святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Исаию

 ОглавлениеКнига перваяКнига вторая 

Книга первая

Речь святых пророков всегда не ясна, а исполнена прикровенных мыслей и содержит предсказание о божественных тайнах. Кончина бо закона и пророков Христос, как написано (Рим. 10, 4.). Но тем, которые намерены объяснить столь тонкий и прикровенный смысл (пророческих) созерцаний во всей полноте, полагаю, необходимо иметь весьма ясное представление, с одной стороны, о точном смысле исторического повествования, а с другой – о соответствующем ему духовном смысле, дабы читающие такое объяснение отовсюду получали пользу. и объяснение предмета, о котором идет речь, было полным, ни в каком отношении не имеющим недостатка. Впрочем я знаю, что прежде нас некоторые писали об этом и составили обширные объяснения этих предметов. Думаю, что это обстоятельство может послужить для иных благовидным предлогом к праздности и может скорее расположить их молчать и не прибавлять ничего нового к тому, о чем другие говорили уже прежде; но лучше говорить хотя бы тоже самое и излагать хотя бы те же самые мысли. Если бы пришлось говорить то же самое, то от этого не было бы ни малейшего вреда, напротив вследствие согласия многих слушатели утвердились бы в истине. Думаю, что и мне не следует теперь поддаваться праздности, в том убеждении, что усилия и труд в добрых занятиях гораздо лучше беспечной лености; и я не совсем отказался от надежды, что могу открыть и что-нибудь новое и отличное (от сказанного другими), при содействии Бога, облегчающего труд толкования. Ибо написано: широка заповедь твоя зело (Псал. 118, 96).

И так блаженный Исаия пророчествовал в царствование Охозии и Иоафама и Ахаза и Езекии. Постараемся привести на память обстоятельства царствования каждого из них и кратко скажем о том, как жил каждый из них. Ибо отсюда мы увидим, что пророческое слово приличествовало и вполне соответствовало событиям и обстоятельствам известного времени. Итак, Озия, который назывался и Охозией, был муж благочестивый, достиг славы и силы, так что покорил народы, соседние с Иудеею, на многие из них наложил дань, подчинил их своей власти, построил города, другие взял и присоединил к пределам земли иудейской. Но потом он подвергся одной из человеческих слабостей. Ибо вследствие чрезмерной роскоши и избытка славы, он слишком высоко возомнил о себе, и заразившись болезнью гордости восстал против самого божественного закона: он почитал себя достойным самому возложить на себя украшения божественного священства; он дерзнул войти в храм Божий и хотел сам воскурить фимиам Богу и незаконно совершить то, что установлено законом. За это преступление он тотчас же поражен был проказою и стал самым презренным; ибо страждущий болезнью проказы по закону объявлялся нечистым. – Потом царство Озии получил сын его Иоафам; хотя он был муж богобоязненный, но, сказано, не разрушил высот, и Израильтяне, занявши горы и холмы, приносили жертвы делам рук своих под дубом, тополем и деревом тенистым, потому что хороша тень, как говорит Осия (4,13). Когда скончался Иоафам, скипетр царский получает Ахаз, человек бесстыднейший и богоненавистник, исполненный крайнего нечестия. Он затворил и самый храм Божий и не позволял воздавать почтение Богу всяческих установленными законом жертвами и запретил обычные праздники Иудеев, и, на всяком месте Иерусалима устроивши алтари, приказал покланяться рукотворным и служить воинству небесному; даже собственных своих детей проводил чрез огонь, то есть сжигал их в жертву нечистым демонам, и говоря вообще не было ни одного вида нечестия, которого бы он не совершил. После него воцарился Езекия, муж благочестивый и богобоязненный, служитель правды, ревнитель всего доброго, исполнитель божественной воли. Он приказал, чтобы все предписанное совершалось и имело силу вопреки беззаконным распоряжениям Ахаза; ибо он отворил двери храма, восстановил приношение Богу жертв и возлияний и повелел воздавать Ему почтение установленными законом священнодействиями: возвратил силу закону о праздновании Пасхи, в продолжении многих лет остававшемуся без исполнения; уничтожил рощи, алтари и рукотворные, истребил волшебников и ложных пророков, разогнал толпы заклинателей. И был он мужем благим в очах Божиих. Итак если в царствование тех, о которых только что мы сказали, Бог всяческих пылал гневом против Израиля, преданного идолопоклонству; то теперь Он преклонился на милость, когда Израиль обратился к богопочтению вследствие благочестия своего царя. Вследствие этого слово пророческое имеет смешанный характер; иногда пророк произносит страшную угрозу, когда Израиль предается нечестию, а иногда присоединяет слово обетования за добрые дела. Он постоянно имеет в виду искупление людей чрез Христа и говорит, что некогда Израиль будет отлучен от общения с Богом, а множество народов, оправдавшись верою во Христа, будет принято (в общение с Богом). Поэтому мне кажется, что блаженный пророк Исаия не только обладал в высшей степени благодатью пророчества, но и преимуществами апостольскими. Ибо он пророк и вместе апостол; и изречениям его пророческого писания нельзя отказать в ясности евангельской проповеди.

Беседа первая

Глава I, ст. 1. Видение, еже виде Исаия сын Амосов, еже виде на Иудею, и на Иерусалим, в царство Озии и Иоафама, н Ахаза и Езекии, иже царствоваша во Иудеи.

Если бы кто-нибудь сказал, что святые пророки, при содействии открывающего им и просвещающего их ум Духа Святаго, получали не простое знание будущего, но становились иногда как бы зрителями самых событий, – то думаю, что говоря это он не ошибся бы. Итак, блаженный пророк Исаия как будто созерцал мысленным взором те бедствия, которые имели постигнуть Иудею: то полки врагов, опустошающих страну, то опустошенные города и сожженные дома и все, что обыкновенно делается врагами по праву войны. От того самому пророчеству предпосылаются следующие слова: Видение, еже виде Исаия сын Амосов, еже виде на Иудею и на Иерусалим. Не без цели он указывает и на самые времена царей, чтобы ясно было, что Бог говорит то или другое чрез пророка сообразно с нравственным состоянием каждого из них.

Ст. 2. Слыши небо, и внуши земле, яко Господь возглагола: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене. Позна вол стяжавшаго и, и осел ясли господина своего: Израиль же мене не позна, и людие мои неразумеша.

Необходимо обратить тщательное внимание на то, что это за речь и что хочет сказать этим пророк. Ибо блаженный пророк как бы призывает во свидетели небо и землю, и делая это, он поступает не без внушения божественного и говорит, что это не его слова, но слова Божии. Пророк этим указывает на то, что предсказания его некогда исполнятся вполне и во всех отношениях и слушателей поражает страхом пред грядущими на них бедствиями. Ибо невозможно, чтоб Бог говорил неправду. Вместе с тем пророк, как я думаю, возбуждает в слушателях внимание к этому. Так как он намерен был произнести пророчество на Иудею и Иерусалим и возвестить о страданиях, превышающих вся кое слово, и ужасных бедствиях; то ему не безъизвестно было, что те, к которым обращено его слово, воспылают гневом против него. Поэтому он говорит, что это глаголет против них Сам Господь, весьма искусно отклоняя тем ярость нечестивых и как бы укрощая неправедный гнев. Ибо если употребляется посредник и слуга, и передает слова свыше и от Бога, то кто может по справедливости гневаться на него? Тем более не было ли бы нечестивой дерзостью – гневаться на Бога, когда Он говорил? Поэтому пророк весьма уместно призывает во свидетели небо и землю, так как он имел произнести жалобы на Израиля и хочет потому, чтоб как ангелы небесные, так и вся земля знали нечестивые нравы сего народа, дабы никто не подумал, что Бог прогневался напрасно, или народ возлюбленный, избранный Им Себе в наследие и некогда мышцею высокою освобожденный от жестокого рабства Египетского, теперь отвергает за малые ничего незначащие проступки. Ибо Он умилосердился над ним, когда его мучили вопреки справедливости и вопреки благородству, свойственному как его предкам, так и ему самому, умилосердился над ними, когда их угнетали тяжелой работой. Но так как поработившие их противились, то жестоко были наказаны, потому что Бог ниспослал на них всякого рода наказания. И как в высшей степени славно было избрание Израильтян, так желает он, чтоб не был неизвестен и способ отвержения его. А если бы кому хотелось думать, что голосом пророка призываются (во свидетели) и самые стихии, тот не погрешил бы против смысла сюда относящегося слова, понимая это таким образом. Ибо, как я сказал, Израиль избавлен был от нечестия Египтян Моисеем. А когда Фараон, сопротивляясь повелениям Божиим, сказал: не вем Господа, и Израиля не отпущу (Исх. 5, 2.): то тварь вместе со своим Господом вооружилась против непокорных. Ибо совершились многие и славные знамения как свыше и с неба, так и на самой земле совершились не меньшие (по числу) и не менее удивительные знамения: небо ниспослало град, а земля произвела жаб, как написано; вода превратилась в кровь, а в то время, как печной пепел распространялся в воздухе и помрачал его, у всех на телах появились раны и воспалительные чирьи. Итак, как бы и самые стихии не напрасно потрудились в пользу тех, которые освобождены были. Слыши небо, и внуши земле, яко Господь возлагола. Но мы можем понимать смысл объясняемого места и иначе. Ибо пренебрегши руководством закона и презревши спасительные наставления и оставивши единого истинного Бога, Израильтяне воздавали почтение нечистым демонам на горах и холмах, и на богатых деревьями долинах совершали курения и поклонялась делам рук своих. И негодовал на них, и вполне справедливо, Бог всяческих и сказал одному из святых пророков: востани, судися с горами, и да слышат холми глас твой. Слышите горы суд Господень, и дебри основания земли: яко суд Господень к людем его, и со Израилем претися имать (Мих. 6, 1. 2.) Впрочем мы не говорим, что суд Господа по гласу пророка был против гор и холмов, напротив он призывал на суд нечестие Израиля, делаемое им на горах и холмах и долинах. Ибо обличаем был тот, кто безмерно нечествовал и устроил там нечистым демонам возвышения и жертвенники. Итак, поелику Израильтяне, отвергши благоговение к Богу, поклонялись воинству небесному, солнцу, говорю, и луне, и взявши материал из земли, т.е. деревья и камни, делали себе идолов каждый по своему усмотрению; то Он весьма мудро указывает на их нечестие во всем этом и в обличение и доказательство этого как бы призывает на суд небо и землю, говоря: слыши, небо, и внуши, земле, яко Господь возглагола. Можно объяснять это и иным способом; мы говорим, существуют многие отцы на небе, то есть духовные, а также многие отцы и на земле как телесные, так и духовные. Но всем этим отцам как вышним, так и нижним воздаются почести детьми, находящимися в них под властью. И почитаемые очень радуются этому и нет ни одного из них, который не считал 6ы слишком тяжким терпеть неблагодарность со стороны детей. И Бог всяческих, испытавший (такую неблагодарность), призывает во свидетели отцов, сущих как на небе, так и на земле, говоря: слыши небо, и внуши земле, яко Господь возглагола. Сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене. Ибо Израиль, воспринятый чрез благодать и удостоенный сострадания, питаемого к детям, называется рожденным от Бога, пока не совершилось еще в нас истинное и духовное возрождение, именно чрез веру во Христа. Ибо мы возрождены от воды и Духа, древним же дан дух рабства, хотя (Израиль) был первородным и назван народом; а нам Бог даровал имя и Духа усыновления. Понеже есте, говорит, сынове, посла Бог Духа Сына своего в сердца ваша вопиюща: Авва Отче (Гал. 4, 6). Посему говорит: я родил сынов, и не только родил, но и возвысил, то есть вырастил. Так объясняют это и другие толкователи: ибо освобожденный Израиль после этого не был оставлен без помощи и не лишен был любви Божией, но подобно сыну был воспитан по истине чадолюбивым и самым нежным отцом: хлеб небесный, говорит Писание, даде им: хлеб ангельский яде человек (Псал. 77, 24. 25). Он был воспитываем и иначе -для духовного укрепления – посредством мудрости закона и пророческих наставлений, искусно приводящих к познанию истины, то есть Христа. Посему Павел пишет, что закон пестун нам бысть во Христа (Гал. 3, 24). Но Израиль отверг Родившего его. И в чем состоял способ отвержения? Он удобопреклонен стал воздавать божеские почести тем, которые не боги по природе, страдал и иными болезнями, – великою невоздержностью и тем, что постыднее этого – он не подражал привязанности бессловесных животных, которую эти имеют к хозяевам (своим). Поэтому то и говорит: позна вол стяжавшаго и, и осел ясли господина своего, Израиль же мене не позна, и людие мои неразумеша. Ибо если человек купил вола, то он будет употреблять на всякие работы это весьма полезное для земледелия животное: или, если захочет, будет пахать на нем землю, или молотить на гумне, и отделять плевелы от зерна. Если же кто купит осла: то и он по естественному побуждению призывается к повиновению и как бы в отплату за то, что кладется ему в ясли, оказывает повиновение (хозяину). Ибо он охотно перевозит тяжести, разделяет труд (своего) господина. Вот как бывает у животных. Но мудрый Израиль, руководимый законом к познанию того, что полезно, и посредством многих и удивительных знамений познавший славу Божию, идет позади вола и осла, и, уступая бессловесным в добронравии, не познал Господа. Очень хорошо сказал: не познал, не уразумел. Ибо хотя он, как я сказал, познал славу Божию; но вследствие сильной наклонности к необузданному развращению уподобился тому, кто не познал Бога. Ибо если бы это не было справедливо; то он не сказал бы дереву: «бог мой еси ты» и камню: «ты родил меня». Посему и говорит: ужасеся небо о сем и вострепеша по премногу зело, глаголет Господь. Два бо зла сотвориша людие Мои: Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушеныя, иже невозмогут воды содержати (Иер. 2, 12. 13). И сам Христос мог сказать о них, что Израиль не познал меня, народ не уразумел меня; потому что и в древности освобождение (Израиля) совершилось чрез Него. И закон был дан только до времени исправления, как написано. Но так как тень никак не могла оправдать нас, то явилось нам во плоти Единородное Слово Божие, дабы оправдать приходящих к Нему верою и освободить от смерти и греха. Но Израиль не познал Его, хотя Он и ясно говорил: аминь аминь глаголю вам, яко слушаяй словесе Моего и веруяй пославшему Мя имать живот вечный: и на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот (Иоан. 5, 24).

Ст. 4. Увы язык грешный, людие исполнени грехов, семя лукавое, сынове беззаконнии, остависте Господа, и разгневасте Святаго Израилева.

Прекрасно изъяснивши способ измены (Израильтян Богу) и показавши великость свойственного им неразумия, пророк тотчас переводит речь свою, с одной стороны, к изображению угрожающих им бедствий, а с другой снова к обличению их. Думаю, что весьма прилично лицу пророка не только оплакивать их, но и вследствие величайшей любви к Богу негодовать на них и говорить: увы язык грешный, людие исполнени грехов, семя лукавое, людие беззаконнии. Итак которые решаются совершенно отречься от Бога, подателя нам всяких благ, необходимо впадают в несмываемый грех и обременяют себя ужасными непростительными преступлениями. Ибо измена всегда влечет за собою отступничество и переход из известного места во всякое другое. Поэтому он тотчас и присовокупил: остависте Госцода. Семенем же лукавым он называет их не потому, что они были или сделались такими по природе, а потому, что от нечестивых отцов родились нечестивые дети, по слову Иоанна; ибо он самим книжникам и фарисеям, приходившим ко крещению покаяния, говорил: порождения ехиднова. Ибо первые родоначальники без сомнения были святы, но потомки их сделались очень беззаконными. Поэтому воспитанных в нравах отцов и усердно подражающих нечестию предков он справедливо назвал семенем лукавым. Ибо они оставили Господа и непрестанно восставали против Святого Израилева, то есть Христа, они не уразумели таинства, относящегося к Нему, посему и пребывали в полноте собственных грехов. Об этом говорил им и Христос: аминь, аминь глаголю вам, аще не имете веры, яко Аз есмь, умрете во гресех ваших (Иоан. 8, 24). Итак, Израиль был исполнен грехов и наконец дошел до такой степени развращения, что справедливость требовала подвергнуть его наказанию. Ибо и сами они исполнили меру отцов своих, по изречению Спасителя (Матф. 23, 32). До известного времени и меры Бог переносит презрение согрешающих; когда же доходит до известной Ему полноты, Он производит суд и соответственно преступлениям налагает наказание на непокорного. Поэтому пророк Захария, созерцавший меру, спрашивал блаженного ангела, что такое мера выходящая. Он же (ответил) ему; это их нечестие по всей земле. Итак, Израиль пребывал в несмываемом грехе и не восхотел принять очищение чрез Христа, но даже оставил его, не принявши веры в Него и даже говоря: возми, возми, распни Его и: неимамы царя токмо Кесаря.

Ст. 5, 6. Что еще уязвляетеся, прилагающе беззаконие? всякая глава в болезнь, и всякое сердце в печаль: от ног даже до главы несть в нем целости: ни струп, ни язва, ни рана палящаяся: несть пластыря приложити, ниже елеа, ниже обязания.

Он ведет речь как бы об одном теле иудейских членов, малых, говорю, и великих и занимающих среднее положение. Обыкновенно он называет головою того, кто украшен знаками царской власти. Сердцем же (называет) священное и избранное колено, т.е. Левиино, как наставленное в законе и имеющее попечение о всем теле. Понеже, говорит, устне иереови сохранят разум, и закона взыщут от уст его (Малах. 2, 7). Наконец ногами называет тех, которые находятся в числе последних и занимают самое низшее место среди народа. Таким образом земля иудейская как уже раньше подвергалась невыносимому бедствию, опустошаемая то Вавилонянами, то соседними народами, и впоследствии имела подвергнуться опустошению огнем от Римлян за преступление против Христа, царство (Иудеев) имело быть ниспровергнуто, после покорения их чужеземцами общественная их жизнь имела прекратиться с прекращением богослужения и жертв, по разрушении храма, жертвенников, по уничтожении священства, и по прекращении толкования закона, по предсказанию пророка; посему он и говорит: что еще уязвляетеся, прилагающе 6еззаконие? вы подверглись, говорит, всякому виду гнева и наказания от Бога, навлекли на себя жестокие, одно за другим следовавшие, бедствия, и тем не менее вы остались презрителями (закона) и приверженцами беззакония. Итак что еще уязвляетеся? и какая мера наказания окажется достаточною для (вашего) исправления? и вообще какому еще подвергнуть вас бедствию, которое еще не случалось с вами? Всякая глава в 6олезнь и всякое сердце в печаль от ног даже до главы Ибо имеющие царское достоинство перенесли не малые страдания, не имея достаточных сил противодействовать вторжениям врагов. Подверглись огорчению и священники, когда прекратились, как я сказал, жертвоприношения. Терпели страдания и ноги, то есть последние и самые низшие члены государства: они то истребляемы были мечем врагов, то изнуряемы были голодом и неурожаями и испытывали невыносимое страдание. Поэтому и говорит: несть пластыря приложити, ниже елеа, ниже обязания. Ибо когда на человеческом теле бывает несколько незначительных ран и повреждение находится на одном каком-нибудь члене; тогда полезны бывают изобретения тех, которые обладают искусством врачевать, как-то пластырь, обвязки, натирание маслом, смягчающее пораженные части тела. Когда же все тело поражено болезнью, и подверглось разложению, – тогда какой способ врачевания принесет ему пользу? Ибо могущество болезни совершенно преодолевает силу врачебных средств. Итак народ иудейский, покрытый ранами, невыносимо страдающий от гнева Божия, оказывается неизлечимо больным, совершенно погиб и нет никакого способа помочь ему. Поэтому божественные пророки и говорили: врачевахом Вавилона и не исцеле: оставим его (Иер. 51, 9). Ибо хотя он и называется городом святым, но сравнивается с языческим Вавилоном по причине величайшего преступления против Христа, или потому что наполнили его рукотворенными, так что он нисколько не уступит Вавилону, который и назван страною резных изделий.

Ст. 7. Земля ваша пуста, гради ваиш огнем пожжени, страну вашу пред вами чуждии поядоша, и опусте низвращенна от людеи чуждих.

Пророк уясняет то, что сказано было по-видимому с меньшей, чем следовало, ясностью. Ибо что означает изречение: несть пластыря приложити, ниже елеа, нижи обязания, – это он объясняет, говоря, что земля их опустошена; города сожжены, покорены врагами и при том чужестранными, и вся страна как бы потрясена в самых своих основаниях. Не раз случалось, что Иудея опустошаема была Ассириянами и Египтянами, Сириянами и Моавитянами, Идумеянами и так называемыми Филистимлянами или Палестинцами. Но легко пострадавши и подвергшись некогда умеренным бедствиям, она при помощи Бога, Который, подвергая ее ударам, Сам и врачевал,– она опять оправлялась. Но после распятия Христа совершенно погибла, когда Веспасиан и Тит опустошили ее. Ибо тогда и случилось то, что города были преданы огню, вся страна лишена была обитателей и подпала под власть завоевателей; горестнее всего то, что земля была, так сказать, снедаема и истощаема другими перед лицом самих (Иудеев), которые смотрели на ото и скорбели. Ибо если бы они отсутствовали и только слышали (о бедствиях); то это облегчило бы их скорбь. Но быть очевидцем бедствий и не иметь возможности ничем помочь, быть как бы подавленным неотвратимыми несчастиями – это невыносимо и в высшей степени прискорбно. Итак не должно нам прогневлять Святаго Израилева, дабы не подпасть власти видимых и невидимых врагов, склоняющих нас к бесчестным страстям и ниспровергающих всякую крепость ума нашего, чтоб каким-нибудь способом опустошить несчастную душу и лишить ее всех ее плодов, так чтоб она была бесплодною и лишенною чести и оказалась приносящею терние землею, ея же кончина в пожжение, по изречению блаженного Павла (Евр. 6, 8).

Ст. 8. Оставится дщерь Сионя, яко куща в винограде, и яко овощное хранилище в вертограде, яко град воюемый.

Достойное жалости явление. Ибо не достойно ли плача и слез то, что бывшая некогда дочерью, почтенная таким званием и живущая под защитою чадолюбивейшего отца-Бога, упивавшаяся Его нежностью и любовью, увенчанная от Него славным жребием, и покорявшая врагов своих, защищаемая бесчисленным множеством населяющих ее, всеблаженная и прославленная гора Сион, то есть Иерусалим, – будет, говорит, оставлена, то есть станет пустынею. Ибо она остается лишенною и крепости спасающего и жителей ее. Оставлена же будет так, как шатер в винограднике, как шалаш в огороде, и как осажденный город. Поставленные быть стражами виноградников, когда еще не выдавлены виноградные ягоды, сохраняют их в возможно большей безопасности и устрашают хищников, желающих срывать их, и прогоняют разных животных. Точно так же обыкновенно поступают и сторожа овощных гряд или их хозяева. Когда же бывают собраны виноградные ягоды и истоптаны и когда сняты бывают овощи с гряд. тогда жилище сторожей наконец оставляется. И те. которые оставляют свои собственные шалаши, дают свободный доступ тем, которые желают пользоваться остатками. Пророческое слово учит нас, что то же самое совершилось и в несчастном Сионе. Ибо пока он имел плоды правды, Бог удостаивал его безопасности, охранения и всякого милосердия. Поэтому он и сказал: Аз буду ему, глаголет Господь, стена огненна окрест, и в славу буду посреде его (Зах. 2, 5.) И блаженный Давид поет: Се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Пс. 120, 4.). Пока Израиль был виноградником Господа Саваофа, он был охраняем и удостаиваем защиты. Но он породил терния и предан был Богом тем, которые привыкли поступать неправедно. Ибо Господь говорит: отъиму ограждение его, и будет в разграбление: и разорю стену его и будет в попрание. И оставлю виноград мой, и ктому не обрежется, ниже покопается (Ис. 5, 5. 6.). Поэтому опустошал его лесной вепрь и пожирал его дикий осел, потому что Бог забыл о винограднике и оставил его, как учит Спаситель говоря: Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки и камением побиваяй посланные к тебе, коль краты восхотех собрати чада твоя, якоже собирает кокош птенцы своя под крыле, и не восхотесте? Се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 37. 38.). Об этом Он предвозвестил также и чрез пророка, говоря: Оставих домои мои, оставих достояние мое, дах возлюбленную душу мою в руки врагов ея. Бысть мне достояние мое, яко лев в дубраве, даде противу мене глас свои: сего ради возненавидев е (Иер. 12, 7. 8.). Иосиф (Флавий), начертавший печальную картину страданий иудейской земли, упоминает, что не задолго до взятия Иерусалима священники слышали в храме голос как бы ангелов, восклицающих в нем «прейдем отсюда». Кто может сомневаться в том, что когда город был осаждаем, все живущие в нем изыскивали средства убежать из него; из этого уже можно заключать о страданиях страны иудейской. Ибо осажденные желали лишь одного: спасти только свою жизнь; о доме же, имуществе, или же о самом городе у них уже совсем не было речи. Надобно знать, что часто случается, что душа человека оставляется Богом, если она не хочет исполнять повелений закона, не подчиняется словам Господа и не приносит плодов благочестия. Если кто и назван был сыном или дщерью Бога, если кто и сделался Сионом, что значит созерцание; то это возможно было только для того, кто умел возвышенною мыслью и чистейшим умом созерцать тайны. Если же потом будет делать противное правде, будет огорчать Святаго Израилева, то будет оставлен Им и, подобно неохраняемому винограднику, предан будет сатане и страстям плоти, окажется лишенным всякой добродетели, обнаженным от украшений доброй жизни и исполненным всякого зла.

Ст. 9. И аще не бы Господь Саваоф оставил нам семене, яко Содома убо были быхом, и яко Гоморру уподобилися быхом.

Когда опустошена была страна за преступление против Христа, то все же спасен был остаток Израиля, потому что Бог умилосердился и в память отцов как бы отделил этот лучший дар. Ибо (народ) не погиб всецело и не был уничтожен до оснований, но сохранился в остатках. Ибо на него были и божественные ученики и те, которые уверовали в Господа нашего Иисуса Христа; а в последние времена призваны будут и те, которые еще не уверовали. В этом удостоверит нас пророческое слово. Оно говорит так: Зане дни многи сядут сынове Израилевы, не сущу царю ни сущу князю, ни сущей жертве, ни сущу жертвеннику, ни жречеству, ниже явлениям: и посем обратятся сынове Израилевы, и взыщут Господа Бога своего, и Давида царя своего, и почудятся о Господе, и о благостях его в последняя дни (Ос. 3, 4. 5.). И в другом месте Бог всяческих говорит: Что тя устрою Ефреме? защищу ли Израилю? что тя положу? яко же Адаму устрою тя, и яко же Своим, превратися сердце мое в нем, смятеся раскаяние мое. Не сотворю по гневу ярости моея: не оставлю еже потребитися Ефремови: зане Бог Аз есмь, а не человек: в тебе свят (Ос. 11, 8. 9.). Ты слышишь, как Бог обещал не поступать против них по величию гнева Своего, но обещал напротив… Ибо Израильтяне были непокорны и в пустыне, когда были уже при потоках Иордана и готовы были занять землю обетования. Поэтому Бог говорит: яко кляхся во гневе аще внидут в покои мои (Пс. 94. 11.). Ибо пали члены их в пустыне и все истреблены, кроме Халева, сына Иефонии, и Иисуса Навина. Они вошли вместе с новым народом, перешли Иордан и получили наследие от Бога. Они были прообразом остатка Израиля, спасенного чрез послушание веры во Христа, перешедшего вместе с ними святой Иордан и имеющего унаследовать царство небесное. Поэтому пророк благодарит, говоря: Аще небы Господь Саваоф оставил нам семене яко Содома убо были быхом, и яко Гоморру уподобилися быхом (Ис. 1, 9.). Так как Израиль служил идолам, убив пророков, отвергся Христа и даже лишил жизни начальника жизни; то Бог всяческих необходимо должен был осудить весь род на совершенную погибель. Но так как Он неизреченно благ, то Он сохранил остаток и тех, кои не были подобны Содомлянам, которые с целым родом и со всем домом и с самыми (городами сожжены были огнем. Если кто (и из нас) привязан к нечистоте пороков и хочет скверниться неочищаемым грехом; то с ним случится то же самое). Нам вполне справедливо будет сказано: Или о богатстве благости Его, и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый яко благость Божия на покаяние тя ведет? По жестокости же твоей и не покаянному сердцу собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия (Рим. 2, 4. 5). Всем бо явитися нам подобает пред судищем Христовым, да приимет кийждо, яже с телом содела, или блага, или зла (2Кор. 5, 10.).

Ст. 10–14. Услышите слово Господне, князи Содомстии: внемлите закону Божию, людие Гоморстии. Что ми множество жертв ваших, глаголет Господь? исполнен есмь всесожжении овних, и тука агнцев и крове юнцов и козлов не хощу. Ниже приходите явитися ми: кто бо изыска сия из рук ваших? ходити по двору моему не приложите: и аще принесете ми семидал, всуе: кадило мерзость ми есть. Новомесячии ваших, и суббот, и дне великаго не потерплю: поста и праздности, и новомесячии ваших и праздников ваших ненавидит душа моя.

Достаточно устрашивши (Израильтян) угрозами грядущих на них бедствий и возвестивши им, что в свое время предсказанные бедствия постигнут их, если они не решатся изменить на лучшее своих расположений и поступать сообразно с божественными законами, (пророк) переменяет предмет речи и преподает полезные наставления, дабы они, решились стремиться к лучшему, избавились от угрожающего им праведного наказания. Ибо Израильтяне, совершивши ужасное преступление против Христа, погибли, и сверх того мы говорим, что они погибли вследствие нечестия получивших право руководить ими. Ибо хотя они и познали, что Он есть наследник, но умертвили Его: они хотели Его виноградник обратить в свою собственность. А что неразумный Израиль, последуя своим развращенным начальникам, уклонился от упования на Христа, – в этом может уверить (нас) Бог всяческих говорящий устами пророков: пастырие мнози растлиша виноград мой, оскверниша, часть мою, даша часть желаемую мою в пустыню непроходную, положиша в потреблвние пагубы (Иер. 12, 10. 11.) И опять: понеже обуяша пастыри, и Господа невзыскаша: сего ради не уразуме все стадо, и расточено бысть (-10, 21.) Ибо истинно обуяша пастыри и сделались причиною погибели вверенных им людей. Напротив, не надлежало ли им, как хорошо наученным таинству Христа чрез закон и пророков, сделаться проводниками других на пути к вере в Него? Но Спаситель говорит, что они принимали славу от человека, а славы, которая от единого Бога, не искали (Иоан. 5, 44.). Ибо если бы они верили Моисею, то верили бы и Ему; потому что он писал о Нем. Поэтому они сделались слепыми и вождями слепых. Таким образом, они поскользнулись и упали в яму погибели. Для чего пророк старается исправить их добрыми увещаниями? Для того, чтоб они решились иметь лучшие расположения и быть послушными словам Спасителя. К увещаниям он с пользою присоединяет упреки, врачуя раны их злой воли лекарством, составленным из разнообразных веществ. Поэтому и говорит: услышите слово Господне, князи Содомстии: внемлите закону Божию, людие Гоморстии. Слышишь, как он по любви и благочестивому чувству заносит над народом и начальниками жезл и бьет им болеющих великою непокорностью. Иерусалим он уподобляет самым нечестивым городам, как исполненный величайших грехов и как не имеющий в себе никого, (ради кого бы он мог избежать божественного гнева). Бог всяческих восхотел истребить огнем города Содомлян и сообщил об этом Аврааму. Он же (говорит Богу): не убиеши праведника с нечестивым и будет праведник яко нечестивый (Быт. 18, 25.). Бог объявлял, что если в Содоме найдется десять праведников, то Он удержится от гнева Своего против него. Но в нем не нашлось и десяти праведников. Поэтому (Содомляне) и подверглись наказанию, соответствующему их нечестивым поступкам. Таким же был и богоубийственный Иерусалим, имевший крайнее оскудение в праведниках. Ибо когда пророк Иеремия усиленно ходатайствовал за него (пред Богом); то Бог сказал: Обыдите пути Иерусалимския и воззрите, и познайте, и поищите на стогнах его: аще обрящете мужа творящаго суд и ищуща веры, и милосерд буду ему, глаголет Господь (Иер. 5, 1.). Посему так как он был нечист и осквернен многообразными нечистотами и оказался имеющим крайнюю скудость во святых; то пророк называет его Содомом и Гоморрою, а народ и начальников его упрекает в нечистоте Содомлян. Что он говорит? Услышите слово Господне, князи Содомстии, внемлите закону Господню, людие Гоморстии. Отрезвитесь, говорит, немного. И обративши взоры ума своего на изречения премудрого Моисея, уразумейте таинство Христа. Ибо Моисей сказал, что пророка вам возставит Господь Бог ваш от братии вашей, якоже мене, того послушайте во всем, что он будет говорить вам (Втор. 18, Ир) Итак услышите слово Господне, внемлите закону Божию, то есть уразумейте и сами силу евангельских словес. Это заповедал Моисей; ибо он детоводительствует ко Христу, и цель предписаний закона заключается в таинстве Христа. Но вы думаете, говорит, угодить Богу желанием исполнить то, что в прообразах и сенях. Выслушайте того, который говорит и который изрек вам древле самый закон. Что ми множество жертв ваших, глаголет Господь. Исполнен есмь. Ибо если вы приносите их (Мне), как нуждающемуся в них; то вы заблудились и уклонились от мудрого и истинного смысла (жертв). Ибо Существо, все наполнившее Собою, совершенно ни в чем не нуждается; потому что все Ему принадлежит и от Него всем подается. Ибо что имаши егоже неси приял? (I Кор. 4, 7). Это по справедливости Он может сказать существу сотворенному. Поэтому, говорит, я имею отвращение к ним и пресыщен ими и не желал бы еще жертв от них. Ибо, скажи мне, какую пользу принесет Богу всяческих овен, приносимый во всесожжение? какое удовольствие для Него в туке агнцев? И если приносится Ему кровь козлов и волов; то какое наслаждение от этого может получить Бог? Ибо кто желал принимать это из рук ваших? И хотя Моисей и говорил о всесоженниях и жертвах; но и в древности такой способ жертвоприношения был нежелателен Богу. Поелику же надобно было руководить к истине чрез прообраз и сень, то и было исполняемо то, что предписано в законе, но исполняемо было не потому, что как будто это на самом деле было приятно Богу; Он и совсем не говорил бы о жертвоприношениях, требуемых законом; но поелику в то время ум воспитываемых был еще слаб, то они руководимы были к истине чрез прообраз и сень письмен. Но когда наступило время, когда наконец должна была обнаружиться красота истины; то образ стал лишним, сень оказалась бесполезною. Поэтому и говорит: ходити во двору Моему не приложите: и аще принесете Ми семидал, всуе; кадило, мерзость Ми есть. Мы же, просветившиеся верою во Христа, приносящие духовные жертвы Богу, наполняем святые дворы Его, то есть церкви. Христом же совсем не допущен в церквах способ иудейского служения; ибо не приняты были бы те, которые хотели бы принести пшеничную муку, пропитанную маслом, и чувственный фимиам. Ибо вспомним, что говорит Бог о нем: мерзость Ми есть. И мы совершаем святые во Христе праздники. Иудеи же, не оставившие того, что в образах, трубят в день новомесячия, считают субботу свободною от дела и почитают день, называемый великим. Это последний день праздника, называемого праздником кущей. И хотя постятся для Бога, но унизительно бьют себя кулаками. Посему пусть они послушают говорящего: праздников ваших ненавидит душа Моя. Это говорит он, чтоб перевести их от прообразов к истине и словами Христа убедить их смирить свой ум и жить вместе с нами по евангельски, радуя Бога духовным благоуханием, и, как бы некоторый фимиам духовный, принося Ему в жертву благопристойность в нравах, любовь, доброжелательство, терпение, воздержание и прежде всего веру. Таковыми жертвами благоугождается Бог и сила евангельских словес увенчивает верующих такими украшениями.

Ст. 14. 15. Бысте ми в сытость, ктому нестерплю грехов ваших. Егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи Мои от вас: и аще умножите моление, не услышу вас: руки бо ваша исполнены крове.

В чем есть избыток или чем мы пресыщены, к тому обыкновенно чувствуем отвращение и тому не придаем никакого значения, и даже чувствуем к нему ненависть. Поэтому премудрый Соломон говорит: не учащай вносити ногу твою к другу твоему, да не когда насыщся тебе, возненавидит тя (Прит. 25, 17). Итак Бог всяческих сказал Иудеям: Я пресыщен обветшавшей тенью, вы неприятны Мне, когда входите явиться пред Мною. Я презираю самый вид ваш: не прощу вам греха вашего. Ибо некогда Израильтяне, решившиеся раздражить против себя Бога всяческих чрез служение твари, чрез поклонение даже делам собственных своих рук, преданы были Вавилонянам, пленниками уведены были из Иудеи, поселены были в пределах Персов и Мидян, перенося горькое и невыносимое рабство. Когда прошло семьдесят лет, опять умилосердился над ними любвеобильный Бог. И, как написано у Захарии, молился о них блаженный Ангел, говоря: Господи Вседержителю, доколе не имаши помиловати Иерусалима, и грады Иудовы, яже презрел еси, сие седмьдесятое лето? И на эти слова Бог отвечает: ревновах по Иерусалиму и Сиону рвением великим, и гневом велиим Аз гневаюся на языки нападающия: зане Аз убо прогневахся мало, они же налегоша в злая (Зах. 1, 12–15). Поэтому тогда Он простил им их грехи, ибо избавлены были они от рабства и опять были введены в собственную землю. После же распятия Спасителя возвещено, что им уже не простятся грехи их ради того, что они долгое время пребывали в них, пока оставались свободными от проявлений гнева (Божия). А что в последние времена они будут помилованы и вместе с нами оправданы благодатью Христовою, – об этом возвестило Св. Писание; но, как я сказал, времена гнева Божия на них были гораздо продолжительнее, чем прежде. Посему и говорит: не прощу грехов ваших; но если хочешь, можешь объяснять мысль толкуемого места другим способом. Израильтяне приносили жертвы по древнему закону, жертвы о своих собственных прегрешениях. Заклаемы были козел и агнец, и Бог снисходительно принимал их жертву; потому что и ветхий закон мог помогать древним; ибо в нем изображалось таинство Христа. Когда же явился Христос, очищение в прообразе должно было потерять силу, потому что уже открылась истина. А что сень закона не в состоянии будет доставлять отпущения грехов им, не принявшим искупления чрез Христа, об этом Он учил, говоря: не буду более прощать грехов ваших. Ибо пока не явилась истина, я, говорит, допускал, чтоб образы могли приносить пользу виновным во грехах, делая это из уважения к истине; когда же явилась и разъяснилась истина, то образ стал бессилен, тень бесполезна. И не буду больше прощать грехов ваших, а когда вы будете простирать руки ваши, Я отвращу очи Мои (от вас), и когда вы будете творить самые усиленные моления, не приму их. Ужели Творец вселенной перестал быть благодетелем? Ужели Бог забыл быть милосердым? Никогда; Я, говорит, и человеколюбив, и благ и милосерд; и только по необходимости отвращаю взоры. Руки бо ваша исполнены крове. Слышишь ли, как Он упрекнул их в убийстве, умолчавши о других беззакониях, хотя мы увидим, что они были виновны во многих преступлениях? Ибо они слышали: увы язык грешный, людие исполнени грехов, семя лукавое, сынове беззаконнии (4). Поелику они убили пророков и подняли свои нечестивые руки на самого Христа, Спасителя всех нас; то Он по всей справедливости делает им самый тяжкий упрек и указывает им достаточное основание для совершенного их осуждения, говоря: руки ваша исполнены крове. Отвращает же лицо свое Бог и Отец, не будучи в состоянии видеть руки убийц, как бы еще обагренные кровью Сына.

Ст. 16. Измыйтеся, и чисти будете.

Приводя на память их нечестивые дела, Он не теряет надежды относительно их, но обычно являет милосердие к ним по своей благости, и не лишает их дара, предложенного Христом для всех, живущих в поднебесной. Ибо вси уклонишася, вкупе неключими быша (Пс. 13, 3). И весь мир сделался виновен пред Богом; потому что народы служили твари, Израильтяне нарушили закон, данной им чрез Моисея. Но народам воссиял Христос и они призваны были к чудному Его свету, и те, которые были не народом, сделались народом Его. Несчастные же Иудеи с неистовством восстали против Христа и нечестиво убили Начальника жизни, хотя Он снова ожил как Бог. Но поелику Он благ, и всем человеком хощет спастися и в разум истины приити: то Он Сам открывает путь ко спасению и повелевает отвергнуть грехи, потому что Он оправдывает даром, а не за дела закона, в особенности же чрез веру и святое крещение; посему и говорит: измыйтеся, и чисти будете. Это самое предызображал им и древний закон как бы в тенях и предвозвещал благодать, получаемую чрез святое крещение. Ибо негде Бог сказал к священноводителю Моисею: Пошли Левиты от среды сынов Израилевых, и да очистиши я. И сице да сотвориши им очищение их: покропити на них воду очищения, и да взыдет бритва на все тело их, и поперут ризы своя, и чисти будут (Лев. 8, 6. 7). А что это за вода очищения, этому может научить премудрый Павел, говоря: Аще бо кровь козлия и телчая, и пепел юнчий кропящий оскверненныя освящает к плотстни чистоте: кольми паче кровь Христова (Евр. 9, 13, 14). Итак закон производил телесную чистоту чрез воду очищения; Христос же чрез святое крещение уничтожает в нас всякую нечистоту душевную. Ибо мы крещены Духом святым и огнем, который сожигает в нас всякий вид порока и уничтожает вещество, как бы некоторые бесполезные плевелы; потому что в этом и состоит свойство огня. Это и объясняет блаженный Павел, говоря: верою ответ приим Ное, сотвори ковчег во спасение дому своею (Евр. 11, 7); в этом ковчеге немногие, то есть восемь душ спаслись водою. Егоже воображение ныне и нас спасает крещение, не плотския отложение скверны, но совести блага вопрошение (1Петр. 3, 21). Это же самое советует делать и самому народу Иудейскому, говоря: омыйтеся, и чисти будете, то есть смойте нечистоту при содействии Того, Кто оскорблен вами и оправдывает нас по милосердию и человеколюбию. А мы знаем, что божественный Петр упрекает их за то, что они убили начальника жизни и просили даровать им человека, убийцу, то есть Варавву. Впрочем они призываются к покаянию. Ибо говорит: И ныне братие, вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши. Покайтеся убо, и да крестится кийждо вас во имя Иисуса Христа во оставление грехов; и приимете дар святаго Духа. Вам 6о есть обетование и чадом вашим (Деян. 3, 17; 2, 38. 39).

Ст. 16. Отымите лукавства от душ ваших пред очима моима, престаните от лукавств ваших.

Для омытия грехов достаточно спасительного и святого крещения; оно изглаждает нечистоту уже прежде совершенных прегрешений. Тем же, которые, говорю, однажды освящены, надобно, сколько возможно, беречь свои души чистыми и непорочными и помнить о Том, Который говорит: всяцем хранением блюди твое сердце (Притч. 4, 23). И опять: аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего не остави1: яко исцеление утолит грехи велики (Еккл. 10, 4). Ибо душу человека губят очень многие пожелания, направленные к постыдному, и прежде всего – сущий и свирепствующий в членах тела закон; потом к ним присоединяются помыслы лукавые, совершенно увлекающие присущий нам разум ко всякому виду пороков. Итак крещенным надобно воздерживаться от всех таких зол и истреблять в душе своей лукавство и не только в очах людей, но в очах в особенности все видящего и над всем надзирающего Бога. Ибо иногда притворяются добрыми и похищают славу доброго образа жизни, внутрь же суть волцы хищницы (Мф. 7, 15), по написанному. И обо всем этом, думаю, говорит Бог всяческих устами пророка Иеремии: устами своими глаголет мирная, внутрь же себе имеет вражду (Иер. 9,8). И также устами Давида: умякнуша словеса их паче елеа, и та суть стрелы (Пс. 54, 22). И хотя бы (такие люди) употребили все старание, чтоб скрыть это, но живый на небесех посмеется им и Господь поругается им (Пс. 2, 4). Ибо Он знает, знает сердце и внутренности. Истинно же добрый будет таким и пред Богом и пред людьми, как говорит Павел: промышляюще добрая пред Богом, но и пред человеки (Рим. 12, 17). Итак великое дело – удалить лукавство от очей Божиих. И таким именно был Нафанаил, о котором говорит Христос: се воистину Израильтянин, в нем же лъсти несть (Иоан. 1, 47). Престаните, говорит, от лукавств ваших, то есть оставьте привычное и свойственное вам злонравие; измените свое злонравие и обратитесь к лучшему. Если же это говорил и в этом упрекал Христос Иудеев, то подумай, что сделали те, которые неистовствовали против Него, ставили сети и копали яму. Они соглашались между собою и изобретали все возможные козни против Него. Ибо они в одно время послали некоторых из своих учеников вместе с так называемыми Иродианами, которые спрашивали Его, говоря: достоит ли кинсон Кесареви дати, или ни? (Мар. 12, 14); в другой раз приходят к нему и говорят: аще достоит в субботы целити? да на Него возглаголют (Матф. 12, 10). Пусть послушают того, кто говорит: отымите лукавства от душ ваших пред очима Моима, престаните от лукавств ваших.

Ст. 17, 18 Научитеся добро творити, взыщите суда, избавите обидимаго, судите сиру и оправдите вдовицу, и приидите, истяжимся, глаголет Господь; и аще будут греси ваши яко дагряное, яко снег уделю: аще же будут, яко червленое, яко волну убелю.

Показавши бессилие законного служения словами: что ми множество жертв ваших, глаголет Господь? Исполнен есмь и прибавивши к этому: кто бо изыска сия рук ваших? опять благовременно указывает на достоинство жизни, сообразной с евангелием и показывает путь истинно святой жизни не в образах и сенях, но в самых делах и в созерцаемых в добродетели красотах, заключающих достославное. Ибо что говорит: научитеся добро творити? Но, скажи мне, говорил ли кто-нибудь, что он совершенно забывает о заповеди закона? и не позволяет ли он совсем оставить без внимания установленное Богом чрез Моисея? Но как потом мог сказать Христос: не мните, яко приидох разорити закон и пророки; не приидох разорити, но исполнити (Матф. 5, 17)? И как Павел мог сказать темже убо закон свят, и заповедь свята и праведна и блага (Рим. 7, 12.). При этом мы опять спрашиваем: так как закон благ, если понимать его духовно; то не освобождает ли нас всецело от закона Христос? напротив, приводит нас к превосходному и лучшему, предустроивши воспитание чрез закон как бы некоторое основание в нас, и то, что в сенях и образах, предназначивши для древних как бы предуготовлением к истинному служению. К этому необходимо присовокупить еще и следующие: закон Моисеев учит воздерживаться от порока и греха и назначает наказание за постыдные дела. Поэтому Павел говорит: греха не знах, точию законом (Рим. 7, 7.). А учение евангельское побуждает нас заботиться о всякой добродетели, посему и в самом деле, в собственном смысле и по истине может быть названо благом. Ибо заповеди: не убий, не прлюбы сотвори удерживали от греха воспитываемых, но и не указывали еще вполне, в чем состоит благо, – не указывали, что не должно гневаться на брата, не иметь похоти, и не приводили к совершенству добродетели. Ибо превосходно побеждать гнев, иметь силу подавлять худые желания, и не позволять уму думать даже и о том, что служит поводом к безместной и постыднейшей похоти. Итак, поистине прекрасны учение Евангельское и сила жизни во Христе. Поэтому нужно сказать приверженцам письмен: научитеся добро творити, взыщите суда, то есть, научитесь судить правильно. Кроме других всех дурных дел, призванные к управлению иудейской синагогой болели еще и тем, что не творили, говорю, праведного суда во всяком деле; напротив подавали голоса неправедно и соблазнялись подарками и увлекались корыстолюбием и желающим поступить неправедно продавали согласие своей нечестивой воли. Ибо пророк говорит: начальники ее суд творили даров ради (Ис. 5, 23.). Поэтому для тех, которые желают жить согласно с евангелием, необходима и небесполезна для соблюдения справедливости заповедь – судить праведно, не только в делах внешних, но и в делах, касающихся ума и сердца Поэтому я говорю: когда Бог осуждает порок, сатана хвалят его; и когда закон Спасителя убеждает нас творить достойное любви добро, сатана увлекает нас в противоположную сторону. Тогда ум наш бывает как бы судиею и решителем; и кто похвалил добро и оказывает ему преимущество, тот взыскал суда; а кто дозволил пороку одержать победу, тот уже стал неспособным к праведному суду и справедливо услышит: горе глаголющим лукавое доброе и доброе лукавое, полагающим тму свет, и свет тму, полагающим горькое сладкое и сладкое горькое (Ис. 5, 20.) Поэтому евангельская слава состоит в праведном суде и в защите обижаемых. Ибо на это, думаю, и указывают слова: избавите обидимаго. При этом надобно оказывать сострадание и соблюдать беспристрастие: судите сиру, говорит, и оправдите вдовицу, и приидите и истяжимся, глаголет Господь. Не суть ли они как бы тяжущиеся с Господом? Ибо, говорит, оправдится во словесех своих и победит, внегда судити Ему (Пс. 50, 6.). Ибо никто не будет чист от скверны, но и никто не похвалится иметь чистое сердце, но сами себя изобличат и произнесут над собою осуждение; если бы не была велика и достойна благоговения божественная слава, как пишет нам премудрый Павел: недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явивитися в нас (Рим. 8, 18). И так тем, которые как бы переходят от жизни под законом чрез веру к превосходной христианской жизни, обещает отпущение прежних грехопадений. Ибо она (вера) есть начало нашего упования и начаток божественного к нам милосердия, как бы дверь и путь. А что для очищения как тех, которые сильно осквернены, так и тех, которые немного страдали этим недугом, достаточно будет благодати чрез веру, в этом он уверяет, говоря: и аще будут грехи ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут яко червленое, яко волну убелю. Ибо если очищает Бог, то ничто не может остаться неочищенным, как говорит Павел: Идеже умоножися грех, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20). И опять: Кто поемлет на избранныя Божия? Бог оправдаяй, кто осуждаяй? (Рим. 8, 33, 34).

Ст. 19. 20. И аще хощете, и послушаете мене; благая земли снесте: аще же не хощети, ниже послушаете Мене, меч вы пояст: уста бо Господня глаголата сия.

Некогда Бог всяческих сказал Израильтянам чрез премудрого Моисея: се дах пред лицем твоим путь жизни и путь смерти. (Втор. 30, 15). Ибо в нас положено стремление к тому и другому и плодом склонностей или желаний каждого бывает жизнь светлая и сообразная с законом, или жизнь иного свойства, достойная порицания. Но никто не может усомниться, что проводящие добрый, превосходный, вполне приятный Богу образ жизни всегда достигают жизни, те же, которые предаются нечистым удовольствиям, имеют концом смерть и погибель. Итак, плодом повиновения бывает то, что снедают благая земли, уготованной святым, о которой напоминал Сам Господь наш Иисус Христос, говоря: блажени кротцыи, яко тии наследят землю (Матф 5, 4). Плодом же злобы и жизни грехолюбивой бывает бесполезное раскаяние, меч и гибель вследствие гнева божественного, как я сказал. И какие еще из подобных бедствий не могут постигнуть их? Чтоб сделать достойным вероятия слово свое, пророк тотчас присовокуплял: уста Господня глаголаша сия.

И так как невозможно допустить, чтоб Бог лгал (потому что Он всегда пребывает тем, что Он есть, то есть истиною); то не необходимо ли допустить, что предреченное наконец вполне исполнится? При этом необходимо обратить внимание на то, какую великую пользу приносит пророческое слово душам как еще не утвердившихся, так и совершенных и зрелых в вере. Так как Бог всяческих положил, чтоб воспитываемые любили душою добро и избегали зла, то Он осуществил это тем, что каждому из живущих на земле предоставил свободу деятельности и дал возможность стремиться к тому, на что решился кто либо. Так как это истинно, то было бы пустой и бесполезной тратой слов усиленно доказывать и говорить, будто зло в человеке существует от природы, или будто случай, судьба и условия рождения управляют делами человеческими и будто они по своему произволу принуждают всякого деятеля к совершению порока или добродетели, и действующие руководятся не добровольными склонностями, но повинуются как бы неодолимому велению и подчиняются тяжелому и неизбежному внушению повелевающих. Если зло присуще природе, как говорят эти пустословы; то как оно усиливается и ослабевает сообразно с желаниями каждого? Ибо если я решился быть добрым; то оказывается, что нет никакого препятствия к этому. Если же я решился быть злым; то ничто не удержало бы меня склониться на это. Где же могущество случая и судьбы? Или какие прирожденные свойства налагают на кого либо ярмо необходимости, если они находятся в зависимости от желаний каждого, и тем, которые оказывают послушание, дают возможность снедать благая земли, и не препятствуют погибать от меча тем, которые оказывают непокорность и непослушание божественным законам?

Ст. 21. Како бысть блудница град верный, Сион полн суда в немже правда почиваше, ныне в нем убийцы?

Удивляется, каким образом совершилась столь быстрая и неблагоприличная перемена синагоги иудейской, перемена, говорю, к худшему, переход от лучшего к постыднейшему. Ибо законом Моисеевым она научаема была познанию того, что полезно; и пока она руководилась словом Божиим относительно того, что надобно делать, она была чиста, весьма славна и удивления достойна, отличалась весьма многими мужами, у которых в высшей степени богато расцвел плод праведности, и была приятна Богу. Ибо в ней были пророки и священники, блюстители правды, и народоначальники, хранившие суд и имевшие закон на языке и прославившиеся всякими добрыми и полезными нравственными качествами. Наконец она лишилась всего этого, наипаче же той древней благочестивой жизни, решилась поступать безумно, ни во что вменила благоговение и любовь к Богу; и до пришествия Спасителя покланялась богам, которые по природе не боги, единого же истинного Бога безмерно оскорбляла блудодействами такого рода и, как бы развратная и опозоренная жена, совершила много безнравственных поступков, Иногда она предавалась чуждым вождям, которые умели приводить ее ко всему, что удаляло от Бога. Поэтому Бог всяческих обвиняет ее устами пророка Иеремии, говоря: Видел ли еси, яже сотвори ми дом Израилев? поидоша на всяку гору высоку и под всяко древо листвяно, и соблудиша тамо (3, 6). И опять как бы к ней говорит: Аще отпустит муж жену свою, и отъидет от него, и будет мужу иному, еда возвращающися возвратится к нему паки, еда непорочна будет и неосквернена жена та? ты же соблудила еси со пастырми многими, и возвращалася еси ко Мне, глаголет Господь. Воздвигни очи твои на правоту, и виждь, где не смесилася еси: на путех сидела еси аки врана особящаяся, и осквернила еси землю в любодеяниих, и в лукавствех твоих. И имела еси пастырей многих в претыкание себе: лице жены блудницы быть тебе, не хотела еси постыдетися ко всем (Иер. 3, 1–3). Ибо, как я сказал, пренебрегши служением Богу, она совершила измену и отдавалась нечистым духам, служителям идолов, пастырям и учителям. Таковы, как я сказал, преступления синагоги Иудейской до пришествия нашего Спасителя. Когда же воссиял на земле Христос (ибо по написанному нам явился Бог Господ), она не покорилась Самому Воспитателю, но с большим уважением относилась к наставлениям и заповедям людей: и отвергла доброго Пастыря, могущего привести ко всему прекрасному, предалась архиереям и книжникам и фарисеям. И таким образом блудодействовала, хотя закон и пророки предрекли ей таинство Христа и предвозвестили, что Он некогда явится. Како, говорит, бысть блудница град верный, Сион полн суда? Он как бы так говорит: как много она имела поводов к заболеванию, но и какое изобилие было у ней духовных врачевств! И как могло случиться, что некогда бывшая верною и исполнительницею правды, та, в которой обитала правда, т.е. имел силу закон, впала в измену? Ибо сонмище воспитываемых законом было как бы жилищем для него; а теперь поселились там убийцы. Слышишь, что кроме всего другого обвиняет их в убийстве. Ибо они пролили на голову свою драгоценную кровь Христа, говоря Пилату: кровь Его на нас и на чадех наших (Матф. 27, 25). Они же убивали и святых пророков, в чем обличает их блаженный Стефан, говоря: жестоковыинии и необрезаннии сердцы, вы присно Духу Святому противитеся. Кого от пророк не убиша отцы ваши? Якоже отцы ваши, тако и вы (Деян. 7, 51. 52).

Ст. 22. 28. Сребро ваше не искушено, корчемницы твои мешают вино с водою. Князи твои непокоряются, общницы татем, любяще дары, гоняще воздаяние, сирым не судящии, и суду вдовиц не внимающии.

Здесь ясно перечисляет причины перемены к худшему. И как самый искусный врач указывает заболевшим на причины болезни: так и Он, всем человеком хотяй спастися и в разум истины приити (1Тим. 2, 4), заболевшим вследствие неведения того, что прилично, изъясняет причины их страстей и пороков. Ибо, говорит, не искущено сребро ваше. И негодным серебром Он называет учение их наставников, не только не имеющее в себе добрых качеств, но и исполненное всякой мерзости; оно не только не может принести пользы слушателям, напротив, приносит вред им. Слова же наставления, преподаваемые некоторым людям подвластным, богодухновенное Писание обыкновенно называет серебром. И Господь наш Иисус Христос говорит, что царство небесное подобно человеку домовитому, который, намереваясь отправиться в путешествие, призвал рабов своих и одному дал пять талантов, другому же один, и отправился в путешествие. После того как они потрудились, воздавая каждому должную похвалу, говорит: добре, рабе благий и верный. Скрывшему же талант и совершенно ничего не приобретшему трудом говорит: лукавый рабе и ленивый, подобаше тебе вдати сребро твое торжником: и пришед аз взял бых свое с лихвою (Матф. 25, 14 – 29). И божественный Давид поет: словеса Господня, словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли (Пс. 11, 7). Итак неочищенное и не имеющее цены серебро, которое было у Иудеев, это – учение, преподаваемое книжниками и фарисеями; они подобно торгашам хотели смешивать вино с водою, то есть они предлагали неправильное и не надлежащее толкование закона; приплетая к нему некоторые свойственные им желания и привнося в него пустые и суетные измышления, они делали толкование воли законодателя не свободное от дурного и, как сказал бы кто-нибудь, не беспримесное. И приступили некогда книжники и фарисеи к Спасителю, говоря: Почто ученицы твои преступают предание старец? не умывают бо рук своих, егда хлеб ядят. Он же отвещав, рече им: почто и вы преступаете заповедь Божию за предание ваше? Бог бо заповеда глаголя: чти отца и матерь, и иже злословит отца, или матерь, смертию да умрет. Вы же глаголете: иже аще речет отцу, или матери: дар, им же 6ы от мене пользовался еси: и да не почтит отца своего, или матери: и разористе заповедь Божию за предание ваше (Матф. 15, 2–6). Не видишь ли в этих словах ясных обличений иудейской лживости? Ибо желая следовать собственным преданиям, они лишили значения божественные законы: воображая, что они объясняют их, они примешивали к ним обветшалые и пустые предания. А начальников обвиняет за то, что они сильно страдают непокорностью и как бы гордо поднимают свою выю и не хотят повиноваться. Ибо не хотели принять веры во Христа, хотя закон постоянно возвещал им относившееся к Нему таинство и показывал его бесчисленными способами. Поэтому и Господь наш Иисус Христос говорил им: не мните, яко Аз на вы реку ко Отцу. есть, иже на вы глаголет, Моисей, нань же вы уповаете. Аще бо бысте веровали Моисеови, веровали 6ысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Иоан. 5, 45. 46). Итак, они были непокорны и не хотели истолковать волю закона другим в цельном и неповрежденном виде и не оказали чести вере, предвозвещенной Моисеем и пророками и святыми. Ибо они не хотели внимать словам Христовым: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго мое на себе (Матф. 11, 28. 29). А вследствие того, что они были жестоковыйны и непокорны, они сделались сообщниками воров, с одной стороны сочувствуя тем, которые принимают подарки, с другой – участвуя в нечестивых желаниях того. кто продал им Господа нашего Иисуса Христа, – кто был лукавым и вместе весьма жадным учеником. Начальники Иудеев были любостяжательны и в ином отношении, давая десятину с пшена и аниса и всяких овощей и оставляя важнейшее в законе – суд, милость и веру. Ибо они не оказывали правосудия сиротам и вдовицам, напротив принимая мзду от приходящих к ним, осуждали неправедно обижаемых, подавая против них самый незаконный голос. Вследствие того, что они не праведно судили и постыдно увлекались корыстью, они неистово восстали и против самого Христа. Так как они принимали дары от народа, то они не приняли господина виноградника, присвояя себе наследие, ему только приличное и подобающее. Потому именно они и убили невинного и праведного, хотя закон и говорит: неповинна и праведна да не убиеши (Исх. 23, 7).

Ст. 24. Сего ради тако глаголет Владыка Господь Саваоф: горе крепким во Израили не престанет бо ярость моя на противныя, и суд врагом моим сотворю

В имеющих власть указывает причину погибели Иерусалима, и вполне справедливо; ибо весь подчиненный им народ следует за ними, подобно тому, как следуют за пастырями стада, им порученные. Н если они приводят их на тучное и обильное пастбище, то они делаются сильными и очень тучными; если же пасут их в земле соленой и обильной терниями, то они совершенно гибнут от недостатка пищи. То же самое по истине может случиться и с нами самими. Ибо от толкований писания, ведущих к справедливости, добродетели и безошибочному богопознанию, ум наставляемых как бы утучняется. Вследствие же советов, располагающих к нечестию, он весьма скоро приобретает склонность и готовность к постыдному. Нечто подобное испытали Израильтяне от преданий и наставлений книжников и фарисеев и погибли несчастные. Ибо они не позволяли им идти истинной и спасительной стезей, – стезею, говорю, чрез веру в Господа нашего Иисуса Христа. Когда он исцелил слепого от рождения и во всем Иерусалиме удивлялись величию знамения, – исцеленному от болезни и проповедующему о Враче, они, обязанные учить истине, прямо говорили: даждь славу Богу: ми вемы, яко человек сей грешен есть (Иоан. 9. 24). Один из святых евангелистов свидетельствует, что книжники и фарисеи согласились отлучать от синагоги того, кто исповедал бы Его Христом. Итак весьма безрассудно предпочитая приписываемое ими себе значение собственному спасению, они совершенно лишились участия в славе Божией. Об этом говорит им Спаситель: како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единого Бога, не ищете? (Иоан. 5, 44). И в другом месте: горе вам, книжницы в фарисее лицемери, яко затворяет? царствие небесное (Матф. 23, 13). Они служили соблазном для народа, постоянно враждуя против славы Христа. Поэтому Он говорит о них: горе крепким: не престанет бо ярость Моя на противныя и суд врагом Моим сотворю. Видишь, как Он называет их противниками и врагами своими и говорит, что их постигнет великий божественный гнев. Ибо совершенно необходимо, чтоб они наказаны были более жестоко и отдали ответ Судии за погибель других. Если бы они правильно мудрствовали, то могли бы и сами спастись и другим всем указать путь, приводящий ко спасению. Поэтому, когда они приходили к крещению покаяния, божественный Иоанн возглашал им: рождения ехиднова, кто сказа вам бежати от будущаго гнева (Матф. 3, 7)? Итак, совершился суд Божий над крепкими, то есть в особенности над сильными между ними, или начальниками, когда страна их была опустошена и предана весьма храбрым войскам Римлян. Об этом предсказал им и Спаситель: егда узрите обстоим Иерусалим вои, тогда глаголите горам: покрыйте ны и холмом: падите на ны (Лук. 21, 20; 23, 30.). Страшно есть еже впасти в руце Бога живаго (Евр. 10, 31) не потому, что Он жесток и неумолим, напротив Он милосерд и благ; но потому что презираемый нами Он огорчается, особенно когда мы сами себя лишаем Его даров; но мы можем в достаточной мере пользоваться и наслаждаться ими, когда решаемся следовать Его законам и удаляться в жизни от лукавых и нечестивых учителей, которые своими словами усиливаются уничтожить чистоту веры и, изливая в души невинных людей яд своего упорства, располагают их к решимости на зло.

Ст. 25–28. И наведу руку Мою на тя, и разжегу в чистоту, непокаряющихся же погублю, и отъиму всех беззаконных от тебе, и всех гордых смирю. И приставлю судии твои якоже прежде и советники твоя яко от начала; и по сих наречешися град правды, мати градовом верныи Сион. С судом бо спасется пленение его и с милостынею. И сокрушатся беззаконнии и грешнины вкупе, и оставшии Господа скончаются.

Бог наводит руку Свою, как бы поражающую; ибо так всегда поступают наказывающие. А что это наведение руки, то есть стремительность бедствий и испытание ее будут для них совершенно бесполезными и наказания не останутся для них безразличными, но уверовавших сделают достойными заботы и попечения, а добрым доставят благодать спасения, – об этом Он ясно учит. Так как Иерусалим, некогда противившийся Богу, многообразно прелюбодействовал, служа иным богам, то Бог навел на него свою руку и предал его как бы некоторому огню, бедствиям войны. Но когда Отец послал с неба Сына, Спасителя и Искупителя, Иерусалим упорно восстал против Него, и совершил дела, свойственные совершенному безумию, и не переставал жестоки; оскорблять своим непослушанием Того, Кто оправдывает нечестивого и освобождает чрез веру от древних прегрешений. И опять Он навел на Него свою руку и, как художник, посредством огня расплавил его на составные части: славный и избранный род уверовавших сохранил для себя, а нечистых и ее имеющих достоинства предал погибели и истреблению. Итак, как расплавляющие в огне медь или серебро очищают вещества; так и я, говорит, сожгу для чистоты. Написано же, что отмыет Господь скверну сынов в дщерей Сионских, и кровь Иерусалимску очистит от среды их духом суда и духом зноя (Ис. 4, 4.). Еще сказано устами одного из святых пророков: внезапу приидет в церковь свою Господь, егоже вы ищете, Ангел завета, егоже вы хощете: се грядет, глаголет Господь Вседержитель. И кто стерпит день пришествия Его, и кто постоит в видении Его? зане той входит яко огнь горнила, и яко мыло перущих. И сядет разваряя и очищая яко сребро и яко злато (Малах. 3, 1–3.). И другим способом изъясняет нам это премудрый Матфей, говоря о Христе: Аз убо крещаю вы водою в покаяние: грядый же по мне, креплий мене есть, емуже несмь достоин сапоги понести: Той вы крестит Духом святым и огнем. Ему же лопата в руце Его, и отребит гумно свое, и соберет пшеницу свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим (Матф. 3, 11. 12.). Итак, пшеница собирается в житницу, а все бесполезное, то есть шелуха будет пищею огня. Если же кто желает узнать, каким образом это будет, тому уясняют это приведенные слова. Ибо Он тотчас сказал: непокаряющихся же погублю, и отъиму всех беззаконных от тебе, и всех гордых смирю. Ибо древле сонмище Израильтян, нечестиво поступивши против Христа и отвергши Искупителя, погибло; истреблены были все гордые и живущие беззаконно, то есть начальники иудейской синагоги, архиереи и фарисеи. Не беззаконны ли и ненадменны ли они, и думают ли сколько-нибудь об уважении к закону и не поднимают ли рога в высоту и не говорят ли они неправду против Бога? Ибо вопияли возми, возми, распни Его. Истреблены были начальники народов, потому что на их места назначены святые апостолы, о которых говорит: и приставлю судии твои якоже прежде, и советники твои яко от начала. Ибо божественные ученики сделались ничуть не меньшими древнейших святых, которых он называёт и судиями, и советниками; потому что они совершили и то к другое: и обличают согрешающих как судьи, и подают слабым советы, полезные для их духовного укрепления. Так премудрый Павел коринфского блудодейцу предал сатане во измождение плоти, чтоб дух был спасен: он же дает добрые советы и говорит: аще некий брат именем будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, или пияница, или хищник: с таковыми ниже ясти (1Кор. 5, 5. 11.). О судиях и советниках, о которых здесь упоминается, блаженный Давид в Духе Святом говорил к самому Иерусалиму: вместо отец твоих быша сынове твои (Пс. 44, 17.), то есть место отцов заняли у тебя дети; ибо божественные ученики были Иудеи и сыновья тогдашней синагоги, А что они сделались отцами уверовавших, об этом выслушай слова Павла: о Христе бо Иисусе благовествованием аз вы родих (1Кор. 4, 15.). И опять: чадца моя, ими же паки болезную, дондеже вообразится Христос в вас (Гал. 4, 19.). И другой из святых пророков Его напоминает вам о Христе, Спасителе всех нас и о проповеди святых Его учеников и говорит: се царь праведный воцарится и князи с судом владети будут (Ис. 32. 1.). Ибо предводители иудейской синагоги и жизнь вели самую беззаконную и не умели управлять с судом, то есть с правдою. Когда же воцарился на земле Христос, божественные ученики Его сделались праведными и благими и с судом действующими начальниками. Когда же поставлены были они, городом правды и столицею верною опять назван Сион, то есть церковь. А что не без разбору, как я сказал, но с заботою и мыслью, соединенной с справедливостью, совершено Богом сожжение, или испытание, – это делает ясным род, прославившийся верою. Прибавляет говоря: с судом спасется. пленение его и с милостынею. И сокрушатся беззаконии и грешницы вкупе и оставившии Господа скончаются. Ибо после того, как разделены были роды, как я сказал, один славный, который уверовал, другой, подвергшийся тяжким страданиям, – избранный был спасен, но погибло все, что было в них позорного и отвратительного, причастного безумию, жившего нечестиво, пренебрегшего Христом подающим спасение, прощающим грехи и оправдывающим благодатью.

Ст. 29. 30. Занеже постыдятся о идолех своих, ихже сами восхотеша, и посрамятся о садех своих, ихже возжелеша. Будут бо яко теревинф отметнувший листвия своя и яко вертоград не имыи воды.

Я сказал, что в этих словах пророка содержится двоякое предречение об отвержении Иудеев. Ибо и преступления их двоякого рода. Древние оставивши единого и по естеству Бога и Искупителя, служили идолам и приносили жертвы воинству небесному, и, воздавая почитание делам собственных рук, они безмерно не чествовали. Когда же Бог Господь явился нам по Писанию, тогда отвергли и Его и безмерно враждовали против Начальника жизни. Таким образом преступления их были родственны и вид сего безумия их недалек был от первого преступления, скорее даже это было тягчайшее по вине безумие. И во времена, предшествовавшие пришествию Господа, они наказываемы были вторжением неприятелей, сожжением городов, разрушением домов... Ибо по попущению Божию это совершали с ними Персы и Мидяне, Моавитяне и Идумеи и соседние народы. Но когда, как я сказал, они нечестиво поступили с самим Христом, они подверглись не меньшим чем в древности, бедствиям. Ибо они подверглись нападению римских войск, которые в конец разорили всю Иудею, потому что не нашлось никого, кто бы мог избавить их от столь горького бедствия. Посему и говорит, что постыдятся о идолех своих, ихже сами восхотеша, и посрамятся о садех своих, ихже сами возжелеша. Ибо владея рощами и дубовыми лесами и поставляя идолов близ самых больших деревьев и созидая жертвенники, они называли спасителями лжеименных богов и на дела собственных своих рук возлагали всю надежду, и думали, что они могут превозмочь врагов и легко одолеть противников. Когда же явились неприятели и совершили то, что свойственно врагам, то Израиль оставлен был без помощи своими богами, и Израильтяне постыдешася о идолех своих. Ибо увидели, что прежде всего другого они сожжены были вместе с садами и рощами и самыми капищами и жертвенниками. Таким образом они обманулись в надежде, когда увидели, что их боги пострадали и тогда наконец едва уразумели то, что сказано Богом устами пророка: и где суть боги твои, яже сотворил еси тебе? да возстанут и избавят тя во время озлобления твоего (Иер. 2, 28.). Итак, потерпевши посрамление за своих богов, которых они возжелали и без сомнения, за сады свои, они будут яко теревинф отметнувший листвия своя и яко вертоград не имый воды, то есть они будут обнажены и весьма обесчещены и будут много страдать от бесплодия, то есть духовного бесплодия в благих делах. Ибо дуб и всякое другое растение, пока оно покрыто бывает своими листьями, сохраняет свойственную ему красоту; потерявши же листья, оно становится сухим и некрасивым и как бы обесчещенным. Также и сад, если он имеет источники воды, будет весьма богат деревьями и будет красоваться изобилием разнообразных плодов. Будучи же сухим и безводным, он сделается совершенно бесплодным и даже будет страдать отсутствием самых деревьев. Итак, Израиль оказался обесчещенным и неплодным. Ибо какого плода добродетели можно ждать от служителей идолов? И не будет ли исполнен всякого бесчестия тот, кто оставил единого и по естеству Бога и кто говорит древу: отец мои еси ты и камени: ты мя родил еси (Иер. 2, 27.)? И в другом отношении Израиль будет подобен дубу, потерявшему листья. Ибо прежде пришествия Спасителя нашего, соблюдающие сень закона уподоблялись деревьям, не имеющим плода, но весьма хорошо украшенным распустившимися листьями. Когда же они отвергли Христа, то утратили и самое сохранение тени. Ибо если они и совершают жертвоприношения, установленные законом; то все же не могут похвалиться законными украшениями: но сохраняя по городам немногое из учреждений древнего народа, они оказываются бесплодными и обесчещенными. И совершенно справедливо. Ибо убили начальника жизни, Его же Бог воскреси от мертвых (Деян. 3, 15), уничтоживши муки смерти, потому что невозможно было ей овладеть Им.

Ст. 31. И будет крепость их яко стебль изгребия, и делания их яко искры огненныя, и сожгутся беззаконницы и грешницы вкупе, и не будет угашаяй.

Премудрый Соломон сказал, что всякий связывается узами своих собственных грехов. Это изречение истинно. Ибо каждому из нас собственные грехи причиняют погибель и навлекают на нас наказания праведного гнева. Это и испытали на себе Израильтяне. Ибо они измыслили себе лжеименных богов и возложили на них надежду, что при помощи их могут победить врагов. Но это самое послужило для них только огнем и дровами. Ибо они за этот грех преданы огню, и притом неугасаемому, то есть ужасным и непрестанным бедствиям, потому что никто не помогает им. И это Он объясняет нам, говоря: и будет крепость их яко стебль изгребия, и делания их яко искры огненныя. И будет, говорит, мужество их как отребие, то есть пища огню и трут, и дела рук их как искры огня, бросаемые в них. Итак, сожгутся беззаконницы и грешницы вкупе. Посему не нужно оскорблять Бога и делать это.... Ибо самые дела наши и будут огнем для нас и пищею огня, тогда как добрые дела поступающих праведно несомненно приобретают похвалу, славу и жизнь.

Беседа вторая

Гл. II. ст. 1. Слово бывшее от Господа ко Исаии сыну Амосову о Иудеи, и о Иерусалиме.

Предлагаемое подобно предшествующему и кто обратит должное внимание на созерцания ума, увидит здесь тоже самое течение мыслей. Ибо раньше были от Бога слова божественному пророку о Иудее и Иерусалиме. Но кажется, в видении заключается некоторое не полное и не очень ясное изъяснение того, что говорится об Иудее и Иерусалиме; мы же, сосредоточивши внимание насколько возможно, кратко уясним содержание видения. Так как он намеревается говорить с одной стороны об опустошении чувственной Иудеи и Иерусалима, а с другой – о возвышении духовной во Христе и явлении ее в этом мире; то по этой причине говорит, что видел видение не на Иудею и Иерусалим, но об Иудее и Иерусалиме. Чувственною Иудеей и вместе Иерусалимом называем самую страну, в которой обитал Израиль, и самое учреждение синагоги Иудейской. Под духовным же Иерусалимом и след. Иудеей разуметь будем церковь, или тех, кои имеют духовное образование, то есть нерукотворное во Христе обрезание ума и сердца. Потому-то некто из святых пророков провозгласил Иудеям: вы обрезаны Богу, и обрежьте жестокосердие ваше, мужи Иудейские и живущие во Иерусалиме. И божественный Павел признавал Иудеем другого, не по плоти Иудея, но по духу. Ибо он так пишет: не бо иже яве Иудеи есть, ни еже яве во плоти, обрезание: но иже в тайне Иудей, и обрезание сердца духом, а не писанием: ему же похвала не от человек, но от Бога (Рим. 2, 28. 29.) Поэтому надобно тщательно обращать внимание на то, когда пророк произносит речи о чувственном Иерусалиме и след. Иудее, и когда о духовном во Христе (Иерусалиме), который истинно совершен и беспорочен. Что же говорит?

Ст. 2. 3. Яко будет в последняя дни явлена гора Господня, и дом Божий на версе гор, и возвысится превыше холмов: и приидут к ней вси языцы, и пойдут языцы мнози и рекут: приидите и взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему: от Сиона бо изыдет закон и слово Господне из Иерусалима.

Видение пророку прекратилось и совершилось исполнение предшествовавшего предсказания, что постыдятся о идолех своих, ихже сами восхотеша, и посрамятся о садех своих, ихже возжелеша. А каким способом Израильтяне были постыжены за идолов своих, об этом мы сказали достаточно. Но после того, как сделано было напоминание пророчества о них, пророк, начиная по порядку родственное и второе видение, обозначает время, когда падет власть диавола не в одной какой либо части земли, не в одной стране, потому что уничтожены будут совсем почитание идолов и нечистые принадлежности (этого служения); и из всей поднебесной устранена будет эта болезнь и владычество нечистых демонов. И это исполнилось для живущих на земле в последние дни, то есть в последние времена этого века, когда воссияло Единородное Слово Бога, родившееся от жены: когда Он устроил Себе духовную Иудею или Иерусалим, то есть церковь, деву чистую, не имеющую скверны, или порока или нечто он таковых, по написанному, напротив святую и непорочную. Об ней-то и говорит, яко будет в последняя дни явлена гора Господня, и дом Божий на версе гор. Говорится, что этот Сион находится в Иудее, и расположен и устроен на горе; но в этих словах можно разуметь не чувственную, а духовную гору – церковь, которая сравнивается и с горою: ибо она поистине высока и дивна и повсюду и всем известна. Высока она и в другом отношении; ибо она не мудрствует ни о чем земном, но выше всего земного, и очами духовными, сколько возможно, созерцает славу Божию и славится весьма возвышенными догматами о Нем. Ибо и самые лучшие из Еллинов, хотя и достигли великой высоты в мудрости, но боготворят тварь и воздают почести стихиям мира, потому что имеют низкий ум и земные помышления и помраченное сердце, глаголющеся быти мудри объюродеша (Рим. 1, 22), как написано: духовный же Сион, то есть церковь возвышается над всей видимой и невидимой тварью, и поэтому достигает самой Природы всяческих, ибо исполненная Светом Божиим и познавши в Ней Творца и Зиждителя вселенной. Ей одной приписывает власть над всем. И таковою-то славою увенчивает Царя всяческих, Бога и Господа. Поэтому под горою по справедливости может быть понимаем дом Божий. Он славен и как бы возвышен над холмами. О нем по всей справедливости может сказать кто либо то, что сказано устами Спасителя в виде наглядного сравнения: не может град укрытися верху горы стоя (Матф. 5, 14.). Можно было бы очень легко собрать весьма много такого, из чего можно видеть, что высота духовного Иерусалима, то есть высота церкви в боговдохновенном Писании сравнивается с горами и холмами. Но мы, предоставляя собирание таких мест Писания любознательным, если это им угодно, перейдем к тому, что следует по порядку, и постараемся узнать, какая польза людям от того, что дом Божий сделался видимым для всех и является возвышенным над холмами и находится на верху гор. Итак пророк тотчас намеревается напомнить это, говоря: и приидут к ней вси языцы, и пойдут языцы мнози, и рекут: приидите, и взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему. А что все народы и собраны были и притекли в церковь чрез веру, нам нет нужды говорить об этом много; самый ход событий сам о себе и истинно может свидетельствовать. И это достойно удивления. Ибо множество народов было призвано не чрез руководство закона, не чрез святых пророков, напротив собирает их божественная благодать, просветившая их ум и возбудившая в них стремление к спасению чрез Христа. Смотри, как не смотря на то, что никто не проповедует им, они возглашают друг другу придите, и взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему. Сначала восходят, потом ищут того, чтоб им возвещено было слово Господне, и дают обещание ходить путем Господним, именно, путем евангельским, приводящим к очищению чрез веру. Стремящиеся же научиться пути Господню, кажется, произносили осуждение сего древнего и нечистого заблуждения. И иначе невозможно будет стремление к лучшему, если прежде не осуждено будет древнее. Но кто же был для них тайноводителем? Кто привел их к познанию истины и убедил их признать первое весьма смешным и устремиться ко второму? Не очевидно ли, что это – Бог, просветивший, как я сказал, их ум и сердце и склонивший их говорить и чувствовать: от Сиона бо изыдет закон и слово Господне из Иерусалима. Это заключает в себе двоякий смысл. Или этим они выражают ту мысль, что мы получим слово из дома Божия и пребывши там познаем слово Божие, или – что закон оставил Сион и как бы вышел из него и слово Божие переселилось из Иерусалима. Поелику они упорно восстали на Христа, отвергли Его царство, то Он оставил их, и оставил сирыми. Об этом сказано чрез пророка: и рех: не имам пасти вас, умирающее да умрет, и исчезающее да исчезнет, и прочая да пояст кийждо плоть ближняю своего (Зах. 11, 9). Итак, закон вышел из Сиона и слово Господне из Иерусалима. Ибо запечатано было видение и пророчество вместе с крестом Христовым и не было у них закона и слова Божия. И божественный Павел, как бы потерявший надежду и видя неисправимую толпу Иудеев, говорит: вам бе лепо первее глаголати слово Божие: а понеже отверсосте е, и недостойны сотворите сами себе вечному животу, се обращаемся во языки. Тако бо заповеда нам Господь (Деян. 13, 46). Итак познай, что языки хвалятся благодатью Христовою; так как, говорят, из Сиона и Иерусалима вышли закон и слово Господне и совершенно переселились к ним. Да, благодать перешла от тех. которые оказались непокорными к призванным чрез веру.

Ст. 4. И судити будет посреде язык и изоблечит люди многи: и раскуют мечи своя на орала, и копия своя на серпы, и не возмет язык на язык меча, и не навыкнут ктому ратоватися.

Предрекши, что падет и обратится в ничто власть диавола и прекратится усиленное производство идолов, когда народы будут восклицать друг другу: приидите, взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему, ясно определяет слушателям время, когда предреченное придет в исполнение, и делает это весьма ясным из самого положения вещей. Ибо в древности, когда земля еще не находилась под одним ярмом, когда народы различались между собою по странам и городам, и каждая страна отдельно имела своего предводителя, – было разногласие, битвы и войны, потому что живущие на земле повсюду истребляли друг друга и всегда похищали принадлежащее другим и все считали величайшей славой обман и жестокость по отношению к тем, с которыми они могли поступить так. Поэтому они не имели безопасного жилища, постоянно переселялись с одного места на другое и с занятого прогоняемы были сильнейшими. Когда же Бог подчинил владычеству Римлян всю вселенную, и наконец основано было одно над всеми царство, – прекратились войны, перестали междоусобия и раздоры, водворились справедливость и прочность законного порядка, потому что никто не предавался хищничеству и грабежу, и никто не вторгался в города или страны и не оставалось не наказанным любостяжание. И не это только, но и предоставляется употребление оружия одним только самым воинственным людям, получившим воинский строй и подчиненным царю. И оказались слабыми многие народы, которые, свергнув с себя иго римского владычества, нападают на города и страны. Ибо им уже не свободно, по собственному желанию, делать набеги; им противодействует римское оружие и принуждает их к спокойствию и приводит их в трепет, как зверей, и показывает, что они слабы своими силами. Итак, как я сказал, блаженный пророк определяет время призвания и обращения народов. Какое же это время? Когда Бог всяческих и Царь и Господь будет судить посреди народов, то есть, когда сотворит правду и суд над всеми народами. Ибо, как я сказал недавно, владычествовала неправда, когда народы грабили друг друга и совершали всякого рода жестокость и насилие. Когда же все это было устранено, правда и суд даны были Богом и, как я сказал, многие народы оказались побежденными римским оружием, так что, находясь под властью царя, уже не боялись нападений со стороны других, и таким образом для них стали возможными мир и благоденствие, уже не было нужды в приготовлениях военных, напротив с большим удовольствием они стремились к занятиям делами мира, предавались земледельческим трудам и заботились о возделывании полей. Таким образом, орудия войны получают иное употребление, так что меч употребляется на нужды земледелия и копье превращается в серп, и совсем не учатся военному искусству и перестают воевать между собою. Ибо когда воцарился над народами Христос, который есть мир, исчезли всякое разномыслие и ссора, войны и всякой вид жестокости; уничтожены также вредные последствия и ужасы, неразлучные с войною; напротив стала господствовать воля Того, Который говорит им: мир оставляю вам, мир Мой даю вам (Иоан.14, 27),

Ст. 5. 6. И ныне, доме Иаковль, приидите, пойдем светом Господнем: остави бо люди своя дом Иаковль.

Достаточно устрашивши предвозвещением страшных бедствий, пророк не допускает, чтоб оскорбившие Бога погибли от отчаяния. Он внушает, что к тем, которые покаются, Бог будет милостив, и тем, которые хотят отстать от постыдных дел и обратиться к лучшему, Он откроет опять путь ко спасению и, не помня зла, примет их, как бы много и тяжко они ни согрешили. Поэтому весьма искусно вплетая в обличения слово утешения, говорит: и ныне, доме Иаковль, приидите, пойдем светом Господним. Думаю, что пророку весьма уместно здесь обратиться со словом к Израильтянам, чтоб они внимали словам Христовым: дондеже свет имате, ходите во свете, да тма вас не имет (Иоан. 12, 35.). А свет – Он Сам; об этом Он ясно сказал: Аз есмь свет миру: ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать свет животный (Иоан. 8, 12); а проповедь Его, то есть, евангельская по всей справедливости может быть названа светом Господним. Он как бы так говорит будем жить благочестиво, будем предпочитать славу жизни, сообразной с Евангелием, отвергнем то, что в образах, и оставим сень, приложим письмена Моисея в истину и примем спасительный свет. Поелику похваляясь своими предками по плоти. Иудеи высоко поднимали голову, как народ любимый ради них, называющийся уделом и наследием Божиим, народом святым и избранным; то они по глупости думали, что они служат для Бога предметом постоянной заботы и любви, хотя совершали много ненавистного для Него, хотя ни во что ставили закон, хотя презрительно относились к нему и не приняли пришествия Спасителя, то есть не приняли благодати домостроительства во плоти. Поэтому желая показать, что Бог не так относится к ним, пророк говорит: остави бо люди своя, дом Израилев. То же говорит Бог всяческих и чрез другого пророка, изобличая надменность Иудеев и показывая им их безумие; ибо, говорит, они возжелали полей, грабили сирот и овладевали их домами и величались Господом, говоря: не Господь ли в нас есть? не приидут на ны злая. Сего ради вас деля Сион якоже нива изорется, и Иерусалим яко овощное хранилище будет, и гора дому якоже луг дубравный (Мих. 8, 11. 12.) Если же вы, говорит, не хотите вместе с нами ходить во свете Господнем, то есть, если не хотите принять проповеди о Христе и отвращаетесь от просвещения Его; то и Он совершенно оставит народ Свой. И об этом-то ясно сказал им Господь наш Иисус Христос: Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки и камением побиваяй посланные к тебе, коль краты восхотех собрати чада твоя, якоже кокош собирает птенцы своя под криле, и не восхотесте? Се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 37. 38.) и устами пророка Иеремии: оставих дом мой, оставих достояние Мое (Иер. 12, 7).

Ст. 6. Зане якоже изначла паполнися страна их волхвований, якоже инопленников, и чада многа иноплеменнича родишася им.

И теперь пророк как бы защищает суды Божии и показывает причины вполне справедливого отвержения Богом дома Израилева или народа своего. Вспомнив, как я сказал, древние и новые преступления Израиля, он называет их не богобоязненными, весьма склонными к жестокости, необузданными в стремлении ко всему, достойному порицания, и подлежащими на основании закона осуждению за многое. Ибо и прежде пришествия Спасителя нашего, пренебрегли почтением к Богу и, безумно поступая и после того, как дана была им заповедь чрез Моисея, они совершали разнообразные преступления, а худшее из всех совершили против самого Спасителя всех Христа. Поэтому он указывает им на их давнишние преступления против закона и на наказания за это, которые они справедливо навлекли на себя. когда против них вели войну Персы и Вавилоняне. Идумеи, Еламиты и другие народы. И наконец он обвиняет их за вражду против Христа, указывает, что пришлось им претерпеть за эту вину, когда Веспасиан и Тит покорили своей власти всю Иудею. Итак настоящая речь пророка указывает нам на преступления Иудейской синагоги до пришествия Христова и говорит, что ради этого Бог оставил, то есть предал врагам народ свой, так как он опять стал предаваться прежним порокам и опять увлекаться прежним нечестием: ибо они в Египте служили туземным богам или демонам; потом, вследствие милосердия Божия к ним, они избавлены были чрез Моисея и освобождены были от духовного и телесного рабства. Ибо как скоро свергли они иго владычества Египтян, они освободились от жестокости демонов, потому что уже не служили лжеименным богам, а руководимые к истине законом, данным чрез Моисея, познали единого истинного Бога; они слушали Того, который дал закон и говорил им на Хориве: еа не сотвориши себе кумира, ни всякаго подобия, елика на небеси горе, елика на земли низу и елика в водах под землею, да не поклонитися им. Яко Аз есмь Господь Бог твой (Втор. 5, 8. 9). И в том же Второзаконии написано: аще же внидеши в землю, юже Господь Бог дает тебе, да ненавыкнеши творити но мерзостем языков тех: да не обрящется в тебе очищая сына своею и дщерь свою огнем, волхвуя волхвованием, и чаруя й, и птицеволшебствуяй, чародей обавая обаванием, утробоволхвуяй, и знаменосмотритель, и вопрошаяй мертвых: есть бо мерзость Господеви богу твоему всяк творяй сия. Совершен да будеши пред Господем Богом твоим: языцы бо сии, илже ты наследиши, сии чарований и волхвований послушают: тебе же не тако даде Господь Бог твой (Втор. 18, 9 – 12. 13. 14). Это же говорит и закон. Поелику они были легкомысленны и очень удобопреклонны к отпадению, то есть от Бога, то Он еще узаконяет, говоря: егда введет тя Господь Бог твой в землю, в июже входити тамо, наследити ю, и изженет языки великия и многия от лица твоего (и перечисляет их по именам), и предаст их Господь Бог твой в руце твои, и избиеши я , пагубою погубиши я, да не завещаеши к ним завета, ниже да помилуеши их: ниже сватовства сотвориши с ними: дщери своея не даси сыну его, и дщере его да не поймеши сыну твоему. Отвратит бо сына твоего от мене и послужит богом инем и разгневается Господь гневом на вы, и потребит тя вскоре (Втор. 7.1–4). Ибо Бог всячески оберегает их и, как говорит священное Писание, дал им в помощь закон. Они же, пренебрегши столь досточестными повелениями, безрассудно устремились ко всему, что противно повеленному, ибо были пристрастны к предзнаменованиям и ложным предсказаниям и от тех, которые посвящены были служению идолам, старались получить познание будущего, высказывали укоризны святым пророкам и говорили им: не глаголите нам и возвещайте нам иное прельщение (Иса. 30. 10). Они вступали в союз с дочерями соседних народов, хотя закон запретил это. Вопреки закону, вводя в свои дома развратных и ненавистных Богу женщин, воспитанных в нравах идолослужения, они делались отцами чуждых детей, которые и воспитывались в нравах матерей. показывая вид. так сказать, что они не знают закона Моисеева. Таким образом, говорит, наполнилась страна. как в начале, их гаданиями, как страна чужеземцев, и родились у них чужеземные дети. И было весьма нелепо и по истине весьма постыдно, что населившие святой город и родившиеся в них от чужеземных жен сыновья вели образ жизни, сообразный с еллинскими обычаями, и жили вне закона. И тогда как Бог повелевал обрезывать всякое дитя мужеского пола восьми дней и ясно говорил: три краты в лете да явится всяк мужеск пол твой предо Мною (Исх. 23, 17: 34, 23), они не исполняли этого и приносили рождающихся у них демонам и совершали за них жертвоприношения на идольских жертвенниках. Видишь, как они всячески попирали закон. Было ли поэтому с чем сообразно называть народом своим тех, которые наконец дошли до такого нечестия. что не хотели признать Искупителя? Отсюда праведный суд на них и достаточное основание отвращения от них. Ибо нелицеприятен судия всех (Рим. 2. 11).

Ст. 7. Наполнися бо страна их сребра и злата, и не бяше числа сокровиша их, и наполнися земля их коней, и не бяше числа колесниц их.

Говорит, что у них еще есть два весьма постыдных порока – сребролюбие и гордость. Что сребролюбие есть корень всех пороков – об этом ясно засвидетельствовал премудрый Павел. А что высокомерие есть порок, ненавистный Богу, это ясно всем. Ибо написано, что Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6). Кто не видит, что у тех, которые стремятся к обогащению, встречается всякий вид зла? Ибо таковые скопляют деньги посредством роста и прибылей, посредством стяжательности и несправедливости, посредством хищничества и обмана: а с богатством неразлучны надменность и большая наклонность предаваться непристойным и весьма отвратительным удовольствиям. Ибо где роскошь, там всегда пиршества, пьянство, блуд и похоти и всякий вид невоздержания. Кто из благомыслящих не возненавидит надменного, презирающего слабейших, высоко поднимающего чело свое, пренебрежительно смотрящего на тех, которые находятся в бедности, не умеющего сочувствовать страдальцам, не удостаивающего сожаления тех, которые живут в нужде и трудах, и наконец забывающего о том, что он сам прах и пепел? Поэтому Бог наш, любящий добродетель, обвиняет и весьма справедливо, как тех, которые преданы ненасытному корыстолюбию, так и тех, которые ездят на конях, и тех. кои опутаны сетями честолюбия. Говорит, что страна их наполнилась конями, что не тот или другой страдает гордостью, но как бы вся страна поражена болезнью, и это зло распространено во всех, и он обличает за это нарушителей закона и тех, которые не хотят повиноваться Богу, ясно изрекшему: аще же внидеши в землю, юже Господь Бог твой дает тебе в жребий, и приимеши ю, и вселишися на ней и речеши: поставлю князя над собою, якоже и прочии языцы, иже окрест мене: поставляя да поставиши над собою князи, егоже изберет Господь Бог твой. (Втор. 17. 14. 15). Далее говорит о том, кто поставлен (князем): обаче да не умножит себе коней, ниже да возвратит людей во Египет, яко да не умножит себе коней (-16). И к этому еще прибавляет: и сребра и злата да не умножит себе зело (-18). Поэтому обличает как преданных ненасытной страсти к скоплению богатств, так и тех, которые увеличивают у себя число коней. По всей вероятности, обличение касается главным образом тех, которые имеют в руках своих власть, как людей, от которых преимущественно пред другими следовало бы ожидать почтения к божественным законам и которые должны бы обличать тех, кои преступают закон.

Ст. 8. 9. И наполнися земля мерзостеи дел рук их, и поклонишася тем, яже сотвориша персты их: и преклонися человек, и смирися муж, и не потерплю им.

Опять обличает их в духовном любодеянии и в том, что они покланялись многим лжеименным богам, и показывает, что они дошли до высшей степени нечестия, достигли предела всякого зла и обнаружили крайнюю неверность Богу, Который все знает, все сохраняет и всему подает жизнь. Следует сказать7 что они некоторым образом оскорбили природу человека, унизивши ее до крайности. Ибо Бог всяческих почтил человека тем, что сотворил его собственными руками; он сотворен не вместе с другими тварями, словом. подобным тому как: да будет твердь, и бысть тако, но взял Господь персть от земли и сотворил человека, по словам премудрого Моисея, и он сотворен был по образу и подобию Божию и поставлен был как бы начальником над всем, сущим на земле, и сверх этого почтен был духом жизни; ибо вдуну в лице его дыхание жизни (Быт. 2, 7). Таким образом человек в чести сый неразуме (Пс. 48, 13), по написанному; ибо служил изваяниям и, как говорит пророческое слово: поклонишася тем, яже сотвориша персты их: и преклонися человек и смирися муж. Это было оскорблением и для самого Бога и для природы человека. Ибо хотя они и могли по красоте тварей в известной мере познавать Творца их: невидимая бо Его от создания мира творенми помышляема видима суть, то есть вечная Его сила божество (Рим. 1. 20), но они этого не сделали; а оказывая почтение камням и поклоняясь камню, они, несчастные, наносили оскорбление по естеству Господу и Богу и Творцу всяческих, и не разумели, что этим, разумеется, они оскорбляли и свою собственную природу, потому что человек превосходнее деревьев и камней. Поэтому, справедливо негодуя, Творец вселенной говорит: преклонися человек и смирися муж и не потерплю им. Этим Он выражает непреклонный гнев свой, как будто двумя этими действиями он по справедливости подвигнут на гнев против них, т, е. что они, оскорбили божественное величие и весьма обесчестили свою собственную природу. Говорит, что наполнена земля мерзостями их и тем намекает на то, что число тех, которые виновны в отступничестве, не мало, но очень велико, и что у них не один вид идолопоклонства, но что каждый из них покланялся тому, что ему кажется богом. и множество идолов разных видов наполнило всю их землю. Поэтому устами пророка Иеремии сказано: по числу градов твоих беху бози твои, Иудо, и по числу путей Иерусалимских постависте олтари студныя, олтари на каждение Ваалу. Итак, тяжело и невыносимо для Бога это творение идолов, как чувственных, так и духовных. Ибо сатана страшно и многоразличными способами опустошает души людей, призраками, возбуждаемыми в их уме и сердце, а иногда образами идолов вводя их в грех и располагая их к постыдным и непристойным удовольствиям.

Ст. 10. 11. И ныне внидите во камения, и скройтеся в землю от лица страха Господня, и от славы крепости Его, егда возстанет сокрушити землю. Очи бо Господии высоцы, человек же смирен: и смирится высота человеческая, и вознесется Господь един в день оный.

Когда Иерусалим предавался идолослужению, или лучше вся Иудея уклонилась от истины, и необузданно предавалась всему, что противно Богу, любящему добродетель; тогда охватила, так сказать, всю Иудею война с Вавилонянами, которые, опустошив ее всю, избили пленных, а женщин и детей увели в свою землю; последние военнопленными оставались долгое время (на чужбине). И когда предвозвещено было нападение неприятеля и когда оно угрожало, то на Иудеев напал такой страх и они впали в такую тревогу, что скрывались в пещерах и расселинах, занимали непроходимые места, потому что руки их ослабели и сделались неспособными к сопротивлению нападающим. Итак повелевает скрываться от бедствий не таких, которые еще не настали, напротив, которые уже в дверях и постигли всю страну, и тем, которые еще живут, повелевает едва не закапываться в земле от страха Господа и от славы крепости Его, когда Он восстанет сокрушать землю, то есть разрушать землю. А что велики и высоки над всеми людьми божественные намерения и мысли и никто из живущих на земле не может противиться им, Он уясняет это, говоря: очи бо Господни высоцы. Ибо очами Господними здесь он называет Его предвидение и советы, и Его суд над каждым делом. Люди же, будучи малы по природе и по уму своему, и намерения имеют ничтожные и замыслы низкие. Но Бог выше всего сущий, и обладающий неизреченными преимуществами во всем, обладает непреодолимою мыслью. Ибо никто не может противопоставить или намерение, или силу, могущую воспрепятствовать исполнению его божественных мыслей. Говорит, что это уразумеют Иудеи, если раньше не познали этого, когда над ними разразится страшная война, когда всякая помогающая рука окажется бессильною, когда изобретательность и находчивость человеческой мысли, посредством которых думали скоро устранить бедствия войны, окажутся безуспешными. Итак говорит, что опыт покажет, что человек ничтожен и смирится высота человеческая и вознесется Господь един в день оный. Когда, как я недавно сказал, вся их сила окажется немощною, тогда превосходство божественной силы будет весьма ясно для тех, которые пострадали. Ибо весьма страшно оскорбить Бога и в этом заключается причина всякого бедствия, нас постигающего. И нам не должно надеяться на собственные силы, а напротив предоставлять все всемогущему Богу, и искать Его помощи, когда нас, оскорбивших Его грехами, постигнет какое-нибудь бедствие.

Ст. 12–17. День бо Господа Саваофа на всякаго досадителя, и горделиваго, и на всякаго высокаго, и величаваго, и смирятся, и на всяк кедр Ливанский высоких и превознесенных, и на всяко древо желудя Васанска, и на всякую гору высокую, и на всякий холм высокий, и на всякий столп высок, и на всякую стену высокую, и на всякий корабль морский, и на всяко видение доброты кораблей: и смирится всякий человек, и падется высота человеча, и вознесется Господь един в день оный.

Время войны и исполнение над ними гнева (божественного) называет днем Господним. Ибо таков образ выражения, свойственный богодухновенному Писанию; так что и самое время пришествия нашего Спасителя Давид обозначает именем дня, говоря так: Сей день, егоже сотвори Господь: возрадуемся и возвеселимся вонь. (Пс. 117, 24.) Посему говорит, будет время гнева на всякого своевольного и высокомерного: а своевольными, кажется, называет тех, которые унижают славу божественную тем, что не хотят покланяться ей, напротив преданы тем богам, которых сами изобрели; гордыми же называет тех, которые небрегли о божественных законах и ни во что вменяли божественные постановления. И блаженный Давид говорит: гордии законопреступоваху до зела (Пс. 118, 51.). Поелику в Иудее и Иерусалиме было очень много таких, которые сильно величались богатством, и безмерно пристрастны были ко множеству денег, много было выдававшихся из ряда других и сильных своею властью, не умеренно величавшихся своим благородным происхождением, поднявшихся высоко, и как бы надутых; то и говорит, что их то в особенности и постигнет гнев божественный, прикровенно указывая на положение или степень каждого; ибо уподобляет их кедрам ливанским: видех, говорит, нечестиваго превозносящася, и высящася, яко кедры ливанския (Пс. 36, 35.), и деревьям, вырастающим из желудя Васанского, то есть дубам, растущим в стране Васанской; страна эта находится в Иудее и ныне называется Васанской, которая весьма богата растительностью и имеет толстые и весьма высокие кедры. Точно так же сравнивает их с холмами и горами и сверх того с башнями и стенами высокими. А что в стране были средства к умножению богатства, то и присовокупляет, говоря и на всякий корабль морской и на всяко видение доброты кораблей. Это может быть понимаемо двояко. Ибо когда уже объявлена была война и когда ожидали появления Вавилонян, Израильтяне, оставивши мысль о надежде на Бога, призвали на помощь Египтян, наняли Тир и другие соседние народы. А Тиряне все были моряки, опытные в торговых делах и великолепно устроявшие корабли. Когда же пришел Вавилонянин, то он опустошил землю Тирян, прежде чем опустошить землю Иудейскую. Вот об этом-то в сих словах и говорит нам пророческое слово: а может быть оно означает и следующее: очень многие из ларей израильских имели торговые корабли, которые привозили им (товары) из страны и земли Индийской и других стран и городов. Поэтому у них скопилось большое богатство, от чего они сделались высокими, подобно кедрам и дубам, горам и башням. А что вместе с гордыми погибнет и богатство, то есть прибыли, получаемые от торговли и мены, на это ясно указывает. Небезызвестно также и то, что Израильтяне деньгами привлекали многих на помощь себе, потому что Бог чрез другого пророка говорит: и бяше Ефрем яко голубь безумный, не имый сердца: Египта моляше, и в Ассирианы отъидоша. Якоже идут, возложу на ня мрежу Мою, якоже птицы небесныя свергу я, накажу я в слух скорбения их (Ос. 7, 11. 12.). Итак, суд Божий против них был неизбежен. Не безумно ли, или, лучше сказать, не нечестиво ли, оставивши надежду на Него, увлекаться пустыми и неразумными помыслами, воображая, что если Он не хочет спасти их, то кто-нибудь другой избавит их, и что увеличение человеческих вспомогательных средств изменит Его определения? Ибо если говорит, замкнет от человека, кто отопрет? Итак, благо уповати на Господа, нежели уповати на человека, по слову Псалмопевца.

Ст. 18. 19. И рукотворенная вся скрыют внесше в пещеры и разселины камней, и в вертепы збмныя, от лица страха Господня, и от славы крепости Его, егда востанет сокрушити землю.

Достойным смеха изображает смущение Иудеев, когда они скрывают богов и спешат спасти тех, которым они кланяются. Не следовало ли ждать напротив, что боги будут их спасителями, если они действительно признавали их богами? А они, сами осуждая свои собственные намерения и сами свидетельствуя о совершенном бессилии их, помогают богам. Ибо скрывают их в пещеры и расселины камней и подземелья, дабы неприятели не нашли их и вместе с побежденными не увели в плен и богов. Что же это за боги, которые нуждаются в помощи тех, кои им кланяются? – Это бездушная материя, как говорит блаженный Давид: идоли язык сребро и злато, дела рук человеческих. И те, которые почитают их, будут страдать одинаковою с ними бесчувственностью, ибо будучи сами художниками и творцами их, берут их на плечи, идут, покланяются им и молятся говоря: изми мя, яко Бог мой еси ты (Пс. 58, 2.). Итак, сердце их – пепел, и заблуждаются они. А тем, которые привыкли действовать благочестиво, прилично отвергать безумие заблуждающихся и громко говорит: бози иже небесе и земли не сотвориша да погибнут от земли (Иер. 10. 11.), а живущим под этим небом следует говорить: нам един Бог Отец, из негоже вся; и мы у Него: и един Господь Иисус Христос, имже вся и мы тем (1Кор. 8, 6.).

Ст. 20. 21. В день оный изринет человек мерзости своя златые и сребреныя, яже сотвориша, да покланяются суетным и нетопырем. Еже внити в вертепы твердаго камене, и в разселины каменей, от лица страха Господня; и от славы крепости Его, егда возстанет сокрушити землю.

А что они решились скрыть сделанных ими лжеименных богов не потому, что они устыдились их, но скорее потому, что вполне признали их бесполезною и бессильною материею, это делает он ясным, присовокупляя к тому, что сказал: в день той изринет человек мерзости своя, яже сотвори, да покланяется им и нетопырем. Ибо, поместивши во внутреннем месте капища рукотворенных богов, они нечестиво поклонились им, потому что считали их богами. Когда же они увидели, что наступало время войны и что от них не было никакой помощи, а оказалось, что те, которых они считали спасителями и избавителями, суть камни и дерева и вещество золотое и посеребренное; то они извергли их из храмов и скрыли их в пещерах более потому, что сберегали материал (из которого они сделаны были), нежели потому, что почитали их еще за богов. И что труд производства идолов есть труд напрасный и бесполезный для них, это он показал говоря: изринет человек мерзости своя, яже сотвори, да покланяется им и нетопырем. Ибо они сами были творцами собственных богов и художниками тех, которым кланяются, и не получили от них никакой пользы. А в иных местах может быть строили храмы для одних нетопырей. Ибо всегда эти крылатые или перепончатые животные любят обитать в темных местах и вследствие своего присутствия все здесь наполняют мерзостью и зловонием. Итак выбросит человек мерзости, которые сам сделал, выбросит для того, чтоб, говорит, войти в пещеры твердого камня, и в расселины камней от лица страха Господня. Смотри же, как они, несчастные, спешили укрыться вместе с своими собственными богами. Но Бога всяческих они не видели в таком положении, ибо Он не скрывался, когда они бежали из земли Египетской, и за ними гнался преследующий Фараон; но неизглаголанною силою и непостижимым могуществом разделил море, и перевел их чрез него и они спаслись, идя по нему, как по суше, а безумный Фараон потонул со всем своим войском. И когда Рабсак, военачальник Вавилонский, обложивши Иерусалим со всех сторон, поносил Бога и говорил, что он легко завоюет всю Иудею; – не скрывался тогда Бог и не искал расселин каменных и ущелий в горах; но Езекия молился ему говоря: услыши Господи, призри Господи, и виждь и слыши словеса Рабсака, егоже посла царь Ассирийский укоряти Бога живаго (Иса. 37, 17.). И тотчас услышал Бога, который говорит ему: защищу град сей, ради Мене и ради Давида, раба Моего (-35.). И какую помощь оказал Он тем, которые находились тогда в опасности? Необычайную и достойную Бога: изыде бо Ангел Господень, и изби от полка Ассирийска сто осьмдесять пять тысящ (- 36.). Итак, постыжены были кланяющиеся изваянным, оставившие Всемогущего Бога и служащие богам, которых скрывают прежде самих себя, чтоб они не погибли прежде них, сделавшись добычею корыстолюбивых неприятелей. Итак скажем словами пророка Иеремии, престол славы возвышен от начала, место святыни нашея, чаяние Израилево, Господи: вси оставляющии тя да постыдятся, отступающии от тебе на земли да напишутся, яко оставиша источник живых вод Господа (Иер. 17, 12, 13.). Если же необходимо сказать духовным что-нибудь духовное, то те, которые терпят идолов в душе своей и допускают в ней присутствие непристойных образов и помыслов, пусть знают, что они будут жилищем нетопырей, то есть нечистых духов. Кииждо же, говорит, искушается от своея похоти влеком и прельщаем. Таже похоть заченши раждает грех: грех же содеян раждает смерть (Иак. 1, 14. 15.). Итак будем подавлять зародыши страстей и отвергнем новые идолы, посредством помыслов вторгающиеся чувственные вожделения, помня написанное: аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего неостави:. яко исцеление утолит грехи велики (Еккл. 10, 4.).

Гл. III, ст. 1. 2. Се Владыка Господь Саваоф отъимет от Иерусалима и от Иудеи крепкаго и крепкую, крепость хлеба, и крепость воды, исполина и крепкаго и человека ратника, и судию.

Сделавши достаточно подробное перечисление прежних их пороков, он опять благовременно начинает говорить о последних их бедствиях, которым подверглись нечестиво восставшие на Господа нашего Иисуса Христа. Ибо на них излилась ярость Господа, и весьма справедливо; потому что убившие пророков и камнем побивавшие посланных, они не устыдились Самого Сына, но бросились на Него подобно зверям и, насколько от них зависело, предали смерти начальника жизни, говоря: свяжем праведнаго, яко непотребен нам есть (Иса. 3, 10. Прем. 2, 12). Поэтому их постигли все бедствия войны и они были истреблены разнообразными способами: то голодом и осадою, огнем и мечем, то распродажею их жен и детей. А что они пострадали вследствие отвержения высших и божественных даров и лишились благ, необходимых для ума и души, об этом учит, говоря: се Владыка Господь Саваоф отъимет от Иерусалима крепкаго и крепкую. Здесь пророк говорит не о телесной крепости; (ибо так понимать его слова неудобно), но о духовной, о крепости ума и сердца, посредством которой мы обыкновенно совершаем добродетель. Ибо воюет плоть против духа, дух же против плоти, потому что они противятся друг другу; очень многие мирские и нечистые удовольствия, увлекающие ко греху, расстраивают ум человеческий. Поэтому необходима сила, сходящая свыше и от Бога. Ибо только при этом условии человек одерживает победу и побеждающий увенчивается. Об этой силе и говорит, что она будет отнята у Иудеев, и об этом будут свидетельствовать самые дела. Ибо есть ли у них смысл для совершения добродетели? или кто у них прославлен добродетелью и старательно противится страстям плоти, или влечению к непристойным удовольствиям? Ибо ум всех людей слаб как полусваренная свекла, по слову пророческому; он не может сказать: вся могу о укрепляющем мя Христе (Филип. 4, 13). Еще отнимется от них крепость хлеба и крепость воды, – опять хлеба не чувственного и воды, понимаемой не в обыкновенном смысле, напротив, того хлеба, о котором Давид говорит: хлеб небесный даде им: хлеб ангельский яде человек. (Пс. 77, 24. 25). Говорит также, что и о водах он упоминает духовных, о которых где-то говорит сам пророк Исаия: и почерпите воду с веселием от источник спасения (12, 3). И сам Спаситель: всяк пияй от воды сия вжаждется паки: а иже пиет от воды, юже Аз дам ему, не вжаждется во веки: но вода, южи Аз дам ему, будет в нем источник воды текущия в живот вечный (Иоан. 4, 13. 14). Тщательно вникни в слова пророка. Ибо не сказал просто: отнимется хлеб и вода, но крепость хлеба и крепость воды. И нам нужно знать, чему он хочет научить нас этим. Встречаясь с священными изречениями, и читая божественные писания, уразумевая их, мы получаем крепость хлеба духовного ибо не и хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих (Матф. 4, 4). Подобным же образом и под водами разумей воды духовные. Иудеи имеют хлеб и воду и до сих пор. Ибо они подробно изучают писания Моисея и читают закон; но так как они ничего не понимают, то не имеют ни силы хлеба, ни силы воды. Им дана только пустая буква, имеющая вид хлеба и воды, но нисколько не сообщающая им силы духовной. И Павел засвидетельствует об этом, говоря: даже бо до сего дне тожде покрывало во чтении ветхаго завета пребывает неоткровенно, зане о Христе престает (2Кор. 3, 14). Говорим, что и иным способом отнимается у синагоги Иудейской крепость хлеба и крепость воды. Это изречение имеет таинственный смысл. Ибо мы, чрез веру призванные ко освящению, имеем хлеб, сходящий с неба, то есть Христа, или Его тело. И если кто спросит, какова его сила, то мы ответим, что животворящая: ибо дает жизнь миру. Подобным же образом мы получаем чрез воду благодать святого крещения, освящающего нас; говорим, что сила воды есть отложение грехов, возрождение духовное, чтоб быть нам сообразным самому Христу, и сверх того свободный вход в царствие небесное: аще кто, говорит, не родится водою и Духом, не может внити в царствие Божие (Иоан. 3, 5). Итак, Иудеи лишились этих благ. Ибо нет у них крепости хлеба, то есть, возрождения во Христе. Не имеют они крепости воды; ибо в них остался грех неочищенным. Не войдут они в царствие небесное, обесчестивши Христа, вводящего в него; ибо не уверовали Тому, который говорит: Аз есмь путь и Аз есмь дверь (Иоан. 10, 9; 14, 6). Точно также отнимет исполина и крепкаго. Кто же это исполин? и кто крепкий? Я думаю, что исполином называют того, кто достиг предела духовной крепости, крепким же – того, кто немного уступает и стоит ниже по степени духовной силы. Каждому из них дана от Бога мера благодати. Это уясняет нам премудрый Павел, говоря: хощу, да вси человецы будут якоже и аз: но кийждо свое дарование имать от Бога, ов убо сице, ов же сице (1Кор. 7, 7). И в иных местах богодухновенное Писание обыкновенно называет самых сильных людей исполинами. Так Бог назвал тех Вавилонян, которые завоевали страну Иудейскую. Исполины идут исполнити ярость Мою радующеся, вкупе и укоряюще (Ис. 13, 3). И Псалмопевец говорит: возрадуется яко исполин тещи путь (Пс. 18, 6). Не будет у Иудеев человека ратника и судии. Но мы, почтившие верою Господа сил, получаем от Него силу и становимся способными к сопротивлению лукавым и нечистым силам. Яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12). С ними мы боремся духовно, запасшись оружием и имея духовный щит. Об этом напоминает и божественный Павел, говоря: станите убо препоясани чресла ваша истиною (- 14). И еще: оружия бо воинства нашего не плотская, но сильна Богом и во плоти ходяще, не по плоти воинствуем (2Кор. 10, 3. 4). У Иудеев же никогда не было такого; но всегда уступают без боя победу всякому нападающему и своим собственным необузданным желаниям. И никто не найдет у них умеющего правильно судит ни относительно дел духовных, ни относительно внешних и житейских. Ибо вторгаются в ум человеческий не пристойные и лукавые помыслы и приводит его в замешательство страшное множество нечистых страстей; и перестал действовать ум мудрого и доброго, как какой-нибудь судья, все исследующий, осуждающий худое и тайным голосом одобряющий полезное. Это совершенно оставлено в пренебрежении Иудейским народом. Ибо с ними нет направляющего нас к этому Бога; но даже если бы что и внешнее совершали, как бы не умет обсудит, что безупречно и что угодно Богу? Как же не знали истинную цель закона те, которые поносили Законодателя? не по этой ли причине они по справедливости лишены всякого разумения священного Писания?

Ст. 2–4. Отъимет также, говорит, и пророка и смотреливаго, и старца, и пятьдесятоначальника, и дивного советника, и премудраго архитектона, и разумнаго послушателя: и поставлю юноши князи их, и ругатели господствовати ими будут.

Что пророчество отнято было у иудейской синагоги, в этом никто не усомнится, потому что это ясно подтверждается самым делом. Ибо о Христе Иисусе предвозвестили блаженные пророки, жившие в давние времена. Но когда исполнилось то, что было предречено; тогда пришел конец закона и пророков (ибо Бог Господь явился нам, по слову Писания); когда же нагло восстали на Него; тогда у них прекратилась благодать пророчества. Ибо было ни с чем не сообразно удостоить духа пророчества противников и оскорбителей Бога, сделавшихся Богоубийцами, и тех, руки которых были полны кровей. Об этом может засвидетельствовать им и блаженный Даниил, говоря, что запечатано будет видение и пророк. Итак, Израиль не причастился столь величественной, в высшей степени славной благодати, и был так упорен и неразумен, что у них не оказалось ни одного прозорливого. Прозорливым же мы называем того, кто все совершающееся правильно определяет, и очень хорошо распознает, куда что идет и к какой цели направляется; а те, которые не осмотрительно и легкомысленно приступают к деятельности и ходят как бы во тьме, наталкиваются на камни: рассудительные зорким оком смотрят на последствия действий; и потому не удивительно, что вследствие этого они все делают благоразумно. Таков плод доброго ума и поистине прекрасного стремления. Старцем же мы называем человека не по летам (ибо у Иудеев и теперь еще есть очень много таких, которые достигают глубокого старческого возраста), но по разуму и как бы совершенства мудрости достигшего. Таким-то и блаженный Иоанн пишет, говоря: пишу вам, отцы, яко познасте безначальнаго (1Иоан. 2,13). Поэтому под старцами мы будем разуметь имеющих уже спокойный ум, постоянных и седых по мудрости и научившихся пользоваться тем, что случается. Пятьдесятоначальником же называет совсем не того, кто поставлен начальником над пятидесятью мужами, но того, кто вообще как бы сообразно с этою деятельностью руководит и располагает своих подчиненных действовать и жить благопристойно и добропорядочно. Вместе с прочим и в этом отношении пострадала иудейская синагога. Ибо когда еще жил вместе с ними Спаситель всех нас Христос и чрез веру призывал в жизнь вечную, в царство небесное, к ближайшему общению с Богом, – у них еще были архиереи и начальники, книжники и фарисеи. Но когда они, жалкие, убили Его, то рассеяны были по всем ветрам, сделались переселенцами и скитальцами, везде чужестранцами, не имеющими вождей и начальников, как в старину; но были подобны стаду, лишенному пастырей и не имеющему надзирателей, и что еще грустнее, – не имеющему дивных советников, каковыми были в древности некоторые пророки, наставляющие их необходимому для спасения, увещающие необузданных и весьма искусно руководящие ко всему полезному. Угрожает отнять у них и премудраго архитектона и разумнаго послушателя. Это духовные и Богом подаваемые дарования и достойные всякой похвалы. Ибо премудрым архитектоном называем того, кто умеет духовно созидать церковь правильными и безупречными наставлениями, кто уничтожает обольщения лжеименного знания и ограждает ум верующих догматами истины. Таков был божественный Павел, который заповедует, говоря: по благодати Божией данный мне яко премудр архатектон основание положих, ин же назидает: кийждо же да блюдет, како назидает. Основания бо инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Христос (1Кор. 3, 10. 11). Итак, у Иудеев нет не только мудрого строителя, но и разумного слушателя. Мы думаем, что это тот, кто имеет дар различения духов и может понимать, кто говорит в Духе Божием, и кто в духе Веельзевула. Ибо многие и много произносят речей, имеющих предметом истолкование догматов и внушение доброй нравственности, но, будучи не искусны и непросвещенны, уничтожают различие и допускают не точные слова, которые не только не приносят никакой пользы, напротив обыкновенно причиняют вред. Разумный же слушатель, подобно опытному ростовщику, принимает только то, что обыкновенно приносит пользу, а то, что не таково, отбрасывает, как фальшивую монету. Нечто подобное говорит и блаженный Павел: будьте опытными меновщиками, вся искушающе добрая держит. От всякия злые вещи отгребайтеся. (1Сол. 5, 21. 22). И другой из святых учеников согласно с этим заповедует, говоря: братие, искушайте духи, аще от Бога суть (1Иоан.4, 1). Итак, по лишении всего этого, поставлю, говорит, юноши князи их и ругатели господствовати ими будут. И юношами опять называет не по возрасту, но таких, которые не достигли еще совершенства в разуме. Юность всегда поступает неразумно, увлекается своеволием и имеет недостаток в высших стремлениях. А Иудеи и до сих пор по истине имеют таких начальников, юношей по недостатку ума. Они обманщики и в другом отношении, ибо они деньгами покупают название Раввина и ради корыстолюбия и собирания подарков принимают на себя должность учителей. Но те, которые исцеляются от болезни лицемерия, становятся истинными поклонниками нашего Спасителя Христа и имеют не вид добродетели, обладающей только внешними украшениями, но нося внутри ума и сердца страх Божий, хотя и живут на земле, но пребывают мыслями на небесах, имея наставником самого Господа нашего Иисуса Христа.

Ст. 5. И нападати имут людие, человек на человека, и человек на ближняго своего: приразится отроча к старцу, и безчестный к честному.

Предшествующее слово показало нам, как у Иудеи отнята будет крепость хлеба и крепость воды, исполин и сильный, воин и судия, и пророк, и прозорливец, и старец, и пятьдесятоначальник, и чудный советник, и мудрый архитектон, и разумный слушатель. Потом когда это наконец сбудется с ними и какой вред они потерпят от этого, уясняет, тотчас присовокупляя, что нападати имут людие, человек на человека, то есть у них будет междоусобие и они будут проводить жизнь, исполненную мятежа, когда юноши будут презирать почтенную седину старца, и низший не будет оказывать чести высшему; но когда никто не будет обличать, и следовательно направлять к тому, что каждому прилично, все у них будет в расстройстве, при отсутствии у них всякого порядка и знания. Ибо где не управляет божественный закон, судья всех действий, там как было бы возможно кому либо проводить правильную жизнь, подобно тому, как если бы кто захотел, чтобы корабль, не имеющий кормила и кормчего, мог идти прямым и не извилистым путем?

Ст. 6. 7. Яко имется человек брата своего или домашняго отца своего, глаголя: ризу имаши, началовождь нам буди и брашно мое под тобою да будет. И отвещав в день оный речет: не буду твой началовождь, несть бо в дому моем ни хлеба, ни ризы: не буду началовождь людем сим.

Пророческое слово показывает нам величие страдания и крайнего несчастия Иудеи. Ибо царствовали в Иерусалиме происходившие из колена Иуды и были знамениты и славны, наделены богатством и роскошью, увенчаны наследственным благородством. Начальствовали также иным образом, происходившие из колена Левии по чину Ааронову. Когда таким образом первосвященник с пользою управлял, а священники и Левиты совершали служение, они были почитаемы во всей стране Иудейской. Но когда они стали совершать то, что запрещено законом и не было ни одного вида нечестия против Христа, которого бы они не совершили; тогда они лишились той древней знатности и знаменитости, как по богатству, так и по славе, а дела их пришли в такое худое и расстроенное состояние, что они решительно не могли иметь у себя ни одного начальника, который по славе равнялся бы древним, имел бы такое же богатство и власть или знание закона. Это-то самое и предсказывает говоря: яко имется человек брата своею, или домашняго отца своего глаголя: ризу имаши, началовождь нам буди, и братно мое под тобою. Когда же дела придут в смятение и приведены будут в больной беспорядок, так что они станут нападать друг на друга и юноши не станут оказывать никакой чести и почтения старцам, и бесславные славным: тогда каждый, говорит, себе будет искать начальника и изберет его, едва умоливши его близостью родства и склонивши на милость: изберет же не как обладающего богатством, но как не нагого, и с готовностью будет питаться от него и служить бедняку; но и такой не будет стремиться к начальствованию, хотя бы те, которые захотели бы подчиняться ему, ничего не просили от него. Ибо они ищут хлеба, и, подчиняясь ему, и ради самой простой пищи готовы бы отдать себя ему в рабство. Какое унижение! это совершенная нищета. И речет, говорит, несть в дому моем ни хлеба, ни ризы: не буду началовождь людем сим. Видишь, как то, что в древности имело у них для многих высокое значение, разумею начальствование, чего некогда домогались всеми средствами и что доставалось не многим, то будет предлагаться желающим. Но так как дела всех будут находиться в страшном и беспомощном расстройстве; то и от начальствования будут уклоняться. Таким образом из самых событий мы можем видеть, из какого положения в какое пришло все у Иудеев. И это за то, что они, жалкие, оскорбили Христа, богато раздающего нам блага, увенчивающего славою любящих Его и обогащающего духовными дарованиями души близких Ему людей.

Ст. 8. Яко оставлен бысть Иерусалим, и Иудеа паде, и язык их со беззаконием не покоряющся Господеви.

Говорит, что Иудея пала подобно дому и объясняет, по какой причине она терпит это. Что значит оставлен бысть? То есть, он запустел и оставлен, не пользуется прежним попечением Христа. Ибо они слышали Того, Кто прямо говорит: се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 38.). Итак Иудея пала, не имея того, кто поднял бы ее и умел и мог бы спасти. Ибо Христос есть основание и на Нем все мы созидаемся, камни живые и духовные, соединяемые и скрепляемые духовно в святой храм, в жилище Бога в Духе, и в нем обитаем. И имеющие Его основанием, имеют во всем добром непоколебимую опору и устойчивость; те же, которые не имеют в Нем основания, – бывают очень шатки и удобопреклонны ко всему непристойному. Так пала Иудея и оставлен Иерусалим. Это предвозвестил и другой из святых пророков, говоря: дом Израилев падеся и несть возставляяй его. Потерпеть это пришлось им и потому, что они, кроме непокорности, имели неистовый и самый беззаконный язык. Ибо есть ли что либо постыдное, чего они не говорили бы на Спасителя всех нас, – Христа? Они называли Его самарянином и бесноватым, и ядцей и винопийцей, рожденным от любодеяния. Итак, вместе с непокорностью, язык их постоянно произносил нечестивые слова против Христа. Пусть же и об них скажут: не без основания для птиц расставляются сети. Ибо те, которые соучаствуют в убийстве, сами собирают для себя бедствия; и конец людей, преступающих закон, несчастен.

Ст. 9. Сего ради ныне смирися слава их, и студ лица их противу ста им: грех же свой яко Содомский возвестиша и явиша.

Указывает на время унижения Иудеев и говорит ныне смирися слава их, пополняя, что (это случилось) в особенности за то время, в которое язык их беззаконно нечествовал против Христа; тогда постигли их всякого рода унижение и они впали в бесчестие. И каким образом их язык, вместе с непокорностью, произносил нечестивые слова, сам пророк объясняет нам, оставляя в стороне все другое и вспоминая одно только последнее их нечестие. Ибо они и всегда враждовали против Христа и, уязвляемые стрелами зависти, всячески злоумышляли против Него. А когда привели Его к Пилату, тогда в особенности обнаружили они и проявили свой грех, как грех Содомский. Ибо как жители Содома, страдавшие дикою необузданностью желаний и побеждаемые противоестественными удовольствиями, нападали на блаженного Лота, требуя вошедших к нему мужей для совершения над ними постыдного дела, так как в них попрана была всякая стыдливость и ими овладело неодолимое бесстыдство; подобным же образом, думаю, и Иудеи обнаружили свое беззаконие, вопия и говоря Пилату о Христе: возми, возми, распни Его (Иоан. 19, 15.). За такие их слова (Бог) обвинял их и чрез одного из пророков, говоря: я оставил дом мой, бросил наследство Мое и отдал возлюбленную душу Мою в руки врагов её. И стало для Меня наследство Мое как лев в лесу; он издал голос свой против Меня; посему я возненавидел его.

Ст. 9 – 11. Горе души их, зане умыслиша совет лукавый на себе самих, рекше: свяжем праведнаго, яко непотребен нам есть: убо плоды дел своих снедят. Горе беззаконному: лукавая бо приключатся ему по делом рук его.

Теперь пророк оплакивает народ иудейский и указывает причины сетований оных. Ибо, говорит, они сказали в себе: свяжем праведнаго, яко непотребен нам есть. Ибо они не приняли чрез веру Спасителя всех Христа, но постоянно бесчестили Его и думали, что ни какой пользы не будет от жизни Того, Кто пришел, чтоб чрез Него сделалось новым все, что в нас, и чтоб привести от подзаконной жизни в духовную потомков Израиля. Посему предположивши, что не будет от Него никакой пользы, они предали Его смерти, хотя Он ожил опять как Бог, опустошивший ад и разрушивший державу смерти. Ибо Он – жизнь и источник жизни. Но они умыслили против себя самих, восхотев связать праведного. И они поедают плоды дел своих. Ибо что человек посеял, то и пожнет. И те, которые ведут добрую жизнь и имеют душу, исполненную любовью к Богу, получат от этого благие плоды: противники же и непокорные и восстающие против славы божественной будут вкушать плоды дел своих, то есть, огонь, суд и наказание и все, что бывает следствием гнева божественного. Такие бедствия непременно постигнут тех, которые решились противиться Богу. Поистине горе беззаконному: лукавая бо приключатся ему по делом рук его. И как они привели Иисуса к Пилату и предали Его необузданному гневу воинов, так и сами они, говорит, преданы будут войскам римским. И мы увидим, что об этом очевидно говорит он устами Иезекииля; так как сказано нечестивому и богоубийственному Иерусалиму: как ты сделал, так будет и тебе. Воздаяние Твое возвратится на твою голову.

Беседа третья

Гл. III, ст. 12. Людие мои, приситавницы ваши пожинают вас, и истязающии обладают вами.

Предъизобразив с полною наглядностью и весьма убедительно, что страна иудейская будет терпеть лишение всякого добра, и возвестив то, что случится с неистовствовавшими против Христа, он опять убеждает удерживаться от грехов и словами кротости как бы обворожает их ради их пользы, обращая их к лучшему и научая удаляться тех, которые сделались виновниками всех бывших с ними несчастий. Ибо не думаю, чтобы надлежало с любовью повиноваться людям, получившим право начальствовать, если они не стремятся учить тому, что относится к пользе подчиненных и если они не считают достойным осуждения того, что по всей справедливости считается дурным. Достоинство учителя состоит в том, чтобы он был в состоянии приводить обучаемых к точному познанию того, что полезно – чтобы он в состоянии был показать то, что обыкновенно причиняет вред, и удержать от того, что несправедливо. И принадлежащие к разряду учеников были бы достойны всякой похвалы, если бы знакомились не просто с мнениями учащих, но (вместе и) с свойством предметов, и воздавали честь учителям в том случае, когда они правомыслящи и обладают знанием и способны наставить на все лучшее, а напротив порицали бы тех из них, которые не стремятся к такой цели. Некоторые пасут стада овец в горах и лесах: но если животным встречается на пути ров или горный утес, то овцы обходят его и не идут на смерть, им угрожающую; ибо как бы врожденный им закон научает их беречь свою собственную жизнь. Если же такой закон, по-видимому, управляет бессловесными животными: то небезрассудно ли думать, что в нас самих, одаренных разумом, нет познания того, что полезно и необходимо для жизни? Поэтому, если бы некоторые из поставленных наставниками и руководителями вздумали увлекать нас к тому, что не подобает; то нам не следует просто держаться за них и без всякой осмотрительности делать то, что им кажется хорошим, но подвергать обсуждению все, что нужно делать и таким образом достигать того, что обыкновенно приносит наибольшую пользу. Итак, наставники Иудеев, то есть книжники и фарисеи, были весьма изобретательны на средства к собиранию богатства и к получению с народа даров, начатков и десятин и всего что закон назначил в удел тем, которые получили власть священнодействовать. Их цель, на достижение которой употреблено было все их старание, состояла в том, чтоб убедить народ, что закон надобно хранить по преимуществу в этом отношении. Что же касается других заповедей, то они придавали им не очень большое значение. По этому и Сам Спаситель говорил им: Горе вам книжницы и фарисее лицемерии, яко одесятствуете мятву, и копр, и кимин, и остависте вящшая закона, суд и милость и веру (Матф. 23. 23). Они были корыстолюбивы и сребролюбивы, и на тех, которые иногда впадали в проступки, налагали тяжкие наказания, чтобы, устрашая обвиняемых в чем-нибудь, побудить их приносить им подарки даже и свыше сил. Поэтому Он говорит к тем, которые терпели от них обиды: людие мои, приставницы ваши пожинают вас, и истязающии обладают вами. Говоря: людие мои, Он дает понять; что если Израиль решится делать угодное Ему, то соделается достойным кротости и человеколюбия и не совсем будет лишен подобающей близости к Нему: а говоря; приставницы пожинают вас. Он показывает свойственную им великую ненасытность и корыстолюбие, ибо одни из них жнут серпом колосья на нивах, другие же, собирая и те колосья, которые выпадают из руки жнеца, ничего не оставляют на полях. Так обыкновенно поступают те, которые обкрадывают виноградники, оставленные без стражи. Итак, говорит, приставницы ваши пожинают вас. Это то же, как если бы Он сказал: они обобрали у вас имущество; и этим не удовлетворилась их ненасытность; но они уже пожинают, то есть налагают руки и на то, что еще осталось. Очень хорошо и прилично им Он именует их не руководителями и наставниками и не усвояет им другого какого-нибудь подобного имени, но называет их приставниками и вымогателями. Учит же, что они владычествуют над ними не как наставники, кротко обращающиеся с учениками, но как жестокие и грубые господа, принуждающие думать как им самим угодно и наклоняющие к чему бы то ни было даже и против убеждения. Но не такова цель у тех, которые во Христе. Посему, тем, которые призваны были к епископству и получили власть управлять словесными стадами, Божественный Петр пишет: не яко обладающе причту, но образи бываите стаду (1Петр. 5, 3). Но таинственное слово знает и иных приставников, которых желающие жить праведно должны удаляться. Ибо лукавые и противные силы возбуждают почти в каждом из живущих на земле стремление к злу. и собирают с нас как бы некоторую дань, – наклонность к страстям духа. Посему священное Писание ублажает тех, которые не внимали голосу сборщика податей. Ибо, противоборствуя похотям плоти и с мужественной душой ограждая себя от вреда происходящего из греха, попирая начала и побеждая духов злобы, они сделались могущественнее (настолько могущественными, чтобы не бояться) голоса сборщика податей. Посему надобно удаляться от таких приставников и не допускать им пожинать в нас плоды греха, ни даже собирать колосья. А это будем делать укрепляемые Христом, изгоняя из своего ума лукавые помыслы, постыдные похоти и всякий вид нечистоты.

Ст. 12. Людие мои, блажащии вас льстят вы, и стези ног ваших возмущают.

Опять возбуждает их к трезвению ума и желает, чтоб они испытали дела свои, а не впадали в беспечность вследствие только приятных речей. Ибо фарисеи, обходя дома Иудеев, старались говорить льстивые речи, называли народ благословенным, жребием Божиим, и может быть словами Варуха говорили им: блажени есмы Израилю, яко угодная Богу нам разумна суть (4, 4). Таким образом, чтобы приносили им установленные законом дары и десятины и начатки, фарисеи усиливались говорить льстивые речи, хотели быть часто доступными (для народа) и старались, все делать на показ; а для прибыли и корысти учили подчиненный им народ нарушать и самый закон. И Господь наш Иисус Христос ставил им в вину то, что они отменяют заповедь Божию ради собственного своего предания. Посему и говорит: льстят вы блажащии вас, и стези ног ваших возмущают; ибо не дозволяют поступать право, но как бы отводя от прямого пути приводят к стремнинам и рвам. Путь же прямой и ровный есть единение со Христом чрез веру. Поелику же вожди Иудеев знали, что по отменении данной чрез Моисея заповеди они останутся без доходов и сборов; то они как бы возмущали путь ног народа, превратно толкуя учение Христово и приказывая возлежать под сению закона. Ибо они жалкие дерзали говорить: мы веемы, яко Моисеови глагола Бог: сего же не вемы, откуду есть (Иоан. 9, 29) и опять: если бы сей человек был от Бога, то не нарушал бы субботы (-9, 16). А нечестивее этого то, что желающим слушать Христа и внимать словам Его богохульно говорили: он имеет беса и безумствует; что слушаете Его? Думаю, что и по ивой причине надобно духовному человеку и подвижнику добродетели всячески удаляться входящих в ум и сердце, ублажающих его, помыслов. Сатана весьма изобретателен на злодеяния; когда людей, известных благочестием, он не может отвлечь от драгоценной для них жизни и поведения и склонить к тому, что ему угодно; то он пытается поразить их другим способом. Он хвалит их, как людей, достигших совершенства, потом прославляет их как святых, ублажает их как уже ставших друзьями Божиими и достигших до края всякой добродетели. А таким образом породивши в них страсть гордости, возбуждает их ко вражде против Бога и наконец вырывает их с корнем, подобно некоторому растению. Ибо ему не неизвестно, что Бог всяческих смиренным дает благодать, а гордым противится. Поэтому, как я сказал, надобно удаляться помыслов, ублажающих нас в уме и сердце; поелику они не позволяют нам идти прямым путем, которым всякой и весьма удобно приходил бы к тому, что угодно Богу.

Ст. 13–15. Но ныне устроится Господь на суд, и поставит на суд люди своя: Сам Господь на суд приидет со старейшины людей, и с князи их; вы же почто запалисте виноград мой, и разграбление убогаго в домех ваших? Почто вы обидите людей моих, и лице убогих посрамляете?

Пророк говорит, что множество терпящих неправду не будет оставлено без защиты и без всякого попечения, напротив, несомненно удостоверяет, что Бог всяческих будет поборать по них. Ибо говорит, что Он будет судить пожинающих и ублажающих их, и что приведет в смятение стезю ног их. Произведет суд над старейшинами народа, сверх того над начальниками или предводителями. Он искупил народ свой из дома рабства и избавил от жестокости владычествующих, восстановив против них всю тварь: Он произвел превращение воды в кровь, поражал градом, глубокою и трехдневною тьмою и многим другим, о чем говорить подробным образом было бы продолжительно. Потом, переведши их по средине моря, питал их в пустыне, ввел их в землю обетования и народы сильные и весьма воинственные истребил как терние. И это объяснял нам боговдохновенный Давид, говоря к Спасителю и Искупителю всех: виноград из Египта пренесл еси: изгнал еси языки и насадил еси и: путесотворил еси пред ним... Простре розги его до моря и даже до рек отрасли его (Псал. 79, 9. 10. 12). Ибо, как говорит пророк Иеремия, Израиль сделался пышно разросшеюся виноградною лозою и плод его – роскошным. Для ухода за ним поставлены были начальники народа; но они так небрежно относились к винограднику господина, что, казалось, он совсем был сожжен. В этом именно преступлении он и будет обвинять их, говоря: вы же почто запалисте виноград мой: ибо от кого следовало бы ожидать, что этот духовный виноград, то есть Израиль, будет находиться в самом лучшем состоянии и пышно разрастется, – те самые довели его до совершенного запустения, дали ему иссохнуть и сделали его негодным для господина. Итак, виноградник сожжен теми, при чьем уходе он должен бы быть очень богат виноградом и изобилен плодами и защищен от всякого вреда. Теперь не достойно ли обратить внимание на то, каким образом они, как это говорится о них, сожгли духовный виноградник? Тем, которые имели призвание учить и знали закон, приводящий ко всему угодному Богу, надлежало самим преимущественно пред другими жить как можно сообразнее с законом и быть как можно более украшенными славой справедливости, так чтоб их жизнь была образцом и как бы наглядным изображением совершенной жизни для каждого из подчиненных им. Сверх того они обязаны были наставлениями из закона приводить подчиненных им ко всему доброму, погрешающих обличать, падающих восстановлять, показывать им путь благочестия, внушать им все лучшее и убеждать смотреть на конец закона, говорю, Христа: кончина бо закона и пророков Христос. И о Нем говорил Моисей в тенях и образах, предвозвещая древним священное и великое таинство. Но они, презревши все это, сами были злы по своим нравам, необузданны по своей жадности, неудержимы в любостяжании и совершенно пренебрегали правым судом. И вместо того, чтоб краснеть, они обыкновенно гордились всем этим. Итак, виноградник был сожжен, не получая пользы от жизни своих начальников и не получая руководства, при помощи наставления в законе, к правильной и безукоризненной жизни, или к познанию Христа, и это уже воссиявшего живущим на земле и ясно говорящего: Аз есмь свет миру, Аз есмь путь и Аз есмь истина (Иоан. 8, 12; 14, 6). Посему они должны были выслушать: вы же почто запалисте виноград мой, и разграбление убогаго в домех ваших? Почто вы обидите людей моих, и лице убогих посрамляете? Ибо они привлекали бедных к познанию того, что им самим нравилось, и были причиною того, что лица их покрывались стыдом. Как ревнители правды являются пред очами Божиими с светлым и исполненным великого дерзновения лицом; так, говорим, преданные порокам имеют непривлекательное, угрюмые и исполненное стыда и позора лице сердца. Но как тот, кто наставляет в мудрости и руководит к самому лучшему, приносит пользу; так, думаю, приносит вред всякий, призванный быть учителем, если не делает своего воспитанника любителем добра; ибо он как бы покрывает стыдом лице его и его бедного мудростью какие бы принуждают и увлекают к постыдному. Но вожди Иудеев были несправедливыми и хищниками и в других отношениях, и покрывали стыдом лица бедных, будучи пристрастны к богатым, хотя закон говорит: суд праведный судите, и постоянно заповедует, чтоб не быть лицеприятным в суде.

Ст. 16. 17. Сия глаголет Господь: понеже вознесошася дщери Сиони, и ходиша высокою выею, и помизанием очес и ступанем ног, купно ризы влекущия (по долу) и ногама купно играющия. И смирит Господь начальныя дщери Сиони, и Господь открыет срамоту их в день он.

Пророческое слово прежде показало нам, что для начальников Иудейских составляло главнейшую заботу приобретение богатства и что они поставляли в этом великую славу, между тем как были исполнены неправд и любостяжания. Они старались появляться как в городе, так и в селениях с большою пышностью, разъезжая на конях и безмерно тщеславясь внешним блеском тех, которые сопровождали их. Поэтому он в предшествующих словах обвинял их, говоря: и наполнися земля их коней, и не бяше числа колесниц их и наполнися страна сребра и злата и не бяше числа сокровищ их (Ис. 2, 7). Потом и жены людей богатых, побуждаемые тщеславием, устремились к роскоши, к украшениям из золота и драгоценных камней и начали весьма превозноситься пышностью и драгоценностью одежд. Ибо женский пол, находясь в счастливых условиях жизни, всегда любит тщеславиться и выставлять себя на показ; в особенности же любит одеваться блистательно и украшаться золотом и, высоко поднимая свои брови, величается телесною красотою. И часто вследствие этого самого становятся надменными и те, которые живут вместе с такими женщинами, так как некоторые в изнеженности жен поставляют свою славу. Может быть, этим недугом страдали знатные люди Иудеев, забыв о благоговении пред Богом. Ибо, чтоб иметь постоянные средства для обогащения в положенных законом приношениях народа, они не принимали веры во Христа и не хотели, чтобы и другие веровали, затворяя пред ними царство Божие, по написанному (Мф. 23, 13), и ни сами не входя, ни желающим не позволяя войти. Поэтому, они преданы были Римским войскам на опустошение и разграбление и погибли вместе с своими женами и дражайшими их сердцу, вместе с домами и богатством. Было же много и другого, что собрано было с весьма большою заботливостью, но они оказались жалкими и скитальцами и дошли до крайнего бедствия. Посему (пророческое) слово порицает их женщин или дочерей, в особенности же дочерей начальников и знатных, которые были дочерьми и сильных людей, и говорит: понеже вознесошася дщери Сиони, и ходиша высокою выею и помизанием очес, и следующее за сим. Вознеслись же они не добродетелью, но плотскими и крайне земными стремлениями. Ибо, как я сказал, они находили удовольствие величаться богатством, славою и внешними украшениями, которые состояли из драгоценных камней, золота и разнообразных одежд. В этом пророческое слово изображает нам внутреннее настроение и поведение преданной удовольствиям, легкомысленной и украшенной блестящим нарядом женщины, из примера одной показывая гордость всех у них женщин; ибо ходиша, говорит, высокою выею и помизанием очес. Женщине весьма скромной, уважающей жизнь достойную и честную, больше всего свойственна стыдливость, и ей меньше всего прилично показываться пред взорами мужчин; но эти дошли до такой степени развращения и вместе бесстыдства, что выставляют себя на показ во время процессий и высоко держат свою выю; тем, которые смотрят на них, они делают знаки глазами, иногда улыбаются и смотрящим на них своею улыбкою как бы обещают уже свидание. Ибо любодейное настроение души располагает к непостоянству и сильно возбуждает склонность к чувственным удовольствиям. Но пророческое слово усиливает обвинения против них и говорит, что они любодействовали, волоча свои одежды и играя ногами (своими). Вероятно думать, что и это у них делалось для увеличения своей красоты, а это занятие любодейное и свидетельство о крайнем бесстыдстве. Ибо где стройные стихи сопровождаются топотом ног, там всегда бывает и шум, производимый руками, и всякий вид постыдных измышлений, и те, которые смотрят на это, возбуждаются к бесстыдству. Посему некогда, говорит, смирит Господь начальныя дщери Сиони и открыет срамоту их или отнимет украшение их и сделает явным позор их. А это будет тогда, когда они, оказавшись нагими и лишенными всякого украшения и одежды, будут преданы в руки врагов, будут рабами и пленницами и будут испытывать всякое бедствие.

Ст. 18–22. И отымет Господь славу риз их и красоты их, и вплетения златая (на главе), и тресны ризныя, и луницы гривенныя, и срачицы тонкия, и красоту лица их, и состроение красы славныя и обручи, и перстни, и мониста, и запястия, и художныя усерязи, и багряницы, и пребагряная и утварь храмную, и светлая Лаконская, и виссоны, и синеты и, червленицы. и виссон со златом и синетою претыканы, и тончицы преиманы златом.

Оказав, что в тот день будет открыта срамота их, подробно повествует и о том, каким образом случится с ними срамота. А что они будут находиться в нищете и лишатся всего, изысканно ими изобретенного, и оного прежнего благоденствия и роскоши, в этом удостоверяет, присовокупляя, что они будут обнажены от всякого украшения, утративши плетения, ожерелья и цепь и прочее неразлучное с этим. Из сего можно видеть, что они имели величайшее пристрастие к нарядам, преданы были мыслям об украшениях, в особенности же о разврате. Ибо женщинам с добрым настроением сердца и отличающимся скромностью, совершенно противны занятия такими предметами, и им отвратительно и ненавистно то, что придавало бы им нескромный вид, напротив они твердо держатся того мнения, что должно приобретать похвалу добрыми делами; а у распутных женщин, у которых заметна склонность к любодеянию и распутству, ум обращен ко всему противоположному и помыслы стремятся к тому, чтобы со всевозможной тщательностью украсить себя и отовсюду собирать то, что потребно для этого. Каждой из таких женщин надлежит сказать, что она напыщенна и распутна. О такой непристойной и надменной женщине вспоминает и Соломон, говоря: обретох... жену, яже есть ловитва, и сети сердце ея, узы в руку ея: благии пред лицем Божиим изъимется от нея, а согрешаяй ят будет от нея (Еккл. 7. 27).

До сих пор здесь было говорено нам о женщинах непристойных и лукавых. Но нужно знать, что Бог устами пророка Иезекииля говорит к синагоге иудейской, как бы к одной женщине, которую, говорит, украсил разнообразным украшением: а написанное о ней гласит следующее: и прострох криле мои на тя, и прикрых студ твой, и кляхся тебе: и внидох в звет с тобою, глаголет Адонаи Господь: и была еси мне, и омых тя водою, и ополосках кровь твою от тебе, и помазах тя елеем. И облекох тя в пестроты, и обух тя в червлены: и препоясах тя виссоном, и возложих на тя трихаптон, и украсих тя утварию, и возложих запястие на руце твои, и гривну на выю твою, и дах усерязи на ноздри твоя, и колца во уши твои, и венец хвалы на главу твою, и украшенна была еси златом, и сребром, и одежды твои виссонны и трихапты и испещрения (Иезек. 16, 8 – 13). Итак, Бог увеселяет душу, вступившую с Ним в тесное единение, разнообразным украшением и многообразно увенчивает славою добродетелей: но у тех, которые сохраняют жизнь свою безукоризненною и проводят ее в святости, духовная красота будет еще большею и пребудет неувядаемою; а с теми, которые охотно склоняются к тому, к чему не должно, и легко увлекаются дурными делами, непременно случится то, что они утратят все доброе и будут страдать лишением того, что им некогда даровано было. Ибо они впадут в руки лукавых и нечистых друзей, князей века сего, мироправителей тьмы сей, духов злобы, которые особенно злоумышляют против добродетельных душ: ибо совратить их – для них наслаждение, подобно тому, без сомнения, как птицеловам кажется большим удовольствием ловить самых красивых птичек. Поэтому, где-то и о сатане написано, что снеди его отборные. И так, нам надлежит бодрствовать и мужаться с Богом и понимать слова блаженного Павла: темже мняйся стояти, да блюдется, да не падет (1Кор. 10, 12). При этом приходящие к могущему все Богу должны говорить в молитвах: Господи, волею твоею подаждь доброте моей силу (Пс. 29, 8).

Ст. 23–25. И будет вместо вони добрыя смрад, и вместо пояса ужем препояшешися, и вместо украшения златаго, еже на главе, плешь имети будеши дел твоих ради, и вместо ризы багряныя препояшешися вретищем: и сын твой добрейшии, его же любиши, мечем падет, и крепцыи ваши мечем падут и смирятся: и восплачутся хранилища утварей ваших, и останешися едина и о землю ударена будеши.

Можно думать, что пророческое слово не напрасно входит здесь для нас в очень большие подробности и тщательно перечисляет виды украшений, бывших в обычае у женщин, преданных роскоши, а также виды и самой древней роскоши, именно что когда потом возвещает о совершенной и всецелой утрате ими столько приятнейшего (для них), то желает сколько можно растрогать их и повергнуть в скорбь; когда же посредством искусного изображения представляет им благополучие как бы уже утратившим его, то сие для того, чтобы ожиданием грядущего и имеющими последовать за тем ужасами, а всего более невыносимыми бедствиями, возбудить в них трепет и таким образом обратить их к доброй жизни и убедить их возвратиться к тому, что угодно Богу. Итак, говорит, преданные такой роскоши не только лишатся украшений, но и будет (им) вместо благовония зловоние (пыль), то есть вместо жизни в наполненных благоуханиями домах (им) предстоят продолжительные и трудные (по пыльным дорогам) путешествия, когда они поведены будут в плен, имея еще изнеженные ноги. Но и не это одно, а и сами они будут в стыде и в крайне бесчестном виде, так что вместо золотого пояса будут обвязаны простою веревкою, будут с голою, то есть плешивою головою, хотя прежде она убираема была золотыми плетениями; и даст им одежду, которая свойственна пленницам, толстую и худую, которую называет вретищем, и она будет им вместо полупурпурового хитона и изысканных одежд. К этому присовокупляет, что и сын твой добреиший, егоже любиши, мечем падет. Ибо бравшие город или страну обыкновенно отрывали, маленьких детей от груди и из объятий матери и жестоко убивали грудных младенцев, чтоб матери их могли идти без тяжести и не обременяемые заботою о детях своих. Таким образом, говорит, что сын их возлюбленный падет от меча или этим именно способом, или будет убит во время сражения, и умрет от руки неприятелей. А когда говорит, что будут плакать кладовые для их украшений, то не в том смысле, будто кладовые обладают чувством и могут плакать, но в том смысле, как если кто говорит, что и дом плачет (сирота), когда никто в нем не живет, К этому присовокупляет: и останешися едина и о землю ударена будеши, то есть будешь жалкою и повергнутою и как бы лежащею на земле. Ибо такова жизнь тех, которые находятся в плену, несчастии, суровом и невыносимом рабстве. Итак, весьма страшно оскорблять Бога и пренебрегать душевною красотою; потому что очень склонных к небрежности Бог лишает всякой красоты, очевидно духовной, и показав их не имеющими никакой добродетели, предаст их врагам. Так мы говорим, что некоторые преданы в неискусен ум, и старости безчестия (Рим. 1, 26. 28). А когда Бог всяческих укрепляет нас духовною силою, мы сохраняем в себе красоту своей природы в полном блеске. Когда же Он оставляет свое попечение о нас, тогда мы являемся совершенно обнаженными от всякого добра и, утратив красоту добродетели, подчинимся постыдным страстям и будем служить врагам.

Гл. IV, ст. 1. И имутся седмь жен за мужа единаго, глаголюще: хлеб наш ясти будем, и в ризы наша одеватися, точию имя твое да наречется на нас, отъими укоризну нашу.

Прекрасно закончив речь о женщинах Иудейских, имеющих идти в плен за роскошь и пристрастие к богатству, он старается показать, что в городах иудейских будет мало мужского населения, и что в них окажется большой недостаток в людях, некогда самых храбрых, ибо говорит, что крепцыи ваши мечем падут. Какое же знаменование того, о чем я говорил? Весьма хорошо и искусно подготовленное. Поелику Бог чрез Моисея изрек сынам Израилевым закон: да не будет в тебе неплодной или не имеющей детей: то у Иудеев считалось величайшим позором, если женщина не рождала, или кто-нибудь между мужчинами не имел детей: ибо позор неплодной и бездетной жены тотчас переносился и на них. Но этот закон имел духовный смысл; ибо Бог всяческих объявил, что духовный Израиль, то есть ум, созерцающий Бога, не будет неплоден, и бездетен, напротив будет плодороден подобно прекрасной и удобренной земле. Но Иудеи понимали это чувственно, ибо они были душевны и не имели духа. Итак, будет, говорит, в стране такой недостаток в мужчинах вследствие истребления их во время войны, что седмь, тоесть много, жен имутся за мужа единаго, глаголюще: хлеб наш ясти будем, и в ризы наша одеватися, точию имя твое да наречется на нас, отъими укоризну нашу. Не видишь ли, как они боялись позора безчадия и как сильно отвращаются имени неплодной, и бездетной? Они приходят и просят не обычного и не того, что обыкновенно женщины получают от мужей; потому что, говорят, у них самих этого будет достаточно, а просят, как я сказал, об одном только – о снятии с них позора. Обрати внимание на глубину мысли. Ибо если бы приглашаемый был богат, женщины не говорили бы: будем есть свой хлеб и свою одежду носить будем. Поелику же они знают, что спасшиеся от войны и едва избежавшие (смерти) впали в крайнюю бедность и терпят великое бедствие; то совершенно ничего не спрашивают у них, а просят только об одном – чтоб стать матерями детей. Мысль историческая состоит в этом. Но некоторые придают объясняемым словам духовный смысл; только не знаю почему делают это не совсем правильно; иначе они были бы достойны всякой похвалы. Говорят, что семь жен означают семь духов, а один муж это – Христос. Потом, мало подумавши о приличии, говорят, что эти семь духов говорят так: сними позор наш: и мы будем есть свой хлеб и одеваться в свою одежду. Но лучше следовало бы сказать, что семь жен – это многие души, которые чрез веру во Христа восприняли Его самого, как хлеб и Его ищут, как одежды спасения и от Него ищут плода. Ибо подобное сказал и блаженный Давид о Христе, всех Спасителе: вселяя неплодов в дом, матерь о чадех веселящуюся (Псал. 112, 9). Говорится, что и неплодная родит семь, то есть многих, поелику добродетели различны, и не одна, но многие имеющие матерями боголюбивые души.

Ст. 2. 3. В день оный возсияет Бог в совете со славою на земли, еже вознести и прославити останок Израиля. И будет останок в Сионе и останок во Иерусалиме: святи нарекутся вси написаннии в жизнь во Иерусалиме.

Так как некоторые колеблются указать, в какое время исполнится предвозвещенное устами пророка о женщинах Иудейских или о всей их стране, – прежде ли пришествия Спасителя или после него: то смысл рассматриваемых слов несомненно удостоверяет, что пророк указывает нам не на другое какое либо время, а на то именно, когда они за нечестие против Христа (ибо они, жалкие, нагло поступили с Ним) понесли вполне заслуженное наказание, когда Иерусалим был окружен войсками, когда Иудеи, говорит, приведены были в такой ужас, что говорили горам: покройте нас, и холмам: упадите на нас. Посему говорит: в день оный т.е. в то время, когда совершенно исполнится предреченное, возсияет Бог в совете со славою на земли, еже вознести и прославити остатк Израиля. Ибо Слово из Бога Отца не восхищением непщева быти равно Богу, умыслило же о нас нечто глубокое и несказанное. Будучи в образе Бога Отца и в равенстве с Ним, Оно сделалось подобным нам и явилось среди живущих на земле не без славы, хотя и стало плотью, поелику делало то, что прилично Богу, и совершало такие знамения, которые достойны всякого прославления и удивления. Воссиявши умилосердилось над Израилем; так как он не погиб совсем; но сохранился остаток, возвысился и прославился, и, ознаменовавшись освящением, записан в книге жизни. Но истинное исполнение пророчества должно видеть как бы в начатках спасенных, в святых апостолах, которые поистине возвысились и прославились дарами божественной благодати, обогатились великою славою. Ибо получили власть над нечистыми духами, чтоб изгонять их, исцеляли многих страждущих болезнями, но были написаны и в книге жизни. И когда они радовались тому, что бесы повиновались им, и когда говорили об этом, Христос отвечал им, научая их радоваться гораздо более важному. Не радуйтеся, говорит, яко беси вам повинуются: радуйтеся же, яко имена ваша написана суть на небесех (Лук. 10, 20). Итак, возвысились Израильтяне, которые сохранились как бы в количестве остатка; ибо удостоились у Христа славы и благодати, называемы были сынами Бога, братьями и друзьями Его, сделались участниками в славе Его, удостоились быть записанными там на небесах и назывались гражданами Иерусалима духовного, матери святых, о которой вспоминает сам пророк Исаия, говоря: очи твои узрят Иерусалим, граде богатый, кущы не поколеблются (33, 20).

Ст. 4. Яко отмыет Господь скверну сынов и дщерей Сионских, и кровь Иерусалимску очистит от среды их духом суда, и духом зноя.

Слово пророка опять становится спокойным и показывает, что некогда иные будут делать неправильные толкования и, не позволяя никому никоим образом восставать против приговоров Божиих, наперед должным образом оправдывает их, ибо если бы кто-нибудь стал вопиять против того, что возвысятся опять, сыны Израилевы и прославятся и будут записаны на небесах, так как они нечествовали безмерно, убивали пророков, камнями побивали посланных к ним и наконец произнесли смертный приговор на самого Христа, и сделались руки их полными крови: то пророк на это дает ответ: отмыет Господь скверну сынов и дщерей Сионских и кровь очистит от среды их духом суда и духом зноя. Бесспорно, что они согрешили; но благодать Христова всех оправдала и даже самым убийцам даровала прощение грехов. Посему, и божественный Петр возгласил к народу Иудейскому, говоря: вы же святаго и праведнаго отвергостеся, и испросите мужа убийцу дати вам (Деян. 3, 14.). И потом: и ныне, братие, вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши (- 17). Покайтеся, и да крестится кийждо вас во имя Господа Иисуса и приимете дар Святаго Духа. Вам бо есть обетование и чадом вашим. (Деян. 2, 38). Посему, говорит, Творец всяческих и Господь многомилостив, кротостью побеждает человеческое малодушие, не хочет смерти умирающего, но чтоб обратился он от лукавого пути своего и жил. Отмыет скверну согрешивших и очистит кровь от среды их духом суда и духом зноя. А мы говорим о духе суда, о приговоре Божием, произнесенном над нами согласно с праведным судом или справедливостью. Ибо негде Спаситель так говорит: ныне суд есть веку сему. (Иоан. 12, 31); ибо Он произнес приговор над веком сим и сатаною, и одного изгнал как притеснителя, живущих же в мире оправдал чрез веру, как притесняемых. Под духом же зноя мы разумеем, благодать, подаваемую в святом крещении, не без Духа бывающую в нас. Ибо мы крестились не в простой воде, и не пеплом телицы окроплены мы для одной только чистоты телесной, как говорит блаженный Павел, но Духом святым и огнем божественным и духовным, истребляющим в нас нечистоту порока и уничтожающим скверну греховную. На это пришествие к нам Спасителя предуказал и другой из святых пророков, говоря: се грядет яко огнь горнила, и яко мыло перущих. И сядет разваряя и очищая яко сребро и яко злато (Мал. 3, 2. 3. 4, 1). А об Иудеях, которые остались виновными в непокорности, говорит: оскуде мех от огня, истле олово: всуе ковачь сребро кует, лукавства бо их не истаяша. Сребро отриновено нарцыте их, яко Господь отверже их (Иер. 6, 29. 30). Но над нами уверовавшими не напрасно трудился сереброкователь и не оказалось недостатка в раздувательном мехе или в свинце; ибо мы очищены в духе суда и в духе жжения. И если бы кто захотел сказать, что в народе иудейском очищение совершилось в духе зноя, чрез бедствия войны и чрез то, что они претерпели (ибо наказания очищают и принесение покаяния Судии всяческих иногда освобождает от многих грехов); то и в таком случае речь заключала бы истину.

Ст. 5. 6. И приидет и будет все место горы Сиона, и вся яже окрест ея осенит облак во дни, и яко дыма и света огненна горяща в нощи, всею славою покрыется. И будет в сень от зноя, и в покров, и в сокровение от жестости и дождя.

О ком или о чем говорит в слове придет? О времени ли, в которое это совершится, или о том, кто уничижил себя до истощения и нисшел с неба, дабы спасти род человеческий? Одинаково идет речь, скажет ли кто, что это говорится о времени пришествия (Господа), или же кто захочет отнести это к Самому Христу. Ибо пришедши Он увенчал Своею благодатью сынов духовного Сиона и свободного Иерусалима и соделал их блаженными. И стал для них покровителем, как бы распростерши над ними то древнее облако, которое осеняло Израиля некогда в пустыне. Поэтому и говорит: приидет, и будет все место горы Сиона, и вся яже окрест ея осенит облак во дни. Для того, чтоб обитающие в духовном Сионе, то есть церкви, избежали зноя настоящей жизни и испытаний, неразлучных с искушениями или жжений, Христос, осеяя их наподобие облака, будет их покровителем, и будет Сам разгонят тьму неведения и дьявольской злобы, сияя уму на подобие света во тьме или блеска огня. О сынах Израиля написано, что Он вел их днем в облаке, а в продолжение всей ночи в блеске огня. Но все это было прообразами и подобиями духовного, истина же – совершенное чрез Христа. Ибо Сам Он есть истина. Удостоенные Его защиты будут, говорит, отовсюду и совершенно как бы в тени от зноя, будут под защитой и покровом от суровости непогоды и дождя. Суровой же непогоде и дождям опять уподобляет силу и самое жестокое приражение искушений. Ибо Христос негде говорит: всяк убо, иже слышыт словеса Моя сия и творит я, уподобится мужу мудру, созда храмину свою на камени. К сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри и нападоша на храмину ту, и не падеся: основана бо бе на камени (Матф. 7, 24). А когда присовокупляет, что всею славою покрыется, то дает тем понять, что для уверовавших во Христа милость от Него будет не какая-нибудь частная, но будет состоять во всецелой готовности оберегать их: будут находиться в ограде и под осенением могущего спасти и избавить от всякого зла.

Гл. V, ст. 1. Воспою ныне возлюбленному песнь, возлюбленнаго моего винограду моему.

Первый стих настоящей главы есть как бы определение и план того, о чем будет говориться дальше. Ибо на то, что хочет делать, Пророк намекает, говоря: воспою возлюбленному, то есть Христу, которого так назвал Его Бог Отец, говоря: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о немже благоволих (Матф. 3, 17). Итак, прислушаемся к твоему голосу, о пророче! а из одних уже твоих мыслей не потекут ли слова? Но смотри, на что указывает цель песни. Хотя, говорит, эта речь произносится чрез меня, но это не моя речь, но возлюбленного; составлена же о возлюбленном винограднике моем, или как другие толкователи говорят: о винограднике его. Если же он говорит о винограднике моем, то он говорит это не как владетель виноградника, но как один из тех, которые принадлежат к винограднику. Ибо мы найдем, что пророки и о народе Божием иногда употребляли такие же выражения. Так пророк Иеремия говорит: кто даст мне в пустыни виталище последнее, и оставлю люди моя и отъиду от них? (9, 2). Ибо как принадлежащий к народу он говорит, что близки ему по крови и роду – его народ. Итак, пророк воспевает песнь возлюбленному; и его песнь составлена о винограднике возлюбленном, то есть об Израиле. Ибо написано, что виноград Господа Саваофа человек Иудин, новый сад возлюбленный (Ис 5, 7).

Ст. 2. Виноград бысть возлюбленному в розе, на месте тучне: и ограждением оградих и окопах и насадих лозу Сорек (избранну), и создах столп посреде его, и предточилие ископах в нем, и ждах да сотворит гроздие. и сотвори терние.

Сравнивши Израиля с виноградником, пророк держится этого переносного выражения в продолжение всей речи. Виноград бысть, говорит, возлюбленному в розе, на месте тучне. Говорят, что некоторые толкователи довольствовались выражением: на месте тучне, потому де, что рог ни на что другое и не указывает, как на это самое. Некоторым же кажется, что выражение: в розе надобно понимать: в силе Божией. Ибо Израиль наследовал землю обетованную, победивши при помощи Божией издревле обитавшие в ней народы. Посему и говорит Ему в сорок третьем псалме: о тебе враги наша избодем роги, и о имени твоем уничижим возстающия на ны (43, 6), поелику в божественном Писании рог понимается в смысле крепости и силы и царской славы. Итак должно выслушать блаженного Давида, иногда говорящего как бы от лица всякого праведника: вознесется яко единорога рог мой (Пс. 91, 11), иногда же опять о Христе: рог его возвысится в славе, ибо весьма славно царство Христово. А о том, что обетованная земля плодоносна, свидетельствует священное Писание; повсюду оно называет ее землею, текущею медом и млеком. Эту мысль подтверждает и блаженный Псалмопевец, поющий и говорящий об Израиле: виноград из Египта пренесл еси: изгнал еси языки, и насадил еси и (Пс. 79, 9). Не видишь ли, что выражением: в розе указывается в этих словах на силу Божию, ибо он насажден по изгнании оттуда народов. Впрочем, другим кажется, что слово: в розе означает: на высоком и видном месте. Ибо таков Сион, расположенный на горе. Итак, насадивши, говорит, виноградник, и ограждением оградих и окопах и насадих лозу Сорек. Израиль окружен был как бы некоторою оградою и ангельскими силами и небесными воинствами, а сверх того обнесен был валом. Что же это значит? Опытные в возделывании винограда, искусно прикрепляя к каждой лозе подпорки, поднимают их к верху и укрепляют в земле. Ибо вследствие этого получаемый от них плод будет целым и невредимым. Подобное сему сделал и Бог всяческих, устроив духовному винограднику подпору в данном чрез Моисея законе, дабы он, преклонившись к земле и помышляя только об одном плотском, не был истреблен многоразличным образом,а получил бы возможность помышлять о горнем. Ибо закон Божий отводит от земного, как бы поднимая выспрь ум руководимых им. А что виноградная лоза доброкачественна, на это указывает, говоря, что в плодородной земле насаждена не просто попавшаяся под руку лоза, но Сорек, то есть избранная. Евреи же думают, что словом Сорек указывается и вид и имя прекрасной и самой плодоносной виноградной лозы. И создах, говорит, столп посреде его, и предточилие ископах в нем; ибо в Иерусалиме построен был этот знаменитый храм, как бы башня и жилище Бога и выкопано было предточилие и поставлен был жертвенник в нем и корванна, то есть казнохранилище, в котором слагались всякие приношения приходящих сюда. Но поелику, говорит, я привел виноградник во всех отношениях в благоустроенный вид, то я ожидал, что он принесет гроздья; я думал несомненно, что он принесет не что иное, как лучший виноградный плод; – он же уродил терние. Итак, надежда обманута: обманул Израиль и вместо гроздьев уродил терние. Ибо он не сделался хранителем закона и не украсил себя плодами доброй жизни; но многообразно уклонился от закона и сотворил терние, то есть дела огня или таковое, что уязвляет прикасающихся и приближающихся к ним. Грех же совершаемый нами, оскорбляет Бога и что для нас терние, то для Него злой нрав. Но как блаженный Павел пишет: земля, пившая сходящий на нее множицею дождь, и рождающая былия добрая оным, имиже и делаемая бывает, приемлет благословение от Бога (Евр. 6, 7), а рождающая терние и колючки негодна и близка к проклятию, конец которого – сожжение.

Ст. 3. 4 И ныне живущие во Иерусалиме, и человече Иудин, судите между Мною и виноградом Моим. Что сотворю еще винограду Моему, и не сотворих ему? занеже ждах, да сотворит гроздие, сотвори же терние.

Пытается показать совершенно неизвинительное нерадение Иудеев и сверх того их бесстыдство по отношению к закону. Ибо им надлежало и очень удобно было идти славною и достохвальною стезею согласной с законом жизни и следовать жизни во Христе, но они предпочли путь кривой и, пренебрегши возможностью приносить добрые плоды, стали подобны сухой земле, неспособной приносить хороших плодов, – лучше же земле дикой, заросшей тернием и кустарником. Итак, говорит, пусть придут мудрые между вами и рассудят между Мною – Господином виноградника и между самыми виноградными лозами. Вследствие недостатка чего потребного им, стали они негодными? Если я, насадивший их, пренебрег чем-нибудь необходимым для их пользы, то пусть кто либо обличит меня в этом и я прекращу свой гнев, оставлю свой гнев и не буду требовать наказания. Ибо, говорит, что сотворю, чего не сотворих ему? Но, несмотря на то, что я обогатил его всем полезным и не допустил, чтоб он имел нужду в чем-нибудь, он однако оказался рождающим терние, хотя я ожидал, что он будет красоваться зрелыми плодами. Какой же, наконец, будет произнесен судьею приговор? Назовет ли ленивым и нерадивым земледельца или наоборот обвинит тех, которые были предметом моей (его) заботливости, но до такой степени оказались небрежными относительно своего благоплодия, что породили вместо гроздьев бесполезный кустарник и множество терний. А что здесь идет речь не о чувственном тернии и не о виноградных ягодах и гроздьях, – это всякому ясно. Если же виноградник разумеется духовный, то конечно таковые же разумеются и плоды.

Ст. 5. 6. Ныне убо возвещу вам, что Аз сотворю винограду моему: отъиму ограждение его, и будет в разграбление: и разорю стену его, и будет в попрание. И оставлю виноград мой, и ктому не обрежется, ниже покопается, и взыдет на нем, якоже на лядине, терние и облаком заповем, еже не одождити на него дождя.

Эта форма речи, как мне кажется, не может не возбуждать удивления. Ибо когда как будто промолчали призванные для решения тяжбы между Ним и виноградником, Он напоследок определяет им наказание и ясно предвозвещает то, в чем оно выразится. После того, как не осталось у Него ничего (не употребленного), что могло бы послужить им на пользу, Он по собственному решению стал жестоким (по отношению к ним). Надлежало, чтоб те, которые дошли до такого развращения, наконец оставлены были без руководства, попечения и помощи Господа. Итак отъиму, говорит, ограждение его, и будет в разграбление: и разорю стену его, и будет в попрание. А виноградник, не имеющий ограды и стены, будет совершенно открыт для желающих расхищать, будет как бы самым готовым для всех угощением и дорогой для проходящих, потому что никто не препятствует этому. Ибо когда Бог защищает нас и как бы ограждает нас некоторою тайною помощью, мы не будем доступны, для нечистых духов, не будем для них как бы удобной стезей, не будем доступны для расхищения зверям полевым и лакомою пищею для лисиц. Об этом написано и в Песни Песней: имите нам лисы малыя, губящия винограды (2, 15); о некоторых же говорится, что они части лисовом будут (Пс. 62, 11). А когда Бог попускает желающим поступать с вами несправедливо и оставляет попечение о вас свыше, мы будем испытывать всякое зло, и всякий будет своевольно распоряжаться тем, что нам принадлежит, будет ли то духовный грабитель, или свирепствующий в членах плоти закон; и всякое движение нашей души будет приносить плод сатане. Итак, виноградник без ограды и без стены будет предан на разграбление желающим. И ктому не обрежется, ниже покопается, то есть, оставлен будет без всякого попечения, могущего исправить его и привести к лучшему и предохранить его от страшного запустения. Ибо заповем духовным облакам, то есть святым пророкам или силам ангельским, еже не одождити на него дождь, то есть дождь, очевидно духовный, обнаруживающийся в возбуждении ума и сердца посредством божественного слова. Но отсюда уже весьма ясно можно видеть, что это случится, как говорит пророческое слово, с сынами Израиля не прежде времен пришествия Христова, но после того, как они нечестиво поступят со Христом. Ибо вовсе нельзя назвать или указать такое время, когда Израиль оставался бы без святых пророков. Некогда они были пленниками и вместе с женами и дорогими их сердцу уведены были в страну Персов и Мидян; но не без святых пророков уходили они в Египет, когда Вавилоняне разрушили знаменитый Иерусалим, но с ними был пророк Иеремия, руководимый высшими божественными глаголами. Когда же они вознеистовствовали против Христа, то остались без ограды и исчезла всякая их безопасность. Думаю, что на это именно указывает, говоря, что разорится стена его. Тогда замолкло и всякое слово святых пророков, переставшее как бы на подобие дожди. И голоса святых умолкли. И думаю, что к этому именно и относится сказанное им Богом чрез одного из пророков: се дние грядут, глаголет Господь, и послю глад на землю; не глад хлеба, ни жажду воды: но глад слышания слова Господня. От восток до запад обтекут ищуще, словесе Господня, и не обрящут (Амос 8, 11. 12). И так именно, как я сказал, и случилось с Израильтянами, и совершенно справедливо. Ибо они отвергли Господа сил, духовно орошающего души и сердца и утучняющего росою духовною, о которой напоминает и блаженный Давид, говоря: яко роса Аермонска я, сходящая на горы Сионския (Пс. 132,3). Вместо этого виноградника устроен новый виноградник, чрез веру призванных во освящение. И о них небесный жених, то есть Христос, говорит: виноградные лозы дают ростки и издают благоухание. И Сам Он есть первая, всесвятая и истинная виноградная лоза, а мы висим на нем на подобие ветвей, наполняясь Его животворным туком. Об этом Он ясно сказал: Аз есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть. Всяку розгу, о Мне не творящую плода, измет ю: и всяку, творящую плод, отребит ю, да множаиший плод принесет (Иоан. 15. 1. 2). Поелику мы срощены с Ним чрез союз, очевидно духовный, то сделаемся плодородными. В этом Он Сам уверяет нас, говоря: будите во мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе: тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие. И иже будет во Мне, и Аз в нем, тои сотворит плод мног: яко без Мене не можете творити ничегоже (Иоан. 15, 4. 5). Итак, я говорю, что чрез веру, любовь и повиновение во всем надобно привиться к истиной виноградной лозе, то есть Христу. Ибо Он сделает нас способными приносить плоды, Он поставит вокруг нас ограду и устроит стену и удалит мимоходящих. И к Нему негде говорит священное Писание: И созиждутся пустыни твоя вечная, и будут основания твоя вечная родом родов: и прозовешися здатель оград, и стези твоя посреди упокоити (Исаии. 58, 12).

Ст. 7. Виноград бо Господа Саваофа, дом Израилев есть, и человек Иудин, новый сад возлюбленный: ждах, да сотворит суд, сотвори же беззаконие, и не правду, но вопль.

В сих словах ясно показал, что у него была речь не о чувственном винограднике, но о духовном, ибо богодухновенное Писание для уяснения темных и духовных предметов всегда употребляет ясные примеры. Виноград бо, говорит, Господа Саваофа, новый сад возлюбленный дом Израилев есть и человек Иудин. Но хотя он удостоился от меня милосердия и любви и пользовался всяким попечением, однако не сделался виноградником плодоносным, не стал благородною лозою, не почтил закона и не жил доброю и святою жизнью, а как бы обманул и надежду земледельца. Ибо я ожидал суда, то есть проистекающего из светлой мысли правильного и безупречного относительно всех действий выбора или решения; но, говорит, он сотворил беззаконие. Подлинно виноград рождает терние. Поэтому, как я только что сказал, он обманул (надежду виноградаря). Откуда естественно было ожидать плодов правды, оттуда неожиданно произошла жизнь, несообразная с священными законами и противная божественным заповедям. Итак сотвори беззаконие и не правду, но вопль. Говорит же: вопль, думаю, указывая на то, что жизнь у них была волнуема страстями и полна была смятения. Посему и божественный Павел святым заповедовал, говоря: всяк кличь, и гнев и ярость и хула да возмется от вас со всякою злобою (Еф. 4, 31). Тем, которые имеют твердый ум, неприлично употреблять непристойные клики; они скорее свойственны тем, чья жизнь непостоянна и даже преклонна ко всякому злу, тем, которые руководствуются в жизни более раздражительностью, чем рассудительностью. По-видимому же делается намек и на тот жестокий вопль, который они подняли против самого Христа. Ибо когда Пилат упрекал их, неужели хотят они распять царя своего, они отвергнув всякую скромность и боголюбие, вопияли: возми, возми, распни Его. Не имамы царя токмо Кесаря. Это нечестивый вопль, порождение иудейской синагоги, – вопль, за который они, лишились и ограды и стены и орошения из святых облаков и оставлены без всякого попечения, поелику говорит: оставлю виноград мой, и ктому необрежется, ниже покопается. Совсем опустошен был породивший терния, которые служат пищей огню.

Ст. 8. 9. Горе совокупляющим дом к дому, и село к селу приближающим, да ближнему отъимут что. Еда вселитеся едини на земли? Услышашася бо во ушесах Господа Саваофа сия.

Чтобы кто-нибудь не подумал, будто Он напрасно обвинил Израиля и нерассудно наклеветал на виноградник, что он совсем не рождал гроздьев, а только терния, то есть вместо суда или справедливых приговоров – беззаконие, вместо правды – вопль, уместным образом перечисляется то, из чего можно было видеть, что над ним произнесен не безмерно строгий приговор, – не за обыкновенные прегрешения, но за то, что весьма противно закону и в высшей степени отвратительно для любящего добро Бога. Посему говорит: горе совокупляющим дом к дому, и село к селу приближающим, да ближнему отъимут что. Ибо людям, которые желают обогащаться и обладают возможностью сего, обыкновенно бывает присуще постоянное стремление к тому, чтобы приобретенное умножать и еще, чтобы увеличивать свое состояние нескончаемыми приращениями. Поэтому они всегда притесняют соседей и ближних своих, стараясь увеличить свои обширные дома в городах, насильственно отнимая участки земли у владельцев соседних с ними имений и присоединяя их к своим собственным. Человек богатый, если ему представляется удобный случай достигнуть того, чего он желает, становится ненасытным, потому что он никогда не перестанет посягать на то, что принадлежит ближнему, всегда жаждет того, чего у него еще нет, и сильно стремится к тому, что еще не приобретено. Итак, говорит, горе желающим присоединять к своим домам дома других, к (своим) полям поля (других), чтоб отнять что-нибудь у ближнего Ибо они всегда стараются создать предлог к приобретению большого имущества, таким образом, что оспаривают право других жить в соседстве с ними; затем они притесняют слабейших и нечестиво обирают их, хотя бы эти плакали и вопияли против их жестокости. Что же говорит им пророческое слово? Еда вселитеся едини на земли? Ужели, говорит, вы думаете, что вы одни живете на земле и как будто Бог не управляет ею и не видит совершающегося на ней? подлинно Господь всяческих находится очень близко и Ему слышны совершаемые вами дела. Каким образом (слышны)? быть может спросите вы. Очевидно вследствие воплей тех, которые обижены ими. Подобное написал нам и ученик Спасителя: приидите ныне богатии, плачитеся и рыдайте о лютых скорбех ваших грядущих на вы (Иак. 5, 1), и к этому присовокупляет: се мзда делателеи делавших нивы ваша, удержаная от вас, вопиет: и вопиения жавших во уши Господа Саваофа внидоша (- 4). Ибо с большою готовностью приемлет вопли обидимых Его всесвятая и ненавидящая зло природа. А что не оставил Господь живущих на земле, в этом пусть уверит сам Говорящий: Бог приближаяйся Аз есмь, глаголет Господь, а не Бог издалеча (Иер. 23, 23). Итак, внемлите желающие прибыточествовать, готовые делать притеснения братьям и грабить их, еда вселитеся едини на земли? Ибо Бог всяческих близ есть. Но надобно знать, что весьма мудрое внушает нам пророк сими словами. О, богатые, говорит, зачем похищаете имущество ближнего и возненавидели соседа? Несомненно случится то, что вы одни будете жить в стране, когда все другие будут прогнаны (вами), потому что вы достигнете того, что земля не будет иметь обитателей. Поэтому прекрасно и благоразумно иметь только необходимое для умеренного довольства. Ибо лучше малый достаток со страхом Божиим, нежели большое имущество с неправдою. Если же нужно указать на пример из священного Писания, то напоминаем, что некогда в Самарии над Израилем царствовал некто, который воздвигнул себе самый пышный дом, упал из него и тотчас погиб. Бог же, обличая его за то, что он напрасно трудился, говорит: создал еси себе дом пространен и горницы ши роки со отверстыми окнами и своды кедровыми, и расписаны червленцем. Еда царствовати будеши, яко ты поощряешися о Ахазе отце твоем? Лучше тебе было творити суд и правду благу (Иер. 22, 14. 15). Не пользуют сокровища беззаконных, как написано, правда же избавит от смерти (Прит. 10. 2).

Ст. 9. 10. Аще бо будут домове мнози, в запустении будут велицыи и добрии, и не будут живущии в них. Идеже бо возорют десять супруг волов, сотворит корчаг един, и сеяй артавас шесть, сотворит меры три.

Несомненно, говорит, дошли до слуха Господа Саваофа жалобы на притеснения, совершаемые людьми сильными над другими. Что же, умолчал ли Он об этом? допустил ли это спкойно? обуздал ли Свой гнев? Никак, говорит. Ясным доказательством этого служит то, что Он сделал напрасными усилия людей, пристрастных к чужому. Ибо, говорит, какая польза присовокуплять дом к дому и с пышностью и великолепием устраивать жилища, если в них никто не будет жить, потому что война истребит и малых, и великих? И какая им прибыль от обширнейших полей, когда Бог не попустит сим приносить хорошие плоды за жадность их владетелей или похитителей? Ибо в полях будет такой неурожай, что там, где работали в виноградниках двадцать волов, или десять пар, получится едва один сосуд вина, а из шести мер высеянных семян получат только половину того, что высеяно. А для обработки десятью парами волов, как я думаю, нужно очень много виноградников, а равным образом очень много участков пахотной земли. Итак, бесполезно имение и суетно стремление к приобретению многого, если не кому будет жить в домах, находящихся в городах, и не будет плодородия на полях, так как Бог уничтожает урожай и обличает неправду жадных людей. Поелику же и каждый из нас имеет в душе своей духовное земледелание и совершает посев правды, то будем остерегаться, как бы не нанести оскорбление Богу. Ибо тогда-то, подобно безопасному и прочному дому, приобретем мы многовидные и разнообразные добродетели, и будем изобиловать житом подобно долинам. Господь же всяческих благословит сеяние наше и умножит плоды правды нашей, как говорит божественный Павел (2Кор. 9, 10).

Ст. 11. 12. Горе восстающим заутра, и сикер гонящим, ждущим вечера: вино бо сожжет я: с гусльми бо и певницами, и тимпаны, и свирельми вино пиют, на дела же Господня не взирают и дел руку его не помышляют.

К прежним обвинениям присоединяет другие и весьма тяжкие обвинения против богатых. Ибо они сверх того, что преданы были любостяжанию и без меры притесняли слабых, любили присутствовать на пиршествах, предавались роскошеству, постоянному разгулу и пьянству и осквернялись другими пороками, проистекающими из плотоугодия. И это совершалось у них постоянно, как бы вследствие убеждения, что это им надобно делать во всякое время, поелику богатство способно располагать к чувственным удовольствиям и возбуждать ненасытность к ним. Но сеяй в плоть, как говорит Павел, от плоти пожнет истление (Гал. 6, 9). Концом скоротечной роскоши будут продолжительные и обильные слезы, а плодом плотского удовольствия погибель. Итак, пророк изображает нам пышность Иудеев, их неумеренную роскошь и преданность беспорядочной жизни Они, говорит, все время проводят в объедении, с рассвета ищут сикера и в продолжение дня даже до самого вечера занимаются пированием: ибо вино сожжет я. И несомненно, что употребляемое в излишестве вино производит как бы пожар во внутренностях человека. Но и иным образом вино сожжет тех, которые пристрастны к нему: для наказующего их будет побуждение (к тому, чтобы предать их казни), и они совершенно и всецело сгорят, отосланные в вечный огонь, уготованный диаволу и ангелам его. Таким образом, преданный пьянству вместе с другими нечистыми не будет иметь части у Бога и не войдет в царствие небесное. Смотри, какая некогда была необузданность Иудеев в чувственных удовольствиях. Ибо где игра на цитре, звук тимпанов и пение под звуки флейт с пляскою и рукоплесканиями, там непременно всякий вид нечистоты и бываемая отай от них срамно есть и глаголати (Еф. 5, 12). А это вредит им в том отношении, что препятствует им созерцать славу Божию и быть внимательными к делам Его. Как телесный глаз, когда попадет в него пыль, или зальет его гной, или страдает от раны, не может видеть ясно: так и человеческий ум грубеет от плотских удовольствий, не может устремляться к Богу и обращать пристального взора на дела Его, а отсюда само собою понятно, не может постигать, кто и каков Творец, поелику Он познается из красоты сотворенного, и удивляться Ему в достаточной степени может только тот, кто проникнут удивлением к сотворенному им, как пишет блаженный Павел: не видимая бо Его от создания мира творенми помышляема видима суть, и присносущная сила Его и божество (Рим. 1, 20). Естественно, что пророк обвиняет Иудеев за то, что они преданы были пьянству, и весьма охотно собираясь для чувственных наслаждений, нисколько не думали о будущем, то есть о том, что, вследствие божественного гнева на них, случится с ними и что он называет делами рук Божиих. Ибо Он посылает мир любящим Его, а тем. которые возбуждают Его гнев. причиняет зло. Если бы они видели будущие дела Господа против них, то не терпели бы пьянства, но возлюбили бы слезы и был бы для них приятен плач, а подвиги и молитвы и дела покаяния были бы для них приятнее, чем бедствия, проистекающие от беспутства.

Ст. 13–16. Убо пленени быша людие мои, за еже не ведети им Господа, и множество бысть мертвых глада ради, и жажды водныя: и расшири ад душу свою, и разверзе уста своя, еже не престати: и снидут славнии и велицыи, и богатии, и пастыри их: и смирится человек, и обезчестится муж, и очи высокоглядающии смирятся. И вознесется Господь Саваоф в суде, и Бог святый прославится в правде.

Что для преданных роскоши дело кончается их погибелью и приведет их к самому крайнему бедствию, этому научает нас божественное Писание в сейчас приведенных словах. Так как знатнейшие других жители страны иудейской пренебрегли внимательным исполнением дел Божиих, как чем то бесполезным, и нисколько не заботились обращать внимание на дела рук Его, во занимались непрерывными пиршествами и, играя на флейтах бесстыдные песни, предавались пьянству и в этом проводили целые дни: то они отправятся в плен и будут рабами врагов, а по всей стране будет такое множество мертвых, погибших от голода и жажды, что как будто ад пожрал их своею широкою и ненасытною пастью, жадно глотая нисходящих в него и заключая их в своих темницах. Ибо когда слышишь, что ад расширил свою душу, то надобно думать, что этим пророк хочет назнаменать не что иное, как то, что я сказал сейчас, потому что богодухновенное Писание употребляет иногда образные выражения и как бы в переносном смысле, говоря даже о таких предметах, которые не имеют души и не причисляются к разряду животных, хотя и действительно существуют. Какая душа у ада? Напротив, ад есть место и ужасная темница несчастных душ. Итак, души тех, которые предавались наслаждениям в сей жизни, снидут в ад и как бы наполнят его душу. Это же самое объясняет нам и божественный Псалмопевец говоря, думаю, о всякой душе, преданной наслаждениям и грехолюбивой: внидет даже до рода отец своих: даже до века не узрит света (Псал. 48, 20). Как о святых, оставляющих нашу (здешнюю) жизнь, Священное Писание говорит, что они приложились к отцам своим (как негде блаженному Аврааму сказано: ты отыдеши ко отцем твоим, препитан в старости добрей (Быт. 15, 15); так и об умирающих во грехах мы говорим, что они перешли к роду отцов своих, называя отцами их тех, которые прожили подобную (предыдущей) и во всем равную (ей) жизнь. Если же (Писание) говорило о множестве мертвых от голода и жажды воды, то мы относим это к тому, что написал Иосиф (Флавий), нарисовавший печальную картину великих бедствий Иудеев. Когда Иерусалим находился в осаде, женщины съедали собственных своих детей, и от голода и нужды бросались на все, что уступало зубам. Но что это было не в одном только Иерусалиме, но и в других городах Иудеи, – как или почему усомнился бы в этом кто-нибудь? Итак, весьма многие истреблены были войною и пали от меча; когда же многие погибли таким образом, еще большее число погибло от жестокого голода. А если бы кто-нибудь сказал, что у нечестивых Иудеев был недостаток и в духовных водах и божественной пище, и что таким образом они погибли и как бы низошли во ад вследствие того, что не были оживотворены Христом по подобию уверовавших в Него; то не отступил бы от истины; потому что им привелось и это испытать. Но какие нисходящие должны быть подразумеваемы под теми, для которых и самый ад расширил свою душу и открыл ненасытную свою пасть, это он объясняет, говоря: и славнии, и велицыи, и богатии , и губители их (οἱ λοιμοὶ). Так как они были начальниками над всей страной и знатнейшими людьми; то следовало ожидать, что подчиненных им они будут руководить надлежащим образом; но они этого не делали, а сделались для других образцами и примерами достойной проклятия жизни, почему и Священное Писание негде говорит им: яко пругло бысте стражбе, и якоже мрежа распростерта на Итавирии, юже ловящии лов поткнуша (Ос. 5. 1, 2). Видишь ли, почему они сделались для других западнею и сетями? потому что подчиненные всегда любят подражать как добрым нравам, так и развращению своих начальников. Итак, они сделались виновниками погибели как своей собственной, так и всех других, и первые снизойдут и войдут в ад, потому что над ними прежде других разразится гнев божественный. Будут же наказаны они не за то, что были богаты и славны, а за то, что были язвой, то есть губителями и убийцами и себя самих, как я сказал, и подчиненного им народа. Высоко думающие о себе, говорит, будут унижены и обесчещены. Ибо кого не смирит страх смерти? и какое поднятое и высоко смотрящее око не заставит поникнуть страшное и невыносимое бедствие? И когда, говорит, все это сбудется, тогда возвеличится Господь Саваоф в день тот, то есть в то время, когда придет в исполнение предреченное о них. Прославляется же один Господь Саваоф в суде и правде, как праведном и святом приговоре над народом гордым, непокорным и преданным наслаждениям. Посему будем отвращаться роскоши и постараемся удаляться бесполезного или лучше гнуснейшего плотоугодия, чтобы и нас не поглотил ненасытный ад. Будет помнить слова Спасителя: горе вам богатым, яко отстоите утешения вашего (Лук. 6, 24) и другие: блажени плачущие ныне, яко воссмеетеся (6, 21). Ибо труд превратится в отдых и конец благих подвигов будет для нас виною наслаждения, имеющего продолжаться во век, яко сеяй в плоть, от плоти пожнет истление, как написано, а сеяй в дух от духа, пожнет живот вечный (Гал. 6, 8).

Ст. 17. И упасутся расхищеннии яко юнцы, и пустыни плененных агнцы поядят.

Когда страна Иудейская сохраняла еще силу и находилась на верху благоденствия, против Израильтян воевали соседние народы; но поелику Бог всяческих был помощником Израилю, то он был столько могуществен над восстававшими против него, что побеждал без боя, наводил на всех ужас, разграблял их страны, опустошал города, руководил и управлял делами других со властью. Когда же они совершили преступление против Христа, то преданы были римским войскам на истребление и расхищение, города их были сожжены и все имущество их было разграблено победителями. Потом вскоре после того, как удалилось римское войско, (в землю иудейскую) вторглись те (народы), которые некогда были ограблены, и, обыскавши города и дома, собирали остатки и уносили в свои страны. На это указывает нам Господь всяческих, говорящий устами пророка: обирайте, обирайте, аки виноград, останки И зраилевы, обратитеся аки обиратель на кошницу свою (Иер. 6, 9). А что им не только придется перенести бедствия от римского войска, но и прибавятся таковые от жестокости соседних врагов, об этом он предсказывает, говоря: и упасутся расхищеннии яко юнцы . Ибо, говорит, те, которые некогда легко были разграблены ими вследствие содействия Божия, будут опустошать их страну, как волы, то есть как жестокие, надменные, имеющие неодолимую силу. И пустыни плененных агнцы поядят . Плененными называет осажденных. Итак, говорит, опустошенные города плененных поедят агнцы, то есть опять некоторые из народов. Поелику же выше нам говорено как бы о волах, то продолжает образную речь и прибавляет агнцев, чтобы мы разумели под волами весьма сильных; а тех, которые не таковы и обладают меньшей силой, мы называем агнцами. Точно также и сердце каждого из нерадивых будут пожирать, подобно волам и агнцам, злые и нечистые силы. А пищу для них составляет страсть к удовольствиям и устремление помыслов ко греховному.

Беседа четвертая

Гл. V. ст. 18. 19. Горе привлачающим грехи яко ужем долгим, и яко ига юнична ременем беззакония своя, глаголющим: скоро да приближатся, яже сотворит, да видим, и да приидет совет Святаго Израилева, да разумеем .

Творец всего и Господь, кротостью побеждая слабость естества человеческого, обращался к древним чрез святых пророков с такими увещаниями, которые бы побудили (их), оставить худшее, перейти к лучшему и отказаться от порочности и греха, а напротив проводить жизнь добродетельно и одушевиться решимостью творить доброе. И по этой причине иногда Он указывал им на награды, уготованные святым, а иногда исчислял виды наказания, подобающие любителям греха, дабы всячески споспешествовать пользе. Но не было никакого способа, которым бы можно было устранить легкомыслие Иудеев; ибо, уклонившись к корыстолюбию и наслаждениям и недугуя крайним безумием против Бога, они страшно вооружались против святых пророков. И одни, совершенно не веруя тому, что говорили пророки, обращались к ним с такими словами: но нам глаголюще и возвещайте иное прельщение (Иса. 80, 10): другие же, как бы обвиняя незлобие Божественного естества, вероятно смеясь, говорили между собою: долги дни, погибе всякое видение (Иезек. 12, 22). Поэтому Бог негде сказал блаженному Иезекиилю: сыне человечь, се, дом Израилев преогорчеваяй глаголюще глаголют: видение, еже сей видит, на дни многи, и на времена долга сей прорицает. Сего ради рцы к ним: сия глаголет Господь Бог: не продолжатся ктому вся словеса моя, яже возглаголю: яко возглаголю слово и сотворю, глаголет Адонаи Господь (Иезек. 12. 27. 28). А иные еще, как бы уже отчаявшись в своем спасении и в своей жизни, дерзали гневаться и говорили: «пусть скорее приходит время войны; не найдут нас немужественными или боящимися всякого шума те, которые хотят опустошить страну нашу. И мы опытны в войне и хорошо знаем ее искусство2. Так настроенных он справедливо оплакивает и говорит; горе привлачающим грехи яко ужем долгим, и яко ига юнична ременем беззакония. Грехами и беззакониями в этом случае он называет отмщения или наказания за грехи, – далеко еще находящиеся и  еще не близкие, по той причине, что Бог еще хочет продлить свое милосердие, привлекаемые же некоторым образом ими, поелику они желают подпасть движениям Божественного гнева. И я думаю, что каждому из таковых мы можем совершенно приличествующим образом и истинно говорить: или о богатстве благости Его и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет? По жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго Суда Божия (Римл. 2. 4. 5). Ибо влекут (ускоряют) они, как я сказал, сами против себя время наказания, быть может в малодушии своем думая, что Он медлит наказывать их и не наложит наказания на необузданно согрешающих. Итак, влекут они грехи, яко ужем долгим, и яко ига юнична ременем беззакония ; потому что как ведущие под ярмо (иго) юниц или коров влекут (их) иногда с большим усилием и привязывают на труды, таким же, думаю, образом и они, ведя себя к тому, что имеет случиться (с ними) вследствие Божественного гнева, говорили: скоро да приближатся, яже сошворит, да видим, и да приидет совет Святаго Израилева, да разумеем. Это говорящих и так помышляющих и другой из святых пророков оплакивает, говоря: увы люте желающим дне Господня: сей бо (день) есть тма, а не свете, и мгла не имущи света своего (Амос. 5, 18. 20).

Итак, нам должно, как только мы познаём, что Бог оскорблен нами, тотчас же раскаиваться и непрерывными молитвами смягчать Его, а не раздражать (еще более) подвигнутого уже к гневу и не пренебрегать Его угрозами. Ибо Он долготерпелив и многомилостив, отъемляй беззакония и оставляяй неправды (Мих. 7, 18), и малыми иногда слезами согрешивших приводится к прелюбезной Ему кротости.

Ст. 20. 21. Горе глаголющим лукавое доброе, и доброе лукавое, полагающим тму свет, и свет тму, полагающим горькое сладкое, и сладкое горькое. Горе, иже мудри в себе самих и пред собою разумни.

Как совершенно неразумных и этими словами обличает привлачающих грехи яко ужем долгим. Ибо им должно было почитать достойным всякой похвалы необходимое покаяние и всякого рода правдою избавлять себя от угрожающего им гнева и пощениями оправдываться пред оскорбленным властвующим над всеми Богом; а они оказались бесчестными меновщиками, придающими цену постыднейшему и наоборот объявляющими поддельным несравненно лучшее и наиболее полезное для них ко спасению. Поэтому подлинно приличествует так думающим горе. Они оказались нечестивыми и неразумными судиями в отношении к самим себе. Называя лукавое добрым, почитая тьму светом и утверждая, что горькое есть сладкое, а сладкое – горькое, страстно желая бедствий, происходящих от войны, хотя легко можно было бы избавиться бед, наконец, отвергнув самое просвещение, подаваемое чрез Христа, они остались во тьме. И что говорит пророк? Ждущим им света , бысть им тма, ждуще зари во мраце ходиша (Иса. 59, 9). Они упали до такой степени безрассудства и одичания мыслей, что когда и предлежало им воспользоваться милостью Божией и проистекающею отсюда сладкою надеждою, они сами напротив предпочли горечь наказания и мучение столь сильными бедствиями. Потерпели же это, говорит, они потому, что были мудри в себе самих, и пред собою разумни. Истинно то, что, по слову Приточника, не терпящая изобличения премудрость заблуждает (Притч. 10, 17). А слишком надеяться на самих себя и одному собственному мнению предоставлять знание и суждение о полезном есть грубое высокомерие и вредно для привыкших делать это. Так и Священное Писание говорит: презорливый же и обидливый муж и величавый ничесоже скончает (Аввак. 2, 5), имея эту немощь в уме и сердце, руководители Иудеев не приняли советов (увещаний) от Спасителя; ибо они были, подлинно были скорее не пред Господом, а пред собою разумни, надмеваясь и много думая о своем знании Божественных законов, в действительности же совсем ничего не зная. Они были вожжи слепи слепцем, по слову самого Спасителя (Матф. 15. 14).

Ст. 22. 23. Горе крепким вашим, вино пиющим, и вельможам растворяющим сикер, оправдающим нечестива даров ради, и еже есть праведное праведнаго вземлющим от него .

Более других выдававшиеся и знатнейшие из представителей Иудейского Сонмища, имевшие преимущество пред другими в знании Божественных законов и производившие у них суд, сильно обвиняемы были в том, что протягивали свою ненаполнимую руку к принятию даров и легко подкупаемы были к даванию решений в пользу тех, которые хотели чинить неправду своим братьям, хотя закон ясно говорил: суд праведен судите (Захар. 7, 9). А что истинно то, что я говорю, в этом уверит пророк Аввакум, говорящий: доколе, Господи, воззову, и не услышиши? возопию к Тебе обидим, и не избавиши? Вскую мне показал еси труды и болезни, смотрити страсть и нечестие? Противу мне бысть суд, и судия вземлет. Сего ради разорися закон, и не производится в совершение суд: яко нечестивый преобидит праведнаго, сего ради изыдет суд развращен (Аввак. 1, 2–4). И сам богоглаголивый Исаия говорит в одном месте, обращая речь к Иерусалиму или Сиону: князи твои не покаряются, общницы татем, любяще дары, гоняще воздаяние, сирым не судящии и суду вдовиц не внимающии (Иса. 1, 23). А делали они это, быв преклоняемы гнусными взятками и, может быть, нечестивым образом собирая потребное для пиршеств и наслаждений, приобретали это и от неправых судов. Ибо обвиняет их устами пророка, говоря: и ризы своя связующе ужами, и завесы творяху держащияся требища, и вино от оболганий пияху в дому Бога своего (Амос. 2, 8). Поэтому горе, сказано, знатным и могущественным, изысканно приготовляющим сикер, любителям пиршеств и пьянства и, еже есть праведное праведнаго, вземлющим от него, то есть осуждающим обижаемого и постановляющим оправдательный приговор в пользу привыкших к корыстолюбию и насилию. И это-то, думаю, значит открыто называть лукавое доброе, и доброе лукавое, тму свет и свет тму, горькое сладкое, и сладкое горькое. Но должно знать, что сильные сильно будут и истязуемы, емуже предаша множайше, множайше просят от него, по слову Спасителя (Лук. 12, 48). Ибо не одинаковым образом наказываемы будут начальствующие и подчиненные, так как эти последние иногда представляют то оправдание, что не ведали почему-нибудь волю господина своего, а те, хотя и очень точно знали ее, однако же не исполнили (срав. Лук. 12, 47). Поэтому справедливо подвергнутся они более тяжкому гневу Наказующего.

Ст. 24. Сего ради якоже сгорит трость от углия огненнаго и сожжется от пламене разгоревшагося, корень их яко персть будет, и цвет их яко прах взыдет .

Поелику они сами против себя, как сказано, привлачали грехи яко ужем долгим и были неправыми судиями дел, порицая доброе и восхваляя лукавое, были мудры в себе самих и пред собою разумни и обращали взоры на то, что было еще постыднее сего, оправдывали нечестива даров ради, а еже есть праведное праведного отнимали у него: то, по причине всего этого, как легко сожигаемое вещество и на подобие трости, будут пищей огня и разгоревшийся пламень истребит их, так что вместе с корнями потреблены будут и произшедшие от них плоды, то ест, вместе с родителями погибнут и рожденные от них, и как персть или прах развеяны будут от дуновения весьма сильного ветра. Разгоревшимся же пламенем называет никем неугашаемый (пламень). Ибо огонь падает иногда или на засеянные нивы или на виноградники, но не разгорается, так как многие защищают их и не допускают его ни увеличиваться, ни беспрепятственно истреблять поля. А когда никто не берет на себя труда, чтобы пресечь дальнейшее распространение пламени, тогда оно разгорится, будет свободно и неудержимо распространится на все, что предложит ему. Итак, когда всемогущий Бог подвергал их бедствиям войны и наказывал по своему святому решению, тогда совершенно никто не был их защитником. Поэтому-то и весьма справедливо именует он гнев разгоревшимся пламенем. Ибо так говорит блаженный Моисей: Бог наш огнь потреблят есть (Второз. 4, 24; сн. Евр. 12, 29); и аще затворим от человеков, кто отверзет (Иов. 12, 14). И зная это, Божественный Давид взывает: Ты страшен еси, и кто противостанем Тебе? Оттоле гнев твой (Псал. 75, 8). Таким образом, всеми силами должно стараться не привлекать на себя этого гнева, как страшного и неизбежного, почему и в молитвах мы научены говорить: Господи, да не яростию твоею обличиши мене, ниже гневом твоим накажеши мене (Псал. 6, 2). Ибо не тяжко, совсем не тяжко быть отечески наказываемым3; но тяжко и невыносимо, когда это делается по гневу и ярости на нас. Так и пророк говорил: накажи нас Господи, обаче в суде, а не в ярости, да не умаленых нас сотвориши (Иерем. 10. 24).

Ст. 24. 25. Не восхотеша бо закона Господа Саваофа, но Слово Святаго Израилева раздражиша. И возъярися гневом Господь Саваоф на люди своя, и наложи руку свою на них, и порази их: и раздражишася горы, и быша трупи их яко гной посреде пути.

Премудрейший Иеремия бичует невежество и надменность Иудеев, говоря: како речете, яко мы мудри есмы, и закон Господень с нами есть? Истинно всуе бысть трость, лжив книжник, постыдешася премудрии, устрашкни и поимани быша. Кая мудрость есть в них? Слово бо Господне отвергоша (Иерем. 8, 8. 9). Ибо они отнюдь не приняли проповедь евангельскую; но не почтили и самый закон, данный чрез Моисея, как сказал сам Христос: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне, о Мне бо той писа (Иоан. 5, 46). Таким образом, они погрешили против обоих и отвергли, несчастные, слово Божие, не принимая за истинные предсказаний изложенных в законе и не воздав хвалу спасительному слову Евангелия. Поэтому-то устами Иеремии и сказал о них Бог: Кому возглаголю и (кому) засвидетелствую, и услышит? се, необрезана ушеса их, и слышати не возмогут: се, слово Господне бысть к ним в поношение, и не восприимут того (Иерем. 6, 10). Ибо они поносили слово Христа, говоря о Нем слушающим: беса имать и неистов есть: что его послушаете? (Иоан. 10, 20). И так, поелику они не восхотеша закона Господа Саваофа и раздражиша слово Святого Израилева, то есть Христа то возярися, сказано, гневом Господь, и порази их: и раздражишася горы. О каких это говорит он здесь горах? Не очевидно ли, что о власти Римлян, по причине блеска славы ее и высоты достоинства ее? А от раздражения гор трупи их быша яко гной, то есть умершие вследствие войны, разбросанные повсюду и, может быть, лежавшие инде кучами и наполнившие собой всю страну их. Впрочем, и в ином смысле можно разуметь здесь это, именно о раздражающих Спасителя всех Бога своею непокорностью; потому что раздражаются горы мысленные, то есть начала и власти и миродержители тмы века сего (Ефес. 6, 12). Когда это бывает, тогда подчиненные им вполне необходимо претерпевают смерть душевную. Ибо когда нам помогает всемогущий Бог, тогда, если бы и горы раздражились против нас, нам нет никакой о том заботы; потому что написано: ополчится ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их (Псал. 33, 8): но когда отнимает Он руку свою от нас и уже не хочет спасать. тогда мы ляжем и на подобие гноя (навоза) будем под ногами врагов.

Ст. 25–30. И во всех сих не отвратися ярость Его, но еще рука Его высока. Воздвигнет убо знамение во языцех сущих далече и позвиждет им от конец земли, и се, скоро легце грядут: не взалчут, ни утрудятся, ни воздремлют, ни поспят, ни распояшут поясов своих от чресл своих, ниже расторгнутся ремени сапогов их: ихже стрелы остры суть, и луцы их напряжени: копыта коней их яко тверд камень вменишася, колеса колесниц их яко буря, ярятся яко львове, и предсташа яко львичища: и имет, и возопиет яко зверь, и извержет, и не будет отемлющаго их. И возопиет их ради в той день, яко шум моря волнующася: и воззрят на землю, и се, тма жестока в недоумении их.

Что не этим только ограничатся последствия гнева на них со стороны праведного Судии, но прострутся и далее, это уяснит сейчас предложенное. Ибо, хотя они, несчастные, потерпели страшное опустошение, испытали муки голода и жажды, подверглись бедствиям войны, однако пребыли в отвращении от Бога, и потому не оказались вне гнева. Это-то, думаю, он разумеет, говоря: еще рука Его высока, как поражающая согрешивших; потому что рука ударяющего как бы всегда высоко поднимается. Затем, какое и сколь великое будет раздражение гор, кто будут исполнителями гнева их и с каким мужеством, с какою смелостью и необычною для людей жестокостью придут они, это он делает явным, говоря: воздвигнет убо знамение во языцех сущих далече. Ибо не сопредельны и не соседственны были со страною Иудейскою опустошившие ее и сжегшие Иерусалим и все города Иудейские, но из далеких стран и со всей земли собраны были. К тому же их было и весьма много, или лучше сказать неисчислимо было количество пришедших вооруженными вместе Веспасианом и Титом4 . Знамение же дано будет, сказано, как бы во время войны и сражения; потому что полководцы, намереваясь выводить в строй подчиненные им войска, имеют обычай подавать знаки, высоко поднимая так называемые знамена. О них и пророк Исаия упоминает, говоря: захвачен будет аки щогла на горе, и яко знамя носяй на холме (Иса. 30, 17). Ибо ставящие знамена на высоких холмах или ставят их прямо, или наклоняют, или же привешивают к ним что-либо, на что взирает сражающееся войско. Таким образом оно узнает волю полководца. Воздвигнет убо знамение, сказано, и позвиждет им. И это опять также берется от обращения с пчелами. У пчеловодов есть обычай насвистывать им и таким образом выводить их из ульев на цветы и травы, а и опять собирать их с полей и водворять в жилищах их. Итак, позвиждет, сказано. Они же прибудут так же быстро и легко, как птицы. Мало заботясь о голоде, не боясь трудов, не предаваясь сну, хорошо препоясанные, вполне подготовленные к ведению войны, совершая поход на неукротимых конях, устремляясь как буря и на подобие львов и пожирая как звери, они будут так непреоборимы и страшны, что даже и без сражения в состоянии были бы побеждать, так как никто не выступил бы против них или не имел бы для себя достаточно помощи. И будет же в то время плач и смешанный вопль, так что некоторые примут эго не за иное что, как за шум моря, разлившегося по стране Иудейской. Будет также и жестокая тьма, под которою разумеется совсем не тьма, происходящая от тумана или бывающая ночью, но скорее тьма вследствие страхов и растерянности. Ибо слишком тяжкие бедствия помрачают ум. Итак, Бог всяческих во всем приносит нам пользу: не напрасно (например) Он делает предсказания о будущем и подробно повествует о великости бедствий. Это делает Он для того, чтобы, поелику часто мы остаемся глухими к вразумлениям и ни во что считаем призывающее нас к покаянию слово, то, хотя бы убоявшись подпасть столь страшным наказаниям, восприняли в себя страх Божий и, отступив от злого, обратили наконец к благому сердце свое.

Гл. VI, ст. 1–3. И бысть в лето, в неже умре О зиа царь, видех Господа седяща на престоле высоце и превознесенне, и исполн дом славы Его. И Серафими стояху окрест Его, шесть крил единому и шесть крил другому: и двема убо покрываху лица своя, двема же покрываху ноги своя и двема летаху. И взываху друг ко другу и глаголаху: свят, свят, свят Господь Саваоф: исполн вся земля славы Его.

Не однажды навсегда, а также и не беспрерывно блаженные пророки получали откровения видений от Бога, но по частям, сообразно тому, как то угодно было Владыке, и в те времена, в которые хотел делать это Открывающий глубокое и сокровенное и Знающий утаенное. Ибо и свет с Ним есть, как написано (Дан. 2, 22). Итак, когда еще жив был Озия, он же и Азария, и занимал престол царства Иерусалимского5, блаженный пророк Исаия сложил (пророчественные) речи относительно того, что уже указано выше. Озия, он же и Азария, был один из боголюбивейших царей, так как о нем говорится, что он сотвори правое пред очима Божиими (4Цар. 15, 3; сн. 2Пар. 26, 4); однако он не вполне сохранил добрую и непорочную славу благочестия: преодолев, с помощью Божией, соседние народы, совершив весьма многое и достойное удивления (в войнах) против них, он опьянен был такою благоуспешностью в делах и впал в надменность, Он дошел до такой степени самомнения, что восхитил себе власть священнослужения и самозванно приступил к совершению жертвоприношения Богу. Ибо вошедши в Божественный храм, не чрез посредство Левитов или священников хотел приносить жертвы Богу, но приблизившись к самому Божественному жертвеннику, пытался воскурять фимиам вопреки обычаю и закону. И хотя обличаем был от священствовавшего колена, как поступающий нечестиво и покушающийся нарушать закон, однако, надмеваясь славою царского достоинства, присвоил себе и право священнодействия. Но, ни во что, считая советы священников, он тотчас обличен был Богом; потому что поражен был проказою, которая простерлась до самого чела. Для точного же знания о сказанном должно, думаю, предложить здесь и самые Божественные слова, о нем написанные. Вот эти слова: В лето двадесять седмое Иеровоама царя Израилева воцарися Азариа сын Амессии6 царя Иудина: сын шестинадесяти лет бе, егда нача царствовати,и пятьдесят два лета царствова во Иерусалиме: имя же матере его Халиа7 от Иерусалима. И сотвори благочестивое пред очима Господнима по всему, елика сотвори отец его Амессиа. Обаче высоких не разори: еще людие жряху и кадяху на высоких. И коснуся Господь царя, и бысть прокажен до дне смерти своея. Так в книгах Царств (4Цар. 15, 1–5). В книгах же Паралипоменон, как я сказал, читается: И егда укрепися, вознесеся сердце его на пагубу (свою): и обиде Господа Бога своего, и вниде в церковь Господню покадити над олтарем фимиамов. И вниде по нем Азариа священник и с ним священницы Господни осмьдесят, сынове сильнии. И сташа противно Озии царю и рекоша ему: несть твое, озие, да кадиши фимиамом Господеви, но токмо священником сыном Аароним освященным кадити: изыди из святилища, яко отступил еси от Господа: и не вменится тебе сие во славу от Господа Бога. И прогневася Озиа, и в руку его кадилница еже кадити во храме: и внегда разъярися он на жерцы Господни, и проказа взыде на чело егоже пред священники в дому господни, на олтари фимиамнем. И обратися к нему Азариа архиерей и священницы, и се, той прокажен на челе своем, и изгнаша его оттуду, ибо и сам тщашеся изыти, яко обличи его Господь. (2 Парал. 26, 16–20). А так как данный чрез Моисея закон повелевал совсем высылать прокаженного, как нечистого, из стана, и так как прокаженный осквернял и являл причастным нечистоте и живущего с ним: то Озия, обитавший в Иерусалиме, как бы осквернял чрез сие весь Иерусалим. Поэтому-то и молчал Владыка, не бесчестя чрез то святых пророков, но скорее являя недостойными Его вразумления нечистых живших вместе (с чистыми) вопреки воле законодателя. Ибо так говорит Он в одном месте и блаженному Иезекиилю: и язык твой свяжу, и онемееши, и не будеши им в мужа исправляющего их, понеже дом разгневаяй есть (Иезек. 3, 26). Итак, Он умолчал хотя и показывая свое негодование; потому что потрясен был Иерусалим и поколебалась вся страна Иудейская. Узнаем же и это из того, что написал пророк Амос, у которого читается так: Словеса Амосова, яже быша в Аккариамех8 от Фекуи, яже виде о Иерусалиме во дни Озии царя Иудина и во дни Иеровоама сына Иоасова царя израилева, прежде двою лет труса (Амос. 1, 1). Когда же скончался Озия, тогда для Него прекратилось время молчания. И опять стал давать боговидения святым пророкам Бог всяческих. Поэтому-то и говорит пророк Исаия: и бысть в лето, в неже умре Озиа царь, видех Господа Саваофа, седяща на престоле высоце и  превознесенне. Что пророк созерцал Сына в славе Бога и Отца, в этом никто не может сомневаться, когда Иоанн ясно пишет о нем: сия же рече Исаиа, егда виде славу Его, и глагола о Нем (Иоан. 12, 41). Обрати внимание на достоинство боголепного превосходства и на власть над всею тварью. Он восседает на высоком и превознесенном престоле, в избытке увенчанный великолепнейшей славой царского достоинства. А превышние силы, после которых, как говорится, ничего нет выше из сотворенного, стоят вокруг Его, находясь в служебном чине и прославляя Его похвалами. Исполн, сказано, вся земля славы Его. Божественный же престол, думаю, не должно полагать находящимся на пространственной высоте. Это было бы совершенно нелепо и неразумно. Высоко же полагается Божественный престол, поскольку слава царства Божия умопредставляется как высшая всякого естества мысленного. Сидение же на нем означает как бы твердость, устойчивость в тождестве (неизменности) благих качеств и пребывание в них. Ибо так поет и Божественный Давид: Бог седит на престоле святем своем (Псал. 46, 9). А также и пророк Иеремия говорит Ему: яко Ты пребываяй во век, мы же погибающии во век (Варух. 8, 3); потому что сотворенное естество всегда и во всякое время является тленным, и в этом заключается мера (ограниченность) произведенных (из небытия в бытие) существ; сидит же, как я сказал, художница всего и зиждительница Премудрость, то есть неподвижное имеет в тождестве (неизменяемости) пребывание. И исполн, сказано, дом славы Его; потому что, пока Израиль еще не нечествовал против Господа, нашего Иисуса Христа, слава Божия наполняла дом, бывший в Иерусалиме. Когда же они отринули царство Его, то и впали в нечестие. Поэтому и услышали голос говорящего: се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 38). У каждого же из Серафимов, сказано, было по шести крыльев, так что двумя они покрывали лица свои, двумя – ноги, а двумя остальными летали. Название: Серафимы толкуется: горящие или пламенеющие; потому что нет ничего холодного у вышних сил, которые находятся весьма близко к Богу. Поэтому и мы сами, прилепляясь к Нему верою и жительством добрым и согласным с законом, делаемся духом горяще (Римл. 12, 11) и пламенеющими любовью к Богу. А что Серафимы тогда крылами покрывали лице и ноги, летали же двумя из них, означает то, что никто не может видеть или начало или конец мыслей или слов о Боге, так как голова и лице означают начало, а ноги – конец. Ибо безначально Божество и конца не имеет. Мы же воспринимаем умом едва лишь то, что заключается в пределах времени, в которое некогда и не сущее приведено к бытию. Летают они, как не имеющие ничего поверженного долу; напротив, ум их всегда носится высоко и обращен к Богу. Ибо превышние силы не помышляют, как мы, о находящемся долу, но на неизреченных неких высотах мыслей держат ум свой. И уста их полны славословий; потому что они славословят, и притом попеременно, не по причине усталости, как я думаю, но скорее уступая честь одни другим и попеременно воздавая славословия. Ибо вышнее все находится в порядке и благоустроении. Трижды же произносят: свят и заключают славословие словами: Господь Саваоф, полагая чрез то во едином естестве Божества Святую Троицу: потому что мы несомненно признаем подразумеваемым здесь Отца, а равным образом и Сына и Духа Святого. И никакое слово не рассекает каждого из поименованных на инаковость естественную, но в трех Ипостасях разумеется едино Божество. И это засвидетельствовано нам самими святыми Серафимами, которые говорят также, что исполн вся земля славы Его, предвозглашая будущее и предвозвещая тайну совершенного Христом домостроительства. Ибо прежде того, как Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), над поднебесною имел власть оный губительный демон, змий, отступник; воздавалось поклонение также и твари паче Творца и Создателя (Римл. 1, 25). Когда же Единородное Слово Божие соделалось человеком, тогда славою Его наполнилась вся земля; потому что Ему поклонится всяко колено и всякое племя, и языки исповедают и Ему поработают, согласно написанному (Филип. 2, 10. 11; Кол. 3, 24 и др.). Предвозглашал о сем и блаженный Давид в духе, потому что говорил: вси языцы, елики сотворил еси, приидут и поклонятся пред Тобою Господи (Псал. 85, 9). Это и совершилось, когда призвано было множество из язычников и когда все покланяются Тому, Который ради нас соделался подобен нам, а ради Себя Самого остался превыше всего.

Ст. 4. И взяся наддверие от гласа, имже вопияху, и дом наполнися дыма. Пророк созерцал Господа Саваофа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, при чем святые Серафимы стояли вокруг Его и непрестанными славословиями восхваляли Его. Утверждал он также, что исполн дом славы Его. Теперь же он говорит, что снялось наддверие и дом наполнился дымом, и именно от гласа, имже вопияху святые Серафимы. Итак, неужели скажем, что этот голос был причиною случившегося в доме? Но не крайне ли несообразно так думать? Каким же однако образом мы получим разумение предложенных слов? Весьма хорошо и мудро. Прежде вочеловечения и пришествия Спасителя нашего, когда Израиль еще беспрепятственно и неукоризненно проводил жизнь согласно с законом, был полон славы Божией оный знаменитый храм в Иерусалиме, который построил Соломон; потому что в нем совершали жертвы по закону. Когда же Израильтяне не приняли Пришедшего с небес в человеческом образе и Проповеданного в законе и пророках, напротив даже и убили Начальника жизни (Деян. 3, 15), тогда Он покинул дом свой, оставил наследие свое. Он уклонился к язычникам, и вся земля исполнилась славы Его. Страна же Иудейская предана была на опустошение и сожжен был и самый храм. Таким образом, когда, согласно пророчеству, или предсказанию, или гласу святых Серафимов, вся земля исполнилась славы Его, тогда снялось наддверие храма и он наполнился дымом. Итак, изречение: от гласа, имже вопияху, указывает скорее на время, а совсем не есть дело или произведение (следствие) славословия. Изречение же: взяся наддверие, знаменует, как я думаю, разрушение храма. А что он и сожжен, на это указывают слова, что он исполнился дымом. Но если бы кто желал и в ином смысле понимать это и говорить, что мысленно это исполнилось и над всем народом Иудейским, то и он не отступил бы от правильного разумения. Ибо, когда славою Спасителя нашего наполнилась вся земля призванных чрез веру язычников, тогда рушилась вся духовная непоколебимость разума Иудеев, и они, несчастные, наподобие дыма, приняв в ум свой мглу неведения, сделались слепыми мысленно. Поэтому и Спаситель взывает к ним, говоря: дондеже свет имате, ходите во свете, да тма вас не имет (Иоан. 12, 85). А что ум Иудеев удобопоколебим и легко пленяется всем относящимся до страстей, будучи лишен помощи свыше, в этом каким образом кто либо из привыкших правильно мыслить может усомниться?

Ст. 5. И рекох: о, окаянный аз, яко умилихся, яко человек сый и нечисты устне имый, посреде людий нечистыя устне имущих аз живу: и царя Господа Саваофа видех очима моима . Закон, данный чрез премудрого Моисея, повелел, чтобы скверный не приобщался к святым, и это повеление весьма строго соблюдалось у Иудеев. И к святым апостолам, ловившим рыбу, Господь взывал, говоря: вверзите мрежи ваша в ловитву (Лук. 5, 4). Когда это сделано было, то поймано было великое множество рыб. Удивившись же силе слова, Божественный Петр припаде, сказано, к коленома Иисусовома, глаголя: изыди от мене, яко муж грешен есмь Господи (ст. 8). Но не хотел Петр, чтобы Христос ушел от него, а поелику знал цель закона, то исповедался, что грешен; потому что боялся быть вместе со Святым по державшемуся всегда между Иудеями обычаю. Равно также, когда Христос прибыл однажды в страну Гергесинскую, а потом исцелил здесь дико бесновавшихся, живших в гробах, то жители удивились этому Божественному знамению, однако весь град, как сказал Матфей, изыде в сретение Иисусови: и видевшее Его, молиша, яко дабы прешел от предел их (Матф. 8, 34). Не нужно ли было бы, напротив, останавливать Исцелившего и умолять остаться у них и явиться творцом многих иных чудес? Однако в тогдашнее время было доказательством благоговения и видом чести, какую должно было оказывать святым, то, что некоторые опасались приближаться к ним: Когда Матфей был призван и последовал Христу, а затем позвал Его в дом свой, то, как сказано, и се мнози грешници и мытари пришедши возлежаху со Иисусом, и со ученики Его. И видевше Фарисее, глаголаху учеииком Его: почто с мытари и грешники учитель ваш яст и пиет ? (Матф. 9, 10. 11). Итак, понимаешь, как обвиняли они Христа за пренебрежение закона, вследствие того, что Он хотел есть вместе с порочными людьми. Обвиняет негде и Бог тех Иудеев, которые занимали первые места при возлежании и синагоге, говоря чрез пророка: между святым и сквернавым не разлучаху (Иезек. 22,26). Таким образом, как я сказал, составляло образ благоговения и было преданием заповедей закона, что не хотели быть вместе со святыми те, которые признавали себя порочными и имели совесть, не свободную от грехов. В подобном состоянии представляется и блаженный пророк, и потому говорит: о окаянный аз, яко умилихся. И не потому он окаянный что умилился. Так думать было бы нелепо. Но поелику умилихся, говорит он, от сознания9, то ясно, что поэтому и рекох таким образом: о окаянный аз, яко человек сый, и нечисты устне имый, посреде людей нечистыя устне имущих аз живу: и царя Господа Саваофа видех очима моима. Ибо, поелику святые Серафимы чистыми и пречистыми устами воссылали славословия, то он и убоялся, как наученный Богом и зная, что не красна похвала во устех грешника, как написано (Сир. 15, 9). Несомненно, нечисты были уста Израиля, так как они произносили хулу на Господа нашего Иисуса Христа. А если и пророк говорит, что он сам имеет таковые же уста, хотя и совершенно непричастен был нечестию Израиля, то мы утверждаем, что он, как святый, по смирению говорит это о себе. Вероятно также и то, что он, как происходивший от пламени Израилева, и себя полагает не свободным от вины последнего, но подводит под общее прегрешение народа, чрез это спасая согрешивших. Или же он исповедует чрез это недуг естества человеческого, каково сказанное блаженным Давидом о всяком человеке: аз рех во изступлении моем: всяк человек ложь (Псал. 115, 2); потому что недугует ложью человеческий разум, хотя некоторые и избавляются от этого зла, достигая сего воздержанием. Итак, убоялся пророк, что, не будучи так чист, как, без сомнения, святые Серафимы, созерцал Господа Саваофа, и умолчал, потому что имел не так чистые уста, хотя бы, напротив, и должен был славословить. А что песнословить должно чистыми устами, это может быть ясно из того, что говорит о языке один из святых учеников: тем благословляем Бога и Отца, и тем кленем человеки бывшия по подобию Божию. Еда подобает, братие моя, сим тако бывати. Еда ли источник от единого устия источает сладкое и горькое? Еда может, братие моя, смоковница маслины творити или виноградная лоза смоквы? такожде и един источник слану и сладку творит воду (Иак. 3, 9 –12).

Ст. 6. 7. И послан бысть ко мне един от Серафимов, и в руце своей имяше угль горящь, егоже клещами взят от олтаря, и прикоснуся устнам моим и рече: се, прикоснуся сие устнам твоим, и отимет беззакония твоя и грехи твоя очистит.

Божественный Павел пишет о святых ангелах, что они вси суть служебнии дуси, в служение посылаеми за хотящих наследовати спасение (Евр. 1, 14) И это не представляется неясным; ибо все у вышних сил находится в подобающем порядке, и меры чести или служения положены для них, равно как и пределы славы каждой из них, от Бога, все распределяющего согласно воле своей. Впрочем, для всех их одно иго, и они служат мановениям Владычним, не почитая для себя недостойным этого служения, но считая за честь и славу искреннее усердие в сем деле. Итак, пред очами пророка предизображается таинство Христово, чему весьма хорошо служили вышние силы. Именно посылается один из Серафимов, имеющий уголь, который он клещами взял от жертвенника. Это было знамением Христа, Который ради нас и за нас принес Себя Самого Богу и Отцу в жертву духовную, чистую и нескверную и в воню благоухания. Поэтому-то, и весьма естественно, что уголь берется от жертвенника. Необходимо также сказать, по какой причин уподобляется Он углю. Богодухновенному Писанию обычно уподоблять естество Божественное огню. Так Бог явился Израилю на горе Хорив или на Синае в день собрания. Так и самому блаженному Моисею, пасшему стада в пустыне, Он явился в известное время под видом огня в купине и говорил с ним. Посему как уголь по природе есть дерево, но только весь и всецело наполнен огнем, и имеет его силу и действие: таким же, думаю, образом может быть разумеем по справедливости и сам Господь наш Иисус Христос. Ибо Слово плоть бысть и вселися в ны (Иоан. 1, 14). Но хотя Он и был видим, как подобный нам человек, по домостроительству, однако в Нем живет всяко исполнение Божества (Кол. 2, 9), по образу единения, говорю. Поэтому Он представляется совершающим боголепнейшие действия и чрез самую свою плоть. Так прикоснулся Он к одру, и воскресил умершего сына вдовицы; и плюновением подавал слепым зрение, помазуя очи брением. Итак, углю весьма хорошо можно уподобить Еммануила, Который, если бы был некоторым образом и в наших устах, то совершенно и всецело снял бы грехи и очистил беззакония. Но каким образом Он будет в наших устах? – В том случае, когда мы исповедуем веру в Него. Так и Божественный Павел пишет: Близ ти глагол есть, во устех твоих и в сердцы твоем, сиречь глагол веры, егоже проповедаем: яко аще исповеси усты твоими Господа Иисуса, и веруеши в сердцы твоем, яко Бог Того воздвиже из мертвых, спасешися: сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение (Римл. 10. 8–10). Итак, да будет в устах ваших Божественный угль, сожигающий греховный кал и истребляющий нечистоту беззакония и делающий нас духом горящими (Римл. 12, 11). Если же говорится, что он клещами взят, то ты превосходно уразумеешь это, когда будешь понимать так, что веру в Него, а также и познание о Нем мы принимаем, как бы с помощью некоторых клещей, посредством заключающихся в законе и пророках наставлений или предсказаний. Ими и слово святых апостолов повсюду запечатлевается в своей истинности: ибо, пользуясь свидетельствами из закона и пророков, они убеждают слушателей, и как бы и сами подносят угль к устам их, уготовляя их к исповеданию веры во Христа.

Ст. 8. И слышах глас Господа глаголюща: кого послю, и кто пойдет к людем сим? И рекох: се, аз есмь, посли мя .

Когда угль коснулся уст пророка и отъял беззакония его, тогда и слышит он глас Господа, и уже не боится и не говорит: о окаянный аз; напротив предлагает, и весьма смело, себя самого для посольства и как бы добровольно идя на сие, говорит: се аз есмь, посли ми. А если Бог говорит: кто послю, и кто пойдет к людем сим ? то это не есть голос, говорим, недоумевающего или имеющего недостаток в тех, кого бы послать, но напротив, голос обвиняющего Израильтян, как народ весьма непослушный и не обнаруживавший покорности никому из прежде посланных, напротив, даже и убивавший их. Ибо они одним досадиша, других камением побиша, а иных убиши, как говорит нам Христос в евангельской притче (Матф. 22, 6; 21, 35; сн. 23, 37). Итак, кого, говорит, послю, и кто пойдет к людем сим? – к людям, которые не послушали уже и прежде посланных, которые жестоки и неуступчивы и которые показали на самых делах, что отважиться пойти к ним мог не всякий, а разве только тот, кто не дорожил бы и самою своею жизнью. А что Израиль был очень непреклонен и глух к вразумлениям, об этом всякий может узнать и из того, что сказал Бог блаженному Иезекиилю; сказанное же таково: сыне человеч, иди и вниди в дом Израилев, и глаголи словеса моя к ним: яко не к людем глубокоречивым и косноязычным посылаем еси, к дому Израилеву, ниже к людем многим иноязычным, иноречивым, ни тяжким языком сущим, ихже не разумел бы еси словес: аще же и к тацем послал бых тя, то и тии послушали быша тебе: а дом Израилев не восхощет послушати тебе, понеже не хотят слушати Мене, яко весь дом Израилев непокориви суть и жестокосерди (Иезек. 3, 4 – 7). Итак, не находясь как бы в недоумении, а напротив, как я сказал сейчас, обвиняя Израильтян в чрезвычайной жестокости, говорит Он: кого послю? И пророк, нисколько не умедлив, отвечает: се аз: посли мя. Так, когда и нас коснется Божественный угль, то и мы будем чистыми от грехопадений, готовыми и мужественными к посольству, как и поступили Божественные ученики. Ибо, хотя они были из Иудеев и прежде, нежели возлюбили Христа, вместе с другими также имели нечистые уста, однако после того, как приняли веру, явили доброе исповедание; коснулся же и их угль, и тогда они призваны были к апостольству (посольству) и немедленно последовали призванию. Хотя премудрый Моисей и говорит: молюся Ти, Господи, избери могуща иного, егоже послеши (Исх. 4, 13); и опять Иеремия: о сый Владыко Господи, се не вем глаголати, яко отрок аз есмь (Иерем. 1, 6); но сущие во Христе более древнейших святых обладают горячностью к апостольству10 и (проповедническому) служению. И ясным прообразом их мог бы служит блаженный пророк Исаия, который после прикосновения угля воскликнул и говорил: се аз: посли мя.

Ст. 9. 10. И рече: иди и рцы людем сим: слухом услышите, и не уразумеете: и видяще узрите, и не увидите: одебеле бо сердце людий сих, и ушима своима тяжко слышаша, и очи свои смежиша, да не когда узрят очима и ушима услышат, и сердцем уразумеют и обратятся, и исцелю я.

Ослепление от части Израилеви бысть, пишет Божественный Павел (Римл. 11, 25), как бы истолковывая, каким образом случилось им впасть в ослепление. Даже бо до днесь, говорит он, внегда чтется Моисей, покрывало на сердце их лежит (2Кор. 3,14. 15). Ибо и естественно было то, что дошедшие наконец до такой дикости нравов, чтобы весьма недуговать разнузданностью и не хотеть оказывать покорности ни писаниям Моисея, ни святым пророкам, ни даже, – прибавил бы я, – самому Христу, были объяты тьмой мысленной мглы и мало отличались от бесчувственных камней. Итак, это предвозвещение делает Бог всяческих и поручает пророку предупредит их: слухом услышите, и не уразумеете: и видящие узрите, и неувидите. Ибо они были самослышателями слова Спасителя. Который учил в синагогах, много раз провозвещал в Иерусалиме, но остались одинаковыми с не слышавшими совсем ничего. Они были зрителями дел чудесно совершенных: видели прокаженных избавленными от болезни, хромых – свободно ходящими, слепых – видящими, мертвых – восстающими из гробов; но все это отнюдь не принесло им пользы, и они, несчастные, оставались как бы лишенными самых очей. Поэтому-то они и укоряются устами святых, как бывшие всегда жестоковыйными, непокорными сердцем и убивавшими святых (сн. Деян. 7, –31 и дал.). Дано же им ослепление, говорит Бог, да не узрят очима, и сердцем уразумеют, и обратятся, и исцелит я. И это весьма ясно было то, о чем сказал Христос не восхотевшим, слушать Его: не ропщите между собою: никтоже может приити ко мне, аще не Отец пославый мя привлечет его (Иоан. 6, 43. 44). И еще: всяк слышавый от Отца и навык, приидет ко Мне (ст. 45). Итак, не призваны они к познанию Сына, чрез откровение Бога и Отца, потому что не были достойны дарованного Им спасения и жизни. А если бы, кто хотел придать иной смысл сказанному, тот пусть понимает это таким образом: предсказывает Бог всяческих, как знающий сокровенное и будущее, и говорит, что несомненно и непременно увидят они и услышат, останутся же как будто не слышавшие и не внимавшие, и это с ними случится от собственного же их злого расположения. И к этому прибавляет, что делая сие, они устрояют козни на свои же головы, так как недугуют непослушанием, не хотят слышать и не могут видеть: да не узрят очима, и ушима услышат, и обратятся, и исцелю я. Таким образом, они сами были виновниками своей собственной погибели, ни предлагая слух свой к слышанию того, что громко говорил Христос, ни открывая очей ума своего. Ибо если бы они это делали, то обратились бы и, получив надлежащее врачевание, целым и здравым сохранили бы ум свой.

Ст. 11. 12. И рекох: доколе, Господи? И рече: дондеже опустеют гради, от еже ненаселеным быти, и домы, от еже не быти человеком, и земля останется пуста. И посем продолжит Бог человеки, и умножатся оставльшиися на земли.

Пророк страшился, не наведено ли на Израильтян постоянное и всегдашнее окаменение. Поэтому и просит открыть (ему), на какое время будет это с ними, и до какого времени продлится недуг. В ответ на это Бог предвозвещает опустошение самого Иерусалима и всей страны Иудейской, и говорит: дондеже опустеют гради, от еже ненаселеным быти, и домы, от еже не быти человеком, что и исполнилось, когда Веспасиан и Тит опустошили иудею после распятия Спасителя и вознесения Его на небеса. А что наказание непослушным простерто будет не до того, чтобы они потерпели сие, и что не совсем или не совершенно до корня погибнет Израиль, на это указывает, говоря: И посем продолжит Бог человеки, и умножатся оставльшиися на земли. Ибо они продолжены были от Бога, хотя и святых убили и присоединили к ним самого Начальника жизни. Оставшиеся же, то есть спасшиеся и уверовавшие во Христа, которые суть и останок Израиля (Римл. 9, 27), будут, говорится, в великом множестве; потому что уверовала не малая часть Израиля. И это в начале книги своей назнаменал сам блаженный пророк Исаия, говоря: и аще не бы Господь Саваоф оставил нам семене, яко С одома убо были быхом, и яко Гоморру уподобилися быхом (Иса. 1, 9). Но некоторым кажется, что можно и иначе разуметь силу предложенных слов, именно так, что когда пророк спрашивал и хотел узнать, до какого предела и на сколько времени продлится окаменение, Бог отвечал: дондеже опустеют гради, от еже ненаселеным быти, и домы, от еже не быти человеком. И посем продолжит Бог человеки, дабы через это мы разумели время скончания (века). Ибо прежде должно нам услышать брани и слышания бранем, должно восстать языку на язык, и царству на царство (Матф. 24, 6. 7), должно быть опустошенными городам и домам. И за тем наступит конец, после которого люди продолжены будут, именно после времени воскресения, проводя жизнь святую и долговечную, так как совсем уничтожено будет тление, упразднится смерть и истреблен будет всякий грех. А что Израиль окаменел, но призван будет в последние времена века, об этом, в виду того, что богодухновенное Писание говорит о сем ясно и прямо, думаю, излишне распространяться и искать доказательств для убеждения в том.

Ст. 13. И еще на ней есть десятина, и паки будет в расхищение якоже теревинф и яко желудь, егда испадет из плюски своея .

Пророческое слово и теперь напоминает историю, о которой, как кажется, необходимо сказать; потому что так ясно будет излагаемое. Когда завоевывали страну Иудейскую, как я уже сказал выше, Веспасиан и Тит, то страна Иудейская была опустошена, при чем в ней сожжены были города и самые дома: зрелище было ужасное и всякого сожаления достойное для видящих. При этом народ Иудейский дошел, наконец, до такого малолюдства, что не отступил бы от истины, кто бы сказал, что едва осталась между ними десятина (десятая часть) всего народа. Затем, они провели некоторое время наслаждаясь миром, впрочем не без страха за то, что и опять потерпят опустошение, как это и случилось. Адриан, занявший по времени престол царства Римского, и Антиох, по прозванию Епифан, совершали нападение на страну Иудейскую, и бедствия от сего были не меньше прежних, так как и остатки были опустошены, а захваченные отсылаемы были в плен, – тогда имело место и мученичество Маккавеев. Напоминание о таких повестях делает нам, опять в предсказании, Бог всяческих и говорит: еще на ней есть десятина, и паки будет в расхищение. Ибо не без попечения будет, говорит, народ Иудейский, хотя бы он был и в остатках, при том малых: однако будет опять в расхищение. И тогда опять страна их будет якоже тереви н ф , и сами они, яко желудь, егда испадет из плюски своея. Теревинф есть дерево11 и, и когда теряет листья свои, то представляет весьма неприятное зрелище, имея ветви весьма сухие. Таким же образом, думаю, и страна, потерпевшая опустошение населяющих ее, совершенно одинакова будет с сухими деревьями, не имеющими на себе не только цвета, но потерпевшими лишение и самых листьев. Подобно сему желудь есть плод дуба; и когда он выпадет из своей плюски (чашечки), тогда станет пищей тех из животных, которые им обыкновенно питаются12. Итак, страна Иудейская уподобляется теревинфу, потерявшему листья: отпавшие же от нее чрез удаление в плен, будут лежать как желуди, выпавшие из своей плюски, которая вмещала их. Таковое же нечто говорит и Соломон: якоже птица егда выпадает от гнезда своего: тако и человек егда устранится от своих мест (Притч. 27, 8). Ибо что может быть несчастнее находящихся в плену? Что может быть так жалко и презренно, как не то, чтобы люди подпали власти победителей?

Гл. VII. ст. 1. И бысть во дни Ахаза сына Иоафамля, сына Озии, царя Иудина, взыде Раассон13 царь Сирийский , и Факей сын Ромелиев, царь Израилев, на Иерусалим, воевати на него, и не возмогоша разорити его.

Те, которые в богодухновенных Писаниях отвергают историю, как нечто пустое, естественно лишаются возможности надлежащим образом понимать то, что в них написано. Духовное созерцание прекрасно и полезно и, весьма хорошо просветляя око разума, делает нас разумнейшими; но когда в священных Писаниях приводится для нас что либо из совершившегося исторически, тогда уже надлежит извлекать полезное из истории, дабы богодухновенное Писание со всех сторон являлось нам спасающим и приносящим пользу. Итак, в настоящем месте пророческое слово повествует нам о случившемся во времена царствования Озии с потомками Иуды и Вениамина и с десятью коленами, жившими в Самарии, которые именовались и Ефремом, а так-же и Израилем. Поелику же все пророчество совершилось во времена четырех царей, то пророк полагает и необходимо обозначает случившееся во времена каждого из них, предлагая превосходнейший порядок видений или своих речей. Таким образом по смерти Азарии, который есть и Озия, наследовал царство Иоафам, преследовавший цели и начинания своего отца. Ибо и о нем говорится, что он сотвори правое пред Господем, как и Озия (2 Парал. 27, 2; сн. 4Цар. 15, 34): обаче высоких не разори: еще людие кадяху на высоких (4Цар. 15, 35). И Озия пытался, вопреки должному, священнодействовать Богу и совершить каждение, по каковой причине и поражен был проказою. Иоафам же не так. Когда же и он кончил жизнь, ему преемствовал на царстве Ахаз, между тем как над Израилем, то есть над двенадцатью коленами царствовал Факей, сын Ромелиев. Этот последний воздвиг войну против Ахаза и Иуды, и в один день побил сто двадцать тысяч. Ибо разгневался Бог всяческих на нечестие Ахаза, о котором в четвертой книге Царств написано, что он ходи в пути царя Израилева (4Цар. 16, 3); потому что он был муж нечестивый и служил идолам, и детей своих преведе сквозе огнь, совершая каждение нечистым демонам (ст. 4). Итак, во времена царствования его собрались войною против Иерусалима и Иуды сам Факей, сын Ромелиев и Раассон, царь Арама, то есть Сирии, и пришли с целью опустошения; однако не взяли города. Устрашившись же невыносимого нашествия, Ахаз собирает множество денег, посылает послов к царю Ассирийскому Феглафелласару и просит его помочь ему и пойти войною против Раассона, что и приведено было в исполнение. Царь Ассирийский, пришедши, взял Дамаск, и умертвил и Раассона (4Цар. 16. 5–9). Когда же скончался и Факей, сын Ромелиев, царствовавший в Самарии над Израилем, после него наследовал царский скипетр Осия, сын Илы, во время царствования которого пришел в Самарию Салманассар Ассирийский и взял ее всю, а Израиля отвел пленником и поселил на горах Персидских и Мидийских (17, 3. 5. 6). За тем некоторых из подданных своих он повелел поселить в Самарии, иже от Хуфы и Сепфаруима, как написано в книгах Царств (ст. 24). О каждом из помянутых в богодухновенном Писании находится пространное слово; но я сделал это повествование, старавшись, насколько возможно, быть кратким. Окажем же и обо всем по частям, следуя порядку мыслей изложенного. Итак, во дни Ахаза, сказано, сына Иоафамля, сына Озии, царя Иудина согласились Раассон, царь Арамль, то есть Сирийский, и Факей сын Ромелиев, царь Израилев выйти против Иерусалима и пришли с целью опустошения его; однако не могли взять его. Сказано же это доселе в значении предисловия и как бы в виде краткого указания на случившееся. Ибо это указывает на намерение и на самую попытку их. Но тотчас же присоединяет и исход дела: не возмогоша, говорит, разорити его.

Ст. 2. И возвестися в дому Давидове, глаголя: совещася Арам со Ефремом, и ужасеся душа его и душа людий его, якоже в дубраве древо ветром восколеблется.

Указав, как я сказал, повод к повествованию и как бы в кратком оглавлении и общих чертах сказав о попытке двух царей и о том, что цель их не достигла осуществления, наконец, начинает исследовать словом отдельно каждое обстоятельство. Ибо возвестися, говорит, в дому Давидове, то есть в царствовавшем, и возвещали, что совещася Арам с Ефремом. Под Арамом же разумеет Сирию, а под Ефремом подобным же образом десять колен в Самарии. Когда же это случилось таким образом, узнал и поверил дом Давидов, то есть Ахаз. Ужасеся душа его, и душа людей его, якоже в дубраве древо ветром возколеблется. Слово же: ужасеся (ἐξεστη) он употребляет вообще вместо: поражена была (χατεπλάγη) и едва не лишилась самого ума. Ибо сильный ужас может потрясти ум и поколебать душу и как бы подвергнуть ее тому же самому, что может потерпеть и дерево в дубраве, от приступа жестоких ветров наклоняемое туда и сюда. Поводом же к такому страху или ужасу было для него преимущественно случившееся; потому что я уже говорил, что в царствование его Факей предпринял войну против Иудеи и истребил из народа в один день сто двадцать тысяч. Когда же таким образом и один Факей был на столько силен, чтобы легко овладеть Иерусалимлянами: то не тем ли более должен был в последнее время возбудиться страх как в самом Ахазе, так и в его народе, когда и Сирийский царь согласился и вооружился вместе с Ефремом против Иерусалима?

Ст. 3. 4. И рече Господь ко Исаии: изыди во сретение Ахазу , ты , и остав шийся Иасув сын твой, к купели горняго пути села белилнич н а, и речеши ему: блюди, еже молчати, и не бойся, ниже душа твоя да изнеможет от двою древу главень дымящихся сих: егда бо гнев ярости моея будет, паки исцелю.

Поистине сострадателен и милостив Господь и всем человеком хощет спастися и в разум истииы приити (1Тим. 2, 4). Он премудро все строит, облегчая каждому путь спасения. И это нам можно видеть из самих дел: ибо Ахаз был муж идолослужитель, мерзкий и скверный. Но поелику он находился в неизбежном бедствии и Милосердый видел, что он как бы упился несчастием, то немедленно указывает на возможность получить от Него спасение и обещает помощь, а именно – под условием, чтобы он престал от идолонеистового безумия, решился воздерживаться от прежних грехопадений и принял свет истинного богопознания. итак, пророк получает повеление встретить его вместе с Иасувом, имя которого значит оставление или оставленный, и который служил как бы символическим образом для Ахаза, что спасен будет остаток Иуды, пребывший верным Богу. При этом пророк принимается за образ Бога, и весьма уверительно дает обещание помощи на купели горняго пути села белилнична ; потому что купель опять есть образ спасительного источника святого крещения, который ведет нас и к пути горнему и к пути мысленного белильника, то есть, очищающего нас от всякой нечистоты и избавляющего от скверн. Итак, обещание твердо, и как бы под образом частного (обещания) пророку дан мудрый прикровенный намек на обетование всеобщее и подаваемое чрез Христа. Но говорит: блюди еж молчати, и не боися, ниже душа твоя да изнеможет от двою древу главень дымящихся сих. И повеление быть покойным и проводить время без забот, а равно и повеление освободиться от тяжких ужасов было делом призывающего, – и подлинно весьма благоразумно, – к послушанию и как бы возводящего к началам долга  –  почитать словеса Божии и с готовностью признавать истинным то, что изрекает Бог. Головнями же и деревами дымящимися называет составивших умысел против него, как таких, которые скоро прекратят и самое бытие свое и царствование. Ибо как дерево или головня, когда вынимается из огня, то дымится, однако скоро перестает иметь и огонь в себе: таким же, думаю, образом и человек, имеющий скоро перестать жить или делать что-нибудь, по справедливости может быть назван головнею или еще дымящимся деревом. Поелику же знал, что они были весьма устрашены и в великом унынии, так как были побеждены в сражении с Факеем, когда пало, как я сказал, сто двадцать тысяч из Иудеев в один день: то избавляет их и от этого страха и говорит: егда бо гнев ярости моея будет, паки исцелю, то есть те не пали бы, если бы не отдал их в руки врагов гнев мой. Но если бы и был, говорит, гнев мой против некоторых, то Я опять исцелю потерпевших; потому что предавший вследствие гнева, легко изъимет по свойственной Ему кротости и человеколюбию.

Ст. 5–7. Сын же Арамль и сын Ромелиев яко совещаста совет лукавый на тя, глаголюще: взыдем во Иудею, и собеседовавше с ними отвратим я к нам и воцарим над ними сына Тавеилева: сия же глаголет Господь Саваоф: не пребудет совет сей, ниже сбудется.

Не допускает того, чтобы Ахаз не верил вести о хитрых замыслах против него, но и не дозволяет сокрушаться боязнью. Подтвердив же, напротив, и объявив истинными совещания или замыслы против него двух царей, Он обещает помощь, применяя его к тому, чтобы на Нем более утверждался, а не прилежал к служениям идольским и к словам лжепророков, которые по своему произволу говорят бесчисленное вопрошающим у них, но истинного не говорят ничего итак, что они совещаста, говорит, взойти во Иудею и собеседовать с подданными твоими и убедить их следовать своим мнениям, эго истинно и несомненно; потому что хотят поставить царем сына Тавеилева. Но это не сбудется, говорит. И кто обещающий это? – Господь Саваоф, то есть Господь сил или воинств. А если Он соизволил дать победу тем, кому восхотел, то кто изменит Его решение и Божественным судьбам Его кто может противостоять? Таким образом утверждает Он в вере тех, которые все еще не верили. Ибо не требуют здравии врача, но болящии, как и сам Спаситель сказал (Матф. 9, 12). Должно знать также, что сыном Арамлим называет Он царя Сирийского, то есть Раассона, а Ромелиевым Факея, который царствовал над Израилем, то есть над десятью коленами в Самарии.

Ст. 8. 9. Но глава Араму Дамаск, и глава Дамаску Ра ас с о н: но еще шестьдесят и пять лет, оскудеет царство Ефремово от люд е й, глава же Ефремови Соморон, и глава Соморону сын Ромелиев: и аще не уверите, ниже имате разумети.

Желающие изъяснять содержащееся в богодухновенном Писании имеют необходимую нужду и в историческом повествовании, дабы отовсюду истина следовала за Божественными словами. Поэтому пророк повествует о том, содержащемся в Священных Писаниях, из чего мы более всего можем наилучшим образом постигнуть смысл предложенного. Итак, во времена царствования Ахаза согласились идти против Иуды и Иерусалима Раассон, царь Сирии и Дамаска, и Факей, сын Ромелиев, царствовавший над Израилем в Самарии. Убоявшись нашествия, Ахаз с помощью денег убеждает Феглафелласара царя Ассирийского защитить его и отвратить нашествие согласившихся. Царь Ассирийский, пришедши, разрушил Дамаск, бывший столицею Сирийскою, и убил самого Раассона. А когда умер и Факей в Самарии, который был сыном Ромелиевым, преемником ему на царстве стал Осия сын Илы, человек злой и приверженный к демонским прелестям. В его царствование пришел Салманассар царь Ассирийский на всю Самарию, тотчас взял Осию и сделал его рабом своим. Опустошив также и всю страну и выведши из нее сынов Израилевых, вместо них поселил на ней некоторых из своих, то есть подданных, иже от Хуфы и Сепфаруима. Это, я думаю, были племена Персидские; потому что так написано в книгах Царств (4Цар. 17, 24). Это-то историческое повествование, напоминая нам, пророк говорит: сия же глаголет Господь: не пребудет совет сей, ниже сбудется: но глава Араму Дамаск, и глава Дамаску Раассим: но еще шестьдесят и пять лет, оскудеет царство Ефремово от людей. Неясное сочетание слов должно быть расположено так: глава Арама, говорит, то есть Сирии, – Дамаск, и глава Дамаска – Раассим, то есть Раассон: ибо глава страны и города есть царствующий над ними. И царство Ефремово оскудеет от народа: еще шестьдесят и пять лет, оскудеет царство Ефремово, то есть Израильское. Оскудеет и глава Арама, то есть Дамаск, и глава Дамаска, то есть Раассон. Ибо Феглафелласар, как я говорил, взял Дамаск и Раассона, а Салманассар – Осию, царя Ефремова, то есть Израилева, и Соморон, или Самарию, к чему всему вообще подходит слово: оскудеет. И глава Ефремови Соморон, опять оскудеет. Главою же Ефрема называет Сомору, то есть Самарию; потому что главный город Самарии был Сомора. Когда же говорит: Ефрем, то этим обозначает Израиля. И глава Соморону сын Ромелиев, то есть Факей. Ко всему же этому опять подходит слово: оскудеет. А к сему присоединяет: и аще не уверите, ниже имате разумети. И это изречение весьма справедливо; ибо у оскорбляющих слова Бога неверием не может быть и разумения от Него. Посему должно неукоснительно принимать исходящее от Бога и с готовностью соглашаться на то, что Он обещает и говорит; потому что таким образом будет в нас благое разумение и свет премудрости Его облистает ум наш.

Ст. 10–12. И приложи Господь глаголати ко Ахазу, рекий: проси себе знамения от Господа Бога твоего во глубину, или в высоту. И рече Ахаз: не имам просити, ниже искушу Господа.

Владевшего царским престолом в Иерусалиме Ахаза, хотя и весьма уклонившегося к разнузданности и к тому, чтобы усердно прилежать демонскому лжеслужению, всяким способом пытается обратить к лучшему и к сознанию необходимости искать истинных учений и усвоить правое мудрствование о Боге. Итак, поелику у служителей идольских за великое почиталось и было предметом особенного старания то, чтобы дознаваться об исходе дел, просить прорицаний из священных мест и обольщаться словами лжепророков, когда им угрожали опасности, то от сего некоторым образом и предотвращает намеревавшегося делать это Ахаза и повелевает просить какого либо знамения уже не из обычных для них капищ и не от лжепророков, а скорее от Господа Бога. Он сделал свое указание и относительно способа прошения, сказав: во глубину, или в высоту, то есть на небо, или на землю и даже еще ниже того. И чрез это удостоверил и дает понять, что будучи Бог всяческих и Господь, Он делает по своей власти угодное Ему, желает ли он (Ахаз) видеть что либо из находящегося на небе или что либо из находящегося на земле. Но Ахаз отказывается, не столько из уважения к Богу, сколько из пренебрежения к Нему, хотя, несчастный, и величается словами благоговения: не имам просити, говорит, ниже искушу Господа. Так как, при повелении Божием просить знамения, не хотеть просить оного, очевидно, есть дело нечестивое, то он делает вид, что не хочет искушать Его и как бы выставляет в основание слово закона: да не искусиши Господа Бога твоего (Второз. 6, 16). И подлинно как не обвинить самым решительным образом этой изворотливости Ахаза? Ибо, когда сам Бог дозволяет просить, то как же не лучше предпочесть делать то, что Он повелел, нежели с изворотливостью прибегать к измышлениям и выставлять столь ничтожный предлог к непослушанию: не искушу Господа? Но у него была цель – не принимать слов, исходящих свыше и от Бога; а напротив венчать лучшим жребием (предпочесть) лжесловесие оракула, исследовать полет птиц и просить помощи от демонов.

Ст. 13. 14. И рече (Исаиа): слышите убо, доме Давидов: еда мало вам есть труд даяти человеком, и како даете Господеви труд? Сего ради даст Господь сам вам знамение .

Когда Ахаз отказался от испрошения знамения и не захотел почтить или познать Того, Который есть по естеству и истинно Бог и Господь всяческих: то Бог пытается научить его, что Он не совсем будет не познан от Израиля и не потеряет достояние свое, но что они по времени познают Его. Впрочем, уже не удостаивает словом Ахаза, оскорбителя и богоненавистного, а напротив взывает к дому Давидову, то есть к произошедшим от колена Иудина, из которого произошел и сам Христос по плоти. И предсказание дает весьма незлобиво как Бог. Ибо, обвиняв их наперед в том, что они за ничто считают оскорбить даже и самого всемогущего Бога и покушаться доставлять Ему беспокойства и труды, на сколько это их касается, тем, что не хотят ходить прямым путем, Он тогда-то именно, тогда-то делает предвещание о всеобщей и всеобъемлющей помощи. Доме, говорит, Давидов! если даже и людей оскорблять нельзя безнаказанно, то зачем же вы даете Господеви труд, не желающему наказывать, но могущему это делать, и весьма легко? Поелику же вы отказываетесь от испрошения знамения: то Я своею волею, говорит, сделаю это. Хотя бы вы и желали недуговать, однако Я приношу исцеление, поелику есмь милостив и человеколюбив. Сам Господь даст вам знамение, удостоверяя, что по времени и спасен будет заблудший Израиль и не будет не знающим Владыки своего, но будет поклонником спасшего его Бога. Исполнилось же это чрез Христа, призвавшего Израиля к познанию и избавившего его от всякого греха и от привязанности к поклонению деревам и камням.

Ст. 14–16. Се, Дева во чреве зачнет и родит сына, и наречеши имя Ему Еммануил: масло и мед снесть, прежде неже разумети ему изволити злая, или избрати благое: зане прежде неже разумети Отрочати благое или злое, отринет лукавое, еже избрати благое, и оставится земля, еяже ты боишися, от лица двух царей.

Некоторые из толковавших Божественные Писания передали начальные слова этого места так: «вот молодая женщина14 зачнет во чреве». Именно Иудеям кажется нужным обозначать Матерь Господа именем молодой женщины, а не называть ее Девою; так как они думают, что сила таинства может быть ослаблена, если будет сказано: «молодая женщина"", а не «Дева». Но всякий может видеть их невежество во многих отношениях. Ибо прежде всего, если Дева названа будет и молодою женщиною, то все же она не перестанет быть девою. Затем утверждают, будто о жене Ахаза говорит пророк: «вот молодая женщина зачнет во чреве и родит сына», дабы мы при этом разумели Езекию, от него родившегося. Но не испытывая слов пророчества, они неосмотрительно схватывают то, что им угодно, и потом чрез одно лишь это думают утверждать свое предположение. Однако всякий мог бы сказать им: добрые люди! кто же Езекию назвал Еммануилом? Или откуда могли бы они доказать, что прежде нежели узнал он доброе или злое, не покорился злу, чтобы избрать добро? Итак, устранив их пустословие, мы примем правое и истинное, веруя, что чрез предлежащее нам пророчество знаменуется (нам) от Бога Святая Дева. Так будет по истине удивительное и превеликое знамение, в глубину вместе и в высоту по Божественному обетованию бывшее. Ибо сошедший свыше и от Бога Отца по естеству рожденный Сын единородный истощил Себя (Филип. 2, 7) и явился из недр девических по плоти, причем Дева не от ввержения человеческого семени зачала во чрене, но от силы и действия Святого Духа; потому что так сказано Святой Деве устами блаженного Гавриила: Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя (Лук. 1. 35). Итак, родит, сказано, сына. И ты, о дом Давидов, ныне, сказано, отказывающийся возлагать надежду на Бога и просить от Него знамения в утверждение того, что обетовано, вследствие приверженности к идолам, наречеши имя Ему Еммануил, то есть признаешь Бога явившимся в человеческом образе. Ибо когда единородное Слово Божие явилось в подобии нам, тогда Оно было и с нами15, так как Сущий выше всякой твари соделался подобен нам. Смотри же, как для того, чтобы показать, что Он есть истинно Бог и вместе человек, пророк приписывает ему свойства Божеские и человеческие. Именно, что Он по истине был во плоти, в этом он удостоверяет, говоря, что пища у Него была приличествующая младенцам, – мед и млеко. А что хотя Он и соделался плотью, тем не менее будет выше греха, как Бог, этому научает он, тотчас же прибавляя, что прежде, неже разумети Отрочати благое или злое, отринет лукавое, еже избрати благое. Ибо люди, еще не достигшие зрелости и не дошедшие до меры возраста, который как бы от самого времени почтен благоразумием, не совсем способны различать, что дурно и что хорошо. А когда уже самое время к тому призывает, тогда делают свободный выбор того, что должно делать. Божественное же и высочайшее естество, будучи не в нашей, но в своей и приличествующей Ему высоте, никогда не доступно злу и отвергает все виды порочности, ни откуда не искушаемое и не претерпевая смятения, напротив естественно и по самому существу не повинуясь злу. И это не иным, думаю, образом, как если бы кто сказал о свете, что он не хочет быть тьмою; потому что он не выносит того, чтобы не быть светом. Итак, всегдашнюю твердость Божественного естества в добре знаменует пророк, говоря, что Он отринет лукавое, еже избрати благое. Истинно же это и в отношении к самому Христу. Ибо хотя Он и родился по плоти чрез Святую Деву, будучи Богом по естеству и от Бога явившимся Словом: но был от утробы и прежде нее, лучше же сказать и прежде всякого века свят, как Бог, не лишившись своих совершенств вследствие принятия человечества, но, не пренебрегши и человеческим, по домостроительству, чтобы в Него веровали как соделавшегося по истине подобным нам и чтобы Он тем освятил самое наше рождение. Но оставится, говорит, земля, относительно которой Ахаз был в подозрении и за которую боялся, от лица двух царей. Это подобно тому, как если бы кто сказал ясно: когда Дева, зачавшая во чреве, родит, и ты, дом Давидов, наречеши имя, Ему Еммануил, тогда все, досаждающие святой земле, оставят ее; потому что она уже не будет доступна для хотящих опустошать ее. А (также) заключается здесь духовный смысл. Ибо когда родился Еммануил, истинно святая земля и город, то есть Церковь стала быть в доброй надежде и попрала всех врагов, которые, видя ее непреоборимою, удалились, оставив ее, как Богом спасаемую; потому что Аз буду ему, глаголет Господь, стена огненна окрест и в славу буду посреде его (Захар. 2, 5).

Беседа пятая

Гл. VII, ст. 17. Но наведет Господь на тя и на люди твоя и на дом отца твоего дни, иже еще не пришли, от дне в оньже отъя Ефрема от Иуды, царя Ассирийска .

В величайшее смятение приведенному союзом между двумя царями, Раассоном и Факеем, Ахазу Бог всяческих обещал помощь; а поелику хотел утвердить его в вере, то повелел ему просить знамения «в глубину, или в высоту». Когда же Ахаз отказывался и весьма упорно говорил: не имам просити, ниже искушу Господа (ст. 12, так как более искал обольщений от лжепророков): тогда Бог некоторым образом Сам подвигся и дал знамение дому Давидову; ибо сказал: се Дева во чреве зачнет, и родит сына, и наречеши имя Ему Еммануил (ст. 14). Когда же о сем весьма сильное действие произвело слово, тогда предсказание о будущем опять Он переносит на лицо самого Ахаза. Ибо должно, подлинно должно было, чтобы провозвестие о спасении чрез Христа было дано происходившим из дома Давидова, то есть, из колена Иудина, из которого воссиял по плоти и сам Христос. Предвозвещение же об имеющих случиться по времени страшных и нежеланных событиях непокорным Он делает для того, чтобы они ведали, что по истине вредно и не безопасно, не почитая славы Божественной, вступать в состязание с Господом и предпочитать поклоняться помимо Его иным не сущим богам. Итак, что по времени и самый Иерусалим и вся страна Иудейская имели подвергнуться крайним бедствиям и подпасть власти врагов, это Он ясно предуказывает. А так как состав речи очень не ясен, то я, прежде всего попытаюсь, на сколько могу, разъяснить его. Наведет, сказано, Бог на тя, и на люди твоя, и на дом отца твоего дни, иже еще не пришли, от дне в оньже отъя Ефрема от Иуды. Смысл этих стихов такой: во времена царствования Ровоама сына Соломонова отнял, то есть, отторг себя Ефрем, то есть, десять колен, от колена Иудина. Ибо отделились десять колен от колена Иудина и заселили Самарию: колено же Иудино и половина колена Манассиина остались в Иерусалиме. Но с течением времени многое случилось нежеланное для них: Самария опустошена была, и на Иудею нападали соседние народы: Идумеи, Моавитяне и Филистимляне. Таким образом, и те и другие потерпели многие бедствия и испытали тяжкие дни. Поэтому дни, сказано, наведет Бог такие, равных которым еще не было или не приходило на вас с того времени, как отнял или отторг себя Ефрем от Иуды. Какое же это у нас будет время, или какие дни? –  Царь, разумеется. Ассирийский, то есть Навуходоносор, который опустошил Иерусалим, силою взял всю Иудею, сжег и Божественный храм, и вообще не упустил никакой зверской жестокости, которой бы не делал в отношении ко всякому другому народу

Ст. 18. 19. И будет в той день, позвиждет Господь мухам, яже владеют частию реки Египетския, и пчеле яже есть во стране Ассирийстей: и приидут вси и почиют в дебрех страны и в пещерах каменных, и во вертепех и во всяцей разселине и во всяцем древе.

Расширяет повествование и подробно описывает наступление войны и то, что имеющие по времени прийти против них разорят всю землю их, селения и города. При этом думаю, нужно опять сказать то, что написано в четвертой книге Царств, для точного разъяснения имевшего быть. Итак сыном Ахаза, к которому было обращено настоящее слово, был Езекия, а сыном Езекии – Манассия, сыном же Манассии – Амос16. Сын сего последнего Иосия был муж благочестивый; однако окончил жизнь следующим образом: Фараон Нехао, царь Египетский, оставив землю свою, выступил со всем войском своим, направляясь против земли Ассирийской. Иосия, убоявшись, как бы он, пришедши и на Иудею, не захватил его землю в руки свои и не стал бы господствовать над нею, вздумал начать войну против него, не смотря на то, что Фараон отказывался от войны с ним, восстав же против него, Иосия скончался на войне и землею Иудейскою овладел царь Египетский, который достиг такой силы, что и воцарившегося Иоахаза, сына Иосиева, лишил царства и связанного отвел в страну свою, и поставил царем Елиакима17, и наложил дань на народ и вытребовал большое количество денег. Затем, когда Елиаким процарствовал над Иудеею целых одиннадцать лет, от него принял бразды правления сын его Иехония; потом после него Седекия, в царствование коего выступил войною против Иудеи Навуходоносор, который, предав ее всю сожжению, присоединив к другим городам и самый Иерусалим, взял Израиля в плен, вместе с священными сосудами, и совершил все то, что повествуется в священных писаниях (4Цар. 24, 10 и далее, сн. 2 Парал. 36, 5 и далее, также 4 Дар. 23, 29 и далее, и 2 Парал. 35, 20 и далее). На эти-то исторические события и указует нам смысл изъясняемых слов. Итак будет, говорится, в той день, то есть, в то время, позвиждет Господь мухам, яже владеют частию реки Египетския, и пчеле яже есть во стране Ассирийстей. Очевидно здесь речь идет в иносказательном смысле: образ взят из быта пчеловодов, которые свистом вызывают мух (пчел)18 из ульев на поля, а потом опять возвращают их, как бы каких птенцов, заключая их в гнезда. Мухам же уподобляет Египтян, как я думаю, по причине множества их и не очень значительной звучности голоса; а пчеле – народ Ассирийский, потому, что пчела испещрена и благоукрашена и покрыта многими иглами. Таковы же, некоторым образом, что касается до одежды и украшения, и Ассирияне и Персы: они любят украшения, всегда придают большую цену разноцветности в одежде и к тому же вооружены острыми копьями. Они, сказано, приидут вси, и почиют в дебрех страны, и в пещерах каменных, и в вертепах, и во всякой разселине, и во всяком древе. Ибо так как речь идет о мухах, то она и остается иносказательною. Это значит, что они осмотрят всю страну их, так что никто из скрывшихся не может утаиться, в скалах ли например кто укрылся бы, или в дебрях, или же в рощах и лесных долинах. И в ином смысле это можно разуметь, именно, что в преогорчевающих Бога всяческих и не останавливающихся пред тем, чтобы оскорблять Его, на подобие поселяются и обитают лукавые и враждебные силы и необыкновенные из присущих нам страстей, так что никто не может удалить или защитить и спасти от них. Ибо если Бог восхочет послать на нас зло, то кто может оказать нам помощь?

Ст. 20. В день оный обриет Господь бритвою великою и напоенною об ону страну реки царя Ассирийска, главу и власы ног, и браду отимет. И здесь нам нужно сначала уразуметь состав речи, а потом уже сказать и о том, какие мысли в ней раскрываются. Итак в день оный, сказано, то есть, в оное время, бритвою великою и напоенною, которая есть бритва царя Ассирийского, находящегося об ону страну реки, очевидно Евфрата, обриет Господь главу главу и власы ног, и браду отъимет. Бритвою же великою и напоенною, принадлежащею царю Ассирийскому, находящемуся по ту сторону реки, называет меч его, как беспощадно отсекающий и услаждающийся напоением, то есть кровью падающих. Таков смысл изречений. Скажем также, что в известное время было признаком крайнего бесчестия, если кого видели с обритою головою и бородою. Так и дщерям Сионовым, превозносившимся и ходившим высокою выею, и помизанием очес, Бог всяческих угрожал отъятием благоденствия; ибо говорил: и будет вместо вони добрыя смрад, и вместо пояса ужем препояшешися, и вместо украшения златаго, еже на главе, плешь имети будеши дел твоих ради (Иса. 3, 23; сн. ст. 16). Делали это некоторые и по мертвым, налагая на себя бесчестие. Отсюда и данный чрез Моисея закон принявшим жребий Божественного священнодействия внушает не остригаться по мертвем наравне с другими и не портить обличия брады. Ибо так о сем написано (Лев. 21, 5). Когда же опустошен был Иерусалим при Навуходоносоре, приидоша мужи от Сихема, и от Салима, и от Самарии, как говорит Иеремия (Иерем. 41, 5), осмьдесят мужей обритыми брадами, и растерзаннымы ризами, плачущеся, и дары19 и фимиам в руку их, еже внести в дом Господень. Итак, снятие волос с головы и бороды бритвою было образом печали и вместе бесчестия. Это именно потерпит по времени страна Иудейская, говорит слово пророческое. Ибо она пребудет, говорится, после погибели чад ее, плачущею и весьма обесчещенною. Если же кто хотел бы и иным способом толковать это, то он может понимать сие таким образом: под волосами на голове, быть может, разумеет пророк почетнейших по богатству и стоящих выше других по преимуществам, так как выше головы нет ничего. Под бородою же разумеет одаренных умом и смыслом; потому что так всегда принимается в богодухновенном Писании борода. А когда именует и волосы ног, то вероятно означает находящихся в самом последнем и низком состоянии. Вообще же никого не пощадила напоенная бритва, но вместе с находящимися на высоте обрила и средних, и последних, и разумных в стране Иудейской, так что оставила ее обнаженною и лишенною их. Ибо Навуходоносор перевел в горы Персидские и Мидийские едва не всего Израиля.

Ст. 21. 22. И будет в той день, кормити будет человек юницу от волов и две овце: и будет от множества творения млечнаго, масло и мед снесть всяк оставыйся на земли.

Цель пророка – наглядно представить здесь действие бритвы напоенной и великой, то есть меча Вавилонского. Ибо обнажена будет, говорит он, вся страна Иудейская и дойдет до такой бедности и вместе малолюдства, что кто останется и спасется от руки неприятельской и пребудет на земле той, тот будет господином одной юницы (телицы) и двух овец, тогда как в древности жившие по всей Иудее обыкновенно имели и пасли весьма многие стада овец и волов. Таким образом это есть ясное доказательство крайней бедности. А что они подлинно уменьшатся и в числе по местам своего жительства, и на это он предуказывает, говоря: и будет от множества творения млечного, масло и мед снесть всяк оставшийся на земли. От двух овец и одной телицы будет, говорит, столько молока, что всем оставшимся довольно будет для насыщения, если бы они хотели питаться молоком. Итак, не ясно ли, что совершенно легко могли быть перечислены те, которые избегли от бритвы и остались на каждом месте Иудеи? Ибо много ли может быть людей, для пропитания и насыщения коих достаточно молока от двух овец и одной юницы (телицы)? А что может проистекать отсюда для нашей пользы духовной, это можно видеть из самых дел: отличающиеся непослушанием и гордо поднимающие выю свою против Бога, будут изнуряемы и скудостью духовных благ и будут совершенно малочисленны, и терпеть будут недостаток во всем, что может питать для благосостояния духовного и успешно возводить в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Ефес. 4, 13). И таковые услышат Бога, говорящего устами святого: се, работающии М и ясти будут, вы же взалчете: се, работающии М и пити будут, вы же возжаждете (Иса. 65, 13). Ибо весьма обильно будет причастие всякого блага от Бога для умеющих мудрствовать Божественное, каковым сам Он возгласил: ядите, и пийте, и упиитеся ближнии Мои (Песнь II. 5, 1).

Ст. 23. 24. И будет в той день, всяко место, идеже аще будет тысяща лоз винограда, по тысящи сикль, в лядину будет и в терние: со стрелою и луком внидут тамо, яко лядиною и тернием будет вся земля.

Это есть дело той бритвы великой и напоенной и ясное доказательство малолюдства народного. Ибо война так истребила населявших Иудею, что едва лишь немногие числом остались в ней. Потому-то и говорит, что в пренебрежении будут, обратятся в пустыню (лядину) и терние прекраснейшие и самые отличные из их владений, то есть, что не будет умеющих обрабатывать землю. Ибо если будет, говорит, в одном месте тысяча виноградных лоз стоить тысячу сиклей, так что каждая виноградная лоза будет стоить один сикль20: то эта мера оценки обратится на пустыню и на терние; поэтому если бы кто хотел сделать нападение на эту страну и только войти в нее, то не мог бы этого сделать без стрелы и лука. Не нуждаясь нисколько в луках и стрелах, терние может внезапно поранить ноги желающих ходить по нему. Итак, хотение делать то, что несправедливо, будет для нас причиною всякого зла. Ибо не удерживаясь от оскорбления Бога, мы некоторым образом пребываем в пустыне; делая же и желая мудрствовать то, что приятно и любезно Ему, мы будем плодоприносить в добродетели, удостаиваясь Его попечения о нас. Мы услышим Христа говорящего: Аз есмь лоза истинная, и Отец мой делатель есть: всяку розгу о Мне не творящую плода, измет ю: и всяку творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет (Иоан. 15, 1. 2). Отдаваясь же неудержимо нечестивой жизни, мы наполняемся духовным тернием, так как в нас укореняются всякого рода худые навыки. И конец терния есть огонь: оно есть пища огня или бесполезное вещество. И это нам ясно показывает блаженный Павел, говорящий: Земля бо пившая сходящий на ню множицею дождь и раждающая былия добрая оным, имиже и делаема бывает, приемлет благословение от Бога: а износящая терния и волчец непотребна есть и клятвы близ, еяже кончина в пожжение (Евр. 6, 7. 8).

Ст. 25. и всяка гора оремая возорется, не найдет тамо страх: будет от лядины и от терния паству овцам и в попрание волу .

Мало будет оставшихся в Иудее, говорит, да и они дойдут до такой боязни и трусости, что от сильного и нестерпимого страха будут устроять местопребывание в горах и, удаляясь из городов и жилищ, столь вожделенных для них прежде, поспешат укрываться в лесах и звериных логовищах. Ибо делать это есть обычай у жителей всякой страны и государства, если случится когда нападение неприятелей. Убегая на высокие и недоступные из гор, эту недоступность места они делают своим оружием, и врачевством от боязни (делают) пребывание в расщелинах скал. Это и сам Спаситель говорил народу Иудейскому. Ибо тогда, говорит Он, сущии во Иудеа да бежат на горы (Матф. 24, 16). Итак, прекраснейшие из местностей обратятся в пустыню, сказано, и в терние, так что оставшиеся боятся хотя бы войти в них только и под терние не собираются; но скорее убегая на горы, там с воздыханиями должны приниматься за труды земледелия. Ибо возорется всяка гора и всякий холм, так как нашедшие в них убежище пожелают собирать уже не то, что служит к богатству и удовольствиям, но то, что удовлетворяет необходимым потребностям тела и что доставляет скудное и с трудом добываемое пропитание. Итак, какая причина того, чтоб и в горах жить и желать их возделывать, тогда как остаются в пренебрежении отличные местности? Не найдет тамо страх, сказано. Так они рассуждали сами про себя, что на имеющих там поселиться не наайдет страх. За тем показывает великость крайнего запустения. Ибо будет, говорит, всякая страна от лядины и от терния в паству овцам, и в попрание волу, то есть, в пастбище для овец обратится земля тучная, приносящая виноград и маслину, богатая хорошими деревьями, постоянно украшенная плодами, текущая млеком и медом, согласно написанному (Исх. 33, 3; сн. 3, 8. 17; 13, 5; Лев. 20, 24 и мн. др). Итак, доставляя радость Богу благопокорливостью во всем, мы безопасно будем жить, как бы в некоем имении или отечестве, в добродетели, и возьмем верх над врагами. И не устрашит нас совершенно ничто. Напротив, мы будем ревнителями всякого милосердия и добрых дел, исполненными угодного Богу благоплодия, свободными от духовного терния и землею вожделенною, по слову пророка (Малах. 3, 12), и истинно Божие тяжание (1Кор. 3, 9).

Гл. VIII, ст. 1. 2. И рече Господь ко мне: приими себе свиток нов велик и напиши в нем писалом человечим, еже скоро пленение сотворити корыстей, приспе бо: и свидетели Мне сотвори верны человеки, Урию иереа , и Захарию сына Варахиина.

Сделав весьма достаточное предсказание об имевшем по времени случиться с страною Иудейской и показав великость бедствия, Бог с пользою присоединяет к сему и касающееся Еммануила, и образно указав тайну о Нем, являет теперь ее яснее пророку. Ибо Он сказал: се Дева во чреве зачнет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил (Иса. 7, 14: сн. Матф. 1, 23). Что Он будет ходатаем нового завета, конечно по упразднении первого, как имевшего великую немощь, обветшавшего и никого не делавшего совершенным по совести (Евр. 9, 9; сн. 8, 13; 7. 18 и др.), на это Бог указует, говоря: приими себе свиток нов велик. И что может означать здесь: себе, как не это именно? ибо не решившимся, говорит, быть непокорными, но в вере почтительным слово о Нем даровано будет в новом свитке, то есть, открыто будет таинство Христово. И так, нов сей свиток и велик; потому что не по образу первого завета составлен сей новый и неслыханный (завет), возвещающий таинство Христово, и не будет иметь в себе худости, свойственной повествованию закона, но будет являться как бы в превосходстве и высоте знания и догматов. Отсюда и Божественный Павел с великою радостью говорит, что все содержащееся в законе он вменил тщету быти за превосходящее разумение Христа (Фил. 3, 8). Таким образом ясно, что с обветшанием первого, как я сказал, приемлется новый и великий свиток второго завета, который на лучших обетованиях утверждается, как говорит священнейший Павел (Евр. 8, 6). Пишется же этот свиток писалом человеческим. Почему это? Потому, что когда очами ума мы уразумеем тайну святой и единосущной Троицы, а потом некогда и другим вздумаем говорить о неизреченном рождении единородного Сына Божия: тогда, и только уже тогда мы будем иметь нужду в писале не человеческом и не подобном нашему. Ибо какое слово достаточно будет к тому, чтобы можно было разъяснить то, что выше ума и слова? Для столь высоких и превосходящих ум повествований достаточна лишь та одна трость, о которой Бог и Отец говорит устами Давида: язык Мой трость книжника скорописца (Псал. 44, 2). Ибо никто же знает Сына, токмо Отец: но и ни Отца кто знает, кто есть, токмо Сын, и емуже аще волит Сын открыти (Матф. 11, 27; сн. Лук. 10, 22). Когда же мы намерены составлять писания о вочеловечении Его, тогда так, тогда нужно писало человеческое, что и сделал премудрый Иоанн, говоря: Слово плоть бысть, и вселися в ны (Иоан. 1, 14). Совсем не трудно также и смерть Его по плоти и воскресение из мертвых возвещать нашими же словами, а равно и то, что Он, как бы первый плод и начаток человеческого естества, обновляемого в нетление, взошел ко Отцу и воссел на небесных, что Он и приидет по времени и сядет, как Судия. Итак, человеческим писалом богодухновенные писатели описывают то, что относится к вочеловечению Единородного. Но Бог присоединяет повеление, говоря; свидетели Мне сотвори верны человеки, Урию и Захарию сына Варахиина. Должно знать, что в то время, в которое было о сем слово от Бога к блаженному Исаии, Урия был пророком, а Захария священником и учителем закона. Таким образом во свидетельство о Христе принимаются тайноводство, (подаваемое) чрез закон и святых пророков, и ведение или предвозвещение. Кончина бо закона и пророков – Христос (Римл. 10, 4; срав. Матф. 5, 17). Таковое нечто, полагаем, показано было святым Апостолам во время преображения Христа на горе. Ибо написано, что   по днех шестих поят И исус П етра и И акова и И оанна брата его, и возведе их на гору высоку едины, и преобразися пред ними: и просветися лице его яко солнце, ризы же его быша белы яко свет. И се, явистася им М оисей и И лиа, с ним глаголюща (Матф. 17,1–3; сн. Марк 9,2–4). Заметь, как Моисей и Илия, то есть священство и закон (потому что и то и другое представлял собою Моисей), а также и Илия, представлявший собою лик святых пророков, беседовали между собою о исходе, как сказано, егоже хотяше скончати в Иерусалиме (Лук. 9, 31). Какой же это исход? Очевидно конец домостроительства, то есть, крест, смерть, воскресение из мертвых и вознесение на небеса. Ибо все это предизображал посредством сени закон; предсказывал о сем и светлый и великий лик святых пророков.

Ст. 3. И приступил Он21 ко пророчице, и во чреве зачат, и роди сына.

Что не от крови и плоти, ни от похоти мужеския (Иоан. 1, 13) совершилось рождение Христа по плоти, но что оно было делом новым и необычайным и превышало законы человеческого естества, это и открыл Бог пророку. Ибо сам Он, сказано, говорящий: приими себе свиток нов велик, приступил ко пророчице. Смотри, как писалом человеческим и свойственными нам словами описывается таинство Христово; потому что слово: приступил Божественное писание обыкновенно употребляет вместо слов: сошелся или имел брачное общение. Итак пророк видит и образ соития с Святою Девою, которую называет и пророчицею, научая истинному происшествию. Затем говорит и о совершившемся зачатии и о рождении сына. Очень быстрая передача видения, все представляющая пророку для сведения. Ибо что от Святого Духа образовано оное всесвятое тело, соединившееся со Словом22, в этом может ли кто либо сомневаться? Таким образом, действие Духа, чрез которое в святой Деве образовано было тело, непрямо указуемо было под образом соития. И чрез это Христос стал начатком освященных в Духе, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (Иоан. 1, 13). Сам Он рожден от Духа по плоти и прежде других, дабы и мы ради Его рождались таким же образом. Необходимо заметить также и то, что Урии и Захарии повелел быть при нем свидетелями, дабы скоро пленение сотворити корыстей. Присоединил также и слова: приспе бо , так как засвидетельствовал и закон и предречение святых пророков, что родившийся Христос пленит сатану и расхитит сосуды его, как Он сам говорит (Матф. 12, 29), то есть, сделает своими бывших некогда его поклонниками. Это именно подтвердил и сам Христос, говоря в виде примера: како может кто в н ити в дом крепкаго, и сосуды его расхитити, аще не первее свяжет крепкаго, и тогда расхитит сосуды его? (Матф. 12, 29). Говоря же: приспе бо, возвещает о том, что явление Еммануила будет в непродолжительном времени. Тоже самое Он говорит и у блаженного Аввакума. Еще мало, идый приидет, и не умедлит (Аввак. 2, В; сн. Евр. 10. 87).

Ст. 3. 4. И рече Господь мне: нарцы имя ему: скоро плени, нагло расхити. Зане прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову, и корысти Самарийския пред царем Ассирийским. Сказав выше: се Дева во чреве зачнет, и родит сына, и нарекут имя Ему Еммануил, теперь повелевает назвать имя Ему: скоро плени, нагло расхити. Итак, что же? может быть напрасно было дано Ему первое имя, то есть Еммануил? И разве наиболее приличествует имя: скоро плени, нагло расхити? Не говорим сего, а скажем лучше следующее: богодухновенному Писанию обычно называть Бога сущих различными именами и как бы от совершаемых по временам дел иногда заимствовать Ему названия. Тоже замечается и в отношениях к самому Христу; потому что Он есть истинный Бог. И поелику, будучи Бог по естеству, Он был с нами как Слово, когда явился в подобии нам: то весьма мудро и может быть называем Еммануилом. А так как, соделавшись человеком, Он пленил сатану и от его жестокости изъял древле похищенных им и рабствовавших ему чрез грех: то осуществил предсказанное: скоро плени, нагло расхити. Далее, что Он, как Бог, имел сказанною силою совершить искупление живущих на земле, это предуказует, говоря: зане прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову, и корысти Самарийския пред царем Ассирийским . Очень глубок смысл этих слов и требует толкования духовного. Божественное слово всегда как бы скрывается за неясностью: ибо как в повествовании, так и в событиях чувственных мы не найдем того, что рожденный Христос тотчас пленил или Дамаск, или страну даря Ассирийского, освободив отведенных из Самарии в его страну. Если же будем принимать это в духовном смысле, тогда увидим вполне воистину совершившееся. Да, Дамаск, или и вся Сирия, а также и страна Ассирийская, то есть Персидская и Мидийская была полна идолов, и потому названа землею изваянных (Иерем. 50, 38); ибо там были повсюду жертвенники и священные места, а также и имевшие обыкновение часто посещать эти места, разумею сословие лжепророков и тех, коих ремесло состояло в заклинаниях. А вся сила этих людей состояла в демонах, которых каждый из них почитал, и в вожде этих демонов, – сатане. Итак, что Христос имел как бы расхитить силу Дамаскову, а также и силу даря Ассирийского, то есть сатану и скопища злых и нечистых демонов, и избавить от рабства ему обольщенных им, и имел этого достигнуть раньше чем придет в тот возраст телесный, которому свойственна способность называть отца или мать, это Он и разъяснил, сказав: зане прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову . Выражение же: приимет употреблено вместо выражения: покорит. Приимет также и корысти Самарийския, то есть, освободит пленников, вступив за них в войну против царя Ассирийского, то есть, духовного, разумею сатану, так как он же был и Дамаск, и сила Сирийская. И что идолопоклонники всю надежду спасения полагали в идолах, а Христос, лишь только родился, тотчас же и пленил сатану, это без труда можно видеть. Ибо Матфей пишет: Иисусу же рождшуся в Вифлееме Иудейстем, во дни Ирода царя, се волсви от восток приидоша во Иерусалим, глаголюще: где есть рождейся царь Иудейский? видехом бо звезду Его на востоце, и приидохом поклонитися Ему (Матф 2, 1. 2). И они действительно поклонишася Ему, и принесоша в дар злато, и ливан, и смирну (ст. 11). Видишь ли, как пленил Он сатану и скоро расхитил? Наконец, что цель пришествия Его состоит в искуплении тех, которые находились в духовном плену, на это указует и сам Христос, устами Исаии говоря: Дух Господень на Мне, егоже ради помаза Мя, благовестити нищим посла Мя, проповедати пленннком отпущение, и слепим прозрение (Иса. 61, 1). Воспевает же о Нем и блаженный Давид: возшед на высоту, пленил плен (Псал. 67, 111; сн. Ефес. 4, 8). Тому же Он и сам научил, сказав: аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (Иоан. 12, 82).

Ст. 5–8. И приложи Господь глаголати ко мне еще, глаголя: понеже не восхотеша людие сии воды Силоамли текущия тисе, но восхотеша имети Р а ассона и сына Ромелиева царя над вами, сего ради се, возводит Господь на вы воду реки сильну и многу, царя Ассирийска и славу его: и взыдет на всяку дебрь вашу, и обыдет всяку стену вашу, и отимет от Иудеи человека, иже возможет главу воздвигнути, или могущаго что совершити: и будет полк его, во еже наполнити ширину страны твоея .

Весьма ясно изложив то, что рождение Еммануила от Святой Девы будет необычно для людей, странно и досточудно, и что по времени совершатся весьма многие и по истине весьма славные Божественные знамения, Бог открывает наконец пророку и имевшее быть во время вочеловечения безумие Иудеев против Него. Пришло в сей мир единородное Слово Божие в подобии плоти греха (Римл. 8. 3), не только не имея явной и видимой славы боголепного превосходства и не во свете обитая неприступнем (1Тим. 6, 16), как Ему свойственно, и не дориносимое видимо ангельскими силами, но даже не в славе земного царя, а напротив весьма скромно и уничиженно, и без всякого шума. И это нам Бог и Отец также указал, устами святых говоря: Се, уразумеет Отрок мой возлюбленный, в Котором мое благоволение, суд языком возвестит: не возопиет, ниже ослабит, ниже услышится на распутиих глас Е го . Т рости сокрушены не преломит, и льна курящася не угасит (Иса. 52, 13; 42, 1–3; Матф. 12, 18 – 20). Таков образ домостроительства воплощения Единородного. Иудеи же несчастные, или совершенно не уразумев, или нечестиво отвергнув таинство о Нем, сильно восставали против Него и искали убить Его, говоря: о добре деле камение не мещем на тя, но о хуле, яко ты, человек сый, твориши себе Бога (Иоан. 10, 33). Ожесточившиеся же совершенно и неистовые дошли, наконец, и до нечестия, еще большого, чем это; ибо привели Его к Пилату, говоря: возми, возми распни Его. Когда же Пилат как бы с насмешкою говорил на это: царя ли вашего распну? они возопили, говоря: не имамы царя, токмо Кесаря (Иоан. 19, 15). Смотри, как отреклись они от того, чтобы Он над ними царствовал; Кесаря же и людей ставили царями над собой. Вот это-то самое иносказательно и представляет Бог с живостью пророку. Поелику же, как я предполагаю, нужно было сделать и тогдашним обстоятельствам приличествовавшее применение этой речи, – разумеем то, что воде Силоамской уподобляет он правление Божие, презрев которое Иудеи подчинились иному (царю) и предались врагам, – то поэтому и говорит: понеже не восхотеша людие сии воды Силоамли текущия тисе, но восхотеша имети Ра а ссона и сына Ромелиева царя над вами : сего ради се, возводит Господь на вы воду реки силну и многу, царя Ассирийска . Вода Силоамская, говорят, течет так тихо, что переливается совершенно без всякого шума. Толкуется же Силоам, – посланный (срав. Иоан. 9, 7). И потому принимается она в подобие и прообраз пришествия Спасителя нашего, которое было без шума, как я только что сказал. Христос же есть по истине посланный. Так и премудрый Павел именует Его посланником и первосвященником исповедания нашего (Евр. 3 1). А также Силоам принимается и просто во образ управления Божия. Поэтому, так как народ сей, непреклонный и необузданный, не хочет иметь воды Сулоамли текущия тисе, ибо отвергает иго Божие, и напротив желает лучше быть под управлением человеческим и подчиняться скорее желающим преобладания над ним, разумею Раассона и Факея: то по этой причине, говорит, напущу на них воду реки, то есть, Евфрата. Поелику же эта речь была несколько неясною, то сейчас же прибавляет и говорит: царя Ассирийска, и славу его, то есть, всех подданных его и весь народ, преклоняющий пред ним выю. А воде уподобляет многолюдство и это обычно в богодухновенном Писании. Так и о Ниневии и о населявшем ее бесчисленном множестве народа говорит устами пророков: у Ниневиа, аки купель водная, воды ея (Наум. 2, 8). И держась этого образного выражения, говорит как бы о воде и реке: и взыдет на всяку дебрь вашу, и обыдет всяку стену вашу, и отимет от И удеи человека, иже возможет главу воздвигнути, или могущаго что совершити: и будет полк его, во еже наполнити ширину страны твоея. Все это приведено в исполнение, согласно пророчеству Иеремии (Иерем. гл. 27 и др.), когда Навуходоносор выступил войною против страны Иудейской и разрушил препрославленный Иерусалим, предав сожжению и храм и умертвив знатных из Иудеев, и вместе со священными сосудами все уцелевшее от войны множество народа отвел в страну свою. Итак, само собою очевидно, что на не хотящих иметь воду Силоамскую, текущую тихо, то есть Христа или царствие Божие, несомненно нападет царь мысленных Ассириян, то есть сатана, и взяв их в плен, подчинит своему игу и сделает рабами, опутывая цепями многообразных грехов.

Ст. 8–10. С нами Бог! Разуме и те, языцы, и покаряйтеся, услышите даже до последних земли: могущии, покаряйтеся: аще бо паки возможете, паки побеждени будете, и иже аще совет совещаете, разорит Господь, и слово, еже аще возглаголете, не пребудет , яко с нами Господь Бог.

Воспрянул от радости дух у пророка, ясно познавшего таинство Христово. Посему, восприяв на себя и лице и слово святых Евангелистов и Апостолов, Еллинам и Иудеям он как бы свидетельствует и о том, что если они сделают Его оружием своим, то ничто не устоит против них. Таким образом язычникам повелевает он исполнит следующие два условия: познать таинство Христово и сознать нужду покоряться учащим о сем таинстве. Ибо разумеите, говорит, и примите слово Его, и покоряйтесь, то есть, уступайте и не восставайте против святых тайноводителей, напротив, лучше послушайте их даже до последних земли, то есть, живущие во всяком городе и стране и даже до самых пределов поднебесной. Побеждаемые же и хотящие уступать победу учителям истины легко восприимут слово о Нем, а уверовав во Христа, пойдут по прямому пути всякого добра и упражняясь в любезнейшей Ему добродетели, унаследуют светлую и достойную соревнования славу. И это пророк говорит множеству Еллинов как бы от лица святых Апостолов и Евангелистов. И вы, о Иудеи, могущии покаряйтеся. Ибо, что касается составленного Иудеями плана, то они превозмогли над Христом, предав Его кресту, несчастные, Но тем не менее они совет совещали, который не возмогут составити, по написанному (Псал. 20, 12), ибо смерть не в состоянии была удержать Начальника жизни (Деян. 3, 15). Итак, если вы и думали, говорит, что превозмогли, умертвив Господа, но все же покоритесь наконец и окажите благопослушливость, приняв веру, или же знайте, что аще и паки возможете, не приемля учения, но жестоко понося возвещающих Евангелие, то паки побеждени будете наконец Судиею, наказующим и требующим осуждения за столь продолжительное безумие. И это совершилось уже. Ибо после того, как Христос воскрес и взошел на небо, Иудеи составили заговор и против самых святых Апостолов и введши их в Синедрион били, обвиняя и говоря: не запрещением ли запретихом вам не говорить никому о имени сем? И се исполнисте Иерусалим учением вашим (Деян. 5, 28). Таким образом, казалось, и в этом они превозмогали; однако все было бесполезно для них: и совет, и расследование, и запрещение, потому что Божественные ученики побеждали, говоря: яко с нами Господь Бог; они же подверглись тяжким бедствиям, покорившись против воли войскам Римлян.

Ст. 11. 12. Тако глаголет Господь: крепкою рукою не покаряются хождению пути людий сих, глаголюще: да не когда рекут: жестоко: все бо, еже аще рекут людие сии, жестоко есть .

Я сказал, что приняв на себя лицо святых Апостолов и Евангелистов, блаженный пророк советовал язычникам и Иудеям, чтобы они покорились Христу и чтобы послушались Его даже и живущие до пределов земли. Затем Бог обращается к нему только и, удивляясь грубости и великому невежеству Израиля, говорит, что они крепкою рукою не покаряются. Ибо всесильна и несокрушима и всемогуща десница Бога и Отца, – Сын, чрез Которого все и в Котором все (сн. Иоан. 1, 3. 10; Колос. 1, 16. 17), упразднивший смерть и сокрушивший сатану, пленивший ад, дарующий нетление тем, которые находятся под властью тления, и возобновляющий все к бытию изначальному. Так и устами Псалмопевца спасенные во Христе говорят: десница Господня вознесе мя, десница Господня сотвори силу (Псал. 117, 16). Сказано также и в песнях: десница твоя Господи прославися в крепости: десная твоя рука Господи сокруши враги (Исх. 15, 6). Итак они дошли до такой степени нечестия и вместе умоповреждения, что легкомысленно вздумали не покоряться руке крепкой23 спасающей и за ничто считать это дело. Не покаряются также говорит, хождению людей сих, представляя их в своем лице, он прямо сказал: с нами Бог. Но какое это хождение людей сих? Это у имеющих Еммануила вера в Него и евангельское жительство, с презрением к житию в законе и как бы в тенях. Не покаряются же хождению людей сих, глаголюще: да не когда скажете, жестоко: все бо, еже аще рекут людие сии, жестоко есть. Ибо несколько жестоким казалось для Иудеев слово святых Апостолов, так как защищая при случае, где нужно, сень, они не позволяли жить по закону Моисееву, а напротив – по евангельски и духовно.

Ст. 12–14. Страха же их не убойтеся, ниже возмятитеся. Господа сил, того освятите, и той будет тебе в страх. И аще будеши уповая на Него, будет тебе во освящение, а не якоже о камень претыкания преткнетесь, ниже яко о камень падения.

Обвинив сначала Израильтян, как решившихся не покоряться хождению людей, то есть, христиан, и тайноводству святых Апостолов, теперь обращает к ним слово утешения и вселяет в них несокрушимый дух, говоря, что но должно бояться не покоряющихся им, а равно и вообще не приходить в смятение от их дерзости, а напротив, с упованием на Бога смело выступать против врагов, хорошо зная, что и оружие будет и крепость силы и что легко можно будет одержать верх над противовосставшими. Поэтому-то и говорит: страха же их не убойтеся, ниже возмятитеся. Если же кто хотел бы мыслям, заключающимся в сих словах, придать более глубокое значение и разуметь это иным образом: то смысл был бы таков: Иудеи не мало боялись, как бы не оскорбить Бога, отвергнув путеводительство закона и приняв Слово Спасителя, отменяющего прообразы и повелевающего ни во что вменять сень. Поэтому и говорили о Нем: если бы человек сей был от Бога, то не разорял бы субботы (Иоан. 9, 16; 5,18). Поэтому, хотя Божественные ученики и были из Иудеев, им нужно было все-таки быть свободным от страха не покорявшихся, боявшихся, как я сказал, оскорбить закон, избрав лучше жизнь евангельскую, потому и увещает, говоря: страха же их не убойтеся, ниже возмятитеся; да святится же лучше, говорит, от вас Господь славы, то есть Христос, да почтится верою и да будет для вас страшен. Ибо таким образом Он будет вам во освящение, а не якоже о камень претикания преткнетеся на Него, ниже яко о камень падения. Две вещи полагает в Нем великие и избранные: первое, что Он освятил, сказано, вас верующих и явит причастниками Божественного Его естества чрез Святого Духа; а к сему присоединится и то, что вы не упадете на него, как на камень (претыкания) или камень соблазна. Это последнее и потерпели несчастные Иудеи, по причине весьма великого невежества говорившие: мы вемы яко Моисеови глагола Бог: сего же не вемы откуду есть (Иоан. 9, 29). Итак, поелику они и не освятили Его, и не хотели верить ему, то остались совершенно непричастными освящению, и преткнувшись как бы о камень, упали и подверглись всяким бедствиям.

Ст. 14–16. Дом же Иакова24 в пругле, и в раздолии седящии во Иерусалиме : с его ради изнемогут в них мнози, и падут, и сокрушатся, и приближатся, и яти будут человецы в твердыни суще. Тогда явлени будут печатлеющии закон, еже не учитися.

Премудрый Приточник сказал: сыне, да не ревнует сердце твое грешником, но в страсе Господни буди весь день (Притч. 23, 15. 17). Ибо поистине надлежит здравомыслящим быть подражателями не дерзости порочных, но честности добрых людей. Поэтому, после того как святым ученикам советовал делать своим освящением Христа, даже более – веровать в Него и ни во что вменять безумства преследующих, привел необходимо также и то, сколь великое и какое именно зло произойдет с решившимися не покоряться. Именно дом Иакова, говорит, то есть Иудеи, недугующие величайшим и непрестанным безумием против Христа, будут подобны попавшимся в сеть (в пругле) и уловляемым для погибели, или тем, которые находятся в раздолии, то есть упавшим в ров. По этой причине изнемогут в них мнози, и падут, и сокрушатся, и приближатся, то есть, будут близко, а не вдали от того, что приносит вред, так как будут бессильны и сокрушенны и пленены воюющими. И это подлинно было то, что сказано о них от Бога устами (другого) пророка: се Аз дам на люди сия болезнь, и изнемогут в них отцы, и сынове вкупе, сосед и искреннии его погибнут (Иер. 6. 21), тогда как званные во Христе к освящению не в таком положении; потому что крепость и пение их есть Господь, как написано (Псал. 117, 14). И в этом может удостоверить Божественный Павел, говорящий: все могу о укрепляющем мя Христе (Филип. 4; 13). Итак яти будут неверующие, говорит, человецы в твердыни суще. Ибо, что касается до помощи свыше, которая всегда была присуща Израильтянам, они были некоторым образом неуловимы и непреоборимы для врагов, видимых и невидимых; потому что Бог в одном месте сказал об Иерусалиме: и Аз буду ему, глаголет Господь, стена огненна окрест, и в славу буду посреде его (Захар. 2, 5). А когда они оскорбили Бога, восстав против Христа, то уже продолжают жить в мире лишенные безопасности, как духовной, так и чувственной; ибо перешла к иным, то есть, к обращенным из язычников, благодать спасающего. Будут же тогда, говорит, явлени печатлеющии закон, еже не учитися. Эти еще кто такие? Очевидно, оправданные во Христе и осященные чрез Духа, которым весьма прилично было бы сказать: знаменася на нас свет лица твоего Господи (Псал. 4, 7); потому что образ и подобие и как бы лице Бога и Отца представляет собою Сын, свет же, от Него на нас изливаемый, есть Дух Святой, чрез Которого мы запечатлеваемся, преобразуемые по первому образу чрез освящение. Ибо мы сотворены по образу и подобию создавшего Бога. Итак явлени будут, сказано, то есть, отмечены и весьма славны пред Богом и отличены в мире запечатленные Святым Духом не учиться закону. Так неужели станем воздерживаться от чтения закона? Но было бы неразумно так думать, когда Христос ясно говорит: сего ради говорю вам, что всяк книжник научився царствию небесному, подобен есть человеку богатому, иже износит от сокровища своего новая, и ветхая (Матф. 18, 52). Итак, мы не отказываемся знать закон, – но избегая такого знания его, чтобы желать и жить по закону или по-иудейски. Ибо мы не станем приносить волов в жертву и не станем чтить Бога всяческих кровавыми жертвами, а скорее принесем Ему духовное служение в воню благоухания, как и Спаситель говорит: Дух есть Бог: и иже кланяется Ему, духом и истиною достоин кланятися (Иоан. 4, 24). А что для запечатленных Святым Духом во обновление жизни большой вред желать действовать и жить по-иудейски, или по сени законной, в этом может уверить блаженный Павел, говорящий тем, которые, после принятия веры, как бы идут назад, к служению в тенях: наченше духом, ныне плютию скончаваете (Галат. 3, 3); и еще: глаголю вам, як о аще обрезаетеся, Христос вас ничтоже пользует (5, 2). Вы отчуждены от Христа, иже законом оправдаетеся: от благодати о т падосте. Ми бо от веры упования правды ждем (ст. 4. 5).

Ст. 17. И речет: пожду Бога отвращающаго лице свое от дому Иаковля, и уповая буду нань.

Что пребывающим во Христе весьма свойственна благопокорливость, в том и чрез сии слова старается убедить нас пророк. Ибо взывал к ним всяческих Бог об Еммануиле: Господа, того освятите, и той будет тебе в страх: и аще будеши уповая па Него, будет тебе во освящение. И они, весьма охотно приемля относящееся к сему тайноводственное слово, без всякого замедления обещают благопослушливость и, полагая в Нем все упование свое говорят: пожду Бога отвращшаго лице свое от дому Иаковля, и уповая буду нань. А что может означать слово: пожду, как не то, конечно, что и Божественный Давид сказал: терпя потерпех Господа, и внят ми (Псал. 39, 2)? Терпит же Господа решившийся мудрствовать угодное Ему и следующий Его велениям и с величайшею радостью претерпевающий опасности ради благочестия в отношении к Нему. Ибо к сему, устами Псалмопевца, побуждает их и Дух, говоря: мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (Псал. 26, 14)? Итак, потерплю, говорит, Бога отвращшаго лице свое от дому Иаковля. Смотри же, смотри, сколько, вместе с благопослушливостью, имеют они рассудительности. Чем иные оскорбили (Бога) и заслужили отвращение лица Божественного, чрез это они делают сердца свои более твердыми в стремлении к лучшему; потому что боятся отвращения очей Божественных. Ибо нелицеприятен Судия, и никто не усомнится в том, что Он повсюду и непременно свойственным образом и по справедливости за заслуги каждого или похвалу воздаст или же определит наказание. И оскорбивших Его непокорностью Он удалит от лица Своего и будет считать ненавистными; а почтивших Его верою будет считать возлюбленными, как соблюдающих веру; отвратится же и от покинувших это истинное состояние и будет считать их наравне с теми, которые совсем не уверовали или даже и хуже этих последних. Ибо о некоторых написано: лучше бо бе им не познати пути истины, нежели познавшим назад восклоняться от преданныя им святыя заповеди (2Петр. 2, 21).

Ст. 18. Се аз, и дети, яже ми даде Бог: и будут знамения и чудеса во Израиле25 от Господа Саваофа, иже обитает на горе Сион.

После того как они (верующие) весьма хорошо выразили прекрасное исповедание (ибо они сказали: пожду Бога отвращшаго лице свое от дому Иаковля, и уповал буду нань), тотчас же (пророк) вводит лице самого Еммануила, дарующего возложившим упование на Него общение с Собою, то есть, общение чрез Духа; ибо Сын ниспослал в нас Духа Своего, и мы соделались присными Ему и в Нем вопием, Авва Отче (Римл. 8, 15). Потому и именует нас детьми Бога и Отца, как имеющих возрождение чрез Духа, дабы мы могли именоваться и братьями Того, Кто есть по естеству и истинно Сын. Ибо Он сказал устами Псалмопевца: повем имя Твое братии моей (Псал. 21, 23). Но, не смотря на то, что Он и соделался братом, и наречен первородным из нас (Римл. 8, 29; сн. Кол. 1, 15) по человечеству, будучи Бог и Сын единородный: мы не неведаем однако Его славу и превосходство над всею тварью. Ведаем также, что мы преданы Ему от Бога и Отца. И сам Он представляется говорящим это к небесному Отцу и Богу: ихже дал еси Мне от мира, твои беша, и Мне их дал еси (Иоан. 17, 6). Ибо Сын по естеству есть Господь всяческих, и соцарствует Богу и Отцу над всем сотворенным. Поелику же человеком соделался Тот, Кому все Богом дано и присуждено, то говорится, что Он получил то, над чем был господином как Бог. Ибо проси, сказано, от Мене, и дам Ти языки достояние твое, и одержание твое концы земли (Псал. 2, 8). Итак Он радуется об уверовавших в Него, то есть о призванных к познанию истины чрез веру, и как бы простирая руку указует, говоря: се Аз, и дети, яже Ми даде Бог. Кто есть говорящий это? – Очевидно, Еммануил, Который будет, сказано, в знамения, и чудеса во Израиле от Господа Саваофа, иже обитает на горе Сион. Ибо, дабы живущие по всей земле уверовали, что будучи Бог по естеству, Он соделался человеком и будучи Господом всяческих, по домостроительству, ради нас, принял зрак раба, Он весьма много соделал знамений по Иудее и представил яснейшее доказательство Божественного достоинства, – чудесно и превыше слова совершенные дела, – воскрешая мертвых, запрещая нечистым духам и своею властью даруя зрение слепым. И к обвинению неправоты и нечестия Иудеев послужит пророческое слово; ибо будут знамения, и чудеса от Господа Саваофа, обитающего на горе Сион, гласит оно. Они же, ничего не исследовав тщательно из сверхестественных дел или слов, дерзали произносить на Него хулу, говоря: сей не изгонит беси, токмо о веельзевуле князе бесовстем (Матф. 12, 24).

Ст. 19. 20. И аще рекут к вам: изыщите от земли возглагоющих и чревоволшебн ик ов, тщесловующих, иже от чрева глашают: не язык ли к Богу своему? Что испытуют мертвыя о живых? Закон бо в помощь даде, да рекут не якоже слово сие, заньже не лет дары даяти.

Слово наставления оканчивает сам Еммануил к возложившим надежду на Него, которые сопричислены к чадам, даны же Ему от Бога и Отца, как Спасителю и Искупителю и животворящему и имеющему силу просвещать и избавлять от всякого зла. Он всячески отдаляет их от древних нравов и первоначального умоповреждения. Ибо идолопоклонники обыкновенно любили демонские прорицания и с благоговением внимали каким либо тщесловящим гадателям по трупам мертвецов, не говорящим ничего истинного, и отрыгающим то, что просто приходит на ум. Но вы, говорит, если бы и пришел кто либо, говорящий: изыщите от земли возглашающих, то есть, делающих вид, что вызывают мертвых и как бы из ада дают прорицания, или же чревоволшебников, которые делают вид, что имеют в своем чреве каких-то богов и таким образом приходящим к ним говорят как бы от лица оных: не принимайте их совета. Ибо они глашают от одного чрева своего, и не суть народ разумный, чтобы и взыскать Бога и чему либо от Него научиться. Но скажите советующим оное: что испытуют мертвые о живых? Видишь ли, как соделывает их благоразумнейшими? Ибо не только заповедует удаляться от невежества и умоповреждения оных: но и повелевает быть добрыми советниками для заблуждших, так как сказано: говорите: что испытуют мертвыя о живых? Самое обыкновенное и человеческое суждение. В самом деле, какое может иметь основание обыкновение о живущих еще вопрошать у лежащих в земле или у находящихся, быть может, во аде душ? И с другой стороны совершенно нелепо внимать гаданиям по трупам мертвецов и лжесловесиям чародеев, имеющих мертвый ум и как бы иссохшее сердце. Ибо они не ведают Зиждителя всяческих и не имеют в себе животворящего слова Божия; и кроме того они – ревнители мертвых дел. Итак, каким же образом живущие, то есть, имеющие в себе оживотворение свыше и обогатившиеся живым словом Божиим, спрашивали бы о себе мертвых? Посему говорите это, сказано, прибавляя, что закон в помощь даде, то есть, евангельский, дабы внимающие ему говорили: не якоже слово сие, заньже не лет дары даяти, ибо ложь продают говорящие от одного лишь своего сердца; спасительный же и истинный закон Божий, то есть, откровение евангельское, которое дано на помощь живущим на земле, не есть якоже слово сие, то есть, слово лжепророков. Да и притом за него не нужно дары давать, тогда как, как я сказал недавно, некоторые за деньги покупают лжесловесия чародеев, между тем как желающим (туне) предлагается небесное откровение, чрез которое мы руководствуемся ко всему доброму, а также можем узнать имеющее совершиться в будущем. Ибо кому не ясно, что нам, делающим благое и питающим истинную любовь ко Христу, все будет за сие по молитве? Ибо Он явит нас блаженными и в сем мире и в веке будущем. Итак для желающих познать данный от Христа на помощь закон, это познание предлагается без денег и без всякого дара. И это подлинно то, о чем премудро сказано устами Исаии: жаждущии идите на воду, и елицы не имате сребра , шедше купите без сребра и цены (Иса. 55, 1).

Ст. 20–22. И приидет на вы жесток глад, и будет, егда взалчете, скорбни будете, и зло речете князю, и отечеству: и воззрят на небо горе, и на землю низу призрят, и се скорбь, и теснота, и тма, скудость тесна , и тма, якоже не видети: и не оскудеет в тесноте сый даже до времене.

Переносит слово к непокорному народу, то есть, к Израилю, который, и имея великое и обильное утешение от Бога, и в изобилии снабженный наставлениями закона, чтобы знать служащее на пользу, однако не принял Христа. Потому и отпал от общения с Ним, мысленного, то есть, и духовного, и как бы голодом погиб. Ибо всяческих Бог устами пророков сказал: се Я навожу глад на землю, глаголет Господь: не глад хлеба, и жажду воды: но глад слышания слова Господня. И от востока до запада обтекут, ищуще словесе Господня, и не обрящут (Амос. 8, 11. 12). Итак, когда, говорит, убив Начальника жизни, вы будете терпеть жестокий и невыносимый голод, не имея слова Божия, хлеба, сходящего с неба и дающего живот миру (Иоан. 6, 33), тогда взалчете и, приведенные к познанию совершившегося, зло речете князю, и отечеству. Это – что такое? – Руководители Иудеев, то есть, книжники и фарисеи, не переставали возбуждать подчиненную им толпу против Спасителя всех нас Христа. И за основание своей вражды против Него они принимали почтение к Моисею и закону, так как преследовали Его, говоря: аще бы был человек сей от Бога, то не нарушал бы субботы (Иоан. 9, 33; 5, 18). Таким образом они убеждали преследовать Его, как преступающего закон. Итак, егда, сказано, вы, обольщенные ими, взалчете, тогда зло речете князю всех вас, и отечеству, то есть, законным обычаям. Ибо воспомянете, что возбуждали вас к сему вожди ваши; а для князей предлогом к восстанию против Христа было отечество, то есть обычаи и предания, при том не только вытекавшие из закона, но и усвоенные путем неосновательного соблюдения постановлений человеческих. Итак приидет на вы жесток глад, и вверх и вниз озираясь, и всюду обращая взоры, или направляя око ума, ничего иного не увидите, как только скудость тесную и тьму, следовательно не в состоянии будете видеть ничего полезного, и не оскудеет в тесноте сый даже до времене. Опять предсказывает призвание язычников. Ибо находящиеся ныне, говорит, в тесноте и томимые гладом Божественных учений не оскудеют, так как Еммануил дарует им благословение и предложит пищу духовную и устроит им Божественную трапезу, говоря: ядите. и пийте, и упийтеся ближнии (Песн. П. 5, 1). И будет сие, говорит, даже до времене, то есть не теперь придет к концу (сказанное выше), когда было о них слово пророчества, но во время потребное, в которое воссияет на земле Еммануил; ибо тогда призван народ языческий.

Гл. IX, ст. 1–3. Сие прежде испий, скоро твори, страно Завулоня и земле Неффалимля, и прочии при мори живущии, и об ону страну Иордана, Галилеа языков. Людие ходящии во тме, вы видели26 свет велий: живущии во стране и сени смертней, свет возсияет на вы. Множайшии людие, яже извел еси, в веселии твоем: и возвеселятся пред тобою, якоже веселящиися в жатву, и якоже веселятся делящии корысти.

Сказав, что дерзнувшие не покоряться Еммануилу изнурены будут и жестоким голодом и скудостью, и что не оскудеют находящиеся в тесноте даже до времене, по вышеприведенному соображению, теперь намеревается показать, кто суть первые уверовавшие и соделавшиеся начатком призванных к познанию Еммануила, говорящего: се Аз, и дети, яже Ми даде Бог (Иса. 8, 18; сн. Евр. 2, 13), и бывшего в знамения, и чудеса в дому Израиливе от Господа Саваофа, иже обитает на горе Сион (Иса. 8, 18). Ибо говорят, что пределы Завулоновы и Неффалимовы лежат при озере Тивериадском и на крайних пределах страны Иудейской, так что они сопредельны с Галилеей языков, тогда как другая лежала к стране Финикиян. Из этих-то преимущественно колен, говорят, происходили по большей части святые Апостолы. И повествуя нам о призвании их, блаженный Евангелист Матфей прежде всего вводит Иисуса в пределы Завулоновы и Неффалимовы; а за тем мудро присоединяет то, как Он избрал святых Апостолов. Он пишет о Христе так: и оставл Назарет, пришед вселися в Капернаум в поморие, в пределех Завулоних и Неффалимлих: да сбудется реченное Исаием пророком, глаголющим: земля Завулоня, и земля Неффалимля, путь моря об он пол Иордана. Галилеа язык, людие седящии во тьме видеша свет велий, и седящим в стране и сени смертней, свет воссия им (Матф. 4, 13–16). И присоединяет к сему: ходя же при мори Галишйстем, виде два брата, Симона глаголемого Петра, и Андреа брата его, метающа мрежи в море, беста бо рыбаря: и глагола им Иисус: грядита по М не, и сотворю вы ловца человеком. Они же абие оставльша мрежи, по Н ем идоста. И прешед оттуду, виде ина два брата, Иакова Зеведеева, и Иоанна брата его, в корабли с Зеведеом отцем ею, завязующа мрежи своя, и воззва я. Они же абие оставльша корабль и отца своего, по Нем идоста (ст. 18–22). Нужно при этом знать, что морем Галилейским Священное Писание называет Тивериадское озеро, где находились Божественные ученики, занимаясь рыбною ловлею. Итак, в настоящее время Бог всяческих устами пророка обращает слово как бы к странам или городам колена Завулонова и Неффалимова, которые лежали при Тивериадском озере. И как бы чашу спасительного пития подавая им и поднося вино веселящее сердце человеческое, то есть, проповедь о Христе, говорит: сие прежде испий, скоро твори, то ест страна Завулоня и Неффалимля, примите проповедь спасения. Но творите скоро, то есть, без всякого замедления. И скорыми, как я сказал, явились ученики и с великою готовностью поспешили уверовать во Христа. Ибо по Нем идоста, тотчас оставив мрежи и отца; и не нужно им было продолжительное наставление; ибо услышав: грядита по Мне, и сотворю вы ловца человеком, – по Нем идоста. Таким же образом, как увидим, призваны и другие из святых Апостолов и восприняли тайноводственное слово о Христе. Иоанн так пишет о Спасителе всех нас. Христе: воутрий же вос хоте изыти в Галилею: и обрете Филиппа, и глагола ему Иисус27 : гряди по мне. Бе ж е Филипп от Ви ф саиды, от града Андреова и Петрова. Обрете Филипп Нафанаила и глагола ему: егоже писа Моисей в законе , и пророцы, обретохом Иисуса сына Иосифова, иже от Назарета (Иоан. 1, 43–45). Когда же пришел к Иисусу, и услышал от Него сказанные слова: прежде даже не возгласи тебе Филипп, суща под смоковницею видех тя (ст. 48): то сейчас же уверовал, и воскликнул, говоря: равви, Ты еси Сын Божий, Ты еси царь Израилев (ст. 49). Вифсаида же, из которой были Филипп и Нафанаил, также лежала при море Тивериадском. Намекает и блаженный Давид на избрание учеников, и говорит: Тамо Вениамин юнейший во ужасе, князи Иудовы владыки их, князи Завулони, князи Неффалимли (Псал. 67, 28). А что по времени имели быть призваны не одни только Божественные ученики, но и народы языческие, на это указует, говоря: и прочии при море живущии, и об ону страну Иордана. Галилеа языков. Людие ходящии во тме, видеша све т велий: живущии во стране и сени смертней, свет возсияет на вы. Ибо обратившиеся из язычников ходили и жили в сем мире так, как будто ночью и во тьме, потому что в уме не имели света истинного богопознания, и как бы падали во всякий ров и претыкались о зло, как о какой-нибудь камень. И живут, говорит, они во стране и сени смертней, потому что у них, или в их странах ничего нет иного, как только одна мгла и тьма, разумеется духовная, и они подобны умершим, хотя еще и живут. Ибо тень от тел вполне отражает очертания их и в целом нисколько не уклоняется от них, относительно сходства по внешнему виду разумею. Не знать же Того, Кто есть по естеству и истинно Бог, некоторым образом есть подобие и тень смерти (сень смертная). Но для недугующих этим свет воссиял, после принесенного, конечно, Христом и евангелистского откровения. Отсюда явились множайшия люди, яже извел еси в веселии твоем: потому что подлинно призванных из язычников гораздо больше, нежели уверовавших из Израильтян. Поэтому видеша, сказано, свет велий множайшия люди, яже извел еси в веселии твоем. Выражение же: извел еси употреблено вместо: ты призвал и искупил, как бы бывших пленниками, – из под власти диавольской. И они возвеселятся пред тобою, якоже веселящиися в жатву, у якоже делящии корысти. В двояком смысле мы можем понимать эти слова. Ибо или веселящиися в жатву и делящии корысти суть Божественные ученики, и тогда мы можем разуметь так, что они, собирая обращающихся из язычников как бы некий хлеб в житницу владычнюю и очищая его от ветхого заблуждения, веселятся подобно жнущим в полях; а с другой стороны, как бы похищая обольщенных сатаною из мучительской власти, и преводя их чрез веру к благочестию, они радуются якоже делящии корысти; ибо так как одни тех, другие других увлекали, и у каждого из них добычею были спасенные, как у победивших корысти от войны. Или же это можно относить к уверовавшим, и тогда можно разуметь так, что они, не имея никакого плода правды во времена заблуждения, обогатились этим, уверовав во Христа; а также, что прежде осаждаемые и расхищаемые от демонов и от сатаны, чрез Христа победили тех, которые издавна собирали корысти и оказались искуснейшими их грубости. Потому и вееелятся они, как говорит пророк, якоже веселящиися в жатву, и якоже делящии корысши.

Ст. 4. Зане отъимется28 ярем лежай на них, и жезл, иже на выи их: жезл бо истязующих рассыпа Господь, якоже в день, иже на Мадиама.

Между тем как живущие на земле были свободны, быв весьма мудро сотворены, по образу Божественному и создани, как говорит блаженный Павел, на дела благая, яже прежде уготова Бог, да в них ходим (Ефес. 2, 10), их насильственно захватил в свою власть изобретатель беззакония и отведши их от любви к Богу, сделал своими поклонниками, возложив на них неотразимое ярмо греха. Таковых-то, жалко поступавших и находившихся в сих бедствиях, особенно же из язычников, Христос избавил и соделал опять свободными. Поэтому и говорит: отъимется ярем лежай на них, и жезл, иже на выи их. Жезлом же, думаю, называет или скипетр, то есть, царство, разумеется царство сатаны, или же необходимость и как бы удары и бич. Ибо содержит нас в своей воле мерзкое и нечистое скопище демонов и их вождь – Сатана, ударяя как бы жезлом, – владычеством страстей, которые приводит в ум и вынуждает сердце к хотению делать то, что не должно. Итак, сбросят они, говорит, ярмо владычества его, и жезл, который постоянно имели на шее своей, как слуги, подвергавшиеся ударам владыки своего. Воспоминает также и историю, заключающуюся в книге Судей. Эта история состоит в следующем: оставив Бога всяческих во дни судей, Израильтяне обратились к нечестию нравов и не мало оскорбили защищавшего их Бога, преклоняясь пред идолами и совершая служение делам рук своих. И за это они преданы были Мадианитянам, которые опустошали всю землю их, расхищая города и селения, а также и находившееся в полях, и такой навели страх на несчастных, что они даже скалы избирали себе убежищами и неприступные горы, в пещерах устрояли себе жилища и изнуряемы были жестоким и продолжительным голодом. Потом умилостивился Бог над пострадавшими не мало и спас их рукою Гедеона, который победил Мадианитян и освободил Израиля от тяготевшей над ним нужды и жезла (Суд. гл. 6). Так точно разсыпа Господь жезл истязующих (и после), как в тот день Мадиама; потому что, как тогда Он избавил содержавшихся под невыносимым владычеством, изгнав владычествовавшее племя, так и потом спас произшедших из язычников, отвратив жезл истязующих. Истязающими же называет самого Сатану и демонов, цель и все старание которых направлены к тому, чтобы требовать от людей, как бы некоторой подати или дохода, свойственных грехов; ибо они всегда требуют, например, блуда от привыкшего блудодействовать, – кражи от привыкшего красть, или даже грабить и от каждого из одержимых теми или другими страстями – то, что ему привычно и любезно. Потому-то, думаю, Священное Писание и ублажает некоторых, как не слушающих гласа собирающих дань, (Иов. 3, 18).

Ст. 5–7. Яко всякую одежду собранну лестию и ризу с примирением29 отдадут, и восхотят, да быша огнем сожжены были. Яко Отроча родися нам, Сын, и дадеся нам, егоже началство бысть на раме Его: и нарицается имя Его: велика совета Ангел30. Приведу бо мир на князи, мир и здравие ему. Велие началство его, и мира его несть предела на престоле Давидове и на царстве его, исправити е и заступити его в суде и правде, отныне и до века: ревность Господа Саваофа сотворит сия.

Призван был к познанию Еммануила чрез святых Апостолов останок Израиля; призваны также и язычники. Потому (пророк) и сказал: страно Звулоня и земле Неффалимля, и потом к сему добавил: Галилеа язы к ов, людие седящии во тме видеша свет велий , разумеется свет, ниспосылаемый чрез Христа, просвещающего духовно, притом не один народ Израильский, а лучше сказать, – всю поднебесную. Что просвещенные (сим светом) имели свергнуть с себя ярмо злобы диавола, и избавиться от жезла, в этом он убедил, присоединив слова: зане отнимется ярем лежай на них, и жезл, иже на выи их. Но мы видим, что на служащих твари и поклоняющихся делам рук своих возложено ярмо злобы диавольской, а на Израильтян – тяжкое бремя закона и бремя по истине невыносимое. Поэтому и блаженные ученики, – тех, кои, по принятии веры, убеждали некоторых соблюдать написанное в законе, укоряли, говоря: и ныне, что искушаете Бога, хотяще возложити иго на выи учеником, егоже ни отцы наши, ни мы возмогохом понести? (Деян. 15, 10). Итак слишком невыносимо было для Израильтян иго закона, и кроме того что еще несноснее было, так это то, что лукавство Фарисеев не мало сокрушало их своею ненасытностью. Ибо вожди синагоги Иудейской были жадны к деньгам и имели одну цель, чтобы отовсюду собирать и всяческое вымогательство делать подчиненному им народу. Поэтому и об Израильтянах весьма справедливо можно было бы сказать, что отъимется ярем лежай на них, и жезл, иже на выи их. Жезлом же правдоподобно называет жадность вождей к преобладанию, вследствие их сильной склонности к корыстолюбию. По этой самой причине они, несчастные, убили и самого Сына. Ибо хотя они и видели, что Он есть наследник, однако реша в себе, сказано: приидите, убо Его, и удержим достояние Его (Матф. 21, 38). Итак, что имея сию нечестивую и греховную цель, они охотнее потерпели бы ущерб всего имущества своего, нежели видеть воссиявшего миру Еммануила, на это указует, говоря: яко всякую одежду собранну лестью, и ризу с примирением отдадут, и восхотят, да быша огнем сожжени были. Яко Отроча родися нам, Сын и дадеся нам. Ибо коварством и лестью и неправым судом собрали они себе деньги, как сказано (Матф. 23, 14. 23 и др.): но им приятно и любезно было снять с себя и отдать все до нижней одежды и гиматия с примирением, то есть, с прибытком, даже более, как сказано, они согласились бы быть сожженными огнем, будучи не в состоянии перенести того, что Отроча родися нам, Сын и дадеся нам. Облеченные доверием в управлении владычним виноградником, они восхотели иметь плоды только сами одни, совсем ничего не принося Владыке. А когда говорит (пророк), что Отроча родися, ясно изобличает слабость мнения Манихеев, которые не хотят признать, что Слово плоть бысть (Иоан. I, 14), то есть, что Оно ради нас по домостроительству приняло плоть нашу31. Но если они хотят право мудрствовать и произнести суд на свои неразумные советы, то пусть не бесчестят слова пророка, говорящего, что Отроча родися нам; ибо где (происходят) действительные роды от жены, там какое может быть место кажущемуся и призрачному, и каким образом рождение с болями могло совершиться, так сказать, в одном воображении? Кроме того, Сын, говорится, дадеся нам; ибо Единородное Слово Божие соделалось человеком не ради Себя самого, но скорее для того, чтобы обновить наше естество и возвести его в изначальное состояние и чтобы выкупом за жизнь всех собственное тело свое принести в воню благоухания Богу и Отцу. А что говорится: начальство Его бысть на раме Его, то это, как некоторым думается, можно понимать следующим образом: поелику, повествуется, Господь наш Иисус Христос, имея у Себя на раменах крест, шел на спасительную страсть, а так же вознесся и восприял власть на небе сам Собою, то поэтому и говорится, что начальство Его быть на раме Его. И толкование достойно вероятия, и не следует унижать мысль, правильно выраженную, если бы кто захотел и похвалять ее Словом: рамо пророческое слово в этом случае, как кажется, хотело указать нам на силу; потому что вся сила у нас заключается в мышцах и раменах (плечах). Потому Сын и называется десницею и мышцею Бога и Отца: Господи, сказано, кто верова слуху нашему? и мышца Господня кому открыся? (Иса. 53, 1). Итак, воспринял начальство на небе своею силою Христос; потому что Он есть крепость Бога и Отца. Назван Он также и велика совета Ангелом, то есть, Бога и Отца. И может засвидетельствовать о Нем премудрый Иоанн, говорящий: приемлющий Его свидетельство верова32 , яко Бог истинен есть, Егоже бо посла Бог, глаголы Божия глаголет (Иоан. 3. 33. 34). И сам Он говорит в одном месте святым Апостолам: вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам. Не ктому вас глаголю рабы, яко раб не весть, что творит господь его: вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам (Иоан. 15, 14, 15). Итак, вот по какой причине именует Еммануила великого совета Ангелом.

Когда же Он соделался человеком, то сам приписывал Богу и Отцу действие и силу всего Им совершаемого. И сам чрез то (явившийся) нам Бог и Отец указывает тоже самое, говоря: приведи бо мир на князи, мир и здравие их. Присущий святым Апостолам мир, как свой, дал Христос; потому что все принадлежащее Отцу есть Его. Он также и говорил: мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам (Иоан. 14, 27). Если же и о самом Еммануиле может быть сказано, что Он принял мир и здравие, то опять разумей здесь мудрость домостроительства по плоти. Ибо Он принял мир, разумеется от мира, так как Отец привел к Нему все и убеждает иметь с Ним мир, чрез поклонение Ему и восприятие ига царствия Его; потому что никтоже может, говорит Он, приити ко Мне, аще не Отец пославый Мя привлечет его (Иоан. 6, 44). Предвопиет в ином месте и премудрый Исаия: сотворим мир Ему, сотворим мир, приходящие к Нему (Иса. 27, 5. 6). Итак, Он принимает мир от Отца в том смысле, как я сказал; потому что мы слышали Его говорящим небесному Отцу и Богу: ихже дал еси Мне от мира: Твои беша, у Мне их дал еси (Иоан. 17, 6). Принимает Он также и здравие, то есть, воскресение из мертвых; потому что после того как истощив себя на время, как говорится, благоволив плотью своею, по благодати Божией, вкусить за всех смерть, принимает здравие, то есть, оживление, и это также сделав сам (сн. 2Кор. 13, 3. 4 и Иоан. 10. 17. 18). Ибо Он воздвиг храм свой, сам будучи силою Отчею, потому что если сам Он есть воскрешение и живот (Иоан. 11, 25), то в чем может нуждаться жизнь для оживотворения? и если Он являлся воздвигшим (от смерти к жизни) тела других людей опять своею собственною силою, то каким образом не воскресил бы, и при том прежде всех других, собственное (тело)? Впрочем, Он и сам говорит Иудеям: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю (Иоан. 2, 19). А что царство Христово непоколебимо и имеет во всем твердость, этому пророк научает, говоря: велие началство Его, и мира Его несть предела . Ибо Он приял начальство не над одною только Иудеей, а над всею скорее поднебесною. И не будет конца приносимого Ему от нас мира: потому что мы мир имамы к Нему (Римл. 5, 1), Ему покланяемся, как я сказал, и чрез Него и в Нем Богу и Отцу. И грех, служащий причиною нашей вражды (с Богом), мы стараемся изгнать вон. А что Он пришел с намерением освободить народ Иудейский, пророк научает, прибавляя: на престоле Давидове, и на царстве его, исправити е, и заступити его в правде и суде, отныне и до века. После же того как блаженный пророк предложил нам уже достаточно полное слово об Еммануиле, он теперь благовременно возвращается к вочеловечению, говоря: ревность Господа Саваофа сотворит сия. Необходимо сказать, какая это ревность и за кого она. Змий отступник расхитил поднебесную и своему скипетру (то есть своей власти) подчинил сотворенного по образу Божию человека. Поэтому по истине всякой ревности достойно и всякого превосходства исполнено было то, что совершилось с нами: именно ревность Господа Саваофа освободила живущих по всей земле, И в ином смысле это можно понимать: раздражиша Его Израильтяне не о богах33, как написано (Второз. 32, 21), и суетными их (3Цар. 16, 2. 13), и наконец распяли Еммануила. Сами же они раздражены были язычниками, как Он сам говорит: тии раздражиша Мя не о богах, прогневаша Мя во идолех своих: и А з раздражу их не о языце, о языце же неразумливе прогневаю их (Второз. 32, 21; сн. Римл. 10, 19).

Беседа шестая

Гл. IX, ст. 8–10. Смерть посла Господь на Иакова, и прииде на Израиля: и уразумеют вси людие Ефремовы и живущии в Самарии, в досаждении и высоцем сердцы глаголюще: пли п фы падоша, но приидите, изсечем камение и посечем черничие и кедры, и созиждем себе столп .

Продолжительна была речь пророка об Еммануиле; искусно закончивши ее, он опять возвращается к тому, что говорилось в начале. А прежде была речь вот о чем. Он сильно обличал Израиля как непокорного Богу и оскорбляющего Того, который всегда сохранял его, и по этой причине навлекшего на себя крайние бедствия. Ибо он говорил, что они не восхотели закона Господа Саваофа, но пренебрегли учением святого Израиля. И воспылал Господь гневом на народ свой и наложил руку свою на них и поразил их. И раздражены были горы, и трупы их сделались как навоз по средине дороги. Под горами же раздраженными разумеет царей ассирийских: ибо они стали гордыми и честолюбивыми и надменными в душе своей; они разрушили всю Самарию до основания, взяли в плен Израиля и увели его в горы Персов и Мидян. Итак, окончивши, как я сказал, речь об Еммануиле, он опять возвращается к цели, предположенной в начале, и повествует об опустошении Самарии, говоря: смерть посла на Иакова, и прииде на Израиля. Надобно знать, что Евреи и некоторые другие толкователи вместо: смерть читали: слово посла Господь на Иакова, и прииде на Израиля. Какое слово? Очевидно, слово, осуждающее нечествовавших и подвергающее наказанию тех, которые оставили Его и поклонились делам рук своих. Но сказал ли: смерть посла Бог, или слово, – смысл не будет не сходен, напротив будет направляться к одной и той же цели. Впрочем, здесь должны быть приведены на память события истории, которые я расскажу кратко. Ибо только после этого и будет понятно объясняемое. Итак некогда царствовали во Иерусалиме, над Иудою или Иаковом мужи как добрые, так и злые, точно также и над Израилем в Самарии происходившие из колена Ефремова. Ибо из колена Ефремова был и первый их царь Иеровоам, сын Навата, который склонил их покланяться и золотым тельцам его. Итак, из тех, которые некогда царствовали в Иерусалиме и Самарии, очень многие были, как я сказал, бесстыдными оскорбителями Бога, нечистыми и идолослужителями, покланялись воинству небесному, нечестиво служили деревам и камням. Таков был Ахаз, который даже детей своих проводил чрез огонь и очень много зла сделал Иерусалиму, даже вторгся в самый божественный храм. Когда же он восхищен был смертью из среды живых, скипетр царский принимает Езекия, в то время как над Израилем, или десятью коленами, в Самарии царствовал Осия, сын Илы. В царствование его царь ассирийский пошел войною против Самарии и вместе с нею взял и многие другие города Иудеи. После этого когда Сеннахирим вторгся в Иудею, в царствование благочестивого Езекии Бог чудесно спас Иерусалим. В четвертой книге Царств об этом так написано: И бысть в лето четвертое царя Езекии, сие же лето седмое Осии, сыну Илы, царю Израилеву, взыде Саламанассар царь Ассирийск на Самарию , и обседе ю . И взя ю при конц е трех лет, в шестое лето Езекиево, сие лето девятое Осии царя Израилева, и пленена бысть Самариа. И преведе царь ассирийский С амаряны во Ассирию и посади я на Алаи , и на Аворе, реках Гозанских,и в пределех Мидских: понеже не послушаша гласа Господа Бога своего , и преступиша З авет Е го, вся елика заповеда Моисей раб Господень, и не послушаша, и не сотвориша. И в четвертоенадесять лето царя Езекии, взыде Сеннахирим царь а ссирийский на грады Иудины твердыя , и взят я (4Цар. 18, 9 – 13). И это также из священных книг. А что Сеннахирим опустошил Самарию, идя против Иерусалима, это мы увидим без труда из того, что писал сам блаженный пророк Исаия. Ибо Рабсак к тем, которые сидели в стенах, обратился с такими словами: да не прельщает вас Езекиа, глаголя: Бог ваш избавит вы: еда избавиша бози язычестии, кийждо страну свою от руки царя Ассирийска? Где есть Бог Емафов и Арфафов? и где Бог града Сепфарима? еда возмогоша избавити Самарию от руки моея? (Ис. 36, 18. 19). Итак, Сеннахирим прежде разрушил Самарию вместе с другими городами и странами; потом осадил Иерусалим, Когда же он похулил славу божественную, вышел Ангел от Господа и в одну ночь избил из стана ассирийского сто восемьдесят пять тысяч. Итак, когда Сеннахирим шел против Иерусалима, он прежде опустошил Самарию, потому что Бог предал ее за то, что она совершила хуже того, что делалось в Иерусалиме. Посему по необходимости сказано: смерть посла Господь на Иакова, и прииде на Израиля. Но сожжена была Самария, в которой обитал Израиль, то есть десять колен, и погибла совершенно. Ибо, думаю, у тех, которые окружены были в ней, было достаточно благоразумия для того, чтоб понять наконец, что поистине страшно оскорбить Бога. Потом когда они познали это, им без сомнения следовало умилостивить Оскорбленного и переменой жизни к лучшему смягчить Разгневанного. Но они этого не сделали и не приняли этого к сердцу, а обезумевшие еще больше, говорили: Плинфы падоша, но изсечем камение, и посечем черничие и кедры; и созиждем себе столп. О великое неразумие! Не следовало ли им лучше сказать: мы оскорбили всемогущего Бога своим безрассудством и за это опустошены у нас города и селения; приидите, снимем с себя тяжесть гнева Его покаянием. Они же не сказали этого, но пренебрегая надежностью божественной помощи говорили, что стены городов, находящихся около Самарии, сделаны были из непрочного кирпича, а если мы обтешем камни и приладим к ним не гниющие деревья, т.е., тутовые деревья и кедры и построит укрепление; то мы будем недоступны для врагов и несокрушимы. Итак, говорит, в досаждении и высоком сердце глаголющие сие пусть узнают, то есть опять научатся, к чему приведет их это решение и что опят погибелью для них кончится этот их замысел. Надобно знать, что после опустошения, произведенного Сеннахиримом, во времена Иеремии против Иудеи воевал Навуходоносор, взял ее всю, и разрушил Самарию и самый Иерусалим. Поэтому-то пророк Иеремия и говорит: проклят человек, иже надеется на человека, и утвердит плоть мышцы своея на нем, и от Господа отступит сердце его. (Иер. 17, 5.). Ибо никто не спасет того, кто подвергся гневу божественному: руку высокую кто отвратит? по написанному.

Ст. 11. 12. И разрушит Бог востающия на гору Сионю, и враги его разсыплет: Сирию от восток солнца и Еллины от запада солнца, поядающия Израиля всеми усты.

Когда Бог поражает за многие грехи, то наводит на пострадавших ожесточение (оцепенение), дабы открылось, что Он всеми способами призывает к покаянию, т.-е. и посредством страдания, и посредством утешения. Точно также и теперь страждущим возвещается разграбление. И история дает сказанному подтверждение, которое необходимо, как я сказал, привести вкратце. Ибо последняя война против всей Иудеи и Самарии ведена была Навуходоносором и они отведены были пленниками и находились в рабстве у врагов семьдесят лет. Когда же кончилось время гнева, опять умилосердился над ними Бог всяческих и устроил их возвращение, после того как Кир, сын Камбиза победил Вавилонян.

И когда пострадавшие возвратились во святой город, они решились построить стены его и сделали это и воздвигли свой божественный храм. Но, несмотря на то, что они столько пострадали и перенесли наказание за прежние свои грехи, соседние народы из зависти опять нападали на них: ибо они не желали, чтоб Иерусалим приобрел значение; в особенности же теснили их злобные Сирияне и жители Дамаска: но при помощи спасающего и содействующего возвратившимся из плена Бога они были побеждены; (Иудеи) взяли верх над врагами (своими). Потом, по прошествии некоторого времени, Антиох, по прозванью Епифан, царствовавший в Азии, прогневался на Птолемея, царствовавшего в то время в земле египетской; начавши войну, был побежден и едва спасся. Но чтоб не возвратиться домой совершенно без всякой добычи, не принеся воспоминания о победе, пошел войною против Иудеи, взял Иерусалим и, подчинивши его себе и расхитивши все священные сосуды, оставил в Иудее некоего военачальника Лисия, приказавши ему управлять страною. Когда же названный Антиох возвратился в свое царство, Иудеи восстали против военачальника Лисия и победили его. Узнав об этом, Антиох умер от печали. Итак, Бог всяческих обещает свою помощь осажденным Навуходоносором и едва избежавшим плена говорит: и разрушит Бог возтающия на гору Сион. Слышишь, как поражающий и врачует. Кто же эти восстающие? Сирия от востока солнца и Еллины от запада солнца. Ибо Антиох был родом Еллин и вторгся из Македонии, которая находится на западе, потому что страна Македонян есть часть запада, особенно когда представляется как бы по сравнению относительно местоположения со странами, находящимися на восток солнца. А таковы Сирийцы и жители Дамаска. Когда же говорит о Еллинах, поядающих Израиля всеми усты, то надобно знать, что Антиох напал на Иудеев жестоко и бесчеловечно и избил бесчисленное множество их жалости достойным образом, когда сражались Маккавеи и торжествуемы были славные победы этих мужей. Об этом рассказывает Иосиф (Флавий) в книге о них. Поедают так же сыны Еллинов Израиля и иным образом и необходимо сказать, как именно. Их поэты и ораторы, достигшие высшего искусства в красноречии и совершенства в слове, и сделавшись увлекательными и мудрыми, как бы похищают духовного Израиля, то есть ум, созерцающий Бога, и обольщают тех, которые уже уверовали во Христа, увлекая их вместе с ними поклоняться твари вместо Творца. Вот они-то поедают Израиля всеми усты и против них нельзя уберечься. Если бы блеск красноречия находился в согласии с добрыми делами, то он был бы приятен и угоден Богу; но один пустой блеск слова мог ли быть чем-нибудь иным, как медью звенящей и кимвалом звяцающим, по слову премудрого Павла (1Кор. 13, 1)?

Ст. 12. 13. Во всех сих неотвратися ярость его, но еще рука его высока. И люди необратишася, дондеже язвени быша, и Господа не взыскаши.

Бог всяческих спас Израиля еще согрешающего и даровал ему помощь, так что он оказался сильнее соседних Сирийцев и пришедших с запада солнца, которые поедали его всеми усты: однакоже, говорит, не отвратиса ярость Господа на них, то есть не утихла, напротив рука биющего все еще была поднята над ними, т.-е. была готова наносить им и другие удары. По какой же причине?

Ибо, говорит, людие необратишася и не удалялись от своих грехов, и не взыскаша Господа, чтоб хотеть угодного Ему и мудрствовать и делать приятное Ему; но оставались с теми же расположениями и мыслями, пока не отяготела на них высокая и всемогущая рука. Какой же был этот последний удар? Не следует ли узнать об этом? Последний, как я сказал, взял всю Иудею Навуходоносор и переселил Израиля в горы Персов и Мидян. Когда же, как я сказал, кончились времена плена, – они возвратились в Иудею и поселились в Иерусалиме, и уже не были разделены на два колена, но все вместе составили одно, подчинены были одному царю. О сем и было сказано одним из святых пророков: и взыдут от земли и поставят себе одно начальство. После того, как все они возвратились в Иудею из плена, – против них вели войну Сирияне и те, которые пришли с восточной стороны, но были побеждены при содействии Бога, покровительствовавшего освобожденным (из плена). Потом во все время до пришествия Спасителя они продолжали жить не как следует, не оставили совсем прежних своих пороков, но жили беспорядочно и несогласно с законом и очень беспечно. Когда же воссиял Христос во всей подсолнечной (ибо нам явился Бог, по слову Псалмопевца), они не оставили своего упорства, поступали противозаконно, не приняли Его учения и не почтили Его верою. И что я говорю? Они, нечестиво всячески оскорбив Его, свое безбожие простерли до того, что предали Его на распятие, отвергли Святого и Праведного и решились предать смерти Начальника жизни, Того, Кто оправдывает нечестивого и Кто ради того именно воссиял живущим по всей земли, дабы уничтожить смерть и жало греха сделать бессильным. Вследствие всего этого высокая рука Биющего осталась простертою над ними и неотвратися ярость Его. Ибо они преданы были на опустошение, когда напали на них Веспасиан и Тит и все войско Римское, когда они несчастные совершенно погибли, вся страна их была выжжена, самый храм был разрушен и уничтожен совсем, так что не осталось камня на камне, по слову Спасителя (Матф. 24, 2; Мар. 13, 2; Лук. 21, 6.). Итак, когда милосердый Бог посылает бедствия за наши грехопадения, опасно приходить в отчаяние; но, говорю, надобно всячески стараться смягчить Огорченного. Он благодетельствует тем, которые не грешат, но спасает и непослушных по свойственному Ему милосердию. По сему никто из нас да не будет жестокосерд и медлителен в познании Его даров; но побуждаемые тем, чрез что Он умеет оказать благодеяние и недобрым людям, приходя к познанию свойственного Ему человеколюбия, принесем покаяние в прежних наших грехах и изменим нашу собственную волю и сделаем ее способною служить Ему и любить добрую жизнь.

Ст. 14. 15. 16. И отъят Господь от Израиля главу и ошиб, велика и мала, во един день: старца и чудящихся лицам, сие начало: и пророка учаща беззаконная, сей ошиб: и будут блажащии людий сих льстяще, и льстят, яко да поглотят я.

Говоря, что высокая рука Биющего еще поднята, он ясно указывает на то, что божественный гнев на них еще не утих, и каков некогда будет способ наказания, имеющего постигнуть их. Ибо отъимется, говорит, от Израиля во един день, то есть в одно время, совершенно ясно, что во время войны с Римлянами, голова и хвост. А что значит это иносказание, объясняет, говоря: велика и мала, то есть знатного и незнатного; а кто были эти знатные и незнатные, опять показал, присовокупивши: старца и чудящихся лицам. Сими словами, как я думаю, он указывает на колено, получившее, жребий священнослужения, то есть на тех, которые происходили от Левия и которых подчиненный им народ называл старейшинами. И действительно, божественные ученики обращались к ним, так говоря: князи людстии и старцы, аще мы днесь истязуеми есмы о благодеянии человека немощна, о чем сей спасеся: разумно буди всем вам и всем людем, яко во имя Иисуса Христа Назореа (Деян. 4, 8–10). Сии старейшины, имевшие власть судить, произносили неправильные приговоры о каждом разбиравшемся у них деле, потому что пристрастны были к мздоимству и с лицеприятием относились к богатым, хотя закон, данный чрез Моисея, предписывает им: суд праведный судите и всегда требует: не будь лицеприятен в суде. Сие, говорит, начало. Также надобно думать и относительно слова: глава. Ибо глава народа священник, когда народ понимается в виде одного тела. И отнимется, говорит, вместе со старейшиною и пророк, учащий беззаконная; и это, говорит, ошиб, то есть то, что находится назади. Ибо были у Иудеев некоторые, занимавшиеся истолкованием закона премудрого Моисея, и делавшие это превратно, неправильно прибавляя к словам Моисея неписанные предания, заповеди и наставления человеческия . Такие люди вводили в заблуждение народ иудейский и сделали то, что возбудили в нем дерзкое противление Христу. И так как простой народ следовал учению священников, которые стояли во главе народа, то его назвал хвостом. Ибо когда, как я сказал, мы представляем народ в виде одного тела, тогда голове может соответствовать хвост. А когда он упоминает о пророках, то мы не должны разуметь святых и истинных пророков, так как он присовокупил, что они учат беззаконному. Но кроме этого мы скажем следующее: По временам у Израиля бывали ложные пророки, хотя были у них и пророки истинные. Но после времен плена, никто с достоверностью сказать не мог бы, были ли у них какие-нибудь иные, кроме тех разве, о которых упомянул Гамалиил, учитель закона и муж уважаемый всем народом, как написано в книге Деяний Св. Апостолов. Ибо он о святых апостолах к находящимся в синедрионе обратился со следующими словами: мужие Израильтяне, внимайте себе о человецех сих, что хощете сотворити: пред сими бо денми воста Февда, глаголя быти велика некоего себе, емуже прилепишася числом мужей яко четыреста: иже убиен бысть, и вси, елицы повинушася ему, разыдошася и быша ни во чтоже: по сем воста Иуда Галилеанин во дни написания и отвлече люди доволны в след себе: и той погибе, и вси, елицы послушаша его, разсыпашася (Деян. 5, 35–37). Итак, отъимет, говорит, главу и ошиб, согласно с прежде изложенной нами мыслью. Но будут, говорит, блажащии людей сих льстяще, и льстят, яко да поглотят я. Ибо руководители Иудеев, которым вверена была священная и божественная скиния и которые поставлены были совершать жертвоприношения по закону, склоняли подвластный им народ к принесению подарков, называя блаженными тех, которые приносили их в изобилии; но поступали они так по дурным побуждениям, не по благоговению и усердию к Богу, а имея в виду свои собственные прибытки. Поэтому-то, говорит: льстят, яко да поглотят я. Ибо будучи ненасытны, как я сказал, в стремлении к приобретению богатства, они не учили народ, – что следует угождать Богу всяческих исполнением закона; напротив склоняли его выражать почтение приношениями не по состоянию. По этой причине, и сами они не принимали веры во Христа, и, как бы закрывая вход в царство небесное, не позволяли и другим входить в него. Ибо они знали, что после того как утратила значение тень закона и принята была проповедь евангельская, служение в образах и чрез принесение кровавых жертв имеет совершенно прекратиться и жертвы потеряют значение, после того как введено будет служение в духе. А это означало совершенное уничтожение свойственного им ненасытного любостяжания.

Ст. 17. Сего ради о юношах их невозвеселится Г осподь, и сирот их и вдовиц их не помилует: яко вси беззаконнии и лукавии, и всякая уста глаголют неправду.

Теперь слово при помощи наглядных примеров переносит нашу мысль к вышечувственному и духовному. Ибо юношами называет здесь без сомнения совсем не тех, которые отличаются крепостью телесною, и не тех, которые достигли цветущего возраста и зрелости телесной, а скорее указывает на тех, которые, имеют в уме и сердце своем крепость духовную, так что они с юношескою живостью могут совершать то, чрез что могут делаться известными и весьма славными у Бога и исполненными всякой добродетели. К людям, обладающим таким внутренним настроением, обращался и блаженный Иоанн, говоря: пишу вам, юноши, яко крепцы есте , и победисте лукав а го (I Иоан. 2, 14.). Впрочем и прежде пришествия Спасителя были и у Иудеев люди, которые старались действовать так, как я только что сказал, безупречно исполняя преданную заповедь и стараясь весьма изобильно украсить себя достоинствами жизни, сообразной с законом. И они не были отринуты Богом; поелику было еще время сени законной и жизнь евангельская и во Христе еще не открылась, то и это удостаивалось многих похвал. Так о Захарии и Елисавете написано: б ысть во дни Ирода царя Иудейска, иерей некий, именем Захариа, от дневныя чреды Авиани: и жена его от дщерей Аароновех, и имя ей Елисавет. Беста же праведна оба пред Б огом, ходяща во всех заповедех и оправданиих Господних безпорочна (Лук. 1, 5. 6). Так же точно, думаю, проводили жизнь и сами святые пророки. И божественный Павел, хотя ясно говорит, что он по правде законней был непорочен, но (спрашивает), яже ми бяху приобретения? Сия, говорит, вмених Христа ради тщету (Филип. 3, 6. 7). Итак, до пришествия нашего Спасителя Христа некоторые приобрели славу исполнителей закона, были мужественны и сильны; после же явления Его и после проповеди евангельской упразднилось то, что по закону, и тень превратилась в истину, введено было служение духовное и истинное. Итак, не возвеселяется Господь о юношах Иудейских, то есть о тех, которые мужественно подвизаются жить сообразно с законом, не приемлются (Богом) их кровавые жертвы и обрезание плоти, учения об омовениях и празднование суббот. Но мы, как я сказал, научены жизни приятной Богу. Итак, после того, как прошла тень, те, которые после нее оказались юношами, не были отвергнуты Богом и вполне справедливо; со временем и сироты и вдовы удостоились сожаления; сиротами же называет тех, которые нуждаются в пище духовной и воспитании чрез наставников. Равным образом и вдовицами мы называем души, которые вследствие нужды, вследствие того, что не имели Сеятеля и Подателя всех необходимых для них благих учений, сделались неспособны плодоприносить. Но мы увидим, что Израильтяне лишены были участия в истинном воспитании ради их вражды против Христа: за это никто не похвалил бы их. Ибо омрачились очи их, чтоб не видеть, по слову Псалмопевца, и не покорны были их хребты, так что они не способны были взирать на высшее, но как, бы изогнулись, чтоб постоянно заниматься земными делами. И это случится с ними, говорит, не напрасно, но за то, что все они сделались беззаконными и лукавыми и всякая уста глаголют неправду. Ибо не беззаконны ли и не исполнены ли всякого лукавства те, которые старались предать насмерть Того, Кто призывал к жизни и не знал греха, хотя закон ясно говорит: неповинна и праведна да не убиеши? не всякий ли язык иудейский говорил неправду? Ибо они вопияли против Христа Пилату, говоря: возми, возми, распни Его; и если не убьешь Сего, неси друг Кесарев.

Ст. 17–20 Во всех сих не отвратися ярость его, но еще рука его высока. И разгорится яко огнь беззаконие, и яко троскот сухий пояден будет огнем, и разгорится в чащах дубравных и пояст, яже окрест холмов вся. За ярость гнева Господня сгоре вся земля, и будут людие яко огнем пожжени: человек брата своего не помилует,но уклонится на десно, яко взалчет, и снесть от шуиих, и не насытится человек ядый плоти мышцы своея: снесть бо Манассий Ефремово, и Ефрем Манассиино, яко вкупе повоюют Иуду.

Когда еще более возгорается божественный гнев и угрожает рука, поднимающая бич и наносящая удары, он пытается ясно предвозвестить все, имеющее случиться с ними, и страхом (грядущих бедствий) сделать слушающих благоразумнее. Ибо Бог предрекает им тяжкие бедствия, чтоб они, убоясь оскорблять Его, избегли несчастий, происходящих от гнева Его, и избавились бы от внешних бедствий. И разгорится беззаконие яко огнь. Беззаконием же называет не самое дело (ибо так мыслить или выражаться неудобно), но тех, которые отягчены беззакониями и дошли до такого развращения нравов, что их следовало назвать не беззаконными, но скорее беззаконием. Итак, такие люди, говорит, будут гореть, как огонь, то есть они сами будут огнем; ибо не другой кто-нибудь возжет пламя в них но они сами по себе будут способны на это, будут же гореть они как сухая трава и как кустарник лесной. Ибо они свирепствуют как пламя, упавшее на удобовоспламеняемое вещество, то есть, на сухую траву и на деревья в лесу. Я думаю, что на это именно и хочет указать нам пророческое слово этим выражением. Ибо когда Веспасиан и Тит, как я сказал уже прежде, опустошали Иудею и осаждали в ней города; то в каждом из них было весьма большое смятение отчасти потому, что голод изнурял их, отчасти потому, что мятежники в каждом из них расхищали дома, нападали на тех, которые казались знатнейшими, так что междоусобия, производимые жителями, были тяжелее внешней войны. Об этом подробно рассказывает Иосиф (Флавий). Итак, говорит, разгорится в чащах дубравних, называя, думаю, сухою травою и чащами дубравными мятежную толпу. Ибо чернь разделилась между собою на толки и партии. А что бедствие постигнет тех, которые кажутся имеющими какое-либо значение, – это он объясняет, говоря: и пояст яже окрест холмов вся. Холмами, думаю, называет тех, которые стоят выше других и отличаются или славою, или богатством, или иным чем-нибудь. Я сказал уже, что на тех, которые казались знаменитыми, ужасно нападали производившие обыкновенно мятеж в каждом городе, так что в отчаянии делали то, чего не делала некогда рука самих врагов. И это, говорит, за ярость гнева Господня. Ибо разгорелась таким образом вся земля Иудейская. И объясняя слушателям то, что сказал загадочно, тотчас присовокупляет, говоря: и будут людие яко огнем пожжени, человек брата своего не помилует. Как прикладывающие огонь к коже быков, возбуждают в них гнев и заставляют их делать яростные нападения на тех, против кого они устремляются; так, говорит, и каждый в народе будет как воспламененный огнем. Ибо все будут врагами друг другу, будут немилосердны, не будут знать родства, будут свирепы и дики, подобны зверям, от голода яростно нападающим на кого-нибудь, будут уклоняться на десно и снедят от шуиих, то есть будут метаться туда и сюда, терзая одних справа, других слева, никому не давая пощады и имея ненасытную жажду к нападению друг на друга: и не насытится, говорит, человек ядый плоти мышцы своея. Невероятное дело! Самих себя не будут щадить, как бы под влиянием необузданного бешенства. Ибо раз, потерявши надежду, они, подобно юношам, решаются на все ужасное. Далее говорит, что снесть Манассий Ефремово, и Ефрем Мпнассиино. Ефрем и Манассия были два брата и сыновья Иосифа: но даже и связанным кровным родством природа не даст мира; законы родства не будут иметь силы: ибо братья и ближайшие родственники восстанут друг на друга, один на одного, и двое на другого; ибо снесть, говорит, Манассий Ефремово, и Ефрем Манассиино яко вкупе повоюют Иуду. Итак, все будет исполнено междоусобия и, вследствие гнева никто не будет размышлять о том, почему и от чего то или другое незаконно. И это именно, как я сказал, на самом деле пришлось испытать народу Иудейскому. И нам самим надобно соблюдать осторожность; ибо неповиновение подвергается наказанию, и если кто впадет в него, то будет палим как огнем, потому что его будет сожигать плотское вожделение и огонь похоти, и произведет невыносимую борьбу в уме и в сердце; восстанет плоть против духа и в душе будет большое смятение. Посему, как говорит божественный Павел, в духе ходите и похоти плотской не творите. Повинуясь Богу, будем ходить в духе, будем преодолевать плотские похоти и будем угашать внутренний пламень в душе и сохранять сердце безмятежным. И мир Божий, как написано, превосходяй всяк ум да соблюдет сердца наша и разумения наша (Фил. 4. 7).

Ст. 21. Во всех сих не отвратися ярость е го: , но еще рука его высока.

Гл. X, ст. 1–4. Горе пишущим лукавство: пишущии бо лукавство пишут, укланяюще суд убогих, восхищающе суд нищих людий моих, яко быти им вдовице в расхищение и сироте в разграбление. И что сотворят в день посещения? скорбь бо вам отдалече приидет. И к кому прибегнете, да поможет вам? И где оставите славу вашу, еже не впасти в пленение?

После того как пророческое слово рассказало нам подробно о несчастиях Иудеев и будущих их бедствиях от руки врагов, оно с великою мудростью и предусмотрительностью указывает на те преступления, которыми оскорблен был Бог всяческих, и старается показать, за что изреченный над ними святой приговор осуждал их на казнь. Ибо не несправедливо расставляются сети для пернатых, по написанному. Горе, говорит, пишущим лукавство: пишущии бо лукавство пишут, укланяюще суд убогих, восхищающе суд нищих людий моих . Ибо были у Иудеев так называемые книжники их обязанность состояла в том, чтоб изъяснять в каждом деле цель закона тем, которые желали знать ее, и доставлять те же сведения людям, призванным производить суд над народом. Написано: понеже устне иереовы сохранят разум и закона взыщут от уст его (Малах. 2, 7). Но они, увлекаемые скверными прибытками, постановляли неправильные приговоры и нечестиво искажая смысл божественного закона, как бы смешивали вино с водою, и чистое серебро делали негодным, дабы обидеть вдову и лишить правого суда бедных и из корыстолюбия повергнуть в несчастье сироту и (предать) его в руки жаждущих обогащаться как добычу, ничего нестоющую. Но сии, говорит, что сотворят в день посещения? Днем посещения называет время войны, когда Бог обратил свой взор на ищущих лукавство и извращающих правильные постановления закона. Ибо какое богатство окажет вам помощь, говорит? И какую пользу принесет вам множество собранного вами по корыстолюбию? Вы поступали несправедливо, извращали закон, попирали намерение законодателя: куда же вы уйдете? Что сделаете, или скажете? и куда убежите от дня посещения? Скорбь бо вам отдалече приидет. Ибо Иудеи очень часто воевали против соседних народов, Идумеев, разумею, и Еламитян, Моавитян и Сириян, и так называемых Филистимлян; случалось, что они оказывались сильнее многих и побеждали их во время битв; но ныне, говорит, скорбь вам отдалече приидет, то есть не с Идумеями у вас будет борьба, не с Моавитянами – война, даже и не с соседними какими-либо народами, которых вы некогда побеждали и, одержав верх в войне, увенчаны были венцем славы. Теперь же вам скорбь отдалече приидет. Сим изречением, кажется, намекает на нападение Ассириан или Римлян; ибо те и другие пришли издалека. Когда же настанет скорбь, где оставите славу вашу, еже не впасти в пленение? Ибо часто, говорит, вы побеждали врагов и, оказывая сопротивление нападающим, спасали свои города и страны; ныне же такую славу где оставите? Ибо все падете и никакой пользы не принесет вам мужество других. И что вы сделаете, еже не впасти в пленение? Пленением называет бедствие, постигшее их вследствие божественного гнева против них и вследствие войны. Ибо, если Бог посылает на грешников наказание, кто отвратит его? Или кто поможет тем, которые должны понести возмездие и наказание? Никто. Посему божественный Давид поет и говорит: Господи, да не яростию твоею обличиши мене, ниже гневом твоим накажеши мене (Псал. 6, 2);и опять: Ты страшен еси, и кто противостанет тебе? оттоле гнев твой (75, 8). Итак, никто не отвратит божественного гнева; только раскаяние некоторым образом смягчает его; напротив никогда не поколеблется тот, кто решился жить праведно и законно и согласно с его повелениями.

Ст. 4 10. И во всех сих не отвратися гнев его, но еще рука его высока. Горе Ассирием, жезл ярости моея и гнев есть в руку их. Гнев мой послю на язык беззаконен, и своих людий повелю сотворити корысти и пленение, и попрати грады и положити я в прах. Сей же не тако помысли и душею не тако возмне: но отступит ум его, и еже потребити языки не малы. И аще рекут ему: ты ли еси един князь? И речет: не взях ли страны, яже выше Вавилона и Халани, идеже столп создан, и взях Аравию и Дамаск и С амарию? якоже сия взях, и вся княжения возму.

Мы увидим, что Бог, всегда заботящийся о Своей славе, сильно гневается, если видит, что кто-нибудь пренебрегает и старается ни во что ставить угодное Ему и употребляет все усилия на то, чтобы совершить самые постыдные дела. Таких он обращает, как бы насильно увлекая их к совершению того, что служит в великую пользу им. Ибо негде блаженный Давид так говорит: браздами и уздою челюсти их востягнеши, приближающихся к тебе. Многи раны грешному (Псал. 31, 9. 10.); Он налагает наказание на согрешающих, передавая свой гнев, как бы вручая некоторый жезл в руки мужам недобрым, дабы они сделались совершителями наказания, посылаемого на нечестивых. Но случается, что те, которые избираются для этого, слишком много думают о себе в отношении к наказуемым и даже по отношению к Тому, Кто поручил им это. Ибо они не думают, что они одержали верх над теми, вследствие попущения Божия и Его определения, чтоб те потерпели такое несчастие; но воображают, что они превзошли и Того, Кто хочет тех спасти. Посему Он обращает свой гнев против них, и вполне справедливо. Так как Он гордым противится, то Он унижает их гордость, и подвергая их заслуженным ими наказаниям, пытается внушить им иное убеждение в том, что победа над наказанными не есть следствие их силы, но следствие Его веления. Это самое случилось с ассирийским царем. Ибо после того, как он взял Иудею и опустошил города ее, – он высоко возомнил о себе и вообразил, что он овладел святою землею вопреки желанию Бога, Который и управляет ею и обещался спасти ее. До этой причине и говорит, что еще не отвратися гнев, а на Ассириян наведет горе. Какое же основание для этого? Ибо, говорит, жезл ярости моея дан в руки их, разумеется Мною, чтоб им нанести удары нечествовавшим против Меня; так как своих людей повелел сотворити корысти и пленение и попрати грады и положити я в прах. Ибо если бы я не удалил от них Своей спасающей руки и не лишил их Своей, всегда обыкновенно подаваемой им, помощи; то они никогда не были бы пленниками, но всегда, при Моем содействии, были бы победителями над врагами. Но сей же Ассириянин не тако помысли и душею не тако возмне, но помыслил в уме своем: сокрушит, то есть, истребит немало народов. Ибо он думал, что никто не может противостать его силам, что он без труда одолеет всех и над всеми народами будет владыкою, потому что никто не воспротивится ему. Но если бы к имеющему такую ненасытную душу и постоянное стремление к владычеству над всеми пришел кто-нибудь и сказал: ты ли есть един князь, то есть можешь ли ты один владычествовать над вселенной; то он, возвышая надменный голос, сказал бы на это: не взях ли страны, яже выше Вавилона и Халани, идеже столп создан? и взях Аравию и Дамаск и Самарию. Якоже сил взях, и вся княжения возму. Халань, где построена была древними башня, находится в последних как бы пределах востока, по ту сторону страны и земли Вавилонской. Итак, говорит, как из самых пределов восточной земли я сделал границы моего царства, взял Дамаск и Самарию, которым боги их не оказали никакой помощи, так возьму и другие, вне лежащие страны. Необходимо припомнить, что и Рабсак, передавая слова царя ассирийского, говорил находящимся на степе: сия глаголет царь ассирийский: да не прельщает вас Езекиа словесы, которые не могут  избавити вас: и да не глаголет вам Езекиа, яко избавит нас Бог, и после других слов опять: еда избавиша бози язычестии, кийждо страну свою от руки царя ассирийска? где есть бог Емафов и Арфафов? и где бог града Сепфарима? еда возмогоша избавити Самарию от руки моея? Кто от богов всех языков сих, иже избави землю свою от руки моея, яко избавит Израиля от руки моея. (Ис. 36, 14. 18–20.)? Поэтому возвещает (Бог), что он подвергнет наказанию Ассирийца, который высоко возомнил о себе и решился посмеяться над божественным гневом. Но и нам самим следует возненавидеть страсть гордости; если же она дерзко восстанет против самой божественной славы, тогда подлинно и по справедливости горе тем, которые захотели бы так поступать

Ст. 10. 11. Возрыдайте, изваянная во Иерусалиме и в С амарии . Я коже бо сотворих Самарии и рукотворенным ея, тако сотворю и Иерусалиму и кумиром его.

Недавно говорил он о царе ассирийском, думавшем о себе высоко и надменно; потому что он опустошил города Самарии, когда лжеименные боги не помогли им, и даже рощи и жертвенники (посвященные им) были сожжены. А когда он вообразил, что он уже подчинил своей власти самый Иерусалим или Иудею, даже если бы не хотел этого всегда защищающий и спасающий ее Христос; пророческое слово тотчас указывает нам причины того, почему он взял Самарию и столь многие города Иудеи. Поэтому (пророк) весьма уместно приводит на память виды нечестия и повелевает рыдать и плакать о них, и как бы пораженный изменою Богу сильно восклицает: возрыдайте изваяния во Иерусалиме и в Самарии. Ибо где Богу надлежало ожидать подобающего Ему почитания, там Он встречает пренебрежение и лишается приличной и должной Ему чести. Ибо воздавая почтение изваянным, они, несчастные, дерзали говорить дереву: бог мой еси ты и камню: ты мя родил еси (Иер. 2, 27.). Потому-то у пророка как бы вследствие ужаса вырвалось упомянутое восклицание, то есть: изваянная во Иерусалиме и в Самарии. Нечто подобное говорит (Бог) об Иерусалиме и устами Иеремии: по что возлюбленная в дому моем тсотвори мерзости (Иер. 11, 15)? И чрез другого пророка сказал: страж Ефрем с Богом, пророк пругло строптиво на всех путех его, изумление в дому Божии утвердиша (Ос. 9, 8.). Ибо построившие в Иерусалиме жертвенники и рукотворенные приносили жертвы Ваалу и воинству небесному. Тоже самое сделали и жители Самарии, поэтому якоже, говорит, сотворих Самарии и рукотворенным ее, тако сотворю Иерусалиму и кумиром его. Поелику у них преступления одинаковы, то по справедливости их постигнет и одинаковая кара. Итак Ассириянин взял Дамаск и Самарию; причиною же к совершению этого и поводом, к одержанию им победы было изваяние идолов, как в Самарии, так и в Иерусалиме; посему восхотевшим поступать таким образом найдено самое соответственное наказание. Итак созидание идолов есть ужасное преступление и служит причиною гнева божественного на нас, хотя бы кто делал это только в уме и сердце; потому что это отводит нас от любви к Богу, обольщает сердце и увлекает его к тому, что нам непристойно.

Ст. 12–14. И будет, егда скончает Господь вся творя в горе Сиони , и во Иерусалиме, наведет на ум великий, на князя Ассирийска , и на высоту славы очию его. Рече бо: крепостию руки моея сотворю, и премудростию разума (моего) отъиму пределы языков, и силу их пленю : и сотрясу грады населеныя, и вселенную всю обыму рукою моею яко гнездо, и яко оставленая яица возму: и несть, иже убежит мене, или противу мне речет.

Говорит, что Ассириянин, так высоко возмечтавший о себе, не останется без наказания. Ибо Бог гордым противится, по написанному, и всегда подвергает ответственности тех, которые страдают пороком тщеславия, делает их жалкими и униженными, чтоб они знали, что не следует поднимать высоко рог, по написанному, и скорее пришли к сознанию своей природы и немощи. Ибо егда, говорит, скончается Господь вся творя в горе Сиони, и во Иерусалиме, то есть, когда достигнет цели совершенное им вследствие гнева на них (божественного); – наведет тогда руку и поражающий жезл на ум великий, ни князя Ассирийска. Умом же великим назвал его, не поставляя это свойство в похвалу ему, напротив давая знать, что это не что иное, как гордость, ненавистная Богу; потому что он задумал вовсе нечеловеческое, а нечто такое, что превышает всякое рожденное естество. Посему наведет на высоту славы очию его. Здесь говорит о высоте глаз вместо помышлений, или замыслов. Ибо, как я сказал, они высоки и надменны. Бог же истинный, испытаяй сердца и утробы, ведый сокровенная, ясно открывает их нам и говорит: рече бо, крепостию руки моея сотворю, и премудростию разума моего отъиму пределы языков, и силу их пленю: и сотрясу грады населеные. Смотри, как он, как будто не имеющий нужды в высшей помощи, воображает, что только своими собственными силами он может совершить все, что ни захочет; он думает, что он до такой степени мудр и искусен в военном деле, что очень легко может изменить границы народов, сокрушить их могущество, предать их разграблению, разрушить города не слабые и опустошенные, но даже если бы они имели очень многих и бесчисленных жителей. Но и этим не ограничивается его гордость. Ибо он увлекается мыслью, что овладеет всею вселенною и готов думать, что этого он достигнет очень легко, удобно и без усилий, и мечтает о том, что пришло ему на ум. Вселенную всю, говорит, объиму яко гнездо и яко оставленныя яица возму: и несть, иже убежит мене или противу мне речет. О ужасная гордость! о бессмысленные помышления! На жителей всей земли он смотрит как на гнездо одной птички и сравнивает их с яйцами, оставленными согревавшею их птицей, чтоб подобно дракону придти и пожрать их; он презирает тех, которые противоречат ему, и, по-видимому, не ожидает, чтоб осаждаемые им вступили в пререкания с ним. Эти слова прилично отнести к лицу самого сатаны. Ибо он есть отец гордости и думал, что он овладеет вселенною и никто не воспротивится ему. Но на самом деле вышло не так, напротив наступил конец его власти и совершенно разрушены его дела. Ибо за нас противувозглаголал Христос, и не только противувозглаголал, но и сразился за жизнь всех, победил губителя и поверг его к ногам святых. Ибо сказал им: се даю вам власть наступати на змию, и на скорпию, и на всю силу вражию. (Лк. 10, 19).

Ст. 15. 16. Еда прославится секира без секущаго ею? или вознесется пила без влекущаго ю? Такожде аще кто возмет жезл, или древо: и не тако. Но послет Господь Саваоф на твою честь безчестие, и на твою славу огнь горя возгорится.

Ясно изобличает Ассириянина, который безрассудно возгордился и совсем не понимал того, что погибель Самарии и покорение вместе с нею других городов нисколько не было делом руки его, напротив это – следствие высшего приговора над теми, которые нестерпимо нечествовали, приговора, который поражает их подобно секире, жезлу или палке. Скажи мне, говорит, безрассуднейший из всех! еда просливится секира без секущего ею? Ибо хотя бы секира была очень остра и удобна к посечению полевых деревьев; но кто похвалит за это секиру, как будто она может делать это без секущего ею? и может ли сделать что-нибудь сама по себе пила, если никто не тянет ее и не толкает назад. И если никто не поднимет жезла или палку против чего-нибудь, то не будут ли они в том же положении, в каком были? Ибо жезл будет лежать на земле и палка упадет. Но если кто-нибудь возьмет и употребит их против кого-нибудь, то совершится то, что чрез них производится. Итак, почему же, говорит, ты высоко возмечтал о себе? почему поднимаешь бровь свою? Не думаешь ли, что ты сам собственною силою совершил то, что взял города, тогда как ты по небесному определению был лишь орудием соделавшей сие десницы, именно божественной? Итак, не тебе принадлежит слава, но Богу, Который воспользовался твоею жестокостью, как некою секирою, жезлом и палкой, против тех, которые оскорбили Его. Но, говорит, не так будет, как ты сам подумал; ты не сохранишь прежней своей славы и не будешь наслаждаться пышными почестями; ты ничего не сотворишь крепостью своею и премудростью разума своего не изменишь пределы народов, не возьмешь вселенной как яйца оставленные, послет Господь Саваоф на твою честь безчестие, и на твою славу огнь горя возгорится . Честью же его называет войско, им предводительствуемое и подчиненное ему. Ибо чрез него он прославился. Потому, говорит, огонь возгорится против него и сожжет твою честь. А каким образом это случилось, это объяснит также в непродолжительном времени.

Ст. 17–19. И будет свет Израилев во огнь, и освятит его огнем горящим, и пояст яко сено вещество. В той день угаснут горы и холми и дубравы, и пояст от души даже до плотей: и будет бежай, яко бежай от пламене горяща: и оставльшиися от них будут в число, и отроча малое напишет я.

Сказанное здесь очень трудно для понимания и самое построение речи делает очень трудным уразумение ее. Постараемся же уяснит смысл, скрывающийся в приведенных словах, сказавши предварительно следующее: когда Сеннахирим, царь ассирийский, взял Самарию, он послал Рабсака из Лахиса во Иерусалим; пришедши сюда и осадивши его, он передал находившимся на стене то, что повелел ему сказать пославший его, и к этому присоединил хулы на Бога, говоря: не избавит Бог Иерусалима от руки царя ассирийского. Возмущенный этими словами, царь Езекия обратился к Богу с молитвами, говоря: услыши, Господи, призри Господи и виждь словеса Рабсака, яже посла царь ассирийский укоряти Бога живаго (Ис. 36, 17). Но Бог возвестил им спасение. И изыде ангел Господень и в одну ночь изби от полка ассирийска сто осмьдесят пять тысящ (- 36, 36). Когда совершилось это, Ассириянин объят был невыносимым страхом. Получивши же известие, что Сарсафа, царь Эфиопский, выступил в поход против его страны, с очень немногими оставшимися у него войсками удалился из Иудеи в поспешном бегстве. Пророческое слово прикровенно и объясняет нам это. Ибо светом для Израиля был Бог всяческих, Который дал закон, могущий просвещать; но это, говорит, свет для Израиля, а для ассирийских войск будет не светом, но огнем истребляющим. А что Бог всяческих жителей Иерусалима считает своим и святым народом, это показывает Он всем посредством огня, разгоревшегося среди Ассириян. На это именно и указывают слова: и освятит его огнем горящим. Если же он называется освящаемым; то это не значит, что он получит совершенную святость, но означает только то, что он избран будет во славу Богу. Это тоже, что сказано Моисею: освяти Мне всякого первенца, отверзающего ложесна, мужеский пол Господу. И выражение: освяти здесь употребляет вместо: отдели. Итак, говорит, освятит Израиля Бог всяческих, то есть покажет, что он есть посвященный и избранный Ему (народ), огнем горящим – чрез огонь, разгоревшийся против Ассириян. Огнем же называет здесь неожиданную их погибель. Ибо если бы Он не считал народа своим, то не воспламенил бы против (его) неприятелей огня, который истребил множество Ассириан подобно сену или дровам. В той, говорит, день, то есть около того времени угаснут гори и холми, и дубравы, и пояст от души даже до плотей. Холмам же, лесам и горам хорошо уподобляет самое войско ассирийское и его военачальников, которые возвышались над другими подобно и горам и холмам. Но они угаснут, то есть некогда исполненные жизни и наводившие ужас, они против своей воли будут лишены жизни. На это указывает слово: угаснут; потому что пояст их смерть, как бы истребляющая и души и тела. А что вместе с телами погибнут и души, – это ясно всякому. Этими словами намекает на силу гнева (божественного). Но будет, говорит, бежай яко бежай от пламене гор я ща, и оставлши и ся от них будут в число, и отроча малое напишет я. Ибо, как я сказал, очень немногие из них, как бы едва спасшиеся из горящего пламени, убежали вместе с царем. А число их, говорит, было так мало, что оно не превышает ума неразумного ребенка, так что и он может написать или сосчитать его. Предание Евреев говорит, что (из ассирийского войска) осталось только десятеро, которые принесли весть царю ассирийскому о случившемся с Рабсаком. Таковы плоды его гордости. Но он и для нас служит полезным примером. И кто желает избежать гнева божественного и не подвергнуться бедствиям, посылаемым от Бога, тот тщательно должен остерегаться, чтоб не заразиться болезнями, сходными или одинаковыми с их упорством.

Ст. 20–21. И будет в той день, не приложится ктому останок Израилев, и спасеннии Иаковли не будут ктому уповающе на обидевшия их, но будут уповающе на Бога Святаго Израилева истиною. И будет34 останок Иаковль к Богу крепкому.

После того как возгорелся огонь против войска Ассириян, совершатся и придут в исполнение, говорит, следующие два события: гордый и истребитель невольно отложит ужасную и ненавистную гордость; а потом он убежит в страхе и неожиданном посрамлении. Из этого самого события он уразумеет, хотя бы может быть и не хотел, что он был орудием гнева божественного против согрешивших, и что он не сам, как бы собственною крепостью покорил их. Так именно и случится с иноплеменником, а Израильтянам это чудо послужит на пользу и оставшиеся в Самарии, есть во Израиле, и потомки Иакова, то есть опять двух колев, живших во Иерусалиме, отстанут от своего прежнего заблуждения и от пустых и вредных мыслей: ибо не будут уповающе ни обидевшия их . После того как пал враг, пораженный рукою ангела, они, вполне ясно познавши всесильную десницу Спасающего, признают Его Спасителем и Избавителем и на Него возложат все упование, отвратившись от обидевших их. Но необходимо сказать, кто и каким образом обижал их. Бог всяческих спас Израильтин, начальствуя над ними и защищая их и делая их победителями над восстававшими против них. Когда же они стали противиться (Богу) и одни устроили себе золотых тельцов, а другие – Хамоса и Веелфегора и стали служить им и поклоняться воинству небесному; тогда Бог всяческих за сопротивление их предавал их по временам то окружающим Иудею народам, т. е. Идумеянам, и Моавитянам, и Еламитянам, то приходившим издалека, то есть Ассириянам и Египтянам. Поэтому в то время как война возгоралась по всей стране и изнуряла жителей ее, – не лучше ли было Израильтянам примириться с оскорбленным ими всемогущим Богом и отвратить гнев Его возвращением к лучшей жизни? Ибо им надлежало устранить из среды своей нечистое полчище идолов и Его избрать своим спасителем и избавителем. Но у них слишком мало было ума для этого. Они посылали послов то к Египтянам, то к Ассириянам и звали их на помощь. От того, думаю, Бог еще больше гневался на них. Итак, обижали Израиля и Иакова как лжеименные боги, навлекающие на них гнев божественный и склоняющие их возлагать на них упование, так и приобретающие им деньгами и дарами бесполезную помощь. Но когда уничтожено в одну ночь множество врагов, они наконец станут уповать на Бога и самым опытом узнавши всемогущую десницу Спасающего, они станут возлагать упование не на обидевших их, но на самого Святаго Израилева истиною. И будет останок Израилев к Богу крепкому; ибо уже не будут надеяться на дерева и камни, но будут полагать свою крепость в Том, Кто всегда был для них помощником и защитником, оружием и стеною несокрушимою.

Ст. 22. 23. И аще будут людие Израилевы яко песок морский, останок их спасется: слово бо совершая и сокращая правдою, яко слово сокращено сотворит Господь во всей вселенней .

Сими словами он очень хорошо показывает нам, что непослушные и страдающие упорством и непокорностью ничего не значат пред Богом, но Он спасает и удостаивает всякого попечения покорного и послушного. Ибо Ассирианин напал на весь народ Иудейский и его намерением было никого не пощадить, но совершенно опустошить всю страну, сделать безлюдною и не имеющею жителей. Он разрушил Самарию и вместе с нею взял немалое число городов иудейских; но Бог чудесно спас жителей Иерусалима. Какой же смысл этого? Действительно, говорит, поелику не весь Израиль поступал нечестиво, но были в среде его некоторые, которые сильно негодовали на оскорблявших Бога своим нечестием; то святой и правосуднейший приговор произнесен был только против тех, которые согрешили. Что это слово истинно, мы без труда увидим это и из того, что написано у пророка Иезекииля. Ибо он говорит, что видел некоторых Израильтян, поклоняющихся солнцу и слышал Бога, говорящего о них: видел еси сыне человечь, еда мало дому Иудину, еже творти беззакония яже сотвориша зде? Понеже наполниша землю беззакония и обратишася разгневати Мя (8,17). Потом говорит, что он видел мужа, облеченного в подир и имеющего пояс, и что Бог всяческих говорил ему: пройди среде града Иерусалима, и даждь знамения, на лица мужей стенящих и болезнующих о всех беззакониях бывающих среде их. И сим рече, слышащу мне, идите в град в след его, изсецыте, и непощадите очима вашима, и не помилуйте. Старца, и юношу, и деву, и младенцы, и жены избийте в потребление: а ко всем, на них же есть знамение, не прикасайтеся (9, 3 –6). Внемли, как Бог запечатлевает своею благодатью благочестивого и святого, и как Он гневается и скорбит о том, что другие дерзают оскорблять Его. Итак, говорит, хотя бы Израильтян было бесчисленное множество и хотя бы они уподоблялись песчинкам, лежащим на морских берегах, – останок спасется. И это случилось во времена Езекии. Ибо, как я сказал, разрушена была Самария и вместе с нею взяты были многие города Иудейские, тоже совершилось и в последние времена века, когда воссиял нам Единородный во плоти. Ибо тогда-то Бог, сокращая слова правдою, совершил сокращение его во всей вселенной. Ибо закон, данный чрез Моисея идет к цели длинными окольными путями и дает недостаточное объяснение полезного, загадочно и прикровенно указывая на то, что служит на пользу: но спасительное для нас евангельское слово – кратко, как бы сокращенно или усеченно, заключает в себе открытую истину, указывает ясный путь жизни, не представляет трудности для исполнения и в заповедях его нет никакой темноты. Ибо, как я сказал, дело истины просто. Тогда-то спасется остаток Израиля, то есть те, которые почтили верою явление Его, тогда как другое значительное число их отвратится от Него. Ибо восставали против Спасителя всех и Господа те, которые прежде убивали пророков и камнями побивали посланных к ним, и какого наконец злодеяния не совершили они?

Ст. 24. 25. Сего ради сия глаголет Господь Саваоф: не бойтеся людие Мои от Ассириан живущии в Сионе, яко жезлом поразит тя: язву бо наводит на тя, еже видети путь Египта. Еще бо мало, и престанет гнев, ярость же Моя на совет их.

Поелику Бог всяческих сообразно с праведным судом Своим и свойственною Ему кротостью спасает добрых, а оскорбивших Его предает (в руки врагов); то Он говорит: не бойтеся людие Мои от Ассириан живущии в Сионе. Ибо Рабсак пришел к Иерусалиму и осадил его и угрожал всех сжечь и погубить. Но не нанес никакого вреда; потому что он убежал как беглец, когда сверх чаяния пало его войско и было истреблено в одну ночь. Итак, он не истребил мечем жителей Сиона. Но поелику он однажды привел их в ужас своим вторжением и заставил их страдать от страха; то он представляется как бы занесшим только над ними жезл. Поэтому, говорит, не бойся от Ассириан, потому что жезлом поразит тебя и как бы нанесет непродолжительный удар, только для устрашения тебя, потому что Я попустил это против тебя. Еже видети путь Египта, то есть, дабы ты узнал, как несправедливо ты поступал, когда обращался в Египет и искал там помощи, презирая Бога спасающего (тебя).

Итак, Езекия, когда во время его царствования Ассириянин осадил Иерусалим, не искал помощи Египтян. Напротив Осия, сын Илы, царствовавший в Израиле, сделал это. В четвертой книге Царств так написано: И успе Ахаз со отцы своими, и погребен бысть со отцы своими во граде Давидове. И воцарися Езекиа сын его вместо его. В лето второенадесять Ахаза царя Иудина, царствова Осиа сын илы в Самарии над Израилем девять лет . И сотвори лукавое пред очима Господнима, обаче неякоже царие Израилевы, иже беша прежде его. И взыде нань Саламанассар царь Ассирийск . И бысть ему Осиа раб и даваше ему дань. И обрете царь Ассирийск во Осии неправду, занеже посла послы к Сигору царю Египетску и не принесе дани Манаю царю Ассирийску лета того. И осади его царь Ассирийский , и связа его в храмине темничней , и взыде в Самарию, и воева ю три лета. (4Цар. 16, 20; 17, 1–5). Надобно знать, что Ахаз, отец Езекии, когда воевал против него царь Дамасский, купил помощь Египтян деньгами, чем сильно оскорбил Бога. Поэтому говорит: наведу на тя язву, еже видети путь Египта; но еще мало, и престанет гнев, ярость же Моя на совет их. Ибо, как я сказал, они погибли от божественного гнева. Замыслившие же овладеть самым Иерусалимом не достигли своей цели и замысел оказался неосуществимым для них, потому что Бог их предположения обратил в совершенно противоположное.

Ст. 26. И воздвигнет Бог на ня язву, яко язву Мадиамлю на месте скорби, и ярость его на путь, иже к морю, на путь иже во Египет.

Падут они, говорит, от постигшего их божественного гнева. И Израильтяне не будут иметь, нужды ни в каком усилии для этого. Они защитят себя не стрелами луков, не силою рук, не воинским искусством, напротив победят рукою Бога, поражающего и истребляющего гордый народ, как именно и случилось пострадать Мадианитянам. Ибо соединенными силами войска и целого народа они опустошили почти всю страну иудейскую и, наведя на них нестерпимый ужас, принуждали их удаляться из городов и сел и проводить ночи в чрезмерном страхе на вершинах гор. Но тогда Бог оказал им помощь и находившихся в опасности спас рукою Гедеона, при совершенно незначительном числе ратников, которые, ночью и во тьме разбивши ведра и открывши факелы и затрубивши в рога, произвели замешательство в неприятельских войсках, так что в рядах Мадиамлян произошло смятение. Бог навел на них ужас, полки их смешались, и ночью, во тьме не в состоянии будучи различить, кто друг или ближний, и кто враг, вступили в рукопашный бой между собою и поступали со своими, как с неприятелями и собственными руками нанесли себе страшное поражение. Посему, говорит, наведет на них язву, яко язву Мадиамлю на месте скорби. Местом же или временем скорби он называет то, когда это совершилось. А что Бог как бы направит в другую сторону ярость иноплеменника и обратит ее на других, на это он намекает, говоря: и ярость его на путь, иже к морю, на путь, иже во Египет. Ибо царь ассирийский Феглафалассар, овладевший Самариею, наложил на жителей ее дань и потребовал пошлин и податей от царствовавших тогда в Израиле. Когда же обстоятельства изменились и Самарией стал владеть Осия, сын Илы, он не послал дани Манаю, царю Ассирийскому, как написано. А узнавши, что этот пришел в негодование на него за это, он нанял войско Египетское на помощь себе на тот случай, если бы обложивший их податями и налогами захотел по закону войны вооружиться против них. Тогдашние цари Египетские с большою готовностью обещали эту помощь. Оскорбленный этим Ассириянин со всем своим войском устремился на Египтян, поставляя правителям их в вину то, что Осия отложился от него и свергнул с себя иго его, найдя повод к такому дерзкому поступку в обещании ими помощи ему. А что ярость иноплеменника, как я сказал только что, Бог направит на других, он показал, говоря: ярость его на путь, иже к морю, на путь, иже во Египет. Ибо Иерусалим расположен близь моря, на пути, ведущем в страну Египтян, и до сих пор говорят, соседним с морем.

Ст. 27. И будет в той день отъимется страх его от тебе и иго от рамене твоего, и согниет иго от рамен ваших.

Я сказал, что Ассириянин, победивши Израильтян, наложил на них дань, и народ, предназначенный быть уделом святейшего Бога, хотел подчинить своей власти и по этой причине вооружился против Египтян. Что же говорит? Победивши Египтян, опять, не наложит ли свое иго на тех, которые до сих пор ни пред кем не преклоняли своей выи и знали только царство Бога? Никогда, говорит. Ибо отъимется в то время страх твой от тебе, и иго от рамене твоего. После того как пал этот бесчисленный народ и погиб в одну ночь от ангела истребляющего; не исчез ли всякий страх тогда? не сброшено ли иго с плеч всех и сверх того не сгнило ли, то есть не уничтожилось ли оно совсем? Ибо они заботятся только о том, чтоб спастись и убежать домой и не поднимают уже по прежнему брови свои против Иудеи, ибо он, как я сказал, и на Иудеев замышлял наложить иго. Но надежда его не оправдалась, а случилось совершенно противоположное его ожиданиям. Ибо он едва спасся, побежденный не оружием, но божественною силою и рукою ангела, и это совершилось чудесным образом. И для того, чтобы открылось, что Бог знает все и ясно видит последствия событий, хотя бы они и не обнаружились еще, Он самым ясным образом возвещает и способ самого бегства, и местности, и убежища, и то, что он приведет в трепет очень многие иудейские города, хотя он не более, как жалкий беглец: приидет бо, говорит, во град Аггай и прейдет в Магеддо. И вот самые имена городов и селений и местностей: и в Махмасе положит сосуды своя. Ибо Евреи говорят, что Ассириянин весь свой обоз оставил в Махмасе, опасаясь нападения Израильтян, ибо думал, что они бросятся в погоню за ним. Потом говорит:

Ст. 29. 30. И минет дебрь, и приидет во Аггай: страх приимет Раму, град Саулов, побегнет дщерь Галимля, услышится в Лаисе, услишится в Анафофе. И ужасеся Мадемина, и живущии в Гивиме.

У Евреев существует следующее предание. Говорят, что к нему возвратились из Иерусалима только (десятеро) спасшиеся и возвестили ему о случившемся. Потом с очень немногими возвратился он в отечество и привел в смятение все селения и города и они делали возвращение его невыносимо тяжелым, как совершаемое в бегстве и страхе. Если Бог помогает народам и хочет спасти их, то ничто не повредит им, но бессильною окажется всякая рука воюющих, сила и опытность и военное искусство врагов окажутся бесполезными.

Ст. 32. Утешайте днесь, еже на пути пребыти: рукою утешайте гору дщерь Сиони, и холми, иже во Иерусалиме.

Посредством связи речи необходимо сделать объяснение выраженной здесь мысли. О холмы, говорит, то есть имеющие преимущество, силу и власть над другими во Иерусалиме! Этими словами указывает или на святых пророков или на самый лик священников. Утешайте гору, то есть мою дочь Сион. Утешайте как бы лаская рукою и касаясь головы, чтоб она пребывала на этом пути. Какой же это путь? Очевидно, путь упования на Бога. Ибо предвозвещено, что Он избавит и спасет и низвергнет Ассириянина и уничтожит страх пред ним, сокрушит ярмо и освободит их от всякого притеснения. Но, говорит, это будет тогда, когда они будут пребывать на этом пути, т. о., будут тверды в уповании на Бога. Посему утешайте днесь, то есть во время благоприятное для делания, и старайтесь сделать в ней помышление твердым; так как истина не может лгать, Бог не может говорить неправды. Ибо если Он обещал что-нибудь, то и исполнит это вполне, если мы оказываем Ему почтение своею верою и чистым помыслом радуем Того, Кто обещал спасение. Равным образом и нас самих утешают святые, говоря: противитеся диаволу, и бежит от вас (Иак. 4, 7); и ополчится ангел Господень окрест боящихся его, и избавит их (Псал. 33, 8) И Сам Он устами Давида о всяком человеке, уповающем на Него и возлагающем надежду на Него, говорит: яко на мя упова, и избавлю и: воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его (Пс. 90, 14. 15.); ибо прославляющих Его прославит Спаситель и Господь всех, Иисус Христос, чрез Которого и с Которым Отцу со Святым Духом слава во веки. Аминь.

* * *

1

Гумфред читает: καρὀίαν σου

2

Буквально такого места нигде нет в Священном Писании, но смысл его можно видеть у Иеремии 42, 14; Иезекииля 13, 5 и дал. и др.

3

В настоящем случае, как и в приведенном стихе Псалма 6-го слово наказывать по-гречески обозначается словом: παιδεύειν, которое собственно значит (от παῖς – дитя): наставлять, воспитывать, руководить (детей), Поэтому в последнем случае и переведено: «быть отечески наказываемым» (греческое παιδεύεσθαι).

4

Разумеется разрушение Иерусалима и опустошение страны Иудейской, бывшее в 70 году по Рождеству Христову

5

То есть Иудейского, состоявшего, в отношении к народонаселению, из двух колен: Иудина и Вениаминова

6

В славянской Библии, согласно некоторым кодексам греческой Библии, Амессии. Но большая часть последних имеет чтение имени: Ἀμασίου, как и у святого Кирилла, в соответствие еврейскому подлиннику

7

В греческом, как и в славянском переводах, имя это читается Иехелиа, согласно и еврейскому, где впрочем есть и звук а, как у святого Кирилла

8

По некоторым чтениям в Кариафиариме

9

Греческое: κατανένυγμαι ближе всего значит: я пронзен (например, стрелою), поражен в самое сердце, а отсюда уже и умилился. При ближайшем значении слова понятнее будет сочетание выражений: умилихся.... от сознания или совести

10

Посольство по-гречески – ἀποστολή (апостольство)

11

Так называемое терпентиновое

12

Особенно свиньи любят питаться желудями

13

По некоторым греческим спискам Библии, которым следует и славянский перевод, Расин

14

Νεανίς. Так это именно у Акилы и Симмаха, как видно из Оригеновых  Экзаил

15

Еммануил и значит с нами Бог. Смотреть Матфей: 1, 23

16

В книгах Царств (4Цар. 21, 18 и далее), и Паралипоменон (2 Парал. 33, 20 и далее) – Аммон

17

Переименованного Фараоном в Иоакима (4Цар. 23, 34)

18

μυῖα поставлено вместо μέλισσα

19

Μαναά еврейское מׅנְתׇת потому ошибочным нужно признать чтение некоторых изданий: Μάννα, вошедшее и в издания переводимого творения святого Кирилла

20

Сикль был равноценен греческой дидрахме, а эта последняя стоила на наши деньги около 50 копеек

21

Προσῆλθε. Так читается и в некоторых греческих списках Библии (А1 X.) в отношении к этому стиху кн. пр. Исаии, но с еврейским подлинником согласнее чтение других греческих списков: προσῆκθον, с которым согласно и чтение славянского перевода: приступах

22

Τὸ ἑνωθέν; по другим спискам; ἄνωθεν – свыше, то есть «для сошедшего свыше Слова»

23

Τἰσχυρχεπρί: выражение то же самое, какое употреблено и в толкуемом тексте священного Писания и которое в славянском тексте Библии менее ясно переведено словами крепкою рукою

24

δὲ οκος ακώβ. Также имеют некоторые греческие кодексы ветхозаветной Библии, тогда как в других читается: οἱ δὲ οκοι ακώβ, откуда славянский перевод: домове же Иаковли

25

Ἐν τῷ σραήλ. Так во многих греческих списках Библии и только немногие из сих имеют: ἐν τῷ οἴκῳ Ἵσραήλ, откуда славянское: в дому Израилеве

26

δετε. Так читается во многих греческих кодексах Библии. Но в некоторых читается: εἰδε, откуда славянское: видеша

27

Имя: Иисус здесь не есть только пояснительное, но и прямо читается в некоторых греческих кодексах Нового Завета

28

Ἀφαιρεθησεται. Так и во многих греческих кодексах Ветхого Завета, между тем как в иных из них вместо сего стоит: ἀφήρηται, откуда славянский перевод: отъятся

29

Μετἀλλαγῆς. Может быть здесь недописка вместо μετὰ καταλλαγῆς, как стоит в греческих кодексах Библии, и как далее читается у самого святого Кирилла в настоящей беседе. Впрочем, и ἀλλαγή значит также „примирение“

30

К сему далее в большей части кодексов греческой Библии присоединяются еще изречения, которые, но славянскому их переводу, гласят так: Чуден Советник. Бог Крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущаго века. Но есть некоторые кодексы, которые, подобно имевшемуся в руках у св. Кирилла, и не имеют сих изречений

31

О Манихейской ереси смотреть подробнее у ев. Епифания Кипрского в III-IV части его творений, переведенных при Московской духовной академии

32

Утверди

33

То есть о тех, кои не суть боги

34

В славянской Библии читается: обратится


 ОглавлениеКнига перваяКнига вторая