Михаил Егорович Красножен

Источники церковного права и их история

Источники церковного нрава разделяются: 1) на общие, имеющие значение для всех христианских исповеданий, и 2) на частные (особенные), имеющие значение в отдельных церквах.

§ 7. Общие источники церковного права

1. Св. Писание. По воззрению всех христианских исповеданий, Св. Писание есть главнейший по степени важности и обязательности источник права церкви. Но каноническая важность правил религиозно-общественной жизни, содержащихся в Св. Писании, неодинакова. На первом плане стоят предписания, данные церкви самим ее Основателем, или от его имени Апостолами, как продолжателями божественного дела устроения церкви. Затем, следуют правила церковной жизни н дисциплины, предписанные Апостолами от своего собственного лица и ими же отличенные от правил божественных. Наконец, церковь находит для себя обязательными законы и в книгах Св. Писания Ветхого Завета, преимущественно в Моисеевом законодательстве. Критерием того, носит ли известное правило Св. Писания характер неизменяемости, или нет, служит ясно выраженное сознание Вселенской церкви, что известное правило или установление имеет сбой источник в божественной воле и относится к самому существу церкви.

2) Практика церкви (πράξις которая выражается двух видах: в предании и в обычае.

Не все правила устройства и управления церкви, данные И. Христом и Апостолами, внесены в Св. Писание: многие из них преданы церкви или устно, или в каких-либо внешних формах – в виде обряда и т. п. Правила эти сохраняются в церкви через преемственную передачу их от одного поколения членов церкви другому. Эта преемственная передача и есть предание. Указания на этот источник права находятся в Св. Писании (1 Коринф. 11:2)7, и в свидетельствах Отцов и писателей первых веков христианства (св. Ириней, еп. Лионский, III в. св. Василий Вел., IV в.). В IV в. находим уже попытки собирания и закрепления преданий посредством их записывания.

Под именем церковного обычая разумеется повторение одного и того же действия в церкви при одинаковых условиях. Различие между преданием и обычаем состоит в том, что первое ведет свое начало от известного авторитета, след. подходит под понятие законодательства (только неписанного), напротив, обычай непосредственно производится самою жизнью церковного общества. Обычай должен быть: 1) consuetudo rationabilis, т. е. должен быть согласен с духом и существом как всей церкви, так в частности и того института, которого он касается; 2) должен быть с. legitime praesctripta, т. е. чтобы его существование и действие могло быть доказано за более или менее продолжительное время. По пространству действия обычаи бывают: общие и местные. По отношению к закону с. secundum legem, т. е. обычаи, соответствующие закону и служащие развитием и изъяснением его мысли; с. praeter legem, т. е. восполняющие недостаток писанного закона; с. contra legem, т. е. несоответствующие писанному закону. Обычай прекращается: 1) законодательною властью церкви, которая или запрещает соблюдение определенного обычая, или возводит его в положительное правило – закон; 2) вследствие несоблюдения его в церкви; 3) в случае споров и пререканий членов церкви относительно его исполнения.

3) Законодательство церкви. В силу положительного существа и устройства церкви, законодательство ее составляет важнейший и обильнейший источник права церкви. Отличительные свойства церковного законодательства следующие: 1) в своем содержании и действии оно ограничено чисто церковными делами и отношениями; 2) по своему направлению оно отличается строго консервативным характером; 3) оно отличается от законодательства государства своеобразностью санкции.

4) Законодательство государства. Все внешнее право церкви имеет своим источником положительное гражданское и государственное законодательство. Относительно внутренних церковных дел и отношений католическая церковь отвергает в принципе возможность определяющего участия государственной власти; напротив, православная, а также протестантская – допускает возможность такого участия, предполагая при этом, что законодатель сам принадлежит к церкви и действует в строгом согласии с основными и неизменными началами права церкви.

5) Научная деятельность правоведов, проявляющаяся в толкованиях и исследованиях церковных законов и обычаев (таковы – толкования знаменитых канонистов ХII в.: Аристина, Зонары и Вальсамона; труды Арменопула и Властаря XIV в. и др.). Необходимыми условиями для признания обязательности мнений ученых правоведов служат:

1) твердое основание их на положительных правилах и законах церкви, или логически верный вывод из них;

2) признание важности их со стороны церковных установлений.

§ 8. Особые источники церковного права

1) В православной церкви.

Кроме указанных общих источников, источниками церковного права православной церкви признаются правила или постановления церковных соборов – вселенских и поместных. Вселенскими соборами называются собрания пастырей церкви по возможности из всех поместных церквей; поместными соборами называются собрания пастырей одной какой-либо местности или страны.

Вселенских соборов признается в православной церкви семь: Никейский I (325 г.), Константинопольский I (381 г.), Ефесский (431 г.), Халкидонский (451 г.), Константинопольский II (553 г.), Константинопольский III (680 г.), Никейский II (787 г.). Так как пятый и шестой всел. соборы занимались исключительно догматическими вопросами и никаких дисциплинарных канонов после себя не оставили, то пробел этот был восполнен созванным в 692 году собором, обыкновенно называемым Трулльским8 (он же нередко называется пято-шестым и просто шестым).

Правила поместных соборов первоначально имели значение только в тех церквах, пастырями которых они были составлены; но так как основания церковной жизни были тогда повсюду одинаковы, то впоследствии правила некоторых поместных соборов были признаны обязательными для всей церкви. Такое значение получили соборы: Анкирский (314 г.), Неокесарийский (314 г.), Антиохийский (341 г.), Сардикийский (344 г.), Гангрский (362–370 г.), Лаодикийский (343–381 г.), Карфагенский (419 г.). Потом к ним присоединены еще правила двух соборов Константинопольских – одного 861 г. в храме св. Апостолов (так наз. двукратного) и другого 879 г. в храме св. Софии.

Несколько канонов было составлено не соборами, а отдельными отцами церкви, которые писали их обыкновенно в виде ответов на вопросы, кем либо предложенные, Эти ответы или пастырские послания сначала имели значение частного мнения или местного распоряжения; но Трулльский собор 692 г. усвоил им значение правил обязательных, наравне с правилами соборными. 2-м правилом Трулльского соб. такое значение дано правилам свв.: Дионисия Александрийского († 265), Григория Неокесарийского († 270), Петра Александрийского († 311), Афанасия Александрийского († 373), Василия Великого († 379), Тимофея Александрийского († 385), Григория Богослова († 389), Амфилохия Иконийского († 395), Григория Нисского († 395), Феофила Александрийского († 412), Кирилла Александрийского († 444), Геннадия Константинопольского († 471); впоследствии сюда же отнесено послание Тарасия Константинопольского к папе Адриану († 809).

Кроме того Трулльский собор включил в число канонов правило Константинопольского соб. при патриархе Нектарии 394 г., а также постановление Киприана Карфагенского и бывшего при нем Карфагенского собора 255 г.

Начиная с X в. органом законодательной деятельности в восточной церкви служит постоянный синод епископов при Константинопольской патриаршей кафедре.

2. В римско-католической церкви.

Западная половина христианской церкви, называемая теперь католическою, в период вселенских соборов составляла нераздельную часть вселенской церкви, поэтом главные источники церковного права в западной церкви были те же, что и в восточной; но были у нее и не маловажные особенности в этом отношении9. Кроме того, на Западе признавались за источник права правила многочисленных поместных соборов, неизвестных на Востоке.

Со времени разделения церквей созвание соборов, именуемых на Западе вселенскими, не прекратилось. Всех вселенских соборов римско-католическая церковь насчитывает 22 (последний был в 1869–70 г. – Ватиканский10, при чем особенное значение для римско-католической церкви имеют правила или декреты Триденского собора (1545–1563 г.), пересмотревшего и упорядочившего во многих пунктах дисциплину западной церкви.

Постановления поместных соборов служат, по учению римско-католической церкви источником права только тогда, когда они имеют в виду разъяснение или развитие законодательства вселенской (т. е. римско-католической) церкви или постановлений папы. С усилением власти папы, они должны были потерять всякое значение.

Главнейшим источником права римско-католической церкви является папское законодательство, получившее для себя разные формы внешнего выражения. Общее название папских законов – тоже самое, которое у римлян служило для обозначения императорских указов – constitutiones. Эти конституции являются в виде булл (с привесною печатью из свинца, или из золота – bulla), бреве (в менее торжественных случаях), энциклик и др. Для актов, не имеющих общего значения, а относящихся к отдельному случаю или к отдельному лицу, удержался римский же термин – rescriptum.

Постановления вселенских и поместных соборов, признаваемых римско-католическою церковью, а также некоторые конституции или декреталы пап собраны в кодекс, известный под названием Corpus iuris canonici.

С XIV в. абсолютизм папской власти стал колебаться. Движение против него началось со стороны светских государей, желавших пользоваться самостоятельностью в своих собственных делах; но, благодаря им, и поместные церкви старались и успевали приобрести некоторые права на автономию. Последствием этого движения является образование нового источника права римско-католической церкви – конкордатов или договоров светских правителей с папой, в которых определялись отношения церкви к государству, а также степень и форма участия папского правительства в делах управления поместных церквей.

3. В армяно-грегорианской церкви.

Разрыв между греко-восточною и армяно-грегорианскою церковью начался со времени Халкидонского соб. 451 г.

Армянская церковь не только не приняла догматических определений этого сбора, но на своих поместных соборах – в Вагаршабаде 491 г., в Товине 596 г. и в Товине же 645 г. – предала его анафеме. Таким образом в армяно-грегорианской церкви источниками права служат правила трех первых вселенских соборов и поместных от Анкирского до Сардикийского включительно, а также правила местных армянских соборов (наиболее важными являются 38 пр. собора Товинского 527 г.) и постановления армяно-грегорианских патриархов-католикосов.

По присоединении части Армении к России и в частности города Эчмиадзина – местопребывания патриарха-католикоса – (в 1828 г.), при последнем учрежден постоянный синод. Постановления этого синода служат также источником права для армяно-грегорианской церкви, как находящейся в пределах, так и вне пределов России.

Для русской армяно-грегорианской церкви в частности имеет особенное значение устав армяно-грегорианской церкви (утвержденный в 1836 г.).

4. В евангелическо-лютеранской церкви особенными источниками церковного права являются:

1) Правила, в которых изложено вероучение этой церкви, так наз. Символические книги или Исповедания (Bekenntnisschriften), содержащие принципиальные учения относительно управления делами евангелическо-лютеранской церкви. Таковы у лютеран: Аугсбургское исповедание 1530 г. и его апология 1531 г., Шмалькальденские артикулы 1537 г., катихизисы Лютера – малый и большой 1528 и 1529 гг. и отчасти формула соглашения (Concordienformel) 1580 г.; у реформатов – Гейдельбергский катехизис 1562 г. и др.

2) Церковные уставы (Kirchenordnungen), изданные светскими государями, а также имперскими городами и определяющие подробности церковного устройства и управления.

3) Государственное законодательство, дополняющее и изъясняющее эти церковные уставы.

Главным основанием устройства и управления протестантских общин в России служит устав 1832 г.

А. Сборники церковного права на Востоке

§ 9. Апостольские постановления и правила

Первыми законодателями христианской церкви были Апостолы. По смерти их, христианские общины управлялись своими епископами по тем нормам, которые даны были в посланиях и преданиях Апостольских и которых все держались с неизменною верностью, как общего и необходимого канона церковной жизни и дисциплины. Когда христианские церковные общины распространились далеко за пределы Римской Империи и когда поэтому возникла опасность забвения или искажения церковно-юридических норм, открылась потребность письменного изложения их, в форме положительных обще-обязательных правил: в конце III или начале IV вв. появляется несколько канонических сборников, содержание которых усвоялось самим Апостолам.

Наиболее важными из них являются Апостольские постановления (Δοαταγαὶ τῶν ἁγίων Άποστόλων) и Апостольские правила (Κανόνες τῶν ἁγιων Άποστόλων).

Апостольские постановления, в настоящем своем виде, представляют сборник, из 8 книг, в котором соединены в одно целое три самостоятельных сборника, происшедшие в разные времена и от разных авторов. Первоначальное зерно постановлений Апостольских заключается в первых шести книгах11. К атому сборнику впоследствии были присоединены два других, в виде седьмой и восьмой книг его. Последний сборник (8-я книга), как самостоятельное целое, озаглавливается: «Постановления св. Апостолов о расположениях»; по этому заглавию весь сборник из восьми книг получил название Апостольских постановлений. По времени происхождения первые 6 книг относятся ко второй половине III в., а две последние к IV веку. Церковные писатели IV в. (свв. Афанасий, Епифаний) говорят уже об Апостольских постановлениях, как об обще-известной книге, и хотя не причисляют ее к каноническим, однако же рекомендуют для чтения и объяснения в церквах. В 692 г. Трулльский собор, заметив, что в догматическом учении Ап. постановлений встречается нечто привнесенное еретиками, постановил, ради ограждения христианской паствы, «Климентовы постановления благорассмотрительно отложить» (прав. 2). Тем не менее составители церковно-юридических сборников продолжали пользоваться Апостольскими постановлениями, особенно 8-го книгою их, в которой всего более содержится канонического материала. Отрывки из этой книги из греческих номоканонов перешли и в нашу печатную Кормчую. – На Западе Ап. постановления были мало известны.

Сборник Ап. правил произошел тоже в Сирии, но позднее постановлений. О времени происхождения дошедшей до нас редакции Ап. правил существуют различные мнения, при чем спорным является вопрос о взаимном отношении между правилами Апостольскими и правилами Антиохийского соб. 341 г., имеющими между совою большое сходство12. Составление сборника Ап. правил принадлежит, по всей вероятности, не одной руке и эпохе; это видно уже из того, что в первоначальном сборнике (переведенном Дионисием Малым в конце V века на латинский язык) содержалось только 50 правил. – На Востоке мы впервые встречаем Ап. правила в систематическом сборнике канонов Иоанна Схоластика в количестве 85-ти. Но авторитет Ап. правил на Востоке подвергался сомнениям до Трулльского собора 692 г., который в своем 2-м правиле окончательно упрочил этот авторитет и назвал их «преданными именем Апостолов». С того времени Ап. правила занимают первое место в составе канонического кодекса восточной церкви.

По своему содержанию Ап. правила касаются всех важнейших сторон церковного управления и жизни клира и мирян. По форме они представляют собою краткие нормы, обыкновенно с обозначением того дисциплинарного наказания, которому подвергаются их нарушители.

§ 10. Сборники постановлений: по делам церкви

В восточной церкви, которая с самого начала своего возникновения стала в тесный союз с государством, законодательство светской власти по церковным делам является весьма важным фактором образования церковного права: византийские императоры, взявшие на себя обязанность блюсти чистоту веры и церковного учения, издали весьма много законоположений, касающихся дел церковных13.

Весьма рано почувствовалась потребность в кодификации норм церковного права. Появляются сборники двух видов: 1) собственно канонические, в которых собраны были памятники собственно церковного законодательства: 2) церковно-гражданские, где собраны были узаконения государственной власти по делам церкви. С течением времени церковные правила и государственные узаконения по делам церкви стали соединять вместе – так появляются 3) сборники смешанного содержания – номоканоны.

1) Сборники собственно канонические.

Из них наиболее важными являются:

а) Сборник в 50 титулах Иоанна Схоластика.

I. Схоластик жил в VI веке. По образованию был юрист: был сначала адвокатом (отсюда его прозвание – схоластик), но потом перешел в духовное звание, был священником Антиохийским, а впоследствии и патриархом Константинопольским. В бытность священником Антиохийским (около 550 г.), он составил сбой сборник церковных правил, под заглавием: συναγωγὴ κανόνων έκκλησιαστικῶν εἰς ν' τίτλους διῃρημένη, τ. е. собрание церковных канонов, разделенное на 50 тит. В этот сборник вошли 85 правил Апост., постановления четырех первых вселенских соборов (Никейского, Константинопольского, Ефесского и Халкидонского), шести поместных (Ангарского, Неокесарийского, Гангрского, Антиохийского, Лаодокийского и Сардинского), а также 68 правил св. Василия Вел. I. Схоластик расположил правила не по порядку соборов, а в систематическом порядке, по сходству содержания церковных правил, разделивши весь сборник на 50 титулов. Сборник этот был во всеобщем употреблении на Востоке, а также известен был и на Западе.

б) Вскоре после сборника Иоанна Схоластика появилось новое собрание церковных правил – каноническая Синтагма в 14 тит. Κανονικὸν σύνταγμα.

В сравнении с трудом Схоластика, этот сборник имеет преимущество как в материальном, так и в формальном отношении. Кроме 85-ти Апост. правил, 10-ти соборов и 2-х канонических посланий, (разделенных на 68 пр.), принятых, как мы видели, Схоластиком, неизвестный автор нового сборника внес в него деяния и каноны собора Карфагенского 419 г., заимствовав их из сборника Дионисия Малого, определение Константинопольского поместного собора, бывшего при патриархе Нектарии в 394 г., еще одно послание Василия Вел. (разделенное на 16 пр.), а также правила других Отцов церкви. В формальном отношении сборник имеет то преимущество, что соединяет выгоды систематического и хронологического порядка изложения канонов. Автор разделил сбой сборник на две части – систематическую и хронологическую; в первой он не приводит полного текста канонов, а только цитирует их цифрами; таким образом эта часть является указателем ко второй части, где приведен полный текст канонов в хронологическом порядке.

Время составления Сборника неизвестно (надо полагать, что он появился после I. Схоластика † 578 и раньше Трулльского соб. 692 г.).

2. Сборники церковно-гражданские.

Из них заслуживают внимания:

а) Collectio octaginta septeni capitulorum – извлечение из новелл имп. Юстиниана (частию в подлиннике, частию в сокращенном виде) разделенное на 87 глав.

б) Collectio tripartita constitutionum ecclesiasticarum. В атом сборнике содержатся законы государственной власти, касающиеся церкви, изложенные во всех юстиниановых сборниках. Как видно из самого названия, сборник распадается на три части, из которых первая содержит в себе первые 13 титулов юстинианова кодекса; вторая – извлечение из дигест и институций; третья – из новелл. Полагают, что составление его принадлежит автору κανονικὸν σύνταγμα в 14 тит.

3. Номоканоны.

В Византийской Империи существовала тесная связь между церковью и государством: с одной стороны, светское законодательство имело большое влияние и на чисто церковные дела: с другой – церковные каноны, санкционируемые императорами, признавались имеющими силу государственных законов. По мере того как это взаимодействие между церковью и государством становилось сильнее, на практике оказалось целесообразнее церковные каноны и светские законы, помещаемые до того времени в отдельных сборниках, соединять в одном систематическом сборнике, внося светские законы под одни титулы с канонами. Таким образом составились сборники смешанного содержания – Номоканоны. Первый такой сборник, дошедший до нас, это –

а) Номоканон в 50-ти титулах14, образовавшийся из соединения упомянутых выше сборников (канонического в 50 тит. и гражданского в 87 гл.) I. Схоластика. В каждом титуле церковные правила и гражданские законы о церкви соединены вместе (церковные правила в цитатах цифрами, а гражданские законы в полном тексте). Составитель этого Номоканона неизвестен; думают, что он составлен был уже после смерти I. Схоластика (по мнению Цахариэ, в царствование имп. Маврикия 582–602). Номоканон в 50 тит. был у греков во всеобщем употреблении.

б) Как из соединения канонического и гражданского сборников I. Схоластика образовался Номоканон в 50 тит., так из канонической синтагмы в 14 тпт. и гражданского сборника, известного под именем Collectio tripartita, образовался знаменитый Номоканон 14 тит., при чем работа автора состояла в том, что в титулы и главы систематического указателя в 14 тит. он поместил соответствующие места институций, дигест, кодекса и новелл. Составитель Номоканона неизвестен. Время составления его, по мнению Цахариэ, относится к царствованию ими. Ираклия (610–641)15.

Номоканон в 14 тит. дошел до нас не в первоначальном своем виде, а уже в позднейшей переработке знаменитого патриарха Фотия (883). Дополнения, сделанные Фотием, незначительны; он прибавил только правила бывших после первого издания Номоканона соборов: Трулльского (692), Никейского II (787) и двух Константинопольских по делу Фотия 866 и 879 гг. Номоканон Фотия пользовался в греческой церкви особенным уважением, и знаменитый Вальсамон, написавший комментарий на этот труд, удостоверяет, что он мало по малу вытеснил из употребления все остальные атонические сборники. Со введением на Руси христианства, фотиев Номоканон в 14 тпт. перешел и к нам в Россию.

С изданием этого Номоканона, канонический кодекс греческой церкви достиг полного своего развития, так как заключал в себе все признанные на Востоке вселенские соборы, важнейшие поместные и послания наиболее выдающихся Отцов церкви, а также законоположения светской власти по церковным делам.

§ 11. Сокращенные канонические сборники – т. наз. Синопсисы16

Одновременно с полным кодексом, в греческой церкви развивался другой – сокращенный кодекс, в котором церковные правила излагались не в первоначальном полном тексте, а в форме кратких строго догматических положений. Не представляя той обширности, которою характеризуется полный кодекс, Синопсис был очень удобен, при применении его на практике, и вследствие этого достиг общего распространения.

Составление Синопсиса церковных правил не было делом одного лица; Синопсис образовывался постепенно, по мере роста полного текста церковных правил. На некоторых (из дошедших до нас) списках сохранились имена лиц бывших, по всей вероятности, авторами тех редакций, которые носят их названия (напр. Синопсис Стефана Ефесского, Семеона Магистра).

Для нас Синопсис церковных правил важен потому, что снабженный в XII в. толкованиями известного канониста Аристина, он положен был в основание нашей печатной Кормчей.

§ 12. Обстоятельства, вызвавшие появление толкований: канонического кодекса. Толкования Аристина, Зонары и Вальсамона

В XII в. появляется новая редакция номоканонов, представляющая собою собрание правил церковных и гражданских законов по делам церкви, снабженное толкованиями на них.

Появление толкований на канонический кодекс вызвано было неясностью17, а иногда и противоречием церковных правил, составленных в разные времена в различных церквах Востока и отчасти Запада, с одной стороны, и теми изменениями, которым подверглось впоследствии с течением времени юстинианово законодательство, особенно в Базиликах Льва Философа (царствовавшего от 886 до 911 г.)18, с другой стороны.

Особою известностью в восточной церкви пользуются толкования трех знаменитых каноников XII в.: Алексея Аристина, Иоанна Зонары и Феодора Вальсамона.

А. Аристин, номофилакс и великий эконом константинопольской церкви, по повелению императора Иоанна Комнина (1118–1142), написал толкования па канонический Синопсис, имеющие целью разъяснить смысл правил, сокращенно изложенных в Синопсисе, не всегда ясных, а иногда и неправильно сокращенных. Толкования Аристина большею частью вошли в нашу славянскую Кормчую.

I. Зонара в царствование императора Алексея Комнина (1081–1118) был государственным секретарем Византийской Империи и вице-председателем (великим друнгарием императорского трибунала19), но потом удалился от света и принял монашество.

Комментарий Зонары относится к полному тексту церковных правил, содержащихся в Синтагме в 14 титулах патриарха Фотия20, причем правилам каждого собора Зонара предпосылает краткие исторические заметки о времени и цели созвания собора и в этих предисловиях дает, так сказать, историю канонического права, а затем, уже переходит к толкованию самих правил, объясняя встречающиеся в них неясные и непонятные слова и стараясь проникнуть в смысл правила. – Главная цель толкований Зонары состояла в том, чтобы извлечь из объясняемых источников общие догматические положения и показать как они могут быть применяемы к современной практике. При разрешении этой задачи, Зонара, в случае противоречия между канонами, руководствуется следующими принципами: а) позднейшее правило отменяет правило изданное раньше; б) Апостольское правило имеет преимущество пред соборным; в) правило вселенского собора имеет преимущество пред правилом невселенского; г) соборное правило имеет преимущество пред несоборным, т. е. правилом св. Отцов. Имея дело с Синтагмою, а не с Номоканоном, Зонара не входит в рассмотрение вопроса об отношении канонов к гражданским законам. За то, главная задача, поставленная Зонарою – комментирование канонической Синтагмы – была исполнена им так удачно, что даже известный Вальсамон в своих толкованиях канонов часто дословно повторяет Зонару и называет его «знаменитейшим». Некоторые из толкований Зонары вошли в нашу печатную Кормчую.

Ф. Вальсамон, бывший сцапала номофилаксом и хартофилаксом константинопольского патриарха, а затем, с 1193 г. (по желанию ими. Исаака Ангела) патриархом Антиохийским, написал, по поручению императора Мануила Комнина и патриарха Михаила Анхиала (между 1169 и 1177 г.), комментарий на Номоканон в 14 тнт. в полном его составе, т. е. на церковные правила, составлявшие т. наз. Синтагму, и на те императорские законы κείμενα, которые входили в состав Номоканона в 14 тит.

При толковании Синтагмы, Вальсамон должен был восполнить пробел толкований Зонары – привести в согласие определения канонов с предписаниями гражданского законодательства, а при объяснении Номоканона – точно отмечать, какие из содержащихся в нем законов приняты и какие не приняты в Базилики, так как эти последние, утратив практическое значение, производили только недоразумения и пререкания в церковной практике. Сообразно с этой программой, Вальсамон; 1) отмечает, как устаревшие и потерявшие значение, те гражданские статья Номоканона, которые не вошли в Базилики; 2) указывает, где именно находятся в Базиликах места, соответствующие местам в Номоканоне, и при этом выписывает текст этих законов, если они редактированы в действующем кодексе иначе, чем в Номоканоне. Кроме того, в виду потребностей практики, Вальсамон дополняет фотиев Номоканон новыми источниками права из позднейшего императорского законодательства и синодских определений. Вопрос о взаимном отношении канонов и законов Вальсамон разрешает на основании следующих положений: а) каноны, как имеющие двоякую санкцию от церкви и от императоров, получают, в случае коллизии, преимущество пред законами: б) когда на известный случай каноны не дают никакого определения, должно следовать законам. – Толкования Вальсамона имеют весьма важное значение в восточной церкви и были в большом употреблении на Востоке: ими пользовались в своих трудах все позднейшие канонисты.

Одобренные высшею церковною властью, толкования Аристина, Зонары и Вальсамона получили такой авторитет, что, слившись с текстом канонического кодекса восточной церкви, на практике сани сделались источниками канонического права, так что сама церковная власть иногда ссылалась на них для обоснования своих постановлений. Не менее важным значением пользуются до настоящего времени толкования названных канонистов и в нашей русской церкви21.

§ 13. Канонические сборники XIV века

Из позднейших канонических сборников восточной церкви наиболее известны:

1) Алфавитная Синтагма греческого иеромонаха Матфея Властаря, изданная в 1335 г. В начале помещено обширное предисловие, содержащее исторический обзор источников церковного права; затем, следует Синтагма, разделенная на 24 отдела, по числу букв греческой азбуки; каждый отдел, в свою очередь, делится на столько глав, сколько имен, начинающихся с известной буквы. Всех глав в 24 отделах 303. Здесь приведены сначала каноны, относящиеся к предмету содержания главы, потом соответствующие гражданские законы. Весьма большое количество дошедших до нас рукописей Синтагмы Властаря указывает на самое широкое распространение ее во всем православном мире.

2) Сборник Константина Арменопула (номофилакса и судьи в Фессалониках), под заглавием: ἐπιτομὴ τῶν ϑείων καὶ ἱερῶν κανόνων, составленный около 1345 г. и разделенный на 6 отделов22, в которых помещен сокращенный текст церковных правил, к ним относящихся. Сборник этот представляет совою дополнение к главному сборнику того же автора, известному под именем «Шестокнижия» (ἑξάβιβλος) или πρόχειρον νόμων.

§ 14. Позднейшие канонические сборники восточной церкви

1) Пидалион (πηδάλιον кормило, руль на корабле) или книга Кормчая представляет совою официальное издание константинопольской церкви, состоявшееся по распоряжению константинопольского синода и напечатанное в Лейпциге в 1800 г. Издание этой книги было вызвано многими неисправностями бывших до того времени в употреблении рукописных сборников церковного права. В состав Пидалиона вошли церковные правила, изложенные на древнегреческом языке, с толкованиями Зонары и Вальсамона, частию же Аристина, изложенными на ново-греческом диалекте и, кроме того, каноны Иоанна Постника (582–595), Никифора Исповедника (806–815) и Николая Грамматика (1084–1111), имевшие большое практическое значение в восточной церкви. Из гражданских законов взяты только – совершенно согласные с церковными канонами и помещены в виде примечаний к последним. В конце Пидалиона помещено несколько статей церковно-юридического содержания. В 1841 г. появилось в исправленном виде новое издание Пидалиона, напечатанное в Афинах. Пидалион служит официальным каноническим сборником греко-восточной церкви, не исключая и королевства греческого.

2) Иной характер носит новейшее издание источников права восточной церкви, предпринятое в Афинах (1852–1859) президентом афинского кассационного суда (ареопага) Раллисом и адвокатом и профессором Потлисом: характер этого издания не практический, а научно-исторический. Труд Раллиса и Потлиса, носящий название σύνταγμα τῶν ϑείων καὶ ἱερῶν κανόνων.... заключает, в шести больших томах, все памятники церковного права восточной церкви23, так что на основании его можно изучить историю развития церковного права на Востоке и современное его состояние.

§ 15. Покаянные номоканоны или пенитенциалы

Наряду со сборниками, содержавшими в себе вое общепризнанные церковные правила, существовали еще сборники специальные, касавшиеся одной какой-либо стороны церковной жизни24. Особое значение в каноническом и историческом отношении имеют восточные покаянные номоканоны или епитимийники, называемые на Западе пенитенциалами. Древнейший из восточных покаянных номоканонов приписывается Константинопольскому патриарху Иоанну Постнику, жившему в конце VI века. Существенная черта покаянных номоканонов состоит в том, что долгосрочное публичное покаяние (с разделением на 4 степени), положенное канонами соборов и Отцов церкви (в особенности св. Василия Вел.), заменяется здесь краткосрочным не публичным или так. наз. тайным покаянием, усиленным добровольными подвигами благочестия, как то: молитвами, поклонами, постом, раздачей милостыни и т. п., при чем, сообразно с исполнением этих упражнений, соразмеряются и сокращаются самые сроки покаяния, следовательно в руководство при наложении епитимий принимается в соображение не столько точная объективная норма канонов, сколько субъективный принцип – душевное расположение и особенности кающегося.

Не смотря на сомнения в подлинности и неодобрительные отзывы о снисходительности в смягчении епитимий, употребление покаянного номоканона, переведенного на разные языки народов, принявших христианство от греков (славянский, грузинский), упрочилось на практике. Восточные покаянные номоканоны оказали большое влияние на происхождение и развитие западных пенитенциалов. Так, в VII веке Феодор, архиепископ Кентерберийский, родом грек (из Тарсея † 690), пользовался номоканоном Иоанна Постника при составлении своего пенитенциала (liber poenitentialis).

Б. Сборники церковных правил на Западе

§ 16. Сборник Дионисия Малого. Лжеисидоровы декреталы

Древние собрания правил в западной церкви заключали в себе правила вселенских и поместных соборов восточной церкви в латинском переводе. Особую известность на Западе получил переводный сборник составленный монахом Дионисием Малым († 555), родом скифом. Сборник Дионисия, составленный по просьбе Солонского епископа Стефана, содержал в себе: 1) 50 правил Апост., до того времени неизвестных на Западе; 2) правила семи старших соборов – Никейского, Ангарского, Неокесарийского, Гангрского, Антиохийского, Лаодикийского и Константинопольского 2-го вселенского – под одной общей нумерациею 165 пр.; 3) 27 правил Каледонского соб.: 4) 21 прав. Сардинского соб.; 5) 138 пр. Карфагенского соб. – В виду местных практических потребностей Дионисий М. составил еще особый сборник папских декреталов (с папы Сириция † 398 г. до папы Анастасия II † 498 г.).

Оба эти сборника Дионисия скоро слились в одно целое; но обнаружилось, что этот общий кодекс разнится с греческим. Поэтому Дионисий Малый, по поручению папы Ормизды († 523), сделал новый перевод, от которого до нас дошло только предисловие; из этого предисловия видно, что Дионисий в новом сборнике должен был поместить только общепризнанные как на Востоке, так и на Западе, источники, и притом на обоих языках – латинском и греческом. Вследствие такой программы в новый сборник не вошли: правила Апостольские, соборов – Сардинского и Карфагенского. Сборник этот до нас не дошел. За то первые два дионисиевы сборника церковных правил и декреталов постоянно увеличивались новыми источниками и вошли во всеобщее употребление. В 774 г. эти труды Дионисия М. были посланы папою Адрианом I в дар франкскому королю Карлу (впоследствии Великому), вследствие чего получил название сборника Dionisio-Hadriana. В 802 г. на имперском соборе в Ахене этот сборник был принят как официальный канонический кодекс франкской церкви.

2) Подобно тому как на Востоке, на ряду с канонами вселенских и поместных соборов, получили авторитета и значение канонические послания и ответы Отцов церкви, на Западе с IV в. получили равный с канонами авторитет окружные послания и ответы римских епископов, первоначально называвшиеся epistolae decretales, а позднее просто decretales или decretalia.

Около половины IV века явилось во Франции, а затем распространилось по всему Западу собрание правил, в основе которого лежало испанское собрание, носившее имя Исидора Севильского, но в котором, кроме того, было помещено много подложных папских декреталов, касающихся, главным образом, чести и преимуществ римской кафедры. Не смотря на грубость подлога, этот сборник, известный теперь под именем лжеисидорова, считался подлинным до XV в.

Вопрос о времени происхождения сборника лжеисидоровых декреталов решается тем фактом, что первый пример ссылки на подложные декреталы встречается в актах Суассонского соб. (во Франции) 853 г.; следовательно, к этому времени сборник уже существовал; на основании того, что латинский язык рукописи изобилует галлицизмами, а также, в виду того, что автор особенное внимание обращает на франкскую церковь, новейшие критики считают Францию родиною этого сборника. – Ближайшею целью автора была эмансипация епископов от светской власти и от подчинения митрополитам и примасам; возвышение же папской власти было для него лишь средством для достижения этой цели. Подложные папские декреталы создали для католической церкви новое право, которого до того не знала вселенская церковь и которое стояло в противоречии с ее древними постановлениями.

В. История источников церковного права в России

§ 17. Источники церковного права, заимствованные русскою церковью от греческой

В эпоху обращения Руси в христианство в греческой церкви, как мы видели, были в употреблении два Номоканона – Иоанна Схоластика в 50 тит. и патриарха Фотия в 14 тит. Этими церковно-законодательными сборниками руководствовались в церковной практике первые наши иерархи (по происхождению греки) в греческом подлиннике.

С появлением у нас собственной русской иерархии (первым митрополитом из русских был Иларион, поставленный при великом князе Ярославе Владимировиче, в 1054 г., необходимо должны были появиться славянские переводы упомянутых номоканонов. И действительно, до нашего времени дошли два древних славянских списка того и другого Номоканона; именно рукопись XIII в., содержащая Номоканон Иоанна Схоластика25 и рукопись XII в., содержащая славянский перевод Номоканона в XIV тит. в его еще до-фотиевой редакций26, т. е. без второго (фотиева) предисловия к Номоканону и без правил Константинопольских соборов 861 и 879 гг. бывших по делу Фотия27.

Во второй половине XIII в. появляется в славянском переводе новая редакция греческого Номоканона, приписываемая св. Савве Сербскому. Из сербской земли эта Кормчая была перенесена в Болгарию, а болгарский деспот (князь) Иаков Святослав послал ее в 1262 г. в Россию митрополиту Кириллу II28. Эта новая славянская Кормчая содержала в канонической своей части не полный, а сокращенный текст канонов, так наз. Синопсис с толкованиями Аристина и Зонары; затем, следовала в ней масса новых византийских источников церковного права, которые до того времени были нам неизвестны (новеллы византийских императоров XI и XII вв., правила Константинопольских соборов 861 и 879 гг. постановления константинопольского патриаршего синода, канонические ответы и трактаты отдельных иерархов).

Список этой редакции взят был за основание при напечатании нашей Кормчей в царствование Алексея Михайловича (печатание началось 7 ноября 1649 г., а окончено 1 июля 1650 г., на свет печатная Кормчая (в количестве 1200 экземпляров появилась уже при патриархе Никоне в 1653 г.)29. Печатная Кормчая представляла собою официальный канонический сборник русской церкви и служила обязательным руководством в церковном управлении. Но так как в Кормчей каноны изложены были синоптические при чем сокращенный текст правил, не всегда ясный и в греческом подлиннике, в славянском переводе был еще менее удовлетворителен – то в 1839 г. издан был св. Синодом новый канонический сборник, под названием: «Книга правил святых Апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец», в котором изложены одни только церковные правила без гражданских законов, за то в полном тексте и не только на церковно-славянском, но и на греческом языке. Толкований никаких нет, а лишь изредка встречаются примечания для разъяснения некоторых темных мест канонов.

Издание Книги правил нельзя считать отменою Кормчей книги, которая продолжает оставаться вспомогательным практическим источником церковного права русской церкви.

§ 18. Важнейшие памятники собственно русского церковного законодательства

Главным источником церковного законодательства русской церкви до Петра Великого являлись постановления и правила русских соборов, которых на Руси до Петра Великого было весьма иного. Наиболее важными из них являются:

1) Собор во Владимире на Клязьме 1274 г. при митрополите Кирилле II, обративший внимание на существовавшие тогда злоупотребления при рукоположениях на иерархические степени, а также на некоторые недостатки и суеверия народной жизни.

2) Московский собор 1503 г., созванный великим князем Иоанном III, также издавший несколько постановлений относительно злоупотреблений при рукоположениях и устранивший вдовых священников и диаконов от служения в приходских церквах и запретивший сожитие монахов и монахинь совместно в одних монастырях. По вопросу об уступке в казну архиерейских и монастырских вотчин собор дал отрицательный ответ.

3) Так наз. Стоглавый собор, созванный в 1551 году царем Иоанном Грозным для разрешения разных вопросов церковно-общественной жизни того времени. Памятником деятельности этого собора служит дошедший до нас сборник, представляющий собою извлечение из соборных деяний и разделенный на 100 глав, в соответствие царскому судебнику 1550 г., в котором было 100 статей. Так как некоторые определения Стоглава (о двуперстном крестном знамении, о двойной аллилуии, о запрещении брить усы и бороду) являются благоприятными расколу, то долгое время существовало сомнение в подлинности дошедшего до нас сборника; но так наз. наказные списки, содержащие в себе краткое извлечение некоторых наиболее существенных мест сборника, между прочим, и тех самых, которые являются благоприятными расколу, а также свидетельство следующего Большого Московского собора 1667 г., осудившего постановления Стоглава, устраняют это сомнение в подлинности дошедшего до нас сборника.

4) Московский собор 1620 г. при патриархе Филарете Никитиче о перекрещевании католиков, лютеран и реформатов, обращающихся в православие.

5) Большой Московский собор 1666–1667 гг., созванный, главным образом, для разрешения дела патр. Никона, но издавший также ряд определений, из которых одни представляют собою ревизию постановлений прежних русских соборов, несогласных с греческим каноническим правом (так, отменены были определения Стоглава, благоприятные расколу, постановление Московского собора 1620 г., а также постановление о воспрещении священнослужения вдовым священникам и диаконам), другие – положительного характера, между прочим, о заведении метрических книг при церквах. Некоторые из постановлений Большого Московского собора внесены в Полное Собрание Законов Российской Империи.

С учреждением Св. Синода, составление соборов на Руси прекратилось и воя законодательная деятельность церкви сосредоточилась в Св. Синоде, определения и постановления которого являются таким образом важнейшим источником канонического права русской церкви.

В настоящее время русская церковь готовится к новому поместному собору. Обширные подготовительные работы были совершены созванным в 1906 году, по Высочайшему повелению, Предсоборным Присутствием30 и еще продолжаются в учрежденном при Св. Синоде Предсоборном Совещании.

§ 19. Памятники государственного законодательства по церковным делам в России

Древнейшими из таких памятников являются уставы русских князей Владимира (996 – 1014) и Ярослава (1051– 1054). Относительно вопроса о подлинности этих уставов наиболее правильным является мнение покойного профессора А. С. Павлова, замечающего, что, хотя нельзя утверждать того, чтобы уставы эти были даны самими названными князьями31, но самое содержание уставов таково, что постановления, в них содержащиеся, действительно могли появиться в то время, когда жили эти князья. Косвенным подтверждением подлинности церковных уставов Владимира и Ярослава служат подобного же рода законодательные акты удельных русских князей, изданные в продолжение XII в., а также церковно-уставные грамоты князей Московского периода: содержание первых почти дословно сходно с содержанием уставов Владимира и Ярослава, а в последних находятся даже ссылки на уставы этих князей.

Что касается содержания первого из этих уставов, то в нем заслуживают внимания определение десятины в пользу церкви и установление церковного суда, предметов его ведомства и лиц, подлежащих его ведению, а также предоставление церковной власти наблюдения за верностью торговых мер и весов.

Устав Ярослава содержит в себе дальнейшее развитие начал, выраженных в уставе Владимира по вопросу о ведомстве церковного суда, с определением наказания за то или другое преступление, чего в уставе Владимира нет; наказание это – денежный штраф в пользу епископа, иногда вместе с княжеским наказанием и епитимией.

К источникам русского церковного права светского происхождения относятся также т. наз. ярлыки татарских ханов и жалованные грамоты московских великих князей, которыми церкви предоставлялось право суда и разные льготы, а также судебники Иоанна III и Иоанна IV, Уложение царя Алексея Михайловича и изданные, в дополнение к нему, новоуказные статьи, содержащие в себе узаконения и относительно церкви.

Особым оживлением отличается государственное законодательство по делам церковным в царствование Петра В., когда учрежден был Св. Синод, основанием деятельности которого является Духовный Регламент Петра В., изданный им 25 января 1721 г.

Наконец, в числе источников собственно русского церковного права надо упомянуть об Уставе духовных консисторий 1841 г. (новое издание этого Устава вышло в 1883 г.). Как Духовный Регламент Петра В. представляет собою узаконения, касающиеся центрального управления церкви, так Устав духовных консисторий является сборником узаконений по епархиальному управлению.

§ 20. Источники действующего права русской церкви

В Уставе духовных консисторий (ст. 6.) перечислены источники действующего права русской церкви. Такими источниками («основаниями епархиальнаго управления и суда») являются: а) Закон Божий, в священном Писании предложенный; б) Законы или правила св. Апостолов, св. соборов вселенских и поместных и св. Отцов; в) Духовный Регламент и последовавшие за них Высочайшие указы и определения Св. Прав. Синода; и г) действующие в государстве узаконения.

Указанные здесь источники русского церковного права разбросаны по многочисленным законодательным сборникам, что весьма неблагоприятно отзывается как на научной разработке церковного права, так и на самой церковной практике.

* * *

7

«Хвалю вас, братия, что вы все мое помните, и держите предании так, как я передал вам».

8

Собор имел заседания ἐѵ τρούλλῳ, т. е. в зале императорского дворца со сводами.

9

Не все правила и не все вселенские соборы, признанные на Востоке, были признаны и на Западе.

10

На этом соборе установлен был догмат папской непогрешимости.

11

1. О мирянах; 2. о епископах, пресвитерах и диаконах; 3. о вдовах; 4. о сиротах; 5. о мучениках; 6. о ересях и расколах.

12

По всей вероятности, Антиохийский соб. заимствовал некоторые свои постановления из Ап. правил.

13

Государственные узаконения относительно церкви издавались в виде эдиктов, конституций и новелл. Эти узаконения, изданные со времена Константина Вел. до Феодосия, в извлечениях вошли в состав кодекса Феодосия II (438 г.), а потом в состав кодекса Юстиниана (534 г.). Не прекращалась законодательная деятельность государственной власти по делам церкви и после издания кодекса Юстиниана, при чем она выражалась в издании новелл (около 166; наиболее важною является новелла 123-я). Из приемников Юстиниана наибольшее число новелл по делам церкви принадлежит Льву Философу († 911 г.).

14

Номоканон этот известен еще под именем Номоканона Иоанна Схоластика, так как составление его неправильно приписывалось Схоластику.

15

Автор цитирует в своем сборнике одну из новелл этого императора.

16

Синопсисом называлось сокращенное изложение общей мысли правила или закона.

17

Особенно неясным был Синопсис церковных правил.

18

В Базиликах (τὰ βασιλικὰ νόμιμα – царские законы), изданных ими. Львом VI Философом (Мудрым) в 888–889 гг., были соединены вместе все четыре части юстинианова законодательства (кроме постановлений устаревших) – институдии, дигесты, кодекс и новеллы. Этот обширный свод, в 60 книгах, издан был на греческом языке.

19

Председателем этого высшего судилища был сам император.

20

Зонара излагает каноны не в хронологическом порядке, а по важности источников: сначала Апостольские, потом вселенских соборов, затем – поместных и, наконец, св. Отцов.

21

Так напр., вопрос о дозволительности второбрачным оставаться в нисших церковно-служительских должностях был разрешен в 1864 г. Св. Синодом в положительном смысле на основания вальсамонова толкования на 17-е Апост. правило.

22

1-ый отдел содержит правила об епископах, 2-ой – о пресвитерах, диаконах и иподиаконах, 3-ий – о низших клириках, 4-ый – о монастырях и монахах, 5-ый – о мирянах вообще; 6-ой о женщинах в особенности.

23

Первая часть содержит Номоканон Фотия, вторая – правила Апостольские и семи вселенских соборов с толкованиями Зонары, Аристина и Вальсамона, третья – поместные соборы; четвертая – канонические послания св. Отцов; пятая – постановления византийских императоров и решения патриархов; шестая – Синтагму Матфея Властаря.

24

Таковы уставы церковные, монастырские, покаянные номоканоны и др.

25

Находится в Московском Румянцевском музее под № 230.

26

Хранится в Московской Синодальной (бывшей патриаршей) библиотеке под № 227.

27

Хранится в Московской Синодальной (бывшей патриаршей) библиотеке под № 227.

28

Подлинный экземпляр не сохранился, но копия с него, снятая в 1284 г. для Рязанского епископа Иосифа, находится в С.-Петербургской публичной библиотеке.

29

Это издание перепечатывалось с незначительными изменениями в 1787, 1804, 1816 и 1836 гг. В издании 1787 г. и последующих Кормчая разделена на две части каноническую (гл. 1–41) и неканоническую (гл. 42–70).

30

В работах этого Присутствия участвовал, по Высочайшему повелению, в качестве его члена, автор настоящего труда.

31

В уставе Владимира содержится даже явный анахронизм, а именно, в предисловии к нему говорится, что князь Владимир принял крещение от Константинопольского патриарха Фотия, умершего 80 лет раньше этого крещения.



Источник: Красножен М.Е. Основы церковного права. Монография. – Ученые записки Императорского Юрьевского университета. – 1913. – №5 – 158 с.

Вам может быть интересно:

1. Основы церковного права Михаил Егорович Красножен

2. Краткий курс церковного права Православной Церкви – Период второй – от отделения западной церкви от восточной до настоящего времени Илья Степанович Бердников

3. Лекции по Церковному Праву – Отдел I. Источники церковного права. протоиерей Василий Певцов

4. Каноническое право – 2. Формальные источники церковного права протоиерей Владислав Цыпин

5. Завет Божий в повествованиях для учащихся детей. Книга для чтения и рассказывания. Часть 1. Ветхий Завет Порфирий Петрович Мироносицкий

6. Письма Н.И. Ильминского к крещеным татарам Николай Иванович Ильминский

7. Пастырские наставления. Духовное наследие архипастыря храма Христа Спасителя во Франции епископ Мефодий (Кульман)

8. В стране священных воспоминаний – 27–е Июня. Вторник. У Мертвого моря. На Иордане. митрополит Арсений (Стадницкий)

9. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том IV – Доброклонский профессор Александр Павлович Лопухин

10. О воспитании детей в духе христианского благочестия архиепископ Евсевий (Орлинский)

Комментарии для сайта Cackle