праведный Иоанн Кронштадтский

Ноябрь

2 ноября 1864 г.

Благодарю Тебя, вселепая54 Госпоже Богородице, яко по молитве моей явилася еси в один день многократно заступницею и помощницею от обышедших мя зол, яко преблагостно, всеблагомощно, пребыстро мя спасала еси от мерзостей нечистых духов и от мерзостей сердца моего и спокойствие и непоколебимость и величие святыни даровала еси и свет разума. И во предняя55 помогай рабу Твоему, Пречистая!

Побеждай благим злое [Рим. 12, 21]: гордость – смирением, злобу – благостию, зависть – доброжелательством, скупость – щедростию, грубость – ласкою, неблагодарность – благодарностью.

Ненавидеть или жалеть тебя следует тогда, когда ты поражен бываешь действием гордости или злобы сердечной на ближнего? Говоришь: за что меня ненавидеть? Я сам тогда страдаю чревоношением гордости и злобы, как жестокими муками рождения. Значит, ты хочешь, чтоб тебя пожалели тогда и помогли тебе избавиться от этих, справедливо так называемых страстей молитвою, добрым, ласковым, вразумительным и назидательным словом? Хорошо, – не питай же и ты ненависти к гордым и злым людям, а лучше пожалей их да обходись с ними всегда ласково, дружелюбно, и, обходясь с ними всегда так, и ты сделаешь их самих добрыми и смиренными. Как хочешь, чтоб поступали с тобою люди, так поступай и ты с ними [Мф. 7, 12]. Люби ближнего, как себя [Мф. 5, 43]. Ах! Искусно надо жить с людьми! Надо отбросить греховное самолюбие и побеждать всегда благим злое.

Без огорчения и, напротив, с радостию иди служить ко всякому мирянину, бедному и богатому, ради Христа, Который пришел послужить нам и отдать душу Свою для искупления многих [Мф. 20, 28]; помни, что ты Христово дело делаешь и от Него получишь воздаяние. Не жалей своей плоти для служения ближним, как и Господь Иисус не пощадил Себя для нашего спасения, но на труды, беспокойство, страдания и смерть отдал Свое пречистое тело. Тяжкий грех жалеть свою грешную плоть, когда должно употреблять ее в орудие служения ближним, и за это неизбежно следует наказание от Господа.

Господи! Доселе я не знаю на деле альфы56 христианской – любви к ближнему. Других осуждаю в праздности, а сам грешу в сто раз хуже – озлобляюсь на них, ибо что хуже злобы диавольской? Это зло из всех зол. Очисти мя, Спасе, и соделай меня благим и кротким. Даждь мне благодать считать себя всегда первым грешником.

Под теплым одеялом, на пуховиках и мягких подушках не спать. Это нежит и расслабляет плоть, а вместе и дух. Чаю очень горячего не пить – нежит и расслабляет плоть, а вместе и душу. Кушаньев очень вкусных не есть или есть очень мало, например пирогов, заливных и прочего, потому что нежат и расслабляют плоть, а вместе с тем и душу.

Одежд нежных, мягких, красивых, дорогих не носить, потому что нежат и расслабляют плоть чрез зрение и осязание, привязывают сердце к земному и наполняют душу этою суетою. Человек научается мало-помалу полагать в них свою жизнь, свое удовольствие, счастие, достоинство и как бы сущность человека и смотреть на других, худо одетых, с презрением.

Светских книг, газет, вообще книг и статей легкого содержания не читать – нежат и расслабляют душу и наполняют ее суетою.

На богатые дома, на богатые стекла, на внутренние украшения комнат, на мебель богатую не засматриваться – это нежит и расслабляет душу чрез зрение плотское, побуждает ее желать земного богатства и наслаждения и отвлекает зрение сердечное от вечной жизни на небесах. Святые отцы боялись этой страсти и запирали себя в тесные, аршина в два, комнаты, чтобы пространство жилища не повлекло к раздолью плоть, чтобы не привязаться им к земному жилищу, тогда как ожидает их вечное, и из-за привязанности к земному не потерять вечного.

В том и мудрость христианская должна состоять, чтобы не давать никакой цены какому бы то ни было греху и не соизволять на него как на мечту, как на ничто, как на нелепость. Господи! Истина Твоя да победит сего мечтателя со всеми мечтательными его сообщниками! Господи! Защити Твои создания!

Добродетели и пороки в людях находятся в такой непостижимой смеси, таком разнообразии, что нет возможности простому смертному оценить вполне верно ни одного человека, – только Господь Бог один вполне знает наши добродетели и грехи. Потому нельзя нам осуждать ни одного человека, кроме себя самих, и в этом мы должны упражняться непрестанно. Вот некоторый пример смешения добродетелей и пороков в человеке. Например, я – благочестив, молюсь ежедневно Богу, подаю милостыню, но я часто бываю исполнен злобою, гордостию и презорством, лукавством, лицемерием, скупостию, завистию; я сребролюбив, чревоугодник, одержим скверными и хульными помыслами. А другой не молится или весьма мало наружно молится, не подает милостыни или только изредка, но он незлобив, не горд, не лукав, не скуп, не завистлив, хотя и любит деньги, как сам земля, и не прочь сладко съесть-спить; он шутник и иногда не совсем чист в шутках, но он прямодушен, любит говорить смело правду ученым и знатным мира сего – и это прекрасные качества. В каждом человеке есть много доброго, неведомого нам, и, может быть, немало и зла, но в одних оно всё, или почти всё наружи и потому заметно и бросается в глаза, тогда как в других оно кроется в сердце. Потому надо зреть свои прегрешения и не осуждать брата своего. Един есть... Судия, могий спасти и погубити [Иак. 4, 12].

Всё терпи, всякие обиды от своих или чужих: за терпение будет от Господа награждение, ибо Он Отец, Судия и Промыслитель наш. Поминай Иосифа – эту гонимую невинность, награжденного с неизреченною щедростию от Отца Небесного.

Благодарю Тебя, дивная победа моя, Господи Иисусе Христе! От каких врагов злобных, сильных, хитрых, быстрых спасаешь Ты меня! О велелепота моя, Господи Иисусе Христе! О полнота бытия и истины, Иисусе Христе! Слава Тебе, Господи, в лепоте дел Твоих, наипаче в лепоте членов человеческих, ихже руце Твои пречистии сотвористе и создаете.

Вечный тебе позор, премерзкий и нелепейший и ничтожнейший враже наш и Божий! Ничто, воистину ничто все твои козни, все всеваемые тобою помыслы мерзкие, блудные, хульные, сомнительные, унылые, отчаянные, злобные, завистливые, скупые, презорливые, злобные. Истина же есть единая любовь.

С охотою предлагай гостям и больше того, чем сколько они сами едят-пьют, – да будет любовь твоя избыточествующая, как и Отец наш Небесный есть Бог милости и щедрот.

Сей ласку – и пожнешь сам в изобилии ласку. В нюже меру мерите, возмерится вам [Мф. 7, 2; Мк. 4, 24]. Приближайся сердечно, в простоте к людям – и приближатся к тебе.

Ни одного нищего мальчика или нищей девушки не оскорбляй ни одним обидным словом, но будь к ним неизменно ласков; в противном случае уязвишь душу свою и гневу Божию подвергнешь себя. Помни, что Отец их Небесный хранит их чрез Ангелов Своих и наказует за оскорбление их. Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих...[Мф. 18, 10].

На жениха смотри как воистину на Христа, на невесту – как на Святую и непорочную Церковь (аминь) и на них вообще как на члены Христовы, ибо все и во всем Христос [Кол. 3, 11]. Ноября 4-го дня 1864 г.

Ни одну молитву церковную не произноси языком сомнения, да не оскорбишь Бога истинного, глаголющего устами Церкви.

Дивное дело! Когда я побеждаю бесплотных врагов, сидя в классе, и бываю мирен сам в себе о Господе Иисусе, тогда мирно сидят и все ученики мои – так мирно, что слышен, как говорится, полет мухи; но когда меня одолеют бесплотные враги и лишат меня мира душевного, силы духа и света очию сердца моего, тогда и ученики мои бывают немирны, начинают разговаривать, вертеться, быть недовольными мною, и в них входит какой-то мятежнический дух. Дивная таинственная связь между мною и ими: мы действительно одно духовное тело. Как же необходимо законоучителю, пастырю побеждать духовных врагов, в нем воюющих: побеждая их в себе, он побеждает их и в наставляемых, и в пасомых; силою Бога, в нем пребывающего, он бывает тогда силен над всеми и за всех. Господи! Помоги мне быть светом для людей Твоих и отроков Твоих. Ноября 3-го дня 1864 г.

Признаки греха: лишение мира, свободы, силы, света сердечного, или смущение, теснота, бессилие, мрак душевный.

Веди речь без сомнения: диавол ловит нас и в речи и запинает нас сомнением, недоверчивостию к себе и упадком духа. Совершен будь во всем: в речи и в деле, или в мысли, в слове и деле.

В баню как можно реже ходить, месяца через три, и то по требованию телесной нужды. Баня расслабляет. Кофе не пить: кофе раздражает нервы и душу.

Пристрастие к пище и жаление пищи – диавол; сребролюбие и жаление для ближнего денег – диавол. Иуда сребролюбец, предатель Христов. Пристрастный к пище и деньгам ни за что ставит ближнего и продает его, так сказать, постоянно за пищу и питье и деньги, потому что сердится на него за то, что он ходит к нему есть-пить или берет его деньги. Всё злоба диавольская. Христианская вера ни во что велит ставить всё земное и горняя мудрствовать.

Ужалил меня сегодня враг сребролюбием в бане (за тестя заплатил) и дома пищелюбием (брат Константин за вечерним чаем). В какую тесноту, скорбь, омрачение, бессилие поверг он меня в тот и другой раз! Какими сетями опутал! Какие оковы наложил! Вот и прилепляйся к земным благам, к этим прелестным, сладким оковам! Но Господь мой, Спас мой по молитве веры спас меня в оба раза от оков бесовских! Да, земные блага – приятные оковы врага поначалу, а потом – тяжелые, тяжелые оковы, когда их запустит враг подальше, в самую внутренность сердца.

Как у людей различны взгляды на жизнь! Один поставляет жизнь в насыщении пищею и питьем, в пляске, в песнях неумных; другой поставляет удовольствие в том, чтобы со вкусом одеваться, третий – в чтении книг без разбору; четвертый – в спорах, пятый в том, чтоб судить и рядить всех,– и мало ли кто в чем? Но как мало людей, поставляющих жизнь в истинном благочестии, в занятии словом Божиим, усердной молитвою, в делании добрых дел! Всяческая суета всяк человек живый [Пс. 38, 6]!

Неразумный батюшка сидит да слушает переливание из пустого в порожнее, – где бы остановить пустые речи. Оттого-то у нас так и плодится празднословие, что некому его остановить, а все его слушают да читают.

Видя густой дым кадильный, не раздражайся на кадящего или положившего много ладану в кадило, но помяни, что и тело твое, как дым, исчезнет; еще помяни слова песни церковной: Яко исчезает дым, да исчезнут [Пс. 67, 3]. Свойство дыма – непостоянство, исчезновение. Но дым кадильный благоуханен и здоров, как древесная сера. Не давай места нелепой злобе диавольской, ищущей все мелочи жизни обратить в предлог к злобе.

Борьбою, или гимнастикою плотскою укрепляется тело; борьбою душевною со страстями укрепляется душа, силы ее, добродетель ее.

Не составляй себе заранее строгого плана внешних своих действий и не говори: это должно быть так, а это так, но будь готов ко всяким нечаянностям и видимым случайностям в жизни. Плану Божию, не своему, следуй: да будет воля Твоя (не моя); силе обстоятельств повинуйся. Если же будешь упорен в исполнении своего внешнего, плотского плана, то будешь встречать множество огорчений от неисполнения твоих желаний. Покоряйся обстоятельствам, ибо и ими большею частию обставляет нас премудрый Промысл Отца Небесного, а если видишь, что они не от Бога, мужественно борись с ними в терпении и кротости. В самом деле, как часто бывает, что я хотел бы делать то, а обстоятельства заставляют сделать другое. Но план внутренних действий должен быть всегда неизменен – напротив: всё делать обдуманно, неторопливо, со всеми обращаться кротко, с любовию, назидательно, ни на кого не раздражаться.

Враги любви к Богу и ближнему – пристрастие к земному, гордость, лукавство, презорство, жестокосердие, злоба, зависть, сребролюбие, скупость, жадность, чревоугодие, блуд и прочие страсти; чтоб любить Бога и ближнего, надо воевать на страсти.

Там-то я бесчувствен, холоден, зол, презорлив, где нужно теплое сострадание, благость сердечная и ласка с уважением к человеку, именно: где бедность, болезнь, беда. О, злоба моя! О, бесчувствие мое, о, презорливость моя! Могу ли я оплакать вас? Но что я говорю: оплакать? Я не могу плакать об них – я окаменил сердце мое. О, к чему служит мне пространное, чистое, светлое, удобное жилище? – Поистине, к окаменению сердца моего: я не сочувствую живущим в тесных, нечистых, мрачных комнатах, в многолюдстве. К чему мое богатство или хоть мои деньги, мои лакомства, мое ежедневное насыщение, когда всё это окаменяет мое сердце! Насытившись, я делаюсь ложь, бесчувствен, безжизнен, как принятая пища. Вы, насыщеннии ныне, братия мои, и лишающие других куска хлеба, взалчете [Лк. 6, 25]. Посмотрите, вон в бедности, в тесноте, несчастии живущие умирают оттого, что их некому призреть, подать помощь. Они будут наследниками Царства Небесного, а вы изгнаны будете во тьму кромешную. Вы всю жизнь обратили во внешность, или всю жизнь поставили во внешности: в пище, питье, одевании, торговле, собирании богатства, пировании, посещении театров, в картежной игре, красном пустословии, а сущность дела, христианства презрели, то есть любовь к ближнему, общительность, благотворительность. Что вам принесут в день Суда лавки ваши, магазины ваши, деньги ваши, наряды ваши, пирушки ваши, театры ваши, карты ваши, многоразличная суета ваша? Всё исчезнет, вся суета земная – а душа ваша, преисполненная грехов, обнаженная от добрых дел, где будет? Послушайте истины и не огорчайтесь на провозвестника истины: он говорит не от себя – от лица Божия.

Где величие святыни и беспредельность благодеяния ко мне Божия, так я по какому-то безумию и тупости ума и сердца бываю часто бесчувствен. Господи! Оживотвори, помилуй и спаси мя. Я весь зло и немощь. Только Ты один всё благое во мне производишь. Даждь мне в Тебя облечься, Твой дух, Твою силу, Твою мудрость восприять.

Не зазнавайся с тестем. Помни его благодеяние тебе: дочь его (кормление, одеяние ее, воспитание ее) – за тобою, тебе отдана, и с местом его. Теперь вы кормите его на месте его, одевайте его, покойте его, как он некогда беспокоился за всех. Воздавать должное родителям праведно есть (1Тим. 5, 4).

Прилепление к ближнему – прилепление к Богу, ибо ближний – образ Божий. Итак, когда придет к тебе ближний в гости, угощай его с охотою, как бы Сам Бог пришел к тебе, и оставь свою скупость, свое пристрастие к сластям, не жалей их для ближнего, да не предпочтешь сластей ближнему. Мне прилеплятися Богови – Самому и в лице ближнего ради Господа – благо есть [Пс. 72, 28]. Аминь.

Никогда не озлобляйся ни на кого ни за какую погрешность или промедление, но, его погрешность принимая за свою, проси у согрешившего прощения, что ввел его во искушение. Если же промедлил брат и ты должен был ждать его, не огорчись на это, но скажи себе: я так же провел бы в праздности время после дела, на которое я ожидал брата; и во всяком случае огорчение или раздражение, беспокойство нисколько не поправит дела, не исправит уже допущенной погрешности брата, а будущую погрешность можно и должно предотвратить не огорчением на брата, а кроткою просьбою быть вперед исправнее. Вообще, озлобляться на ближнего не должно, хотя бы он и погрешил в чем, и сильно, как не желаем, чтоб на нас озлоблялись за проступки, но снисходительно прощали их нам. Ближний – образ Божий досточтимый, член Христов: на Христа ли, на образ ли Божий будем сердиться? Бога ли оскорблять, уничижать? Злоба на ближнего есть вместе и презрение, уничтожение его. Сохрани Бог от озлобления на кого бы то ни было и за что бы то ни было. Озлобление расстраивает душу озлобляющегося, портит его дело и возмущает провинившегося. Злоба – безумие. Для чего я спешил сегодня окрестить младенца? – Чтоб после поесть да попить. За что озлобился на дьячка? – За ничто, по одному капризу и своеволью поставить на своем.

Велико имя Господне: сегодня два класса о имени Господни победоносно просидел и хорошо говорил. Слава лепоте членов Христовых. 1864. Ноября 4-го. А ведь какое уныние, вялость были в душе сначала – имя Господне победило природу.

О, смутная, слепая торопливость! Торопливость греховная! Человек! Куда ты торопишься во время или до твоего дела, и дела священного? Не весть куда (разве в случае, если замедлит кто или что наше дело, тогда озлишься на того или на то). – О, слепота! О, слепая торопливость! Пожди немножко или и довольно – не беда: поспеешь всё сделать, а не поспеешь, так злобою всё же дела не поправишь.

Не раздражаться никакими погрешностями, никакими обидами ближних, но быть благодушным и покойным и общего зла не увеличивать еще собственным злом – раздражительностию. Кротость и терпение всё побеждают. Христианские мученики. Расхищение имения вашего приняли с радостью, зная, что есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее [Евр. 10, 34].

Можешь ли ты озлобляться на Христа? – Нет, потому что Он – бесконечная любовь, бесконечное совершенство, потому что Он – твой Бог, Творец, Спаситель. Но ближний есть член Христов, коего грехи Он вознес на теле Своем на древо, то есть грехи коего (как и всех нас) казнены на древе Креста, за коего Он всё претерпел. Ты ли после этого не будешь терпеть и сносить погрешностей ближнего, ты, которому Иисус Христос так бесконечно много простил и прощает? Итак, если мы должны смотреть чистыми очами на лепоту всех членов человеческих как на святую лепоту членов Самого Христа, так очами благости и любви, терпения, кротости и снисхождения должны смотреть на человеческие немощи, слабости, погрешности, опрометчивости, забвения и незлонамеренные неточности, неисправности в исполнении долга. Благодарю Тебя, мудросте моя, Господи Иисусе!

По действию духа злобы я бываю нередко весь духовно болен, весь зло, весь болезненное, злое раздражение, или нечистое раздражение, или хульное, лукавое. Боже мой! Какое я зло бываю, какая мерзость, лукавство, хула, гордыня, когда предоставлен только самому себе, когда благодать для испытания моего скрывается от меня! И если бы не явился мне на помощь Спаситель мой, паче же наш, если бы не являлся мне постоянно по призыву моему и не спасал меня от злоб моих, тогда я сделался бы весь страшною злобою, мерзостию, гордынею, хулою, в себе самом носящим вечный огонь наказания. Благодарю Тебя, Агнче Божий, вземый грехи мира и мои прегрешения и непрестанно вземляй. Слава Твоему милосердию! Ноября 4-го, 1864 г.

Наемник... видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их [Ин. 10, 12]. Это у нас и делается. Наемники – сборщики денег, а не пастыри – нерадят о овцах своих, потому что радеют о сребрениках, – потому мысленный волк расхищает стадо. Но кровь погибших взыщется с пастырей. Мало пастырю быть трезвым, целомудренным, воздержным, кротким. Ему надо еще иметь апостольскую ревность о спасении душ, нимало не пристрастным к земному, потому что пристрастие к земле охлаждает к Богу и ближнему; надо быть общительным, благотворительным и милостивым, словесным, наставительным, правдолюбивым, смелым, нелицеприятным, обличителем нечестия, сострадательным, спокойным, величественным.

Вся сила в том (и надо всем помнить то), что Владыка и Господь всех дал людям Свои блаженнотворные заповеди, а сатана с подчиненными злыми духами внушает и принуждает не исполнять эти заповеди и тем ввергает их во всякое зло. Отсюда надо непрестанно иметь в сердце заповеди Божии и стараться всеусильно исполнять их. Какие заповеди? – Люби Бога всем сердцем, а не земное, и ближнего, как себя [Мф. 19, 19 и др.]. Против этих двух заповедей направлены все козни сатаны, и он обращает нашу любовь к нам самим (самолюбие), а не к Богу и ближнему, к деньгам (сребролюбие, скупость), к пище, питью, сластям (сластолюбие, чревоугодие), к приобретению земных благ (любостяжание), а ближнего учит вменять ни во что (гордость, презрение, ненависть).

Обою ею един уд показавый сопряжением.57 Если Сам Бог указал известный член для сопряжения, то гнушаться этого сопряжения нельзя, ибо это определение и дело Божие, дело, чрез которое Сам Бог плодит род человеческий, как у животных и растений, и тем паче произносить громогласно слова эти; стыдиться нечего, напротив, надо как трубою произносить их, чтобы люди не смотрели унизительно, лукаво, мерзко, а возвышенно, просто, свято на известный детородный член и употребляли его свято. Лукавый, нечистый взгляд на этот член и все нечистые дела – от диавола.

Свидетельство трехчастности души во образе Троицы – вера, надежда и любовь.

В тихом омуте, говорят, черти водятся, то есть в тихом человеке. Это правда, водятся, то есть приступают к тихому человеку, как к крепости подступают неприятели штурмовать ее, – не на лишенные же всякого укрепления места нападать им, потому что они уже, так сказать, взяты; не на людей же, совершенно с ними не борющихся и заживо отдавшихся в плен, они станут нападать.

Ты жив вовеки, животе мой Иисусе Христе. Ты охраняешь, защищаешь и спасаешь меня, Ты очищаешь грехи мои, освящаешь меня, умиротворяешь, просвещаешь, оживотворяешь, облегчаешь, распространяешь мои внутренности,58 дерзновенным меня делаешь. Ты, Господи, щит, охраняющий меня; Ты сила моя противу врагов сильных; Ты свет мой противу тьмы их; Ты чистота моя противу мерзости их; Ты дерзновение мое противу злого уныния и упадка духа, навеваемого на меня ими; Ты – свободное, прохладное дыхание души и тела моего противу их стесняющего, огневого, палящего дыхания. Ты жизнь, моя радосте, моя легкость, мой мир, моя святыня, моя правда, моя милость, мое вечное благо. Да будет Тебе слава вовеки, яко не покидаешь Ты меня, червя Своего, и при всей ярости невидимых врагов моих, готовых поглотить меня каждую минуту, хранишь меня в безопасности; вем же, яко и до конца сохранишь меня и во Царствие Свое спасешь меня. Ноября 4-го. 1864 г.

Чем бы надо пренебрегать, как сором, к тому я имею пристрастие, окаянный. О пище и питье говорю да о деньгах.

Садись за стол спокойно, не торопясь сердцем и руками к яствам, без жадности; равно если деньги получаешь, получай их без жадности, спокойно, равнодушно. Беспокойная торопливость в том и другом случае свидетельствует о пристрастии нашего сердца к земному и о недостатке любви к Богу и ближнему; она напоминает о словах Спасителя: Никто не может служить двум господам: ибо или одного (Господа) будет ненавидеть, а другого (пищу, питие, деньги) любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть [Мф. 6, 24]. Так, чревоугодливый священник не может быть верным служителем Господа, или хорошим законоучителем детей, или хорошим проповедником слова Божия.

Распинай волю свою и радуйся случаю распять ее. Например, ты хотел сегодня вечером идти в гости к какому-либо знакомому, а между тем к тебе пришли гости, – не огорчайся на них, но прими их с любовию и радушием и угости их чем Бог послал. Это будет распинание страсти к праздной гостьбе и пирушкам.

Не огорчайся на погрешности ближнего и имей к нему всякое снисхождение, зная, что ты и сам не чужд их и имеешь сам нужду в снисхождении других. Не раздражайся на ближнего, как на Самого Христа, памятуя, что Христос прощал и прощает тебе без числа прегрешения твои многие и лютые. Будь ко всем кроток, снисходителен, милостив, как желаешь себе этого от других, как желаешь себе непрестанно от Бога, потому что бесчисленные немощи и погрешности у всех нас.

Мир ничто и диавол ничто. Всё – Бог, и мы во всякую минуту пред лицом Его пресветлым находимся, пред очами Его, тьмами тем крат светлейшими солнца. Да памятуем это непрестанно и Его единого в сердцах наших да носим непрестанно, ни к чему да не прилепляемся, кроме Его, ни к чему земному, и в храме сердца своего да не делаем мерзости запустения, или кумирослужения сребру и злату, пище и питью и прочим житейским кумирам.

Двойственность нашей природы, состоящей из души и тела, диавол усиливается всеми мерами употребить во зло: чрез плоть он прилепляет нас к земному, удаляя душу от Бога и ввергая ее в разные плотские страсти, внушая употреблять во зло посредством чрезмерности и незаконности самые естественные потребности пищи и питья, соития, жилища, украшений, разных житейских вещей – или естественные побуждения к умножению рода. Надо и плоть употреблять во славу Божию, смиряя восстания и распиная ее постом и молитвою.

В начале христианства апостолы и их преемники собирали соборы из своей братии и дружно беседовали о делах Церкви и церковном благоустройстве. И мы должны подражать им. Кто не замечал, что наши дела плохо идут от того, что все мы самолюбиво живем врозь. И у апостолов, и у христиан всё сообща делалось, а у нас всё врозь.

Без Бога, без Божией Матери не можем творить ничего доброго; бессильны мы, горды, лукавы, лицемерны, непокорны, нечисты, блудны, мерзки, хульны, злы, раздражительны, завистливы, чревоутодливы, скупы, сребролюбивы, нетерпеливы, унылы, и ни одной из этих страстей не одолеть – так в своей злобе, в своих мерзостях и останемся, если усердно, от всей души не будем умолять Господа и Пречистую Богородицу. Слезы, слезы теплые, искренние, от сердца сокрушенного нужны нам, вот что, а не чаи, кофе, сласти разные, табак, театры, клубы, картежные игры, танцы, игра на фортепиано. Суету возлюбили мы, лжи ищем, а единое на потребу оставили, презрели, ни во что вменили. Всё, кажись, имеем, а благодати Божией в сердцах своих не имеем, твердости в добрых расположениях нет у нас, животрепещущей веры, упования христианского, любви нелицемерной не имеем; имеем, вишь, туловище, а головы не имеем. И покои богаты, и одежд много (и все богатые), и стол отличный, и мебель, и сервизы столовые и чайные, и экипажи, пожалуй, – да веры живой в сердце нет, любви к Богу и ближнему нет, а это всё равно что тело без души.

Пристрастие к пище, питью, сластям, к плоти – жало диавольское. Берегись. Ревнуй о посте и воздержании, да благодати Святого Духа сподобишься. Огнь мучений плотских, огнь болезни, скорбей, напастей – это благо души, а огнь сластей – жало диавола.

Молись за всякого недугующего душевно, а не обижайся, не сердись на него, да не пособник диаволу будеши. Горд кто, высокомерно с тобою обходится – обойдись с ним смиренно, снизь себя ради его блага, пусть пример лучше всякого красного слова научит, убедит его смиряться; пусть он увидит из любезности твоего смирения всю отвратительность гордости и напыщенности, ее нелепость, дикость. Не оттого ли мы и недугуем гордостию, что видим и в других гордость и мало находим примеров истинного смирения, а оттого ходим в слепоте ума и сердца, не имея примеров и побуждений для воли? Побеждай благим злое [Рим. 12, 21]. Молитва, любовь и терпение всё побеждают, а гордость да злоба и нетерпение всё ниспровергают.

Доколе во мне не умрет этот глупый, злой и гордый ребенок – сердце? Доколе мне бороться с его гордостию, лицемерием, злобою, лукавством, нечистотою, жадностию, скупостию, сребролюбием, пристрастием к пище, питью, сластям, одеждам, богатым домам и комнатам, ко всякому домашнему блестящему скарбу, с его унынием, угрюмостию, завистию и прочим? Господи, спаси мя. О, терние греховное! О, лесть греховная! О, мрак и теснота греховная! О, бессилие греховное!

Не живи и десяти минут в гордости: грех не дремлет, диавол сейчас может искусить на грех.

Дерзновение и смелость в храме при совершении всех служб. Сомнение, смущение, теснота, скорбь, мрак, [пристрастие] ко греху, уныние – мечта диавола, как хула и прочие грехи. Уродливость греха.

Мы – члены Христовы, мы тело Его, а Он – Глава наш; прочь же всякий грех, всякий помысл грешный. Христе! Храни нас. Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию! Благодатная! Соблюди нас!

С великим благоговением должно читать слово Божие и молитвы церковные, как словеса Духа Божия, с простотою, дерзновением. А то, вишь, мы горды и зазнаемся с самыми богодухновенными словесами; надо быть всегда ниже их, почитать их как Самого Бога.

Иные люди с известными господствующими страстями растут и развиваются, потому что под влиянием обстоятельств, благоприятствующих страстям, выросли. К таким людям надо иметь великое снисхождение, как желаем этого себе, хотя и не оставлять их без вразумления. Вот я, например, одержим известными страстями и волею-неволею часто увлекаюсь ими, раболепствую им. И не рад, да подчиняюсь их силе, их гнету, их обаянию, хотя и молюсь Спасу всех об избавлении от них и получаю это избавление после усердной молитвы.

Все у них было общее [Деян. 4, 32]. Не желай частных доходов, желай общих, да не обольстит тебя сатана лестию сребролюбия и не введет во вражду с собратиями по службе. Не завидуй сокровиществующему брату: сокровищствует, и не весть, кому соберет я [Пс. 38, 7]. Жизнь человека не зависит от изобилия его имения [Лк. 12, 15]. Не теряй любви и уважения к брату богатеющему и жестокосердому из-за богатства его; не озлобляйся на него за его жестокосердие и скупость, но свои грехи и немощи бесчисленные вспоминай и на себя озлобляйся за злобу свою, зависть и гордость свою, а о брате всё молись да молись. Помяни, Господи, такого-то, например отца Матфея, и спаси его имиже веси судьбами.

Надо возобновлять время от времени ласки к супруге, иначе любовь может погаснуть. А ведь жену надо любить, как свое тело. Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы [Кол. 3, 19]. Всякая добродетель требует упражнения и упражнением совершенствуется, а без упражнения иссякает, ослабевает. Для добродетели нужна практика.

Ни на кого и ни на что не раздражаться и не озлобляться. Без числа я согрешал озлоблением, каялся в этом грехе, просил Господа об очищении его – Он очищал этот грех, омывал меня, а я снова, неблагодарный и злонравный, впадал в тот же грех. Господи! Даждь мне благодать ни на кого никогда не озлобляться и не служить врагу моему. Буди!

Обоняние и все запахи презирай, благовонные и зловонные, или, лучше, не будь к ним ни пристрастен, ни брезглив; прелесть цветов презирай и блеск; мягкое и приятное на ощупь презирай; к звукам не будь пристрастен, когда они хороши, гармонически приятны, и не раздражайся, когда они безобразны, нестройны; вкус презирай, к лакомствам не имей жадности и к горькому отвращения. Распинай плоть свою, с ее страстьми и похотьми.

Прочь всякое лицезрение при богослужении. Всяка плоть сено [Ис. 40, 6]. Един Бог Сый59 и Бесконечен.

Благодарю Тебя, предивный в милости и помощи Боже мой! Благодарю Тебя, Преблагая Владычице, Заступнице усердная, яко меня, призывающего Твою благость, не посрамляеши, но избавляеши от великих напастей. Ноября 8-го дня 1864 г.

Не спеши, совершая молебен Владычице, к какой-либо требе из-за денег и не оставляй Ее, Всеблагую, да не оскорбишь Ее.

Не спеши, употребляя Святые Тайны, к какой-либо требе ради интереса своего и не оказывай пренебрежения к Господу и усердия, жадности к деньгам. Не думай о деньгах, совершая молитвословие, и не унижай тем дела Божия; даром получили, даром давайте [Мф. 10, 8], сказано. Дадут – ладно, не дадут – не проси.

Великая вещь – слово: когда на сердце лежит злоба, тогда следует только в противность ей заговорить приязненно с теми, к коим чувствуем злобу, и она тотчас, как иней от жару или лед от огня, растает, и душа будет покойна. Напротив, если будем молчать, она будет душить, беспокоить и мучить нас.

Нашему ветхому, плотскому человеку только бы есть да пить, или чревоугодничать, одеваться со вкусом да деньги собирать и вообще заниматься временным, вещественным, а не Богу да ближнему служить, хотя это служение в высшей степени полезно и для души, и для тела. В церковь зовут на молитву или на домашнюю молитву – лень идти; на обед зовут – готовы бежать; так же в театр. Молебен зовут служить бедные и простые люди, больного исповедовать и причащать, особенно если бедного,– сердимся, раздражаемся, неохотно, с досадою и ропотом в сердце идем, хотя после сами увидим, что раздражаться на это – безумие и что служить Богу благо есть, что, служа ближнему, мы в лице его служим Господу, а не человеку, что от Него получим воздаяние и что, значит, надо служить всякому ближнему с радостию, а не воздыхающе, что тяготы носить друг друга, брат брата есть долг и дело любви христианской. Презирать надо ветхого человека. С радостию надо служить Господу. Не будем злыми рабами.

Богатство наше – Господь в сердце; сладость наша – Господь в сердце; сила наша – Господь в сердце; всякое благо наше – Господь, всех благ богатый Податель, а земное всё – земля и пепел и гной или тление. Только душу бодет.

Радоваться надо благополучию ближнего, как своему, и не иметь пристрастия ни к каким благам земным, но всякое благо полагать во едином Господе.

Нелепость греха, например раздражительности. К чему раздражаться, беспокоиться и раздражать других, допустивших какой-либо грех с ведения или по неведению, намеренно или ненамеренно? От этого дело нисколько не поправляется, напротив – расстраивается. Это значит увеличивать зло, которое мы сами ненавидим, это значит ломать еще больше вещь, которую мы хотим сберечь, обезобразить то, чему сами хотим дать привлекательный вид, сжигать то, что хотим сберечь от огня. То же сказать надо и о зависти, гордости, чревоугодии, нечистоте, унынии, боязливости и робости, отчаянии и прочих грехах. Все они в высшей степени безумны, нерациональны, нелепы, нелогичны, аномальны. Хорошо называется всякий грех беззаконием (то есть делом, чуждым разумности, всякого смысла, логики, здравого разумения), то есть всё равно что безумием. Всё живущее и существующее живет и существует по известным законам бытия и этим доказывает свое происхождение от бесконечной Жизни, обладающей бесконечным разумом, бесконечною премудростию, воззвавшей их от небытия к бытию и даровавшей всему мудрые и жизненные законы бытия. Где нет, следовательно, закона, там нет и жизни, ибо жизнь и закон одно и то же.

О, сколь Ты милостив ко мне, Спаситель мой: столько раз я пред Тобою согрешаю, и лишь припаду к Тебе с сердечною молитвою о прощении моих согрешений, о избавлении меня от сопротивных, и скверных, и злобных, и скупых, и любосластных, и сребролюбивых, и мрачных сил, как Ты тотчас даришь меня очищением, просвещением, миром, свободою, пространством, легкостию! Благодарю Тебя, Спасителю мой! Не оставь меня, Спасе мой, до скончания жития моего на земле Твоей, а по скончании моем защити меня от них чрез Ангела Твоего и приведи меня к Тебе, животу моему. Доколе, Господи, буду я в соседстве с моею прескверною плотию?

Господи! Благодарю Тебя, что Ты даровал мне благополучно, победоносно, в спокойствии духа провести два класса в гимназии – второй и третий. Диавол восставал на меня и чрез скверные помыслы, и чрез буйных воспитанников, но я победил их спокойною важностию и повелительностию о имени Твоем, в державе Твоей. Так Ты с нами, Господи, во вся дни. Ты окружаешь нас, Ты взираешь на нас, Ты внимаешь нам благостно, Ты прощаешь, очищаешь нас, милуешь нас, помогаешь нам. Благодателю присный! Что мы Тебе принесем за Твои милости? Что воздадим за толикие60 благодеяния?

Почему нужно обо всем просить Господа? Потому, что мы ничего своего не имеем, а всё получили и получаем от Него, по единой Его благости, как нищие, например, просят у нас милостыни каждый день, и потому, что без Него не можем делать ничего доброго, даже мысли доброй не можем иметь, желания, расположения доброго. Без Мене не можете творити ничесоже [Ин. 15, 5]. Итак, молиться обо всем надо Господу для того, чтобы непрестанно помнили свое ничтожество и свою всецелую зависимость от Господа, да не похвалится всяка плоть пред Богом (1Кор. 1, 29).

Отчего называется плоть, или тело наше, плотию? Оттого, что оно сплочено, составлено, сложено из стихийных начал: земли, воды, воздуха, теплоты и света. А что сплочено, сложено, то должно разрушиться.

Никого к тебе приходящего не опечаль, напротив: всякого приходящего утешь и, если просит чего у тебя, дай ему, если можешь, хотя бы и часто он просил у тебя, ибо и нам Бог каждый день подает. Виждь во всех благочестивых христианах, особенно в нищих, Христа (вера) и бойся оскорбить кого-либо из них чем-либо, да Христа не оскорбишь. Если же не можешь, с кротостию скажи, что не можешь дать ему, но никогда его не оскорбляй ничем. Это безумно, ни с чем не сообразно. Как я оскорблю образ Божий, член Христов, бесценное, возвеличенное существо в мире, этого обоженного? И из-за чего – из-за праха, из-за денег, которые тоже дар Божий мне и братии моей? Из-за пищи и пития, из-за одежды, жилища? Что может быть этого безумнее? Обижая ближнего, я обижаю прежде всего себя, ибо мы – одно тело: удар, обращенный мною на другого, обращается на меня самого. Таков закон правды Божией. Не забудем, что чрез нас враг оскорбляет ближнего нашего – образ Божий, и мы ему, вселукавому, злобному и нечистому, служим, обижая других.

Как мне сердиться на ближнего за его грехи, когда те же грехи, кои в нем, есть и во мне, а я охотно их прощаю себе или прошу в них прощения у Бога? Или требую снисхождения к себе людей?

Неверные друзья – люди, деньги, пища, питье, одежда, чины и прочее, потому что жизни не дают; но вот вернейший друг (прости мне, Иисусе Сыне Божий, за это название) – Господь наш, Христос Иисус, Который всегда один и тот же, неизменяем в Своей истине, животворности, спасительности; все и всё изменяет, кроме Иисуса Христа; все неверны, непостоянны, ненадежны, а главное – жизни не дают. Люди изменчивы и смертны; деньги, разные драгоценности, пища, питье, одежда, богатое жилище – пустое раздражение плотских чувств, к коим малейшая привязанность тяготит и стесняет душу. Храни же меня (наипаче мое сердце), Иисусе мой, обновителю растленного естества моего.

Враг окрадывает нас во время молитвы дремотою и спаньем сердечным и плотским: иногда засыпаешь во время молитвы. Это грешно. Надо иметь [внимание] к своим мыслям и сердцу.

Благодарю Тя, Господи Иисусе Христе, яко Ты даровал еси мне сохранити спокойствие духа в классе третьем при двояких искушениях: со стороны диавола немирного и со стороны учеников буйных.

На всякого человека смотри как на Христа, а на лицо его как на лицо Христово. Члены... Его, от плоти Его и от костей Его [Еф. 5, 30]. Просто взирай на всякого человека. Ты научен уже от Господа, как взирать на всех и как побеждать лукавого, внушающего скверные помыслы касательно лица ближнего.

Лакомство и пресыщение ожесточают сердце человека, делают его чуждым Богу, полагая преграду между ним и Господом и между ближним, производят в нем пренебрежение к [духовному], делают его мерзким, дерзким и своевольным. Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24]. Рабу Божию надо пренебрегать пищею и питием.

Ко всем будь ласков от сердца, ко всякому бедному, нищему, убогому, подчиненному.

Не унывай в скорбях и теснотах сердечных: они от грехов очищают и на будущее время предохраняют.

Сами угождать Богу ленивы, а хотим, чтоб нам все угождали, и если подчиненный как не угодил, раздражаемся на него часто из-за безделицы.

Если Господь дал для человека в пищу и питие бесценные пречистые Тело и Кровь Свою, то чего мы пожалеем для человека, имеющего нужду в жизненных потребностях или в духовном наставлении? Самого меня Господь удостаивает Своих бессмертных, Божественных, животворящих и страшных Таин – чего же пожалею для ближнего, истинно нуждающегося, если Господь для меня Себя не пощадил?

Благодарю Тя, Господи Иисусе Христе Боже мой, яко даровал еси мне благодать с дерзновением и с достоинством провести второй (V) класс в гимназии во вторник; перед этим классом я лишился было дерзновения; скорбь, и теснота, и уничижение, и уныние были в моей душе, происшедшие от неудовлетворительного рассказа урока в первом классе. О, как надо быть аккуратным, исправным и словесным! Но и унывать грех после допущенной промашки: это значит ко греху прилагать другой грех, испорченное дело еще больше портить. Неразумно, нелогично!

Благодарю Тебя, Владычице Пресвятая Богородице, яко молитву меня, грешнаго, услышала еси и от тесноты греховной спасла меня! Но свята и совершенна мя в своем роде соделай, да святынею моею прославлю Тебя, Пресвятая! Умудри меня, да духовною мудростию моею прославлю Тя, Препрославленную.

О, как страшно парализуют нашу душу во время богослужения земные помыслы и заботы! Не дают молиться, обессиливают, омрачают, погубляют душу! Меня смутило сегодня во время молитвы излишне большое курение ладану во время Херувимской песни, и я не мог спокойно от негодования служить литургию, самую важную часть ее; о стенах, вишь, бездушных беспокоился, что закоптятся, а о своем нерукотворенном храме не позаботился, пренебрег его. О плоть окаянная! О ветхий человек! Везде ты хочешь первенствовать, царствовать! Да прочь же ты, окаянная! Всякое житейское, то есть земное, попечение отложим во время литургии и о камне да об известке и дереве и о самых телах своих земных вознерадим, ум и сердце в Бога вперивши. О, как просто мое сердце! Воистину, не может оно служить Богу и маммоне, то есть плотскому и земному. Я должен быть один дух с Господом во время служения Ему и ничем не развлекаться. Даждь мне сие, Господи! С земными попечениями борись, как с самим диаволом, ибо диавол чрез них насилует нас, хотя под благовидными, умными предлогами. Но от плодов его в сердце – от смущения, тесноты, мрака – сейчас узнаешь, кто это действует в тебе, кто производит такие помыслы земные и пристрастие, ибо сердце есть душа наша простая, а не ум многомысленный и многовидный. Сердце – солнце, ум – лучи. Каково сердце, таковы и лучи. Сердце – море, ум – испарения его. Каково море, таково и испарение.

Если замечаешь, что кто-либо без всякой видимой причины на тебя сердится, не сердись на него взаимно, но, вспомнив о своих бесчисленных немощах и беззакониях внутренних и внешних и о частом причащении Святых Таин Тела и Крови Христовой и неисправленности своей, несмотря на столь великую благодать, покрой снисхождением грех брата или сестры и помолись за них тут же сердечно Господу, сказав: Господи, помилуй его или ее и очисти грехи его, Сам его просвети и укрепи творити заповеди Твои, а я худой учитель, сам полный самолюбия и многоразличных страстей. Господи! Отпусти ему грех его, ибо если я, причастник Святых Твоих Таин, подвержен всяким грехам и не могу тотчас отражать их от сердца моего, то кольми паче брат мой или сестра моя сия, которые редко-редко удостаиваются причащения животворящих Твоих Таин.

Для чего образуют61 наше слово в училищах? Для того, чтобы мы умели приносить прежде всего словесную жертву свою Ипостасному Слову Божию, Господу нашему Иисусу Христу, посредством внутренней и наружной молитвы к Нему, посредством слова в храме Его или посредством проповеди святых истин веры словесным овцам Его и посредством слова мудрости, веры и любви при взаимном обращении друг с другом. Слово мудрое, доброе, простое животворно действует на сердца наши. Оно просвещает, очищает, умиротворяет, радует, оживотворяет наши души, ибо слово наше – образ Ипостасного Слова, создавшего мир словом повеления Своего.

На отца62 беда озлобляться: снисходи к немощам отца бесконечно много, потому что он отец, потому что он – образ Небесного Отца, Который бесконечно много тебе самому прощает; потому что ты бесконечно много своему отцу (хоть и женину) обязан; потому что он – старец.

Благодарю Тя, Господи Спасе мой, яко от толикия бури злобы моея избавил еси и укрепил еси провести пятый класс с дерзновением.

Бегай чревоугодия, этого бедствия душевного и телесного; бегай и благоуханий многих.

Все братские немощи – мои немощи; за него, как за себя, я должен молиться Богу, ибо без Него не можем творити ничесоже [Ин. 15, 5].

Как сильно, злобно противится воля наша плотская воле Божией. Назначили меня катехизатором в соборе – дело доброе и для меня и для слушателей будущих полезное. Но как этого мне почему-то не хотелось, как я негодовал и озлоблялся на брата, свалившего на меня сказывание бесед! Какие предлоги: и классы (хотя они более должны помогать делу), и неимение времени, и трудность составления и переписки и прочее. А после, как пораздумал спокойно, все эти предлоги показались водяными пузырями, дело представилось и приятным, и удобным, и легким, еже да будет мне по благодати Господа моего Иисуса Христа, умудрившего апостолы Своя быти проповедниками миру.

Показалось. Часто с нами бывает диавольский мираж, диавольское казание. Не верить ему. Грех.

Господи! Я согрешил пред Тобою, как Иуда, пожалев пролитого елея из лампады пред Твоим образом. Но помилуй мя, Господи, и очисти грех безумия моего, грех пристрастия моего к земному.

Вземь ли уды Христовы, сотворю уды блудничи [рус.: отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы?] (1Кор. 6, 15), – уды Христовы, то есть свои или других лиц мужского или женского пола, ибо все христиане – члены Христовы, кроме явных и упорных беззаконников.

Не лукавь, сердце мое! Не попусти, Господи, сердцу моему уклониться в помыслы лукавства, но избавь меня от всех, ловящих душу мою.

Благодарю Тебя, Господи, за избавление от бесчувствия.

Сын Божий Себя истощил для твоего спасения. Ты ли себя не хочешь истощить для своего собственного спасения и спасения других? Он исполнил всю волю Отца Небесного для тебя. Ты ли не будешь стараться исполнять ее для себя?

Плоть моя – дым скоропреходящий: исчезнет, не будет ее. Видя около себя дым, вспоминай это.

За привязанность к суете как мы сами себя бичуем! Платье замарали – беда.

Во время богослужения презирай плоть и всё и к единому Богу совершенно прилепись, ибо Он – всё, а прочее всё как ничто – всё то есть материальное, кроме Таинства Тела и Крови Христовой.

Каждый излишний глоток может сделаться причиною насилия диавольского, как служение ему: может усилить плоть на счет духа, ожесточить сердце и увеличить привязанность плоти к миру и удалить душу от Бога, охладить ее к Богу, особенно сладость, тогда как надо с каждым днем ослаблять эту греховную привязанность к миру и оставлять ее и усиливать привязанность к Богу, презирая сласти. Кто этому удивляется или не верит, тот должен вспомнить, что душа наша, как дух, проста как мысль, и то, что через малейшую, едва заметную частицу Плоти и Крови вселяется в нас Христос Господь в причащении. Так и диавол может в нас войти чрез лишний глоток, а чрез лишний стакан тем больше, и тем сильнее может нами овладеть и наделать нам горечи и борьбы упорной.

Не жалеть пристрастно ни плоти своей, ни чего материального: это измена в любви к Богу. Господи! Помоги мне разорвать это пристрастие моего сердца к плоти своей и к земному. (Я пожалел пролитого деревянного масла – и нашел, что сердце мое изменило чрез это Богу, ибо показало жалость масла и некоторую строптивость, горечь.)

Каждый ежедневно или увеличивает ношу свою греховную, или уменьшает ее; потому каждый должен иметь к себе непрестанно величайшее внимание, ибо величайшей важности дело делает: душу свою для вечности спасает и с духами злобы борется.

Надо размышляющим сердцем всегда молиться, с чувством любви к тем, за кого молишься, и желанием им искренним благ от Господа, например царской фамилии, усопшим, всем поминаемым живым и умершим.

Лишний стакан чаю, лишний кусок хлеба может охладить наше сердце к Богу, к святым Его и к ближним, потому что усилит [грешную] плоть на счет духа. А ведь чай так приятен, заманчив, так легко пьется.

С кротостию и любовию обращайся с теми, которые зовут тебя на какое-либо дело, или просят твоей помощи, или сделали какой-либо проступок против Бога или против тебя, – и сам сыт будешь правдою, кротостию своею, и овцы целы будут. А то откуда у тебя взялось безумие, сумасшествие раздражаться на ближних, имеющих с нами зависимое, подчиненное соприкосновение? Забываем, что они наши собратия, имеющие равные с нами права и достоинства – человеческие и христианские, что они – образы Божии, члены Христовы; что все мы – едино тело; что злоба и раздражительность никогда не поправляет, а расстраивает дело, а главное – души и раздражающегося, и тех, на кого раздражаемся; что мы служим через это диаволу человекоубийце и богоубийце, ибо он Христа убил, хотя, сам того не зная, для нашего вечного блага, а для своей погибели вечной. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим [Мф. 11, 29]. Значит, нет покоя в душах тех людей, которые не навыкли кротости и смирению: терние гордости, презорства и злобы колет их и непрестанно беспокоит, возмущает, раздражает.

Во всякой речи, тем более в проповеди, необходим порядок, стройность, последовательность. Смотри, какой порядок в мире у Господа Всетворца! А ты – малый мир, ты – образ Божий. Немного, да в порядке и просто – и выйдет хорошо.

Пристрастие к земному окрадывает нашу душу, нищею оставляет ее, а плоть снабжает, обогащает и укрепляет. Каждый день Господь строит спасение души нашей, и каждый день мы чрез пристрастие к земному противимся благому Богу нашему.

Истинная любовь, истинный друг познается в несчастий: он соболезнует несчастию ближнего, принимает его как свое, помогает ему избавиться от него или облегчает его чем и как может. А то верный знак нелюбви к ближнему и недружества, когда мы остаемся равнодушными к его несчастию или еще втайне и радуемся ему, говоря: так ему и надо, это ему за то и то, впредь не будет таков! Так мы поступаем с теми особенно, которые – страшное дело – свои нам или и посторонние, но надоели нам своим частым нахождением у нас, хлебосольством нашим или тем, что вообще неблагоприятствовали нам. Но в несчастии ближнего надо забывать все неприятности его, нам причиненные, и сострадать его горю, как своему, помогать в горе, как бы оно было наше, утешать печального, подать благой совет в затруднении или непримечаемой опасности ближнего (брат Алексей потерял восемь мест (бочек) с корабля), да и мы встретим то же от ближних, когда случится с нами что-либо подобное. Любите врагов ваших, и благотворите [Лк. 6, 35]. Грехи ближнего надо презирать, за ничто вменять, как сами желаем, чтоб Бог презрел все наши согрешения. Самолюбие распинать. А то мы иногда еще и злорадствуем.

Иной большие милостыни раздает чужим бедным, а своим куска сахару, пирога, вообще хлеба-соли жалеет.

Это лицемерие. Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1Тим. 5, 8).

Боже мой! Какой я самолюбивый и скупой. Чтоб не пожалеть Божиих даров, сладости ближнему, даже отцу, я должен искренно о том просить Господа, а иначе и для отца сожмется сердце мое, и ему будет жаль сладости! Сам по себе я скупой, самолюбивый! Всё хорошее себе бы только одному захватить, а другим – что похуже, то оставляю; иногда, впрочем, как будто состязаюсь сам с собою и равную и равно хорошую долю отдаю ближнему.

Точно так же, чтоб мне не быть гордым, презорливым, злым, завистливым, чревоугодником, объедалой, пьяницей, блудником мерзким, унылым и отчаянным, я должен просить о том Господа, а сам по себе не могу. Вот какой я грешный! Немощный! Слава благости Твоей, слава человеколюбию Твоему, слава щедротам Твоим, Господи!

Благодарю Тебя, победа моя, Господи Иисусе Христе! Се, каждый день хвалюсь я именем Твоим, силою Твоею. 13 ноября 1864 г.

Один прекрасный мастер скроил и сшил прекрасную одежду и одел ею свой живой образ и подобие; но один злой человек, бывший другом этого мастера и лишенный дружества и всех даров его за свою дерзость и непокорность, тот, будучи зол на него и завидуя его славе, но не в состоянии будучи причинить ему самому никакого зла, всячески сквернил и издевался над этою одеждою и плевал на нее скверною своею слюною, так что всю ее страшно испакостил и самый образ его осквернил и обезобразил. Мастер всё терпел – а он был сам премудр, могуществен, благороден, пречист. Сделал он сам себе такую же одежду, но друг его давай и на него плевать, на его одежду; но его скверные слюны уже не могли пакостить одежды на самом мастере: слюны пакостника возвращались на него самого и горьким ядом падали на него. С тех пор пакостник много упал в своей наглости, дерзости и силе, потому что мастер облек своею одеждою свои живые образы и подобия, и хотя по временам пакостник продолжал плевать на них, но его скверная слюна, падавшая на них, вскоре очищалась очистительным составом этого мастера, приготовленным из его одежды. Мастер – Иисус Христос. Одежда – тело человеческое; живой образ его – человек. Бывший друг мастера – Денница,63 потом сделавшийся сатаною; издевательство над одеждою и плевание на нее недруга означает поругание диавола над человеком и плотию его посредством многоразличных нечистых и скверных помыслов и страстей. Чтобы очистить оскверненные свои образы и их одежды, мастер сам сшил себе одежду и ею облек свои образы – это значит, что Сын Божий принял на себя душу и тело человеческое и одел нас в Себя в Таинстве Крещения, ибо во Христа крестившиеся во Христа облеклись [Гал. 3, 27]. Очистительный состав мастера – Его пречистое Тело и Кровь, в виде хлеба и вина принимаемые верующими и очищающие их души и тела.

Нравоучение: яже Бог очистил есть, ты не скверни [Деян. 10, 15] и не действуй заодно с пакостником. Помни, какого премудрого и пречистого Мастера одежда – человеческое тело, и взирай на нее со всякою чистотою и уважением. Господи! Помоги.

Владыко, дивный мой Владыко, благодарю Тебя, что Ты окружаешь меня радостями избавления. (В квартире управляющего таможней Евграфа Андреевича Всеволжского.) Противу силы и злобы и мерзости бесовской и простоты его – колика64 Твоя сила, благость, святыня, колика Твоя простота!

Курить в моих комнатах – это хуже, чем мараться под себя в моем жилище, при моих глазах. Курящие табак недостойны дышать воздухом, ибо по безумию избрали для дыхания дым, которым ни одно животное не дышит, которого всякое животное отвращается, всякая птица, насекомое.

Не от вас ли, окаянные курильщики, не от вашего ли плотского самолюбия всепожирающего распространилось столько нищих? Не от вас ли, пожирающих дарымБожии, многим нечего есть, пить, нечем одеться, нечем за квартиру заплатить? Не оттого ли, что вы пожигаете ни за что, для пустого удовольствия своей плоти дары Божии и не хотите делиться ими с нищими своими братиями, да еще и браните и преследуете их? Курение ваше делает вас язычниками, хуже язычников, – ни пища, ни питье, а самая нелепая прихоть курение табачное. Вы знать не хотите заповедей Христа Спасителя нашего о любви к ближним: да любите друг друга [Ин. 13, 34 и др.], ибо вы считаете должным любить только себя и презирать бедных. Взыщется с вас за эти сигары ваши, папиросы ваши, трубки ваши; смотрите, остерегитесь, не пришлось бы вам сгорать вечным огнем, как вы теперь жжете в зубах ваших папиросы ваши. На то ли вам даются дары Божии? О, разумнии века сего, до конца объюродевшие!65 Чего вам ждать от милосердия Божия в будущем веке? Вы истощили это милосердие в нынешнем веке: в будущем вас ожидает неумолимая правда Божия, если вы не обратитесь от безумных дел своих и не исправитесь. Вы не знаете, что делать от пресыщения, а братия ваша – нищие, которых вы презираете, – истаивают от голода и холода. У первых христиан образцовых было всё общее, как была одна у всех душа и одно сердце, и ни одного нищего между ними не было, а у нас всякий – полный господин своего имения, хотя часто, разумеется, безумный, потому что держит его в сундуках своих и употребляет его только на себя; оттого у нас расплодилось так много нищих, оттого то есть, что всякий живет только для себя, в свое удовольствие, нежит всячески грешную плоть свою. Сотворите, братия, плоды достойны покаяния [Лк. 3, 8], или вас постигнет праведный суд Божий, ибо суд без милости не сотворшему милости [Иак. 2, 13].

Чудная Любовь Александровна Всеволжская: какая она ровная, спокойная в своей любезности. Какая разговорчивая! Как спокойно и плавно течет речь ее! Как просто, наивно!

В чужих руках кусок или чашка, блюдо, стакан сласти кажутся большими, и жаль ее, этой сласти; а у себя, как велики ни будь кусок, чаша, блюдо, стакан, – всё нипочем, всё кажется мало и ничего себе не жаль, всё ни за что ставим, лишь бы себе угодить, вкусу своему, жадности своей. Сами сластолюбствуем, а как другие, с нами живущие, особенно наши слуги или пришлецы, сладко кушают и пьют из нашего, паче же Божьего добра, жаль им сластей: сердце, пристрастное к сластям, смущается и сжимается и таким образом истинной жизни лишается чрез свою жадность к земным наслаждениям и чрез нелюбовь к брату, который есть бесценный образ Божий, коему покорена вселенная со всем, что на ней, с овцами и волами, скотами полевыми, птицами небесными и рыбами и со всеми плодами [Пс. 8, 7 – 9]. А ведь все мы – одно тело (1Кор. 10, 17). Не надо обращать внимания на капризы и лукавство и самолюбие плоти, потому что она нелепа; вот еще образчик ее самолюбия, жадности и нелепости: когда нам дают другие щедро, например деньги, или угощают вкусными яствами и напитками щедро и с радушием – радуемся этому и нахвалиться не можем на любовь и щедрость других, ласку, радушие, простоту, удивляемся им, плакать готовы от радости, излить в красноречивых, задушевных выражениях чувство своей благодарности; а как самим доведется дать другим по нужде или по ошибке щедро или приглашать в гости – скорбим о том сердцем и жалеем, что щедро дали или пригласили таких и таких, в которых мы не имеем надобности. О, лукавство, самолюбие и злоба плоти! О, нелепость, бессмыслица, сумасшествие плотского человека! Отчего не делаем сами то, что в других хвалим, что в других нам нравится, тогда как имеем средства к тому? Как хотите, сказано, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними [Лк. 6, 31]. Если мы не избудем своего самолюбия и скупости и жадности, не войдем в Царство Небесное; если не перестанем прилепляться к суете мира сего, не войдем в Царство Небесное; если не перестанем идолопоклонствовать сердцем, не войдем в Царство Небесное. Если не прилепимся всем сердцем ко Христу Спасителю, презрев сласти плотские, – не войдем в Царство Небесное. Ты познал, что сласти отвлекают, отрывают тебя от Христа Жизнодавца и от любви к ближнему и приковывают твое сердце к земному, лишая его мира, света, свободы, пространства, легкости и поселяя в нем скорбь, тесноту, мрак, тяжесть и рабство постыдное,– и довольно этого, чтобы презирать их и нерадеть об них, ниже всякого праху ставить их, как вред величайший тебе причиняющие, а прах считать своим уделом и в прах смиренно повергаться и прахом покрываться, как имеющему некогда обратиться в прах. Так, время уже от сна востать и все сласти презирать как причину тли душевной, тли греха и смерти, как в грех Иудин ввергающие. Господи, помози! Ноября 14-го дня 1864. То ли дело в простоте Христовой (яже в сердце) жить и к единому Ему прилепляться! Какая свобода, какой мир! А сердце-то просто: прилепился к сласти какой – так уж от Христа отлепился и от жизни Его, мира Его, света Его.

Воспеваю дивное заступление Божией Матери, мне, недостойному, явленное. Чрез мерзкий помысл диавол вошел в мое сердце и страшное навел на меня бесчестие, скорбь, тесноту, мрак, огнь, уныние, бессилие, и эти пакости увеличивал всё больше и больше; но вот я вошел в шестой класс (суббота), прочитали молитву ученики – а в душе моей всё то же бесчестие и уныние, та же скорбь и теснота; ученики улыбаются; некоторых (Славина и Мураш.) высылаю из-за парт вон, к стене,– а они улыбались потому, что видели странным лицо мое и что рукою крестил я сердце мое. Но вот в тесноте я воззвал к Владычице, как находящейся близ самого меня, как в самые уши Ее,– и дивное чудо: пребыстрая Заступница тотчас же явила мне великую помощь Свою: бесплотные злодеи, меня теснившие и уничижавшие, рассыпались, как прах, грех очистился, в душе воцарились тишина и величественное спокойствие и торжество духа. Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписую Ти раб Твой, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.66 Явно было чудо спасения моего.

Не имей пристрастия к деньгам ни под каким благовидным предлогом, например под предлогом подаяния нищим, – это диавольская хитрость, но потрудись с упованием на Бога, совершенно благодушно, безропотно, и Господь, промышляющий и о птичках, пошлет тебе нужное, как в руку положит. Если ты где-либо трудился и труд твой остался почему-либо без вознаграждения, не скорби о том: Бог испытывает тебя, хочет показать тебя тебе самому, не имеешь ли ты пристрастия к деньгам, так что из-за них нерадишь о Боге и о ближнем и о душе своей, и если имеешь, то немедленно постарался бы исправиться, прилепился бы к единому Богу, всех благ подателю, единому животу нашему. Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом [Мф. 6, 32]. Предоставь Господу, общему всех Отцу и Промыслителю, заботиться о тебе. Его дело было сотворить тебя, Его же забота – поддержать тебя сотворенного. Довольствуйся насущным.

Не имей также пристрастия и к благовидным лицам, мужским и женским, но смотри на них как на члены Христовы прекрасные, как на Самого Христа, красного добротою67 паче сынов человеческих [Пс. 44, 3], и подивись в них премудрости Божией.

Пространные врата – пространное зло, а малое добро; узкие врата – широкое добро, а малое зло.

Великая игра настоящая жизнь: или выиграем мы будущую жизнь, конца не имеющую, или проиграем ее. Мы должны быть особенно внимательны к слышанному [Евр. 2, 1]. А вы, пристрастные к картежной игре, что думаете? Картежников не следует допускать до причастия, если не дадут обещания бросить карты и вместо их читать Евангелие. О, как враг окрадывает нас! Смеется над нами. А меня окрадывает чревоугодием.

Что мы делаем, христиане? Иисус Христос пришел нас от грехов спасти, чтоб мы начали жить новою жизнию, а мы, как бы наперекор Господу, грехи ко грехам прилагаем, в ветхую жизнь, исполненную страстей многоразличных, больше и больше вдаемся. Каких мы прихотей не изобрели? Как мы не угождаем плоти? Как не служим общему нашему врагу? Как не опечаливаем нашего Спасителя? Чего же нам ожидать за такую жизнь? Страшно и подумать. Страшно ожидание суда и... огня, готового пожрать противников [Евр. 10, 27].

Как ты почтен, человек, от Бога, куда тебя хочет возвести Бог – и что ты делаешь, чем себя делаешь? Тебя хочет возвести Бог от тления в нетление и вечное Свое Царство, в соединение с Собою, а ты ввергаешь себя добровольно в тление, прилепляешься к тлению, к земным благам, а не к Богу. Тебя хочет сделать Владыка богом, а ты делаешь себя диаволом.

Ты учишься математике – ты должен взвешивать, измеривать свои действия числом, мерою и весом.

Когда изгоним мы сердечною молитвою из себя бесов, то они, не терпя этого, от злобы щелкают и стреляют в деревянных вещах, готовы сгрызть их вместо нас. Они вселяются в нас чрез излишество наше в пище и питье.

Помни во время ведения речи или молитвы, что Слово Ипостасное, будучи Само Миром, вечно соединено с Духом святыни, мира, свободы, и произноси слова спокойно, свободно, с сердечною святынею.

Имена царской фамилии произноси с благоговением, как царский дом, как самого царя. С какою сердечностию, благоговением стал бы ты выговаривать их имена, если бы ты стоял пред ними и просил их о чем-либо. Так и в церкви с благоговением и любовию произноси имена их на молитве, как образов Божиих, как представителей Царя царей, Отца, Сына и Духа Святого.

Кратковременная, несколько минут продолжающаяся только сласть пищи и питья – а сколько потом мучений терпеть приходится сластолюбцу, и именно мне: много часов, а иногда, пожалуй, и не один день! Какие тяжелые последствия сластей, а между тем всё сласти да сласти ем и пью и прилепляюсь к ним, а Господа из-за них отвращаюсь сердцем, и ближнего, и души своей. О, безумие! (Манная каша для меня огромное зло, а молоко и мясо – блуд.)

Когда во грехе каком-либо, то есть в тесноте греховной, ожесточишься, тогда удержись внутренно от дерзости и хулы на Бога; не говори: если есть у Тебя еще милость для меня, то помилуй меня, если нет – покарай окончательно; диавол хочет показать Богу, что ты только в счастии Его любишь, благодаришь, славишь, а в несчастий отречешься от него, а Бог испытывает твое терпение, есть ли оно у тебя, ибо сказано: терпением вашим спасайте души ваши [Лк. 21, 19]. И еще: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? [Иов. 2, 10].

Что я молчу и не благодарю Господа моего, Владычицу мою Пресвятую Богородицу? Чего просил, то и получил: литургию отслужил премирно и царскую фамилию проговорил непреткновенно, говоря в себе: некуда торопиться, никто меня не гонит.

Ах! Как страшно и сильно замедляют сласти душевные стопы мои и как затрудняют и останавливают путешествие мое ко Христу на небо! Сласти – болезнь моя сердечная! Разум и слово Божие требуют, чтоб я презирал их, а простой, насущный хлеб, укрепляющий сердце человека, считал выше всех сластей. Замечательно, что чем выше, лучше, приятнее сласть, тем больше привязывается к ней сердце, и тем больше жаль ее другим, и тем больше уязвляемся мы от врага, когда пожалеем ее ближнему. Все сласти надо считать за [помет] ради Христа – не потому, чтобы они были худы, ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением (1Тим. 4, 4), а потому, что чрез них сильно прельщает нас враг наш. Они – сети вражии крепкие. Сладосте моя, Господи Иисусе Христе!

Даждь мне к Тебе единому прилепляться всем сердцем и всё земное презирать, ибо невозможно двум господам работать, Богу и маммоне [Мф. 6, 24]. Господи, даждь мне быть выше всего земного, наипаче всех земных сластей. Господи! Всякое земное и вещественное мудрование во мне успи. Господи! Даждь мне благодать все сласти считать не своими, а Твоими и людскими. Пожалел варенья – и ко классу готовиться не мог.

Священник хотя живет на земле телом, но мыслями и сердцем и желаниями он должен жить на небе со Христом и на земле жить для неба, для пользы ближних и славы Божией.

Христианин должен соответствовать намерениям об нем Христа своего – это его обязанность непременная, иначе он не истинный христианин. А этому соответствию должны поучать священники и жизнию своею, и словом своим. Обеты крещения напоминать чаще, Таинство Крещения в подробности передать, чтобы в подробности видеть обязанности христианина. В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе [Флп. 2, 5].

Не пожелай... [Исх. 20, 17] ничего, что есть у ближнего твоего, потому что желание наше – Христос, крайнее всех желание и всех упование и богатство.

Если так близок к нам диавол и его аггелы, то, конечно, ближе к нам Господь, Владычица, святые Ангелы и святые. Да призываем, да чтим их, да подражаем им. Презираем все мерзости диавола и ни во что да вменяем их, как они и суть ничто, мираж.

Люби молиться, то есть служить молебны Владычице в церкви и в домах. Она прекрасный, бдительный, всеблагомощный, благой пастырь людям Господним и твоим словесным овцам. И дома люби молиться Ей.

Не торопясь, не суетясь, спокойно принимайся обдумывать и писать проповедь, избрав наперед предмет, тему (положение), о котором [будешь] говорить; веди слушателей шаг за шагом, ровно к выразумению известной истины.

Пасти овец Господних, научать словесных овец Господних, работать Господу Самому – какое счастие! С какою охотою надо это святое дело делать. Симоне Ионин, любиши ли Мя?.. паси агнцы Моя [Ин. 21, 15 – 17].

Доколе мне поставлять жизнь в ядении и питье, доколе мне любить это грубое наслаждение пищею и питьем и не считать его наравне с испражнением, то есть за ничто? Доколе я буду думать, что и жизнь и наслаждение жизни состоят в том, чтобы больше есть да пить? О, человек-язычник, хотя верующий в Господа! О, человек грубый, плотской, земной, бесовский! Но обрати мя, Господи!

Доколе мне не полагать жизнь в занятии молитвою, словом Божиим, в служении усердном ближним и, наконец, в чем? – В скорбях и напастях Царствия ради Небесного, ради спасения души моей, ибо скорби и напасти, как огонь для очищения злата и сребра, необходимы для очищения сердца моего, к которому прилипает тля страстей.

Доколе мне не быть твердо уверенным, что всё для меня Господь, Создатель мой, что Он меня непрестанно проникает и знает все мои нужды?

Господь предоставил самому человеку, как свободному, дело спасения вечного, при свободном (то есть нимало не стесняющем) содействии благодати Своей, для того, чтобы более светлым соделать венец славы его, чтоб тем выше было его блаженство. О, благость бесконечная! Как Сам Господь чтит образ Свой – человека! Только мы-то сами не умеем давать себе истинной цены! Чаще бы нам надо размышлять о следующих словах Символа Веры: Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятого... страдавша... погребенна. И воскресшаго... И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго... судити...

Мое сердце омрачено всеми бесовскими преложении (переменами). Бесы в злобе своей и в мерзости своей чрезвычайно переменчивы и разнообразны, и меня также подвергают своей безумной переменчивости посредством страстей многоразличных. Но я, как образ Божий, должен быть неизменен и непреклонен в моей вере, уповании и любви!

Плоть моя – жилище и сеть зломудренного и нечистого Велиара.68 Не очень надо ее питать и греть и покоить: усилится – беда!

Диавол учит нас мыслить, чувствовать, говорить и делать дерзости людям и Богу. Господи! Укрепи меня в борьбе с плотию моею и гнездящимися в ней демонскими полками. Господь говорит: люби ближнего, как себя [Мф. 19, 19 и др.], а противник Божий и наш, диавол, внушает нам ненависть, гордость, презрение, скупость друг к другу, особенно к нищим, зависть к богатым и вообще живущим в довольстве и изобилии. Заповедь Господня говорит: люби Бога всем сердцем [Мф. 22, 37 и др.], а диавол учит любить нас себя самих всем сердцем, своего ветхого человека, которого надо отложить со всеми его сластями, злобою, гордостию, праздностию и [пристрастием к роскошным] лакомствам.

Слава Тебе, Господи, простота моя! (Избавил меня Господь простотою Своею.)

Чрез вкушение запрещенного плода диавол вселился в человеческое сердце, и оттого мы все тяготеем к земле, любим больше земное, чем небесное, духовное.

Отчего я говорю нетвердо царский дом? Оттого, 1) что боюсь каких-то бесовских призраков, страхов: народа боюсь, овец боюсь своих; а во-вторых, от привычки к ним, к их именам и от малого уважения к ним, как например от привычки к нищим пренебрегаем ими. Надо благоговеть пред царскою фамилиею – образом дома Царя Небесного и дышать к ней любовию. Это фамилия дома нашего земного отца отечества.

Многие проповедники отвращаются проповедовать, потому что это не еда, не бал, не такое дело, за которое дадут богатую плату, а, пожалуй, дадут еще выговор.

Но как много пользы от проповедничества и для самого проповедника, и для пасомых!

Весь живот наш со всеми искушениями, падениями, скорбями, радостями, болезнями, горестями, недостатками Христу Богу предадим. Скорби возвращают нас в себя из житейского, суетного рассеяния и заставляют подумать серьезно о своей душе, о ее назначении, о ее духовных потребностях, о источнике ее жизни – Боге, о суете, ничтожестве всего земного. Они отрывают сердце от суеты земной, делают ее горькою, убийственною, пустою в глазах человека, чего он не мог бы видеть, если бы скорби не вразумили его.

Всё от Бога: душа, тело и все блага, нас окружающие, имеем и [...] и приносим в жертву Богу, если Он потребует того.

Добрые дети приносят своим родителям в жертву не только драгоценности земные (кои для них дороги), но и волю свою, жизнь свою. Апостолы, мученики.

Благодарю Тя, Господи, яко даровал еси мне благодать одолеть злобу к ближнему, к брату моему, и оказать ему любовь и приветливость. А то пришел брат протоиерей в храм – и давай диавол злобу разжигать. Так и всегда он делает.

Смиряйся пред братиями, ты, меньший, худейший и грешнейший всех; брат мой – образ Божий, образ Троицы: Отца, Сына и Святого Духа. Искренно проси благословения у собрата и отца, как у Самого Христа, и не смутишься и не преткнешься в словах, а то ты льстишь языком своим, оттого враг и треплет тебя.

Благодарю Тебя, всесвятая Богородице, яко заступила еси меня, злонравного, гордого и нечистого, и, тогда как враг сильно возмутил меня и не позволял мне за мое маловерие и гордость произносить ектении, Ты умирила мое сердце, укрепила и просветила его и даровала мне мирно произнести великую ектению и совершить всю последующую службу. Ноября 17-го дня 1864 г.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписую Ти раб Твой, Богородице. Призвал я Владычицу в крайней тесноте моей, как живую, – как получил сейчас чудную и быструю помощь: мерзкие и наглые и свирепые бесы вышли, вместо тесноты стало пространно и легко. (Четвертый класс в субботу.) Благодарю Тебя, Господи, и Владычице!

Чудак, глупец! С теми и обходись ласково, от души, которые к тебе неласковы, холодны, горды. Побеждай благим злое [Рим. 12, 21]. В этом сущность христианства состоит. Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете?.. Но вы любите врагов ваших, и благотворите... и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего... [Мф. 5, 46 – 47; Лк. 6, 35]. Докажи делами своими, что ты ученик Христов, кроткий, смиренный, незлобивый; докажи, что ты – нова тварь, а не ветхая, греховная; докажи, что ты стоишь выше зла, что ты презираешь его.

Друг другу, повинующеся, смиренномудрие стяжите (1Пет. 5, 5), если плоть скажет: я сам священник; священство – дар Божий, благодать Божия, а я грешник ничтожный. Чем я докажу благодать священства, как не смирением?

Учи других примером кротости и смиренномудрия и непритворной любви: пусть они в лице твоем увидят привлекательность и красоту добродетели и безобразие своих страстей.

Что ты имеешь, чего бы не получил? (1Кор. 4, 7). Всё, что имеем мы, всё существо наше – от Бога: душа, тело, каждая часть тела – от Бога. Уды наши – уды Христовы (1Кор. 6, 15). Сущий Господь! Слава Тебе, вся во всех слава Тебе! Владыко! Посрами во мне врага нечистого, гордого, злого, да воздам славу Тебе.

Помни ты это, что тебе кажется только в других нечто злое, а не в самом деле оно есть; прельщает тебя диавол – прелестник, начальник гордости, злобы и лукавства. Нет ближнего налицо – ничего, пришел, подошел кто – и давай разжигать злобу на него, вопреки заповеди Спаса: Сие заповедаю вам, да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [Ин. 15, 17; 13, 35], или блудную страсть, скверный огонь блудный, вопреки заповеди Божией: Не прелюбодействуй [Исх. 20, 14 и др.]... не малакийствуй69... не мужеложствуй... Надо внимать себе. Надо просить Господней помощи в искушениях страстей. А Господь близ: тотчас поможет, была бы наша решимость к добру.

Союзом любве связуеми апостоли.70 И нам так же следует. А диавол между нами-то, священниками, и старается поселить вражду.

Человек есть прекраснейшее растение и тем досточестнейшее, что в нем живет бессмертный дух, по образу Божию сотворенный, и вообще весь человек есть образ Божий. Человек есть великая святыня Господня. Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш [Лев. 19, 2]. Бог есть любовь (1Ин. 4, 8), и мы должны жить в любви.

Лишь я ниспущусь сердцем в земность чрез чревоугодие, пресыщение, любостяжание – тотчас мне делается чрезвычайно тесно, а когда живу, не ниспускаясь сердцем к земному, мне бывает очень легко.

Прилепляемся мы к тому, другому, а Бог-то ведь тут и видит это; к Нему единому надо прилепляться сердцем.

Сердце чревоугодника грубо и не может принимать тонких веяний Духа жизни.

Во время священнослужения ничем не развлекайся: ни помыслами житейскими, ни окружающими предметами, но плоть презри совершенно и будь всё в Боге.

Люди богобоящиеся, благочестивые вносят своими суждениями, делами истинный взгляд на вещи, например на богатство: они делами своими доказывают, что богатство есть дар Божий и собственность не наша только, но и бедных братий наших.

Сласти, вообще пища, питье, деньги, одежда, вечера, пляски, театры, журналы – хворост, дрова, огонь, коими диавол разжигает печь плоти нашей, печь нечистых страстей плотских.

Сердца наши, как сердца детей, непрестанно должны быть привязаны к Отцу Небесному, Который присно с нами, а не к видимым вещам – дарам Его благости и щедрот.

Скупой боится, что от угощения других или подаяния милостыни у него истощится его имение, и потому трясется над своими сластями и рублями, забывая, что Отец Небесный не оставит его и, какою мерою мерит, такою и отмеряет ему Сам по правде Своей. Очевидно, что это мечтательный страх – страх вроде того, которому подвергается священник во время службы, боясь, что он не выговорит известных слов молитвы или возгласа, или страх вроде того, который испытывает какой-либо человек, не бывалый в обществе, когда идет говорить с каким-либо важным человеком. Этот страх пустой. Надо быть смелым, и всё отлично выйдет.

Где смрадный проход, туда сатана и лезет, потому что это его место, тут он и пакости делать учит людей. Потому он и нечистым называется. Жало – змей.

Что такое человек? – Семя. Тако будет семя твое, сказал Бог Аврааму.71 Мы семя Авраамово [Ин. 8, 33]. Что такое человек? – Плод. От плода чрева твоего посажу на престоле твоем [Пс. 131, 11]. Благословен плод чрева Твоего [Лк. 1, 42].

Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную [Ин. 3, 14–15]. Это значит, если бы Иисус Христос не вознесся на крест, то мы погибли бы от духовных змеев – бесов.

Знаешь уже, что это диавол,– и размышлять нечего. Просто говори и живи, по-Божьему, считая себя ниже и хуже всех. Припомни из канона Спасителю слова: От Адама... согрешившия вся... превзыдох страстьми...72. Не слушай шепота вражия.

О, дикая и нелепая, безумная, бессловесная, слепая скупость и с нею алчность! Она не знает родства и жалеет сластей или денег для жены, отца, матери! Скупой ноет сердцем и раздражается на родных своих, когда они употребляют щедро сласти или деньги его; он болит сердечно, когда у него много перемен на столе, разумея о съестных припасах больше надлежащего. О, в какое унижение повергают нас страсти, как мы прогневляем чрез них Бога, создавшего нас по образу Своему и по подобию! Они делают нас образом сатаны. А как нелепа страсть блудная! Рассвирепевший блудник также не знает родства ни матери, ни сестры; он свирепеет на мужской пол и женский. Его соблазняет то, он нечистыми очами сердца, лукаво смотрит на то, что должно быть предметом благоговения, на что надо смотреть чистыми, светлыми очами. Его соблазняет прекрасное дело пречистых рук Творца; он, как диавол, смотрит на всё лукаво, презорливо, нечисто!

А как скверним мы страстями своими, особенно блудною, храм тела своего, храм Духа Святого! После этого имей пристрастие к земным благам, особенно к сластям и деньгам. Да они прямо отвращают от Бога.

Сказал Господь первым человекам: если вкусите плодов запрещенного древа, то смертью умрете [Быт. 2, 17], и исполнил Свою угрозу. Теперь сказано, что грешники пойдут в огонь вечный, а праведники в живот вечный [Мф. 25, 34, 41], – и исполнится, ибо Истина Сама говорит.

Благодарю Тебя, Пресвятая Богородице, Избавительнице крепкая и быстрая на Тебя надеющихся, ибо Ты избавила меня от лютого беса злобы, презорства и сребролюбия, запнувшего меня во время утрени помыслами: пожалел я денег вольноприходящему чтецу Цветкову. Надо ценить человека и презирать сребро. Я воззвал к Тебе в простоте сердца на местной иконе73 Твоей – и вскоре получил мир, свободу духа, прохладу.

Боже мой! Как снуют бесы: то бесы сребролюбия, то злобы, гордости и презорства, то сомнения, хулы, смущения, уныния, то блуда, то чревоугодия, жадности и скупости, то лукавства, бесчувствия к Божиим благодеяниям и к бедствиям ближнего,– так и снуют, так и лезут в душу жечь ее, смущать ее, теснить ее, делать ее сумасшедшею и удалять ее от Господа Бога.

Чтецы посторонние – беда, – как будто не все мы дети Отца Небесного и не все читаем первую и величайшую, главнейшую молитву: Отче наш... Любовь взаимная, снисходящая немощам ближнего,– вот что дорого Отцу Небесному. Много немощей плоти и духа есть у всех нас. Желаем, чтоб нам снисходили, – будем и сами снисходить. Не станем забываться.

Какие благовидные предлоги ни приводит диавол ко греху, а плоды его в сердце показывают, что эти предлоги – от него. Ах, как он волнует и смущает нас! Но как Господь умиротворяет нас!

К Отцу Небесному надо прилепляться и любить чад Его, образы Его, а не к дарам Его вещественным и забывать Подателя их или ненавидеть, презирать других из-за потребления этих благ. Столько нас облагородил Владыка, возведя нас к причастию Божественного естества чрез взаимную любовь и причащение Божественных Таин Тела и Крови Своей, а мы прилепляемся к тлену, праху, гною, диаволу, ибо привязанность к земному есть дух диавольский, повиновение диаволу. О горнем помышляйте, сказано, а не о земном... где Христос сидит одесную Бога [Кол. 3, 2, 1]. Всё для всех и теперь, но особенно в будущем веке будет Бог, а не деньги, не пища, не питье, не жилище, не друзья, не отец-мать, не начальник, не князи, не богачи.

Змеи духовные жалят меня, но имя Иисуса Христа распятого спасает меня от их жал, надо только с верою и любовию носить его в сердце. Погибли бы мы от змей, как евреи в пустыне, если бы не Христос.

Действуй и читай спокойно, размышляя сердцем.

Всё, мною видимое, дело рук и дары мне Бога моего: к Нему единому да прилепляюсь.

Для вас Я оставил небо, говорит Господь, истощил Себя, смирил Себя до человеческого образа, до вертепа, до яслей, обрезания, крещения, искушения, ходьбы, утомления, сна, до разных лишении, до претерпения человеческой злобы, лукавства, брани или хулы, заплевания, заушений, биения, креста и смерти, – а вы для Меня не хотите оставить своих прихотей, своей злой, развращенной воли, своей гордости, злобы, сребролюбия, лихоимства, угождения слепому и несытому чреву, скверных блудных дел, пьянства, татьбы, клеветы, пристрастия к одежде; Я всю жизнь проводил для вас в молитвах, трудах, всю жизнь для вас положил, а вы для Меня, или паче для себя же, не хотите пожить по Моим спасительным заповедям, проводите время в суетных играх, забавах. Забава ли жизнь ваша, когда чрез нее добывается вечное блаженство или вечное мучение? Я хочу вас возвести на небо и соединить с Собою, а вы прилепились вместо Меня к земле и к врагу Моему диаволу, служите ему, не Мне. Так и отошлю же Я вас к диаволу и аггелам его во огнь вечный [Мф. 25, 41].

Как не уязвлять, не палить, не размягчать страданиями, теснотами моего сердца лукавого, хладного, бесчувственного: иначе оно совсем загрубеет и окаменеет. Верному зиждителю спасения моей души Христу Богу да предам весь живот мой со всеми напастями, искушениями и скорбями!

Какая нужна любовь архиерею, священнику и диакону к Богу и ближним, чтобы молиться за всё наследие Христово, за всю Церковь: за императора и дом его, за Синод, всё священство, воинство, за всех христиан православных, за весь мир. Какая нужна великая душа, чуждая всякого пристрастия к земному, какая возвышенность духа! И после этого ли нам прилепляться к земному!

Царство Небесное есть дар любви и милости Божией – я должен заслужить его дарами милости к ближнему.

Утро 22-го ноября. Воскресение, шесть часов. Слава силе Креста Твоего и Твоему вездеприсутствию, Господи! Проснувшись, я ощутил, что несть мира в костех моих от лица грех моих [Пс. 37, 4], какое-то занывание и скорбь были в боках, но вот лишь я перекрестил рукою тот и другой бок, сказавши слова: вера твоя спасе тя: иди в мире [Мк. 5, 34], – и тотчас исчезла моя скорбь, как рукою снял ее Господь, ибо поистине крест есть Его рука, и я ощутил глубокий, сладкий мир в душе моей. Слава Тебе, Господи, слава Тебе.

Благодарю Тебя, Господи, яко даровал еси мне гордыню мою покрыти и испросити у отца Матфея и брата моего (и у отца Павла протоиерея) благословения в церкви и у людей Твоих прощения. Благодарю Тебя, Владычице, пребыстрая моя Заступница: помолился я Тебе в сердце и поклонился местному образу Твоему, и Ты спасла меня от смущения и преткновения на службе и после бури и смятения бесовского водворила тишину Божественную в сердце во всё время утрени. Благодарю Тебя, Господи, яко даровал еси мне гордыню мою попрати и нищую женщину назвати матерью без лукавства и благословить ее [спроста], как и прочих. Благодарю Тебя за несомненность и быстроту сердечную противу быстроты и злобы и сомнения бесовского. Утверди, Боже, сие, еже соделал еси во мне.

19 ноября 1864 г.

Сегодня я служил литургию по благодати Божией непреткновенно сердцем и устами, с громкостию, причастился с дерзновением. Но после панихиды, стоя пред животворящими Тайнами, я пожалел денег братских на извозчика, которые взял диакон. И после этого объяла меня тягость, скорбь, мрак, теснота. Как мне было больно расставаться с миром Божиим, владычествовавшим во мне после причастия Святых Таин! Но я не отчаивался и просил Господа отъять от меня недуг сребролюбия и возвратить мне снова мир Свой и правду Свою, и вот вскоре я почувствовал, что как будто какая чешуя отвалилась от внутренностей моих, и мне стало так мирно и легко. Благодарю Господа о сем. С этим миром я целый день пробыл.

Когда чувствуешь влечение сердца к злобе на брата, то тотчас обращайся с молитвою сердечною к Спасителю такой: Господи! Даждь мне любить брата моего, как себя: се, без Тебя не могу творити ничесоже. Нет ничего хуже злобы: это ад на земле.

Жидкости больше трех стаканов никогда не пить, а то и меньше: два и один.

Не побежден бывай от зла – от гордости или злобы брата, мнимой или действительной, но побеждай зло добром [Рим. 12, 21]. Любите врагов ваших... [Мф. 5, 44].

Иные люди, к которым принадлежу и я, презирают тех людей, озлобляются на тех, которые имеют малые дарования и, однако ж, ищут быть известными в свете наравне с великими деятелями или хоть меньше их, – между тем сами, имея лучшие, быть может, дарования, по своей недеятельности и развлечению или многострастности ничего не делают. Зачем озлобляться и презирать ближнего, особенно высокого отца, за его немощь? Мы имеем дарования по благодати Божией различные: один хорошо, например, сочиняет, свободно, возвышенно, плавно, стройно пишет, а другой – несвободно, с трудом, потому что имеет меньшие дарования; зато, может быть, он жизнь хорошую ведет. Прежде времени никогоже судите, дóндеже день озарит (1Кор. 4, 5). О, сердце злое! Худо или слабо пишущих, то есть сочиняющих, презирает, а хорошим писателям нередко и завидует. О, уродливое, велиарово сердце! Главное дело – наша жизнь, усердие к добру!

Всякий грех считай за мечту диавола, за смрад диавольский и не допускай в сердце своем гнездиться никакому греху, а когда видишь его явно в других, тогда молись Богу о том, чтобы Бог просветил мысленные очи сердца их и очистил грехи их и даровал им силу не согрешить. Но диавол часто клевещет на людей, взводит на них грехи, коих в них нет. Но от стопы его тяжелой в сердце можно узнать его козни.

Господи! Научи меня благоговеть пред делами рук Твоих, наипаче пред образом Твоим, человеком! Господи! Благоговею пред делом рук Твоих – человеком! Господи! Он весь Твой. Господи! Да буду я весь Твой. Господи! Да будут все Твои. Господи! Ни единым помыслом да не принадлежу я диаволу!

Доселе я проповедовал по готовому образу. Теперь своею речью буду беседовать [...].

Веровать в Бога – значит как бы видеть Его всегда пред собою, призывать Его, уповать на Него, любить Его, на молитве чувствовать, что Он с тобою, видит и слышит, что Он с тобою при всех делах, верить в каждое слово Божией Церкви, как в Него Самого, как бы Он Сам стоит и поучает.

Показать сущность христианской православной веры, чего она требует, как должны жить христиане, как должны быть правы в вере и в жизни. Как осуществлять веру ежедневно в жизни, веру в Троицу, веру в заслуги Спасителя, в ходатайство, заслуги и силу Божией Матери, святых.

Ближе к делу, к природе преподавать учение катехизическое.

Благодарю Тебя, Господи, что Ты даровал мне [побороть] бурю бесовскую при назначении мне бесед и победить неохоту и отвращение к труду необходимому и душеспасительному и озлобление на брата. О, плоть грешная! Есть бы да пить всё.

Даждь мне, Господи, спасительную жажду, рвение проглаголать слово Твое людям Твоим и всё, чем Ты обогатил меня, предложить им как богатство Твоего света, Твоего милосердия, Твоей силы, Твоего недремлющего Промысла, Твоей правды. О тернии греха и о легкости внутренней добродетели, об уродливости греха и естественности добродетели.

О простоте Божией, о простоте души и добродетели; о простоте диавола и всякого греха: грех во мгновение входит в душу.

Надо угождать Богу всем и каждому, но наибольшая часть об этом мало думает; многие вовсе не думают. Жизнь вся расположена богопротивно, по-язычески, и они думают, что живут хорошо, по-христиански. Разоблачить жизнь: занимаются чинами и отличиями, проводят время за карточною игрою, в ядении и питье и лакомстве, в курении табаку, в театральной игре и смотря на игру, в собирании денег, в покупке, продаже, построении жилищ и меблировании комнат, в снимании портретов.

Чтобы угождать Христу, надо противиться диаволу (без того нельзя), обычаям века или света, своей плоти.

Идеи проповеди иметь и главные ее отделы, стороны, части. А то неумеющий, неискусный проповедник часто бродит, как в лесу непроходимом, путаясь в множестве своих мыслей, и дороги не находит к исходу. Отчего? Оттого, что мысленных путей – отделов проповеди – не проложил, плана не составил в голове. Сочинение есть мысленный дом. Но прежде построения дома план дома делают и потом по плану выкладывают кирпичами или бревнами. Как хорошо по плану идет работа! Как дурно, туго без плана!

Общие мысли, из которых могли бы составиться прекрасные отделы, неискусный проповедник ставит как частные мысли, без объяснения, между другими общими или частными мыслями.

Проложить для беседы путь новый, живой, простой, краткий. Начать с того: [вот] мы называемся христианами, – какие возлагает на нас обязанности это название. Прояснить идею и обязанности христианина. Символ Веры объяснить кратко в двух-трех беседах.

О угождении Богу и спасении души в мире вы не услышите, потому что мир прелюбодейный и грешный не любит говорить об этом. Займемся же этим делом здесь, самонужнейшим, и тем с большим вниманием послушаем слово об этом.

Как угождать Богу? Вот, например, приближается, вторгается в душу твою помысл нечистый, блудный, хульный – отсеки его, вырви его, не допусти ему возгнездиться в твоем сердце. И ты угодишь Богу. Ибо мерзость Господу помысл неправедный.

Вторгается скупость, жаление ближнему благ земных – не допусти ей сделаться госпожою твоего сердца, и ты угодишь Богу: раздавай щедро, если можешь, милостыню, угощай странников, гостей.

Хочет овладеть сердцем леность к молитве, к делу общественному – не допусти ей овладеть тобою, воздвигни себя к деланию, и ты угодишь Богу.

Необходимо угождать Богу.

Физическим законам подчиняемся охотно и без размышления: хотим есть – и едим, пить – и пьем, спать – и спим. Отчего не подчиняемся духовным с такою же охотою, без размышления, с полным доверием к Законодателю, именно: отчего не любим Бога всем сердцем и ближнего, как себя, – тогда как знаем, что это животворно, как есть и пить для тела животворно?

Нелепость и гибельность наших страстей для души и тела.

Если ты пристрастно любишь только себя, то ты не можешь любить Бога и ближнего; надо себя любить в Боге и ближнем, для Бога и ближнего: ты член тела – надо любить всё тело, не один член, как Бог простирает любовь и промышление Свое на все создания.

Слово христианин предполагает, во-первых, веру живую в Господа нашего Иисуса Христа, Главу Церкви, в Бога Отца и Духа Святого, молитву, как беседу детей с отцом; во-вторых, стремление угождать Ему во всем, как Господу, искупившему нас кровию Своею от вечной смерти, от рабства греху и диаволу, или послушание Ему полное, то есть исполнение Его заповедей; в-третьих, ратоборство наше противу плотских страстей, мира прелюбодейного и грешного (дабы нам не быть уже рабами греху [Рим. 6, 6]) и диавола, князя мира сего; в-четвертых, искание Небесного Отечества, к которому мы позваны и для коего искуплены: о горнем помышляйте... где Христос [Кол. 3, 2, 1]; ожидание с небес Господа нашего Иисуса Христа и беспристрастие к земной жизни, к своей плоти и ко всем сладостям и сокровищам мира сего.

Христианин – член Христов: дух Христов должен иметь, кротость и тихость Христову, незлобие Христово; носить крест Христов, крест скорбей, [распинания] плоти своей, лишений, гонений; обновляться духом, к горнему стремиться, к земным вещам не прилепляться, Христа ожидать, воскресения мертвых чаять, Суда и воздаяния, вечной жизни.

Во Христа веровать, на Христа уповать, как на Бога и Спасителя всемогущего, Его любить паче всех и всего, Ему повиноваться, заповеди Его соблюдать, Ему жизнь свою предавать, спасать всячески свою душу – это первое желание нашего Спасителя и главнейшее наше дело. Для этого Сын Божий воплотился, странствовал, учил, чудодействовал, пророчествовал, пострадал, умер и воскрес и вознесся на небо.

Мы называемся православными христианами. Что это значит? Что значит православный? Что значит христианин? – Член Христов, кто [носит] Христа в сердце. Значит, что мы право веруем и уповаем, по-христиански, по Христовым заповедям живем. Но как многие из вас не только не по-христиански живут, но и не знают своей христианской веры и христианского упования! Поэтому, по благодати Божией, я поучу вас сначала тому, в чем состоит православная христианская вера и наша христианская надежда, а потом побеседуем с вами о наших христианских обязанностях. Ибо с званием христианина соединяются весьма важные и непременные обязанности, которые надо неопустительно всем исполнять. Христианин тот, кто приготовляется к вечному соединению с Богом.

Молитва, покаяние, пост.

В беседах на учение веры и нравственности смотри как на новое для тебя и народа учение, со всею живостию.

Прилагать к практике беседы. Например, объясняя третий член,74 можно указывать на иконы Владычицы в церкви и дома с изображением Предвечного Младенца. Показывать достоинство человеческой природы; как дорожить собою, в какой чистоте и святости жить.

Люди из низкого состояния, принятые в благородное общество, стараются вести себя достойно этого общества, показывают благородство во всех своих поступках и боятся запятнать себя даже одним каким-либо бесчестным делом. Как же должны вести себя христиане, принятые в общение и сочленение с Самим Сыном Божиим и всею Святою Троицею, с Пречистою Богородицею, с Ангелами и всеми святыми? Как, как? Поистине по-небесному: небесные нравы должны показывать – духовность, святость, любовь, кротость, смирение, незлобие и послушание, трудолюбие, терпение, мужество и прочие добродетели. Пред лицом Божиим, пред Богоматерью, пред Ангелами, святыми ходи так, как бы ты видел их своими очами, с благоговением, любовию, с кротостию и смирением.

Имея бесценное, должен ли я дорожить ничтожным; имея вечное, должен ли я дорожить временным; имея небесное – земным? Имея у себя бесценного Христа, Самого Бога, за что я должен считать все тленные блага мира? Не за гной ли, не за сор ли? – Так. Что же я делаю? Безумец, я поступаю вопреки здравому смыслу, вопреки собственному благу. Я бесконечно ценю ничтожное и презираю бесценное; ценю временное и не ценю вечного; ценю земное и презираю небесное; за великое считая блага тленного мира, я – страшно сказать – пренебрегаю Царем Славы, моим Творцом и Господом; я постоянно нарушаю Его заповеди, изгоняю Его из сердца своего чрез пристрастие к земным удовольствиям.

Зачем и желать идти к тем, которые тебя отревают, не любят тебя и к которым ради их гордости сам не чувствуешь сердечного расположения? Да и сам-то достоин ли ты быть у них? Имеешь ли одеяние брачное – сердечную приязнь к ним? Если нет, так и зачем быть там: себе только в тягость и гостям брачным. Скажи мне, стал ли бы ты негодовать, если бы Господь Бог не пригласил тебя на Свою вечерю, если бы затворил для тебя чертог Свой Небесный? – Конечно нет: ты счел бы себя недостойным этого чертога, ибо Отец Небесный всеблаг и праведен. Так и здесь: не пригласил тебя брат на брачный пир – сочти себя недостойным быть на нем.

Словеса Церкви – слова Духа истины, оттого они оживляют, просвещают и очищают душу.

Во время войны воинам до забав ли, до игр ли, до лакомств ли? Нынешняя жизнь есть в собственном и преимущественном смысле война с начальствами и властями и миродержцами тьмы века сего, с духами злобы поднебесными [Еф. 6, 12]. Итак, до театров ли нам, до картежных ли игр, до лакомств ли? До забав ли жилищами, мебелью, одеждами богатыми, лакомствами, деньгами, книгами и прочим? О, воистину не до забав, иначе враги легко, легко возьмут нас в плен.

Смотри человек, какова у тебя ось, на которой вращается колесница существа твоего, то есть сердце твое? Отбрось всё, что препятствует ей свободно обращаться, то есть все пристрастия к земному: пристрастие к пище, питью, деньгам, забавам и прочему.

Сон. Евгений Богородский; ружье; как он всверлил его в стену, сам повис около него и давай вертеться: вертелся, вертелся, вертелся и сломал его. А Анна Константиновна смотрит да смеется. Так мы смотрим да почти смеемся, как диавол сверлит наши сердца и ломает нашу сердечную ось.

Многоядение ведет к расслаблению тела и души; оно производит тоскливость, уныние, нечистые движения в сердце, доставляет легкую победу над нами диаволу.

Много скорбей у истинного христианина, потому что он воин, потому что он в постоянной войне с плотию, миром и диаволом; о сколько уязвляет его плоть, которую он старается распять, как она беснуется страстями, которые он хочет исторгнуть из ней! Как вооружается против него мир своими соблазнами, своим коварством, насмешками, презрением, гонениями! Как особенно вооружается против него диавол с своими клевретами75 – духами злобы, сколько огненных стрел устремляет он в его сердце!

То лукавством, сомнением, холодностию и притворством поражает наши души диавол при служении Богу и в обыденной жизни, то каким-то малодушным страхом, унынием и отчаянием, то каким-то легкомысленным расслаблением и смехом – но всё это мечты, пустяки, водяные пузыри, призраки.

Сластолюбивое пристрастие к плоти и к сластям пищи и питья, так же как и к деньгам, – дело одного жалоносца – искусителя диавола. Чтобы не иметь нечистого пристрастия к плоти, надо вооружиться постом, надо отвергнуть сласти и многоядение.

Сам не приглашаешь в гости – это ничего, так быть, по-твоему, должно, а когда тебя не приглашают – обижаешься: отчего, говоришь, меня не пригласили, когда других пригласили, ведь я товарищ или такой же знакомый, как другие? Но посмотри, друг мой, беспристрастно на свои отношения к лицу, тебя не пригласившему на свое семейное торжество: каков ты к нему по сердцу своему, искренно ли к нему расположен, не питаешь ли к нему отвращения или по крайней мере холодности, которую, может быть, нередко замечал, не желал ли ты ему обид, не показывал ли презрения, не говорил ли грубостей, укоризн досадительных? Не был ли к нему скуп? Если так, то нечего и жаловаться на то, зачем ты не приглашен. В нюже меру меришь, возмеривается тебе [Мф. 7, 2]. Присоедини к этому и иной его [род], состояние и звание, воспитание или образование, иной характер, не согласный с твоим, и прочие обстоятельства и охотно извиняй своего собрата, не теряя из-за этих мелочей жизни своей любви и расположения к нему. Помни, что любовь всё покрывает, не раздражается и не мыслит зла (1Кор. 13, 4 – 7). Себя охотно извиняешь в погрешностях против ближних – извиняй погрешности и ближнего против тебя, не ставь в счет никаких обид, не обижай сам себя памятованием обид. Помни великие слова Спасителя: мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12], – и исполняй их. Помни, как без числа много Бог во Христе простил и прощает тебе. Прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас [Еф. 4, 32].

Помни, что каков ты имеешься к людям, таковы и люди к тебе: какою мерою... [Мф. 7, 2]. Поэтому какими хочешь видеть к тебе людей, таким будь и сам к ним. Как хотите, чтоб с вами поступали... [Мф. 7, 12]. Оказывая ласку, щедрость другим, оказываешь ее более себе, чем им.

Принуждай себя ко всякой ласке к ближнему. Если сам к другим холоден, не обижайся, если и к тебе будут холодны другие. Люди не слепые, они тотчас внутренним чутьем постигают сердечное твое расположение или нерасположение.

Блуд, злоба, нетерпение, раздражительность плоти, зависть, сребролюбие, скупость, пристрастие к пище, жадность, леность, омрачение (тупость), уныние и малодушие, огонь, теснота, ропот, дерзость, хула, лукавство и двоедушие, сомнение, неверие, холодность и бесчувствие грехов своих или милостей Божиих, славы Божией, ложь, обман, кража и прочее или подобное – одного поля ягоды: от диавола всё. Господи, помилуй!

Сонные мечтания, сонные грезы – все диавольские козни, то есть они не имеют никакой действительности и истины, а одна мечта падшего духа или падших духов, чуждых всякой истины, которые во тьме своей занимаются одними мечтами, призраками жалкими и соблазняют еще неопытных в духовной брани людей. Что немощнее злого духа для крепко верующего христианина? Ничто, ибо диавол, собственно говоря, есть ничто, как совершенная ложь, мечтательная сила; а Господь наш, Глава наш, Бог наш есть истина, сила, живот, святыня и очищение.

Ем сам много, и с жадностию – ничего; другой со мною ест так же – беда: неприязненно, презорливо смотрю на него: зачем ешь много, зачем ты такой плотской человек. О, окаянный я! Но когда я изменюсь сердцем! Когда не будет у меня ока лукавого? Доколе буду видеть сучец во оце брата, бревна у себя не видя?

Помни, что брата, которого ты не любишь и коего ненавидишь за какие-нибудь грехи или всуе, любит Бог Человеколюбец и что за него Христос умер, так что он своему Господеви стоит, или падает [Рим. 14, 4]. Не осуждай же его и Божьего суда не восхищай себе.

Помни, что как ты, так и ближний твой имеет с собою всегда злобного неумолимого врага – плоть свою, страстьми люте бесящуюся76 и как ты желаешь, чтобы к тебе имели снисхождение, когда находит на тебя внутреннее бесчестие и поношение страстей, когда, как пленника, увлекают тебя в позорный плен свой, так имей, непременно имей снисхождение и к брату своему, к сестре своей и не раздражайся на них. Все мы часто находимся в плену и омрачении и великой внутренней злобе и в бесчестии. Если бы не долготерпел Владыка о наших собственных согрешениях, давно бы нас не было на лице земли, давно были бы мы во аде.

Как любит, ценит, уважает, ласкает меня неизменно жена моя, Богом данная мне подруга жизни! Так ли я люблю, уважаю, ласкаю ее?

Сколько тщеславия плотию, самоуслаждения своими внешними достоинствами, своим лицом, руками, а внутреннее опущено из виду, нет ревнования о добродетели, о внутренней красоте души.

Я должен иметь самоуверенность, твердость, смелость в суждениях!

Сколько у меня немощей! Спасе! Простри мне руку помощи!

Сам Бог трудился для нас, показывая нам пример жития, пример воздержания, поста, кротости, незлобия,– как мы должны ценить это? Что будет нам за небрежение о христианском житии? За невнимание к делам Господа?

Все сласти, прекрасные одежды, жилище, деньги, вещи из злата и сребра и драгоценных камней и дерева – сор и терние: они та же земля и прах и, кроме того, бодут душу, прилепляющуюся к ним. Смотри на конец всех вещей, чем они бывают, и, кроме необходимого, ничего не употребляй.

Сколько у нас неискренности, лицемерия в самом порицании греха! Порицаем на словах, а в сердце сочувствуем греху, протягиваем ему, так сказать, руку. Например, порицаю роскошь – и сочувствую, удивляюсь роскоши, восхищаюсь ею. Порицаю чревоугодие – и сам охотно угождаю чреву, пленяюсь лакомыми яствами и напитками. А ведь о всём этом, если не покаюсь, Бог приведет меня на суд.

Покаяния искреннего, с исправлением сердца и жития, не приношу Зиждителю моему, не уподобляюсь Ему, не угождаю Ему строгим исполнением заповедей Его. Какой ответ дам Ему? Каюсь в чревоугодии, но не искренно, потому что после опять угождаю охотно чреву. Каюсь в невоздержании, но сам после опять ем-пью сверх потребности.

Во мне ветхий человек, и в ближнем тот же ветхий человек, – снисхождение, прощение погрешностей. Ветхий наш человек – большой насильник, помрачитель, да и недотрога.

Небожители Ангелы изумляются дерзости нашей и говорят: они пьют Кровь Бога своего и нашего и что же делают? Предаются делам плотским: ненависти, гордости, зависти, скупости, сребролюбию, чревоугодию, пищенадеянию, страсти одеваться.

Неверные, видя нашу жизнь плотскую, удивляются нам и говорят: вот они веруют, по их словам, во Христа, Сына Божия, Который завещал им Небесное Царство, духовных благ исполненное, и не прилепляться ни к чему на земле, не любить мира и того, что в мире,– а они что делают? Они больше нас любят мир, больше нас утопают в удовольствиях мира, в роскоши, в чревоугодии. Он завещал им любить друг друга, а у кого больше зависти, ненависти, гордости, как не у христиан?

Презирать не только сласти, деньги, одежду, жилище, но и самую плоть удручать, изнурять, попирать, а ближнего любить и ни на мгновение ни за что [не] ненавидеть. Ненависть – безумие из безумий, нелепость из нелепостей.

Бойся пресыщения, да не развратишь сердца своего и да не отступит оно от Бога: всякое излишество ведет к отступлению от Бога и расслабляет душу и тело. Это в пище, и в одежде, и в жилище. Горе насыщенным: они взалчут [Лк. 6, 25].

Если ты холостой человек и не имеешь много трудов механических, изнуряющих силы, то для тебя очень мало требуется пищи, и ты помни это и довольствуйся ежедневно малым количеством ее. Сохрани тебя Бог от того, чтобы ты обратил пищу в наслаждение и сделал ее желанным предметом своего сердца. Смотри на пищу, да и на самое тело, как на песок и глину, а на все сласти как на простые слизи земные. Всё внимание твое да будет обращено на веру твою, на будущие блага, состоящие в надежде христианина.

Человек создан по образу и по подобию Божию и всяким дарованием украшен от Бога. Поэтому всякого человека надо почитать и немощам его снисходить.

Мир из ничего приведен Богом в бытие и Им существует; так и я из ничего приведен в бытие и Богом существую, как и мир, а не пищею, не питием, не деньгами, не другим чем, ибо всё это – Богом данные и подаваемые средства для телесной моей жизни.

Человек есть образ и подобие Божие, но диавол, наперекор Создателю, хочет сделать человека своим образом и подобием чрез страсти многоразличные.

Портрет царя. Нравоучение. Вы – живые портреты Царя царей – Бога.

Многоядение и лакомство расслабляют душу и тело, в душе производят тоскливость, уныние, малодушие, душевное бессилие. Безумно многоядение и лакомство, то есть всегдашнее чревоугодие.

Скорби пробуждают нас от греховного сна и возбуждают дремлющую нашу веру, надежду и любовь и, кроме того, очищают душу от грехов, ибо скорбящий искренно кается в содеянных грехах, молится, иногда плачет. Если от скорбей происходят противоположные явления, то это происходит уже от злого сердца человека.

Помни всякий человек, что твое естество растлено грехом, нечисто, мерзко, чуждо Бога – источника жизни, подвержено непрестанной смерти и что оно обновлено и обновляется Божественным Спасителем нашим Господом Иисусом Христом чрез святые Таинства Церкви, чрез богослужение и поучения и управления церковные. Долг всякого христианина – заботиться об отложении всего ветхого, греховного в его природе, именно страстей и похотей многоразличных, и о обновлении себя, своего сердца по образу Христову или по образу апостолов, святителей, мучеников, преподобных и прочих святых. Этого не надобно забывать. А то и христианину можно сделаться скоро язычником по жизни своей, как это и есть. Час уже нам от сна востати [Рим. 13, 11].

От какого бесчестия, позору греховного, внутри нас кроющегося, избавляешь Ты нас туне,77 сладчайший Иисусе, и прикрываешь нашу срамоту Своею пречистою, пресветлою ризою духовною, ризою правды Своей! Какое высочайшее благородство Ты всем нам туне подаешь! Нет у нас никого теперь низкого и бесчестного, кроме добровольных грешников, нет ничего низкого и бесчестного, кроме греха. О, сколь Ты благ, всемогущий Иисусе!

Надо показать, какое величайшее, бесценное сокровище наша вера христианская, которою мы не умеем пользоваться к своему вечному благу; какие великие блага, превосходящие всякое понятие, можно извлечь из нее человеку.

Вся добра ecu, ближняя моя, и порока несть в тебе [рус.: Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!] [Песн. 4, 7]. Это о Богоматери и о Церкви. Владычица преукрашена Божественными благолепотами; Церковь, то есть общество избранных святых, также. Вся добра ecu, ближняя моя, – это говорится и о богослужении, и о Таинствах церковных; все молитвы, чинопоследования добры и непорочны, всё содержание молитв и вообще служб – дыхание Духа Божественного.

Невозможно, говорите, победить грех, – неправда, возможно: нет только у нас охоты, решимости вступить в решительную борьбу с ним; нам жаль расстаться с ним, мы щадим, ласкаем грех, как чадо любезное, а оттого они осиливает всегда нас. Слово Божие уверяет нас, что все возможно верующему [Мк. 9, 23]. Если мы не можем одолеть грех с помощью благодати Божией, тог значит, мы неверующие или [маловеры]. Но что за христианин тот, кто не вступает в решительную борьбу со грехом? Христианин – отъявленный враг греха и друг добродетели.

Очистивши сердце молитвами, Таинствами, не надо оставаться бездейственным на будущее время, но непременно бодрствовать над своим сердцем и, так как оно будет часто оскверняться волею и неволею, по немощи, невнимательности, пристрастию к земным вещам и лицам, то прилежать непрестанной молитве, покаянию и воздержанию. Это долг христианина]. Елижды аще падеши, востани.

Цель земной жизни твоей и всех даров тебе Божиих – приготовление к вечности, твое обращение к Богу и исправление. Каждый день Бог ждет тебя к Себе.

Я – земля. Но мне, земляному, Художник – Слово Божие – дал прекрасную, художественную форму, как изумительному растению. Слава лепоте Божественной членов моих. Слава Художнику Слову! Слове! Сохрани во святыне все члены мои, наипаче сердце мое.

Холостым людям или и женатым, но ревнующим о жизни целомудренной, надо оставить сласти или как можно меньше употреблять их для избежания плотской нечистоты или сладострастия и особенно ночных грез. В противном случае мы сами будем возбуждать в себе огнь сладострастия. Сласти предоставь женатым да детям первых возрастов. Но и они должны знать меру.

Дела Божьи: ветвь Божья и чашечка Божья; благоговей пред делами рук Зиждителя; говори: Яко возвеличишася дела Твоя, Господи: вся премудростию сотворил ecu [Пс. 103, 24]! Весь человек – Божье прекраснейшее произведение, чудно художественная вещь, святая, поколику78 образ Божий, живой, бессмертный по духу, разумно-свободный.

А слово – простая духовная вещь – образ простого Ипостасного Слова; дорожить им надо, истинствовать надо в слове, благоговеть пред словом. Слово – истина, дело, бытие. Слово – семя мира, семя всех существ, основа всех существ. Рече, и быша [Пс. 32, 9].

Презираю все законы плотские, то есть законы ветхого человека, как глупые, не стоящие никакого внимания, например жалость сластей и вражду из-за сластей на ближнего и прочие; всё земное за сор и пепел вменяю, как и делается всё чрез недолгое время сором и пеплом; да и самая плоть моя, питаемая и утучняемая многообразною пищею и питьем, чрез несколько времени сделается пометом, хуждшим всякого помета. Хочу работать Господу, а не плоти-прелюбодеице, которой доселе большею частию работал и пожинал горькие плоды смерти.

О плоть, нечистая и скверная сеть Велиара! Не создание Божие прекрасное порицаю, а нечистоты, мерзости, живущие во плоти и от плоти проистекающие, а живущего, говорящего и действующего в ней Велиара, срастворившегося с моею плотию. О, как суетны, пусты и ничтожны все плотские помышления!

А истина Божия, истина Евангелия и Церкви есть действительность живая и животворящая, есть сердце наше, жизнь наша, покой наш, радость наша.

Всё Господь Бог во всех, всё Его многоразличная благодать, а мы – ничто.

Обещание, данное какому-либо богатому или знатному человеку, твердо помним и стараемся его исполнить при первом удобном случае; кольми паче должны мы помнить обеты Господу нашему Иисусу Христу, данные при крещении, и неотложно исполнять их: ведь Он наш Господь. И обеты исполнять должны мы для своего же блага. От чего происходит плотская жизнь христиан? – От забвения обетов и несоблюдения обетов, данных при крещении. О, если бы все мы помнили свои обеты! О, если бы заботились исполнять их!

Это всё (земное) – сор, дым; а вот бесконечной важности дела: вера, надежда и любовь, или искупление Христово, или Его воплощение, учение, пророчества, чудеса, страдания, смерть, воскресение и вознесение на небо и второе пришествие.

Ходишь в прямоте, так и стоишь в широте. Сердце наше точно барометр. Ах, важная вещь – сердце!

От пресыщения земными благами не побрасывайся ими, но с благодарностию и духом кротости пользуйся ими, иначе лишит тебя их щедрый Податель, и тогда рад будешь ими пользоваться с благодарностию, да будет поздно. Цени все дары Божии, которые при тебе, великие и малые, и ничем не пренебрегай, но и ни к чему не привязывайся.

К чему мне служили доселе все сласти и жадность к ним и вообще пространное питание плоти моей? Вся эта пустая работа, эта жадность к сластям и пространное питание была величайшим бедствием для души моей; как я был от моей жадности малодушен, робок, мрачен, стеснен, бесчестен! Насущный хлеб укрепляет тело, а чуть излишнее количество хлеба или ненужное лакомство – тогда пища обращается в расслабление души и тела. Но во время молитвы никуда не гожею делается пища – к единому Богу надо прибегать. Он один укрепляет.

Некому, да и нечем помогать бедным, даже в деревнях. Отчего? – От роскоши. Слышите? И в деревнях [завязалась] роскошь.

Живописать Автонома Леопардова, написать на нем черты светской жизни, безалаберной, нелепой.

Когда нам нужно показать взаимную любовь, заповеданную Спасителем, тогда враг мира и любви обыкновенно старается разделить нас чрез действующие в нас страсти: злобу, гордость, презорство, лукавство, подозрительность и недоверчивость, и мы не заповедь нашего Спасителя исполняем, а волю общего врага. Но что ты смотришь, человек, на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? [Лк. 6, 41]. Что мечтаешь о брате, что он сребролюбив, скуп, горд, напыщен, лукав, суетен, а сам питаешь к нему зависть и презорство и недоброжелательство? Зачем забываешь заповедь Спаса: да любите друг друга [Ин. 13, 34; 15, 12, 17]? Зачем забываешь, что брат – образ Божий, член Христов, омытый и омываемый Кровию Христовою, чадо Божие, наследник Божий, наследник Небесного Царствия, и внимаешь мечтам злого сердца своего: он-де такой-сякой, и едва не считаешь его диаволом, едва не хуже грязи? Смири гордое сердце свое и сознайся, что ты премерзкий из грешников; знай осуждай себя и кайся постоянно во грехах своих, ибо свое бремя понесет каждый [Гал. 6, 5], а брата предоставь суду Божию; дай действовать в нем Богу по Его усмотрению и воле, как Он действует в тебе, дай Ему содевать его спасение, а ты со страхом и трепетом свое спасение содевай и не полагай претыкания брату или соблазна. Всё время бесценное губим на осуждение и пересуды и нелюбовь ближнего, на развлечения, привязанности к земным вещам, словом – на жизнь вне себя, тогда как нам следовало бы тщательным образом заниматься исправлением своих внутренностей, своего сердца. Льстивая болтовня, комплименты продолжаются по часам, а на слово Божие не уделяется получаса, на посещение богослужений тоже.

Кто любит ближнего, как себя, тот не унижается пред ним, не раболепствует ему, как бы он высок, или благороден и знатен, или богат, или даровит ни был, потому что он видит в нем другого себя, предназначенного от Бога для другого, известного служения в обществе. Кто любит в себе и в ближнем образ Божий, тот не станет потворствовать чужим порокам: ласкательству, праздности, рассеянности, гордости, зависти, злобе, пьянству, распутству, краже или другим порокам, но будет тщательно обличать их и, по возможности, исправлять. Кто уважает в себе и в других христианина, тот не попустит в себе или в других господствовать противохристианскому направлению в жизни, в литературе, в обычаях, но будет ревностно обличать противохристианское направление духа времени, именно: рассеянность, беганье за удовольствиями и прочие.

Человеколюбче! Благодарю Тебя, яко помиловал еси мя паки!

На молитве и вне ее помни всегда, что Господь един и Тот же и никогда не изменяется, всегда пресвят, преблаг, прещедр, премудр и всегда с одинаковою любовию и благоуветливостию внемлет нашим молитвам и неусыпно призирает на нас с высоты небес вековых; только мы изменчивы и непостоянны: то верны Ему, то неверны, то благи, то злы, то признательны, то ропотливы, то великодушны и бодренны и радостны, то малодушны, унылы, мрачны и печальны, то чисты благодатию Божиею, то смрадные грешники, то признательны, то неблагодарны, то хладны, то горячи, то веществолюбивы, то боголюбивы, то больше самолюбивы, чем боголюбивы.

С охотою надо заменять брата, когда он просит нас о том, или в случае болезни, или потому, что к нему прибыли дорогие гости, или потому, что ему надо отлучиться куда-либо по делу или для получения какой-либо выгоды. Надо желать ему всякого блага, всякой прямой выгоды, как и себе, а тяготу его нести, как свою собственную, так, как будто бы ее не брату, а мне надо было нести, как будто бы его вовсе и не было. Помни, что мы одно тело – тело любви. Не давай места вражде.

Имея Бога даже наедине всегда пред собою, не посмей и наедине, и пред людьми помысла скверного, или лукавого, или злого, или завистливого, или хульного иметь, не посмей взора косого или злобного и сердитого на кого-либо обратить, сердца надменного и злого и мстительного на кого-либо иметь, но со всеми и ко всем будь прост, кроток, смирен, благ и незлобив, ласков и снисходителен.

Люблю Владычицу как святыню, как силу благую, как свет, как дыхание света и истины.

Человек с недобрым и злым сердцем часто приписывает обыкновенным, простым словам и действиям других людей, особенно своих сослуживцев, смысл подозрительный, злой, завистливый, скупой, горделивый и презорливый и таким образом и свое сердце трогает, и других ни за что раздражает, когда высказывает другим свои сердечные, подозрительные мысли. Надо исправлять свое сердце при помощи Божией и смотреть на всё просто, стараться не замечать и самого зла, которое от этого само пройдет без последствий и как бы замрет, ибо зло большею частию усиливается от того, что мы сами даем [ему] значение, силу, между тем как незамеченное, пренебреженное, оно иногда так и прошло бы. Господи! Сердце чисто созижди во мне... и дух прав обнови во утробе моей [Пс. 50, 12]. Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас [Еф. 4, 32].

Не о хранилищах денежных, не о деньгах надо рабу Господню заботиться, а о храме сердца своего, чтобы не прокрались в него любовь земная, упование на земное и не изгнали бы оттуда любви к Господу и упования на Него; сердце – небо мысленное, храм Божества: ничто земное не должно жить в нем, никакое пристрастие к земному, тем паче ничто скверное или греховное. Великое дело – внутренний, духовный храм, то есть сердце: из него источники жизни, потому больше всего хранимого храни сердце твое [Притч. 4, 23]. Но иной в храме или дома на молитве стоит и помышляет с пристрастием и беспокойством о хранении своих тленных сокровищ, а свое духовное, небесное сокровище – сердце давно расхищено врагами: и тому сокровищу ничего не помог своими помыслами, заботами, и это растерял. Так окрадывает нас наша алчность к земному, наше пристрастие к благам земли, не могущим дать жизни сердцу; так, неразумные и слепые, оставляем мы источник живых вод – Господа, с Которым отрада и покой при самом малом и без Которого нет отрады и покоя душе, хотя бы мы обладали самым огромным богатством. Душа проста, как дух, и ей нужна живая вода – Господь; нет ее – и непокойна она, нежива она. И прочее всё, то есть вещественное, от Господа подается. Всё – Господь, как для мира всё Господь, как для животных всё Господь, для душ и тел их.

О, как роняет нас в глазах чужих и наших собственных пристрастие к житейским сластям! Каким сором непотребным оказываются они тогда, не могущим нимало дать жизни и спокойствия для сердца и роняющим самую телесную жизнь, ибо когда пала душа, умерло сердце, тогда и тело падает, и тело немощно, вяло, трепетно, как это видим весьма часто. О, как необходимо (и житейское благоразумие требует) быть выше всех пристрастий земных! Как необходимо быть щедрым без сожаления к другим! Надо помнить меру добру; наткану и потрясну и преливающуся [рус.: утрясенную, нагнетенную и переполненную] [Лк. 6, 38]. Надо помнить, что Бог есть Отец щедрот и всяких сладостей, и дары Его для всех: мы овцы пажити Его и овцы руки Его [Пс. 99, 3]. Господня земля, и исполнение ея [Пс. 23, 1]. Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него (1Тим. 6, 7). Все излишества необходимо отсекать и все сласти ни во что вменять, как не составляющие необходимой принадлежности жизни.

Ох я, окаянный: на любовь нищих отвечаю сердечною злобою, на их уважение – презрением, на их сердечность – бессердечием, на их ласку – грубостию, на их осклабление79 – угрюмостию. К чему ты торопишься отделаться от них, преподать им благословение Божие – не твое? Разве не успеешь сделать какого-либо дела дома или вне? Но на благословение слишком мало требуется времени; да если бы и довольно требовалось по довольному числу нищих, то это время у тебя свободное и ты провел бы его также в праздности. Но, сверх того, благословлять других есть твой прямой долг. Что ты за священник, если не будешь преподавать людям Божии благословения, на что ты получил право и власть от архиерея? Одною тенью священника хочешь быть, а не самим священником. Слова: Ваше благословение, которыми тебя называют, суть ли один пустой звук или означают дело? О, как нелепо мое сердце! А ведь если богатые, да знатные, да хорошие подходят под благословение, то сердце радуется, лицо осклабляется; если же подходившие прежде к благословению не подходят теперь, то скорбим об этом как о какой потере! О, лицемерие, лицемерие, честолюбие, безумие! Не все ли мы братья и сестры, отцы и матери, знатные и незнатные, богатые и бедные, простые и образованные, – не всех ли Господь Иисус Христос не стыдится нарицать братьями, как сказано: не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим [Евр. 2, 11 – 12]? Не всех ли Господь Саваоф называет сынами и дщерями: вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель (2Кор. 6, 18) ? Не от всех ли нас требует вера наша, чтобы мы не взирали на лица? Не на лица зряще имейте веру Господа нашего Иисуса Христа [Иак. 2, 1]. Чины, отличия, образование, красота, богатство, знатность рода – это всё случайные, временные отличия наши, а не существенные и постоянные; в главном все мы сходны: все человеки, все имеем одну душу, созданную по образу и подобию Божию, все члены Христовы, храмы Святого Духа, все члены тела Церкви. Итак, бегай безумия, бегай нелепости, бегай гордости, презорства, злобы; распни свое сердце злобное и горделивое, эту змею, это безумие, эту тьму; знать тебя не знаю, говори, отрицаюсь тебя, распинаю тебя со всем твоим мудрованием. Люби во всем простоту: в пище, питье, одежде, жилище – тогда не будешь чуждаться простоты нищих.

Надо радоваться о всяком озлоблении плоти, всякому случаю служить ближним чем-либо, презирать покой и негу плоти; из-за беспокойства плоти не озлобляться на тех, кои просят нашего им служения; вообще отсекать свою волю, свои желания (как свои), предположения и намерения плотские, зная, как греховно сердце наше, как растленна воля наша.

Ходи в простоте и незлобии сердца, поступая со всеми уважительно, ласково, снисходительно, мирно.

Помни о постоянном коварстве злого адского пса над тобою и ближними и берегись его всякую минуту, чтоб на кого-нибудь не озлобиться, кого бы не презреть, кому бы не позавидовать, для кого бы не поскупиться или чтоб не впасть в чревоугодие, пьянство, блуд, дерзость, неверие, уныние, малодушие, смущение, суетный страх, сомнение, ложь, обман, сребролюбие и прочие страсти.

При встрече с людьми, с их вспышками страстными надо принимать во внимание их природный нрав, полученный от родителей, 2) образовавшийся характер – воспитанием или тою средою, в которой он провел свою молодость, 3) природный склад ума, 4) господствующие в нем страсти, 5) образ воззрения на мир и жизнь и на взаимные отношения или приличия света, полученный в школе или в некоторых домах, в которых он был принят как близкий или только знакомый человек, – и не винить их строго за их характер, за их норов, вспышки, приемы, образ речи, но, если можно, покрывать всё любовию, исправляя любезно и с кротостию то, что в них есть противного истине, вере и нравственности и христианскому образу жизни.

При богослужении, проповеди слова Божия и учительстве детей будь мужествен, возвышен, дерзновен, как трубу, возвышай глас свой. Ложного страха бесовского не бойся.

Благодарю Владычицу Богородицу, матерне мене услышавшую и укрепившую меня прекрасно служить службу Божию. О, если бы так было мне во все дни живота моего.

Паки и паки благодарю Пречистую и Преблагословенную Богородительницу, присно простую и смиренную мольбу мою к ней слышащую и стопы мои во время богослужения исправляющую, сердце мое очищающую, просвещающую, умиряющую, распространяющую, дерзновением облагающую и утверждающую.

По мере сластей твоих приключатся горечи болезней телу твоему. Всё же сие строит премудрый и всеблагий Промысл, устрояющий спасение душ наших.

Дух истины, Дух Святой, дышит в нас мирно, свободно, благостию, чистотою, светом, а дух лжи и злобы – смутно, принудительно, злобою, мерзостию, омрачением По плодам их узнаете их [Мф. 7, 16, 20].

Так как человек есть образ Божий, бесконечно превознесенный над всем земным, не говоря над материальным и бездушным, но и над одушевленными существами, каковы животные, птицы, рыбы, гады, насекомые, пресмыкающиеся, то ему всё покорено (вся земля) под ноги, и потому безумно и дерзко было бы, если бы кто стал жалеть для человека из даров Божиих чего-либо, в чем он нуждается для своей жизни, например гостю, нищему или вообще ближнему. Не надо ничего жалеть. С другой стороны, так как человек есть образ Божий, но он носит язвы прегрешений, которые нанесли и наносят ему невидимые разбойники, то ради того именно, что он есть образ Божий, надо прощать ему согрешения, прощать эти немощи, слабости поврежденной его природы, если он их сознает, чувствует и кается; честь отдается Царю, когда благосклонно обращаются с Его образом. Оттого милостивии... помилованы будут [Мф. 5, 7].

Ты, священник, всех считай равными и не зри на лица, ибо все человеки, все образы Божии, все члены Христовы, храмы Святого Духа (и бедные и сирые еще больше, как страдальцы в этом мире,– значит, их еще больше надо уважать и любить); принимай всех в простоте, без сомнения, без лукавства, без гордости и презорства. Не чуждайся необразованности и грубости речи, грубого лица, грубой одежды, смрадного запаха изо рта, но помяни, что ты сам – смрад, сам гной, земля и пепел, сам смрад страстей. Смотри же, не будь двойствен, не служи миру, то есть понятиям и обычаям мира,и Христу, но служи единственно Христу.

Христос и мир должны бы быть одно, ибо мир Тем бысть, но мир и Христос давно-давно разошлись в разные стороны, и правила мира совсем другие, чем правила Христовы. Правила мира – правила диавольские. В мире бе Сын Божий, и мир Тем бысть, и мир Его не позна: во своя (к иудеям) прииде, и свои Его не прияша [Ин. 1, 10–11]. Так, например, мирское дело – нищих презирать, богатых почитать, благородных и образованных уважать, простых и невежд за ничто считать.

Есть пресыщение любовию, пресыщение знаниями, пищею, питьем, одеждами, деньгами, жилищем, книгами, людьми.

Всему время, всем природным занятиям указывает время сама природа, как время есть-пить, спать, совокупляться для размножения рода, – и думать об этом нечего, грешно, ибо это будет раздражать плоть и услаждать чувственно и нечисто сердце, отвлекая его от Бога. О том, для чего назначено время ночью, не следует думать днем. Что только истинно, что честно... что чисто, что любезно... что только добродетель и похвала, о том помышляйте [Флп. 4, 8].

О, чрево, чрево, о, плоть моя окаянная! Когда я хочу молиться, оно влечет меня ко сну; когда хочу быть добрым и снисходительным, оно влечет меня к злобе и взыскательности; когда хочу смиряться, оно меня нудит гордиться,– и так во всем.

Укорит ли кто тебя в одном каком-либо грехе – а ты сам себя обличи во всех грехах и скажи: какого я греха не сделал, какого зла не вообразил в душе моей? Всяк грех содеях, всякую нечистоту вложих в душу мою; непотребен бых Тебе, Богу моему, и человеком,80 – вот это будет истина, вот это будет нелестно, нелицемерно, непритворно. А то у нас как бывает? – укорил кто в одном каком грехе, сейчас обижаемся, как не имеющие его, как совершенные в своем роде.

Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты [Мф. 26, 39]. Спаситель учит нас здесь любомудрию в страданиях, в напастях, болезнях и скорбях, показывает здесь нашу человеческую немощь и учит нас покорности воле Божией и терпению в напастях, скорбях и болезнях.

Обещавши что-либо сильному, богатому и знатному человеку или другу, уважаемому знакомому, помним свое обещание и стараемся его исполнить скорее, боясь впасть в какую-нибудь немилость, неблаговоление или потерять дружбу, расположение его, хотя от неисполнения и не будет ничего; а обещались Господу Богу на Крещении, обещаемся теперь при Покаянии – и забываем свои обеты и не исполняем их.

И, молясь Богу, мы работаем большею частию своей же плоти, ибо торопимся помолиться, чтоб дать скорее покой плоти, и молимся плотски, не от сердца, без силы.

Дорожи всяким случаем оказать ближнему любовь: гость или гостья пришли – будь рад им и с радушием побеседуй с ними и угости их; нищий просит милостыню – ласково подай милостыню и не оскорби его ни взглядом, ни словом; услужить кто в чем просит – услужи охотно.

Не смотри на лица и не будь лицезрителем и лицемером; на всех взирай с любовию и уважением, в простоте сердца, будет ли то нищий или богатый, простой или знатный, малый или взрослый, ибо все, с одной стороны, равно образы Божии, чада Божии, члены Христовы, купленные кровию Христовою, все человеки, одаренные разумно-свободною, бессмертною душою, с другой – все грешны, все с нечистым сердцем, все сквернавы пред Богом: благородные или неблагородные, знатные и простые, богатые и бедные, цари и подданные, начальники и подчиненные, воины и земледельцы, купцы и мещане. Нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией [Рим. 3, 22 – 23]. Обновителю растленного нашего естества, Господи Иисусе! Исправи мое лукавое, растленное сердце. О, как я немощен, как я грешен!

Деньги, пища, питье, воздух, свет, теплота – средства к жизни, а Святые Тайны, Тело и Кровь Христова, есть самая жизнь, притом вечная! О, какое богатство, какая почесть, слава!

Люби ближнего без сомнения – всякого и во всяком случае.

Будь послушен начальнику или настоятелю без сомнения, горечи, прекословия и ропота, доброхотно, покоряя волю свою его воле во всем, что не противно Богу, ибо воля твоя нуждается во врачевстве послушания, как растленная, преслушная, своенравная, плотская. Она хочет щеголять под предлогом благолепия богослужения, не заботясь об украшении внутреннем: о кротости, смирении, послушании, воздержании, посте, целомудрии и прочих добродетелях. Ревнуй о послушании, благоговей пред этою добродетелью и в малом будь послушен, не только в великом; например, велят тебе стать прямо или на другом месте – стань, как велят, и не ослушайся.

Внимай своему сердцу, да не воздашь кому и внутренно, не только наружно, зло за зло, взгляд за взгляд, слово за слово, то есть недоброе, насмешку за насмешку, неправду за неправду, гонение за гонение, но непременно побеждай благим злое [Рим. 12, 21] и из-за мечтаний диавола не нарушай заповеди Божией, глаголющей: люби ближнего, как себя [Мф. 19, 19]; а все грехи действительно мечта диавола, ибо он лжец и отец лжи... и нет в нем истины, по слову Спасову [Ин. 8, 44].

Бывает еще и то часто, что мы внутренно не любим и ненавидим брата по какой-то внутренней подозрительности зла в нем против нас: видим что-то лукавое в его глазах, непочтительное в приемах, в походке, тогда как наибольшею частию это оказывается ложью. Чтобы этого избежать, надо положить себе за правило: любить ближнего, несмотря на его грехи и немощи, ибо и сами немощны, и истинная любовь в том и состоит, чтобы долготерпеть, милосердствовать и прощать согрешения брата и любить самых врагов наших; любить всякого искренно, от сердца, чтобы в противном случае враг не подточился и не запустил своего жала злобы, зависти, скупости, гордости, презорства и других грехов; любить в простоте, не обращая внимания на внешность, например на то, что он беден или богат, незнатен или знатен, мужского пола или женского, – это всё внешности, которые прейдут; надо в каждом любить человека, образ Божий, член Христов, раба Христова, купленного ценою крови Сына Божия, любить его душу. Никакие грехи брата, как порождение мечтательности бесовской, да не отвращают тебя от любви к ближнему, но грехи ненавидь в нем, презирай, а самого его люби, молись за него, наставляй его, [утешь] его, ибо грехи – мечта, а человек, а образ Божий есть истина; только еретика человека по первом и вторем наказании отрицайся [Тит. 3, 10].

Отнюдь не смей презирать за какой-либо грех не только отца или мать, но и всякого человека, ибо о всяком грешнике надо жалеть и молиться, как этого требует любовь христианская, а не прибавлять к злу зло, не погружать, так сказать, человека в большую беду. А чтоб этого избежать, надо прилежно рассматривать свои грехи, особенно внутренние: зрение и сознание крайней своей нечистоты и бедности не допустит до осуждения ближнего и омерзения чужими грехами. Сам собою гнушаться будешь, а брата извинишь или помолишься об нем.

Что если бы Господь поступал с нами так, как мы поступаем с ближними, если бы Он нас карал по правде Своей за каждый грех? Давно бы мы были в вечном огне и в лютейших муках. Но Он долготерпит к нам и милует нас, щадя нас с отеческою любовию.

Отчего мы раздражаемся на ближнего? Оттого, что не уважаем его, как должно, не любим его, как себя. Кого мы уважаем, любим, тем охотно, с радостию прощаем всё или стараемся не заметить их погрешностей. Верный признак неуважения к ближнему – раздражительность на него. Но кто ближний? – Образ Божий.

Грешен лицезрением нищих и богатых, красивых и безобразных, знатных и незнатных, знакомых и незнакомых, тогда как священник должен быть ко всем ровен, как слуга Божий, у коего нет на лица зрения. Грешен нетерпением, раздражительностию, озлоблением, смущением, унынием. Сердце – злой капризный ребенок. Не обращать на него внимания, на его капризы, причуды. Грешен леностию, сонливостию на молитве.

Не лакомься с жадностию и нещадением чужим добром, чужим хлебом-солью, чаем-сахаром и не говори в себе: вот я добрался до даровщины-то, вот поем-попью, ведь он у меня тоже ест-пьет. Поверь, скоро-скоро сам ты назовешь эту плотскую расчетливость и жадность безумием, сам увидишь, что это силки плоти и диавола, чрез кои он вовлекает тебя в невоздержание; сам увидишь, что не есть приобретение для человека много есть и пить, особенно чужого. Будь постоянно воздержен и не изменяй своей добродетели, которой, впрочем, у тебя нет; не пресыщайся чужими брашнами и напитками, ибо всё это прелесть; довольствуйся насущным хлебом и похлебкою. Еще помни, что какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]: сам не щадишь чужого добра – и твоего не пощадят, да сам же своею рукою должен будешь отдать другому столько же и больше того, чем сколько взял у своего ближнего, так что на себе узнаешь вскоре, как худо расширять рот и чрево свое для чужого добра. Чего себе не желаешь, и другому не желай; хочешь, чтоб того и того не делали с тобою,– и другим не делай.

Разъезды по гостям – бедствие для души и тела: только ешь да пьешь.

Слава молитве Твоей, Господи: как она оживляет, успокаивает, веселит, укрепляет, облегчает, просвещает! А пища и питье, чуть-чуть принятые сверх меры, отягощают, омрачают, повергают в уныние!

Не отвергай с надмением ласки провинившегося пред тобою ближнего, но порадуйся ей: она означает то, что он сознает нанесенное им тебе оскорбление, раскаивается в своем поступке и заискивает твоего расположения. Не ломайся же над ним – это диавольская ломка.

В брате – Господь: радуйся, брата угощая, радуйся, брату подавая милостыню. Брат – образ Божий, брат – член Христов, храм Духа Святого. А прегрешения его вземлет на Себя Агнец Божий, пострадавший, умерший и воскресший за всех нас. Тебе не судить его – един есть Судия, могий спасти и погубить. Ты свои грехи знай, а ближнего люби, как себя, во всех случаях и обстоятельствах жизни.

Странное, нелепое явление: у других угощаюсь щедро, с удовольствием – когда у меня брат щедро угощается, жаль ему сластей. Просвети, Господи, исправь, Господи! Утверди, Господи!

Жизнь, и крепость, и сладость, и прочие свойства, заключенные в хлебе, овощах, плодах, вине, маслах, есть жизнь и крепость Божия, то есть Богом сообщенная для оживления и укрепления наших тел и соединенных с ними душ. Но это жизнь стихийная, грубая, второстепенная, преходящая. А главная жизнь и крепость наших душ и тел заключается в причащении Святых Таин, в молитвах, в чтении слова Божия и писаний святых отец и наипаче – в любви к Богу и ближнему.

Еще обо мне помнят! Благодарю Тебя, Господи, памяте предвечная! Благодарю Тебя, что Ты не забыл воззвать меня к бытию! А чрез меня, Господи, благоволишь или нет? Буди воля Твоя! Но вем, яко вся можеши, невозможно же Тебе ничтоже!

Помни, что одно начало бытия и жизни всех – Бог: к Нему единому прилепляйся, на Него единого надейся. Будь прост, не двоись сердцем; не будь предан отчасти благам земным и отчасти Богу: это аномалия, нелепость, беззаконие. Богу весь отдайся. Даждь ми, Сыне, твое сердце [Притч. 23, 26].

Господь для меня – полнота всякого блага. Что бо ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли; изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Как тебе кажется о ближнем и то и другое злое и недоброе, так и другим о тебе кажется злое. Но это всё сатана-клеветник делает. Презирай его наветы и клеветы. Внемли себе. Противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1Пет. 5, 8). Или: диавол значит клеветник – с самого дела взято. По смущению, огню, скорби и тесноте сейчас его узнаешь. Потому, зная козни врага над людьми, не сердись на ближних, когда видишь, что они на тебя враждуют без всякой причины: диавол в них враждует.

* * *

54

Вселепый (церк.-слав.) – вседостойный.

55

Во предняя (церк.-слав.) – в будущем.

56

Альфа – первая буква греческого алфавита; в переносном значении – азы, самое начало какого-либо учения.

57

То есть сильным в слове, обладающим даром слова.

58

То есть даруешь душевный простор.

59

Сый (церк.-слав.) – то же, что Сущий – одно из имен Бога, то есть истинно (действительно) существующий, пребывающий, вечный.

60

Толикие (церк.-слав.) – столь многие.

61

То есть обрабатывают, совершенствует (придают нужный образ).

62

Тестя.

63

Денница – букв.: утренняя звезда или заря; начальник падших ангелов, названный так по своим блестящим совершенствам, какими он был одарен от Бога, низвергнутый за гордыню и превозношение пред Богом.

64

Колика (церк.-слав.) – сколь велика.

65

Объюродевшие (церк.-слав.) – обезумевшие.

66

Кондак праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, глас 8-й.

67

Красен добротою (церк.-слав.) – прекраснейший.

68

Велиар (евр.) – букв.: ничтожный, негодный. В Библии это слово прилагается ко всем развратным, нечестивым и злым людям, но в особенности к сатане, как главному виновнику всякого нечестия и зла.

69

Малакйя (церк.-слав.) – рукоблудие.

70

Во Святой и Великий Четверток на утрени канон, ирмос 5-й песни: «Союзом любве связуеми апостоли, Владычествующему всеми себе Христу возложше, красны ноги очищаху, благовествующе всем мир» («Апостолы, соединяемые узами любви, предавши себя Владыке мира, Христу, приняли от Него омовение прекрасных ног, чтобы идти проповедовать всем мир»).

71

И вывел его [Авраама] вон и сказал ему: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков (Быт. 15, 5).

72

Канона умилительного ко Господу нашему Иисусу Христу, песнь 9-я: «От Адама, Иисусе мой, согрешившия вся, прежде закона и в законе, Иисусе, и по законе, окаянный, и благодати, Иисусе мой, победих страстьми окаянно; но Ты, Иисусе мой, судьбами Твоими спаси мя».

73

То есть к иконе, стоящей в первом, то есть местном ряду иконостаса.

74

Третий член Символа Веры: Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

75

Клеврет – приспешник, приверженец.

76

Акафист Иисусу Сладчайшему, кондак 11-й.

77

Туне (церк.-слав.) – даром.

78

Поколику (церк.-слав.) – поскольку.

79

Осклабление (церк.-слав.) -улыбка.

80

Молитва Симеона Метафраста «Яко на страшнем Твоем...» из последования ко Святому Причащению.



Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). / Т. 6: 1864. - 2009. - 351 с. ISBN 978-5-902112-68-6

Вам может быть интересно:

1. Дневник. Том V. 1862 – 7 мая 1862 г. праведный Иоанн Кронштадтский

2. Мои дневники. Выпуск 6 архиепископ Никон (Рождественский)

3. Собрание сочинений. Том 3 – Речь к воспитанникам Сумского реального училища по освящении в нем храма 5 октября, 1886 года. архиепископ Амвросий (Ключарев)

4. Симфония по творениям преподобных Варсануфия Великого и Иоанна – Гордость преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

5. Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова) – Девство святитель Игнатий (Брянчанинов)

6. Дневники. Том V, 1904-1912 гг. равноапостольный Николай Японский (Касаткин)

7. Опровержение Евномия – Книга двенадцатая святитель Григорий Нисский

8. Книга пророка Иеремии – Глава 6 преподобный Ефрем Сирин

9. Рукописи из кельи – Из переводов с греческого святитель Феофан Затворник

10. Беседы на слова пророков Исаии и Иеремии – Беседа 1. Похвала тем, которые пришли в церковь; о благочинии при славословиях, и на слова пророка Исаии: святитель Иоанн Златоуст

Комментарии для сайта Cackle