архимандрит Клеопа (Илие)

Поучения сердца моего

Рассказы

Беседа в поезде

Ехал я однажды на поезде из Пашкань в Бакэу. Я, чтобы не сидеть вместе с курящими, взял билет и сел в вагон из тех, что посолидней. Думаю: «Сяду хотя бы туда, где не «кадят» курильщики», – а то у меня голова болит от табачного дыма. Зашёл я туда в вагон один и не знал, кто ещё придёт. Занял себе место и сидел там, ждал, когда тронется поезд.

И вот ближе к отправлению вошла группа старших офицеров, ехали они в военное училище. Начиная с лейтенантов до майоров, полковников. Был среди них и старший унтер-офицер с супругой. Он был из Подолень. Я, оказавшись в вагоне среди офицеров, как монах, думал: какой у меня с ними может быть разговор? Напевал себе своё «Господи Иисусе»85 и сидел там тихонечко, я ведь знал, что ехать мне с ними 2 часа – столько было от Пашкань до Бакэу, а там я должен был пересесть на поезд в сторону Таркэу, до Лунка Стрымбэ, в направлении к долине реки Бйстрица. Ехал я к отцу Кассиану, который был настоятелем в Таркэу, и к отцу Ианнуарию.

Это было в 1957 году. Сидел я себе там и хотел только одного – покоя. Вот так вот, монах в вагоне, полном офицеров.

Но вот один из них, помельче такой, чтобы не молчать, решил тут отпустить шуточку и говорит:

– Ну вот, поезд этот будет ехать славно, у нас же тут сидит поп!

Знаешь, у них есть такая примета, что если встретишься с попом, то это не к добру! Есть у них такие предрассудки: «Встретил попа – нехорош выход!», «Поп да порожние вёдра – дурная встреча!» Но он теперь сказал, что им повезёт. Я молчал.

– Слышь, а если уж тут сидит поп, то, может, он расскажет нам ту сказочку про Бога? Ведь поговаривали, будто какой-то «старикашка» создал небо, и землю, и звёзды, и горы, и море...

Ты слыхал? «Старикашка»!

Я всё молчал. «Оставь их в покое, они же офицеры. Шутят себе, смеются. Зачем мне с ними спорить?» Но вот подходит один из них и садится прямо передо мной:

– Откуда ты, батюшка?

А я, зачем им говорить: «Сихастрия»? Говорю:

– Из Нямецкого монастыря, – ведь о нём знают все.

– Куда едешь?

– Да вон в скит один, в Таркэу.

– А я из Хряска-Дорохой.

Это был лейтенант. Протягивает мне пригоршню черешни. Отличная такая черешня! Тогда стояла пора черешни.

– Благодарю вас!

– Батюшка, а откуда вы родом?

– Из Сулицы уезда Ботошань.

– Ну... да мы с вами совсем соседи.

Так мы и разговорились. Другой встаёт:

– Батюшка, вы не возражаете? Вы кто? Священник, профессор, учитель, кто вы?

– Да я простой монах. Тоже вот еду сюда, до Бакэу.

– Слышь, вот им, всем нашим, любопытно, чтобы вы рассказали нам что-нибудь о Боге! Что это за сказка была такая, про Бога? В этой вашей Библии говорится, будто Бог создал небо, землю, мир, а у нас другая концепция мира.

– Ну вот что, братья. Но только сначала дадите мне честное слово, что не рассердитесь? Я ведь простой монах, но если начну рассказывать вам эту «сказку про Бога», то этому поезду надо будет трижды объехать вокруг всего земного шара, а я всё не смогу её закончить, такая она длинная!

– Ты слышишь, что говорит поп!

– И ужасно интересная! – говорю.– Когда мы начнём эту «сказку про Бога», то она же с песней! Посмотрите, какая она длинная.

– Батюшка, даём честное слово. И кто рассердится, тот просто сумасшедший.

–    Мы хотим порасспрашивать вас! Вы у нас тут один монах, а мы все офицеры, едем в Бакэу. Ну как, батюшка?

Поезд ещё не тронулся. Когда он тронулся, я встал и перекрестился. Они нет. Это их дело. Тут встаёт майор – я не мог этого знать, у него была звёздочка и галун вдоль погона. Они сказали мне, что он майор, а я не знал. Говорю:

– Простите меня, вы зашли сюда в вагон с офицерами, но я служил, когда ещё были те погоны, с нашивками. В этих звёздочках я не разбираюсь, вижу, что у вас звёздочки, по две, по три на плечах. Так что если вдруг я обращусь не так к кому-нибудь из вас, то не сердитесь, я ведь не разбираюсь в отличиях, я же у нас там в монастыре бедный монах!

– Батюшка, – представились они, – я полковник.

– Я подполковник.

– Я майор.

– Я капитан.

И майор говорит так:

– Батюшка, вот что, я хочу тебе что-то сказать. Не абсурд ли это – верить в то, чего не видно? Вы говорите, что Бог существует, а видел ли Его хоть кто-нибудь когда-нибудь? Ну это же безумие – верить в то, чего не видно!

– Господа,– говорю,– я с самого начала сказал вам: вы даёте честное слово, что не рассердитесь? А то мы с вами сейчас начнём серьёзный разговор!

– Ну ты только послушай этого попа! Даём, батюшка, как же не дать!

– Вижу, что вы люди умные, а я дурак, однако начнём «сказку про Бога» так, как понимаем её мы. И вот что, господа: я сразу же скажу вам, что все вы, сидящие в этом вагоне, безумные!

– Да ты только послушай попа, он называет нас безумными!

– Конечно! И если я не прав, то на первой же станции сдайте меня вокзальной полиции! Если я не прав. Но сначала покажу вам, почему я называю вас безумными.

Я говорил себе: «Ну ладно, здесь речь идёт о том, чтобы я исповедал Бога! Неважно, что за этим последует». Я был рад этому.

– Прежде всего потому, что Дух Святой говорит в Псалтири, в нашем Писании, в начале 13-го и в начале 52-го псалмов: рече безумен в сердце своем: несть Бог. Второе. Вы, а ну-ка подойдите сюда! Это вы сказали, что это безумие – верить в то, чего не видно?

– Да, я!

– Так я же сказал вам, что у вас всех нет ума. Все вы безумцы. А знаете почему? У меня есть полное право называть вас безумными.

– Но почему же?

– Потому что я ни разу не видел ни у кого из вас ума! А тогда не безумие ли верить, что у вас есть ум, если я его не видел?

– Ты посмотри, поп мигом разделал нас под орех! – то есть с ходу.

Они сами смеялись друг над дружкой. Разговор получался и красивым, и серьёзным, и смешным.

– Так как же мне поверить, что у вас есть ум, если я его ни разу не видел с тех самых пор, как появился на свет? Ни у вас, ни у кого-либо ещё. А какой он? Белый, чёрный, красный, зелёный? Какой он формы? Квадратный, прямоугольный, шестигранный? Какая у него, господин, форма, какой цвет? А его можно потрогать руками, или он какой? Если вы покажете мне эти свойства ума, тогда я скажу, что у вас есть ум, а если нет – то его у вас вообще нет! Потому что я не видел его никогда, ни цвет его, ни форму.

– Ты погляди на этого попа! Ты можешь возразить ему что-нибудь?

– Ну так если ты не мог чуточку помолчать! Эх, дурак, ты неудачно поставил проблему!

Они называли друг друга дураками.

– Ну погоди, вот поп задаст тебе сейчас делов!

– Кроме того, считаем ли мы, что все люди на земле имеют ум? Считаем. Хотя его и не видно. Вот один аргумент – все люди считают, что у них есть ум! И вы верите, и я, но ум при этом мы не видим. А жизнь вы видели когда-нибудь? Кто видел когда-нибудь жизнь в человеке? И при всём том, кто говорит о себе, что он мёртв, когда он жив и имеет жизнь? Так видна ли жизнь?

– Не видна!

– А тогда не безумие ли – верить, что у людей есть жизнь? Если мы её не видим.

– Но жизнь проявляется, батюшка!

– Очень хорошо. По её проявлениям мы верим, что она существует, при том что ты её не видишь. Точно так же и Бог. Каковы Его проявления в мире? – и начал перечислять им все силы души. – Вы обладаете воображением?

– Да.

– Вы его видели когда-нибудь? Нет! Вы обладаете гневом? Видели вы его когда-нибудь? Вы обладаете мышлением, разумом? А видели вы его когда-нибудь? Есть ли у вас желание? Есть, потому что это силы души – разумная, гневная и вожделевающая. У вас имеется вегетативная часть. Вы видели её когда-нибудь? А ты знаешь, как ты растёшь? Может, ты видел когда-нибудь, как ты растёшь?

Кроме того, у вас есть силы души, каковы: мышление, избирательность, решимость, скорбь, печаль, радость. Вы их видели когда-нибудь, ведь это же душевные силы?

Писание говорит нам, что человек – образ и подобие Божие (см.: Быт. 1, 26). Но не по наружной форме, а по душевной.

Вот сколько сил имеется у души! И ни гнева, ни разума, ни желания, ни радости, ни печали, ни скорби, ни воображения, ни свободной воли, ни жизни, ни ума не видел никто. А все они существуют. И мирская философия учит, что существуют эти силы души. А душу вы видели когда-нибудь?

– Так в том-то и дело, что её нет!

– Как нет? Если бы у тебя не было души, ты не говорил бы со мной! Ты не мог бы и глазом моргнуть без Бога, если бы в тебе не было души. И видите, сколько всего – и жизнь, и ум, и свободная воля, и разум, и гнев, и радость, и печаль, и желание, – во что верят все, хотя этого и не видно. Все способности души невидимы, все её силы – по образу и подобию Божию, ведь Бог невидим. А человек является образом Божиим на земле – в том, что касается души: ум, слово и дух.

Ты видел когда-нибудь слово? А ты видел свой дух, благодаря которому ты говоришь? Вот сколько невидимых сил и способностей имеется у нашей души, и поэтому она является образом и подобием Божиим! И вы их не видели. Однако все верят, что у человека бывает и радость, и гнев, и печаль. Есть у него и желание, и разум, и свободная воля, есть жизнь, есть и ум?..

– Слушай, – сказал один, – лучше бы ты молчал! Ты не так поставил проблему! Да это, наверно, какой-нибудь директор семинарии!

– Да нет, он же нам сказал правду! Ты видишь, что все мы верим, что всё это есть и существует в человеке, а его самого не видно!

– А ты сказал, что это безумие – верить в то, чего не видишь! Теперь ты понял, что ты всех делаешь безумными, потому что всё это есть, и мы в него верим, не видя его.

Посидели они так, посидели, и тут встаёт врач:

– Батюшка, да ну его к лешему! Вот я – главный врач. Провожу операции и лезу со скальпелем в кишки человека, разрезаю ему горло, отрубаю ноги – режу, оперирую вот уже 30 лет, но ни разу так и не нащупал душу! Так как же мне поверить, что она существует, если я скальпелем не добрался до неё?

– Ты врач?

– Да!

– И потому не веришь, что существует душа, что не видишь её?

– Да!

– А ты и подобные тебе врачи верите, что в этом мире существует боль?

– Существует, батюшка!

– А я не верю! Это безумие – верить, когда я не видел её!

– Существует, батюшка!

– А когда ты его резал там скальпелем и человек этот кричал и корчился в когтях смерти, ты боль не видел?

– Нет. Её не видно!

– А душу хочешь увидеть? Но ведь боль – это одно из телесных, естественных свойств человека, и она связана с душевными свойствами. И как ты не можешь увидеть боль, так же не можешь увидеть и душу. Тем более, что душа – это дух.

– Слышишь, ты со своим врачеванием тоже глупости городишь! Он поразил тебя прямо в десяточку! Ты не видел боль? А кто, к диаволу, видел боль? Но ведь все верят, что боль есть.

– Ты посмотри, да он и тебе заткнул рот!

– Ну, и влезли мы с вами тут прямо к чёрту в зубы!

– Но здорово-то как! Надо будет рассказать об этом и другим. Расскажи нам ещё что-нибудь, батюшка!

Тут встаёт один из них:

– Батюшка, во все времена было известно, что Церковь против науки. Вот посмотри, русские создали теперь спутник, который облетел землю трижды с Юрием Гагариным на борту, и вот он благополучно приземлился!

– И что с того?

– Таковы плоды и успехи науки без религии!

– Да ничего вы не достигли!

– Ты слышишь, он против науки! Он, видно, такой же, как тот, который был против Галилео Галилея!

– Постойте, я скажу вам! Знаете, чего вы достигли? Если пчела выползет из своего улья и облетит вокруг него, то претендует ли она на то, чтобы знать, что происходит во всём мире? Вот то же самое сделал и человек до сих пор! Он едва выбрался из своего дупла, облетел дупло, в котором обитает, а ему уже кажется, будто он совершил какое-то важное дело!

– Ну ты послушай его!

– Он ещё не создал даже столько науки, сколько муравей, когда переползает с вот этого пальца на другой! Все учёные на свете, вместе взятые, и на Западе, и на Востоке. И постойте, вот с этого самого момента нам с вами нужно будет о многом сказать!

– Ну и красивый же выходит разговор!

– Красивый ли он, горький ли, сладкий ли, но я теперь уже до конца выскажу вам всё, что касается этой «сказки», да только вот, – говорю, – уже приближается вокзал Бакэу! Вы знаете Большую Медведицу на небе и Малую Медведицу – Большую Колесницу и Малую86, Полярную звезду? (Мы ведь в армии проводили ночное ориентирование.)

– Да.

– Так вот что! Астрономия и наука с её крупнейшими учёными говорят, что в Большой Медведице расстояние между одним задним колесом, где находится облучок, и другим (ось Большой небесной Колесницы) составляет 1300 световых лет, а свет движется со скоростью 300.000 км/сек. Это ось Большой Колесницы. Чтобы добраться от одного колеса до другого, тебе нужно 1300 лет лететь со скоростью света. А сколько же будет до переднего колеса, и сколько до дышла, и сколько до Перепёлки, которая погоняет быков с облучка?

– А кто такая эта Перепёлка?

– Это одна маленькая звёздочка там! А какова длина Большой Колесницы, скажи мне!

– Ой, как интересно! А кто это сказал?

– Камиль Фламмарион. У меня был Камиль Фламмарион, «Бог в природе». Это крупный французской философ прошлого века87. Да, – говорю, – вы видите звезду, которая, когда восходит, словно вальсирует в разных цветах, это Альфа Центавра. Вся астрономия указывает на то, что Альфа Центавра – это соседняя с нашей солнечной системой звезда. Солнечная система состоит из девяти планет, вместе с солнцем их десять. И до нашей самой ближней соседки, она ведь прямо вот тут за забором, расстояние – миллион световых лет! А теперь прошу вас, прикиньте, чего достиг Юрий Гагарин?

– Да ничего он не достиг, батюшка!

– Кроме того. Окружность земли равняется 36.000 км. Итак, 36.000 км он пролетел на своём спутнике, а дотуда – миллион лет лёту, если лететь со скоростью света! Прикиньте, – говорю, – чего достиг человек в сравнении с межзвёздными или межпланетными расстояниями!

– Это неисчислимо.

– Постойте, я скажу вам и нечто другое, посерьёзней. Бог открывает Свои дела не в великом, а в малом, как говорит святой Никодим Святогорец. Задумайтесь только, что в одном игольном ушке содержится 8 сикстилионов атомов – это же астрономические цифры! Один сикстилион – это единица с 21 нулём. Чтобы сосчитать эти атомы, содержащиеся в одном игольном ушке, человеку надо будет прожить 250.000 лет и считать при этом в секунду больше чем по миллиарду атомов. А теперь скажите мне, пожалуйста, сколько атомов в одном игольном ушке, и как вы их разделите, и как дивен Бог, что в одно игольное ушко вместил столько атомов! Чего же тогда достиг человек с наукой до сих пор?

– Это невообразимо!

– Постойте, я скажу вам и другое, ещё более удивительное. На острие иглы покоятся 16 миллиардов ионов,– это тела, которые намного меньше атомов (Камиль Фламмарион хотел особо подчеркнуть для атеистов, живущих за Рейном,88 что значит жизнь, ведь они бились над тем, чтобы создать живую клетку, это в те-то времена, когда и сегодня они её так и не создали, ведь жизнь даётся только от Бога). А для этих ионов, которых ум человеческий постичь не может, настолько они малы, какие же нужны приборы? Ведь если бы у тебя был прибор, в котором блоха казалась бы больше горы Чахлэу, то ты всё равно не разглядел бы ни одного иона в атмосфере! Но стало известно, что эти ионы тоже выстраиваются, словно добры молодцы, в хоровод и пляшут, и в них тоже есть жизнь!

«А теперь, господа с того берега Рейна, – говорит Камиль Фламмарион, он ведь состязался с немцами, – прошу вас, отделите форму от материи и жизнь от твари. Если бы я не боялся пантеизма, – пантеисты учили, что всякая тварь есть Бог, – то я сказал бы, что Бог есть во всякой травинке и всяком теле. Но я скажу иначе, что Бог есть во всём Своём творении». В самом малом зародыше материи под небом видна рука Божия и есть жизнь, которую вложил Бог!

А теперь я хочу сказать вам одну вещь. Когда мы видим силу Божию, что в микромире действует столько невыразимых и непостижимых уму человеческому чудес, когда мы видим, что и там есть жизнь, в этих маленьких частицах материи, которые никогда не смогут быть увидены невооруженным глазом, то если бы мы не боялись пантеизма, мы сказали бы, что Бог – это душа природы, всей природы. Но это не так. Бог существует, как говорит великий апостол Павел, ибо всё из Него, Им и к Нему (Рим. 11, 36)!

И, рассказывая им, я вижу, что приближается вокзал Бакэу, и мне пора выходить. Большой был разговор. Я только вошёл в тему. Я сказал им, что рассказ длинный:

– Вы и глазом моргнуть не можете без Бога, братия!

– Но почему же, батюшка?

Жизнь от Бога Жизнодавца, а если ты умер, то попробуй-ка моргни глазом, если сможешь! Ты сможешь моргнуть глазом, когда умрёшь?..

Всю эту мою проповедь я вам здесь не передаю. Так, вкратце говорю, как всё было. Два часа мы с ними говорили. И расстались:

– Господа, нам очень жаль, что надо расставаться!

Правду говорю вам: одни целовали меня в щёку, другие протягивали мне черешню, третьи конфеты. Передали мне и поминальные записки:

– Батюшка, мы хотим написать тебе письмо. Но скажи, какое же у тебя образование? Ты, должно быть, директор, профессор какой-нибудь семинарии?

– Я скажу вам, а вы верьте, если хотите! Я простой чабан и пасу монастырских овец.

– И куда же ты сейчас идёшь?

– Да в один скит. Я чабан. Но если бы вам посчастливилось поговорить с настоятелем монастыря или с епископом, то вы увидели бы, сколько знает он!

– Ну ты слышишь? Да это же чудо!

– Вы встретились с монастырским чабаном, а если бы встретились с настоятелем или каким-нибудь преподавателем семинарии из тех солидных людей, у которых есть образование, то увидели бы, что они вам расскажут, – говорю.

– Да, зря мы живём, зря! Мы же просто дураки какие-то! Да, что же нам рассказал этот поп!

Я много говорил им о звёздах, о движении Ориона; сказал, сколько ветров дует на лице земли, и как называется каждый, и как формируются ветры, по святому Иоанну Дамаскину;89 о зодиаке и сколько градусов у каждого зодиака, говорил им подробно по святому Василию Великому, из «Шестоднева».

Мне ещё только предстояло углубиться в «Шестоднев», где сказано о жизни крупных рыб, о жизни цветов, о жизни небесных звёзд, у меня ведь было что сказать от великого Василия... Да, сколько мне ещё можно было сказать, но поскольку мы пересаживаемся на другой поезд...

Мы расставались с большой болью в сердце:

– Господа, вы вовлекли меня в разговор, которого мы и начать как следует не успели. Простите меня и идите себе с Богом. И чтобы вам всем стать генералами! А я пойду по своим делам!

Я пересел на другой поезд. А тот старшина со своей супругой был из Подолень, и он, увидев, что я пересел на другой поезд, подошёл ко мне:

– Батюшка, я человек пожилой, но такого ещё не слышал за всю свою жизнь, с тех самых пор, как мать родила. Знай, что в душе у них что-то отложилось. Они, куда ни пойдут, будут говорить, что беседовали с одним монахом, который был чабаном. Но ты вложил им в сердце Бога. Они запомнят, как с ними говорил чабан из монастыря.

Такой был разговор, но я здесь передал вам его вкратце.

Подвиг и милостыня

Подвигом пустынника, исихаста является непрестанная молитва, вспомоществуемая постом. Молитва и пост – два оборонительных оружия исихаста, это два крыла, на которых он воспаряет к Престолу Христову. Пустынник должен быть лампадой, вечно возжигаемой неусыпающей молитвой.

Если ты пребываешь в пустыне ради безмолвия, покоя или исследований, диавол никогда не будет бороть тебя. Но когда скажешь, что пребываешь там ради Бога, когда начнёшь молиться и поститься в пустыне, тогда посмотришь, как тебя будет бороть диавол.

В «Патерике"повествуется об одном исихасте, что он ушёл в пустыню, и вот однажды явился ему диавол в образе человека и спросил:

– Зачем ты пришёл сюда?

– Ради Бога! – ответил он.

Тогда диавол начал бороть его всяческими искушениями, чтобы прогнать его из пустыни.

– Почему ты меня так борешь? – спросил пустынник диавола.

– Потому что ты был искренен и сказал мне, зачем находишься тут. Я же не знал! Ведь многие пребывают в безмолвии, но не молятся и не постятся. Мне до таких и дела нет!

Итак, кто хочет уйти в монастырь или уединиться в пустыне, тому нужно много молиться и поститься по силам. Иначе диавол насмеётся над ним.

Чем более усердствует монах в молитве, тем больше он преуспевает. Святой Иоанн Лествичник говорит в этой связи: «Сила царя – во многом войске, а сила пустынника – во многой молитве!»90

Искушения же, которыми бывает борим исихаст, следующие: леность, сон, ночные мечтания, блудная брань, гнев, страх, гордость, тщеславие и прочее.

Должен ли монах подавать милостыню?

А как же! Каждый монах должен подавать милостыню бедным из всего, что у него есть: из одежды, денег, продуктов. Даже пребывающий в пустыне должен открыть дверь нищему, дать ему поесть сухарей или хотя бы предложить чашу воды. Только пребывающему в полной изоляции в горных дебрях и совершенно лишённому земных благ милостыня не вменяется в обязанность.

Разве мы не слышим, что говорит святой Исаак Сирин? «Монах, не подающий милостыню,– словно дерево проклятое и не имеющие плодов»!91 А особенно нынешний монах, у которого есть и жалованье, и всё! Пусть оказывает милость деньгами, но только пусть не копит их, иначе будет ввержен в пропасть погибели. Горе монаху, который собирает деньги, а не раздаёт нищим, ибо он собирает себе великое осуждение!

Есть ли какая-нибудь уважительная причина для того, чтобы копить деньги?

Люди по четырём причинам копят деньги, как говорят божественные отцы. Одни собирают из жадности и любостяжания, которое есть идолослужение (Кол. 3, 5) и признак неверия: «Это на старость», – говорят они, словно Бог не печётся о них. Но разве Тот, Кто кормит тебя сегодня, не накормит и завтра?

Другие собирают деньги и прочее добро для удовольствия, чтобы сытно есть и хорошо жить. Третьи – из тщеславия и роскоши, чтобы одеваться хорошо, в дорогую одежду, строить себе большие дома и чтобы люди их хвалили. А четвёртые собирают деньги и прочее добро для других: для семьи, общины, больных. Это не грех, тебе даже будет награда за то, что ты не потратил общие деньги и не отнёс их своим.

Монахи общежительных монастырей, действительно являющиеся монахами и, свято соблюдая обет нестяжания, нищие земными благами, не должны подавать материальную милостыню. Они помогают людям главным образом святой молитвой и примером своей жизни.

Монастыри же всегда подавали милостыню нищим и нуждающимся. В трапезной каждого монастыря, например Нямецкого, Секу, Сихастрии, и даже каждого скита стоял особый стол для нищих, который назывался «столом калик»92 и за которым каждый день кормили десятки нищих из Пипирига93, путников, богомольцев и больных. Каждый пришедший получал бесплатно питание и кров в течение трёх дней. То была милостыня монахов, по святым отцам!

Но она подаётся вообще, от имени всех, поэтому в ней участвуют все. А если у кого-нибудь из монахов есть что-нибудь лишнее, он должен всё это отдать эконому, чтобы тот раздал милостыню, а не сам монах.

Помню, как однажды пришёл к нашему настоятелю протосингелу Иоанникию (Морою)94 один бедный человек и попросил помощи. Настоятель спросил его:

– Брат, у тебя есть дойная корова?

– Нет, батюшка, – ответил он, – на что я куплю её?

Тогда старец посоветовался с монахами из монастырского

совета и отдал этому бедняку дойную корову, которая две недели как отелилась. Наш старец так говорил нам:

– Пусть лучше я отправлюсь в ад за то, что собираю деньги на братство, чем чтобы вы отправились туда! – и не разрешал нам иметь денег в келье.

– Монах, у которого есть отдельное имущество, – это второй Иуда, – говорил старец. – Он вор и разбойник, ибо крадёт из общего имущества и несёт своей родне.

Так нас учат святой Василий Великий95 и святой Феодор Студит96.

Когда я был послушником в Сихастрии, у нас никто не запирал свою келью, потому что там и воровать было нечего. Всё, в чём мы нуждались, нам выдавали. Но посмотри, как однажды враг захотел уловить меня в страсть сребролюбия.

В 1937 году, когда я был монастырским поваром, пришёл один верующий и сказал мне:

– Отец Клеопа, посмотри, какие новые и красивые монеты появились! – и дал мне одну.

Я отнёс копейку эту в келью, положил её на подоконник под бумагу, чтоб никто её не видел, и запер дверь. Затем из кухни я спешил в келью и приподнимал бумагу, чтобы посмотреть, не пропала ли моя монета. Не успевало пройти много времени, как я снова шёл в келью. И вот в один прекрасный день, видя, что враг прилепил моё сердце к этой монете, так что я стал дверь держать на замке и думал только о ней, я осенил себя крестным знамением, отпер дверь кельи и отдал эту копейку нищему. Так я избавился тогда от сребролюбия!

Расскажу вам и другой случай из моей молодости. Когда я был послушником, у меня был художественный талант. Меня обучил иконописанию один монах, Нил, из монастыря Секу.

Усвоив рисунок и акварель, я приступил к масляным краскам. Иногда игумен приходил в мою келью, смотрел, как я рисую, и ему нравилось. Однако я начал искушаться деньгами, я ведь сам покупал себе краски и всё необходимое для икон. И вот однажды пришёл ко мне отец настоятель и сказал:

– Сколько стоит эта икона?

– У неё нет цены, преподобный! – ответил я ему.

– Ты не уступай её в цене, брат Костика97, очень уж она красивая! – искушал меня старец.

И когда я понял, что нужно будет торговаться с людьми и иметь деньги, я испугался, что буду побеждён сребролюбием. Однажды приходит эконом в мою келью и говорит:

– Брат Костика, бросай живопись и пойдём на послушание!

Тогда я оставил всё, и меня послали пасти овец. Так я избавился от двух грехов: от гордости и сребролюбия!

Так Бог говорит с нами

А ну-ка скажите мне, где вы были 100 лет тому назад? А через 100 лет где будете? Ну скажите мне, где?

Тело уходит в землю, откуда оно и было взято, а душа куда идёт? Вы слышали, что говорит Спаситель в Евангелии? «Вы не знаете, откуда приходите и куда уходите. Я знаю, откуда пришёл и куда иду. Я пришёл от Отца и иду к Отцу» (Ин. 8, 14). Мы на земле бываем мимоходом, в очень-очень кратком визите.

Ты видишь? Адам прожил 930 лет, и вот на пороге смерти приходит к нему Архангел Михаил с небес – один из семи духов – и спрашивает его, мечущегося в предсмертной агонии:

– Адам, Адам, и какой же тебе показалась жизнь?

– Такой, Господи, словно я одну дверь вошёл и в другую вышел.

И это по прошествии 930 лет! Так что же говорить о нашей жизни! Вы не слышите, что мы такое есть? И кто может нам сказать об этом правильнее, и святее, и достовернее, чем Тот, Кто сотворил нас? Слышишь, что говорит Дух Святой, сотворивший всё видимое и невидимое: человек, яко трава дние его, яко цвет сельный, тако отцветет (Пс. 102, 15).

Видишь маленькую девочку – она как маленький цветочек, или мальчишку. Но вот она подросла – словно цветок стал побольше. Вот вышла замуж – и начинает увядать понемножку. Всё, уже появился седой волос! Это уже признак ухода. Осень жизни. Если у тебя появился седой волос – всё, это приближается осень. Придёт смерть, и мы отойдём в вечность!

А сколько людей умирает, не состарившись! Если бы смерть приходила, чтобы забрать нас, только с 80-ти лет и старше, тогда ты мог бы сказать: «Да подожди ты, у меня ещё столько дел! » Но ты видишь, что Спаситель вооружил нас оружием на все века, когда сказал так: бодрствуйте и молитесь, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий (Мф. 25, 13)!

Мы не знаем, когда уйдём. Ибо один уходит ребёнком, другой юношей, третий стариком. Одного смерть настигает в аварии, другого – при землетрясении, или же прихватит острая боль посреди ночи – и готово. Одному лишь Всевышнему ведомо всё! Поэтому мы всегда должны быть готовы.

* * *

Христос сказал: времена и сроки Отец положил в Своей власти (ср.: Деян. 1, 7). Никто не может приказать солнцу, или ветру, или дождю, или буре, или вьюге. Отец! В Его руке всё. И в Его воле. Он говорит с нами.

Вы видели, что говорит Спаситель в Святом Евангелии? Когда Спаситель проповедовал в Палестине, в это время рухнула башня в Силоаме. Силоам – это маленькое озеро на окраине Иерусалима. И вот рухнула большая башня и придавила сразу 18 человек. И они сказали Ему:

– Господи, вот что случилось!

А Спаситель сказал им:

– Вы что думаете? Что те, на кого упала башня Силоамская, были грешнее всех на свете? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13, 5).

Эта притча для нас.

Пришли сюда из Баната98 три семьи. Там уже было 30 землетрясений. Содрогнётся земля, содрогнётся и затихнет, а дня через три того и гляди, опять начинает трястись. Всё говорит с нами. Всё. Ибо Бог так говорит с нами. Было бы слишком велико, чтобы Он говорил иначе.

Он показывает, что в Его руке и землетрясения, и всё. Не сказано ли в Псалтири? Призираяй на землю и творяй ю трястися; прикасайяся горам, и дымятся (Пс. 103, 32).

Да сохранит всех вас Пресвятая Троица и Матерь Божия, и всех вас да приведёт Благий Бог в рай! Вас, и сродников ваших, и детишек ваших. И очень хотелось бы встретиться нам с вами в раю, если будет на то милость Божия!

Берегите себя, дети! Бдите и молитесь, ибо мы не знаем ни дня, ни часа! Ты видел, что говорит Дух Святой о человеке: человек суете уподобися; дние его яко сень преходят (Пс. 143, 4). И в другом месте: дние мои, яко сень уклонишася, и аз яко сено изсхох. Яко изчезоша яко дым дние мои (Пс. 101, 12, 4). И апостол Иаков говорит: что такое жизнь моя? пар (ср.: Иак. 4, 14).

Бог дал нам жизнь, но будем пользоваться ею хорошо, чтобы от этой жизни нам перейти к жизни вечной и радоваться во веки веков. А не так, Боже упаси, чтобы мы гонялись за суетой мира сего и чтобы кто-нибудь попал в ад! Вспомните о монахе Андрее, который пробыл в аду час, а ему показалось, будто прошло уже 300 лет99.

Зачем я говорю вам это, чада? Разве вы не видите, что мы не можем стерпеть и укола иголкой, и пламени одной искры? Всё «ой» да «ой»! Атам! И если бы мучения продолжались тысячу лет – так нет же, а во век века.

Имейте великий страх Божий. Будем спрашивать себя постоянно: «Угодно ли Богу то, о чём я сейчас говорю? А то, что я хочу сделать, это угодно Богу? А то, о чём я думаю, угодно Богу? » Совесть ответит тебе, да или нет.

И будьте чисто исповедаными в каждый пост. В Великий пост – по два раза, в начале поста и в конце. И в Рождественский также. Святой Иоанн Златоуст слышишь, что говорит? «Если возможно, о христианин, то на каждый час исповедуйся»100. Потому что каждую минуту и каждый миг мы согрешаем пред Богом.

История священника Илия

Сегодня ваш самый главный долг в семье – воспитание детей в страхе Божием. Горе горькое тем родителям, которые позволяют своим детям делать всё, что им вздумается! Ведь сюда приходит много матерей, и плачут:

– Батюшка, они меня совсем не слушают; замуж повыскакивали без спросу, женились, не посоветовавшись со мной, потом разошлись, теперь вот дерутся, начали пить, занимаются блудом, аборты делают, стали творить всякое зло, матерятся. Дети меня больше не слушают, ни в церковь ходить не желают, ни исповедоваться.

Причина идёт снизу, от родителей. Если ребёнок забыл те семь лет, которые провёл дома, выходит в люди и смешивается с плохими людьми, то тут уже говорить тебе не с кем. И горе родителям: сколько скорбей они терпят из-за детей потому, что жалели розгу, когда те ещё были малыми. Что говорит Соломон? Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына (Притч. 13, 25). Не любит его, а ненавидит. Ибо Соломон говорит: розга и обличение дают мудрость; но отрок, оставленный в небрежении, делает стыд родителям своим (Притч. 29, 15). Увы, сколько матерей приходит сюда, скорбящих по причине своих детей.

Имеется столько случаев, из которых явствует, как исполнилось пророчество Спасителя, что дети умертвят родителей своих. Спаситель сказал в Евангелии: и восстанут дети на родителей, и умертвят их (Мф. 10, 21). Ведь если он ни во что не верит, то он хуже зверя: он и знать не хочет ни о грехе, ни о стыде, ни о чём. Того и гляди сатана подтолкнёт его убить отца или мать.

Ибо до такого доходят, кто не имеет веры и не молится, не постится и не ходит в церковь. Они становятся самыми скверными людьми, и им дела нет, что перед ним мать или отец, что они его породили. Будьте же очень внимательны к тому, как вы воспитываете детей, ибо это горе горькое!

Вы слышали, что произошло в Ветхом Завете со священником Илием из-за детей его? Они же отправились в ад заодно с ним.

Этот священник, Илий, были архиереем и отцом народа; ведь еврейским народом до Самуила правили судьи, у них не было царей до Саула. А человек этот, руководивший народом, был и архиереем, и судьёй народа, и было у него двое сыновей, которые тоже были священниками, Офни и Финеес. Почитайте Библию и посмотрите, какие мерзости они творили (см.: 1Цар. 1, 3; 2, 11–34). Ведь и священники, если они не священники, навлекают на себя гнев Божий.

Эти сыновья, поскольку отец их руководил народом, то что они говорили? «А что они нам сделают? Наш отец поставлен над всей страной!» Они творили много зла в Израиле. А народ говорил Илию:

– Посмотри, твои сыновья упиваются, они пьянствуют и развратничают!

А он был человек старый, грузный такой, неповоротливый, увалень, ему было уже за 90 лет, и он был мягкий по натуре. Он 40 лет прослужил священником (см.: 1Цар. 4, 15, 18) и когда встречал своих сыновей, то говорил им:

– Деточки мои дорогие, то, что я о вас слышу, нехорошо!

Ты слышишь, какое небрежение? Он мог лишить их священства, извергнуть из сана, мог, как судья, осудить их, бросить в тюрьму, ведь они соблазняли народ. Сколько раз говорили ему люди, а он никаких мер не принимал, чтобы исправить своих сыновей.

В храме Соломоновом были тысячи служащих священников. Жертвы, которые приносил народ, освящались тогда в алтаре, и никому нельзя было есть от них, пока они не были освящены, ведь они были предназначены для пропитания священников, диаконов и церковных певчих, как говорит Писание: служащие скинии от скинии да питаются (ср.: 1Кор. 9, 13; см.: Числ. 18). То есть если священники служат Церкви, то они имеют право питаться от Церкви.

Эти сыны Илия шли и ещё до того, как были освящены эти жертвы, хватали из казанов самые лучшие куски и съедали их, вместе со своими приятелями. И говорили люди Илию:

– Отец архиерей, отец-вождь народа, посмотри, что творят твои сыновья! Они же соблазняют людей, посмотри, они ведь хватают неосвящённые жертвы и съедают их прежде времени!

А священник Илий слышал о соблазне, который производили его сыновья, но когда встречал их, говорил:

– Ах, дорогие мои, то, что я о вас слышу, нехорошо!

Только и всего. И сердце не трепетало в нём, ведь они были

священниками и вводили в соблазн весь народ! Он не принимал никаких мер к тому, чтобы извергнуть их из сана, наказать! И послушайте, до чего дошёл человек этот в своём небрежении.

Бог, видя что Илий-священник не принимает мер к тому, чтобы исправить своих сыновей, говорил ему сначала устами народа. Потом, видя, что он всё равно не принимает мер, чтобы наказать своих сыновей, Он говорил ему устами отрока Самуила.

Самуил был сыном Анны, вымоленным ею и по обету отданным в храм Господень. «Самуил» означает «покорность Богу». Ребёнок выучился в храме всем церковным правилам: возжигать светильники, подавать кадило священнику, нести облачение архиерея.

И вот как-то Илий-священник, у которого были такие плохие сыновья, устав после богослужения, сел отдохнуть в притворе. Самуил, поскольку богослужение закончилось, тоже прикорнул в одной стасидии и уснул там. И тут Бог позвал мальчика (1Цар. 3, 4, 8):

Самуил, Самуил!

А ребёнок бегом к старцу:

– Зачем ты меня звал, отче?

– Я не звал тебя, чадо. Иди отдыхай!

– Нет, ты звал меня, отче!

– Да нет же, чадо. Поди отдохни!

Ибо Илий-священник не догадался, Кто это зовёт мальчика. Ребёнок пошёл и только хотел было задремать, как Бог позвал его во второй раз:

Самуил, Самуил!

Мальчик снова бегом к старцу; ему казалось, что его зовёт старец:

– Отче, зачем ты звал меня?

– Я не звал тебя, чадо!

– Ты дважды произнёс моё имя, отче. Ну ты ведь только что звал меня!

Ему всё казалось, что это голос старца, но то был глас Божий. А когда его и в третий раз позвали, то Илий-священник догадался, что это знак от Бога. И сказал ему:

– Чадо, возвращайся туда, в свою стасидию, и когда тебя снова позовёт Зовущий тебя, отвечай Ему так: «Повелевай, Господи, ибо раб Твой слышит Тебя!» – и посмотри, что Он тебе скажет.

И пошёл Самуил, и когда готов был уже задремать, его снова окликнули:

Самуил, Самуил!

Мальчик ответил, как научил его старец:

Повелевай, Господи, ибо раб Твой слышит Тебя!

И тогда Бог стал говорить с мальчиком:

– Самуил, скажи Илию-священнику следующее: за то, что он не исправил сыновей своих, и попустил им творить соблазн пред лицом народа, и не внял тому, чтобы наказать их, а попустил им быть злыми, через несколько дней Я буду говорить Илию-священнику так, что у него зазвенит в обоих ушах (см.: 1Цар. 3, 11 – 14).

И голос умолк. Тогда Самуил побежал к Илию:

– Батюшка, батюшка, со мною говорил Сам Бог!

– И что же Он тебе сказал, чадо?

– Он сказал так: поскольку ты не исправил сыновей своих и попустил им творить зло пред Богом, через несколько дней Он будет говорить тебе так, что у тебя зазвенит в обоих ушах!

Но Илий-священник, не придававший значения ни тому, что говорил ему Бог устами народа, ни тому, что Он говорил ему устами священников, и теперь остался равнодушным к тому, что сказал Бог отроку Самуилу в храме. И снова встретил сыновей своих на другой день:

– Ах, сыновья моя, ах, то, что я о вас слышу, это нехорошо! Ну посмотрите, Бог говорил с Самуилом-отроком и сказал, что будет говорить со мной так, что у меня лопнут оба уха по вашей милости.

Но какое же это равнодушие! Даже теперь, когда Бог говорил напрямую с отроком Самуилом, Илий не принял мер, чтобы исправить своих треклятых сыновей. И что же произошло потом? Через три дня пошли на них войной филистимляне. А у народа еврейского имелась великая сила в случае войны, ибо он брал ковчег закона Господня и нёс его прямо на фронт.

А что такое был этот ковчег? Это был ящик из акации, обложенный чистым золотом, сверху над ними возвышались два золотых Херувима, как две крылатые птицы, лицом к лицу, а в ящике том у них хранилось то, что дороже всего под небом. Там были две скрижали закона, которые начертал Сам Бог на горе Синай; был жезл Ааронов, который расцвёл, когда Аарона выбирали во священника; был медный змий, которого отлил Моисей, когда евреев кусали змеи в пустыне; и был кубок с манной, которой они питались в пустыне 40 лет. Вот что было самым дорогим для них, и они хранили всё это в ковчеге закона Господня.

Когда начиналась война, священники поднимали на плечи этот ковчег – двое спереди и двое сзади – и несли его на поле брани, и так они побеждали все народы.

Филистимляне очень боялись этого ковчега: «Если евреи принесут ковчег, их Бог будет сражаться за них». Но теперь, глядя на грехи этих двух сыновей, они перестали бояться. Отнят был страх у филистимлян. И пришли филистимляне, когда евреи несли ковчег закона Господня на передовую линию, и отрубили головы прежде всего несущим.

И как ты думаешь, кто же были эти несшие ковчег закона Господня? Те самые проклятые священники, производившие столько соблазна перед народом. Они-то и шли впереди, ведь они были сыновьями самого архиерея, а двое других сзади. И отрубили филистимляне головы священникам, захватили ковчег закона Господня, унесли его в свою страну и перебили десятки тысяч человек из стана евреев.

Но один солдат из стана поскакал во весь опор к Илию-священнику, чтобы доставить ему печальную весть. Прискакав, он спешился с коня и приветствовал архиерея:

– Целую руки, батюшка!

А тот его спрашивает:

– Чадо, как идёт война Господня?

– Чтоб она и врагам твоим не шла так же!

– Ну, а сыновья мои что, здоровы?

Прежде всего о своих скверных сыновьях спросил он.

– Им отрубили головы!

– А ковчег Божий где?

– Он захвачен филистимлянами!

– Что, ковчег Божий пал?

– Да.

До этого ковчег никогда не терпел поражения. И Илий, сидя на стуле, как был, от великой скорби упал навзничь, сломал себе позвоночник и умер (см.: 1Цар. 4, 18). И говорит Писание: «И отправился в ад Илий-священник вместе с сыновьями своими за то, что воспитал их плохо и позволял им творить беззакония пред Богом» (см.: 1Цар. 3, 13).

И погиб он на веки вечные. Не смилостивился над ним Бог, невзирая ни на 40 лет его священнического служения, ни на все его добродетели, – потому что он плохо воспитал своих детей.

* * *

Я рассказал вам эту историю, потому что вы родители. Ваш главный и первейший долг, как людей семейных, – воспитать своих детей в страхе и наказании Божием.

Утром, проснувшись, перво-наперво поставь их на молитву. Упокой, Господи, душу моего отца. Он был статный мужчина, с седой бородой. Александром его звали. Когда он вставал утром, у него висел ремень на гвозде. Он называл его «святым Николаем»! Нам хотелось пойти к маме позавтракать, нам же надо было идти в школу. А он говорил:

– А ну-ка, где там святой Николай! Марш на молитву!

Пока не помолимся час, он не давал нам ни поесть, ничего.

А если шёл пост, говорил:

– Сейчас не едят. Когда придёшь из школы, в обед. Ты не свинья, чтобы есть с утра!

Упокой душу его, Господи! Он не знал грамоты, но имел страх Божий. Чтобы он уснул вечером, не помолившись? Или чтобы сел за стол, не прочитав «Отче наш»? Или чтобы он в воскресенье не пошёл в храм? Или чтобы слышно было, будто он произнёс матерное слово, или покурил, или украл что-нибудь? Вовек за ним не водилось такого, а если он сам поймает тебя за этим, то не дай Бог!

Он был для нас дома светильником. Он был нашим властелином.

Утром, когда проснётесь, не приступайте к делам первым делом, ибо будете поруганы сатаной! Но скажите: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! » Прославь Бога, и тогда работа у тебя будет спориться в тот день. Бог поможет тебе, Он укрепит и ум твой, и руки, чтобы ты работал с успехом, Он сохранит тебя от опасностей, от молнии, грома, от несчастных случаев, от всего. Помолись Богу и принимайся за работу всем сердцем. Но сначала помолись Ему, и увидишь, как тебе будет везти в этот день.

Вот так вот, братья. И детей заставляй сначала молиться. Ибо если они вырастут дикими, как бестии, то с вами случится то же, что с Илием священником. Они за горло схватят вас и сведут в могилу. Но даже если дети и не убьют вас, то будут огорчать до последнего вашего вздоха, вы будете постоянно страдать из-за них и сляжете в могилу намного раньше времени.

Потому что если в семье нескончаемое беспокойство, неверие и непослушание, то это не жизнь.

* * *

– Утром, когда встаёте, вы по сколько часов молитесь? А ну-ка скажите мне, дорогие!

– Но у нас ведь дела, батюшка. Прочтём несколько молитв и уходим.

– «Спереди – блажен муж, а сзади – вскую шаташася!» Говорила мне одна девочка, как молится её мама: «Отче наш, Иже ecu на небеси... Мария, ну что там? Ты гусям дала? ... да святится имя Твое... Дочка, ну что, сняла бельё с верёвки? ... да приидет Царствие Твое». Знаешь, как бес потешается над этой женщиной? Она потом заболевает. Вы кладете её в больницу. Потому что она читает «Отче наш» с мыслью о гусях и белье.

Увы нам! Бог проницает сердца и утробы наши, Он знает не только то, о чём мы думаем сейчас, но и то, о чём будем думать до самой своей смерти. А ты, когда речь идёт о том, чтобы стоять на молитве, думаешь об этих преходящих вещах?

Когда вы стоите на молитве, всегда сначала испросите прощения друг у друга:

– Прости меня, жена!

– Прости меня, муж!

– Прости меня, сынок!

– Целую руки, папа! Целую руки, мама! Простите меня!

И отвечайте:

– Бог да простит вас!

И тогда Бог прощает тебя. Может, ты огорчил маму, папу. Мы ведь говорим в молитве «Отче наш»: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Если ты простил, то и Бог тебя прощает, а если нет – нет!

Слышишь, что говорит святой апостол Павел? Солнце да не зайдёт во гневе вашем (Еф. 4, 26). Тебе нельзя держать обиду до захода солнца. Это большой грех. А если ты умрёшь этой ночью?! Ты же отправишься на дно адово. Ведь если ты не простил всем сердцем, то и Бог не простит тебя.

В «Патерике» говорится, что один монах пришёл к старцу в пустыню:

– Отче, брат такой-то сказал вот так-то и так-то...

– Чадо, прости его!

– Я не могу простить его, отче!

– Чадо, иди, прости его и испроси у него прощения!

– Не могу, отче, потому что если я прощу его, он станет ещё хуже.

Тогда старец сказал:

– Давай-ка мы помолимся с тобой, чадо!

Встал старец на колени – старец седобородый, снял с головы камилавку и начал:

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, якоже на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и не остави нам долги наша...

А монах:

– Нет, не так, отче!

– Так-так, сын мой: «и не остави нам долги наша»...

– Отче, ты ошибся!

– Я не ошибся, чадо! И ты, если не хочешь простить брата своего, так и читай «Отче наш». Тебя это устраивает? «И не прощай мне, Господи, грехов, ибо я тоже не прощаю другим».

Почему Превечный и Пресвятой Бог поставил в молитве «Отче наш» это условие? Чтобы Бог прощал нас, как и мы сами прощаем. Ибо если ты не прощаешь, то и тебе не простит Бог. Боже упаси тебя иметь ненависть или зависть! Зависть хуже, чем диавол!

Роль женщины в семье, обществе и церкви

Как-то был я приглашён в монастырь Вэратек, куда съехались представители экуменического совета из Женевы,101 и там мне велели сказать что-нибудь о роли женщины в семье, обществе и Церкви.

Я подумал о проповеди святого Иоанна Златоуста «О попечении женщины, её покорности мужчине и почтении к нему» из «Раздаяния жита»102. Во-вторых, я вспомнил об обязанностях диаконис из «Литургического тезауруса» Бади Чирешану.103 Затем, тоже в связи с этой проблемой, вспомнил о «Бытии» – это слово святого Иоанна Златоуста о том, почему Бог назвал женщину помощницей мужчины104: ибо нехорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2, 18). И так я сымпровизировал несколько идей, после чего стал набрасывать проповедь.

Я думал, что если их собирается столько богословов и профессоров, то, может, они будут говорить после службы. Но вот после службы мы все направились в официальный корпус монастыря. Повели нас туда под пение хора, как у них водится. И митрополит Ливанский сказал мне через переводчика:

– Ты Клеопа (Илие)?

– Да.

– Ты будешь выступать перед нами на конференции.

– Да будет воля Божия.

Митрополит Ардяльский Антоний105 начинает рекомендовать меня всему народу, а один епископ представляет меня на английском языке. Я, и по румынски-то не знающий как следует, сказал им:

«Преподобная мать настоятельница, благочестивые отцы, господа советники, монахи и возлюбленные братия. Я был приглашён сюда, чтобы служить и произнести слово. Но знайте, что сегодня перед вами говорит с этой трибуны простой пастух. Не ждите от меня чего-то великого. Я пас монастырских овец чуть ли не до вчерашнего дня вот там, на одной горе, и не поражу ваш ум ничем из того, что вы от меня ожидаете. Потому что я учился тому, как пасти овец, и моя квалификация – это засолка брынзы, уход за овцами, всё, что положено делать чабану.

Я монах только по имени. Потому что случилось так, что я был наречён монахом, но монахом я не был никогда в жизни, ибо сделаться монахом – это великое дело. Как я могу говорить перед людьми, что я монах, когда я перед Богом не таков? Монах должен быть Ангелом во плоти, а не так, жить той грубой жизнью, какой я живу в грехах и немощи! Я назван монахом и несу также этот обет, помимо других, – оказывать послушание. Поэтому попытаюсь, в силу этого обета, сказать вам кое о чём.

Вы говорили мне, чтобы я рассказал о роли женщины в семье, обществе и Церкви. Чтобы произнести эту проповедь, нужно взять историю мира с самого начала. Бог создаёт человека двуполым, то есть мужчину и женщину. Но Его премудрость бескрайняя, создавшая всё превыше ума человеческого, не наделила ни женщину мужскими качествами, ни мужчину женскими, чтобы только встречаясь вдвоём они составляли целого человека.

И сотворил Бог человека, мужчину и женщину сотворил их (ср.: Быт. 1, 27). Не сказано ли так в книге Бытия? И божественный Иоанн Златоуст говорит: «Вот что сказала Премудрость бескрайняя: не хорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2, 18)".

Да, женщина равночестна мужчине, но только по природе, а не по положению. Когда Бог привёл её к Адаму, то сказал ему:

– Как её зовут?

– Жена. Это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (Быт. 2, 23).

Вот в этом женщина равночестна мужу – поскольку она кость и плоть мужняя и взята из ребра его, а не по своему положению. Ибо Бог наказал Еву сразу же, ведь она протянула руку первой. И первую епитимию Он дал ей:

– Зачем ты сделала это? За то, что ты протянула руку и ела, умножая умножу скорбь твою и в болезни будешь рождать детей. – А второе наказание: – К мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою (ср.: Быт. 3, 16)».

Не по нраву им пришлось сказанное мною, ведь там было несколько женщин. Когда я отзывался о них хорошо, они аплодировали, а если нет, то наклоняли головы.

«Вот что, – сказал я им. – Какой бы образованной ни была женщина, она должна быть покорна мужу. Ибо муж – глава жены, а Христос – глава мужа (см.: Еф. 5, 23). В этом порядке заключается иерархия в семье.

Вот как обстоит дело. Жену Бог поставил помощницей мужу. Потому и говорит святой Иоанн Златоуст: «Жена – пристань для мужа»106. Муж, бедняга, приходит домой усталый, он несёт огромные нагрузки в обществе, руководит войсками, ведёт войны; несёт большую ответственность на предприятиях, в государстве, правительстве и приходит домой усталый. А жена должна быть для него пристанью. Она должна уметь всегда встречать его добрым словом с кротостью, приготовить ему еду, привести в порядок одежду, провести его, встретить, когда он приходит откуда-нибудь. Она всегда должна обеспечивать покой мужу, потому что она помощница ему.

Но самая главная миссия женщины в семье не та, чтобы готовить мужу еду и одежду. Самая главная миссия женщины в семье, её роль – быть матерью! Боже сохрани от женщины, которая хочет избежать болезней рождения! Потому что первой епитимией ей за то, что она согрешила, была эта – в болезни будешь рождать детей (Быт. 3, 16).

Святой Иоанн Златоуст говорит: «Если ты будешь бежать от боли рождения, то угодишь в боль вечную – боль адскую. Бог в меру установил сладость совокупления с болью рождения. И ты, если убегаешь от боли, ища удовольствия, угодишь в боль вечную». Так мы читаем в книге «Раздаяние жита», в «Слове к мирянам», где написано, какими должны быть жених и невеста, вступающие в брак.

Не убегай от боли к удовольствию, то есть чтобы только жить с мужем, а детей не рожать, ибо отправишься в боль вечную. Ибо если будешь убегать от боли к удовольствию, то попадёшь в руки и объятия ада вечные, ибо ты не желаешь боли, назначенной тебе Богом здесь, а хочешь жить в удовольствии и умерщвлять детей.

Не дай Бог! Лучше бы было не родиться женщине той, которая умерщвляет своих детей. Потому что это грех против Духа Святого.

Затем, где Бог должен был найти для младенца лучший приют, чем во чреве его матери? А ты вырываешь его оттуда, и бросаешь собакам, и убиваешь его? «Какая змея, – говорит святой Ефрем Сирин, – какая львица, какая медведица умерщвляла когда-нибудь своих детей? Аты, существо разумное и словесное, поступаешь хуже диких зверей, если дошла до того, что убиваешь своих детей»107.

Пойди в лес, может, встретишь там кабаниху с её выводком. Я жил в лесу – я ведь провёл девять лет и семь месяцев в одиночестве в этих лесах – и вот как-то встретил кабаниху с поросятами в горах на Поляне Краюлуй. Я был там один. И вот когда я столкнулся с ней нос к носу, то, Боже упаси, повернул назад; там у меня была ель, и я повис на ней. Она молнией бросилась за мной. Если ты тронешь её поросёночка, она тебя в клочки разорвёт; ты тогда покойник. Их даже охотники боятся. Так защищает своих поросят дикая свиноматка. И только матери-христианки убивают своих детей!

Таковы законы естества, данные Богом: мать должна защищать своих детей. И чтобы разумный человек был хуже всех зверей и скотов и умерщвлял своих детей? Горе таким матерям! Не дай Бог! Все грехи тяжки, но этот тяжелее всех. Потому святые отцы наказывают его так тяжело».

И я сказал им тогда в Вэратеке: «И апостол Павел – эти Христовы уста, этот сосуд избранный – так говорит, говоря о женщине: жена спасётся через чадородие (1Тим. 2, 15). А божественный Златоуст, следуя за святым апостолом Павлом в своих толкованиях, говорит: «Женщина, если она умирает при родах, умирает на жертвенном алтаре. Она мученица!»

Именно поэтому Церковь перед родами готовит женщину к смерти. Она может быть запрещена и на 30 лет в Причастии, но если она беременна, ты уже не можешь запретить ей причаститься. Ты исповедуешь и причащаешь её перед лицом смерти; ибо особенно для молодых боли рождения сравнимы с адскими. Вы не слышали, что говорится в Псалтири? Тамо болезни яко раждающия (Пс. 47, 7).

Есть и такие, которые умирают в болях рождения. Поэтому Церковь через божественных отцов, просвещённых Духом Святым, говорит: «Женщина беременная разрешена и подготовлена к смерти», – потому что многим случается умереть; поэтому она не запрещает её в Причастии. А если случится, что она умрёт, то она полагает жизнь свою за ребёнка, она мученица; ибо так научил нас апостол. За боль Бог прощает ей все грехи, и она – мученица.

Приходит ко мне недавно одна женщина и говорит:

– Батюшка, у меня психическое расстройство, и врач сказал, что мне нельзя рожать. Разреши мне сделать аборт.

– Иди отсюда, убийца! Ты пришла сюда руководить мной, учить попа грамоте? Ты хоть тысячу раз умри, стань мученицей, но только исповедуйся и причастись. Кто тебе сказал такое безумство? Откуда ты пришла? Чтобы я разрешил тебе совершить убийство?

Ну вот такой разговор был, потому что если женщина умирает при родах, она умирает при исполнении своего священнейшего долга на земле – быть матерью».

Затем, поговорив о роли женщины в семье, я показал, что эта её роль заключается не только в том, чтобы рожать детей, ибо и животные рожают; но ещё нужно вырастить их в страхе и наказании Божием. И в этом труде должен участвовать и муж, а не одна жена, ведь они оба сотворили ребёнка. Ибо если детей не воспитают в страхе и наказании Божием, то горе им – сколько же трудностей им встретится в жизни! Они ведь становятся зверями, а не детьми.

Затем я перешёл к роли женщины в обществе.

«Вот посмотрите! Апостол велел женщине в церкви молчать (см.: 1Кор. 14, 34), однако в обществе она может занимать должности наравне с мужчиной». И привёл им пример:

«Если бы сейчас на нас опустилась тьма кромешная, и у нас не было бы ни единой свечи, ни одного фонарика или лампочки, а в это время благотворящая рука поставила бы вот здесь свечу посреди нас, тогда все возрадовались бы, что появился луч света. А эта свеча, стоящая тут, поставленная на служение всем, она говорит? Не говорит! Она молчит, но совершает два дела на пользу всем – жертвует собой и светит.

Доставляя нам пользу и светя стольким людям, она жертвует собой, и начинает таять мало-помалу, и сгорает, пока огонь не дойдёт до подсвечника. Два дела она делает молча, говорит святой Иоанн Златоуст, – молчит светя и жертвует собой молча. Это и есть роль женщины в обществе.

Женщина на своём рабочем месте, где её поставил Бог, если она чиста, если она верна, если добросовестна, трудолюбива, благоразумна во всём, если она во всех проблемах участвует, то ей не надо проповедовать, ибо за неё проповедует сама её жизнь.

Здесь исполняется то, о чём сказал святой Фалассий Ливийский: «Ты молчи, пусть говорят твои дела!» – или: «Упрекай и запрещай ближним своим силой дел, а не многословием!»

Таким образом, она – свеча на свещнике для общества и для всех, кто её видит, слышит и понимает, потому что она добросовестна во всех вопросах. Поэтому женщина – свеча на свещнике общества, если на своём рабочем месте имеет все те качества, о которых я сказал, выше».

И я перешёл от роли женщины в обществе к её роли в Церкви, потому что тогда приехали и те, которые намеревались рукополагать женщин во епископов и священников. Было также и несколько протестантских наблюдателей.

«Теперь о роли женщины в Церкви, что вам сказать? Я слышал, что протестанты дошли до апогея безумия. С вами говорит чабан; и если кто обидится, то так и быть, пусть заберёт себе мои лапти и башлык108. 5000 лет тому назад Бог установил священство через Мосиея, Аарона и сынов Левииных и ни разу никому не давал повеления рукополагать женщин.

Может, вы слышали о диаконисах: представляю вам Фиву, сестру нашу, диаконису церкви Кенхрейской (Рим. 16, 1). Но, – говорю я, – вы задавались вопросом о том, какие служения были у диаконис? Может, вы оттуда набрались дерзости, что-бы производить в диаконы женщин? Вы думаете, что диаконисы, которые перестали существовать в Православной Церкви в IV веке, имели то же служение, что и диакон?

У этих диаконис было семь служений в Церкви. – Я назвал им там обязанности диаконис: – Они помогали при крещении женщин, ухаживали за больными в больницах, носили Причастие больным женщинам, прислуживали на трапезах-агапах и т.д. Но они никоим образом не имели хиротонии, как говорит об этом 19-е правило I Вселенского Собора: «А хиротония у диаконис нам неведома, но только хиротесия»109.

Что такое хиротесия? Хиротония совершается в алтаре, а хиротесия – вне алтаря. Есть одна-единственная архиерейская молитва, которая читалась в прежние времена и читается сейчас над низшей иерархией Церкви, над низшими служителями, каковыми были вратарники, чтецы, певчие, анагносты, иподиаконы, хартофилаксы110 и т.д.

Все они имели ту же хиротесию, или благословение, что и диаконисы, – были уполномочены прислуживать, помогать в храме. Одни присутствовали при отпеваниях, вратарники держали посохи в руках, и когда звучало: «Оглашенные, изыдите»,– они выводили из храма катехуменов, ещё не крещёных».

Я описал им их служения. «Но хиротония и хиротесия – это не одно и то же! Хиротесия – это малое освящение, которое преподается низшим служителям, а высшие служители – диакон, священник и архиерей – получают хиротонию в алтаре. Между тем и другим большая разница.

Не подумайте, будто диакониса возносила ектении, как диакон, или читала Евангелие народу, или целовалась со священником и причащалась у святого престола, как делают это клирики. Никоим образом!

Апостол Павел сказал так: «Вдову, которая не выходит замуж, да питает церковь. Которая же выходит замуж, не грешит, но лучше ей оставаться так» (см.: 1Тим. 5; 1Кор. 7, 8). Этим женщинам, вдовицам и больным, не имеющим мужа, Церковь помогала через диаконис.

Они ткали ковры для храма, завесы, изготавливали свечи, облачения для священников, наводили чистоту в алтаре. Они служили Церкви, а Церковь заботилась о них.

Иосиф Флавий, великий историк, показывает нам, что в храме Соломоновом было так. Вокруг большого храма имелись дома для тех, кому предстояло хранить девство до 30 лет, а потом они могли вступать в брак. Выше располагались девы церковные, которые давали обет проводить свою жизнь в чистоте до самой смерти. Затем были ещё вдовы церковные. И были ещё некие люди наподобие монахов, так называемые терапевты.

Эти диаконисы вели учёт дев и вдов в епархии. Они говорили епископу, скольким женщинам они помогают во всех храмах, и им предоставлялась помощь. Это было первым служением диаконис.

Второе служение диаконис – они знали, сколько дев имеется в Церкви. Во времена великих гонений не было монастырей, где на вершине купола сиял бы крест, били бы в било и звонили в колокола: Церковь обитала в катакомбах. И если девица в родительском доме решалась хранить девство ради Христа, то родители разрешали ей. Они устраивали ей келийку с иконами, чтобы она там молилась, и она пребывала всё больше в посте и молитвах. Как это было и со святой великомученицей Варварой.

Кто знал число этих дев, посвятивших Христу свою жизнь в святости? О них заботились прежде всего диаконисы, а затем местный епископ, который постригал их в монашество. До VI века священнику нельзя было постригать в монашество, дев посвящал епископ. Он шёл в их дома, постригал и принимал от них обеты на глазах у родителей, ведь тогда не было монастырей, где он мог бы совершить постриг перед алтарём. Это было вторым служением диаконис.

Третьим их служением были катехизация и крещение женщин. Поскольку диаконы и священники имели помазание святым и великим миром, то они ставили диаконис, с их благословения, помазывать миром женщин, катехизировать их, учить их Символу веры и закону Божию. А при одевании и раздевании крещаемых весьма прилично было присутствовать женщинам, и это были диаконисы.

Четвёртым их служением была милостыня. В Церкви собирали милостыню для нищих и несчастных и для тех, кто просил о помощи или нуждался в ней. Диаконисы должны были знать, где раздавать эту милостыню и кто в ней больше всего нуждается, чтобы доложить об этом епископу.

Пятым служением диаконис было наведение чистоты в алтаре и снабжение его всем необходимым. Они снабжали алтарь ладаном, смирной, елеем, восковыми свечами, проводили уборку в алтаре, не прикасаясь к святому престолу, святому жертвеннику, как это делают и сейчас монахини. Ведь потом их место заняли именно монахини, и больше не было потребности в диаконисах.

Шестое служение диаконис. По праздникам и воскресеньям, когда все выходили из храма, накрывался общий стол, как водилось тогда. Диаконисы выходили на улицу и собирали женщин, чтобы катехизировать, учить их. Они читали им Святое Евангелие.

Седьмое служение диаконис. Они следили за порядком в храме, чтобы мужчины стояли с правой стороны, а женщины – с левой в следующем порядке: самые старые – впереди, самые седые – за ними, а кто помоложе – те позади всех, и чтобы оставалась дорожка, по которой христиане могли бы пройти, чтобы приложиться к иконам, передать дар в алтарь.

Вот какие служения были у диаконис, но не так, чтобы ты облачал их в стихарь и поручал им возносить ектении. Это величайшее безумие. Не было такого никогда. Вы только задумайтесь: в истории святых апостолов, в истории евангельского благовестил мы ни разу не встречаем такого, чтобы апостолы когда-либо рукополагали какую-нибудь женщину. Если были святые жены-мироносицы, то у нас есть их неделя после Пасхи, и они почитаются как равноапостольные, каковыми были Мария Магдалина, Мария Клеопова, Мария Иакова Малого, Саломия, Максимилия, Иуния, Иулия, Марфа и Мария и другие святые жены-мироносицы, равноапостольные.

Как бы велики они ни были, но апостолы не смели рукополагать их. Не сказано, чтобы они рукоположили Марию или какую-нибудь другую мироносицу. Они умерли мученицами, умерли исповедницами Христовыми и именуются равноапостольными, ибо первыми возвестили Воскресение и следовали за Спасителем до самой Его смерти и Воскресения, но Евангелие никоим образом не говорит, чтобы какую-нибудь из них рукоположили. Церковь почитает их наравне с апостолами, но не как диаконов или священников».

Диалог с сектантом

Один дед, который до вчерашнего дня совсем не верил в Бога, а жена его билась, как бы привести его в церковь, был убеждён одним сектантом пойти на их собрания и отречься от православной веры. И приходит он ко мне однажды по настоянию жены, старавшейся вернуть мужа к правой вере, вместе с проповедником, который его убедил перейти в секту и меня захотел убедить в том, будто они обладают истиной.

После дискуссии, произошедшей у меня с проповедником, старик по благодати Христовой возвратился к правой вере, в то время как проповедник предпочёл остаться при своём заблуждении.

– Добрый день!

– Бог в помощь! С чем пожаловали к нам?

– Мы пришли, чтобы показать вам истину! – ответил сектант.

Я сказал слово не слишком учтивое:

– Ты, кажется, пришёл учить попа грамоте!

– Да!

– Ну хорошо. Посмотрим! А какую истину ты покажешь мне, если истина у нас? Где ты возьмёшь другую истину, истина ведь одна? Истина – это одна-единственная линия. Что говорит Христос? Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14, 6)!

– Вы сидите здесь, в монастыре, и не знаете ничего. Я учился с Англии, Швейцарии, у меня есть то-то и то-то...

– Да? А кто же тебя сюда привёл? Ты что, не слышал, что здесь овчарня? А я пастух; да вон и собаки рядышком стоят наготове. В овчарне ведь есть ещё и собаки; а вы – волки, вырядившиеся в овечьи шкуры. Вы вошли в овчарню, но вам не унести отсюда ног в целеньких тулупчиках... Сейчас ты увидишь, что с вами сделают наши волкодавы.

– Как это?

– А ну-ка постой, постой! Ты проповедник?

– Да! У меня есть докторская степень, присуждённая в Лондоне, есть...

– Да? Ну хорошо! А сколько лет прошло от Адама до потопа?

– Думаю, прошло лет 1500.

– Плохо ты ответил, докторант! От Адама до потопа прошло 2243 года!

– А где это написано?

– Не надо искать в Библии! У меня имеется корень Библии. Библия – это яблоко, выросшее на древе Предания. И я верю не в одно только яблоко – я верю в корень и дерево, ибо корень Библии – это Священное Предание. А сколько лет прошло от Адама до Авраама?

– Вроде бы 2400, – ответил проповедник.

– Неправильно ты ответил. 3312 лет прошло до рождения Авраама и 3387 до получения обетования от Бога!

– А где это написано?

– Я покажу тебе это в «Хронографе» Георгия Кедрина,111 в котором записана вся история мира с самого начала. А ну-ка скажи мне, а сколько лет прошло от потопа до построения Вавилонской башни, когда Нимрод, сын Хуса, воздвиг Вавилонскую башню, и смешались все языки? Сколько лет прошло?

– Да вроде бы 300!

– Плохо ты ответил. Прошёл 531 год! А сколько лет прошло от потопа до Авраама?

– !!!

– 1144 года; а вместе с 430 годами, которые еврейский народ пробыл в Египетском рабстве, они составляют 3818 лет. Где была тогда записанная Библия? Где была ваша суббота? Чем спасался мир в течение 3821 года до того, как записана была Библия? В Библии ведь не всё записано. Ибо евангелист Иоанн говорит: есть многое и другое... но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21, 25). Записано только краткое изложение Священного Предания, что и составляет Библию, или Священное Писание.

А скажи-ка мне, как долго просуществовало царство исполинов, до потопа? Библия говорит: в то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как дети Сифа смешались с детьми Каина, и родился народ исполинский; это сильные, издревле известные люди (ср.: Быт. 6, 4). Вот как долго! Но не говорится, сколько столетий правили цари исполинов и сколько мерзостей совершили они на земле.

Проповедник молчал.

– Ты видишь, что не знаешь этого? А сколько сыновей было у Адама?

– Трое: Каин, Авель и Сиф и другие, имена которых не указаны.

– Но Библия говорит, что он родил сыновей и дочерей. Сколько их было всего?

– Может, 30, 40.

Ева прожила 950 лет, на 20 лет дольше Адама, и родила 50 пар близнецов, мальчиков и девочек, то есть 100 детей. Это написано в «Хронографе» Кедрина. Послушай, что он говорит: «Каин взял замуж сестру свою Миладу, а Сиф – сестру свою Теакс». Сочетались брат с сестрой. Так они умножались вначале.

– А можно было жениться на родственниках?

– Да, потому что до Авраама не были запрещены кровнородственные связи. Женились между собой сродники! Не взял ли Авраам в жёны свою сестру по отцу? Не взял ли Исаак внучатую племянницу Авраама, Ревекку? Вы не видите, что тогда ещё не было закона о родстве? А скажи-ка мне, сколько лет было Сифу, когда он был восхищен на небо и научился астрономии и письму у Ангелов ?

Пришедшие переглядывались.

– Об этом не написано нигде.

– Сифу было 40 лет, когда он восхищен был на небеса, и пребывал он на небесах 40 дней и научился астрономии и письму. Сиф прожил 912 лет! Первым человеком в мире, который уметь писать и научился астрономии и движению звёзд, был Сиф, сын Адама. И святой Василий говорит: «Астрономия – ангельского происхождения»; Ангелы научили Сифа.

Когда Сиф сошёл на землю, то лицо его сияло ослепительно ярко. Когда Моисей, который только говорил с Богом на горе Синай, сошёл с горы, то сыны Израилевы закрывали ему лицо покрывалом, потому что не могли смотреть на него из-за яркого сияния (см.: Исх. 34,29–35) ! А лицо Сифа, побывавшего на небесах, сияло как солнце, как описывает это святой Иоанн Златоуст.

Дети и внуки его говорили: «Наш папа стал Богом! » – «Нет, дорогие мои, нет! Я не стал Богом! Есть только один Бог, сотворивший небо и землю! Я был там, где Ангелы Божии славят Господа, и научился астрономии и движению звёзд».

И сыны Сифа спрашивали его: «Папа, а что тебе сказал Бог?» – «Будьте осторожны, и среди прочих заповедей, которые дал мне Бог, соблюдайте и эту: когда будете жениться и выходить замуж, то не сочетайтесь с потомками Каина, ибо он проклят Богом семикратно. Ибо если нарушите эту заповедь, то родится народ, весьма мерзкий пред Богом и отпавший от благодати Его».

– А кто такие были сыны Божии и дочери человеческие? Мы говорим, что сынами Божиими были Ангелы, которые сошли с небес и согрешили с дочерьми человеческими.

– Безумие... Если вы будете рассуждать, как вам вздумается, то попадёте на самое дно адово. Ты слышал, что сказано? Доколе жил Сиф, 912 лет, его сыновья не смешивались с дочерьми Каина. А после смерти Сифа сыновья его забыли, что сказал им отец; ибо говорит Писание: тогда сыны Сифовы уязвлены были красотой дочерей Каиновых и брали их себе в жены (ср.: Быт. 6, 2). И рождавшиеся от этого смешения были народом исполинским, народом известным вовек.

А какое зло творили исполины, вы и не знаете! Ибо сильно умножились сыновья Сифовы после того, как взяли замуж дочерей Каиновых! Потому что сыновья Сифа назывались сынами Божиими, а сыновья Каина назывались сыновьями диаволов. 112 Итак, когда смешались «сыны Божии» с дочерьми человеческими, родился народ исполинский.

– А почему вы поклоняетесь идолам, ведь Бог говорит во Второзаконии: не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им (Втор. 5, 8–9)?

– А что это такое?

– Иконы, которым поклоняетесь вы!

– Давай-ка я скажу тебе! А кто сделал первую икону?

– !!!

– Бог сотворил человека по образу и подобию Своему. Святой Иоанн Дамаскин говорит, что первую икону, то есть человека, Бог создаёт по Своему образу и подобию113.

– Он сделал, а нам заповедал не делать.

– А ну-ка почитай Библию, в Исходе главы с 25-й до 30-й. Ты видишь там, что всё имеющееся в храме сделано по повелению Божию. И иконы, и завеса, и ковчег Закона Господня, и херувимы славы, и облачения священников, и митры архиереев, и кадильницы, и подсвечник с семью светильниками – всё. Не сказал ли Бог Моисею: «Моисей, возьми-ка и сделай ящик из акации и обложи его весь золотом! Моисей, сделай два шеста из акации, обложенные золотом, и у ящика да будут кольца, чтобы ты мог вдеть в них шесты и поднять ковчег Закона. Моисей, положи в ящик тот скрижали Закона, которые Я дал тебе на горе Синай. Положи туда и медного змия, которого ты сделал, когда змеи кусали их в пустыне, положи жезл Ааронов, который расцвёл, когда он прислонил к ковчегу Закона 12 жезлов – ибо жезл Ааронов расцвёл в ту ночь и произрастил даже миндалины, – и стамну с манной положи туда, золотую стамну». Манна была наподобие засушенного хлеба, ею питались евреи в пустыне 40 лет. Разве это были не дела рук человеческих?

– А почему Вы кланяетесь и креститесь, ведь Крест был древом и виселицей, на которой умер Господь Иисус?

– Почему вы всё время перескакиваете с одной темы на другую? Вы всегда так поступаете, когда спорите с кем-нибудь, чтобы заморочить ему голову. Вот что говорит святой апостол Павел: слово о Кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, сила Божия (1 Кор. 1, 18). Ты видишь, что Святой Крест – не виселица и не дубина? Напротив того, он – мудрость и сила Божия!

Вы слышали, что такое Крест, вы, сектанты, прельщающие людей и ведущие их в ад? «И явится в конце света секта, – говорит святой Андрей Кесарийский, – которая не будет осенять себя крестным знамением, ибо наложит им антихрист печать на правую руку, и они не будут поднимать её ко лбу», – ибо лоб – это разумная часть души, то есть ум.

Были у меня как-то давненько несколько женщин-баптисток из Абруда, уезд Алба. Когда я рассказал им о чуде, произошедшем на Святом Гробе с бесноватой женщиной, которая, прикоснувшись к частице древа Креста Спасителя, исцелилась, все они перекрестились. А одна сказала: «Отче, я не перекрещусь!» – «Крестись!» – говорю я ей. «Не перекрещусь! Я не могу поднять руку ко лбу! » – «Наложил на тебя печать бес, поэтому ты и не можешь поднять её! Перекрестись, женщина, и увидишь силу Божию! » – «Нет, не могу поднять руку!»

И я беру её правую руку, она ведь стояла рядом со мной, с правой стороны, и трижды осеняю крестом её лицо.

«Ой! Ой! Как же мне стало легко!» – «Да! Теперь бес ушёл с твоей руки!» Так убежал от неё бес, одержавший её. Потом я исповедал её, и она вернулась в Православную Церковь. Вы видите силу Святого Креста?

– Хорошо, но место по правую и по левую сторону Пресвятой Троицы предопределено, ибо сказано: дать сесть у Меня по правую сторону и по левуюне от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим (Мф. 20, 23).

– Это неправда! Спаситель говорит: дать сесть у Меня по правую сторону и полевуюне от Меня зависит, но кому уготовано, потому что эти два места от Отца предназначены Матери Божией и святому Иоанну Крестителю. Кто такой Иоанн Креститель? Самый великий человек из рождённых женами. А Матерь Божия кто? Что говорит псалом 44? Предста Царица одесную Тебе, в ризах позлащенных одеяна преиспещрена (ст. 10).

Если Она родила Сына Божия от Духа Святого, была «палатой Духа Святого», носила Сына Божия во чреве и вскормила Его, то кто может быть более Неё? Она Царица Духа Святого, Царица Херувимов и Серафимов! Вы, все сектанты и язычники, в день Суда увидите, Кто такая Матерь Божия, когда Она воссияет в славе превыше сонмов Херувимов, Серафимов и всех Престолов. Бедная ваша головушка! Отправитесь вы тогда вместе с сатаной в огонь геенский все, кто хулит Матерь Божию!

Вы видите, что Христос был распят на Кресте, и оплёван, и бичеван, но, тем не менее, Он и тогда не забыл о Матери Своей? Это показывает святой Иоанн Евангелист, говоря: сыне, се, Матерь твоя! То есть «заботься о Ней»! И тот взял Её к себе. И Ей сказал: Жено! се, сын Твой! (Ин. 19, 27, 26). Он оставил Её на попечение всечестному апостолу, и Она прожила ещё 15 лет до преселения Своего на небо.

–    А почему Он не оставил Её на попечении одного из братий Своих?

– Потому что у Спасителя не было ни одного брата. Хотя Священное Писание и упоминает о «братиях Господних», но они не родные братья Ему, потому что, согласно Священному Преданию, Мария, Матерь Божия, осталась и по рождестве Девой, как это было прообразовано114 в видении пророка Иезекииля (см.: Иез. 44, 1–3). Затем, если бы у Него были братья по плоти, то Спаситель доверил бы попечение о Ней кому-нибудь из братьев, а не апостолу Иоанну. Так называемые «братья Господни» были лишь сродниками Иисусовыми; словом братья передано греческое слово adelfoi (на еврейском: ah), у которого несколько значений: «братья», «двоюродные братья», «близкие родственники».

У Матери Божией больше не было детей. Что говорит Писание? И не знал Её, доколе Она не родила Своего Первенца (ср.: Мф. 1,25).

–    Да. Но это подразумевает, что после этого у Неё были и другие дети.

– Слово «доколе»115 означает вечность. В Священном Писании написано: обратись, Господи, доколе? (Пс. 89, 13). Или: рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих (Пс. 109, 1). Означает ли это, что после этого Спаситель наш Иисус Христос не будет сидеть одесную Отца, чтобы царствовать с Ним во все века, тогда как хорошо известно, что Царству Его не будет конца (Лк. 1, 33)?

Или: се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20). Что? После скончания века Христос более не будет с нами? И о Мелхоле, дочери Сауловой, говорится: у неё не было детей до дня смерти её (2Цар. 6, 23). Так что же, значит, она родила после того, как умерла? Слово «доколе» означает вечность. А не будто бы Её познал другой мужчина после Рождества.

Знаете, кто такая Матерь Божия? Она – Царица Херувимов, Царица всей твари, палата воплощения Божия, дверь света, дверь жизни, дверь заключённая, через которую не проходил никто, кроме Господа нашего Иисуса Христа. Она – лестница в небо, Божественное кадило, храм Пресвятого Духа. Богородица – Невеста Отца, Матерь Слова и храм Божественного Духа.

Сколько же милости подаст Матерь Божия тем, кто почитал и восхвалял Её! И сколько ярости ожидает тех, кто не верил в Её святость! Что же будут делать тогда секты, хулящие Матерь Божию?

На иконе Пресвятой Богородицы с Богомладенцем на руках ты видишь небо и землю. Господь представляет Собой небо, Он превыше небес, а Матерь Божия представляет землю. Она – нашего рода.

Объятия Пресвятой Богородицы крепче плеч Херувимов и Серафимов. Она держит Того, Кто создал небо и землю и всё видимое и невидимое. Она – Матерь наша, милующая и нищих, и вдов.

Она всегда молит Спасителя о прощении наших грехов. Бог принимает покаяние от человека до его последнего вздоха, если он обращается к Нему всем сердцем и почитает Матерь Божию. Имейте великое благоговение к Ней, ибо счастлив тот дом, в котором есть икона Пресвятой Богородицы. Каждый день читайте Ей акафист и молебен.

Если бы не было Пресвятой Богородицы, мир не просуществовал бы двух тысяч лет. Она всегда стоит на коленях и молится Пресвятой Троице. Она – четвёртое духовное Лицо на небесах.

– А для чего малые дети должны очищаться посредством Крещения, ведь они же чисты, ибо на них нет ни единого греха?

– Для того, чтобы омыться от прародительского греха, с которым рождаемся все мы. Ты не читал в Псалтири: се бо, в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя (Пс. 50, 7)?

–    Хорошо, но у ребёнка, когда он мал, ещё нет веры, а Библия говорит: кто будет веровать и креститься, спасён будет (Мк. 16, 15).

– Действительно, дети не могут веровать в том возрасте, в каком их крестят. Но как в Ветхом Завете обрезание совершалось на основании веры родителей, так же и Крещение совершается на основании веры душевных родителей (крёстных) крещаемых младенцев (Мк. 9, 36–37). У детей нет веры, но она есть у их крёстных, которые являются гарантами и поручителями пред лицом Божиим и Его Церковью за крещаемого ребёнка и которые приносят должное исповедание веры вместо них.

А вы, сектанты, знаете, сколько существует крещений? Вы читали «Догматику» святого Иоанна Дамаскина?

– Нет.

– Описывая историческую эволюцию Крещения, начиная с типов, служивших его прообразами, святой Иоанн Дамаскин насчитывает восемь крещений от начала мира до конца света116:

Первым крещением было крещение потопом во времена Ноя, для истребления греха;

Вторым крещением было крещение в море и облаке, когда евреи возвращались из рабства фараону;

Третьим крещением было крещение Ветхого Закона – обрезание;

Четвёртым крещением было крещение Иоанна Крестителя, называемое также крещением покаяния;

Пятым крещением является Крещение водою и Духом – наше христианское Крещение, переданное нам Христом через святых апостолов;

Шестое крещение – это крещение через покаяние и слёзы, то есть это исповедь, установленная Спасителем сразу же после Его Воскресения, когда Он дал апостолам власть вязать и решить грехи людей: что разрешите на земле, то будет разрешено на небе; и что свяжете на земле, то будет связано на небе (ср.: Мф. 18, 18);

Седьмое крещение – это крещение кровью, то есть мученичеством. Этим крещением Сам Христос крестился вместо нас, пролив Кровь Свою для спасения мира. Этим крещением крестились и мученики, от начала и доныне, отдав жизнь свою за любовь Христову;

Восьмое крещение – это крещение, которое будет в конце света, то есть крещение огнём неугасимым для тех грешников, которые будут мучиться в муках адовых, поскольку не покаялись, пока жили на земле [...].

– Отче, я уже давно являюсь проповедником и не могу отречься от своей веры даже несмотря на то, что вы ответили на мои вопросы.

– Знай, что все, кто не повинуется Церкви Христовой Православной, остаются сектантскими группировками, и им очень трудно исправиться, ибо святые отцы говорят: «От всякого греха человек обращается с лёгкостью, а от ереси – крайне тяжело!» И это потому, что помрачается разумная часть души, и я напрасно говорю ему, что это белое, ведь он видит чёрное. И поэтому ему очень тяжело обратиться. Таков менталитет всех сектантов.

Кроме того, немало православных христиан, особенно из тех, кто не ходит в храм и у кого материальное положение неважное, вовлекаются во всякие сектантские группировки потому, что там им предлагают деньги, одежду и другие материальные подачки из заграницы. Таковые продали душу свою диаволу и не спасутся вовеки, если не вернутся к истинной матери-Церкви, которой является Церковь Православная.

Диалог с иеговистом

Иеговистов называют антихристами, потому что они оспаривают Божественность Иисуса Христа. Приходил сюда ко мне один проповедник из Пятра Нямц.117 Его привели родители. Поскольку он не хотел служить в армии и брать в руки оружие, то отсидел 2 года и 7 месяцев в тюрьме. Иеговисты ратуют против государственной власти, а не только против власти церковной. Он был парень высокий, красивый, крепкий такой, с родителями. И они мне сказали:

– Батюшка, мы пришли, чтобы ты вразумил нашего сына, потому что он вообще не хочет слушать то, о чём мы его учили с детства.

– Ну, и как же его зовут?

– Георгий.

– Какой веры ты придерживаешься?

– Я искренний свидетель Иеговы небесного.

– Да? А ты признаёшь какую-нибудь власть – военную, политическую или церковную?

– Нет! Иегова небесный – это всё.

При разговоре этом присутствовало много людей. Это был первый свидетель Иеговы, с которым я дискутировал. Его привели родители. Затем пришёл и другой, из Ботошань.118

– А ну послушай-ка! Ты не признаёшь никакой власти?

– Да.

– А ты веришь в Новый Завет, в послания великого апостола Павла?

– Верю!

– А ну-ка открой тогда к Римлянам 13, 1–8.

Он пришёл со Священным Писанием в кармане, но открыть его ни за что не хотел.

– Да открой же ты, парень! Вот там у меня лежит Библия, но открой её ты, не верящий ни в какую власть, ни во что вообще.

– Нет!

Но отец сказал ему:

– Да открой же ты её! Мы же привели тебя сюда, чтобы ты убедился.

Я написал одну книгу, и в ней есть такая глава: «Государство по учению Библии"119 . То есть о том, почему мы платим государству налоги, почему подчиняемся государству и почему поминаем наших правителей на богослужениях.

Спустя какое-то время он открывает Библию и читает:

Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога.

– Ну что теперь, слышал? Вы слышали, люди добрые? Власти поставлены на земле Богом. Как бы нам ни казалось, будто они хорошие или, наоборот, плохие, однако их поставил Бог. А ну-ка прочти и второй абзац! Не хочешь? Прочти – прочти, ведь больше всего тебя поразит второй стих, который гласит: посему противящийся власти противится Божию установлению. А ну-ка постой! А кто такой Иегова?

– Бог.

– Да? И я тоже знаю, что Он Бог. Ведь мы тоже называем Его и Иеговой, и Саваофом, и Иисусом Христом. Русский называет Бога «Боже», англичанин – «Год», грек – «Теос», француз – «Дьё», еврей называет Его Иеговой, а мы – Богом, но это всё одно и то же имя Бога. Ты слышал, что Иегова установил власть на земле? Ибо нет власти не от Бога. Ну что, слышал? А там что говорится? Кто не подчиняется власти, тот противится Божию установлению. Итак, Иегова – это Бог?

– Да.

– Так ты понял, что противишься Иегове? Ты не иеговист! Ты самый что ни на есть антииеговист. Ты самый большой антихрист, прельщённый сатаной! Но постой, этим ты ещё не отделаешься! А ну-ка открой дальше! Отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь. Не оставайтесь должными никому ничем (Рим. 13, 7–8). Ты видел, что повелевает апостол? Отдавать и подать, и честь, повиноваться властям и молиться за них (см.: Рим. 13, 5; 1Тим. 2, 1–2). После всего, что я сказал ему и показал в Священном Писании, он сказал «до свидания» и ушёл, не проронив ни слова, потому что ему стыдно было перед столькими людьми потерпеть поражение. Недели через три пришли ко мне снова его родители и сказали:

– Батюшка, он взял цитаты вашей святости, пошёл и разубедил всех у себя на работе, – ибо там у них была группа из 12 человек, обращённых в их веру. Братья, это антихристы, не следуйте за ними, ибо они предтечи антихриста, отрицающие Божественность Иисуса Христа. Евангелист Иоанн в своём Первом соборном послании, глава 4, говорит: всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа как Бога, есть дух антихриста (ст. 3). Поэтому он и говорит: не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире (1Ин. 4, 1), и они хотят прельстить людей и отвести их от правой веры, ввергнуть их в геенну.

О пятидесятниках

Христос, сидя с учениками Своими на Масличной горе, велел им не отлучаться из Иерусалима, а ждать обещанного от Отца (см.: Лк. 24, 49; Деян. 1, 4). И вы видели, что сказал Спаситель апостолам: вы будете крещены Духом Святым вскоре после дней сих (ср.: Деян. 1,5).

Так как же проклятые пятидесятники говорят о себе, будто они были крещены Духом Святым? Да кто тебе передавал когда-нибудь Духа Святого? Это диавол научил тебя «крестить Духом Святым и огнём»! Ведь Дух Святой дан был одним только апостолам, в виде огненных языков, и через них передан был их ученикам – епископам и священникам – путём хиротонии.

Почему Дух Святой не сошёл тогда в другом виде? Если вспомнить другую историю – смешение языков (см.: Быт. 11), то мы увидим, что Дух Святой, смешавший языки у Вавилонской башни, сходит теперь в виде огненных языков, чтобы собрать в единую веру всех, то есть все народы.

Ибо я так говорил с пятидесятниками в Виковул-де-Сус, на Буковине. «У нас имеется крещение Духом Святым, – говорили они, – поэтому мы обладаем харизматическим даром говорения на языках!» – «Духом гордыни обладаете вы. Ибо не этого требовал Христос от нас. Только апостолам, епископам и священникам дана от Христа власть крестить Духом Святым и огнём».

– Пятидесятники хвастают тем, что они будто бы говорят на разных языках.

– Да. Диавол знает все языки и может научить тебя, он же «великий филолог»! Вот что. Когда какой-нибудь пятидесятник скажет вам, будто вам нужно «креститься Духом Святым», дайте ему от ворот поворот. Ибо Христос не требует от нас этого. Потому что крещение Духом Святым предназначено было одним только апостолам, когда Спаситель сказал им: вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым и огнём и примете силу свыше (Деян. 1, 5, 8; см.: Мф. 3, 11). А для остальной Церкви, Церкви повинующейся, установлено было крещение водою и Духом.

Ибо пришёл Никодим ночью к Спасителю, и, когда они беседовали, Спаситель сказал ему: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия (Ин. 3, 3). А тот, хоть и был великим учителем Ветхого Закона, не понял Его слов. Спаситель говорит ему во второй раз: «Если кто не родится заново, не может войти в Царствие Божие». Тогда он ещё больше стал недоумевать: «Господи, но как человек может заново родиться? Как? Войти, будучи уже стар, в утробу матери своей и родиться во второй раз? » Он и теперь всё ещё не понимал, о каком рождении говорит Спаситель. И тогда, на третий раз, Иисус сказал ему ясно, посмотрите в Ин. 3, 5: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.

Вот какое Крещение требуется для нас всех – Крещение водою и Духом, которое мы принимаем в Святой Церкви Христовой в бане возрождения (см.: Мф. 3, 5). Ибо Дух невидим, а вода видима. Ибо Таинства Церкви, основанные Христом, всегда двояки: одна сторона их невидима, а другая видима, в одну веруют, а другую ощущают, то есть в Крещении это – Дух и вода.

О колдуньях и гадалках

– Батюшка, некоторые православные ходят к колдунам и к тем, кто раскрывает будущее по Священным Книгам. Это можно делать?

– Те, кто раскрывает будущее по Священным Книгам, монахи ли они или мирские священники, отпали от правой веры. Они называются гитиями, то есть гадающими по священным предметам. Кто ходит к раскрывающим будущее таким способом, тем 10 лет нельзя причащаться. А кто раскрывает таким способом будущее, если он священник или монах, тот подпадает анафеме и отлучается от Церкви, потому что занимается колдовством, используя священные предметы.

Ты видишь, что то тут, то там шныряют всякие бабки, ищущие обмануть тебя и ввергнуть в ад: «Давай сниму с тебя порчу!» Погадать на ракушках, на книгах, сделать приворот, чтобы ты, мол, вышла замуж, чтобы взял тебя такой-то и такой-то. Ты не сталкивалась с ними?

И то и дело видишь, что бабка эта крестится, когда читает заговор, а вдобавок ко всему ещё и читает «Отче наш». А в конце говорит: «Заговор от меня, а исцеление от Богородицы! » Ты слышишь, что говорит слуга диавола? Слышишь, как сатана смешивает отраву с мёдом, чтобы столкнуть тебя на дно адово?

А какая связь может быть между Пресвятой Богородицей и заговором старухи?

Церковь осуждает гадалок: гадающие на бобах, на кофейной гуще, книгах, угольях, по руке (хиромантия) на 7 лет отлучаются от Святого Причастия.

Кто колдует, делает приворот, наводит порчу на скот, чтобы у него пропало молоко, те запрещаются в Причастии на 12 лет, а чародеи – на 25 лет. Существует 13 видов колдовства, и все они преданы Церковью анафеме.

Если вы услышите, что кто-нибудь «раскрывает книгу», бегите от него, как от сатаны, ибо он гития – он колдует на священных предметах. И бабка, которая крестится, делая заговор, тоже гития, ею тоже руководит диавол, чтобы прельстить тебя. «Да ладно, это никакой не грех! Да какой это грех, если бабка прочла «Отче наш» да к тому же ещё и перекрестилась!»

Видишь, как диавол смешивает яд с мёдом и свет с тьмою, чтобы ввергнуть тебя в ад? Какая может быть связь между Крестом, Пресвятой Богородицей и колдунами? Не ходите к тем, кто «раскрывает книгу», ибо полетите на дно адово! Знахари, колдуны и чародеи – все они преданы анафеме, они извергнуты из Тела Христова, которым является Церковь!

Преданы анафеме также и те, кто гадает по грому, звёздам, внутренностям животных, полёту птиц, кто разгоняет облака120. Все их мы находим в правилах святого Иоанна Златоуста121.

Чародеями являются все, кто лишает скот молока и поля плодородности силой бесовской. Им служат определённые бесы, называемые прорицательными, если они предсказывают будущее, и бесами-архиконами, если знают Писания. А те, кто «раскрывает книги», называются на греческом языке гитиями – колдующими на священных предметах. От греков православную веру переняло столько стран, в том числе русские, которые в 1988 году отпраздновали 1000-летие принятия христианства.

Поэтому я говорю вам, чтобы вы не принимали в свой дом колдунов, цыганок с морскими ракушками и игральными картами; нечего им приходить гадать, чтобы затем обмануть тебя. Схвати-ка ты палку и пригрози им: «А ну-ка иди отсюда, диавол! Прочь от моего дома!» Не обманывайтесь, ведь у света нет ничего общего с тьмою.

Ты видел великого апостола Павла, когда он вошёл в город Филиппы? У главы города Филиппы была своя колдунья-прорицательница. Вы знаете, что такое прорицательница? Это бесы, которые предсказывают, что будет завтра, послезавтра; они отгадывают будущее.

И вот была одна девушка, девица в Филиппах, и вошёл диавол в сердце её. И когда входил в её сердце диавол-прорицатель, предсказывающий будущее, она приносила большой доход своим господам (см.: Деян. 16, 16). А когда апостол Павел с Силой вошли в город Филиппы, сатана понял, что они апостолы, и принялся вопить через девушку:

– Эти люди – от Бога, они возвещают нам путь спасения!

Видишь, как он сказал правду? И как же делала это та дева,

одержимая диаволом? У неё был такой треножник, и она сидела на нём; снизу в неё входил диавол, и она сидела так, пока не исполнится духа прорицательного, и тогда начинала предсказывать будущее122 – то есть говорила, что будет через год, через месяц, – и приносила доход своим господам, ведь она была служанкой и приносила большую прибыль хозяевам.

Но Павел апостол сказал:

Именем Иисуса Христа повелеваю тебе: замолчи и выйди из неё! Нам не нужно, чтобы о нас возвещал бес (ср.: Деян. 16, 18).

И тут она упала навзничь, как мёртвая. И вышел бес из девушки той, и стало ей плохо, и Павел исцелил её. И побежали тогда слуги к городскому голове Филипп:

– Вот пришли двое из тех, что за Христа Распятого, и всё – ваша девушка умерла и не сможет больше делать свои прорицания и гадания!

Но она не умерла, это только дух прорицательный вышел из неё.

Тогда разъярились хозяева её, поймали Павла и Силу и, заковав им руки в цепи, а ноги забив в колоду, бросили в темницу и избили там. А Павел и Сила в полночь встали на молитву, как могли, закованные, и стали бить поклоны. И когда они били поклоны, вдруг сотряслась темница та, распахнулись настежь все двери и цепи спали с их рук; а стражи, охранявшие темницу, уже вынули мечи, чтобы покончить с собой. Но Павел сказал:

– Никто да не убегает отсюда! Не придавайте этому значения! Мы все здесь (Деян. 16, 28), – и упали оковы со всех узников.

Вы не читаете Деяния Апостольские? Тогда начальник стражи города Филиппы пришёл и сказал:

– Господин, те двое, которых вы бросили в темницу и которые изгнали беса из вашей девушки, помолились, и сотряслась темница, и упали оковы со всех узников в темнице. Мы уже хотели покончить с собой, думая, что они сбежали. А ещё мы видели Ангела Божия, который пришёл к этим двум апостолам в полночь, вот тогда и сотряслись основания темницы.

И пришёл тут начальник темницы. Когда он увидел всех сидящими без оков, то спросил:

– Люди добрые, а вы кто такие?

– Мы апостолы Иисус Христовы! Мы изгнали беса из той прорицательницы, что гадала людям, потому что она обманывала народ, ибо имела духа прорицательного в себе.

Тогда темничник сказал Павлу:

– Крести и меня, ибо я тоже верую в Бога вашего!

Так уверовал во Христа начальник темницы с женой своей, и крестили его и весь дом его (см.: Деян. 16, 33). И отпустили апостолов на волю, чтобы они проповедовали Евангелие повсюду.

А из-за чего их бросили в темницу? Из-за той девушки, из которой они изгнали беса, силой которого она отгадывала будущее. Ибо бесы бывают нескольких видов: одни из них колдуны, которые помогают в колдовстве; другие прорицательные, они отгадывают будущее, а третьи – архиконы, они знают всё Священное Писание наизусть. Они входят в еретиков и сектантов и толкуют им Писание превратно, не так, как нужно.

Вы знаете, что теперь, перед концом света, выйдут предтечи антихриста и начнут совершать чудеса и великие знамения (см.: Мф. 24, 24) ? И если ты сейчас веришь этим сумасшедшим и бесноватым, то что же станешь делать, когда увидишь, как он подходит к тебе и из сухой соломы делает тёплый хлеб, а из сухой лозы выжимает отличное вино, и когда увидишь, как убегают прочь горы?

Ты видишь сектантов? Они – предтечи антихриста, ибо искажают веру. Те, кто искажает правую веру, – это предтечи антихриста, какая бы у них секта ни была. Бегите от них, как от огня, остерегайтесь их, как дел тьмы!

О непостижимых судах божиих

Один монах из Скитской пустыни, пойдя в Александрию, чтобы продать своё рукоделие, ибо он плёл корзины, увидел там похороны. Умер игемон того города, жестокий язычник, умертвивший тысячи христиан, ибо это было во времена великих гонений. Стояла прекрасная погода, и весь город шёл за ним, провожал его до могилы.

Когда монах вернулся восвояси, один великий отшельник, подвизавшийся в пустыне 60 лет и питавшийся одними кореньями и прочим, что только можно найти в пустыне, был съеден гиеной. Тогда монах подумал:

«Игемона, истребившего тысячи христиан, с такими почестями провожали к могиле, а праведника, прослужившего Богу 60 лет и жившего одним постом и молитвой, съела гиена! Что же это за суды Божии? Видимо, Бог, будучи Преблагим, попускает и некоторые несправедливые вещи. Буду молиться Богу, чтобы Он открыл мне, каковы Его суды, ведь люди порой судят против Промысла, против домостроительства Божия. Один зол и грешен, а у него всё хорошо. Другой добр, а дети у него злые, жена больна, и он из одного несчастья попадает в другое. Какой-нибудь злодей живёт долго, а преподобный человек умирает рано. Какой-нибудь благочестивый христианин молится Богу, постится, а видит одни скорби, другой же нечестен, матерится, пьёт, но его не наказывает Бог».

И так монах приметил много подобных вещей, как сказано у пророка Иеремии: Господи, почему путь нечестивых благоуспешен, а путь праведных всегда в скорби? (ср.: Иер. 12, 1).

И с этого дня он начал молиться так: «Господи, яви мне суды Твои, чтобы мне не осуждать более!» И стал молиться монах тот Богу, чтобы Он открыл ему суды Свои: почему один, бедняга, будучи свят и праведен, болеет, страдает, проходит через скорби и несчастья, а другой грешен и творит всё, что ему вздумается, но здоров и богат, пользуется авторитетом, преуспевает в должностях и почестях, и во всём ему везёт.

И долгое время молился монах тот Богу, чтобы Он открыл ему, почему имеет место такая несправедливость, что добрые часто попадают в трудности, а злым везёт: «Пусть откроет мне Бог суды Свои, ибо я тоже много раз смущался, видя столько несправедливостей, которые, как мне кажется, Бог попускает».

А Преблагий Бог, поскольку человек не знает Его судов, открыл ему суды Свои следующим образом, хотя мог и погубить его за эту пытливость, за желание выведать тайны Божии, которых не знают даже Ангелы. Но, любя его, поскольку тот проводил жизнь святую, восхотел его умудрить, ибо судов Божиих никто знать не может.

И вот однажды пустынник наш отправился один в Александрию, чтобы продать свои корзины, ибо идти до неё надо было три дня. И когда он вышел из своей пещеры, на одной красивой поляне вышел ему навстречу другой монах, молодой, весьма благолепный на вид:

– Благослови, отче!

– Бог да благословит тебя, чадо!

– Куда держишь путь, отче?

– Иду на рынок, чтобы продать своё рукоделие.

Они продавали корзины и покупали себе хлеб, сушили сухари и питались ими да злаками, которые находили в пустыне.

– Отче, я тоже иду в Александрию.

– Ну слава Богу, у меня будет попутчик!

Взяв поклажу старца, молодой монах сказал ему:

– Отче, вот посмотри. Ты знаешь, что должны делать монахи, когда идут куда-нибудь! Молиться непрестанно и беседовать с Богом. Это долг монаха и христианина – идя куда-нибудь, молиться.

– Да, отче, будем до Александрии заниматься молитвой!

– Не пророним ни слова! – отвечал ему молодой. – Пока мы будем идти этой дорогой три дня, ты заметишь за мной жуткие вещи. Но не говори, не суди меня и не нарушай это своё обещание!

– Да, чадо! Если Бог поможет мне, то с этой минуты я не пророню больше ни слова!

И они пошли. Молодой монах нёс корзины, и они молча шли.

В полдень, когда солнце стало припекать нещадно, пришли они в одно село, и вышла им навстречу молодая супружеская пара:

– Отцы, вам нельзя сейчас идти, потому что солнце слишком сильно палит. Милости просим, зайдите к нам!

Эта молодая пара приняла их со всем благодушием, ибо на Востоке в дневное время невозможно путешествовать, только утром и вечером. А там есть такой обычай: если тебя приняли в дом, то должны умыть тебе ноги. Помните, Спаситель сказал Симону фарисею: Я пришёл в дом твой, а ты воды Мне на ноги не полил (ср.: Лк. 7, 44) ? Потому что там песок очень горячий, и когда ты вошёл в дом человека и он полил тебе немного холодной воды на ноги, то он оказывает тебе великое благодеяние. Ноги ужасно разгорячаются по причине песка и камней.

Эти молодые супруги, узнав, что они из Скитской пустыни, где подвизались только монахи святой жизни: святой Антоний Великий, святой Макарий Великий, святой Сисой Великий, святой Онуфрий Великий и другие великие исихасты, вошедшие в наш календарь, – приняли их с великим уважением, любовью, омыли им ноги, дали немного передохнуть и посадили за стол.

У этой пары в доме был один серебряный сосуд, очень дорогой, передававшийся из поколения в поколение. В этом сосуде они из благоговения и подали им пустынническую еду, тем самым оказав им подобающую честь.

Монахи поели, поблагодарили и отправились отдыхать, ибо очень устали. К вечеру, когда нужно было трогаться в путь, молодой монах украл этот серебряный сосуд. Старый монах увидел это и думал: «Ну ты только посмотри! Люди приняли нас с такой честью, омыли нам ноги, накормили, а этот монах украл у них серебряное блюдо»...

Пройдя какое-то расстояние, они подошли к мосту. Молодой монах осенил, этот сосуд крестным знамением и выбросил его в воду. Старец увидел это и подумал: «Какая несправедливость! Зачем же он взял у них блюдо и выбросил его в воду? Почему не оставил там? » Но промолчал, ибо дал обет не говорить до Александрии.

Вечером они пришли к другой молодой паре. Те тоже вышли им навстречу, приняли с любовью, омыли им ноги по обычаю и дали отдохнуть. А у них был крошечный младенец, всего нескольких месяцев от роду. Утром, когда пришла пора уходить, молодой монах незаметно для родителей подошёл к колыбельке младенца и задушил его.

Старец увидел всё это и сказал в сердце своём: «О, с каким же преступником я отправился в путь! Там он украл серебряное блюдо, здесь убил ребёнка!» Но ведь тот предупредил его: «Ты увидишь за мной многое на этом пути, но смотри не заговори, ибо нарушишь свою клятву!»

На следующий день около полудня, когда они проходили через какое-то село, вышел им навстречу некий хозяин:

– Отцы, вам нельзя дальше идти, ибо солнце печёт и очень жарко. Зайдите к нам, отдохните пару часов, а вечером опять продолжите путь!

А у человека того была злая собака, она была привязана и стерегла всё его хозяйство. Принял их человек тот, угостил, дал отдохнуть. А ближе к вечеру, когда стало прохладней, они ушли. Но молодой монах вернулся назад незаметно для хозяина, перекрестил собаку, и собака та взметнулась вверх и упала замертво.

Старец увидел это, но по-прежнему молчал: «Да что же это такое? Там украл серебряное блюдо, тут задушил ребёнка, а здесь умертвил собаку!»

Когда они шли на следующий день, то проходили мимо корчмы. В ней не говорили о Боге, в ней алкоголь правил бал: пели, свистели, матерились и, завидев монахов, заорали:

– Ты погляди, попы!

Когда человек пьян, то уже не он говорит, говорит диавол! Старый монах ничего не сказал, шёл себе по дороге. А молодой вернулся к корчме и положил перед ней три земных поклона. Поклонившись корчме, он пошёл дальше.

На опушке леса стояло село с пустовавшей церковью. Креста на ней не было, двери были сняты с петель, окна выбиты; пустой храм, стоявший заброшенным лет уже 40. Молодой монах поднял с земли несколько камней, осенил их святым крестом и принялся кидать их в храм.

А старый монах говорил в уме своём: «Ну ты только глянь! Если бы он был от Бога, то не делал бы этого. Но он от диавола, ибо корчме поклонился, а в храм кидает камни». Но ему нельзя было говорить. До Александрии оставался ещё день.

На следующий день утром шли они вдоль околицы какого-то села и подходят к бедному домику, крытому соломой и камышом. На веранде домика сидели пятеро детишек и плакали. Старый монах вынул всё, что у него было, из рюкзака и отдалим. Потом спросил их:

– Что вы так плачете?

– Мы вчера похоронили нашу маму!

– А папа у вас есть?

– Нет, папа умер ещё в прошлом году.

У них, бедняжек, не было ни папы, ни мамы. Когда путники ушли, молодой монах вернулся назад и поджёг их дом. Детишки разбежались кто куда.

Старый монах подумал: «Да что же это за человек такой? Взял и поджёг их дом! Господи, сколько мне ещё терпеть этого головореза? Там поклонился корчме, тут забросал камнями храм! Он всюду творит одно только зло!» Но молчал, ибо вечером они должны были прийти в Александрию, в город.

Когда они подошли к Александрии, был уже вечер. Там стоял большой загородный дом, а владельца не было дома. Молодой лишь окинул взглядом дом, как тут же оказался на самой крыше. За какой-то час он и камня на камне не оставил от этого дома. Разнёс всю крышу, разбил двери, окна и всё, что было в доме, переломал.

Старец удивился тому, как он всего лишь за час разрушил такой большой дом, и испугался, увидев это. Но теперь, поскольку они уже дошли до Александрии, он мог говорить. И когда молодой спустился вниз, разнеся в пух и прах весь этот чей-то дом, он отвёл его в сторонку и спросил:

– А ну-ка послушай, брат! Теперь я уже не могу больше молчать! Мы поклялись не разговаривать до города. Скажи мне, кто ты такой? Диавол ты, человек или Ангел!

– А что такое, отче? Я что, сделал что-нибудь не так?

– Да ты все три дня, пока мы идём с тобой, только и делал, что одно зло!

– А что я сделал плохого, отче?

– Ну хорошо, а вот те люди, когда мы спустились с горы, разве они не приняли нас? Не угостили? И всё, что у них было самого дорогого, – серебряное блюдо – разве ты не украл и не выбросил его в воду?

– И что же ты на это скажешь, отче?

– Да ты совершил злодеяние! Ты совершил великий соблазн, ведь эти люди судят о нас так, будто мы его украли!

– Отче, три великих и добрых дела сделал я там! Это серебряное блюдо служило литийницей123 в храме того села. Её украл их прадед, а они этого не знали. На блюде было написано старинными церковными буквами: «Это литийница храма святителя Николая, пожертвованная семейством таким-то, и кто унесёт её из храма, тот да мучится в аду, пока не вернут её назад».

Так было написано на блюде. И из-за этого блюда девять душ, пользовавшиеся им, мучились в аду. А теперь и этим молодым тоже предстояло отправиться в ад, потому что они использовали его. Мне стало жаль их, и я украл это блюдо; но мне оно не было нужно, и я выбросил его в воду.

На другой день пономарь того храма придёт купаться в речке и найдёт сосуд. Этот церковник, зная старинные буквы, принесёт его священнику. И когда он положит блюдо в святом алтаре, те девять душ выйдут из ада, потому что там написано: «Да сидят в аду, пока не вернут его назад».

Так что, отче, я три добрых дела сделал там: и тех девятерых вызволил из ада, и этих живых уберёг от того, чтобы они в него попали, и блюдо вернул храму, чтобы оно там было, в нём ведь очень нуждались. А ты говоришь, что я совершил зло, но я-то сделал одно только добро!

Тогда старец удивился: «Ну ты посмотри, брат, как всё было на самом деле. А я-то думал, что он вор, потому что украл блюдо!»

А когда ты убил ребёнка, ты тоже добро сделал?

– Да, доброе дело я сделал там.

– Как, ты убил ребёнка и ещё говоришь, что сделал доброе дело?

– Да постой ты и не суди по собственному разумению! Ты видел этого ребёночка? А ведь он зачат был на Пасху. И на него была наложена епитимия от Бога за то, что родители не воздержались в день Воскресения Господня: ребёнок этот в 20 лет должен был стать главарём разбойников и убить своих родителей. Такова кара за их невоздержание. И много людей ему предстояло убить, много смятений произвести на свете, потому что зачат он был в такой великий день.

Здесь я совершил три великих добрых дела: отправил душу ребёночка на небо чистой, спас его родителей от того, чтобы быть убитыми от рук собственного сына, и они, обнаружив ребёнка мёртвым, будут горько оплакивать его, и этим плачем простится им тот грех, что зачали его в день Пасхи. А ты говоришь, что я совершил зло, но я-то сделал добро!

– А там зачем ты убил собаку этого человека?

– И там я тоже сделал доброе дело! Собака эта стерегла всё хозяйство, но на следующий день ей предстояло заболеть бешенством. И когда хозяйка пошла бы, чтобы дать ей поесть, она укусила бы её, и великая скорбь воцарилась бы в доме того человека! А поскольку он принял нас, то мне стало жаль его, и я умертвил эту собаку, пока она не укусила хозяйку. А ты говоришь, что я совершил зло, но я-то сделал добро!

– А перед корчмой зачем ты крестился и клал поклоны?

– И там я тоже сделал доброе дело! В эту корчму вошли самые знатные хозяева того села: попечитель храма, сельский староста и один зажиточный крестьянин. Они ударили по рукам и договорились воздвигнуть сельскую церковь, которая стояла заброшенная. И когда мы проходили мимо, они как раз сказали: «Господи, помоги нам воздвигнуть церковь!»

Хоть они и находились в корчме, но я увидел, что эти люди хотят сделать благое дело, потому положил три земных поклона и сказал: «Господи, помоги им воздвигнуть церковь!» А ты говоришь, что я совершил зло, но я-то сделал добро. Я поклонился не корчме, я поклонился Богу, чтобы Он помог этим людям, принявшим решение восстановить заброшенную церковь.

Удивился старец и подумал: «И здесь я тоже не был прав!»

– А там, когда мы пришли к околице села, почему ты стал бросать камни в церковь?

– Да она же стояла пустая! А поскольку церковь была пуста, то бесы плясали на святом престоле, на окнах и крыше, радуясь пустоте жилища Божия, и я вознегодовал. Но ты видел, что я перекрестил эти камешки. И когда я стал бросать их в церковь, то диаволы убежали оттуда! Я ведь бросал камни не в храм, а в диаволов, бесчинствовавших там!

– А там почему ты поджёг дом этих детей? Ты увидел детишек, и тебе не стало их жаль?

– Да жаль мне было их, так же как и тебе ! Но я поступил очень хорошо. Ты видел, что у детишек тех не было ни матери, ни отца, и они ютились одни в своей жалкой лачуге. Только не знали, что под крыльцом их дома хранится клад, спрятанный ещё прадедушкой. Сосуд с червонцами из чистого золота. И я поджёг тот дом, потому что они жили в нищете и не знали, что под крыльцом спрятан такой клад.

Через несколько дней эти дети вернутся и станут искать: не осталось ли чего, и натолкнутся на этот клад, и позовут одного родственника своего, который является попечителем церкви. А он, будучи человеком со страхом Божиим, возьмёт на себя заботу о детях и на найденные деньги выстроит им большой дом и даст им всё, что им нужно, будет водить их по школам, и они станут большими людьми и верующими.

А ты говоришь, что я совершил зло, отче, когда поджёг дом, но я-то сделал добро, ведь если бы я не поджёг его, они не нашли бы клад!

– А здесь зачем ты разломал этот дом?

– Отче, этот красивый дом был построен на ворованные деньги. И было от Бога такое повеление: «Поскольку он выстроен чужим трудом и на краденые деньги, то никогда здесь не жить мужу с женой! » Жена должна была умереть при первых родах. И муж, вдовый, должен был весь век свой коротать один в этом доме.

И я разнёс этот дом, поскольку они ушли на свадьбу, и когда вернутся и увидят, что всё разрушено, то построят себе домик поменьше собственным трудом, и жена не умрёт при рождении первенца. А ты говоришь, что я совершил зло, но я-то сделал добро по воле Божией.

Тогда монах спросил его:

– Скажи ты мне, брат, сколько же великих чудес ты совершил и кто ты?

– Ну тогда и твоя святость скажи мне, о чём ты молился Богу?

– Я уже несколько лет молюсь о том, чтобы Бог явил мне суды Свои, поскольку мне показалось, что Бог попускает много несправедливости в этом мире.

– Да? А ты не слышал Исаию пророка? Как небо выше земли, как далёк восток от запада, так далеки суды Мои от судов ваших и мысли Мои от мыслей ваших, сыны человеческие (ср.: Ис. 55, 9). Ты не слышал, что Соломон говорит? Того, что тяжелее тебя, не поднимай, и что глубже тебя, того не испытывай, чтобы не умереть! (ср.: Сир. 3, 21). Ты не слышал Давида пророка, говорящего: судьбы Твоибездна многа (Пс. 35, 7)? И как посмел ты, человек, испытывать суды Божии, которых ни Архангелы, ни Херувимы не знают? Но Бог не пожелал погубить тебя, ведь Он мог бы наказать тебя за пытливость эту, но, зная труды твои, послал меня, отче, показать тебе, что суды Божии – не как суды человеческие.

Видишь, сколько ты судил обо мне? Всё, что я делал, казалось тебе злом: что я убийца, что украл сосуд, что поджёг дом и столько всего натворил. Но всё это было хорошо весьма, и всё обернулось на великую пользу. Это было хорошо по судам Божиим, а не по человеческим!

Ты судил что-то, но суды Божии были не как твои, ибо они оказались благими весьма! Ты думал, что я совершаю зло, а я-то делал только добро. Итак, впредь не суди больше никого и, что бы ни видел, говори: «Господи, Ты знаешь всё! А я не ведаю судов Твоих!»

Итак, святый отче, да не дерзает никто из людей испытывать судов Божиих, ибо даже Ангелы не могут знать судов Его! Но поскольку ты человек, то Бог простил тебя, однако послал меня вразумить тебя, чтобы ты больше не смел испытывать судов Его, ибо суды Божии – бездна многая, и никто не может знать их, даже Ангелы на небесах.

Итак, запомним из этой повести, что всё, что кажется нам в мире сем превратным или плохим, часто не таково! Мы ошибаемся, поскольку не знаем судов Божиих сокровенных и непостижимых.

Не испытывай неиспытуемого и не желай постичь непостижимого! Аминь.

О послушании родителям и чуде святой литургии

Жил на свете один человек, и был он очень набожным; звали его Иулиан. И умерла жена у человека того, и обнищал он на старости лет, и был у него единственный сын по имени Феофил. Неподалёку от старика Иулиана жил барин, и жил он на два дома и на два больших поместья. И были у барина того озёра с рыбой, сады, виноградники, табуны лошадей, коровы, свиньи, стаи домашней птицы – словом, было у него два больших хозяйства. И были ещё у барина десятки рабов, как это водилось раньше, однако он положил глаз на Феофила, сына старика, ибо тот был и понятлив, и умён, и благоразумен и воспитан в страхе Божием. И много раз говорил барин деду Иулиану:

Дед, не хочешь продать мне в рабы своего мальчика? И будешь жить сам как барин. Я выстрою тебе дом, дам тебе денег и всего, что ни захочешь.

А человек тот был бедным, и всего-то у него было, что этот единственный сынок. И вот говорит он однажды вечером мальчику:

Дорогой мой сыночек, Феофил, ты видишь, какие мы стали бедные! Барин в который раз говорит мне, чтобы я продал ему тебя в рабы, – тогда ведь покупали в рабы, кого хотели. – Если я продам тебя, он даст мне всё, что мне нужно. Возле тебя и я буду жить в довольстве. Ведь он хочет, чтобы ты был ему доверенным рабом по дому, по хозяйству; не на скотном дворе ты будешь. Он хочет, чтобы ты был ему за сына, – ибо у барина того не было детей.

И мальчик оказал послушание родителю с любовью и сказал:

– Папа, ради твоей любви чего только я не сделаю? Ты у меня один на всём белом свете, мама ведь умерла. Продай меня в рабы! Продай, ибо я со всей любовью хочу быть рабом, чтобы видеть, что ты хорошо живёшь на старости лет; ибо Бог попечётся обо мне.

Тогда отец, увидев послушание мальчика, сказал ему:

– Ну, дорогой сынок, тогда я дам тебе совет. Я продам тебя в рабство, он ведь сказал, что много денег даст мне и всякого добра, но ты соблюдай следующее: покуда будешь жив, по воскресеньям во время Святой Литургии никуда не ходи и постоянно будь в храме! – сказал старец мальчику Феофилу.

– Но почему, папа?

– Вот что! Я научился у старых людей, что во время Литургии нельзя никуда идти. Если послушаешь меня, то великих опасностей избежишь и великую честь обретёшь и в мире сем, и в тамошнем.

– Хорошо, папа!

Пошёл дед и поговорил с барином:

– Вот, я посоветовался с сыном, ведь если бы он не захотел, я не смог бы продать его, и он желает быть проданным в рабство, чтобы помочь мне на старости лет.

У барина того было много рабов и ни одного ребёнка. И говорит он жене:

– Знаешь что? Вот тот благоразумный мальчик, благочестивый, послушный, который ходит к нам, – ибо он ходил батрачить к барину, – я купил его в рабы.

Она обрадовалась:

– Да? Он такой хороший! На него можно положиться, ведь отец у него верующий. Всё время ходит в церковь.

И поступил бедный Феофил к барину в рабы! А барин осыпал отца всяким добром. Пригнал ему скотину, выдал одежду самую разную, деньги. Одним словом, стал ему Феофил не как раб, а как родимый сын, как абсолютно надёжный человек.

Ведь он знал, что мальчик этот старательный, и только от бедности отец продал его.

И пробыл Феофил рабом у барина того несколько лет. И вот однажды отправился барин на экипаже из одного поместья в другое, а портфель с документами забыл дома. А Феофил был ему как сын: он сажал его с собой в экипаж, парень ведь этот был умницей, умел писать, считать. И говорит он ему:

– Послушай, Феофил, сбегай скорей домой, а то я забыл портфель с документами, – или что там у него было: деньги, что-то ещё!

– Да, барин, сбегаю!

Выпрыгнул он из экипажа и побежал назад, к дому. И когда вошёл, чтобы взять портфель барина, то барыня, будучи развратницей, развлекалась с одним из своих рабов. Феофил, придя, вошёл, взял портфель со стола и ушёл. Он даже не заметил, чем занимается жена хозяина, думал, что она спит одна. Но что же сказала женщина?

– Ты видишь, барин уличил меня с тобой в грехе! Потому и послал Феофила назад, чтобы убедиться в этом. Мне кажется, он понял, что мы с тобой живём!

– А что же теперь делать? – виновато спросил слуга.

– Знаешь, что я ему скажу? – сказала она. – Если он не отрубит голову Феофилу, то я не стану больше жить с ним! Скажу мужу, что, когда он послал его назад за портфелем, тот набросился на меня, и если бы я не стала отбиваться, то надругался бы надо мной.

Так она и сделала. Но посмотри, что значит послушание родителям и священное соблюдение завета не быть в пути во время Святой Литургии, как научил его отец.

Тогда барыня послала мужу письмо через того самого виновного раба, который жил с ней. В письме том значилось: «Клянусь Богом. Вот, Феофил, твой раб, которому ты так доверяешь, когда ты послал его назад за портфелем, набросился на меня, чтобы надругаться. И если бы я не стала с ним драться, то он сделал бы это. Если ты не отрубишь ему голову и не пришлёшь её мне, я заберу свои вещи и уйду от тебя!»

Барин, узнав об этом, удивился: «Да как же это так, Феофил?!» – ибо полностью доверял ему. Не догадался он, какое коварство замыслила барыня, чтобы отрубить Феофилу голову. И пишет он своей супруге ответ через другого раба:

«Есть у меня тут два палача, зарубивших нескольких рабов за воровство. Завтра утром приведу их сюда, в поместье, с саблей наголо. Пришли сюда Феофила! Прикинься, будто посылаешь его с чем-нибудь, ибо я дал. распоряжение палачам: как только он явится сюда утром, тут же снести ему голову с плеч. Они принесут её мне, а уже я доставлю тебе».

Так задумали они обезглавить ни в чём не повинного Феофила. А Феофил ничего не знал, бедный. Ни в чём он не был виноват и не знал, что голову его ждёт отсечение.

Что же делает дальше барыня? Вручает она утром Феофилу запечатанный конверт с несколькими словами и говорит:

– Феофил, сходи на поместье к барину!

– Да, барыня, иду!

Он не знал ничего. Он был покорным. Не знал, что там его ожидает сабля. А там уже были готовы упаковать его голову и отправить жене барина.

Когда она его послала, было воскресенье. И, идя с конвертом из одного поместья в другое, он услышал колокольный звон в церкви, оповещающий о начале Святой Литургии. Он вспомнил, что сказал ему бедный отец, старый Иулиан, к тому времени уже почивший: «Чтобы в воскресенье я не шёл никуда во время Святой Литургии, он сказал, что великой чести я удостоюсь, и Бог вызволит меня из больших опасностей».

Вошёл бедный Феофил в храм, ведь служба только началась, и отстоял всю Божественную Литургию; выслушал также проповедь и всё стоял, пока не принял анафору124.

Что же сделала барыня, увидев, что голову Феофила всё не несут? «Вот, я послала его с раннего утра, а теперь уже 12 часов!» Он ведь стоял на Литургии. И что же говорит раб, который был виновен?

– Барыня, пойду я, принесу его голову! Может, барин зарубил его, а принести её некому.

– Иди!

И посылает она виновного, чтобы принёс ей голову Феофила. А тот был в церкви и не знал ничего. Палачи ждали, когда он придёт, и спрашивали себя, почему же он всё не идёт, ибо получили повеление от барина: «Кто первым придёт сюда утром, тому снесите голову с плеч! Смойте с неё кровь, упакуйте и пришлите ко мне наверх».

Но вот приходит тот виновный. Они, увидев его с письмом, спросили:

– Зачем ты сюда пришёл?

– У меня дело к барину.

Отвели они его в сторонку, отрубили голову виновному, смысли с неё кровь, упаковали и понесли наверх к барину. И вот барин стал думать теперь, кого же отправить на коне с этой головой. Он думал, что это голова Феофила. И тут вдруг приходит Феофил из церкви:

– Барин, я принёс тебе от барыни письмо!

– А как это ты сейчас явился?

– Барин, простите меня, я отправился в путь утром, но постоял на Святой Литургии, ведь папа, когда продавал меня сюда в рабы к тебе, сказал мне так: «В воскресенье во время Святой Литургии никуда не ходи и стой на Литургии, что бы ни случилось». И я отстоял Святую Литургию. Простите меня, что пришёл к вам так поздно!

У барина потекли слёзы. Он понял, что тот ни в чём не виновен.

– Возьми этот пакет, – а тот не знал, что внутри, – и отнеси его барыне!

И написал он ей это письмо: «Поберегись, ибо тут суды Божии! Ты послала Феофила, а он простоял на Литургии. А потом ты послала другого! И вот ему-то и отрубили голову, ведь Феофил был в храме. Я не верю, чтобы этот человек был виновен».

Однако барин тоже не знал, что посланный слуга грешил с ней. И когда Феофил пришёл к барыне, то она спрашивает его:

– А как это ты приходишь ко мне теперь?

– Барыня, простите меня!

– И что ты там несёшь?

– Барин дал мне этот пакет. Сказал, чтобы я передал его вам.

Он искренне не знал, что в пакете, не знал, что он несёт голову виновного. А она была потрясена:

– А во сколько ты туда пришёл?

– Простите меня, барыня, вы послали меня утром, но я простоял на Литургии в одном селе. И опоздал, явился с опозданием. Можете наказать меня, можете покарать, но мне так сказал папа, когда продавал меня в рабы вам, чтобы я во время Святой Литургии никогда не находился в пути.

И тогда, будучи злой, она поняла, что это свершился суд Божий. Однако она тоже ещё не знала, чья голова была отрублена. Уходит она поспешно в свою комнату, чтобы посмотреть, что в пакете, и видит голову раба, грешившего с ней. Тогда она сказала: «Это суд Божий», – заплакала и вызвала барина: «Приходи скорей сюда к нам в поместье!»

Приходит барин, и она спрашивает его:

– Что ты наделал, барин?

– Я сам не знаю.

– Посмотри, что произошло! – говорит барыня.

– Я не знаю, чья это была голова. Я упаковал её... Чья она?

Тогда она рассказала ему правду:

– Господин мой, я скажу тебе всю правду! Я, окаянная и нечистая, виновата в этом. Бог спас Феофила от смерти за его безвинность. Он ни разу, с тех пор как живёт с нами, не отпустил в мой адрес ни одной шутки, даже не улыбнулся. Всегда был честным, старательным и чистым, как тебе известно. А я, грешная, жила с этим рабом, которому ты отрубил голову, целых три года. Если хочешь, прости меня, потому что я оставлю тебе всё и уйду в монастырь, стану монахиней, ибо боюсь, как бы не настигла меня ярость Божия. Я же хотела, чтобы ты обезглавил этого святого человека. Если хочешь, чтобы я ещё жила с тобой, и прощаешь меня, то хорошо, а если нет – я уйду; оставлю тебе всё имущество и уйду в монастырь.

Барин сказал:

– Ты видишь, что совершил Бог с Феофилом? Эх ты, женщина! Не уходи в монастырь! Согрешила ты, однако будем впредь бояться Бога! Ты ведь видишь, как Бог спас безвинного юношу! Ты поняла, что значит ребёнок, воспитанный в страхе Божием? Чем уходить в монастырь, давай лучше с тобой усыновим Феофила, сына нашего. Ты видишь, какой он честный?

– Давай, я тоже этого хочу! Запишем его на наше имя, перепишем на него всё, потому что только он будет поминать нас и делать по нам поминки. Видишь, сколько у него страха Божия? Ведь я послала его, чтобы ему отрубили голову, а он принёс мне голову виновного.

И позвал барин Феофила и сказал ему:

– Феофил, посмотри, ты хочешь, чтобы мы записали тебя на наше имя и усыновили?

– Барин, как скажете! Я ведь раб ваш пока что. Делайте со мной, что хотите. Если хотите меня усыновить, то разрешите мне верить во Христа, совершать свои молитвы и ходить в храм!

– Потому мы и хотим тебя усыновить! Ведь ты веришь во Христа и боишься Бога!

Они не открыли ему тайну произошедшего. Он узнал об этом позднее, а тогда не знал. И усыновили они его, и отписали ему по документам оба поместья после своей смерти, и всё имущество, и скот, и всё, что было у барина.

И так бедного Феофила, который был послушен родителям своим и никуда не ходил в воскресенье во время Святой Литургии, Бог уберёг от усекновения головы барином, и он сделался собственником всего их имущества, а на том свете улучил Царство Небесное.

Вот как умеет Бог чтить боящихся Его и послушных родителям. Аминь.

* * *

85

То есть Иисусову молитву.

86

Большой и Малой Колесницей называют Большую и Малую Медведиц.

87

Камиль Фламмарион (1842–1925) – знаменитый популяризатор астрономии, его книга «Бог в природе» вышла в свет в 1865 г.

88

Т. е. для немецких атеистов, тогда как сам он был французом.

89

Имеется в виду книга «Точное изложение православной веры» прп. Иоанна Дамаскина.

90

См.: Лествица. Слово 28. § 26. С. 282.

91

См.: Прп. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Слово 14. С. 88–90. Пипириг – село в Нямецком уезде.

92

Калики перехожие – это странники, паломники, ходящие по святым местам и живущие на подаяние.

93

Пипириг – село в Нямецкои уезде.

94

Протосйнгел Иоанникий (Морой; 1859–1944) – подвижник благочестия, монашеский постриг принял на Святой Горе Афон, где и провёл 10 лет, следующие 9 лет был монахом Нямецкого монастыря, затем был назначен настоятелем скита Сихастрия, принадлежавшего в то время Нямецкому монастырю, и нёс это послушание 35 лет, до своей смерти.

95

См.: Свт. Василий Великий. Подвижнические уставы. Гл. 34. С. 375.

96

См.: Св. Феодор Студит. Подвижнические монахам наставления. Слово 251. § 3. С. 489–490.

97

Костика – Костик, Костенька.

98

Банат – историческая область на западе Румынии, ныне разделенная между нею, Сербией и Венгрией.

99

Этот рассказ содержится в книге старца Кдеопы «Ценность души» (М., 2014).

100

Ср.: Свт. Иоанн Златоуст. О Лазаре. Слово 4. § 7. С. 837.

101

То есть Всемирного Совета Церквей.

102

Старец Клеопа говорит о румынском сборнике избранных проповедей свт. Иоанна Златоуста «Impartirea de grâu». Названная проповедь св. Златоуста взята из 20-й Беседы святителя на Послание к Ефесянам.

103

Речь идет о словаре «Tezaurul Liturgic». Его составитель Бадя Чирешану (1859–1919) – профессор, выдающийся румынский богослов-литургист.

104

Это Беседа 15 на книгу Бытия.

105

Почётный член Румынской Академии наук Антоний (Плэмэдялэ; 1926–2005), митр. Ардяльский в 1982–2005 гг., был верным духовным чадом старца Клеопы, который в начале 1950-х гг. спас его, молодого человека, от органов безопасности, за что после сам вынужден был долгое время скрываться в горах.

106

Ср.: Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа 38. § 7. С. 422.

107

Ср.: Прп. Ефрем Сирин. Слово 79. На лукавых жён. С. 59.

108

Башлык суконный остроконечный капюшон, надеваемый в непогоду. См. во вкладке фото «Старец Клеопа на монастырской овчарне».

109

Ср.: Книга правил. С. 40.

110

Анагност – причетник вообще, чтец; служитель, низший иподиакона, иподиакон – служитель Церкви, низший диакона, хартофилакс – «хранитель бумаг».

111

Георгий Кедрин – византийский монах XI-XII в., составивший всемирную историю от сотворения мира до XI в. На румынский язык она переведена и опубликована в 1837 г. Нямецким монастырем, на русский не переводилась. На «Хронограф» Георгия Кедрина обильно ссылается свт. Димитрий Ростовский в своей книге «Летопись, повествующая о деяниях от начала миробытия до Рождества Христова» (М., 2011.С. 657). Иногда она издаётся под названием «Келейный летописец». Отсюда мы и можем почерпнуть данные Кедрина.

112

См.: Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа 22. § 3. С. 204–205.

113

См.: Прп. Иоанн Дамаскин. Три слова в защиту иконопочитания. Слово 3. § 26. С. 95–96.

114

Прообразовано – т. е. был дан, описан прообраз этого.

115

В цитируемых далее местах Священного Писания на румынском языке везде стоит одно слово – «доколе», а на русском – разные слова: «доколе», «дондеже» и «до».

116

См.: Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. 4. Гл. 9. С. 210–211.

117

Пятра Нямц – город, центр Нямецкого уезда, в который входит монастырь Сихастрия. Расстояние между ними равняется 63 км.

118

Ботошань – город, центр одноимённого уезда на северо-востоке Румынии, откуда родом был и сам старец Клеопа.

119

Книга «Путеводитель по православной вере», о которой говорит старец Клеопа, в переводе на русский вышла в 2012 г. Упомянутую 32-ю главу см. в ней на с. 291 и далее.

120

См.: Правило 61 VI Вселенского Собора // Книга правил. С. 99–100.

121

О правилах свт. Иоанна Зластоуста см: Правила Православной Церкви с толкованиями. Т. 1. С. 44.

122

Так пророчествовала, например, и дельфийская пифия.

123

Литийница – богослужебное металлическое блюдо с высокой ножкой, используемое на литии для освящения хлебов, пшеницы, вина и елея.

124

Анафора, или антидор, – маленькие частицы главной, Агничной просфоры, которые раздаются верующим в конце Литургии.


Комментарии для сайта Cackle