блаженный Иероним Стридонский

Глава III

Наум.3:1–4. Горе городу кровей! весь он полон обмана (или лжи), расхищенья; не прекратится в тебе грабительство: звук бича и звук быстро движущегося колеса, ржущего коня, несущейся колесницы, едущего всадника, сверкающего меча, блистающего копья, множества убитых и тяжелого падения, и нет конца трупам; и будут падать на тела свои по причине множества блудодеяний развратницы красивой и пользующейся чарами, которая блудодеяниями своими продавала народы и чарованиями своими – семейства.

LХХ: О, город кровей, весь лживый, полный беззакония! не дотронутся до ловитвы. Звук бичей и звук движения колес, коня преследующего, колесницы несущейся, всадника едущего, меча сверкающего, оружия блистающего, множества раненных и тяжелого падения, и не будет конца народам ее, и ослабеют в телах их от множества блудодеяний. Развратница красивая и очаровательная, начальница чародеяний, которая блудодеянием своим продавала народы и чарованиями своими – племена.

Где мы поставили «полон расхищения» (Iасеrаtiоnе), там в еврейском тексте стоит рhеrec mаlea, что́ Акила перевел: ἐξαυκενισμοῦ πλήρης, то есть «полон упорства», а Симмах ἀποτομίας πλήρης, что мы можем выразить чрез: «полон жестокости» или «суровости». В другом издании его я нашел μελοχοπίας πλήρης, что означает «рассечение тела и раздробление членов на куски», после чего он прибавил: «где не прекращается хищение». Еврей перевел слово «рherec» не чрез «упорство», вместо чего в издании Акилы мы нашли ἐξαυκενσμον` (или αυχενισμὸν), а чрез «кормило», то есть χυβερνισμον, чтобы показать, что это был царственный город и как бы на корабле управлял кормилом всех городов. Описывается же могущество ее, то есть Ниневии, и под образом плача изобличается жестокость. Горе тебе, город кровей, в котором нет истины, но в котором все ложно, полно грабительства и хищения. Постоянно слышится звук жестокого меча, беспощадной власти и звук быстро вращающегося колеса. Звук мы должны понимать в смысле шума; как при колесе, быстро движущемся и направляющемся в разные стороны, так при ржущем коне и при несущейся колеснице, – при всем этом подразумевается слово звук. В еврейском тексте столь прекрасно изображение войска, приготовляющегося к войне и столь похоже на картину, что моя речь гораздо слабее. Когда говорится: «и тяжелого падения, и нет конца трупам», то это мы должны понимать в отношении к противникам, убитым ими. «И будут падать на тела свои» или падать вследствие своей многочисленности, потому что взаимно будут теснить друг друга, или же «будут падать на трупы убитых», потому что αὐτῶν означает то и другое, – и «свои», и «их». «По причине множества», – говорит, – «блудодеяний развратнцы, потому что она блудодействовала со многими народами и чтила идолов всего мира, который она подчинила себе. Слова: «красивой и очаровательной и пользующейся чарами» указывают на волхвов. «Которая блудодеяниями своими продавала народы и чарованиями своими – семейства», то есть: которая имела власть над всеми народами. Это сказано нами о Ниневии применительно к простому пониманию. Но если вследствие имени, означающего красоту, мы под Ниневиею умозрительно будем понимать мир, то справедливо мир, который во зле лежит (1Ин. 5), назван городом кровей по причине множества пускающих стрелы и тех, которые своими языками, как мечами, убивают людей? Согласно с этим он весь полон лжи, что́ относится к превратным учениям и к отсутствию слова Божия, куда можно было бы приклонить голову, потому что повсюду господствуют превратные учения; «есть разумеваяй или взыскаяй Бога; вси уклонишася, вкупе неключими, быша; несть творяй благостыню, несть до единого» (Пс. 13, 2–3). Хотя это отчасти и теперь совершается, но еще более исполнится это при кончине, когда, «по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Матф. 24, 12). Как бы ни были многочисленны плененные исполином Нимродом, жестоким ловцом, который, высокомерно восстав против Бога, многих в дубраве своей опутал своими сетями, до добычи или ловитвы не дотронутся многие. Ибо он имеет многих приспешников и занимающихся вместе с ним также ловлею, которые радуются при его ловитве и находятся при нем подобно пленникам. Также звук бичей слышится в мире, потому что «многи скорби праведным» (Псал. 33, 20), и подвергающиеся им вопиют и плачевными звуками свидетельствуют о своей великой скорби; когда на одних нападает демон, другие подвергаются гневу, подобному ярости, иные – похоти, ненависти, зависти, гордости, то среди них слышится бич царя ассирийского. Также в телесных болезнях мы видим бич диавола, о котором праведнику говорится: «и бич не приблизится к скинии твоей“ (Псал. 90). Когда мы видим, что один сгнивает от царской болезни и переживает свой труп; другой бродит с водяною болезнию и с опухшим телом и, при увеличении членов, теряет вид прежнего человека, как это мы недавно видели на гидре (in ехсеtга)13 третий извергает из себя какой-то гной и испорченные частицы пораженных легких; иной, вследствие превращения иссохшей влаги в камни, чувствует горечь урины и боль в мочевом пузыре; то мы не усумнимся сказать, что это звук бичей Ниневийских, хотя некоторые предполагают, что это происходит вследствие испорченного воздуха или вследствие того или другого рода пищи и физической организации (corporum). Мы, которые читаем о запрещении горячки (Лук. 4) и об исцелении Господом женщины, которая восемнадцать лет была связана диаволом (там же гл. 13), должны знать, что все это – бичи Ниневийские. Далее следует: «и звук движения колес», потому что род человеческий увлекается то туда, то сюда и, при своих стремлениях по различным неопределенным направлениям, мы не знаем, где погибель и где спасение. Об этом колесе идет речь в начале книги Иезекииля, и в семьдесят шестом псалме мы читаем: «глас грома Твоего в колеси» (Псал. 76, 19). Ниневия имеет также преследующего коня, который ржанием копытом, роющим землю, и пылкою грудью постоянно выражает стремление в войне согласно с тем, что Господь говорит против диавола: «издалеча... обоняет рать, со скаканием и ржанием» (Иов. 39, 25) не щадит убегающих и не дозволяет уйти обратившимся назад, но преследует, чтобы ниспровергать, убивать, топтать, раздавливать. Есть в Ниневии и звук несущейся колесницы, – подобной тем, какие, как я полагаю, имел фараон и которые были потоплены Господом (Исх. 14). В такого рода колесницу впрягаются четыре коня, то есть четыре страсти, о которых и философы рассуждают, и Марон не умалчивает, говоря:

Страстно жалают, боятся, печалятся, также ликуют14.

Этими конями и этою колесницею Ниневия все приводит в смятение. В ней слышится также звук едущего всадника, который, приготовившись посредством некоторого рода искусства и упражнения к войне, выступает не без опасности для воюющего против него. Этот всадник имеет меч слова, наостренный на оселке диалектики и отшлифованный маслом риторического искусства; имеет он блестящее оружие, потому что сатана принимает вид ангела света (2Кор. 11), каковое оружие противоположно апостольскому всеоружию (Еф. 6). И неудивительно, если в Ниневии множество раненных, когда она имеет множество стрел. И как для борьбы и защиты мы имеем четыре щита добродетелей: благоразумие, справедливость, воздержание и мужество, там, наоборот, есть четыре порока, которыми поражает нас враг: неразумие, неправда, невоздержание, страх. Каждый из них имеет отрасли и разнообразные виды стрел, наносящих раны, к которым если немедленно не применяются средства врачевания, то происходит тяжелое падение, и дай Бог, чтобы в Ниневии столько было легко падающих и легко раненных, сколько было, вследствие тяжести падения, ниспровергшихся в преисподнюю. Нет конца народам (или стенаниям) ее: зло ее не имеет конца, и сколько есть видов грехов, столько есть народов в Ниневии, которые ослабевают в телах своих от множества блудодеяний. Хотя это можно понимать и в отношении к тем, которые вследствие чувственных наслаждений лишились физической силы и вместе с погибелью души разрушают также плоть, которой служат; однако те народы, о которых мы говорили, падают по еврейскому тексту только на тела свои и спотыкаются (как перевел Симмах) только о трупы мертвых, ниспровергнутые вследствие умножения блудодеяния. Здесь мы по еврейскому тексту перевели: «по причине множества блудодеяний развратницы»; но LХХ переводчиков признали как бы другое начало предложения, так что они говорят: «от множества блудодеяний», и закончив этим мысль, начинают затем новое предложение словами: «развратница красивая и очаровательная, начальница чародеяний». Вместо «начальница чародеяний» Акила и Симмах перевели: «пользующаяся чарами». Тому, что Ниневия служит уже самою очаровательною из развратниц, не будет удивляться тот, кто знает, что такое множество людей блудодействовало с нею и что вследствие чар ее и некоторого рода заклинаний почти все увлекались любовию в ней. Она продавала народы блудодеяниями своими, чрез которые отнимаются члены у Христа и делаются членами блудницы (1Кор. 6), и племена продавала чарованиями своими. Ибо она заставляет их любить то, что они должны были ненавидеть, и гнушаться того, что они должны были любить, так что, быв сами обольщены, они, согласно с написанным: «тлят обычаи благи беседы злы» (1Кор. 15, 33), своим пагубным искусством соблазняют и других. Я читал, что в Священных Писаниях чародеи принимаются также и в хорошую сторону: „и чародея, мудро заклинающего (Псал. 57)“. Но чародей такого рода пользуется заклинаниями для того, чтобы увлеченных любовию к развратной Ниневии обратить к здравому уму.

Наум.3:5–6. Вот Я на тебя, говорит Господь воинств, и открою срамные части твои пред лицом твоим, и покажу народам наготу твою и царствам бесчестие твое, и низвергну на тебя мерзости, и покрою тебя позором и обращу тебя в пример.

LХХ: Вот Я на тебя, говорит Господь всемогущий, и открою задние части твои пред лицом твоим, и покажу народам срамоту твою и царствам бесчестие твое, и низвергну на тебя мерзость сообразно с нечистотою твоею и обращу тебя в пример.

Так как ты, Ниневия, продавала народы чрез блудодеяния свои и семейства чрез чарования свои и, подобно публичной непотребной женщине, раскладывала ноги свои для всякого, то Я сам приду для разрушения тебя, – Я не пошлю ангела и не поручу другим суда над тобою. Я открою срамные части твои пред лицом твоим, чтобы пред глазами твоими было то, чего ты прежде не видела. Я покажу народам наготу твою и царствам бесчестие твое, чтобы те самые, которые блудодействовали с тобою, презирали тебя, издевались над тобою и позорили тебя, и ты будешь служить примером для всех видящих тебя. Все это излагается под образом (sub mataphora) женщины прелюбодейной, которая, быв уличенною, выводится пред народом и бесчестится пред глазами всех. Эго пророческая речь в книге Иезекииля весьма подробно изображает в переносном смысле в отношении к Иерусалиму. Но ближе к истине и с большею пользою можно отнести эти слова к миру, для уврачевания которого пришел истинный врач с неба. «Вот Я на тебя, говорит Господь» всемогущий: так как Я всесилен, то могу исцелить все болезни, и что невозможно для других, то возможно для Меня. Я открою задния части твои пред лицом твоим, то есть Мои добродетели, заповеди и слова, которые ты бросила позади себя. Я дам тебе видеть их, хотя ты и не заслуживаешь этого. Ибо Я заповедал тебе относительно слов Моих, чтобы они постоянно были пред глазами твоими и чтобы висели у тебя в виде повязки (Второз. 6, 8). Но ты презрев волю повелевающего, оставила их позади себя, так что не только не исполняла, но даже не хотела и видеть то, что Я повелел. Или может быть, Я дал тебе видеть и понять заблуждения твои, которые ты прежде, во время своих слепых увлечений, считала за добродетели. После того Я покажу также народам, которые ты продавала чрез блудодеяние свое, твою наготу, чтобы они не увлекались любовию к тебе, но, увидев безобразие и грязь на внутренней стороне того тела, наружностию которого они увлекались, перестали блудодействовать с тобою. Также царствам, которые больше народов, Я покажу твое бесчестие, виновницею которого ты сама была. И обращу на тебя мерзость соответственно твоей нечистоте, так что тебя будут считать столь нечистою, насколько ты действительно нечиста, и ты не будешь обольщать весьма многих, которые прежде, соединяясь с тобою, становились одним телом с тобою (1Кор. 6). И обращу тебя в пример, чтобы страх подобного наказания удерживал от подражания преступлениям.

Наум.3:7. И будет то, что всякий, увидев тебя, побежит от тебя и скажет: «разорена Ниневия!» Кто будет качать головою ради тебя? Где найду я утешителя для тебя?

В еврейском тексте слова «голова» нет, но мы прибавляли это для того, чтобы смысл был яснее. Также Симмах перевел так: И всякий, кто увидит тебя, удалится от тебя, и скажет: «разорена Ниневия! Кто будет печалиться с нею?» Далее, LХХ перевели: И будет то, что всякий, кто увидит тебя, сойдет с тебя и скажет: „жалкая Ниневия! Кто будет вздыхать о тебе? Где буду искать я утешения для нее, – настраивающего струну? Кто увидит, что Ниневия разорена и что она обращена в пример для всех, тот испугается, удивится и скажет: «разорена Ниневия! Кто будет качать головою ради тебя?» то есть: кто будет печалиться о тебе, кто может быть твоим утешителем? Пока ты была могущественною, ты, как жестокая властительница, не жалела старца (или старцев), не обращала внимания на младенца (или на младенцев) и не приготовила никого, как друга для времени твоей печали, потому что ты никого не хотела иметь соучастником в твоем царствовании. Но кто презирает земное, не придает никакого значения чарам пагубной Ниневии и не уловляется ложною красотою ее, тот, увидев внутри все безобразие ее и начав ненавидеть то, что прочие любят, убежит и отпрыгнет или, как говорится в переводе LХХ, «сойдет с нея». Ибо, пока мы чтим земное и считаем его высоким, мы находимся как бы на вершине высокомерия и восхищаемся красотою Ниневии. Но когда вникнем в сущность ее и станем презирать все земные блага, как низкие, покоряясь могуществу руки Божией, тогда мы пожалеем о ниневитянах (или Ниневии), все земные блага будем считать достойными оплакивания и скажем: жалкая Ниневия! Как многие опутаны твоими сетями! Сколько узников ты держишь в своих цепях! Кто же побежит от тебя, сойдет с высоты твоего высокомерия и будет считать тебя жалкою? Слово же «кто» мы должны понимать в смысле не трудного, но редкого, как часто мы говорили; например: «кто убо... верный строитель и мудрый» Лук. 12, 42)? «Кто премудр и уразумеет сия?» (Ос. 14, 10) «Кто взыдет на гору Господню» (Псал. 23, 3)? Кто, таким образом, будет вздыхать о Ниневии? Кого можно найти, кто, отягощенный этою храминою, сказал бы с Павлом: «окаянен аз...: кто мя избавит от тела смерти сия» (Рим. 7, 24)? Мы ежедневно видим, что если кто-либо приближается к смерти и замечает, что или лихорадка, или рана или другой какой-либо род болезней удаляет его из этого мира, то он приходит в ужас, трепещет и, дрожа всем телом, старается удержаться в объятиях Ниневии и с трудом отрывается от тела красивой развратницы. Следующее затем: «где буду искать я утешения» или «утешителя для тебя, который настроил бы струну», говорится еще от лица того, кто побежит или удалится от Ниневии и скажет: «жалкая Ниневия! Кто будет вздыхать о ней?» говоря о мятежной жизни мира сего, в котором ничто никому не может нравиться постоянно, но что нравилось, то не нравится, а что не нравилось, то снова нравится. Где, таким образом, можно найти подобного утешителя и (так сказать) лирического писателя и цитареда15, который мог бы разногласным струнам ее придать стройность и гармоничность и производить звучное и стройное пение во славу Божию? Того, что мы перевели: «кто настроил бы струны» или «настраивающего струну» и что по-гречески называется ἁρμόσαι κορδήν мы не нашли ни в еврейском тексте, ни у других переводчиков, но вместо того начинается другая речь словами: «разве ты лучше Амона, живущего среди рек?» Поэтому мне кажется, что лучше было бы соединить это с теми словами, которые далее следуют.

Наум.3:8–12. Разве ты лучше ...Амона (вульг. Александрии народов), живущего среди рек? Вода вокруг него, море богатство его, воды – стены его, Ефиопия и Египет подкрепление его, и нет конца; Африка и ливийцы оказывали помощь тебе. Но и он переселяется и уводится в плен; ... младенцы его будут разбиты (вульг. были разбиты) в начале всех дорог, о знатных его будут бросать (вульг. бросали) жребий и все вельможи его будут окованы (вульг. были окованы) цепями. Так и ты опьянеешь и будешь презрена, и будешь искать помощи для себя у врага. Все укрепления твои подобны смоковнице с спелыми плодами: если тряхнут их, то они упадут в рот ядущего.

LХХ: Настрой струну, ты, часть Аммона, живущая среди рек; воды вокруг нее, море начало ее и вода – стены ее. Ефиопия и Египет сила ея, и нет конца бегству твоему; Фут и ливийцы были помощниками ее, и она будет переселена и взята в плен, и младенцев ее разобьют в начале дорог ее, и о всех знатных ее будут бросать жребий, и все вельможи ее будут окованы цепями. И ты опьянеешь и будешь презрена, и будешь искать помощи себе для поддержки у врагов твоих. Все укрепления твои подобны смоковницам, имеющим спелые плоды: если тряхнуть их, то они упадут в рот ядущего.

Еврей, наставлявший меня в Писаниях, утверждал, что вместо слов: «настрой струну, часть Аммона», как читается у LХХ, и вместо слов: «разве ты лучше Амона», как перевели прочие переводчики, можно так читать: «разве ты, Амон, лучше, нежели Но», и говорит, что по-еврейски «Но» означает «Александрию», а «Амон» – «множество» или «народы», и что ход мыслей здесь следующий: разве ты лучше Александрии народов или многолюдной, живущей среди рек и окруженной водою? Это не потому, что в то время она называлась Александрией, – это имя она получила спустя много времени после того от Александра Великого Македонского, – а потому, что под первым именем, то есть «Но», она всегда была столицею Египта и притом весьма многолюдною. Поэтому и те, которые описали деяния Александра, считают ее главным городом Египта. Также пророк Иеремия, разумея под «Амоном» или «Но» Александрию в видении против Египта и говоря в отношении к последнему: «юница... украшена Египет», подстрекатель «от полунощи прииде на ню» (Иер. 46, 20), прибавляет с большею ясностию также следующее: посрамлет «есть дщи египетска, дана в руце людем полунощным, рече Господь сил, Бог Исраилев. Се Аз посещу на Аммона» Менно, то есть мятежное население (tumultum)16 Александрии, потому что «Амон», как мы сказали, означает «народы», предлог «мен» – из, а «Но» означает Александрию. "И посещу, – говорит, – на фараона, и на Египет, и на боги его, и на цари его, и на фараона и на уповающия нань. И дам их в руце ищущих души их, и в руку Навуходоносора, царя вавилонска, и в руце слуг его» (Иер.46, 24–26). Таким образом Ниневии говорится: разве ты многолюднее или сильнее Александрии? При этом описывается положение Александрии, лежащей при Ниле и море и окруженной со всех сторон водами и реками. «Вода вокруг нее; море богатство ее; воды – стены ее», потому что она с одной стороны имеет реку Нил, с другой – Мареотское озеро, с третьей – море. Что касается Ефиопии, Египта, Африки, вместо чего в еврейском стоит Phut, и ливийцев, служащих подкреплением ее, то это указывает на самое положение стран и города. Также и та, которая, – говорит пророк, – описывается в моей речи, будете взята царем вавилонским, и один и тот же будет и твоим, и ее разрушителем. Об этом сообщает в своих книгах также Иосиф, автор иудейской истории. «Младенцы ее будут разбиты на перекрестках» (или «в оковах»), знатных ея будут делить между собою по жребию победители, и князья ея, бывшие некогда весьма сильными, будут уведены в плен в оковах. Такого рода участь испытает Александрия; также и ты, Ниневия, будешь пить из той же чаши, и опьянеешь, и, погрузившись в сон, будешь лежать и служить предметом презрения и дойдешь до такой крайности, что будешь просить помощи у вавилонян или против вавилонян у врагов своих. Все твои укрепления, и высоко поднимающияся степы, и высокие башни, которые ты теперь считаешь непреодолимыми, и храбрые люди и воители твои будут подобны ранним смоквам, которые, если слегка дотронуться до них и тряхнуть, будут падать в рот ядущего. То, что читается у LХХ: «приспособи» или «настрой струну», говорится еще к Ниневии. Смысл же этого следующий: то, что есть у тебя беспорядочного, нестройного и разногласного, настрой, Ниневия, подобно струнам, потому что красота и величие твое, которым ты в особенности придаешь значение, нисколько не помогут тебе, если ты не настроишь себя к пению. Посмотри, как мало весь удел сынов Аммоновых и все те блага, обладание которыми они приписывают себе, могли защитить их от уведения в плен и младенцев их от убиения на дорогах! Помогли ли им реки, при которых расположен город Аммона, и, кроме рек, такое множество колодцев и источников, начинающееся у Мертвого моря и окружающее их страну? Какую помощь оказали им Ефиопия и Египет, бывшие некогда союзниками их? Итак, как им не принесла пользы помощь союзников, так и твоему, Ниневия, бегству не будет конца, но ты со всех сторон будешь подвергаться разорению. Что сказать об ефионлянах и египтянах, которые стояли во главе сынов Аммоновых, хотя также и ливийцы были их союзниками? Таким образом также и она будет отведена в плен, и младенцев ея, как не могущих ходить, будут бросать и убивать на дорогах пред глазами родителей, и все богатства ея будут поделены между победителями, и никто из князей ея не спасется, потому что они будут окованы железными цепями. Поэтому ты, Ниневия, опьянеешь, и хотя ты некогда была богатою и красивою и имела множество почитателей, однако все будут презирать тебя, и, будучи преследуема врагами, будешь искать покоя, но не найдешь его. Все волны твои и все вспомогательные войска будут добычею неприятелей, и будут взяты без всякого труда подобно спелым плодам смоковницы, которые, – если встряхнуть их, – падают не на землю, а прямо в рот желающего есть, чтобы не было ни малейшего труда для собирающих. Это сказано нами παραφραστιχῶς (в виде перифраза) применительно к переводу LХХ, потому что мы раз навсегда решили следовать также и общепринятому (vulgatam) изданию, чтобы не казалось, что мы даем гидре и Сарданапалу17 какой либо повод к обвинениям. Но мне кажется, что пример разрушения Ниневии недостаточно согласуется с примером сыновей Лота, которые называются (Быт. 19) Амман (Аmmаn). Ибо прежде всего здесь говорится Аммон, а не Амман; затем, Аммана, которая теперь называется Филадельфией, не расположена при реках и богатство ея не собирается с моря; потому что она находится среди твердой земли, воды не служат стенами ея и она не имеет Ефиопию, Египет, Африку и ливийцев союзниками, и все это, как могущество, самый пример, описание местности и страны и дружественных народов, более всего применимо к Александрии, и никогда могущественный город Ниневия, при сравнении с меньшею ее Филадельфиею, не услышал бы от пророка: «разве ты лучше?» Но той, которой говорится: «разве ты лучше», дается знать, что она менее той, с которою сравнивается, и не должна негодовать при своем пленении, когда бо́льшая, более укрепленная и более сильная как по своему естественному местоположению, так по мужеству своих людей была побеждена тем же врагом. Но так как Ниневия, как мы объяснили, означает также этот мир, то ей повелевается настроить и приспособить свои струны и приготовиться в плачевному пению; потому что часть сынов Аммоновых, которая была гораздо лучше, нежели Ниневия, и жила при реках, понесла, как уличенная в заблуждении, наказание за свое преступление. И прежде всего согласно с буквальным значением (juxta historiam) Александрии следует сказать, что «Аммон» значит «народы», и аллегорический смысл этого следующий: посмотри на народы церкви, пребывающей при реках пророков, окруженной учителями, из чрева которых текут реки, и имеющей своим началом море. Ибо чрез чтение закона, который без древа Христова горек подобно Мерре (Исх. 15, 23)18, достигают того таинственного города, которого силу составляет Ефиопия, – потому что «Ефиопия предварит руку свою к Богу» (Псал. 67, 32), Египет, в который приходит Господь на облаке легком (Ис. 19, 1), и ливийцы, которые прежде жили среди песков и впоследствии сделались помощниками его. Поэтому если она Церковь не будет внимать себе и со всею тщательностию охранять сердце свое, то будет уведена в плен и будет оплакивать детей своих. Также младенцы ее, которые находятся еще в начале дорог и не достигли средины пути, будут разбиваемы при самом начале путей своих, и жесточайшие враги поспешат по жребию поделить между собою все то, что было у нея наилучшего, и уведут в плен окованных цепями и обремененных весьма тяжелыми узами вельмож, под которыми мы можем понимать князей и начальников. Также и ты, Ниневия, то есть люди неверующие, люди, вполне преданные миру, понесешь наказание и погрузишься в сон от чаши Моей, потому что из нее пили и те, которые принадлежали к Моему уделу и пали по своей вине. Я буду презирать тебя: среди пороков и страстей, удручающих тебя, ты будешь искать конца, но не будешь в состоянии найти перерыва или окончания зол, и все то, что составляет предмет твоих желаний, наслаждения, мирское могущество и учения, которые ты считала вполне непоколебимыми, будут поглощены ядущим, о котором Самсон говорит в виде притчи: «от ядущего ядомое изыде и от крепкого изыде сладкое» (Суд. 14, 14); потому что тогда все то сильное, которое у тебя было и которое в глазах зрителей обещало сладкие плоды, упадет, при первом потрясении дерева, в рот диавола пожирающего, который всегда держал Ниневию в своей власти. Далее, опущенныя нами слова: «и нет конца бегству твоему», которые сказаны относительно Ниневии, но среди того, что написано об Аммоне, и, по-видимому, необычайным образом поставлены не на своем месте, мы должны, как бы per ύπέρβατον (с перестановкою) отнести к Ниневии, так что ход мыслей здесь следующий: и ты опьянеешь, и нет конца бегству твоему, и будешь презираемою и прочее, сказанное о Ниневии. Это мы объясним в том смысле, что нет конца бегству Ниневии от Бога, потому что она постоянно продолжает бежать и не желает остановиться, согласно с тем, что выше было сказано нами: «и тии бежаще не сташа, и не бе взирающего» (Наум. 2, 8). К этому добавим, что Священные Писания и в особенности пророчества, которые полны загадочности, так что глубокие мысли облекаются в трудные формы выражения, для того соединяются с этими трудностями, чтобы не были легко доступными святыня для псов, жемчуг для свиней и святое святых для непосвященных. Но если мы захотим под Аммоном понимать сыновей Лота, то должны сказать, что Лот от двух дочерей имел двух сыновей, Моава и Аммова, из которых старший, Моав, значит «от отца» или «вода отцовская», а младший, «Аммон» – или «сын рода моего» или «народ наш» (Быт.19). Я полагаю, что как в отношении к тому, кто родился от Иуды, говорится по причине греха его: «племя Ханаане, а не Иудино» (Дан. 13, 56), и у Иезекииля относительно грешного (или любодейного) Иерусалима: «корень твой и бытие твое от земли хананейски; отец твой аморреанин (или хананей) и мати твоя хеттеаныня» (Иез. 16, 3); так все те, которые произошли от старейшего народа, то есть от иудеев, и от младшего народа, то есть от наших, образно называются моавитянами и аммонитянами. Так как они уклонились от отца своего, ибо «Лот» значит «уклонение», то подвергнутся наказанию и испытают все то, что выше было изложено нами. Но если строгость Божия обнаруживается, начиная с тех, которые некогда были святыми, и если та, которая жила среди рек, будет очищаема огнем геенны; то тем более Ниневия, которая прежде не имела закона и вследствие своего высокомерия не приняла ига заповедей Божиих, попадет наконец в пасть пожирающего.

Наум.3:13–17. Вот народ твой, как женщины среди тебя; врагам твоим настежь отворятся ворота земли твоей, огонь пожрет запоры твои. Начерпай себе воды ради осады; устраивай крепости твои; войди в грязь, топчи глину, приготовляй кирпич. Там пожрет тебя огонь; ты погибнешь от меча; он поест тебя, как гусеница (bruchus)19. Поэтому ты соберись, как гусеница, умножься, как саранча. Умножились у тебя торговые дела более звезд небесных; гусеница распространилась и улетела. Стражи твои, как саранча, и младенцы твои, как саранча саранчи, которая во время холода садится на оградах. Взошло солнце, и она улетела, и не узнаешь места, где она была.

LХХ: Вот народ твой, как женщины у тебя; врагам твоим настежь отворятся ворота земли твоей; огонь пожрал запоры твои. Начерпай себе воды для осады; удерживай крепости твои; войди в грязь, подвергайся попранию с соломою, обладай кирпичем. Там пожрет тебя огонь, истребит тебя меч и поест тебя, как саранча. Так как ты отяжелеешь, как гусеница, то соберись подобно гусенице. Умножились у тебя торговые дела более звезд небесных.

Речь продолжается еще относительно Ниневии. Неудивительно, что твои храбрецы и воители, подобно спелым плодам смоковницы, прямо падают в рот ядущего, когда народ твой стал женоподобным и не может противустоять. Ворота твои отворятся, город откроется для врагов и самые крепкие запоры, которыми запирались ворота, пожрет огонь. Поэтому начерпай воды и позаботься о том, чтобы не было недостатка в питье при осаде крепости; приготовь кирпичей для исправления проломов в стенах, потому что приближается осада. Когда ты все это сделаешь, то будешь пожран мечем, как трава (humus) гусеницею. Но когда ты умножишься, как гусеница, и соберешься вместе подобно саранче и соберешь богатства свои, как звезды небесные; то ты рассеешься и убежишь подобно саранче и гусенице и тому роду небольшой саранчи, которая называется аttеlаbi и которая при солнечной жаре улетает, – так что нельзя найдти ее. Ибо саранче свойственно во время холода оставаться без движения, а при жаре – летать. Далее аttelabus, что́ Акила выразительнее перевел чрез слово «пожиратель» (соmessоrеm), есть небольшая саранча, нечто среднее между саранчею и гусеницею (bruchus); обладая небольшими крыльями, она более ползает, нежели летает, и постоянно подпрыгивает; поэтому где она появится, там она истребляет все до последней пылинки, потому что, пока не вырастут крылья, она не может удалиться. Это, для облегчения понимания читателю, я раскрыл и изъяснил применительно к еврейскому тексту, следуя шаг за шагом за самыми словами Писания. Теперь я продолжу начатое иносказательное толкование (τροπολογίαν) применительно к переводу LХХ, сначала вкратце, то есть как бы в сокращенном виде (in epitone), а затем подробно раскрывая каждый пункт в частности. Жители твои, Ниневия, то есть люди мирские, которые собственно называются народом города ассирийского, так обессилели вследствие страстей и так ослабели вследствие пороков, что уподобляются бессильным женщинам; ибо они не имеют в душах своих ничего сильного, ничего твердого и мужественного. Поэтому враги, одолев их, открыли все чувства их и вошли в них через телесные двери. Воротами земли Ниневийской явственно называются телесные чувства. Также те, которые преданы порокам, со времени самого сотворения Богом имеют возможность к познанию Бога, как бы весьма крепкие запоры, служащие к тому, чтобы запирать и заграждать Ворота чувств. Но и их пожрет огонь, окрыленный стрелами палящими. Поэтому говорится Ниневии: «начерпай себе воды», ороси себя словом и разумом и воспользуйся для борьбы врожденною своею способностию к познанию Бога и совершению добродетелей. Но ты руками расслабленными, то есть делами похоти, погубила всю ту силу, какая была в тебе; поэтому обратись, принеси покаяние и снова овладей крепостями своими. Так как ты раз вошла в грязь и заключена в тело (которое составлено из плоти, крови, жил, нервов и костей, как бы из земли, соломы и воды), то переноси обиды и нужды телесные: подвергайся попранию со стороны врагов и выноси все то, что служит к усовершенствованию плоти и что достойно покаяния. Ибо раз приняв грязь и солому и предавшись делам мира сего, ты добровольно должна подвергаться несправедливому попранию; и однако не отчаявайся в спасении, но надейся, и кирпич твой, то есть тело, восприявшее слово, как воду, обращай на служение и подчиняй себе, чтобы господствовать над кирпичем своим; иначе, если ты не сделаешь этого, неугасающее пламя, возженное или в геенне, как наказание, или пылающими стрелами врага, истребит тебя впоследствии, и ты не только будешь истребляем огнем, но также меч будет пожирать тебя, как саранча пожирает растения на земле. Это ты испытаешь в том случае, если не возвысишься над кирпичом, но, будучи обременена собственною тяжестию и утратив всякую способность к летанию, совсем опустишься на землю, подобно тому, как гусеница вдруг падает на землю, когда, утомившись от летания, она не может далее двигаться. Пусть твои силы будут столь бесчисленными, как гусеница, чтобы тебе, вследствие собственной тяжести, не опуститься на землю подобно гусенице. Ты все это испытала потому, что умножила у себя богатства и торговлю различными учениями, считая их более яркими, чем светила, и более блестящими, чем звезды небесные. Это, как я сказал, изложено нами для понимания смысла вкратце; теперь, возвращаясь к началу отдела, мы объясним, но мере своих сил, каждый пункт в частности. Кто не скажет, что красивая Ниневия есть прекрасная по своей природе душа, которая, изнежившись вследствие роскоши и удовольствий мира сего и обратившись к свойственным женщинам наслаждениям, утрачивает мужественность и делается слабою подобно женщине? Ибо если душа праведника, пришедши «в мужа совершенного» (Ефес. 4, 13), сохраняя свойственную ей крепость и соединяясь с Богом, есть один дух с Ним (1Кор. 6, 16); то почему, наоборот, душа, любящая мир, не составляет единства с миром и, дошедши до женской изнеженности, не утрачивает свойственную мужам крепость? Я полагаю, что по этой причине в книге Исход (гл. 1) фараон повелел всякое дитя мужеского пола, которое родится у евреев, бросать в реку, а всякое дитя женского пола оставлять в живых. Ибо царь египетский, который в другом месте говорит: «моя суть реки, и аз сотворих я» (Иез. 29, 3), не мог ничего другого повелеть, как только то, чтобы бросалось в воду и течением ея уносилось в море все то, что есть сильного и мужественного у евреев и у тех, которые проходят чрез мир этот, и наоборот, чтобы оставлялось в живых, возрастало и умножалось все женственное и слабое и то, что считается красивым в этом мире. При этом заметь, что властитель египетский не может убивать ни мужей из числа евреев, ни тех, которые уже вышли из состояния детства, а только тех, которые находятся еще в нежном возрасте, имеют слабое тело и лишь начинают развиваться. Он знает, что женщины могут возрастать лишь в том случае, если будут убиваемы Мужчины; поэтому он хочет все сильное и мужественное у евреев задушить в этой пучине своей реки, чтобы свободнее у них развивалось одно только женственное. Что же касается следующих затем слов: «врагам твоим настежь отворятся ворота земли твоей», то ты можешь понять их, взяв из Иеремии свидетельство, в котором написано: «взыде смерть сквозе окна ваша» (Иер. 9, 21). Что у Иеремии называется окнами, это, – скажешь ты, – здесь называется воротами, а эти последние отнесешь к чувствам. Ибо слово Божие, зная, что чувства двоякого рода, говорит в Притчах (гл. 2) в отличие от худых чувств: „ты найдешь чувство божественное“. Чувство же здесь следует понимать не в смысле духа и ума, что́ по-гречески называется νοῦς, но как способность чувствования (αἰσθήσει), отчего получили название и пять чувств: зрение, обоняние, вкус, осязание, слух. Таким образом под воротами Ниневии следует понимать телесные чувства, а под воротами небесного Иерусалима – всякое божественное чувство и свыше сходящее. Эти ворота Ниневии отворяют жители ея, стараясь чрез зрение и слух и все другие чувства, как бы чрез широкий и пространный путь, ведущий к смерти (Матф. 7), получать телесные наслаждения, для которых люди Божии затворяют ворота свои, затыкая уши, чтобы не слышать суда крови, закрывая глаза, чтобы не видеть беззакония, зажимая нос, чтобы не обонять запаха наилучших благовоний, изнеживающего душу, заграждая уста от объядения и удерживая руки свои от нежного прикосновения, чтобы возбужденное похотию чрево не привело распаленную страстию душу к женским объятиям. Но эти люди Божии отверзают чувства свои, то есть врата небесного Иерусалима, для того, чтобы в них проникло слово Божие. Примером худых ворот служит следующий: «возносяй мя от врат смертных» (Псал. 9, 14); а вот пример хороших: «яко да возвещу вся хвалы Твоя во вратех дщере Сиони» (Псал. 9, 15). Когда ты увидишь человека, любящего более удовольствия, чем Бога, и преданного сладострастию; то тотчас скажи о нем: он врагам своим отворил ворота земли своей, потому что таковые но для друзей души своей, а для врагов отворяют ворота земли Ниневийской. Если и те, которые считаются князьями среди народа, тоже делают; то не убойся также о них сказать: «старейшины людей Моих извергутся из домов сладости своея» (Мих. 2, 9). Если же ты увидишь, что они, будучи связаны узами наслаждений и роскоши, окружающей их со всех сторон, не имеют никакого сострадания к бедным и не заботятся о народе Божием; то примени к ним следующие слова: «спящии на одрех от костей слоновых и ласкосердствующии на постелях своих, ядущии козлища от паств и телцы млеком питаеми от среды стад, пиющии процеженое вино и первыми вонями мажущиися, и не страдаху ничесоже в сокрушении Иосифове» (Амос. 6, 4, 6). Далее, что касается слов: «огонь пожрал запоры твои», то смысл их следующий: если в душе твоей оставался, по-видимому, зачаток естественного добра, который, подобно запорам, мог удерживать и удалять врагов, пытавшихся вторгнуться чрез врата чувств твоих, то он был истреблен огнем Вавиловским. Также в словах: «начерпай себе воды для укрепления» говорится о слове Божием, что Ниневия должна окружить себя, как самою крепкою стеною, учением и разумением Писаний, чтобы враг не мог вторгнуться внутрь ея. «Удерживай», – говорит, – «крепости твои». Все то доброе, что ты имеешь от природы и в чем отпечатлевается происхождение от преблагого Творца, удерживай, несчастная душа Ниневийская, для защиты себя и не допускай, чтобы оно исчезло из главенствующего пункта (ήγεμονιχῶ) сердца. Следующие затем слова: «войди в грязь, подвергайся попранию с соломою» некоторые будут относить, может быть, к душе в том смысле, что она, будучи связана с грязью тела и всецело вращаясь в соломе мира сего, то есть среди суетного и скоропреходящего, попирается демонами; но я полагаю, что ей говорится следующее: переноси испытания, обиды, которым ты предана, и наказания, которым ты заслуженно подвергаешься; потому, что если ты будешь возвышаться над суетою и бренностию мира сего, то, знай, что эти испытания послужат для тебя средством врачевания, если только ты будешь господствовать над кирпичем20 и будешь подчинять плоть власти души. Наконец следует: «там пожрет тебя огонь» Если ты не будешь возвышаться над кирпичем и господствовать над плотью, но пребывая в кирпиче, будешь любить солому и будешь жить в плоти по плоти; то не только пожрут тебя палящие стрелы врага, по и меч его будет истреблять тебя, и, подобно саранче, уничтожит в тебе жадными зубами или гусеницею будет пожрано и уничтожено) все то, что казалось зеленеющим и что само собою возникало в тебе благодаря благотворному действию природы, и, подобно гусенице, утратившей способность к летанию и обремененной своею тяжестью, ты, будучи отягчена бременем грехов, опустишься на землю. Итак, чтобы не испытывать всего этого, ты должна умножиться подобно гусенице и иметь столько добродетелей, насколько она многочисленна. Ибо, умножив свои торговые дела и всякими способами, правдою и неправдою, собрав для себя тленные богатства (как бы желая обладать небесными благами), ты должна уравнять множество грехов чрез множество добродетелей. Выше я дошел по еврейскому тексту до того места, где говорится: «взошло солнце, и она улетела, и не узнаешь места, где она была», и что считал нужным, высказал в связи с самым текстом. Но так как в переводе LХХ начинается, по-видимому, особая мысль, то я, представив их свидетельство, продолжу начатое объяснение.

LХХ: Гусеница (bruchus) вторглась и улетела; смесник21 (commixticius) твой спрыгнул, как кузнечик (аttelabus)22, как саранча, которая села на ограду во время холода: взошло солнце, и она спрыгнула, и не узнаешь места ея. Горе им!

Мне кажется, что жители Ниневии, составляющие смешанную, собравшуюся отовсюду толпу, не имеющую руководителя и порядка и стремительно бросающуюся то в ту, то в другую сторону, сравниваются здесь с гусеницею, небольшим, но многочисленным насекомым, едва поднимающимся от земли. Также под кузнечиком (аttelabus), который по-гречески называется συμμιλτὸς и в латинском переводе commixticius (смешанным или смесником), мы можем разуметь чернь и народ, образовавшийся из собравшихся отовсюду племен, то есть не граждан, а чужеземцев. Поэтому и о народе Израильском, вышедшем из Египта, говорится (Исх. 12), что среди него было πολὺν συμμιχτὸν (множество разноплеменных людей), то есть египтяне, ефиопляне и различные племена. Таким образом а эта, так сказать, смешанная (miхtiсius) Ниневия сравнивается с прыгающим кузнечиком и саранчею, которая во время холода, не будучи в состояния улететь, сидит на ограде, но после того, как взойдет солнце и согреет ее своею теплотою, она вспрыгивает и улетая в другие страны, не вспоминает более о той ограде, на которой сидела во время холода. Это сказано нами παραφρστιχῶς (в виде перифраза) для более легкого понимания слов пророка. Впрочем, без колебания можно назвать гусеницею множество людей, идущих по широкому пути и живущих жизнию мира сего, когда видишь, что они всецело преданы земле, устремляются по легкомыслию своему то в ту, то в другую сторону и не могут возноситься мыслию в высшие области. Посмотри на Рим и на Константинополь, оставивший вместе с прежним именем прежнюю бедность, посмотри на Александрию, столицу Египта, и когда увидишь, что вследствие недостатка хлеба или (вследствие чего следует стыдиться и краснеть) из-за наездников, мимов и актеров происходит восстание и народ, всецело отдавшись порокам, устремляется, вследствие своего легкомыслия и непостоянства, подобно гусенице, то туда, то сюда, то по истине можешь сказать: «гусеница стремительно удалилась» и улетела. Что касается следующих затем слов: «спрыгнул кузнечик или (еt) смесник твой, как саранча», то смесник, как я полагаю, тем отличается от гусеницы, что гусеница указывает на невежество и многочисленность народа, а смесник на разнообразный состав его из всяких племен. И как жители городов состоят или из граждан, или из чужеземцев, предпочитающих жить не в своем городе; так под смесником, живущим в Ниневии, я разумею тех, которые считают себя следующими каким-либо учениям истины и которые в том отношении лучше гусеницы, что гусеница постоянно остается только на земле и, не имея крыльев, заботится лишь о пище и чреве, а кузнечик пользуется по крайней мере небольшими крыльями, и хотя не может высоко летать, однако старается подняться от земли; впрочем, когда из него образуется саранча, то хотя она летает, но летание ее не продолжается постоянно, потому что, при отсутствии крыльев и сжавшись от холода, также и саранча сидит, и сидит не на плодоносном дереве и не на зеленых листьях, а на изгороди, сплетенной из терновника и хвороста, или на ограде, сложенной из всяких, попавшихся под руку, камней. Взглянем на мудрецов греческих, египетских и персидских, на гимнософистов индийских, на самарян с их разнообразными, взаимно противоречащими мнениями, на иудеев с их фарисеями и саддукеями и на разнообразные ереси церкви, – и мы увидим и кузнечика, едва поднимающегося от земли, и саранчу, хотя и летающую, но не с полною свободою, и так как она не согревается Солнцем правды, то, по охлаждении любви к Богу, садится на колючих изгородях. Ибо все учения их, охладев и не будучи способны к парению, находят себе место и успокоение среди терний Аристотеля и Хризиппа. Поэтому Евномий говорит: что родилось, то не существовало прежде, чем родилось. Поэтому Манихей, с целью избавить Бога от создания зла, измышляет другого виновника зла. Поэтому Новат отрицает возможность прощения, чтобы отвергнуть покаяние. Одним словом, вот те источники, которыми все учения пользуются в своих умозаключениях, так что и те самые места, откуда заимствуются доказательства, называются τοπιχά. Таким образом эта саранча, сидящая теперь на изгородях, когда настанет время суда и когда мир согреется от восхода солнца, оставит место своего пребывания, в котором она находилась во время холода, и, направившись в лучшую сторону, не будет вспоминать о прежнем месте, Что сказано нами вообще о времени суда. это отчасти можно понимать и в отношении к настоящему времени, в том смысле, что, благодаря людям ученым и образованным, восходит свет солнца правды для саранчи подобного рода, и она, оставив терния, переходит в ту чистую область, в которой может свободно летать.

Наум.3:18–19. Уснули пастыри твои, царь ассирийский; будут погребены князья твои; народ твой рассеялся по горам (вульг. укрылся в горах), и некому собрать его; не сокрыто сокрушение твое; пагубна язва твоя. Все, услышавшие слух о тебе, всплеснули руками из-за тебя; ибо на кого не переходила беспрестанно злоба твоя?

LХХ: Уснули пастыри твои; царь ассирийский погрузил в сон сильных твоих; народ твой удалился на горы, и некому было принять его; нет врачевства для сокрушения твоего; опухла язва твоя. Все, услышавшие весть о тебе, будут рукоплескать о тебе; ибо на кого не устремлялась беспрестанно злоба твоя?

Неудивительно, царь ассирийский, господствовавший в Ниневии, что уснули пастыри твои и что погребаются или блуждают князья твои, то есть цари и вожди всех тех племен, которые прежде были подвластны тебе, потому что народ твой среди твоего города был подобен женщинам, ворота его были открыты для врагов и все население, сидевшее на стене, подобно саранче, улетающей при солнечной теплоте, оставило, при нашествии Навуходоносора, укрепления и бежало от врагов, так что не найдешь того места, на котором оно было. Так как ты, Ассур, прогневал Бога, опустошив народ Его и поднявшись с своим гнездом до неба (сн. Авд. 1, 4; Аввак. 2, 9), вследствие чего ты называешься высокомерным; то разрушен город твой и, по истреблении всех князей, которые могли противустать врагам, остальной твой народ, слабый и презренный, рассеялся по горам, и нельзя найти ни одного вождя, который собрал бы его и составил бы из него новое войско. Не сокрыта рана твоя и не такова твоя язва, которая могла бы быть излечена врачом. Все те, которые услышат, что Ниневия, могущественнейший город, разрушена, и что ассирийский царь, господствовавший некогда над городом (или над миром), побежден, ранен, лежит полуживой и утопает в собственной крови, или изумлятся при столь важном событии и неожиданном известии и всплеснут руками своими, или, может быть, вследствие великой радости и ликования будут рукоплескать о тебе и громко и шумно выражать радость свою. Ибо никто не может печалиться о тебе и плакать о поражении и ране твоей, потому что нет никого, на кого беспрестанно не переходила бы злоба твоя. И прекрасно сказано: «не переходила бы», потому что злоба царя ассирийского к врагам его не может продолжаться вечно. Доселе я следовал способу исторического толкования. Но прежде, чем перейдти к изъяснению перевода LХХ (потому что он имеет совсем другой смысл), мы должны также подняться несколько выше буквы еврейского текста и показать, что в последнем пророчесте Наума заключается ἀποστρσφη (обращение) к диаволу, как высокомерному царю ассирийскому, который некогда хвалился, говоря: «крепостию... сотворю, и премудростию разума... отъиму пределы языков, и силу их пленю, и сотрясу грады населеныя» (Ис. 10, 13–14). Но ему говорится: «како спаде с небесе денница, восходяща заутра, сокрушися..., посылаяй огни свои ко всем языком» (Ис. 14, 12)? Разрушена Ниневия, твой красивый и могущественный город, в котором ты столько присвоял себе власти, что даже Сыну Божию осмелился сказать: „все это предано мне; если падши поклонишься мне, дам это Тебе“ (Матф. 4, 9; Лук. 4, 6–7). Уснули пастыри и подвластные тебе цари, которые не пасли людей для спасения их, но кормили их для заклания тебе, чтобы ты мог пожирать более тучные жертвы. Весь твой народ и та масса народов, которая некогда служила тебе, оставили тебя и твой город, бежали в горы и укрылись в пристанищах апостолов и учителей Христовых, и между тем нет ни одного из твоих вождей, который мог бы снова призвать к себе эту толпу, бывшую некогда твоею. Язва твоя и рана твоя известны всему миру; все те, которые некогда были обольщены чрез твои козни, ликуют о твоем падении; потому что или совсем нет, или очень мало есть таких, которых ты не обольщал бы и на которых не переходила бы злоба твоя. Следует также заметить, что в ком остается злоба диавола, тот не может ликовать о его падении и ране, потому что он принадлежит к числу пастырей и к народу царя ассирийского; но в ком она уже прошла, тот ликует о падении его и как бы рукоплещет добрыми и правыми делами. Хотя в еврейском тексте доселе идет речь о разрушении мира, но в конце предрекается также поражение и падение самого диавола, который был князем мира, потому что «мир... во зле лежит» (1Иоан. 5, 19). В переводе же LХХ еще продолжается речь к συμμιχτὁν, то есть к смеснику (mixticium) мира, о том, что пастыри его уснули и что царь ассирийский усыпил их, чтобы они спали. Таким образом в переводе LХХ описываются действия ассириянина относительно других, а не то, что он сам испытывает, и умалчивается о поражении, ране и язве диавола. Итак, горе тем, которые служат учителями превратных учений в Ниневии! Согласно с этим относительно их говорится: «уснули пастыри твои» ибо они давали сон очам своим и веждам своим дремание, и поэтому не нашли места Господу и селения Богу Иакова и не слышали об Ефрафе, то есть о плодоносной церкви, и не нашли ее в дубравах (Псал. 131, 4–6). И не только спали пастыри этого смесника и саранчи, сидящей во время холода на оградах, но и были усыплены царем ассирийским. Ибо царь ассирийский знает, что он не может обольщать овец, если предварительно не усыпит пастырей. Диавол всегда старается о том, чтобы усыплять бодрствующие души. Поэтому при страдании Господнем он наводит глубокий сон на апостолов, которых пробуждает Спаситель, говоря им: «бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Мк. 14, 38), и: «яже вам глаголю, всем глаголю: бдите» (Мк. 13, 37). Так как он не перестает беспрестанно усыплять бодрствующих, то слово Божие пробуждает всех тех, коих он обольстил и как бы посредством приятного, но пагубного пения сирен заманил ко сну, и говорит: «востани спяй и поднимись, и осветит тя Христос» (Ефес. 5, 14). Таким образом, когда придет Христос и будет господствовать слово Божие и учение Церкви, и когда погибнет Ниневия, бывшая некогда весьма красивою блудницею, тогда быстро поднимается народ, который прежде был усыплен учителями, и пойдет к горам Писаний, и найдет там горы – Моисея и Иисуса, сына Навина, горы – пророков, горы Нового завета – апостолов и евангелистов, и когда он убежит к этим горам и займется чтением этого рода гор, то, если не найдет такого, кто учил бы его, – ибо «жатва... многа делателей же мало» (Матф. 9, 37), – в таком случае будет одобрено то рвение его, с которым он бежал к горам, и изобличено нерадение учителей, ибо добавлено: «и некому было принять его». Далее следует: «нет врачевства для сокрушения твоего; опухла язва твоя». Смесник Ниневии не может исцелиться, потому что он не оставляет высокомерия, и рана постоянно остается свежею вследствие ударов, ежедневно наносимых диаволом. После всего этого не может быть врачевства для сокрушения его, и хотя он считает себя здоровым, однако душа его разбита и сокрушена ударами молота всей земли и не исцеляется, потому что всегда остается высокомерною. Но если она смирится и покорится Христу, то «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит», и: «жертва Богу дух сокрушен» (Псал. 50, 19). Наконец говорится: «все, услышавшие весть о тебе, будут рукоплескать о тебе. Ибо на кого не устремлялась беспрестанно злоба твоя?» Когда ты, смесник (ῶ´ σύμμιχτε), подвергнешься наказаниям, то все те, которые услышат весть, будут общим стуком, и звуками Голоса и, так сказать, гармониею дел выражать радость и ликование о тебе; потому что или совсем никого нет, или очень мало есть таких, на которых не устремлялась или не нападала беспрестанно злоба твоя. Ибо если город Ниневия имеет смесников (συμμίχτους) пастырями и стражами (fortes) и если всякое лжеучение и все ложные гипотезы знания происходят от смесника (а symmicto); то следует опасаться, что нет никого, на кого не переходила бы злоба смесника (συμμιχτου). При этом заметь, что ее сказано; «в кого не проникла злоба твоя, смесник» (σύμμιλτε), но; «но на кого не нападала». Ибо часто стрелы ложных учений сыпятся на нас и стремятся проникнуть как бы в тайник души; но когда мы запираем ворота, то хотя смесник нападает на нас, устремляясь со всею своею силою, и делает это беспрестанно, однано, нападая, он, при помощи Христа Господа и при охранении сердца нашего со всею осторожностию (Притч. 4), не может проникнуть.

* * *

13

Слово excetra, означающее собственно змею или гидру и употребляемое блаж. Иеронимом в отношении к Руфину (напр. ниже при объяснения ст. 8–12, и в начале второй книги толкований на пророка Аввакума), в данном случае указывает, по-видимому, на водяную болезнь. В некоторых изданиях стоит, in tеrrа nоstra, т. е. в нашей земле.

14

Vergil. Aeneid. IV, 733.

15

Citharaedus – поющий под звуки цитры.

16

Вместо tumultum в некоторых списках стоит tumulum (холм).

17

Под именем гидры и Сарданапала здесь разумеется Руфин. См. выше стран. 292, примеч. 1.

18

Подобного рода сравнением пользуется блаж. Иероним также в письмах к Алгазии и к Рустику монаху (Творения блаж. Иеронима ч. III. Киев, 1880, стр. 171 и 277). В рукописях и в прежних изданиях вместо Merrhae стоит myrrhae.

19

Собственно род саранчи без крыльев.

20

То есть над телом.

21

По церковно-славянскому переводу.

22

Собственно род небольшой саранчи, как видно из предшествующего объяснения блаж. Иеронима.


Вам может быть интересно:

1. Книга толкований на пророка Наума – Глава II блаженный Иероним Стридонский 4,7K 

2. Книга толкований на пророка Наума – Глава I блаженный Иероним Стридонский 4,7K 

3. Книга пророка Наума – Глава 3 профессор Павел Александрович Юнгеров 2,1K 

4. Толкование на пророка Аггея – Глава 1 блаженный Иероним Стридонский 2,6K 

5. Две книги толкований на пророка Аввакума к Хроматию – Книга вторая блаженный Иероним Стридонский 4,3K 

6. Толкование на книгу пророка Наума – Глава 3 святитель Кирилл Александрийский 3,9K 

7. Толкование на книгу пророка Наума – Глава 2 святитель Кирилл Александрийский 3,9K 

8. Святой пророк Наум и его книга профессор Моисей Александрович Голубев 300 

9. Толкование на пророка Наума – Глава 3 блаженный Феодорит Кирский 3,4K 

10. Толкование на книгу святого пророка Наума епископ Палладий (Пьянков) 1,6K 

Комментарии для сайта Cackle