епископ Палладий (Пьянков)

Толкование на книгу святого пророка Михея

Глава 1 2 3 4 5 6 7

 

 
Введение

Краткие сведения о святом пророке Михее; время его служения, содержание его книги.

Св. пр. Михей1, родом еврей, происходил из города Морасфи2 из колена Иудина. Ни Свящ. история, ни предания Церкви ничего не говорят нам о родителях и жизни сего пророка. Тщательный собиратель всех сведений о св. пророках, блаж. Феодорит ничего не говорит о жизни Михея, как и св. Ефрем Сирин, оставившие свои толкования на сего пророка, но оба отличают его от другого соименного пророка – Михея3, жившего во времена Ахава, царя Израильского (924–903) (3Цар. 22, 8).

Нельзя думать, чтобы св. пророк Михей проходил свое пророческое служение без неприятностей. В его время народ израильский был крайне развращен языческими мерзостями и не мог терпеть истинных пророков за их обличения, как это видно из жизни св. пророка Амоса (гл. 7). В Иудейском царстве во времена Михея язва язычества более и более распространялась и развращала народ, который посему склонен был служить более идолам, чем истинному Богу; любил более слушать лживых пророков, чем истинных, потому что первые потакали страстям его, говорили одно приятное, предрекали мир и благополучие в будущем, тогда как Михей нещадно порицал пороки, обличал вельможных и богатых нечестивцев, грозил им гневом Божиим, предсказывал грядущие бедствия, возвещал совершенное падение царству Иудейскому, его разрушение и пленение народа врагами. Понятно, что Михей не мог нравиться любителям языческих суеверий и порочной жизни, должен был много терпеть и от лжепророков, и от самого народа, особенно от людей сильных и богатых, от властей и начальников, которых резко обличал пророк Божий. Но св. Михей был не такой человек, чтобы бояться вражды и восстания против него злых людей. Чем сильнее были для него опасности от людей порочных, тем сильнее раздавался обличительный голос его, ибо св. Михей всею душою был предан делу своего служения, обязанности свои исполнял с величайшим мужеством, а для сего обладал силою сверхъестественною. «Я, – говорит о себе св. Михей, – исполнен силы, духа Иеговы, рассудительности и твердости, чтобы показать Иакову (иудеям) преступление его, и Израилю (израильтянам) грех его».

Этому непоколебимому мужеству, этой силе Божией нужно приписать то, что св. пророк Михей среди величайших опасностей оставался цел и невредим. Св. пророк Иеремия, живший позднее Михея (130 годами или около того), рассказывает о себе такое событие. Раз иудеи совсем было хотели предать его смерти за слишком резкие обличения, а более за то, что он предсказывал разорение врагами Иерусалима. Собрался уже и совет, дабы осудить Иеремию на смерть. Тогда некоторые из старейшин вспомнили, что и св. пр. Михей то же самое предсказывал при царе Езекии, однако же не был казнен. Эти старейшины говорили: «Михей Морашитянин явился пророком во дни Езекии, царя Иудейского, и обращался ко всему народу Иудейскому, говоря: так говорит Иегова воинств: Сион как поле будет вспахан, и Иерусалим в кучи щебня обратится, а гора храмав возвышенность лесистую 4 . Разве немедленно приговорили его (св. Михея) к смерти Езекия, царь Иудейский, и вся Иудея? Не возымел ли он (Езекия), напротив, страха пред Иеговою, не умилостивлял ли Иегову? Не удержался ли Иегова от бедствия, которое изрек?» (Иер. 26: 11, 18–20). Защита эта спасла жизнь Иеремии. Свидетельство сего пророка показывает, что св. Михей жил в Иерусалиме, пророчествовал смело, не боясь ни царя, ни народа, и что голос пророка был уважаем народом и царем, так что последний от угроз его приходил в страх, умилостивлял Господа, и Господь помиловал царя благочестивого, спас Иерусалим от разорения, какое готовили ему ассирияне в нашествие царя их Сеннахирима.

Таков был св. пророк Михей. Дальнейшие подвиги св. пророка Михея неизвестны. Некоторые толковники полагают, что св. пророк Михей погребен в своем родном городе Морасфи. Это подтверждают Епифаний, епископ Кипрский5, и блаж. Иероним6. Созомен в своей церковной истории говорит об открытии мощей св. пророка Михея в IV веке по Р.X. «При Феодосии Вел., – повествует сей историк, – был обретен первопророк Аввакум, а спустя немного Михей. Тела обоих, как я слышал, указаны были божественным сновидени­ем Зевенну, бывшему тогда епископом церкви Елевтеропольской... Близ местечка Ворасфатия (вероятно. Морасфи) находится гроб Михея»7, Память св. пророка Михея 14 августа.

Время своего пророческого служения св. Михей сам определяет в первом стихе первой главы своей книги, где говорит, что он пророчествовал при иудейских царях: Иоафаме (757–742 до Р.X.), Ахазе (742–729) и Езекии (729–699), около 60 лет, если полагать, что Михей жил во всё царствование Езекии. В это время в Израильском царстве царствовали Факей (758–738 до Р.Х.) и Осия (731–723); при последнем, на 9-м году его царствования и на 6-м году царствования Езекии, разрушено Израильское царство ассириянами (в 723 г.) (4 Цар. гл. 15–18). Значит, св. пророк Михей жил в самое трудное время как для Иудейского царства, так и для Израильского. Оба клонились к падению от разных причин, внутренних и внешних, а последнее и совсем было разрушено.

Скажем о состоянии Иудейского царства. Это царство, по всей видимости, стояло довольно твердо; но только по видимости, внутри же оно уже разлагалось от причин религиозно-нравственных.

Крепость царств земных зависит от истинного богопочитания, которое дает силу, обязательность и значение всем законам, твердость всем основам государства. А это богопочитание всё более и более упадало при св. пророке Михее от язычества, которое, постепенно усиливаясь, неприметно проникало во все стихии общественной и частной жизни иудеев, искажало и извращало все отношения и убивало духовную жизнь в народе, а главное, лишало благословения Божия, от которого зависело процветание царства Иудейского, и навлекало справедливый гнев Божий. Принятию и распространению язычества, его культа, духа и суеверий в Иудейском царстве много содействовали постоянные сношения иудеев с языческими соседними народами, которые своим примером соблазняли и вводили во многие заблуждения евреев. Лучшие и высокопоставленные из них задолго до Михея увлекались сими заблуждениями, например цари: Иорам, сын Иосафата, «ходивший путем царей Израильских и подражавший дому Ахавову, потому что дочь Ахава была женою его» (4Цар. 18, 18); сын Иорама Охозия также «ходил путем дома Ахавова и делал неугодное в очах Господних» (9, 18): при Иоасе высоты не были отменены и народ там приносил жертвы и курения (4Цар. 12, 3), конечно, не Богу истинному, а светилам небесным; по смерти первосвященника Иодая «иудеи стали служить древам посвященным (т.е. Астарте-Венере) и идолам Ваалу и другим, которым пред сим поклонялись при Охозии» (2Пар. 22:3, 23:17, 24:17, 18); Амасия, сын Иоаса, «после победы над идумеями принес богов сынов Сеира (т.е. идумеян) и поставил их у себя богами, и пред ними кланялся, и им кадил» (2Пар. 25, 14); при Озии (или Азарии), сыне Амасии, народ продолжал совершать жертвы и курения на высотах (4Цар. 15, 4).

Все это было еще до св. пророка Михея. Не удивительно, что такие цари, как Иоафам и Езекия, при всей ревности восстановить и утвердить истинное богопочитание, не могли искоренить язычества, глубоко вкоренившегося в предшествовавшие времена.

Но вот при св. пророке Михее на иудейский престол восходит сын Иоафама Ахаз (742–720 до Р.X.). Точно мрачная туча взошла над Иудеею с этим царем. Шестнадцать лет его царствования были временем полного преобладания язычества над иудейством, идолослужения над служением истинному Богу.

Первым делом Ахаза по воцарении было прекращение истинного богослужения во храме. Двери и притворы храма были заперты, светильники погашены, курения прекратились, всесожжения не возносились. Дом Божий был наполнен нечистотами, самые сосуды храма были заброшены (2Пар. 19: 3, 6–7, 16, 19), медный жертвенник был сдвинут с места своего, на котором Ахаз поставил жертвенник языческий, сделанный по образцу сирийского (в Дамаске), снял с подставов умывальницы и так называемое "море" с медных волов (4Цар. 16: 2, 14, 17).

Это, можно сказать, было только начало зла. Дальнейшие подвиги Ахаза дают видеть в нем злого язычника, сильного ревнителя идолослужения, какое бы оно ни было. Он сам поклонялся и других заставлял поклоняться золотым тельцам по примеру израильтян, у которых это тельцеслужение было государственною религиею (4Цар. 16, 3). Кроме сего, Ахаз совершал жертвы и курения на высотах, на холмах и под всяким тенистым деревом (4). Это значит, что он, поклонялся небесным светилам, служил Ваалу и Астарте-Венере, потому что на высотах приносились жертвы и светилам небесным, и вместе Ваалу и Астарте; оба они олицетворяли солнце и луну, а под тенистыми деревьями, в рощах, посвященных Астарте, совершалось величайшее распутство в честь этой богини (Сн. Ос. 4:13, 14; 4Цар. 23, 5–8; Ис. 57, 7; Иез. 6, 13 и др.). «Служение Астарте, – говорит один писатель8, – богине или царице неба, олицетворенной луною (или планетою Венера), было неразлучно с поклонением Ваалу. Кумир изображал женщину с рогами тельца, и приношения ей состояли из ладана, мучных лепешек и вина. Кроме алтарей, Астарте посвящены были рощи, в которых совершались празднества, запечатленные страшным цинизмом. Девственницы и юноши в жертву Астарте приносили свою невинность, продавая себя за деньги, которые отдавали жрецам на содержание капища». На это намекает и сам пророк Михей, когда говорит о дарах блуднических (1, 7). Служение Ваалам сопровождалось также большими бесчин­ствами. «Кроме кровавых жертв, разных плясок и неистовств, – говорит тот же писатель, – это служение состояло из возмутительных бесчинств и мерзостей, напр. Ваал-Фегору». Есть основание думать, что Ахаз служил не од­ному Ваалу, а нескольким, потому что он, по свидетельству Священного Писания, делал литые статуи Ваалов (2Пар. 28, 2), вероятно, Ваал-Берита, Ваал-Зевува, Ваал-Фегора и др.

Но этого мало было ревностному идолослужителю Ахазу; он служил и Молоху, ибо говорится, что Ахаз «совершал курения на долине сынов Еннона, и проводил сыновей своих чрез огонь, подражая мерзостям народов, которых изгнал Господь пред лицем сынов Израилевых» (2Пар. 28, 3). В долине сынов Еннона, близ Иерусалима, на нарочито устроенной здесь насыпи (Тофет) стояла огромная медная статуя идола Молоха с головою быка, с распростертыми руками, на которые клали живых детей, и они, скатившись в пасть идола, сожигались в его внутренности. Другою принадлежностью служения сему идолу было проведение, или очищение, детей чрез огонь, так как огонь издревле считался очистительным средством. Может быть, царь Ахаз только проводил чрез огонь своих детей, служа Молоху, а другие приносили человеческие жертвы: «закалали детей своих в долинах, в расселинах скал», как обличал иудеев св. пророк Исаия, современник Михея, и после обличал другой великий пророк, св. Иеремия. «Построили, – говорит последний об иудеях, – курганы Тофета, что в долине сынов Еннона, для сожигания сынов своих и дочерей своих на огне» (Иер. 7, 31; Сн. Иез. 16, 21; Пс. 105, 37).

«Даже в тесное для себя время (когда поражали сирийцы и идумеяне), – говорит свящ. писатель, – Ахаз продолжал беззаконно поступать пред Господом; он, царь Ахаз, приносил жертвы богам дамасским (сирийским), думая, что они поражали его, и говорил: боги царей сирийских помогают им (царям сирийским). принесу я жертвы им, и они помогут мне, но они были на падение ему (Ахазу) и всему Израилю» (2Пар. 28: 22, 23). Дамасские, или сирийские, боги, о которых здесь говорится, были неизбежные Ваал и Астарта, Аммас (Хамос), Адон (Адонис) и Фаммуз – общие Сирии, Финикии и Палестине, но были и соб­ственно местные сирийские, например Дорцето. «Не без основания, – говорит вышеприведенный писатель, – в книгах Ветхого Завета сирийские богослужебные обряды названы мерзостями; ни один из них не обходился без сцен, способных возмутить самого закоренелого циника».

Не говорим здесь о других языческих суевериях, которые естественно рождаются в язычестве, как зловредные насекомые в гнилом болоте. Когда свет истинного богопознания меркнет в умах и сердцах людей, тогда дается воображению полная свобода измышлять всевозможные суеверия. Св. Михей жалуется, что народ слушал ложных пророков и прозорливцев, что последние выдумывали различные видения и предсказания к обольщению простодушных (3: 6, 7), грозит гневом Божиим всем гадателям и волхвователям. «Исторгну, – говорит Господь чрез св. Михея, – волхвования из руки твоей, и гадателей не будет у тебя (5, 2)». Даже медный змий, сделанный Моисеем, и тот был предметом суеверного почитания. Иудеи, до времен Езекии царя, кадили сему змию, называя его Нехуштан 9 (4Цар. 18, 4). Разрушая предметы языческих суеверий, сей благочестивый царь сокрушил и медного змия.

После сего справедливо, говорит св. Михей (6, 16), что иудеи в его время соблюдали оправдания, т.е. уставы израильских царей Амврия и Ахава относительно идолослужения, так как в Израильском царстве были все эти языческие мерзости, а цари Амврий и сын его Ахав были ревностными распространителями языческих суеверий, особенно последний с женою своею Иезавелью – злейшею язычницею и гонительницею пророков Божиих (3Цар. 16, 25–33).

Ахаз виновен пред Господом Богом не в том только, что поклонялся идолам, подражал языческим мерзостям, но он развратил своим примером, постановлениями своими весь народ, всю Иудею. «Господь унизил Иудею, – говорит свящ. писатель, – за Ахаза, царя Иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом» (2Пар. 28, 19). Вот почему такой благочестивый царь, как Езекия, при всей пламенной ревности к истинному богопочитанию не мог утвердить оное в Иудейском царстве. Народ был слишком испорчен и развращен язычеством, а потому лишь только взошел на престол сын сего царя Манассия, как язычество снова восстало со всею силою, глубокая тьма покрыла землю Иудейскую, всюду явились языческие алтари, идолы, рощи с тенистыми деревьями, разные божества, все суеверия. Так было до самого конца, до самого разрушения Иудейского царства. Иудеи дошли до того, что, по свидетельству 4-й Книги Царств, поступали хуже всех народов, которых истребил Господь, хуже даже того, что делали аморреи (21, 3–11). Вот почему и св. Михей, обличая иудеев за идолослужение и языческие суеверия (1, 7; 5: 12, 13), грозит им страшным судом Божиим и предсказывает совершенное разрушение Иудейского царства.

Не одно язычество навлекло на иудеев такое грозное определение суда Божия, но вместе и глубокая испорченность народа. Религиозному состоянию соответствовало и нравственное. Иудейский народ заразился многими пороками, к чему, между прочим, вело самое язычество, подавлявшее в душах лучшие стремления, требовавшее безнравственного служения Ваалам и Астарте и заглушавшее чувство человеколюбия принесением кровавых человеческих жертв Молоху.

Действительно, св. пророк Михей жалуется на крайнюю испорченность иудейского народа, на взаимную ненависть, которою отличались все классы общества, и особенно на жестокосердие властителей и судей. Людей добрых и благочестивых не было, или они были невидимы среди множества порочных. «Не стало добрых людей на земле, – говорит св. пророк, – и нет праводушных на земле. Все строят ковы, чтобы проливать кровь; ловят друг друга в сеть» (Мих. 7, 2).

Большую охоту ловить в свои сети имели, как видно, всех более властители, люди сильные и богатые. Эти люди, по описанию св. пророка, отличались чрезвычайною жестокостью по отношению к бедным и подвластным, знать ничего не хотели, кроме удовлетворения своих страстей и грубой силы. «О замышляющие неправду, – восклицает пророк, – и предначертываюшие злодейство на ложах своих, которое совершают утром на рассвете, потому что есть сила в руке их. Пожелают полей – и отнимут; домов – и возьмут; теснят человека и дом его – владельца и владение его».

Властители и судии,– говорит св. Михей,– презирали закон и извращали все правое (3, 9). Мало того, они ненавидели добро и любили зло. (3, 2). «Зато, – говорит пророк, – руки искусно делают зло, князь просит подарков, и судья судит за плату, а великий (то есть главный властитель) изрекает волю души своей и хитро сплетает закон» (7, 3).

Понятно, что при таких судьях и начальниках нелегко было жить народу. По выражению пророка, он стоял пред ними, как пред неприятелем, который пришел грабить и убивать; судьи и начальники возвращались из своих судов, как с войны, не стыдились так обижать людей, что снимали даже нижнюю одежду с проходящих спокойно; жен народа Божия изгоняли из любезных домов их, а у малых детей отнимали наследственное, Богом дарованное имущество их (2: 8, 9). Как жестоки были к народу такие судии и начальники, видно из следующих очень резких слов пророка: «Послушайте, главы Иакова и судьи дома Израилева! Не ваше ли дело знать закон? А вы ненавидите добро и любите зло; сдираете с людей кожу их и с костей их мясо их. Едят мясо народа моего, жалуется сам Господь, и кожу их снимают с них, и кости их разбивают и раздробляют, как бы в котел, и мясо их как бы в горшок» (3, 1– 3). Трудно сильнее выразить звероподобную жестокость властителей и судей иудейских и израильских.

Бедный народ обижали не одни судьи и начальники. Люди торговые не опускали случая обмануть и притеснить народ. Для этого они употребляли неправильные весы, неверные гири, отвратительные эфы, чтобы обманами и неправдами скопить себе богатство, незаконные сокровища (5: 10, 11; Сн. Am. 8, 5).

Сам народ при св. Михее находился в глубокой тьме неведения и был предан грубым порокам, к чему поощряли его самое язычество и пример сильных и богатых, а также лжепророки и священники.

Св. Михей сильно упрекает лжепророков, размножившихся в его время в Иудейском царстве, и не без причины. Лжепророки были люди глубоко испорченные, зловредные, которые своими обманами совращали народ с истинного пути; закрывая ему глаза, не давали видеть опасного положения, в каком находились все классы общества; вещания пророков Божиих при таких обманщиках были как глас вопиющего в пустыне. Нравственной порче много содействовали эти лживые пророки, жадные до подарков, любившие только вино и сикеру. Кто давал им взятки, тому, жуя зубами, говорили: мир, т.е. предрекали мирную и счастливую будущность, а кто ничего не давал, ничего не клал в уста их, тому предрекали одно горе и бедствие, такому объявляли войну (3, 5). Но народу нравились такие пустословы, потому что потакали их порокам. «Если кто, увлекаясь духом, – говорит св. Михей о лжепророках, – но духом лжи, пустословил или говорил о вине и сикере, то был бы пророком у народа сего» – иудейского (2, 11), т.е. был бы пророком по сердцу.

Не лучше лжепророков были и священники. Они не только не останавливали народ на пути развращения, но сами, своим примером содействовали оному. Св. Михей мало говорит об иудейских священниках, вероятно, потому, что о них говорил более современный Михею св. пророк Исаия. Сей последний весьма резко обличает этих лжепастырей народа в порочной жизни. По словам св. Исаии, «эго были не пастыри, а невежды и слепцы, немые псы, которые не могут лаять, а только спят и бредят лежа; это жадные до прибытков души, которые не знают сытости; они блуждают от вина, и от сикеры совратились с пути; священник и пророк (лживый) шатаются от хмельных напитков, поглощены вином, обуяли от сикеры, в видении ошибаются, в суждениях спотыкаются» (Ис. 56:10–13, 28:7–8). Св. Михей, со своей стороны, укоряет священников за то, что они учили только за плату (3, 2), были сребролюбивы.

Таким образом самые внутренние основы общества были потрясены, нравственные узы, соединявшие его разнородные части, были ослаблены язычеством и пороками. Естественно, что, находясь в таком состоянии, это общество стоять долго не могло; и оно, действительно, во времена св. Михея клонилось к падению. Рано или поздно оно должно было рухнуть, что очень ясно и предрекает ему св. Михей (2:3, 4, 10; 3, 13; 4: 9, 10; 6: 9, 16; 7, 4–6), предрекали и другие пророки. «За то (за языческое нечестие), говорит Господь Бог Израилев, вот Я наведу такое зло на Иерусалим и на Иуду, о котором кто услышит, зазвенит в обоих ушах у того; и протяну на Иерусалим мерную вервь Самарии (т.е. подвергну одинаковой участи – разрушению врагами) и отвес дома Ахавова (тоже), и вытру Иерусалим так, как вытирают чашу: вытрут и опрокинут ее; и отвергну остаток удела Моего, и отдам их в руку врагов их, и будут на расхищение и разграбление всем неприятелям своим» (4Цар. 22, 14). Замечательно, что св. Михей прямо говорит о плене Вавилонском далеко ранее св. пр. Даниила (ок. 100 л.). «Ты, дочь Сиона, – говорит св. Михей, – выйдешь из града, и будешь жить на поле, и дойдешь до Вавилона» (Мих. 4, 10).

К внутренним язвам, ослаблявшим общество, присоединялись внешние бедствия. За нечестие иудеев Бог допустил во времена Михея озлоблять их чрез внешних врагов. При царе Ахазе, за его языческое нечестие, Бог наказал иудеев вторжением сирийцев и израильтян. Рацин, царь сирийский, вторгся в Иудею, нанес великое поражение войску Ахаза, множество пленных взял и увел в Дамаск, а Факей, царь израильский, соединившись с Рацином, в один день избил 120000 иудеев. Кроме того, израильтяне захватили 200000 жен, дочерей и сыновей, и только заступничество пророка Божия Одеда спасло от рабства несчастных (2Пар. 28, 5–15). За этими врагами следовали другие – то были идумеи и филистимляне. Первые, по всегдашней ненависти своей к иудеям, вторгались в их пределы, побивали или уводили пленников в свою землю. Филистимляне, рассыпавшись по городам низменного края и юга Иудеи, взяли много иудейских городов и там поселились. «Так, – говорит свящ. писатель, – унизил Господь Иудею за Ахаза, царя Иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом» (4Цар. 28, 17– 19). В это время Ахаз, стесняемый врагами, получил известное и великое обетование Божие о рождении Эммануила от Девы (около 740 г. до Р.X.). Несмотря на это обетование, удостоверявшее, что дом Давида, следовательно, и Ахаза и его потомков будет стоять, доколе Дева не родит Эммануила, Ахаз, боясь за себя и свой дом, послал послов к ассирийскому царю Феглафелассару (или Тиглат-Филассару) с покорнейшею просьбою помочь избавиться от врагов – от сириян и израильтян (4Цар. 15: 6, 7). Это была величайшая ошибка Ахаза, имевшая самые гибельные последствия для иудеев и изра­ильтян. Народу сильному и воинственному показана была дорога в Палестину, жадность его возбуждена сокровищами, открыт удобный путь и в Египет, с коим ассирияне вели войну не на живот, а на смерть. Феглафелассар, действительно, явился в Иудею, но не на радость, «а в тягость, вместо того, чтобы помочь Ахазу; потому что Ахаз взял сокровища из дома Господня и дома царского и у князей и отдал царю Ассирийскому, но не в помощь себе» (2Пар. 28, 20–21). Справедливо, что не в помощь, ибо ассирияне при царе Езекии, сыне Ахаза, уже без зова пришли в Иудею, как неприятели, отняли несколько городов, осадили самый Иерусалим, но были истреблены Ангелом чудесным образом; за то ассирияне вконец и на-всегда разрушили Израильское царство при том же Езекии, на 6-м году его царствования (в 723 г. до Р.X.).

Таким образом сбылось пророчество св. Михея и о разрушении Израильского царства. Самария сделалась грудою развалин на поле, местом для разведения виноградника (Мих. 1, 6).

Все это совершалось на глазах самого пророка Михея. После сего понятными делаются укоризны его иудеям в крайней слепоте, по которой они верили лжепророкам, обещавшим одну счастливую будущность, и не верили истинным пророкам, не понимали знамений своего времени. Угрозы Михея о разрушении Иудейского царства сбылись чрез 117 лет (или около того); пророчества его исполнили вавилоняне (халдеи) при Навуходоносоре, кото­рый, взяв Иерусалим в 607 г. до Р.X., в первый раз переселил иудеев в Вавилон, а лет чрез 16 халдеи окончательно разрушили самый Иерусалим (4Цар. 25:2, 3; Сн. Иерем. 39:2, 52:5, 6), и он сделался, как поле, грудою камней.

Св. Михей пророчествовал и об Израильском царстве. Так как состояние сего царства уже рассмотрено нами во введении к объяснению св. пр. Осин, современника св. Михея, то здесь и не будем повторять сказанного.

Содержание книги св. пророка Михея. Книга сия заключает в себе: 1) предсказания о разрушении царств Иудейского и Израильского, 2) причины сего разрушения и 3) радостные обетования о будущем.

1) Св. пророк изображает Господа Бога в страшном гневе на иудеев и израильтян, предсказывает, что Самария (царство Израильское) будет грудою развалин, оплакивает печальную участь иудейских городов, захваченных врагами (1, 1–16); пророчествует, что плен будет тяжкий, земли, принадлежавшие народу Божию, разделятся другими (2, 3–5), Сион будет как поле, Иерусалим будет грудою камней (3, 12); пленные сыны Израиля будут мучиться, как мучается родильница, и прямо говорится, что иудеи дойдут до Вавилона (4: 9, 11), пора­жение будет тяжкое, сыны Израиля не успеют воспользоваться благами земли своей, ибо она будет опустошена врагами (5, 13–15).

2) Причиною такого гнева Божия на иудеев и израильтян были их грехи и беззакония, именно: а) их идолослужение (1: 5, 7), хождение по путям Амврия и Ахава (4, 16); б) притеснение народа сильными и богатыми (2: 1, 2, 8–10), жестокость и корыстолюбие судей (3, 1–3; 7, 3), обманы торгашей (7, 10–11) и лжепророков (3, 5–7), всеобщая испорченность и взаимная вражда (3: 2, 3).

3) Утешительные обетования о будущем. Св. пророк утешает евреев, что наступит время, когда Господь Бог, как Пастырь, соберет их воедино, Сам сокрушит все преграды пред ними (2: 12, 13); будет время, когда возвысится гора Господня (т. е. Церковь Божия), на которую потекут народы великие и получат там истинное ведение; Господь воцарится на Сионе, где будет решать судьбы народов, сыны Израиля будут наслаждаться миром и благоденствием (4, 1–8), а враги их будут истреблены (ст. 11–14); из Вифлеема произойдет Владыка, Которого исходища – начало, дни вечности; Он упасет Израиль в мире и могуществе Иеговы, а если Ассур и нападет на народ Божий, то он потерпит великое поражение от семи пастырей и восьми помазанников. Остаток Иакова уподобится благотворной росе, каплям дождя посреди многих народов; будет как лев среди зверей в лесу, как скимен в стадах овец; все враги народа Божия будут побиты (5, 1–8); настанет время, когда Бог помилует и возвратит пленный еврейский народ в отечество, а пленившие их враги будут попираемы, как попирается грязь на улицах; тогда к Израилю будут приходить из Ассирии и египетских городов; народы, увидев чудеса и могущество народа Божия, устыдятся своего бессилия, вострепещут в своих укреплениях (7, 7–17).

В заключение св. пророк говорит, что Господь Бог вполне простит людей Своих, повергнет на землю беззакония их и погрузит в пучины морские все грехи их, явит верность (обетований) Иакову и милость Аврааму, как клялся от дней древних.

* * *

1

Михей. Это слово еврейское и значит «кто как Он?», а если производить от другого еврейск. слова, Михайягу, то значит: «кто яко Бог?»

2

Местоположение гор. Морасфи достоверно неизвестно. Некоторые из толковников смешивают его с гор. Маржою, построенным Ровоамом, царем Иудейским, близ потока Сорекского; другие полагают Морасфи близ Елевтерополя, который, впрочем, сделался известным уже в IVвеке по Р.X. См. толк. 6л. Иеронима на книгу св. пр. Михея, и церк. ист. Созомена. Кн. VII, гл. 29. Micliaeas, говорит Калмет, ex tribu luda, е Morasthi modico vico ad Elevteropolin in plaga meridionali Ierusalimae ortus. To же Корнел, a Lap. и другие.

3

Этот Михей жил на 150 почти лет ранее Михея, оставившего свою пророческую книгу, происходил из Ефремова колена, и память его церковью празднуется 5 января.

4

Это самое пророчество изречено Михеем в таком виде: «за вас (из-за вас) будут орать Сион, как поле, и Иерусалим будет грудою камней, и гора дома Божия будет пригорком в лесу» (3, 12).

5

См. Воскр. Чтение за 1846, № 14.

6

У Калмета. В западной церкви св. Михей значится в числе мучеников, умерщвленных мечом. См. у Корн. a Lap.

7

Церк. истор. Кн. VII, гл. 29.

8

См. Историю религий«Древ, мир», т. IV. стр. 259. Спб. 1870 г.

9

Нехуштан значит медный змей, от нахат змей, а нехошет – медь.


Источник: Толкование на книги святых пророков Ионы и Михея : Составил Палладий, епископ Сарапульский. Печатано по изданию 1874 г. / М.: Изд. Елеон. 1998. – 215 с. / Толкование на книгу святого пророка Михея 97-215 с.

Вам может быть интересно:

1. Толкование на книгу святого пророка Авдия епископ Палладий (Пьянков)

2. Толкование на пророка Михея блаженный Феодорит Кирский

3. Толкование на книгу пророка Аггея святитель Кирилл Александрийский

4. Толкование на пророка Софонию преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

5. Книга пророка Михея профессор Павел Александрович Юнгеров

6. Толкование на паремии из 1-й книги Паралипоменон епископ Виссарион (Нечаев)

7. Толкование на книгу св. пророка Михея митрополит Антоний (Храповицкий)

8. Толкование на книгу св. пророка Исаии (главы 1-12). Часть 1 профессор Иван Степанович Якимов

9. Толкование на книгу Песнь песней I, 4 и VIII, 5 священномученик Дионисий Александрийский

10. Книга пророка Михея профессор Владимир Петрович Рыбинский

Комментарии для сайта Cackle