святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Захарию

Глава 11

Зах.11:1–2. Разверзи, Ливане, двери твоя, да пояст огнь кедры твоя: да плачевопльствит питис, зане паде кедр, яко велможи вельми обеднеша: восплачевопльствите дуби Васанитидстии, яко посечеся дубрава насажденная.

Теперь объяснение сказанного направляет на путь других мыслей. Весьма хорошо изложив подробное повествование о призвании народов во Христе чрез веру, ясно предвозвещает будущее неверие в Него сынов Израиля, разумеется во время вочеловечения, и то, что по этой причине должен быть сожжен самый храм и, конечно, Иерусалим, и должны быть взяты самые города Израиля и погибнуть вместе с жителями их. Совершилось же это рукою римлян, предводительствуемых некогда Веспасианом и Титом. Излишне кажется, повествовать в частности о каждом из бедствий, случившихся с городами иудейскими или народом за поругание над Христом, – желающие могут обратиться к сочинениям Иосифа и ясно научиться тому, что пожелают узнать в точности. Итак, обращает слово к тем, которые по крови были Израилем. А с Ливаном сравнивает Иудею по какой причине? По той, что Ливан – гора с прекрасною растительностью, покрытая обширными лесами. Многолюдна и страна иудейская с бесчисленным множеством жителей, прибавлю, с священниками и царствовавшими в свое время из колена Иудина, которые, возвышаясь достоинством власти, были известны живущим по всей стране и пользовались высокою славою, подобно высочайшим и более прочих видным кедрам или кипарису. Так как они нечествовали по отношению ко Христу, ибо взяли «ключь разумения», и ни сами не вошли, ни входящим не допустили войти (Лк.11:52), и наконец распяли, хотя и знали, что Он наследник (Лк.20:14), то посему и справедливо погибли совершенно, вместе с домами и городами и домочадцами. Итак, прикровенно, как сказал я, называет Иудею Ливаном, а с высочайшими деревьями сравнивает представителей ее, как возвышенных над прочими и слишком много возносящихся. А что город имел быть взят легко, и даже погиб, – приняв вторгшееся римское войско и быв взят легко, и истреблен подобно лесу, охваченному пламенем, – на это указывает в словах: «разверзи, Ливане, двери твоя, да пояст огнь кедры твоя; да плачевопльствит питис, зане паде кедр». Переносная речь: ибо назвав Ливан, то есть уподобив горе страну иудейскую, (соответственно сему) должен был и живущих в ней сравнить с питисом и дубами. А что о людях речь, нетрудно видеть, ибо сейчас же сказал, что «велможи вельми обеднеша». А какой род обеднения разумеется, на это отчасти указал, сказав: «да плачевопльствит питис, зане паде кедр». Ведь когда рука Римлян опустошала города иудейские, случалось постоянно, что брались в плен и знатные жители их. Не испытавшие же еще этого оплакивали плененных и над самими собою совершали плач, были в унынии и страхе, как долженствующие в весьма скором времени и сами испытать то же самое. Это именно, думаю, значит: «плачевопльствит питис, зане паде кедр». Дубами же васанитидскими называет вероятно жителей Иерусалима; ибо Васанитида есть местность в Иудее, плодородная и весьма плодоносная, выращивающая весьма высокие деревья. Так как в Иерусалиме находились знатнейшие прочих лица, разумею священников и правителей народных, то назвал их дубами васанитидскими, которые естественно плакали по причине посечения густого леса: знали они, что множество живущих во всей стране, как какой-нибудь лес, погибло, пораженное, как секирами, жестокими нападениями неприятелей. Под густым же лесом, о котором говорит именно, что посечен, можешь точно так же разуметь и самый народ иерусалимский, ибо он погибал от голода и войны, между тем как дубы васанитидские, то есть начальствующие, оплакивали его.

Зах.11:3. Глас плачущих пастырей, яко возбедствова величие их: глас рыкающих львов, яко озлоблено бысть шатание Иорданово.

Делает более ясное раскрытие того, что я только что сказал; ибо не называет уже питис или дуб, но прямо обозначает начальников иудейских отрядов, о которых и говорит, что плачут они и испускают голоса, вопя о том, что обеднело величие их. Пользуясь прежде блестящею славою, они стали бедны и несчастны, жалки и бесчестны. После того как появились пастыри чрез Христа, то есть божественные ученики, естественно обеднело величие лжепастырей; ибо Сам Владыка стада обвинил их чрез пророков святых, говоря так: «горе пастырем, иже погубляют и расточают овцы паствы моея»149 (Иер.23:1), и опять: «понеже обуяша пастыри и Господа не взыскаша: сего ради не уразуме все стадо и расточено бысть» (Иер.10:21). Возвестил также, что верующим в Него даст законных пастырей, говоря опять таким образом: «и введу вас в Сион и дам вам пастыри по сердцу моему и упасут вас разумом и учением»150 (Иер.3:15). Кто же это? божественные ученики и предстоятели церквей своего времени, «право правящие слово истины» (2Тим.2:15), умеющие вести врученных им питомцев ко всему тому, что содействует духовной пользе. Итак, лжепастыри плакали о том, что обеднело величие их. Показывает нам это и другим образом, присоединяя: «глас рыкающих львов, яко озлоблено бысть шатание Иорданово». Рыкание есть собственно глас львов, который производят они, жалуясь на голод и жажду, – и божественное Писание употребляет это выражение и о львах. Итак, начальники иудейских отрядов оказались, подобно львам рыкающим, голодными и плачущими о том, что не получают от народов плодов, десятин, начатков и даров; ибо после того, как лишились стада, они уже не пользовались прибылью от него.

Если же кто-нибудь подумает, что наподобие львов рыкали на Христа также книжники и фарисеи [ибо они кричали на Него и из зависти, ненависти и совершенного безумия испускали голоса, именуя самарянином (Ин.8:48), называя винопийцею (Мф.11:19) и рожденным от блуда151, крича: «возми, возми, распни его» (Ин.19:15)], то и этот будет рассуждать совершенно справедливо. Впрочем, хотя они и рыкали, однако немало обеднели, «яко озлоблено бысть шатание Иорданово». А что это значит, скажу также и о сем. Иордан протекает близ Иерихона; около него множество львов, издающих страшное рыкание и наводящих на жителей нестерпимый ужас. Таковы же были по характеру книжники и фарисеи, рыкавшие на пасомых и устрашавшие наиболее немощных угрозами152 своей власти. «Но озлоблен бысть страх львов» – это именно и означает выражение: «шатание Иорданово». «Шатание (т. е. фыркание – φρύαγμα) есть звук, испускаемый лошадьми и мулами чрез ноздри и исходящий вместе с сильным дыханием»153. Понимается и в смысле гордости. По крайней мере божественный Давид о восставших на Христа говорил: «вскую шаташася язы ́цы и людие поучишася тщетным» (Пс.2:1). Итак, когда говорит: «шатание Иорданово», то разумей гордость, – и шатание (разумеется) конечно не реки, но живущих около нее львов, ибо иногда по местностям обозначается находящееся в них.

Зах.11:4–5. Сице глаголет Господь Вседержитель: пасите овцы заколения, яже стяжавшии закалаху и не раскаявахуся, и продающии я глаголаху: благословен Господь, и обогатихомся: и пастырие их не печахуся ничимже о них.

Слово к самим пастырям, плачущим и наподобие львов рыкающим, которым и дозволяет пока еще пасти овец заклания, хотя и крайне нерадиво делали это, так что даже столь недолго, как мгновение, и то не печалились о продаваемых и заколаемых. Подобно тому, как недобросовестные пастухи, заботящиеся лишь о собственных удовольствиях и совсем мало думающие о владетеле стада, одних (овец) безжалостно заколают, подражая нападению зверей, других же продают, нисколько, как говорил я, не печалясь, но радуясь самым непристойным наживам, будучи порабощаемы столь позорным корыстолюбием: равным образом и начальники колен иудейских могут быть уличены, думаю, в том, что они не щадили своих пасомых, умножали свое богатство и как бы ненасытною рукою расширяли свои кошельки. Посему и Спаситель говорил, обличая таковых: «горе вам книжницы и фарисее лицемери, яко одесятствуете мятву, и копр, и кимин, и остависте вящщая закона, суд и милость и веру» (Мф.23:23). Да, столь мелочно заботливы были они, что не приносящих десятин по закону, даже с самых незначительных предметов, осуждали, а более важным или более необходимым и весьма полезным постановлениям не придавали совсем никакого значения. А что они были пастыри не добрые, а напротив – заботившиеся об одних только приобретениях, о сем ясно говорит и устами Иезекииля. «Оле, пастыри израилевы, еда пасут пастыри самих себе, не овец ли пасут пастыри? се млеко ядите и волною одеваетеся и тучное закалаете, а овец моих не пасете» (Иез.34:3). Итак, «пасите, говорит, овцы заколения», то есть: или тех, кои имеют вскоре погибнуть от руки Римлян, или тех, которых вы сами заколаете, хотя и состоя в должности пастырей.

Нет другого времени, в которое они должны были подвергнуться закланию, ибо после пришествия Спасителя множество Иудеев пало от мечей Римлян, при всем к ним долготерпении Божием. А что для пастырей подчиненные народы были достоянием, это показывал в словах: «яже стяжавшии закалаху и не раскаявахуся». Как сделали они собственным достоянием Владыке принадлежащий духовный виноградник, новосажденный, возлюбленный, разумею Израиля или человека Иудина (Ис.5:7), так и стадами едва не завладели они, сбирая для самих себя плоды, всегда преумножая свое достояние, а желающим позволяя хищение. Так стяжавшие заколали, а продающие говорили: «благословен Господь, и обогатихомся». Можно разуметь и этих судей, торгующих правдой в судах и как бы распростившихся с законом Моисея, хотя и ясно изрекающим: «да не познаеши лица в суде, яко суд Божий есть» (Втор.7:17). Да, приятно и любезно было им продавать суд в каждом деле тем, кто желал купить. И это опять известно нам чрез уста святых. Так один из святых пророков говорил об Иерусалиме: «старейшины его на дарех суждаху» (Мих.3:11). И божественный Аввакум едва не вопиял на Бога, говоря: «доколе, Господи, воззову, и не услышиши? возопию к тебе обидим, и не избавиши? Вскую мне показал еси труды и болезни, смотрити страсть и нечестие? противу мне бысть суд, и судия вземлет. Сего ради разорися закон и не производится в совершение суд: яко нечестивый преобидит праведнаго, сего ради изыдет суд развращен» (Авв.1:1–4). Итак, несправедливыми поборами собирающие богатство, извращающие правду и продающие приговоры почти в каждом деле – эти судьи и могут быть теми, которые, как я сейчас сказал, говорят: «благословен Господь, и обогатихомся». Говорящие это могут быть справедливо обличены в безумии и дерзости, ибо они решаются благословлять Бога, как будто бы Он помогает собирать путем неправды и богатеть чрез кровопролитие. Но лучше было, право решив суд, говорить это: «благословен Господь», ибо вынося в каждом деле справедливый приговор, мы являемся чистыми и законными хранителями божественных велений. Итак, обманом и позором оказывается благословение, если нами не совершается того, что угодно Богу.

Зах.11:6–7. Сего ради не пощажду ктому на живущих на земли, глаголет Господь: и се аз предам человеки, коегождо в руце искреннему его и коегождо154 в руце царю своему: и изсекут землю: и не имам изъяти от руки их. И упасу овцы заколения в земли Ханаани.

Угрожает гибелью вместе и пасомым155... так как хотя у них была возможность прибегнуть к руководительству архипастыря всех, разумею Христа, и быть под властью Его, однако они невежественно предпочли предаться заколавшим и продававшим их. Ведь соделался человеком Единородное Слово Божие, и притом ясно говорил, показывая непризванность тех и законность нашего домостроительства: «Аз есмь пастырь добрый» (Ин.10:11). Но несчастные Иудеи, хотя следовало обвинить наемных пастырей, не сделали однако этого, но доброго пастыря, взамен жизни всех душу Свою положившего, оскорбляли бесчисленными способами, бросая камнями, понося и, наконец, открывая против него необузданные уста. Вместе с руководителями своими они кричали Пилату, говоря: «возми, возми, распни Его» (Ин.19:15), и самую праведную кровь возлили на свои собственные головы, ибо говорили опять: «кровь его на нас и на чадех наших» (Мф.27:25). «Сего ради, говорит, не пощажду на живущих на земли». Уже не заслуживали они пощады от Бога, но, напротив, отданы были каждый в руки ближнего своего и в руки царя, то есть начальника своего, потому что распяли Еммануила и сделались убийцами Господа, исполнившись всякого нечестия. Впрочем, Бог призывал их к покаянию и не тотчас налагал на них действия гнева Своего. Уже тридцать лет спустя после распятия Спасителя мир отошел от страны иудейской, повсюду возникли войны, город шел на город, жители каждого были раздираемы враждой и сражались друг с другом, так что зло, причиняемое себе ими самими, казалось равным тому, какое происходило от войны. Мужественнейшие военачальники римские овладели страною иудейскою и, сжигая города вместе с самими мужами, покорили ее игу рабства. Имевшие же возможность бежать поселились в странах языческих, что можно видеть и доныне. И на это, думаю, указывает, когда говорит: «упасу овцы заколения в земли Ханаани», то есть и стране и земле Хананеев. Хананеи именно и есть те язычники, у которых даже до сих пор пасутся Богом или скорее кажутся пасущимися овцы заколения: ибо доселе они соблюдают некие постановления закона, и доселе их можно видеть не совсем оставившими древние обычаи. Так, они обрезывают плоть, субботствуют и другое нечто кроме этого удостаивают попечения и значения. И это было возвещено устами пророка от Бога: «и буду им во освящение мало в странах, аможе внидут тамо» (Иез.11:16). Междоусобные же войны, происходившие во всей Иудее и особенно в Иерусалиме, как и в каждом городе, ясно описал один муж, трагически изобразивший бедствия Иудеев: это был Иосиф, муж ученый и мудрый.

Зах.11:7. И прииму себе два жезла, единаго нарекох доброту, а другаго нарекох у́же, и упасу овцы.

В боговдохновенных писаниях жезл имеет разные значения. Иногда он обозначает царство, когда например говорится о Христе: «жезл правости жезл царствия твоего» (Пс.44и Евр.1:8). Иногда же силу, как например в выражении: «жезл силы послет ти Господь от Сиона» (Пс.109:2). Понимается иногда и как пастырское воспитание и знание, как например также устами пророка сказано Сыну: «упаси народ свой жезлом» (Мих.7:14). И в вышеприведенных словах жезлы обозначают способы пастырского руководствования у нас и двоякий вид, думать надо, безукоризненного воспитания. Приемлет же жезлы Пастырь добрый, душу Свою полагающий за овцы, то есть Христос, чтобы пасти ими собственных овец. Древле, то есть прежде времен вочеловечения, Сущий Бог и Законоположник, из Бога Отца (родшееся) Слово, пас Израиля, употребляя как бы один жезл – воспитание по закону, как в одном месте Он говорил ему (Израилю) устами пророка: «аз пасох тя в пустыни» (Ос.13:5). Но после того, как стал подобно нам человеком, приемлет два жезла, ибо пасет как своих поклонников, – тех, кои чрез веру оправданы и освящены в духе, – постановлениями как подзаконными, так и евангельскими, убеждая не приносить в жертву быков и научая не прилежать к жертвоприношениям подзаконным, но напротив повелевая дело служения в духе совершать во образ бескровной жертвы156. И это потому, что тень преложена в истину и прообразы преображены в благолепие христианского и евангельского благонравия. А имена жезлам – одному «доброта», это есть завет новый, добрый и удивления достойный, о котором Сам Сын сказал: «красен добротою паче сынов человеческих» (Пс.49:3); другой же – «у́же», то есть часть, чтобы разумели мы закон, имевший назначение воспитывать часть157, Богу отделенную, как написано: «егда разделяше Вышний языки, яко разсекая сыны Адамовы, постави пределы языков по числу ангелов Божиих. И бысть часть Господня, людие Его Иаков; у́же наследия Его Израиль» (Втор.32:8–9). Итак, возвещается, что сими двумя жезлами Великий Архипастырь будет пасти овец своих. Непреложно слово сие, ибо Он собрал в один двор и от Израиля и от язычников, предлагая им в пищу подзаконное и евангельское воспитание, предоставляя в пользование как бы некое духовное пастбище и обильно утучняя.

Зах.11:8–9. И погублю три пастыри в месяц един, и отягчает душа моя на ня: ибо души их рыкаху на мя. И рех: не имам пасти вас: умирающее да умрет, и исчезающее да исчезнет, и прочая да пояст кийждо плоть ближняго своего.

После того как открылся уже истинный и добрый Пастырь, было, конечно, весьма целесообразно, даже более – необходимо, чтобы устранены были наконец наемники и лжепастыри, то есть руководители Иудеев по закону, из которых одни заколали овец, но не раскаивались, а другие, продавая их, говорили: благословен Господь и обогатихомся. Но кого же, спросит кто-нибудь, называет тремя пастырями и каким образом погибнут они, как говорит, в один месяц, – вот об этом теперь и будем рассуждать, приводя для доказательства места из священных писаний. Итак, думаю я, что тремя пастырями называет священнодействующих по закону и постановленных над народом судей, и кроме них книжников или законников, ибо они пасли Израиля. Имевшие достоинство священства происходили из одного колена Левия и о них говорил Малахия: «устне иереовы сохранят разум, и закона взыщут от уст его» (Мал.2:7). Получившие же власть судить, хотя они и были избираемы, но поставлялись из всякого колена. Равным образом, думаю, и книжники, или, как я только что сказал, законники, присутствовавшие всегда рядом с поставленными для суда и приводившие для подтверждения слова закона в каждом деле. Что священносовершители божественных тайн, как я сказал, происходили из одного колена Левия, для подтверждения сего нет нужды ни в одном доказательстве. А что судьи, как законоучители, были избираемы из всякого колена, в этом удостоверит блаженный Моисей, говоря во Второзаконии сынам Израилевым: «судии и книгочии поставиши себе во всех градех твоих, яже Господь Бог твой дает тебе по племенам, и да судят людем суд праведный. Да не уклонят суда, ниже познают лица, ниже да возмут даров: дары бо ослепляют очи мудрых и отмещут словеса праведных» (Втор.16:18–19). Итак, три пастыря суть священники, судьи и сведущие в писаниях закона, то есть законники.

Найдем мы, что и Сам Господь наш Иисус Христос раздельно оплакивает фарисеев и книжников и законников. Так Он говорил: «горе вам книжници и фарисее» (Лк.11:44), и когда Он говорил это, к Нему подошел некто из законников, говоря: «учителю, сия глаголя и нам досаждаеши. Он же, сказано, рече: и вам законником горе, яко накладаете на человеки бремена не удобь носима, и сами единем перстом вашим не прикасаетеся им» (Лк.11:45–46). Знаю также, что и царствовавшие в свое время в Иерусалиме из колена Иудова в отношении к подчиненным народам исполняли назначение пастырей. Но так как, когда родился Христос, царский род уже исчез, или лишился власти (ибо над Иудеею начальствовали тогда Ирод сын Антипатра из Аскалона и Понтий Пилат), то и вынуждены мы были умолчать о царях из колена Иудова. А что они уже исчезли с рождением Христа, в этом удостоверит написанное: «не оскудеет князь от Иуды, и вождь от чресл его, дóндеже приидут отложеная ему: и той чаяние языков» (Быт.49:10). Следовательно: если пришло, наконец, и родилось чаяние языков, то есть Христос, то необходимо оскудел князь от Иуды и вождь от чресл его. Итак, три пастыря, как говорил я, суть священники и судьи и законоучители, кои и остались при своей власти, то есть при должности и месте, и до времен пришествия (Христова). Они погибают, и весьма справедливо, в один месяц. Так как они убили Начальника жизни, то посему и истребляются, и как бы в один месяц, в который понес за нас заклание Еммануил. Правда, и после крестной смерти Спасителя оставались еще управляющие Израилем, пока Вседержитель Бог долготерпел, сострадал к ним и призывал к покаянию; однако, что касается данного о сем определения Божия, то мы утверждаем, что они погибли в то именно время, когда, как я сказал, предали крестной смерти Спасителя и Искупителя всех. Итак, они погибли в один месяц. В этих словах – о судьбе пастырей. К самим же пасомым относится определение: «не имам пасти вас» и: если решатся снедать и угрызать друг друга158: ибо без всякой пощады и сами снедали друг друга, и желающим похищать были отданы, как самая легкая добыча. Сказал также, и весьма справедливо, о трех пастырях, погибших в один месяц, что «отягчает душа моя на ня», то есть пошлю на них тяжкое наказание, – и что «души их рыкаху на мя», ибо ничем не отличаясь от диких зверей, они постоянно преследовали Христа и наконец привели к Пилату, говоря: возми, возми, распни Его. Напоминает об этом и устами Иеремии, говоря: «оставих дом мой, оставих достояние мое, дах возлюбленную душу мою в руки врагов ея. Бысть мне достояние мое, яко лев в дубраве, даде противу мене глас свой: сего ради возненавидех е» (Иер.12:7–8).

Зах.11:10–11. И прииму жезл Мой добрый, и отвергу его, яже разорити завет Мой, егоже завещах ко всем людем земли159. И разорится в день оный, и уразумеют Хананеи овцы хранимыя Мне, зане слово Господне есть.

Жезлом добрым называет воспитание чрез евангельское тайноводство, отличающееся красотой, разумеется духовной. А говоря, что отвергнет и разорит его, указывает, конечно, не на то, что отбросит и рассеет, разрушив его или уничтожив как бесполезный, – отнюдь нет. Напротив, я скажу, как следует понимать это. Пастыри, когда замечают какую-нибудь из овец отбившеюся от стада и далеко ушедшею от прочих, то всячески бросая в них жезл, тотчас пригоняют их пастись вместе с прочими. Итак, взяв образ от обычаев пастушеских, пророческое слово говорит, что отвержен будет жезл, – очевидно для язычников, ибо они были «сущими далече» (Еф.2:13), однако стали близкими чрез веру. Отвержен будет, говорит, жезл так, что по всей земле «разорится»160, то есть, как думаю, распространится и рассеется повсюду слово о Христе, или проповедь евангельская. Разорится (рассеется), говорит, «в день оный», то есть в то именно время, когда оживет поправший державу смерти Христос и скажет апостолам: «шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф.28:19). Тогда-то слово Спасителя нашего и прошло по всей поднебесной, и неложно можно сказать о святых апостолах: «во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Пс.18:5). А что не бесполезно для язычников отвержение и рассеяние по земле, или распространение и в их странах жезла доброго, или завета, который завещан не для одного уже Израиля, но для всех народов, – это мы и без особенного труда можем усмотреть, вникая в слово пророчества. «Разумеют, говорит, Хананеи (овцы) хранимыя (Мне), зане слово Господне есть». Хананеями называет язычников. Они же разумеются под овцами, хранимыми Христу, так как они соблюдены Ему и так как Сам Он есть «чаяние языков» (Быт.49:10). После того, как и в их странах распространился для всех данный завет, они уверовали, что «слово Господне есть»; ибо мы, призванные из язычников чрез веру, знаем, что в божественных и евангельских словах с нами беседует Сам Господь и рожденное от Бога по естеству и Единородное Слово Божие. Посему-то мы и поклоняемся Ему и Ему служим, оставив то древнее и бесславное заблуждение и отучившись от многобожия. И это было воспето к Нему устами Давида: «елика сотворил еси, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи» (Пс.85:9), «о имени Иисусове всяко колено поклонится, небесных, и земных, и преисподних: и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп.2:10–11).

Зах.11:12–13. И реку к ним: Аще добро пред вами есть, дадите161 мзду мою, или отрецытеся: и поставиша мзду мою тридесять сребреник. И рече Господь ко мне: вложи я в горнило, и смотри162 Аще искушено есть, имже образом искушен бых о них. И приях тридесять сребреник, и вложих их в храм Господень в горнило.

Евангельскими откровениями или жезлом добрым, то есть изрядным наставлением научены мы таинству домостроительства Единородного во плоти. Так мы услышали и уверовали, что будучи Бог, как я говорил, из Бога Отца (родшееся) Слово стало плотью и «вселися в ны» (Ин.1:14), снизошло в образе раба, будучи в образе и равенстве Родителя, «послушливо было даже до смерти, смерти же крестныя» (Флп.2:8), и будучи богато, ради нас обнищало, чтобы нищетой Его мы обогатились (2Кор.8:9). Ведь Он изъял нас от уз смерти, освободил от греха, явил сынами Божиими. Да и какого из благ не даровал нам? Притом мы знаем, что «куплены ценою» (1Кор.6:20, 7:23) «не истленными сребром или златом, но честною кровию яко агнца и пречиста Христа» (1Пет.1:18–19). Таким образом, мы оказываемся наконец должниками Ему и за собственную жизнь, ибо «аще един за всех умре, то убо вси умроша» (2Кор.5:14) Ему, и мы обязаны жить уже не для себя самих, но, по справедливому и прямому слову, для умершего за нас и воскресшего (2Кор.5:15). Посему-то и говорит: «аще добро пред вами», разумеется таинство домостроительства во плоти, – если, то есть, вы спасены чрез Него и находитесь в благополучном состоянии и познали Меня Спасителя и Искупителя, ради жизни всех смерть претерпевшего, то «дадите поставив, то есть отделив, мзду Мою, или отрецытеся». Впрочем, благоразумными оказались обратившиеся из язычников, так как они поставили награду, отнюдь, конечно, не равную, но все же хотя несколько соответственную тем благам, какие получили мы от Него: как Он умер за нас, так и мы положили души за близость к Нему и любовь, святым же мученикам можно говорить: «кто ны разлучит от любве Божия? скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или мечь» (Рим.8:35): ибо ничто не победило душевной силы святых. Итак, на подобие Христа с нами отчасти указывается в словах: даны в мзду Его тридцать сребреников. Ведь предатель, поистине гнуснейший и богоненавистный Иуда, взяв тридцать динариев, предал Христа убийцам и Виновника нашего спасения продал злодеям. От язычников же в награду за Него принесены были тридцать сребреников, которые и брошены по повелению Божию в горнило, подвергаясь весьма хорошему испытанию, подобно тому как и Сам Христос был искушен за нас; ибо не без испытания будет вера наша у всеведущего Бога, и не без искушения жизнь, но как говорит блаженный Павел: «когождо дело, яковоже есть, огнь искусит» (1Кор.3:13). Написано и о Христе, что «внезапу приидет в церковь свою (Господь), Его же вы ищите, и Ангел завета, Его же вы хощете: се грядет, глаголет Господь Вседержитель. И кто стерпит день пришествия Его, или кто постоит в видении Его? зане Той сходит, яко огнь горнила, яко мыло перущих. И сядет разваряя и очищая яко сребро, и яко злато» (Мал.3:1–3). Поет и божественный Давид, как бы от лица всякого уверовавшего во Христа и хотящего жить евангельски: «искуси мя Господи, и испытай мя, разжзи утробы моя и сердце мое» (Пс.25:2). Впрочем пророк говорит, что горнило – в храме Божием; ибо церковь Христова испытывает жизнь каждого и искренность любви ко Христу и, имея дар различения духов (1Кор.11:10), точно знает, кто говорит Духом Святым, называя Господом Иисуса, а кто (говорит) веельзевулом, произнося на Него анафему (1Кор.12:3); кто истинные поклонники, а кто опять – как волки приходящие к нам в одеждах овец.

Зах.11:14. И отвергох жезл вторый у́же, еже разорити завет, иже посреде Иуды и посреде Израиля.

Сказал, что два жезла приимет Христос и таким образом будет пасти ими собственных овец, очевидно святое множество призванных чрез веру. И жезл добрый, говорили мы, есть наставление или проповедь евангельская, а второй – ветхий завет, то есть данный Израилю в помощь по слову пророка: «закон бо, говорит, в помощь даде» (Ис.8:20). А что не одними только евангельскими наставлениями должно было воспитываться множество язычников, но и теми древними и чрез Моисея данными заповедями, очевидно, при преобразовании подзаконной сени в истину, – и это ясно открывает в предлежащих нам словах. Как добрый жезл, по словам Пророка, был отвергнут и рассеян, – то есть как евангельское наставление в странах Хананейских, распространенное, очевидно, святыми апостолами, – так отвергнут и второй жезл или наставление, то есть уже или закон, в качестве завета поставленный Богом между Иудою и между Израилем, то есть между всем родом Израильским; ибо Иудою называет два колена, бывших в Иерусалиме, разумею само колено Иуды и Вениамина, Израилем же – остальные десять, расположившиеся в Самарии с Иеровоамом (во главе). Итак, Хананеям дан и закон, ибо он тайноводствуется, как я говорил, как законными, так и евангельскими откровениями. Посему и Спаситель говорил: «не мните, яко приидох разорити закон, не приидох разорити, но исполнити. Глаголю бо вам: дóндеже прейдет небо и земля, иота едина, или едина черта не прейдет от закона, дóндеже вся будут» (Мф.5:17–18). Так, исполняет закон, уча тому, что выше закона, и не вне закона ставя руководимого, как например в словах: «слышасте, яко речено бысть древним: не убиеши: иже Аще убиет, повинен есть суду. Аз же глаголю вам, яко всяк гневаяйся на брата своего всуе, повинен есть суду» (Мф.5:21–22). И опять: «слышасте, яко речено бысть древним: не прелюбы сотвориши. Аз же глаголю вам, яко всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем» (Мф.5:27–28). Таким образом заповедь: не убий всецело исполняется только при устранении гнева, который есть корень и источник убийства. Так и всецелым недопущением пожеланий или воздержанием от удовольствий, совершенно уничтожается прелюбодеяние, подобно тому, говорим мы, как вместе с корнями непременно засыхают и вышедшие из них отростки и уже совсем не растут более.

Зах.11:15–16. И рече Господь ко мне: еще приими себе сосуды пастырски, пастыря неискусна. Зане се аз воздвигну пастыря163 на землю: погибающаго не посетит, и расточеннаго не имать взыскати, и сокрушеннаго не имать исцелити, и здраваго не имать направити, и мяса избранных пояст, и глезны их избиет.

Когда пастырь добрый, мудрый и опытный, то есть Христос, отверг два жезла и рассеял по странам Хананейским прежде объясненным уже образом, то некоторые познали, что Он есть Слово Господне: ибо уверовали, как я сказал, что Бог сый, из Бога Отца неизреченно рожденное Слово, после того как стало подобно нам и явилось пастыреначальником всех (1Пет.5:4), предложило им в тайноводство и в точное познание тайны о Себе Самом евангельское наставление и световодство, и при том также и законное. Таковы именно суть два жезла, которыми, как говорили мы, пасет нас Христос «на пажити блазе и на месте тучне», как написано (Иез.34:14). Но не поняв тайны, не познав и жезла доброго, то есть проповеди евангельской, и сверх того обесславив этим второй жезл, имя которому уже, то есть закон Моисеев, Иудеи не пришли к вере, не познали законом и пророками Предреченного. И это ясно говорил им Сам Спаситель: «не мните, яко Аз реку на вы ко Отцу: есть, иже на вы глаголет, Моисей, наньже вы уповаете. Аще бо бысте веровали Моисею, веровали бо бысте и Мне, о Мне бо той писа. Аще ли того писанием не веруете, како Моим глаголом веру имете?» (Ин.5:45–47) Итак, нет никакого сомнения в том, что они не верили ни Писаниям Моисея, ни речам Спасителя. Так как они не приняли познания истины, «сего ради, говорит мудрейший Павел, «послет им Бог действо лсти, во еже веровати им лжи» (2Фес.2:11). Действием льсти называет антихриста, присоединившись к которому Иудеи будут осуждены, и верен будет Спаситель, говорящий им, впавшим в неверие: «Аз приидох во имя Отца Моего, и не приемлете Мене: Аще ин приидет во имя свое, того приемлете» (Ин.5:43). Что Иудеи немедля примут имеющего явиться в свое время сына беззакония, «противника и превозносящагося паче всякаго глаголемаго Бога или чтилища, якоже ему сести в церкви Божией аки богу, показующу себе, яко бог есть» (2Фес.2:4), не умеющего пасти хорошо и с опытностью, Бог повелевает пророку типически предсказать это, говоря так: «еще приими себе сосуды пастырски, пастыря неискусна». Ведь достойнейшие и опытные в своем деле пастыри имеют тонкие жезлы, чтобы, если и представится случай ударить, не сокрушить ударяемое. Невежественный же в этом деле и весьма неопытный в пастырском искусстве толстыми палками сокрушает их. Вот это, думаю, и означают сосуды пастырские пастыря неискусного. Так как некогда сын беззакония, облеченный царскою честью, имеет открыться живущим на земле, кажется, в образе пастыря, не дающего никакой пощады ни народам под его властью, ни народам вне его власти, то посему и говорит: «се аз воздвигну пастыря на землю: погибающаго не посетит». Это подобно тому, как если бы сказал: впадшее в маловерие не утвердит тайноводствами. «И расточеннаго не имать взыскати». Заблудившееся, говорит, с прямого пути и обыкновенно отделяющееся от стада не будет искать, то есть не изменит в лучшее и правое. «И сокрушеннаго не имать исцелити». Сокрушается же кто-нибудь или порабощаемый порочным удовольствием и как бы не сносящий тяжести сладострастия, или увлекаемый заблуждениями нечестивых еретиков и не имеющий здравого ума к следованию правой вере. Этого опять исцеляет добрый пастырь. А неискусный «и здраваго не имать направити и мяса избранных пояст и глезны их избиет»: ибо сын беззакония будет воинствовать с святыми, и устремляя на них необузданный гнев, будет как бы разделять мясо и поядать наподобие дикого зверя. «И глезны избиет», чтобы никто не мог идти прямо, – будет принуждать поклониться ему, поражая чудесами, ибо пришествие его будет по действию сатаны, и силою веельзевула сотворит знамения, чтобы, если возможно, прельстить и избранных (2Фес.2и Мф.24:24), – и как говорит Спаситель: «не бы спаслася всяка плоть» (Мф.24:22), при неистовствующем против всех его жестоковластии. «Избранных же ради прекратятся дние оны» (Мф.24:22); ибо убиет его Господь Духом «и упразднит явлением пришествия своего» (2Фес.2:8).

Зах.11:17. О пасущии суетная, и оставлшии овец, мечь на мышцу его, и на око ему десное: мышца его изсыхающи изсхнет, и око ему десное ослепая ослепнет.

Сказав однажды о пастыре неискусном, как бы скорбит уже о пастырях недобрых и выражается весьма обще, предвозвещая то, что должно случиться с имеющими такое настроение. Итак заметь, как уже получают они наказание за свое легкомыслие, и как по свойственной Его природе кротости Он и соболезнует и вместе с тем обвиняет за то, что они стали пастырями суетных, то есть ревнителями о преходящем, и так легкомысленны, что радовались бедственно погибшим овцам. Так одни, продавая, говорили: благословен Господь, и обогатихомся, другие заколали и нисколько о них не печалились: ибо обязанность право пасти не имела у них никакого значения. Таковы же были руководители Иудеев, затворявшие царствие небесное, по слову Христа, и сами не входившие и другим не допускавшие входить, но обходившие море и сушу, дабы сотворить единого пришельца и, если это случалось, делавшие его сыном геенны сугубейшим их самих (Мф.23:14–15). Итак, что же случится с столь худыми пастырями? – «Мечь, говорит, на мышцу его, и на око ему десное». Мышца же принимается в значении и образе духовной действенности. И как избранною для божественного жертвенника во святой скинии частью заколаемых животных и священным приношением Богу была мышца, то этим, думаю, прикровенно указывается на то, что Богу должно посвящать свою силу как телесную, так и духовную. Что мышца означает силу, в этом удостоверит некто из святых, обратившийся к Богу всяческих с словами: «величием мышцы твоея да окаменятся» (Исх.15:16). Глаз же понимается как образ ума. Итак, не пасущий право испытает повреждение мышцы и глаза, то есть будет лишен силы телесной и духовной. Он не в состоянии будет совершить что-нибудь доброго, если Бог не укрепляет его. Омрачится он и умом, оказываясь и действительно и умственно непричастным божественному свету; ибо он не возможет сказать с дерзновением: «яко Ты просветиши светильник мой Господи: Боже мой просветиши тьму мою» (Пс.17:29). Правая же мышца есть та, которая отрубается мечом, правый и глаз ослепляется: ибо ничего правого у иудейского народа, ни доброго дела..... как говорит Павел: «даже до днесь, внегда чтется Моисей, покрывало на сердце их лежит» (2Кор.3:15). Поет о них и Давид в одном месте: «да помрачатся очи их еже не видети» (Пс.68:24). Итак, все у них левое, назовешь ли мысль или образ жизни или другое что из того, в чем уверены они. Знаю, что отнятие левого принесло бы пользу тем, кои подверглись бы ему (отнятию), ибо отвержение неправоты164 освободило бы их от вины и всякой глупости. Напротив, в высшей мере была бы вредна потеря правого, ибо несомненно влечет ко всему постыдному и мерзостному. Но Иудеям подобает, и вполне справедливо, терпеть лишение в правом; нам же сущим во Христе – отвергнуть левое и хвалиться правым.

* * *

149

У Кирилла, как и в большей части списков LXX, читается ἀυτῶν (их); славянское же моея следует александр. код. и нек. другим.

150

Так читается в славянской Библии одинаково с евр. У Кирилла же и у LXX (Ват. Алекс. Син. и др.) вместо слов разумом и учением читается ποιμάινοντες μετ ἐπιστήμης, т. е. пася с знанием.

151

В Acta Pilati, сар. 2, §. 3–4, ed. Tischendorf, Evangelia apocrypha, р. 215–216 и 323–324 и F. С. Conybeare в Studia Biblica et eccleiastica, Oxford, 1986, vol. IV p. 83–84, – ср. Ин.8:41.

152

В издании Ауберта вместо δείμασι (соб. страхами) стоит δείγμασιν (проявлениями, доказательствами).

153

Буквально сходное с св. Кириллом читается у Поллукса: – ἡ τῶν ἳππων καὶ ἡμιονων διὰ μυκτήρων ἠχὴ ἀγρίω φυσήματι ἐκπίπτουσα (Пассов в обр. Роста и др. к эт. сл.). В переносном смысле φρύαγμα означает гордость, надутость. О вздутии (слав. шуме) Иордана употр. еще у LХХ у Иер.12:5.

154

В слав. Библ. нет. второго коегождо, как и в греч. и евр.

155

Здесь есть пропуск, но смысл речи нисколько от сего не нарушается.

156

т. о. служению в духе давать значение бескровной жертвы.

157

σχοινισμα=σχοινος – тростник, веревка из тростника, служившая мерою для измерения земли, я также и отмеренный кусок земли новым поселенцам.

158

Разумеются слова καὶ τα καταλοιπα... и прочая да пояст кийждо плоть ближняго своего.

159

Слова земли в тепер. слав. нет, как и в древн. Греч. и Вульг. Евр. и Сир., но есть в нек. поздн. Греч. и Слав. Острож.

160

διασκεδασθηναι, соб.: рассыпан будет.

161

У св. Кир. после слова δότε (дадите) прибавлено στήσαντες (поставив) одинаково с код. Алекс. и др.

162

σκέψαι, как одни, но у св. Кирилла здесь, по изд. Миня, читается σκέψομαι, как Ватик. и др. нек.

163

Кир. прибавляет здесь ἀπειρον (неискусного), как и в Син. поздн. попр. (א. с. а) и нек. греч. и Слав. Острож.

164

букв. левого.



Источник:

Перевод П.И. Казанского, под ред. М.Д. Муретова.

Комментарии для сайта Cackle