавляет причину, почему Он будет называть их друзьями, «ибо вы пребывали со Мною во искушении;» но Он не остановился только на этом, а сказал: «во всех искушениях Моих». В самом деле, иногда бывает, что тот, кто оставался с нами в одном искушении, побежденный отступает пред другими. Во-вторых повелевается: «Не возлагайте надежды на вождей,» – ибо «проклят человек, который имеет надежду на человека» (Иерем. XVII, 5). Тщетна надежда, возлагаемая на человека, и истинна та, которая возлагается на Бога. Посему и говорит Апостол Павел: «И из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратное» (Деян. ХX, 30); также и сам Господь говорит чрез пророка: «Вожди народа Моего не познали Меня: они глупые сыны, и непонимающие; они умны на то, чтобы делать зло, а делать добро они не сумели» (Иерем. IV, 22). Правда, говорит он, они назывались вождями Моими и вождями народа Моего, но так как они не познали Меня, и делами своими лишили себя этого имени, то и являются они сынами глупыми и не понимающими; у них достает благоразумия только для того, чтобы подчинять себе простое стадо и попирать его ногами своими, а как делать добро и управлять народом, они не узнали этого. Не доверяйте вождям или: судьям], т. е. ни епископу, ни пресвитеру, ни диакону, ни [другому] какому либо чиноначалию человеческому. Не то я говорю, что вы не должны подчиняться этим степеням церковным: «Ибо кто будет злословить отцу или матери, тот должен быть предан смерти» (Левит. XX, 9), и Апостол учит, что должно повиноваться предстоятелям в церкви (1Петр. II. (?) Евр. ХIII, 17); но [я хочу сказать], что иное дело почитать вождей, а иное возлагать на них надежду. Будем почитать епископа, оказывать предпочтение пресвитеру и почтительно вставать пред диакон, но не будем возлагать на них надежды, потому что тщетна надежда на людей и тверда надежда только на Бога. – Третье повеление; «Храни себя от той, которая почивает с тобою,» не доверяйся ей. Посему и Апостол называет женщин сосудом некрепким, и повелевает, чтобы им от мужей оказывалась честь. Ибо «не создан муж для жены, но жена ради мужа» (1 Корнф. XI, 9) и «жена должна бояться мужа» (Ефес. V, 33), говорит он. Обязанность жены бояться и любить мужа со страхом; обязанность мужа только любить, потому что любовь есть свойство совершенных. Мужья, – говорит он, – «любите жен своих» (Ефес. V, 25) и не делайте им огорчений, хотя бы они вызывали вас на гнев и делали нечто такое, за что́ заслужили бы перенести огорчение, ибо это и значит слово παραπιχπαίνεσθαι, однако вы в свою очередь не желайте делать им огорчений. Также и Соломон в книге Екклезиаст говорит: «И я нашел одного человека из тысячи, а женщины среди всех их не нашел» (Екклез. VII, 28). Может быть, что он, был научен собственным примером, что женщинам не должно верить, так как чрез них он оскорбил Бога (3 Царств, XI, 2–9). Но также и великий поэт, – не второй Гомер, как Луцилл (или: Луцилий] слазал об Энние, но первый Гомер у Латинян [сказал]: женщина есть нечто всегда изменчивое и различное... Греческие и латинские истории наполнены рассказами о том, как много мужей было обмануто своими женами и как их жизнь была предана. А из Св. Писания есть примеры Далилы, о которой мы выше упомянули и другой женщины раньше Далилы, которая семидневным плачем и притворною любовью выпытала тайну Сампсона и открыла то, что́ он скрывал. Поэтому Сампсон и говорит после того: «Если бы вы не по́работили телицу мою, то не отгадали бы предложенной мною загадки» (Суд. XIV, 18). До этого места заповедуется, чтобы мы не доверялись легко ни друзьям, ни вождям, ни женам. Но причина указывается недостаточно соответствующая приведенному положению, так как он говорит: «Ибо сын бесчестить отца, дочь восстает против матери, невестка против свекрови своей и враги человека – его домашние». В самом деле, какое отношение может быть к другу, к вождю, к жене, если сын, дочь и невестка восстают против отца, матери и свекрови? Однако мне кажется, что эти слова могут быть соединены с вышеприведенными таким образом: Не верьте друзьям и вождям, и женам, которые могут измениться и действовать смотря по обстоятельствам, так как даже сын и дочь, забывши о воспитании и детстве, восстают против виновников своей жизни и своего тела и наносят бесчестие тем, которых оскорблять даже взглядом есть уже преступление. Но такое изъяснение не подходит ни к невестке, восстающей против свекрови, ни к тому человеку, для которого врагами являются домашние его. Теренций в комедии „Гекира» говорит: „Что это такое? Все свекрови возненавидели невесток“. Это место, хотя имеет и другое значение, тем не менее оно указывает на нечто естественное: невестка ненавидит свекровь, а свекровь ненавидит невестку. – В этих словах пророческая речь описала, – в отношении к разрушению и концу мира, – нам, каково будет поколение [людей] пред пришествием антихриста. А теперь нам нужно рассмотреть [этот отрывок] согласно с предшествующим толкованием, в котором мы сказали относительно еретиков: Слушай племя и кто украсил город? Разве огонь и дом нечестивого? А затем в отношении к Церкви: Горе мне, потому что я был как тот, который собирает колосья во время жатвы! И потом снова: Горе мне, о душа! Погиб благочестивый [или: обращающий] на земле, и нет исправляющего между людьми! И потом, Князь настойчиво требует и судья говорит мирные речи по желанию души своей. Поэтому-то и произносится двоякая угроза далее: Горе, горе! Пришло твое мщение: ныне будут рыдания их. – И мы должны сказать, что именно относительно еретиков написано: «Не доверяйтесь друзьям вы», люди простые, и развращенным вождям, которые обещают быть друзьями и вождями ересей, ибо они ищут не вашего спасения, по своего прибытка и попирают ногами своими обманутое ими стадо; остерегайся также, чтобы как-нибудь не довериться той, которая спать с тобою и под которою я не могу понимать ничего другого, как плоть; так что мы не должны легко доверяться обольщениям плоти, чтобы твердость духа и мужественное постоянство не смягчились, побежденные ее приманками. В самом деле, даже сын, рожденный от Бога, забывая о своем Творце, злословит Его – своего Создателя, как говорит Писание: «Разве не один Бог сотворил вас? Разве не один есть отец у всех нас» (Малах. II, 10); [также] и душа небрежет о небесном Иерусалиме и презирает ту церковь, которую [не должно презирать]: если кто презрит ее, смертию умрет. И невестка восстает против свекрови своей. В смысле переносном это, как кажется, очень трудно понять. Но тот, кто будет читать Песнь Песней и будет разуметь под женихом души слово Божие, и кто будет веровать во Евангелие, – которое мы недавно перевели с издания по-еврейски [и в котором от лица Спасителя говорится: «Мать моя. Дух Святый, только что понесла Меня на одном из волос Моих» (Матф. X), тот не усумнится сказать, что слово Божие произошло от Духа, и потому душа, которая есть невеста Слова имеет Духа Святого, как свекровь свою, – Он на еврейском языке называется женским именем rua (רנה). Итак, хотя еретики раньше и верили св. Писанию, которое написано и издано Духом Святым, во передались на сторону новых учений, закваски фарисеев и заповедей человеческих, и потому наносят оскорбление свекрови своей, когда презирают Слово Божие. Но чтобы ты случайно не усумнился, что Слово и Сын Божий рождается от Духа Святого, обрати внимание на слова Гавриила в Марии: «Дух Святый найдет на тебя и сила Всевышнего покроет тебя сению, посему и Рождаемое от тебя Святое назовется Сыном Божиим» (Лук. I, З5).

Затем следуют слова: «Враги человека – домашние люди его». Как нам кажется, в переносном смысле это должно быть изложено так: Всякого мужа глава есть Христос, но Христос – глава церкви (1 Корнф. II, 3). Его врагами часто бывают те, которые считаются находящимися в Его доме, т. е. в церкви, и хотя они не отступают от Главы, но имеют мысли вопреки своему Главе, с надменностию хвастаясь, будто они без учителя и благодати имеют знание св. Писания по своему собственному разумению; по они ничего не знают; они долго вращаются вокруг вопросов, спорных рассуждений и противоречий в словах; они хотя находятся и дома, но во всяком случае они -враги истины. Но мы должны знать, что слова, которые мы теперь читаем у пророка, есть почти в том же виде в Евангелии; но там они имеют иной смысл, благодаря связи речи, в которой они находятся; взяты ли они из пророка, или введены в текст собственным авторитетом [Евангелиста], – об этом знает Господь, который говорил, как чрез Пророков, так и чрез Евангелистов, И вот говорит Он там: «Я пришел разделить человека с отцом его и сына с матерью его, и невестку со свекровью ея, и враги человеку – домашние его» (Мф. X, 35, 36). Итак, приняв такое толкование, – если только нам удалось постигнуть смысл св. Писания, – святой человек будет возлагать веру свою только на Господа и все мысли свои обращать только к Богу своему, понимая, что любовь [на земле] охладела; что люди при конце мира не будут любить Бога, а только самих себя, в то время как другие будут доверяться друзьям, вождям и женам своим, и в то время, как сын, дочь и невестка восстают против отца, матери и свекрови и врагами человека являются домашние его; и хотя он угнетается тяжестями и мучениями мира, однако ни на кого не имея надежды, кроме Того, который говорит: «Не бойтесь, Я победил мир» (Иоанн. XVI, 38). он ожидает Бога Спасителя своего, и полный веры в Него и со взором, всегда обращенным в Нему, он надеется всегда быть услышанным, когда бы только ни обратился к Нему [с призыванием].

Мих.7:8–13. Не ликуй надо мною, неприятельница моя! Хотя я пал, но восстану. Хотя я буду сидеть во тьме, но Господь свет мой: я понесу гнев Господа, потому что я согрешил пред Ним, пока Он не рассудит дела моего, не совершит суда надо мною, и не выведет меня на свет и пока я не увижу оправдания Его. В посмотрит на меня тогда неприятельница моя и покроется смятением та, которая говорила мне: „Где есть Господь Бог твой?“ Очи мои посмотрят на нее» [Вульг: «увидят ее.»] «Теперь она будет попираема, как грязь на площадях.» [Ныне] «день, чтобы воздвигнуть ограды твои. В зтот день закон будет далеко: в этот день до тебя» [Вульг.: "и до тебя"] «придет от Ассура, и до городов укрепленных, и от городов укрепленных до реки, и до моря от моря и до горы от горы. И будет земля в опутошении по причине обитателей своих и по причине плодов помышлений их. LXX. Не радуйся надо мною, враждебная мне. Хотя я пал, но восстану: хотя я буду ходить во тьме, но Господь просветит меня, Я претерплю гнев Господа, потому что согрешил пред Ним, пока Он оправдает дело мое и сотворит суд надо мною, и выведет меня на свет, и я увижу правду Его. И увидит меня неприятельница моя, и стыд покроет ту, которая говорит мне: „ Где Господь Бог твой»? Глаза мои увидят ее; ныне она будет попирает, как грязь на дорогах. День тесания кирпича есть поражение твое, и удалит законы твои день тот, и города твои придут к концу и к разделению Ассирийцам, и укрепленные города твои к разделению, начиная от Тира даже до реки и от моря до моря, и от горы до горы, и будет земля назначена к погибели с жителями ея от плодов измышлений их.» – В буквальном смысле мне кажется, что здесь Иерусалим говорит против Вавилонского и других народов, которые торжествовали над ним: «Ее радуйтесь над моим разорением», потому что по милосердию Господа я снова восстану; после того, как я побуду в плену, Он выведет меня из тьмы и будет светом моим. Гнев Господа я перенесу, потому что сознаю себя заслужившим то, что я претерпел, – пока я буду отомщен от народов, и пока произойдет суд надо мною. Я знаю, что Он намерен вывести меня на свет, и я увижу оправдание Его. А неприятель мой Вавилон и прочие народы в окрестности увидят и тот, который злорадно говорил: ""Где есть Бог твои“?» покроется смятением. Очи мои увидят Его и даже не после, многое время спустя, а теперь увидят его, попираемого, как грязь на улицах, даже современных [нам]. – До этого места так говорил Иерусалим, или пророк от лица народа. А затем представляется Бог говорящим Иерусалиму в ответ. О Иерусалим! пришли дни, чтобы были воздвигаемы укрепления твои, которые когда-то были разрушены опустошителем Вавилоном. В тот день закон будет далеко, т. е. заповедь или приказание, как истолковали Симмах и Феодотион, употребляя слова ἐπιταγη χαι πρόςταγμα. И тогда будет такой смысл: Ты уже не будешь подчинен владычеству Вавиловян. В тот день, когда будут строиться ограждения твои, придет к тебе от Ассура и из городов укрепленных; от городов, говорю, укрепленных даже до Иордана, чрез который и прежде перешел народ, и от моря Чермного, и от всех народов даже до моря Мертвого, соседнего с твоею землею, и в горе Сиону от Тор Персидских и Мидийских, куда прежде они были переведены; а остальная земля будет принадлежать Халдеям и тем, которые опустошили тебя до конца по причине обитателей ее и по причине злых деяний их. – Еще и теперь Иудеи ожидают в будущем исполнения этого [пророчества]; и в том месте, которое мы истолковали согласно тому, как нам казалось [возможным] и как изъясняют более благоразумные среди них, – [именно] в словах: «В тот день закон будет далеко», – некоторые из них легкомысленно выдумывают и говорят [так]: „В тот день, когда Христом будут воздвигнуты укрепления Иерусалима, Священные Писания Закона и Пророков, которые теперь находятся в наших [христианских] руках, будут отняты у нас и переданы народу Иудейскому; но ведь сказанное у Семидесяти: «день тесания кирпича есть поражение твое» мы относим не к Иерусалиму, но еще и к Вавилону, как мы это изложили согласно еврейскому тексту; ибо и он должен быть разрушен и попираем, как грязь. И удалит законы день тот, но это не законы Божии, но те законы, которые ты, о Вавилон! повелевал хранить вопреки закону Божию. И города твои придут к концу, т. е. к разделению во время нападения на тебя Ассирийцев (ведь Вавилон был городом Халдеев, а не Ассирийцев). А укрепленные города твои будут достоянием вражеского войска от Тира до реки Тигра, которым ты окружен, и от моря Великого до моря Черного, которое касается стран твоих со стороны дороги в Индию; «и от горы до горы», т. е. от гор Иудейских до гор Персидских и Мидийских: вся Месопотамия и совершенно вся страна, которая теперь находится среди твоих владений, будет подчинена владычеству неприятелей. И будет страна в разорении вследствие нечестивейших плодов деяний ваших. Там, где Семьдесят перевели: от Тира, мы знаем, что в еврейском тексте написано masor (םעיר). Если это слово будет разделено на предлог: ma и имя: sor, то оно обозначает именно "от Тира." Но если это есть одно слово, то оно значит: «укрепление». Наконец все [другие толкователи] перевели περιοκὴv χαι περίφραγμα, χαὶ πολιοπχίαν, т. е. «укрепление» или: «обложение огражденного стенами города», а не: от Тира, как перевели Семьдесят. Таков смысл согласно еврейскому тексту и он предупредит, как бы с излишком, тайные желания плотского Израиля и народа [предназначеного] к сокращению. А теперь перейдем к духовному толкованию и потрудимся над самыми трудными местами с помощью толкования Св. Духа того, что́ [Им] написано. Иерусалим, – как мне кажется, – обозначает всякую душу, в которой был воздвигнуть храм Божий и видение мира и познание св. Писания; по побежденная после того грехами, отведенная в плен, преданная мучениям, она говорит против Вавилона, т. е. против возмущений, или обольщений этого мира и против враждебный силы, которая господствует в этом мире: „Не торжествуй надо мною, неприятельница моя, потому что я пала, но я встану: ибо Господь поднимает сокрушенных (Псал. СXLIV, 14), и говорит чрез пророка: «Разве тот, кто падает, не восстанет?» (Иерем. VIII, 4), и «Не хочу смерти грешника, но чтобы он обратился и жил» (Иезек. ХХХIII, 11). А если ты потому с презрением смотришь на меня [или: отчаяваешься за меня], что я терплю страдания, то познай чрез пророка Иезекииля, что наказания первоначально назначаются святым, и от Господа сказано: «Начните от святых моих» (Иезек. IX, 6), ибо хотя я и буду ходить во тьме, однако Господь есть свет мой. Хотя бы даже меня схватили и владыки этой тьмы, и я сидела бы во тьме и сени смертной, и хотя бы ноги мои они вошли в темные скалы, однако сидящим во тьме и сени смертной свет родился и сияет во тьме (Ис. IX, 2) и «Господь просвещение мое и спасение мое, кого я буду бояться» (Псал. XXVI, 1); и я обращусь к Нему со словами: «Слово Твое, Господи, светильник ногам моим и свет стезе моей» (Псал. СХVIII, 105). Ибо Он сам повелел мне, заключенному во мраке века сего: «Пусть чресла ваши будут препоясаны и пусть в руках ваших будут светильники горящие» (Лук. XII, 35). [Далее] следует: «Я перенесу гнев Господа, потому что согрешил пред ним, пока Он рассудит дело мое, и совершит суд мой и выведет меня на свет, и я увижу оправдание Его.» Всякое исправление в его настоящем не кажется сладостным, но горьким; и только впоследствии оно дает мирный плод оправдания тем, которые были воспитаны посредством него. Итак душа, чувствующая, что она согрешила и имеет язвы грехов, и живет в мертвом теле, и нуждается в предохранительном лечении, – такая душа постоянно говорит врачу: „Сожги плоть мою, обрежь раны мои, и очисти все жидкости и вредные водянистые опухоли (πεὺμα) острым питьем из чемерицы. Мои раны – следствие моих пороков, [а потому] мои столь сильные мучения должны быть причиною страданий для меня, чтобы потом я получил здоровье“. И истинный врач уже ради выздоровления, как показывает причину [употребленного] средства, так дает и объяснение того, что он поступил вполне правильно в том, что сделал. Наконец после терзаний и понесенного наказания душа, выведенная из внешнего мрака по уплате последнего квадранта (Мф. V, 26.) говорит: «я увижу правду Его» и скажу: „Суды Твои, о Боже, совершились». Но если Иисус Христос сделался для нас от Бога мудростию, праведностию, святостию и искуплением (7 Корнф. I, 30), то человек, который говорит, что после гнева Божия он видит оправдание, уготовляет себе созерцание I. Христа. Но это [говорится] только о кающихся. Впрочем, гораздо лучше не иметь ран и не нуждаться во враче. Излечивание не есть блаженство для выздоровевших, а только облегчение после болезни. Итак, кто излечился пусть поостережется, чтобы снова не грешить и чтобы снова не сделалось с ним что-либо худшее. В книге Левит мы читаем (Левит. XIII, 24, 25.), – «если только читаем открытыми глазами, и покров, положенный на Законе не закрывает восприятий внутреннего ока, – [именно], что проказа обыкновенно зарождается на рубце или ране от обжога и изменяет цвет кожи, и к прежде бывшему безобразию язвы присоединяется новая нечистота. Это [я говорю] для того, чтобы кто-либо, не заботясь о покаянии, – ибо после греха он может сказать: я перенесу гнев Божий, потому что я согрешил пред Богом, пока Он рассудит дело мое» – не согрешил снова и не стал нуждаться в излечении, и таким образом выздоровевши, не получил снова ран.

Когда же Бог изведет нас на свет и мы увидим правду Его, тогда враг наш Вавилон увидит, и тот, кто прежде говорил нам: «Где есть Бог твой», покроется смятением, так как он воображал, что Иерусалим после полученных язв не может быть излечен. А так как конец всех наказаний есть начало добра, то страдания предшествуют выздоровлению, и из грязи их будут делаться кирпичи, и образование кирпичей будет попиранием ее. В тот день он отбросит старые заблуждения, и города его, которые были дурно укреплены, придут к концу или к разделению и будут разделены Ассириянами. Также от Тира, название которого обозначает συνοκή, т. е. утеснение, поднимутся новые силы и будет осада [простирающаяся] даже до тех, которые наслаждаются изобилием этого мира и порождают в людях похоти. И от моря до моря и от горы до горы начнутся междуусобные войны, так что одна горесть будет бороться против другой, и гордость, которая должна быть принижена, поднимаясь будет враждовать против другой, так что тогда по истине исполнятся слова: «Придите, сойдем и смешаем языки их, чтобы ни один не услышал голоса ближнего своего» (Быт. XI, 7), потому что полезно, чтобы нечестивейшие силы [или: нечестивейшим силам] не имели между собою согласия. И когда сатана будет воздвигнут против сатаны, тогда именно все царство его будет разрушено (Матф. XII, 26), И то, что́ часто происходит в больших войсках, – именно что по убиения тирана его сотрудники разделяют между собою царство, восстают друг против друга и ведут непрестанную войну между собою, – будет также при кончине мира, когда будут воздвигнуты ограждения Иерусалима, когда падет Вавилон, а Ассирияие и Тиряне от реки, от моря и от гор, т. е. все полчища демонов, будут воевать между собою; и по рассеянии царства их наступит царство Господа Иисуса, и преклонится пред ним всякое колено, и небесных, и земных, и преисподних и всякий народ будет исповедать, что Господь Иисус во славу Бога Отца (Флп. II, 10, 11). Но чтобы вы знали, что конец этой осады будет на пользу добродетелям, Вавилонская земли будет в полном поражении со всеми обитателями своими, и не будет уже творить плодов Вавилонских.

Мих.7:14–17. Паси народ свой жезлом своим, стадо наследия своего – обитающих уединенно в гористой дубраве среди Кармила. Васан и Галаад пусть пасутся подобно тому, как во дни древние; как во дни исшествия твоего из земля Египетской; Я покажу [или: показал] ему дивные дела. Увидят народы и, несмотря на всю силу их» (Вульг: свою) «придут в замешательство. Они положат руки свои на уста: уши их будут глухи. Они будут лизать пил, как змеи; как пресмыкающиеся земные, они вылезут» (Вульг.; «будут изгнаны] из жилищ своих. Они устрашатся Господа Бога нашего и убоятся Тебя. LXX: Паси народ свой жезлом своим, овец наследия своего, обитающих уединенно в гористой рощ: среди Кармила будут пасти Васанитянку и Галаадитянку подобно тому, как во дни прежние, и подобно тому, как во дни исхода твоего из земли Египетской, Я покажу им чудесные знамения, увидят народы и придут в замешательство при всей силе своей: они положат руки на уста свои; уши их будут глухи. Они будут лизать землю, как змеи, которые ползают по земле; они придут в сильное смущение в местах пребывания своего: они убоятся Господа Бога нашего и придут в страх от Тебя.» – Бог Отец говорит сыну, т. е. Господу нашему Иисусу Христу, чтобы Он, – так как Он есть Добрый Пастырь и полагает душу Свою за овец Своих (Иоанн. X, 11), – нас народ Свой жезлом Своих и овец наследия Своего. А чтобы мы не подумали, что под народом разумеется тоже, что́ и под овцами, мы можем видеть это в другом месте [св. Писании]: «Мы же народ Твой и овцы паствы Твоей» (Псал. ХСІV, 7). Народ относится к некоторым разумным, а овцы – к тем, которые еще, не обладая разумом, довольствуются только простотою [веры] и называются наследием Божиим. Но как народ, так и овцы нуждаются в пастырском жезле, о котором и Апостол говорит: «Чего хотите вы: приду ли я к вам с жезлом, или в любви и духе кротости» (1 Корнф. IV, 21). Я думаю, что по причине крайнего упорства народа Израильского и при его постоянном воспоминании о мясе египетском Моисей не только против Египтян, которых он поразил десятью казнями, но и против народа [странствовавшего] по пустыне употреблял законный жезл, – жезл, поражавший и разбивавший сосуды глиняные легко разбивавшиеся. Наоборот, у Апостолов Господа Спасителя жезл был отнят из рук, так как они проповедали мудрость совершенным, (1 Корнф. II, 6), а совершенная любовь вон изгоняет страх (1 Иоанн. IV, 18). Если же кто-либо нам возразит: „Каким образом Христу, т. е. Доброму Пастырю, – который, конечно, более апостолов и лучше их, – говорится чтобы он пользовался жезлом, когда больший успех бывает, если не употребляют жезла, чем тогда, когда жезлом исправляют и народ, и овец“: то мы ответим таковому человеку согласно с тем, что́ Господь обещал Апостолам своим, – [именно], что они среди народов сотворят большие знамения, чем Он сотворил Сам (Иоанн. XIV, 12). Да к тому же Господь говорил к плотскому Израилю, а не к тому, который мог совершенно познать тайны, а потому о нем сказано, чтобы Он народ и стадо свое пас жезлом; у Апостолов же жезл отнят из рук, [ибо] строгость Закона смягчена милосердием Евангелия. Затем, вышеуказанный народ и те овцы потому будут поражаемы и пасомы жезлом, что они обитали уединенно в гористой роще. Это мы можем относить как к тем, которые вступают в сожительство и дружбу с язычниками, так и к тем, которые ищут уединенной жизни вследствие ненависти к роду человеческому, каков был, как мы читаем, Тимон афинянин, впрочем, не то, чтобы этим была осуждаема жизнь отшельническая и пророческая, которую проводили Илия (3Цар. XVII и XIX) и Иоанн [Предтеча] (Мф. III и XI), а то, что если человек, презирая остальных, сам будет гордиться и жить в темной дубраве пороков, то [жизнь его] должна быть, исправлена жезлом. Кто живет уединенно, но не в гористой дубраве, тот похваляется за добродетели; а кто одинок но не творит дел оправдания, а только наслаждается удовольствием покоя, и не трудится в поте лица своего над делом и трудом Христовым, и не добывает хлеб своими руками, что́ заповедует Апостол ( Корнф. IV) 12) и горделиво возвышается; тот обитает в гористой дубраве и вращается между беcплодными деревьями. Но так как [Он] есть Добрый Пастырь и жезл Его поражает, чтобы исправлять, то речь пророческая обещает лучшее и говорит: «Среди Кармила будут пасти Васанитянку и Галаадитянку» подобно тому, как в дни древние и в дни исхода твоего из Египта. Кармил обозначает «знание обрезания,» Васанитянка – "смятение", а Галаад – « перенесение свидетельства». Итак, народ Божий и овцы паствы Его, пасшиеся прежде без стада Господня, и вне Церкви Его, вращались в темной дубраве заблуждений [теперь] будут перенесены в пониманию истинного обрезания и будут служить Богу в духе и будут полагать славу свою в Господе, а не доверяться плоти своей: они будут истинным обрезанием, а не пресечением жизни. Когда же они будут пастись духовным обрезанием, сознавая свои грехи, они придут в смущение от пороков своих и покраснеют, и будут в том смущении, которое ведет в жизни (Еккл. IV), ибо есть и другое смятение, которое ведет в смерти, в котором некогда жил Ог, царь Васанский, если только Васан обозначает "смятений". От этого худшего смятения Господь и обещает освободить народ свой: «Сказал Господь: От Васана возвращу; возвращу из глубины морской» (Псал. LХVII, 22). Когда же мы познаем истинное обрезание и устыдимся грехов своих, тогда мы будем в Галааде, что́ значит «перенесение свидетельства,» [т. е.] в церкви Христовой, в которой перешли свидетельства Закона и изречения Пророков, и это будет с нами, как во дни древние, подобно тому как во время исхода нашего из земли Египетской, о котором Моисей говорит: «Вспомяните дни вечности» («древние? Второз.» XXXII, 7), не дни этого века, которые называются злыми, но дни пребывающие непрестанно. А о днях вечности воспоминает тот, который не смотрит на настоящее, но восстал со Христом и сидит с Ним в небесных обителях, уже представляя себе мысленно, что он освобожден от дней века сего. Но божественные речь обещает также, что [Он] покажет народу своему и овцам наследия Своего чудные дела. Тогда, – говорит, – «увидят народы и придут в смятение при всем могуществе своем», потому что некогда они нападали и преодолели народ Божий, и смятение будет иметь то преимущество, что они познают свои злодеяния. Ибо они положат руки свои на уста свои, и злые дела их отнимут у них всякую способность говорить. По как руки народов нечестивых закрывают уста их, так, напротив руки людей праведных откроют уста их, получающих вследствие дела доброго способность беседовать с Богом. Уши их также станут глухи, потому что их злоба не только ослепит зрение их очей, но и сделает их уши глухими, ибо они не хотели слушать голоса провозвестников и [особенно] провозвестника чарующего, но как говорит Исаия: «Ушами своими тяжело слышали» (Ис. XXXIII? VI, 10), хотя гораздо менее тяжело слушать, чем почти не слушать и быть глухим настолько, что даже не слышать слова истины. Вследствие таких злодеяний о них говорится, что они будут лизать землю, как змеи, которые тащат землю, ползя по ней на чреве своем и поядая землю во все дни своей жизни (Быт. III, 14), и делая дела плоти, т, е. земные, и волоча за собою до дня мщения и посещения Господня не прах и не малые остатки земли, по всю землю. А когда они это сделают и придут на суд Божий, и будут заключены и повергнуты в смятение, то их заключение и смятение будет продолжаться до того времени, пока в них останется та земля, которую они влекли, как змеи. Когда же ее не станет, то они окаменеют и будут удивлены, но не о Господе Боге своем: ибо они не заслужили, чтобы Он назывался Господом Богом их, а о Господе Боге нашем. Но внезапно делается отклонение (ἀποστροφή) ко Христу и говорится в нему; «И убоятся от Тебя» Действительно, начало премудрости есть страх Господень (Притч. IX, 10). [Все] это будет, чтобы увидели народы и пришли в смятение, не смотря на всю нечестивую силу свою, и чтобы положили руки свои на уста свои, стали глухими и начали лизать землю, как змеи, которые тащат землю, и чтобы они сначала были заключены, потом пришли в смятение, и после того устрашенные ужаснулись пред Господом Богом святых, и, наконец, чтобы сами также убоялись Его. Так согласно LХХ. А так как в этом месте наше издание немного только отличается от них (LХХ), то мы думаем, что связанное нами относительно их также сказано и о нем.

Мих.7:18–20. Какой Бог подобен Тебе, прощающему беззаконие и оставляющему без наказания грех остатков наследия Твоего? Не прострет гнева Своего далее, потому что Он хочет милосердия. Он обратится и умилосердится над нами: отстранить неправды наши и повергнет в глубину моря все грехи наши. Ты дашь истину Иакову и Аврааму милосердие, как» [или: которым] «Ты клялся отцам нашим от дней древних. LХХ. Кто Бог, как ты, уничтожающий беззакония и не вменяющий неправд тем, которые остались от наследия Твоего? Он не удержал во свидетельство гнева Своего, ибо хочет милосердия. Он обратится и умилосердится над нами и потопит неправды наши, и будут брошены во глубину моря все грехи наши. Он даст истину Иакову и милосердие Аврааму, как Ты клялся в дни прежние» [или: "древние].

Пророк, понимая, что множество народов для того будет смущено в заключении своем, что вы ужаснуться и убояться Бога и затем перестать свирепствовать, чтобы Он уничтожил грехи и дал спасение, – восхваляет Господа, удивляется [Ему] и говорит: «Кто есть Бог, как Ты, уничтожающий беззакония и не вменяющий неправд». Подобно тому, как губитель в Египте миновал народ Израильский (почему получил имя phase т. е. pasha от «прохождения мимо»), так и ты будешь щадить народы, не вменяя им совершенно неправд их; затем смысл следующих слов: «Тем, которые остались от наследия Его не удержал гнева во свидетельство» – таков. Если Он пощадил язычников, которые не хотели верить закону Его, и тем, которые остались из народа Его, не захотел вменить их неправд и не показал гнева Своего во свидетельство праведного наказания их, то что́ сделает он стаду Своему, которое пасется среди горы Кармил, в Васанитиде и Галааде? Действительно, желая милосердия и обращаясь, Он умилосердится над нами и Сам понесет тяжкие грехи наши и беззакония, которые перевешивают талант свинца, и погрузит их в глубину и не заставит нести их тяжесть (Захар. V?). Даст истину Иакову и милосердие Аврааму, – так что народу, подставляющему ногу и новенькому, и всегда расположенному к борьбе, Он во Христе [или: Христос] даст истину, а множеству народов (ибо Авраам называется отцом многих народов) даст милосердие, как клялся Он тем, которые были отцами нашей веры, как во дни древние; [это значит], что одни народы Он спасет во истине, а другие в милосердии. Затем в словах: «Не прострет ярости своей далее», там где мы перевели: далее, Симмах перевел: «на вечное время», Феодотион: "до конца", а LХХ и Пятое издание «во свидетельство»; в еврейском вместо этого стоит laed (לעד), которое можно понять и как далее, и как вечное, и как «свидетельство». – В конце книги и я с своей стороны, оставляя работу над произведением своим, запечатлею его призыванием Божиим и словами: «Боже, кто подобен тебе?» прости беззаконие раба Твоего, не вмени греха остаткам души моей, не введи меня в ярость Свою и не охвати меня гневом Своим, ибо Ты милосерд, и велико милосердие Твое. Обратись и умилосердись о мне: низвергни грехи мои и потопи их в глубине моря, чтобы соль и горечь пороков моих исчезли в бездне заблуждений. Дай истину, которую Ты обещал рабу твоему Иакову и милосердие, которое ты обежал другу твоему Аврааму, и освободи душу мою от преследователей пророков Твоих Ахава и Иезавели, как клялся отцам моим во дни древние, говоря: «Живу Я, говорит Господь. Не хочу смерти грешника, но только чтобы он обратился и жил» (Иезек. XXXIII, 11) и в другом месте. «После того как обратившись ты воздохнешь из глубины души, ты будешь спасен» (Исх: XXX, 15). Тогда увидит неприятельница моя, и покроется смятением та, которая ныне говорит мне: «Где Господь Бог твой» (Псал. ХLI, 4, 11). Я увижу мщение Твое над нею, и будет она, как грязь на улице: она будет попираема, чтобы не могла более строить Египетских городов из глины и соломы.


Комментарии для сайта Cackle